Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 5 : Светлана Кузнецова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22

вы читаете книгу




Глава 5

Целый день Легард ходил по двору, мрачный как туча. Не прибавило ему хорошего настроения и заявление Тармара, что в этот вечер он отправится на прогулку только в сопровождении Аранта.

Когда наступил вечер и друзья тронулись в путь, Тармар обратился к Аранту со словами:

— Друг, я понимаю, что ты хочешь знать, в чем принимаешь участие, и я очень ценю терпение и доверие, выказываемое тобой. Обещаю, как только смогу, обязательно все тебе расскажу, и ты сам решишь, оставаться ли тебе и дальше со мной.

— Не бери в голову. Я верю, что ты не можешь быть замешан в чем-то недостойном или низком. Понятие чести для тебя так же нерушимо, как и для меня, а следовательно, беспокоиться мне не о чем. Я помню, чем обязан тебе, а потому ты можешь располагать мной и моим временем по своему усмотрению.

— Хорошо, отложим пока этот разговор. Надеюсь, сегодня будет внесена некоторая ясность, и я с чистой совестью смогу поделиться с тобой своими планами. — Замолчав, Тармар погрузился в раздумья.

Сегодня кабинет, куда их приводил вчера провожатый, не был пуст. В кресле у камина сидел мужчина примерно пятидесяти лет, выделяющийся своей благородной осанкой и аурой власти. Граф, с которым они вчера вели переговоры, стоял у окна с бокалом вина в руке.

— Проходите, дорогой герцог! Я рад приветствовать вас и вашего друга дэсса Арантиада. Позвольте представить вам: Ронгар Вейменский — король Таринфа. Вопросы, обсуждаемые нами, слишком серьезны и затрагивают судьбы очень многих людей, чтоб их решение я мог брать на себя. К тому же после детальной проработки всей ситуации с нашей стороны возник ряд предложений, которые король решил напрямую обсудить с вами.

Ронгар Вейменский, все это время спокойно сидевший в кресле, поднял голову и в упор взглянул на Тармара. Его пронзительные черные глаза, казалось, проникали в самую суть человека, видя его насквозь. Спохватившись, Тармар склонился в низком поклоне, согласно дворцовому этикету. Следом за ним то же сделал и Арант, соблюдая принятый у Дома Поющего Меча порядок представления лицам королевской крови.

— Рад приветствовать сына герцога Гордейнского. Я очень неплохо знал вашего отца и одно время даже считал его другом. Жаль, что судьба на все имеет свое мнение… Прежде чем начать обсуждение того, о чем вы меня просите в письме, я бы хотел узнать, что конкретно не устраивает вас в сегодняшнем государе Бармингама? Почему вы считаете, что можете стать лучшим королем, чем тот, кто сегодня сидит на троне? Вы слишком молоды и горячи, ваше тщеславие может сослужить очень плохую службу для всей страны, ввергнув ее в пучину гражданской войны! — Ронгар Вейменский испытующе посмотрел на Тармара, ожидая реакции на свои слова.

— Я прекрасно понимаю все эти опасения, ваше величество. Однако, несмотря на мою молодость, я отнюдь не страдаю манией величия и излишками тщеславия. Для меня на первом месте стоит благо моей страны и честь семьи, которую я не имею права запятнать неблаговидными делами. Еще год назад я удалился в свое имение и постарался отгородиться от внешнего мира, стараясь не замечать того плачевного состояния своего народа, в которое он все больше и больше погружался благодаря попустительству того, кого сейчас называют королем Бармингама. Не так давно ко мне прибыл представитель королевской оппозиции и со слезами на глазах умолял согласиться возглавить их движение, а впоследствии стать законным королем нашей многострадальной страны. Наша страна на грани разорения! Едва ли не половина населения продана в рабство за долги. Натуральное хозяйство захирело, люди бегут из королевства, вернее, пытаются сбежать. Пойманных при переходе границы продают на невольничьих рынках. Что такое справедливость, в нашем государстве забыли напрочь, подменив ее взяточничеством и двурушничеством, а власть все знает и прикрывает творящиеся беззакония, получая свою долю. Еще когда был жив мой отец, он внушал мне, что власть — это не только богатство и величие, а в первую очередь большая ответственность за чужие судьбы и тяжелая работа на износ.

Отец не хотел такой жизни для своих детей, но, видимо, от судьбы не уйдешь. Сорок пять лет назад он отказался от трона в пользу младшего брата, рассчитывая на спокойную и счастливую жизнь для всех нас в дальнем имении. Сначала изменения в стране не были так заметны, и я рад, что отец уже не увидел всего того, что происходит сейчас. Но в последующие годы закрывать глаза на творящиеся безобразия возможности уже не было, и, волей или неволей, я вынужден был принимать активное участие в судьбе отдельных жителей нашего королевства. Дело в том, что в мое имение стали стекаться толпы беженцев, и я просто не смог отказать этим несчастным в единственном шансе выжить. Моему дяде это не понравилось, и он еще больше ужесточил законы, запрещая принимать на своих землях беженцев под страхом лишения имущества, дворянства и собственно самой жизни ослушавшихся его приказа. К великому своему сожалению, мой дядя оказался неспособен зачать наследника, и его ближайшим родственником и претендентом на трон являюсь я, но ждать естественной передачи прав глупо, так как дядя еще крепок и полон сил. Таким образом и образовалась нынешняя коалиция, которую я сейчас представляю. — Тармар замолчал в ожидании ответа.

— Герцог, поверьте, мне безмерно жаль вашего отца, он мог бы гордиться таким сыном. Я понимаю ваши чувства, и они мне очень близки, но я в первую очередь должен думать об интересах своей страны и только потом, о личных симпатиях. Поэтому вы должны понимать, что оказать вам открытую поддержку я не смогу. Наша страна не готова к ведению военных действий, а в случае вашего поражения война с королевством Бармингам будет неминуема. Однако я не отказываюсь вам помочь, так как для нас также неудобен нынешний правитель. В случае победы и воцарения вас на троне мы рассчитываем на возобновление взаимовыгодных торговых отношений и постепенное стирание границ между нашими государствами. Помощь, которую я готов вам оказать, — это две роты приграничных «Псов» и элита наших войск — взвод «Рысей». Все они поступят в ваше распоряжение, как только мы придем к окончательному соглашению. К тому же вы получите финансовую поддержку и некоторые таможенные льготы для восстановления вашего королевства из экономической разрухи. Ну и само собой, я не буду возражать, если кто-то из моих дворян решит выступить на вашей стороне и приведет свои гарнизоны.

— Что ж, ваше величество, если честно, я не ожидал и такой помощи. Но, насколько я понимаю, есть что-то еще, о чем мы должны с вами договориться? — Тармар в упор посмотрел на короля Ронгара.

— Да, вы правы. И это условие — ваша непременная женитьба сразу после коронации и признания первыми лордами королевства.

— Да-а, и кого же вы прочите мне в жены, ваше королевское величество? Насколько я понимаю, у вас уже есть конкретная претендентка на роль будущей королевы Бармингама?

— Вы абсолютно правы, дорогой герцог. И эта претендентка — моя единственная дочь — принцесса Аллеана Вейменская! Думаю, это будет наилучший выход из сложившейся ситуации, который сможет обеспечить вашим детям и моим внукам нормальное правление, без опасения военной агрессии со стороны неспокойного соседа и нарушения границ королевства.

— Хоть я и не собирался в ближайшее время связывать себя узами брака, но думаю, что в данном случае вы тоже абсолютно правы. Это наилучший вариант для наших государств, и я принимаю ваше предложение. И в качестве скрепления нашей договоренности… — Тармар снял с пальца золотой перстень и после небольшой заминки с поклоном передал его королю Таринфа, — позвольте передать для вашей дочери этот перстень. Это фамильная драгоценность нашей семьи, которая всегда переходила по наследству. Сейчас я прошу вручить ее моей будущей супруге в честь нашей помолвки.

— Ну что ж, будем считать, дорогой герцог, что договоренность между нами достигнута, и я обязательно вручу этот перстень своей дочери. Ну а сейчас предлагаю поднять бокалы с этим чудесным вензенским вином двести пятнадцатого года. Поверьте, оно великолепно. Этот год считается одним из самых лучших для местных виноделов. — Ронгар Вейменский сделал глоток и задумчиво покрутил бокал в руках, рассматривая его содержимое на свет.

Граф Маркенштайн разлил вино по бокалам, и все присутствующие дружно чокнулись за будущий успех. Распрощавшись с гостями, король Таринфа и граф Маркенштайн удалились через потайную дверь, после чего Тармару и Аранту ничего другого не оставалось, как отправиться в обратный путь в сопровождении уже знакомого им начальника караула.

Проезжая по темным улочкам, Тармар решил внести ясность и поговорить с Арантом начистоту.

— Арант, я приглашаю тебя посидеть в трактире. Мне нужно много тебе объяснить, а на ходу это делать не очень удобно. Как насчет вот этого? — Тармар показал рукой на трактир, мимо которого они проезжали и который был украшен забавной вывеской с изображением упитанного кабанчика, тянущегося своим пятачком к большой кружке с шапкой пены.

Пожав плечами, Арант молча повернул своего Черныша к указанному трактиру. Спешившись и привязав своих лошадей, друзья зашли в переполненное помещение и сквозь висевший в воздухе чад даже не сразу смогли как следует осмотреться. К счастью, им повезло, и хозяин трактира, заметив важных господ, посетивших его заведение, самолично проводил их к свободному столику в стороне от общего веселья. Сделав заказ и дождавшись, когда служанка принесет и расставит на столе тарелки с едой, Тармар начал разговор:

— Я не буду ходить вокруг да около, думаю, ты уже и сам все понял, ну или почти все. Мой отец еще в юности решил отказаться от трона, так как полюбил девушку из бедного дворянского рода, а интересы государства не позволяют королю жениться по любви. Король себе не принадлежит. Вся его жизнь посвящена стране и народу. Отец все это видел с самого детства, так как его готовили именно к такой жизни, но он совсем не желал ее ни для себя, ни для своих детей. У моего отца был младший брат, рожденный от второй жены деда. Моя бабушка — мама отца — умерла при родах, и дед женился повторно. Когда дед умер и пришла пора короноваться, отец отказался от трона в пользу своего младшего сводного брата, а сам удалился в загородное имение своей молодой жены и постарался самоустраниться от всех столичных новостей. Но, несмотря ни на что, при воспитании своего наследника отец предусмотрел все. Маленького мальчика, каким тогда и был я, учили всему, что положено знать наследнику престола.

Мой день был расписан по минутам, не оставляя времени на детские шалости. История королевства, экономика, дипломатия, воинское искусство — я с удовольствием учился, впитывая новые знания, как губка. Именно тогда ко мне приставили в качестве наставника Легарда, опытного ветерана. Сначала он был недоволен таким назначением, но со временем привязался к настырному мальчишке и стал для меня даже больше чем наставник по воинскому делу. Его теперь иначе, как дядькой молодого герцога, и не называют, да и я со временем привык считать его своим дядькой.

Так как мой отец ничего и слышать не хотел о столичной жизни, новости до поместья доходили очень редко. О том, что в королевстве начали происходить какие-то волнения, я узнал из слухов, которые стали гулять по поместью. Однако отец запретил даже заикаться о своем брате — моем родном дяде. А пару лет назад произошло несчастье, унесшее жизнь моего отца. Крепкий еще мужчина, он бесследно исчез в лесу, отправившись на охоту. Посланные на его поиски нашли только примятую траву, поломанные кусты и обрывки охотничьего камзола в пятнах крови. Взмыленный и израненный конь сам нашел дорогу в свою конюшню, заявившись через два дня после случившегося несчастья. Официальная версия гласила, что на отца напал вепрь и он погиб на охоте. В первое время я пытался докопаться до правды, периодически выезжая в лес то с группой сопровождения, то в одиночку, но так ничего и не узнал. После смерти отца я оказался единственным наследником, так как мать умерла уже давно, когда мне исполнилось только семнадцать лет. Оставшись в одиночестве, я снял запрет отца и постарался узнать как можно больше о том, что происходит в стране. Сведения обрушились на нас как лавина и просто поразили меня до глубины души. Получалось, что такие поместья, как мое, — единственные островки нормальной жизни, оставшиеся на сегодняшний день, и для всех живущих в нем я стал единственной защитой и опорой. Пока я думал, чем и как смогу помочь своему королевству, в поместье стали происходить непонятные вещи.

Сначала внезапно умер поваренок на кухне, потом мой конь взбесился и затоптал насмерть конюха, ухаживавшего за ним чуть ли не с самого рождения. Пока я разбирался со всеми этими странностями, ко мне приехала делегация от старых друзей отца, когда-то бывших первыми людьми королевства, а сейчас запершихся в своих поместьях. Разговор, который у нас состоялся, был долгим и непростым, а решение, принятое в результате, оказалось слишком тяжелым для всех. Те бесчинства, которые всячески поощрял самодур-король, ввергали страну в невозвратный кризис и полное разорение, а потому мне было предложено возглавить заговор против существующей власти и самому сесть на трон. Я долго отказывался и пытался найти другое решение проблем, но такого решения просто не было. Судя по всему, нынешний король, мой дядя, совершенно не собирается останавливаться на уже «достигнутом», и его следующие распоряжения очень четко это показали. Теперь, чтоб добиться рассмотрения спора в суде, нужно заплатить определенную сумму в королевскую казну, и чем больше будет эта сумма, тем быстрее рассмотрят твое дело. Если сумма будет достаточно большой, то можешь считать, что положительное решение суда у тебя в кармане. И все это на законных основаниях!

Отправиться в королевство Таринф и обратиться к Ронгару Вейменскому с просьбой о помощи я решил самостоятельно. Поэтому очень скрупулезно изучил все аспекты отношений между двумя королевствами и подготовил ряд экономических предложений, которые могли бы быть интересны королю Таринфа. Понимая, что все эти действия должны производиться в строжайшей тайне, я пустил слух о поездке как о предстоящем сватовстве, и конечного пункта нашей поездки не знал никто, кроме меня и моего дядьки.

Изначально наш отряд насчитывал десять человек. Однако еще до встречи с тобой на лесной дороге на нас напали вооруженные люди, в результате этой стычки оказалось двое убитых, трое раненых, один из которых достаточно тяжело. После всего этого я принял решение двигаться дальше всего лишь с двумя спутниками и по дороге не афишировать своего происхождения. Остальных бойцов оставил в ближайшей деревне с наказом похоронить павших и сопроводить назад до дома своих раненых товарищей. Даже Легард не знал истинной причины этой поездки, хотя и подозревал, что не все здесь чисто. Видимо, из-за этого он так и волнуется за меня. Ну а все остальное ты уже слышал и сам.

— Сочувствую тебе, друг Тармар. Невесту-то ты все-таки сосватал! — Арант, казалось, совершенно не был шокирован тем, о чем только что ему поведал Тармар. — Ты эту принцессу хоть раз видел? Какая она из себя?

— Да кто ж его знает? Я как-то не интересовался такими вещами. Не до того мне было! Ну а теперь уже ничего не изменишь, даже если она страшная и глупая, как жержеля. — Тармар философски пожал плечами. — Такая наша доля, короли никогда не женились по любви. Единственное утешение — это то, что наш союз пойдет на пользу моему королевству, — Немного помолчав, Тармар продолжил: — Арант, мне сейчас предстоит сделать очень много из того, что никоим образом не связано ни с тобой, ни с народом дроу. Захочешь ли ты остаться со мной или вздумаешь вернуться домой — это только твое решение. И я ни в коем случае не хочу навязывать тебе свои проблемы.

— Думаю, что боги не зря связали нас так крепко, что ты стал мне практически братом, а это очень много для дроу! Может быть, это именно то, что ты и я должны сделать вместе? Для дроу не бывает чужих проблем, если они касаются его родственника или побратима. В общем, что бы ты ни говорил, я буду с тобой и постараюсь сделать все возможное, чтобы ты победил!

Внезапно внимание друзей привлек шум драки, разыгравшейся в другом конце таверны.

— Пойдем отсюда! — Тармар кинул деньги на стол и поднялся, намереваясь покинуть заведение.

— Подожди, подожди… Кажется, я слышу знакомые голоса. — Заинтересовавшись, Арант стал пробираться к месту драки, ловко обходя часто наставленные столы с лавками.

Тармару ничего не оставалось, как последовать за другом. Мимо уха пролетела брошенная кем-то миска с горячим рагу, которая с успехом приземлилась на голове пьяного наемника, заинтересованно посматривавшего в сторону драки. Это действие словно спустило взведенную пружину, потому как наемник издал воинственный громкий клич и с воодушевлением рванул в сторону прилетевшей миски. Он так торопился, что по дороге снес с лавки парочку работяг, зашедших расслабиться после трудового дня и сейчас практически дошедших до нужной им кондиции. Такое пренебрежение работягам явно не понравилось, и они поспешили за наемником, который уже втолковывал кулаками правила поведения несчастному, неосмотрительно запустившему в полет свою миску с рагу.

Пробираясь сквозь начавшийся бардак, Тармар тихо ругался сквозь зубы, гадая, кого из знакомых мог услышать Арант в этом трактире. Добравшись до эпицентра драки, Тармар понял, кого имел в виду его друг, так как заметил старую знакомую — девушку Лику, которая прицельно метала ножи в одетого в форму городского стражника воина. Надо сказать, что это у нее получалось отменно, так как спустя какую-то минуту стражник оказался пришпиленным за одежду к стене трактира, раскинув руки в стороны на манер морской звезды. Здесь же обнаружился и Арант, который на пару с другом Лики Дакком сдерживал наряд городской стражи — человек пять, впрочем, стараясь не причинить им особого вреда. Немного в стороне шло свое веселье, главным действующим лицом которого оказался молодой гном, который явно получал огромное удовольствие от «общения» с подвыпившими посетителями трактира. Оприходованные его пудовыми кулаками выпивохи отлетал и прямиком к стоявшему около барной стойки драголу, укладывавшему потерявших сознание в аккуратный штабель. Тармар оказался в затруднении. Что теперь ему делать? Вроде как и другу помочь нужно, и со стражей связываться не с руки. Ему в его ситуации лишний шум сейчас ни к чему. Решившись, Тармар крикнул командирским голосом, стараясь перекрыть поднявшийся в трактире гам:

— А ну прекратить! — Заметив, что на него обратил внимание воин с нашивками капрала, он обратился к нему: — Прекратите этот балаган! Почему ваши воины, капрал, напали на беззащитную девушку?

«Беззащитная» девушка в этот момент активно лупила ножкой от стула зазевавшегося лысого бугая, который после ее «ласк» решил отдохнуть под стоявшей рядышком лавкой. Сообразив по скептическому взгляду капрала, что, видимо, не совсем удачно подобрал сравнение, Тармар понял, что теряет инициативу и если срочно что-то не предпримет, то утром на этом месте вместо трактира будут развалины. На его счастье, тут подоспело второе отделение стражников во главе с сержантом, который сразу же сориентировался и, четко отдавая команды, постарался ликвидировать бардак, творившийся в трактире. Всех, кто оказывал активное сопротивление, стражники выкидывали на улицу, где их уже встречала забавная компания из гнома, который добавлял резвости вылетавшим из помещения, и драгола, который его подстраховывал. Расправившись с буйными посетителями, сержант принялся за своих подчиненных во главе с капралом, затеявшим весь этот кавардак.

— Капрал Дудрим, потрудитесь объяснить, что здесь происходит?

— А зачем на девушку напали? Она-то здесь при чем? Вроде как ни на гнома, ни на драгола она не похожа? — сержант явно решил докопаться до истины.

— Так она со своими друзьями вступилась за них, вот и пришлось…

Что там пришлось этому капралу, никто уточнять не стал, и так все было понятно. Оглянувшись по сторонам, сержант постарался выбрать, кого бы послать за «сладкой» парочкой, окопавшейся во дворе. Тут под ноги сержанту выкатился самый настоящий леший, который, ничуть не смущаясь, предложил свои услуги и, получив машинальный кивок, резво помчался на улицу. Буквально через минуту, как это ни странно, в трактире появились все трое: леший, гном и драгол. Подобрав отвисшую челюсть, сержант быстро собрался и с ходу начал допрос под заинтересованными взглядами оставшихся в трактире.

— На каком основании вы двое стали оказывать сопротивление воинам короля, находившимся при исполнении? — Строго сдвинутые брови не оставляли нарушителям никакого шанса, однако на наших знакомых они не произвели никакого впечатления.

Смахнув чью-то шляпу с единственной целой скамейки, гном невозмутимо уселся на нее.

— Э-эх, целая кружка эля пропала из-за этого рьяного идиота! — Грустно вздохнув, он перевел взгляд на сержанта, — Вы что-то спросили, кажется?

— Я спросил, почему вы не послушались нашего капрала, когда он приказал вам следовать за ним?

— А почему я должен за ним следовать? Я свободный гном и волен делать то, что посчитаю нужным. К тому же я проводил с друзьями последние свободные деньки перед началом учебного года и совершенно не желаю так бездарно терять это время! — Гном встал, победно выпятив грудь.

— Если на вас пришла ориентировка и наш капрал принял решение задержать вас до выяснения обстоятельств, то вы просто обязаны… — Взгляд сержанта зацепился за медальон Академии, висевший поверх одежды прямо на груди гнома. — Позвольте, а по поводу какого учебного года вы говорили? — Судя по тону, каким был задан этот вопрос, сержант уже подозревал, какой ответ он получит.

— Ну как же?! По поводу Академии Колдовства и Магии, конечно! — Гном невозмутимо начал приглаживать растрепавшуюся бороду.

Рядом с ним переминался с ноги на ногу драгол с точно таким же медальоном на груди.

— Вы сообщили об этом нашему капралу? — Понимая, что проиграл по всем фронтам, сержант еще пытался как-то выкрутиться из создавшейся ситуации и свалить все на самих «арестантов».

— Ага, сообщишь ему, как же! Он, как только нас увидел, сразу же кинулся арестовывать. Видимо, так сильно хотел получить награду, что ничего и слушать не стал. Даже пива допить не дал, не то что попытаться ему что-то объяснить! Ну а потом такая веселуха пошла, что уже и не до объяснений стало. — Гном довольно хрюкнул, вспоминая подробности потасовки.

— Капрал! Постройте отделение и снимите наконец своего бойца со стены! Временно ваше отделение переходит под мое командование. По возвращении в казарму напишете объяснительную по поводу сегодняшнего инцидента с участием студентов Академии. Мне проблемы с Советом Магов совершенно ни к чему! — Бросив уничтожающий взгляд на капрала Дудрима, сержант развернулся и, чеканя шаг, вышел из трактира.

На капрала было жалко смотреть. Его взгляд за очень короткое время разительно менялся от самодовольного, затем растерянного и, наконец, до просто несчастного. Махнув рукой одному из солдат на его товарища, приколотого к стене, он развернулся и, пряча взгляд, вышел из трактира.



Содержание:
 0  Ученица мага : Светлана Кузнецова  1  Вступление : Светлана Кузнецова
 2  Глава 1 : Светлана Кузнецова  3  Глава 2 : Светлана Кузнецова
 4  Глава 3 : Светлана Кузнецова  5  Глава 4 : Светлана Кузнецова
 6  вы читаете: Глава 5 : Светлана Кузнецова  7  Глава 6 : Светлана Кузнецова
 8  Глава 7 : Светлана Кузнецова  9  Глава 8 : Светлана Кузнецова
 10  Глава 9 : Светлана Кузнецова  11  Глава 10 : Светлана Кузнецова
 12  Глава 11 : Светлана Кузнецова  13  Глава 12 : Светлана Кузнецова
 14  Глава 13 : Светлана Кузнецова  15  Глава 14 : Светлана Кузнецова
 16  Глава 15 : Светлана Кузнецова  17  Глава 16 : Светлана Кузнецова
 18  Глава 17 : Светлана Кузнецова  19  Глава 18 : Светлана Кузнецова
 20  Глава 19 : Светлана Кузнецова  21  Глава 20 : Светлана Кузнецова
 22  Использовалась литература : Ученица мага    



 




sitemap