Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 8 : Надежда Кузьмина

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34

вы читаете книгу




Глава 8

Женщины — это трудности, с которыми мужчины любят бороться.

Э. Уилсон

Проснулась с колотящимся сердцем и долго не могла отдышаться. Ощущение было таким, будто шагнула с крыши в реальности. Ощупала руки, ноги — вроде все на месте. Села на кровати. Отчаянно не хватало воздуха. Встав с постели, подошла к окну. Распахнула створки, впустив холодную ночную свежесть. Оперлась локтями на подоконник, уставилась на темные кроны деревьев, перекрывающие половину неба. Звезды! Я впервые вижу тут звезды! И луна с краю, так похожая на нашу… А созвездия? Вот никогда не была сильна в астрономии. Вообще на какую сторону света выходит мое окно? Вспомнив, какой путь проходит солнце днем, решила, что это — запад. Значит, север по мою правую руку, и я не вижу знакомых всем ковша Большой Медведицы и Полярной звезды за крышей дома. Но если вылезти наружу — то увижу…

Через минуту я была уверена, что день сегодня такой, что мне просто суждено откуда-нибудь гробануться. Не во сне, так наяву. Или и там, и сям. Черепица ската крыши поросла влажным скользким мхом, и я едва не загремела вниз сразу же, как спустила на нее босые ноги. Спасло то, что мертвой хваткой вцепилась в подоконник. Угу. Это уже не астрономы, а космонавты! Собрав конечности более-менее в кучку, осторожно подняла голову. Вот то или Ковш, или очень на него смахивает! Гм-м. Посмотрела, узнала. Молодец! Ну и что теперь с этим знанием делать? Наверное, лезть назад в окно, пока никто не застукал профессорскую племянницу на крыше в ночной рубашке.

Маленькое приключение помогло успокоиться. Значит, я была права. Арвис знает больше, намного больше, чем говорит. А все его «нравишься» могли быть лишь приманкой. Но кое-что интересное я услышала. Например, то, что он искал меня и даже каким-то образом вычислил тот чердак, где я ночевала. С другой стороны, никто, кроме него, не смог бы меня опознать в новой одежде. Особых примет, кроме молодая, симпатичная, косноязычная, в коричневом платье, не имеется. А от двух последних признаков я успешно избавилась. За крестьянку-тугодумку меня можно было принять уже сейчас.

Поджимая замерзшие пальцы ног, прошлепала к кровати. Улеглась на бок и снова попыталась заснуть…


Что за бес? Не успела закрыть глаза, как обнаружила себя сидящей на кровати в знакомой мансарде. Напротив, на стуле верхом, расположился Арвис, и вид у него был совсем не хорош. Взгляд какой-то мутный, больной, на лбу слипшиеся завитки волос и капли пота.

— Мариэ. Теперь ты в моем сне. Тут все наоборот. И сделать я тебе ничего не могу. Останешься? Только не прыгай в окно. Если хочешь уйти — дверь открыта.

И покачнулся, как пьяный. Из ноздри поползла капля крови…

Вот черт!

Бросившись к парню, потащила к кровати.

— Арвис, что с тобой? Как тебе помочь?

— Перенапрягся… тебя звал.

Ну что за дурак, господи! Ведь убиться готов, лишь бы меня найти. Да уже почти убился! А теперь лежит, ноги на кровати не умещаются, голова у меня на коленях, неудобно же ему — а взгляд шальной и счастливый.

— Тебе не все равно, да, Мариэ? Я чуть не умер, когда ты от меня в окно…

— Арвис! Тебе сложно меня тут удерживать? На это силы идут?

— Немного. Не страшно…

Дурак безнадежный. И — в комплект к нему — такая же беспросветная дура. Наклонилась, приподняла руками его голову — иначе никак не выходило — и поцеловала в губы.

Сначала он не поверил. А потом закинул руки за голову, обнимая меня, и ответил. Так я никогда не целовалась. Он будто пил меня. И не пугал даже привкус крови на губах, словно это была цена за тот взрыв чувств, что мы испытывали.

Я разорвала поцелуй с сожалением — никогда мне настолько еще не хотелось пойти дальше. Улыбнулась. Коснулась губами его лба.

— Спи спокойно. И не ищи меня, хорошо? Когда восстановишься совсем, попробуй снова позвать сюда. Если захочешь, конечно…

— Позову. Дождешься?

— Попробую.

Встала и вышла из двери комнаты и из его сна.

Ох-х… и что я сейчас наделала?

Утром проснулась еще в рассветной полутьме. Сладко зажмурившись, потянулась под одеялом. Что мне снилось под утро, не помнила совсем. Но первые два сна помнились четко, будто все случилось на самом деле. Взгляд Арвиса… и его губы…

Потрясла головой и вскочила с кровати. Подъем! А сейчас окно нараспашку и зарядку! Рукомашество и ногодрыжество — это как раз то, что нужно, чтобы успокоиться и подумать о том, что произошло. И как это отразится на моих планах.

Почему-то верилось, что Арвис выполнит мою просьбу и искать меня перестанет. Значит, нет причин особо прятаться. Можно жить нормальной жизнью, продолжать адаптироваться к этому миру, потихоньку подумывая о том, как найти свое место в нем. А начну с того, что схожу в ванную — там хоть зеркало есть — и умоюсь. А потом затоплю печку и заварю крепкий чай. Кстати, и воды надо нагреть — неплохо бы вымыть голову.

Взяв с собой расческу и один из листов со словами, которые зубрила в данный момент, тихонько вышла из комнаты. Если К-2 еще спит, пусть его.

Я подозревала, что увижу в зеркале. И все равно неверяще захлопала глазами, разглядывая бурые следы крови в уголках губ. Не моей. Арвиса. Вот так сны! Получалось, что давать себе там волю никак нельзя, иначе результат может быть непредсказуем.

Представив, насколько непредсказуем, покраснела. Решительно тряхнула головой, выбрасывая крамольные мысли. Арвис тут — большая шишка, это я уже поняла. Я — попаданка без особых талантов. Даже язык учу как все. Нет бы, чтоб проснуться первым же утром и обнаружить, что мне их аризентский понятен, как родной. Выходит, заинтересоваться он мной мог. Увлечься. Запасть. Да я еще и пинками его прогоняю, а он к такому явно не привык. Вот он и пустился вслед за мной во все тяжкие. Ни о каких глубоких чувствах речь тут не идет, скорее, об охотничьем азарте. Так что самое разумное — выкинуть его из головы. В любом случае, мне сейчас тут роман нужен, как сфинксу тапочки.


К тому моменту, как проснулся К-2, я сидела на кухне с полупустой чашкой крепкого травяного отвара, огрызком булки с маком, листом с предлогами в руках и замотанной полотенцем мокрой головой. На кухне я осталась из-за печки — один раз уже простудилась и повторять этот опыт совершенно не хотела.

Впрочем, на вид моей головы Корэнус не обратил внимания вовсе. Присел со своей стороны стола, подождал, пока я поставлю перед ним чашку с горячей жидкостью, благодарно кивнул и стал рассказывать, что вчера вечером приходил его старый друг из городского архива. И поведал, что в Риоллее был большой переполох. Искали что-то с собаками, причем обнаружили искомое в похоронной конторе. Я кивала, записывая, как будет по-аризентски «ловчий», «архив» и «гроб». Сама же прикидывала, что надо бы поднять Арвиса на еще одну социальную ступень — устроить такое в центре города ради поисков заинтересовавшей девицы?


Снова весь день мы занимались языком. Я продолжала зубрить спряжение глаголов и предлоги. Следующими на очереди были союзы. Корэнус с интересом разбирал нашу систему из шести падежей. Аналога предложного в аризентском не было. Сидели мы сегодня на кухне, потому что я рискнула попробовать потушить кролика, и нужен был постоянный присмотр, уж очень не хотелось, чтобы он пригорел. Результат стоил усилий — на мой взгляд, с гречневой кашей, укропом и порошком из сушеных грибов, который я обнаружила в одной из банок, вышло замечательно. Профессору тоже понравилось — на губах К-2 бродила бессмысленная улыбка, а острый обычно взгляд казался сонным.

Исписав новыми словами еще половину листа, попросила сделать перерыв. Голова пухла. Надо бы заняться чем-нибудь еще. Например, взять лопату и пойти воевать с одуванчиками. Руки, конечно, от их сока станут жуткими… ну уж что есть.

Я уже выполола половину клумбы, расчищая землю под посев пряных трав, когда мне по заду что-то ударило. Не сильно, но чувствительно. Разогнулась. Посмотрела вниз — на земле валялся крупный коричневый желудь. И откуда ж он присвистел? Во дворе росли пара ясеней, клен и рябина. Ага, ясно, вон с того забора, на котором сидят верхом два великовозрастных охламона.

Скрестив руки на груди, уставилась на Лириада с Сирусом. Кстати, а кто из них кто? И можно ли смотреть в упор, когда лезут на твою территорию? Ой, кажется, нежелательно. Потому что парни радостно заулыбались и спрыгнули во двор. Похоже, я невольно их пригласила. Упс!

— Добрый день, прекрасная госпожа! Как поживаете?

Ага, это эльф. Вот что я должна сейчас сделать? Возмутиться, что мы не представлены, или поздороваться в ответ? Или казаться польщенной, что меня назвали госпожой? Какая реакция будет нормальной? Ну-ка, попробуем вот что:

— Добрый день. Вы хотите видеть профессора Корэнуса?

Ага, проняло! Вон как лица вытянулись!

— Нет, мы к тебе. Я — Лириад, а этот белобрысый — Сирус. Мы с факультета чего-то-там.

Точно, вылитый эльф. Длинное лицо, лукавые зеленые глаза, шелковые волосы, сам стройный, гибкий. И по заборам лазит, как кошка. Интересно, а это чего-то там — это что? Я поняла как «химической схоластики». Но это ж полная бессмыслица, да?

— Я — Иримэ. Племянница профессора. Приехала ему помочь, пока нет Сийрэйи. Простите, у меня дела.

Наверное, примерно такого ответа от меня и ждали. Хотя, похоже, мое родство с К-2 стало сюрпризом. Не очень приятным. Тянущаяся ко мне рука упала. Помочь никто не предложил. Впрочем, я и не рассчитывала. Но вот стоять кверху задом над клумбой под двумя заинтересованными взглядами было не слишком приятно. Тут им что, зоопарк?

Со вздохом подняла лопату к носу. Повертела ее перед лицом, мол, не все в порядке, и направилась к крыльцу. Зайдя, пихнула лопату в угол и рванула в кабинет. Корэнус оторвал голову от бумаг. Открыла рот, чтобы рассказать, что полола клумбу, когда через забор ко мне перелезла пара студентов, и я не знаю, что теперь с ними делать… и поняла, что из всего нужного набора слов вот только «не знаю, что делать» и могу сказать. Сказала и поманила К-2 рукой. Показывая, что стоит поспешить.

Подвела я его к окну как раз вовремя, чтобы мы увидели, как пара моих кавалеров лезет на забор и исчезает за ним. Я развела руками — мол, и что бы это значило? Потом, посмотрев на перемазанные в земле и буром соке ладони, пошла в ванну. Кажется, у меня наконец-то появился повод узнать, что за дела творятся в этой Аризенте с отношениями полов.


Ну, вот ничего не понятно! Выходит, приставания к девицам тут ничем особенным не считаются. Профессора волновало, чтобы никто не просек, что я — иностранка… а вот вопросы моей нравственности и даже безопасности, похоже, не особо тревожили. Ощущение, что в этом мире само понятие «девственность» не слишком занимало умы. Как такое может быть? И что при этом получается с детьми? Или я что-то не так поняла? Возможно, тут просто иные правила в том, что касается выражения чувств, желаний, поцелуев, наконец, а дальше все традиционно?

Представить, что я живописую на песочке перед К-2 особенности женской анатомии, чтобы объяснить суть вопроса, не удавалось. Значит, решено. Ношу с собой вилку. И не выхожу без Корэнуса со двора. И еще надо продумать, как задать вопросы об устройстве семьи. Не спрашивать же: «Откуда дети берутся?» — за дурочку примут!

Эх-х. Как бы отомстить К-2 за непонятности? Взяла палочку, ящик с песком. Произнесла «ривэни» — считать, привлекая внимание профессора. Как пишутся их цифры, я уже знала. Вот и написала: восемнадцать минус икс равно шести. Ткнула в икс палкой. Сказала: «Меняется. Не знаю. Хочу узнать». И написала следующую строку: икс равен восемнадцать минус шесть. И внизу последнюю: икс равен двенадцати.

Вот сейчас и пойму, знакомо ли им понятие переменной?

Оказалось, знакомо. Только обозначают они ее обычно не иксом, а буквой «ш» из своего алфавита. А вот понятие «женщина, знающая, что такое уравнение», в профессорскую парадигму не очень вписывалось. Ничего, это мы изменим.

Следующие десять минут К-2 писал мне простенькие линейные уравнения и смотрел, как я ищу это «ша». Искала бы быстрее, но все еще путалась в цифрах — пять, шесть и девять были похожи, и я все время забывала, сколько у какой ног.

После этого нарисовала квадрат. Написала по сторонам «пять» и «пять», а в центре «двадцать пять». Затерла. Поменяла на «шестью шесть — тридцать шесть». И через минуту узнала, как называется «площадь», «квадрат». Нарисовала параболу, написала рядом ее уравнение и, оставив профессора с открытым ртом, отправилась допалывать одуванчики.

Вот теперь он меня точно не выгонит!


Потихоньку прояснялась география этого мира. Аризента оказалась среднего размера государством, лежащим на южном берегу большого моря. Где-то на западе плескался еще и океан. То, что планета круглая, профессору было известно, но что находится в других частях глобуса, он представлял смутно. Похоже, надеялся узнать это от меня. Ага, прямо анекдот про «дайте другой глобус!». На карте Аризенты значились три текущие на север крупные реки и куча мелких, а также штук пятнадцать городов. Причем Риоллея, в которой проживало около двухсот тысяч граждан, была не самым большим. Управление напоминало монархию с той разницей, что при переходе власти наследнику, именуемому маэллтом, приходилось как-то доказывать свою пригодность к руководству страной. Как — я не поняла. Похоже, испытания бывали каждый раз разными. С востока с Аризентой граничила отделенная от нее цепью гор Талисия, говоря о которой профессор поджал губы. А вот южный Киэрт был ему симпатичен. С юго-запада и запада к нам примыкала цепь мелких княжеств, длина названий которых была обратно пропорциональна размеру. Их запоминание я оставила на потом.

Еще меня интересовали вопросы социального устройства — семья, дворянство, правила приличия, религия. Но пока моего знания языка для их обсуждения было явно недостаточно.

Я, со своей стороны, осчастливила профессора рисованием кубиков и дискриминантом квадратного уравнения. Невероятно, но, кажется, это было новое слово в здешней науке. Может, мне открыть математическую школу? Или постричься, приклеить усы и сразу податься в академики? А что? Я интегралы брать умею, а они — нет!

Вообще в доме К-2 мне было хорошо. Корэнус не придирался, был не слишком требователен к быту и стряпне, охотно отвечал на мои вопросы и удовлетворял нужды. Даже разыскал на чердаке старое зеркало от комода, когда я объяснила, что девушке в комнате без зеркала никак. Да, и он не настаивал, чтобы в доме я носила шаровары! Похоже, содержимое моей головы занимало его намного больше ее вида.


Ложась спать, я старалась не думать об Арвисе. Получалось плохо. Причем почему-то снова и снова вспоминался поцелуй и то, что творили его руки, пока наши губы были сомкнуты. Встряхнула головой — вот курортного романа мне и не хватало! Обняла подушку, притянув ее к груди, и постаралась уснуть. Наверное, хорошо, что ночью он мне так и не приснился. И следующей тоже.

Зато назаборные посидельцы прочно прописались на нашем заднем дворе. Похоже, в кампусе имелся драматический дефицит развлечений — объяснить иначе интерес двух симпатичных молодых людей, готовых убить два часа времени, чтобы полюбоваться на меня с тяпкой или лейкой в течение двадцати минут, я не могла.

Хуже того. На третью ночь меня разбудил стук в стекло моего окна. Оказалось, эльфы и по ночам не дремлют. Вылезать из кровати я не стала, а следующим утром как следует выбила пыль из занавесок, решив отныне задергивать их наглухо. Стирать побоялась. Ткань казалась из тех, что после намокания выглядят как «корова жевала». А возиться с утюгом с углями, чтобы прогладить эти паруса, мне не улыбалось. Почему-то я его боялась, уж слишком живо воображение рисовало картину, как наполненная горящими углями дурында падает мне на ногу.

Потихоньку я начала разговаривать с парнями, решив, что, во-первых, это дополнительная практика, а во-вторых, альтернативный источник информации. Приглашение погулять вечером по кампусу я отклонила сразу и решительно. Идея показать мне город тоже не прельстила, а вот над предложением сопроводить меня на рынок обещала подумать. Интересно, что говорил всегда Лириад, а Сирус только головой в такт кивал. Подумав, научила их играть в крестики-нолики на поле три на три. А потом объяснила правила древней забавы «камень — ножницы — бумага». Теперь парни не скучали и в мое отсутствие. Может, обучить их еще в классики скакать? Наверное, забавно бы было глядеть на такое из окошка.

Кстати — задумалась я — вот идея неплохого не слишком сложного бизнеса: начать выпускать бумагу в клетку и линейку. Вдруг станет пользоваться спросом? А потом можно подумать про всякие виньетки из розовых веточек или голубков для романтических писем. И до тетрадей тут еще не додумались — пользовались отдельными листами. А это не всегда удобно.


Я решила, что не стану спешить покидать дом К-2. Для адаптации к аризентской культуре места лучше и безопаснее мне не найти. А то, что профессор предложил мне, абсолютно одинокой в этом мире, пусть выдуманное, но родство, казалось и вовсе бесценным даром.

Но все же обстоятельства могли сложиться по-разному. Если Арвису удастся проследить меня до кампуса и дома профессора, что я стану делать? Отдамся в его руки в переносном и прямом смысле? Ой, вряд ли. Независимость — слишком дорогая вещь, чтобы, не глядя, дарить ее первому встречному. Значит, надо иметь возможность в случае чего исчезнуть сразу же. Так что я держала вещи в шкафу, но так, что можно было их упихнуть в сумку за секунды.

Свернутый плащ с зашитыми в подол кругляшами лежал там же — я все не решалась вспороть подкладку и посмотреть — монеты какого достоинства схоронил туда хозяин. Вряд ли медяки. Вот если б золотые… Вынуть и взглянуть или пусть пока полежат, а я помечтаю? Деньги-то мне сейчас не были нужны — к настоящему моменту я потратила около тридцати серебряников, то есть на руках у меня оставались целых сто тридцать. С учетом четырех золотых, каждый по двадцать пять серебрушек, и кучи меди выходило жалованье почти за полтора года. То есть большого экономического смысла оставаться в этом доме не было. Только учеба. И то, что я привязалась к К-2 с его бормотанием над бумагами и блестящими от любопытства глазами. Причем распространялась эта любознательность и на новые слова, и на мои действия, и даже на приготовленную мной еду. Хотя, подозреваю, после четырех месяцев самостоятельной стряпни профессор бы с аппетитом умял и жареного гоблина без соли.

Мы еще раз сходили на базар. Во-первых, я решила, что в нашем рационе мало зелени и фруктов. Правда, пока моя попытка объяснить профессору, что такое витамины, провалилась с треском. Но купить яблоки он согласился. Я пообещала ему на радостях блины с яблочным джемом и шарлотку. Кроме того, мне все еще нужна была обувь для дома. И я не теряла надежду узреть в продаже женские трусы. Хотя, судя по извращенным фасонам головных уборов, увидев, могу их и не узнать…

Наконец, К-2 стал учить меня читать. Вот только книги у него в доме были не из тех, по которым обучают детей. Средняя длина слова в профессорских фолиантах равнялась слогам десяти, и было у меня черное подозрение, что написано там про какую-нибудь трансцендентную непрерывность изотропного континуума или иную заумь. Я знакомых слов, кроме предлогов и союзов, не встречала. Так что нужно было раздобыть букварь или что-то вроде. Поглядев на мои муки, К-2 обещал, что мы сходим на базар и купим книжку почитабельнее.


Содержание:
 0  Попала! : Надежда Кузьмина  1  Глава 2 : Надежда Кузьмина
 2  Глава 3 : Надежда Кузьмина  3  Глава 4 : Надежда Кузьмина
 4  Глава 5 : Надежда Кузьмина  5  Глава 6 : Надежда Кузьмина
 6  Глава 7 : Надежда Кузьмина  7  вы читаете: Глава 8 : Надежда Кузьмина
 8  Глава 9 : Надежда Кузьмина  9  Глава 10 : Надежда Кузьмина
 10  Глава 11 : Надежда Кузьмина  11  Глава 12 : Надежда Кузьмина
 12  Глава 13 : Надежда Кузьмина  13  Глава 14 : Надежда Кузьмина
 14  Глава 15 : Надежда Кузьмина  15  Глава 16 : Надежда Кузьмина
 16  Глава 17 : Надежда Кузьмина  17  Глава 18 : Надежда Кузьмина
 18  Глава 19 : Надежда Кузьмина  19  Глава 20 : Надежда Кузьмина
 20  Глава 21 : Надежда Кузьмина  21  Глава 22 : Надежда Кузьмина
 22  Глава 23 : Надежда Кузьмина  23  Глава 24 : Надежда Кузьмина
 24  Глава 25 : Надежда Кузьмина  25  Глава 26 : Надежда Кузьмина
 26  Глава 27 : Надежда Кузьмина  27  Глава 28 : Надежда Кузьмина
 28  Глава 29 : Надежда Кузьмина  29  Глава 30 : Надежда Кузьмина
 30  Глава 31 : Надежда Кузьмина  31  Глава 32 : Надежда Кузьмина
 32  Глава 33 : Надежда Кузьмина  33  Глава 34 : Надежда Кузьмина
 34  Использовалась литература : Попала!    



 




sitemap