Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 11 : Светлана Кузнецова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25

вы читаете книгу




ГЛАВА 11

Правильно сказал учитель, не хватает у меня уверенности в себе. А может быть, виноваты чрезмерные нагрузки, навалившиеся на меня в последнее время? Так или иначе, а перед предстоящим спаррингом волновалась я сильно. Да еще ребята меня с утра накрутили, описывая все возможные ужасы будущего урока со старшекурсниками. Некстати вспомнились слова магистра Берии — преподавателя с Факультета Боевых Резервов (коротко — ФБР, та еще аббревиатурка!), которые он бросил походя еще в самом начале обучения, с непонятной ненавистью посматривая на нашу компанию: «Ничего, в Академии учиться — это не у тещи на блинах гостить! На боевом практикуме все нежелательные элементы сами отсеются. Не зря наш ректор — мудрейший человек, заложил определенный процент на выбраковку, вот и будем выбраковывать сорняки!» Неужели магистр Джулиус решил меня подставить и отдать на растерзание старшекурсникам?

Тяжело вздохнув, я все-таки перешагнула порог зала, понимая, что медлить дольше нельзя, так как еще минута, и я банально опоздаю на занятие. Увидев тех, с кем мне сегодня предстояло сражаться, я еще больше уверилась в мысли, что это будет избиение младенца. Причем в качестве младенца буду выступать я!

Посередине зала стоял уже знакомый мне хамоватый маркиз Рик Черберн, который небрежно перекидывал из руки в руку небольшой огненный шар, явно рисуясь и играя на публику. Не менее уверенной выглядела и молодая красивая девушка в элегантном брючном костюме, которая в этот момент направлялась к блондинистому маркизу в сопровождении двух подруг.

Замерев у дверей, я тихонько стояла, ожидая появления магистра Джулиуса, в надежде, что никто из студентов не обратит на меня внимания. Зря надеялась! По закону подлости, именно Рик Черберн первый и увидел меня, явно краем глаза наблюдая за входом в зал. Дальнейшую его реакцию можно было предугадать.

— А кто это сюда пожаловал? Что за серая мышка к нам забежала на огонек? — Своими словами он привлек ко мне всеобщее внимание, и взгляды всех присутствующих обратились в мою сторону. — Что ты здесь потеряла, милое дитя? — насмешливо поинтересовался маркиз, явно не признав меня.

— Я… меня… мне сказали прийти сюда, — растерявшись, промямлила я и сама на себя рассердилась за такую неуверенность. В конце концов, чем я хуже их всех? Да, они занимались намного дольше меня, но и я дурью не маялась, пахала как лошадь все эти месяцы. — Магистр Джулиус велел мне прийти на занятия, — решительно выпалила я.

— На занятия? — удивленно переспросил маркиз. — А ты ничего не перепутала? Сейчас здесь будет факультатив по боевой магии для старшекурсников. Неужели я что-то пропустил и такая милая цыпочка теперь учится на моем курсе? Готов взять тебя под свое крыло, и надеюсь, ты будешь мне благодарна за это? — Выделив интонацией последнюю фразу, маркиз оценивающим взглядом пробежался по моей фигуре.

— Рик, ты, как всегда, в своем репертуаре! — Девушка в брючном костюме насмешливо изогнула бровь. — Неужели не видишь, девочка что-то перепутала и сейчас уйдет отсюда. К тому же она явно не твоего круга.

Разозлившись на эту парочку, что так бесцеремонно обсуждала меня, я прервала их болтовню:

— Не хотелось бы вас огорчать, но боюсь, что мне придется остаться здесь и дождаться появления магистра Джулиуса.

— Видишь, Крис, твоя хваленая проницательность на этот раз тебе отказала! Девочка остается. — Усмехнувшись, маркиз обратился ко мне: — Ну что, моя сладкая, иди ко мне. Думаю, что рядом со мной ты будешь в полной безопасности.

— Ага, пожалел волк овечку! — спокойно прокомментировал темноволосый парень, стоявший у стены в компании невысокой миловидной девушки с чуть вздернутым носиком. Та, явно поддерживая своего собеседника, понимающе кивнула головой.

— Колин, не лезь! Или, может быть, ты сам имеешь виды на эту цыпочку? Ради тебя я готов пожертвовать личным счастьем и уступить. — Маркиз издевательски расшаркался.

Темноволосый парень, которого маркиз назвал именем Колин, махнул рукой и вернулся к прерванной беседе со своей спутницей.

— Раз наш граф отказался, придется мне взять над тобой шефство. Ну что, продолжим наше знакомство? — Маркиз щелкнул пальцами, и за мной с громким стуком захлопнулась дверь. Сам Рик Черберн неспешной походкой двинулся ко мне, лучась слащавой улыбкой.

— А разве мы не знакомы? Вроде как магистр Мерфиус уже познакомил нас при той случайной встрече в жилом корпусе? — ехидно улыбнулась я.

— Разве? — Рик нахмурил брови, стараясь припомнить сей знаменательный факт. Еще раз внимательно окинув меня взглядом, он удивленно протянул: — Действительно… Ты же та милая служаночка! Хотя нет, магистр Мерфиус же сказал, что ты новая студентка. Точно! Ты с первого курса! Но тогда что ты тут делаешь? Первокурсникам здесь не место.

— Уважаемый маркиз, вижу, что вы уже познакомились с моей лучшей ученицей, — насмешливый голос незаметно вошедшего в зал магистра Джулиуса раздался, словно гром среди ясного неба. — Возможно, некоторых это и удивит, но я решил, что вполне могу поставить ее в спарринг с кем-нибудь из вас, несмотря на то что к обучению эта девушка приступила только в нынешнем году.

— А вы не слишком рискуете, магистр? Как бы то ни было, но даже слабейшие из нас обучались в Академии не один год и уж точно смогут справиться с какой-то первогодкой!

— А вот мы и посмотрим, кто чему сумел научиться за это время. — Веселый голос магистра поставил точку в назревающем споре. Хлопнув в ладоши, Джулиус скомандовал: — Так, ребята, разошлись все в стороны, а в тренировочный круг попрошу пройти первую пару. Сегодня спарринг у нас начнут Кристин Панадис и Джорджия Кент. Выкладка по полной!

Высокая девушка в брючном костюме оказалась родной сестрой моей сокурсницы Натиль Панадис, с которой я была не в самых лучших отношениях. Напротив нее заняла место в тренировочном кругу та самая миловидная девушка, с которой только что увлеченно беседовал темноволосый Колин.

— Ну что, поиграем? — прищурилась Кристин, одновременно с резкой командой магистра активируя в своих руках длинную огненную плеть. Надо сказать, что в сочетании с обтягивающим брючным костюмом и длинными черными волосами, свободно спадающими ей на плечи (видимо, все сестры Панадис отличались такой эффектной внешностью), плеть, свивающаяся огненными кольцами возле ее ног, смотрелась очень органично и устрашающе.

Невысокая Джорджия внешне явно проигрывала красавице Кристин, но ее спокойная уверенность и на первый взгляд несколько расслабленная поза были обманчивы, сродни спокойствию кобры перед броском. Как только Кристин взмахнула рукой и ввысь взметнулась плеть, свитая в тугие кольца, которые на лету начали разматываться, устремляясь к застывшей в неподвижности Джорджии, та легким и плавным движением, словно в танце, вытянула перед собой руки с ладонями, сложенными лодочкой, а затем так же плавно развела их в стороны. Перед такой маленькой и казавшейся беззащитной девушкой встала сплошная пелена струящейся воды, водопадом отрезая ее от внешнего мира. Огненная плеть, встретившись с возникшей преградой, не сумела ее преодолеть и, разочарованно зашипев, потеряла добрую свою половину, которая испарилась в воздухе. В этот момент Джорджия резким движением рассекла водную завесу и, сжав руку в кулак, что-то бросила в сторону своей соперницы. Теперь уже Кристин нужно было защищаться, так как в ее сторону летела туча ледяных игл, острых, прозрачных и смертоносных в своей целеустремленности. Надо отдать должное Кристин, она среагировала достаточно быстро, и вот уже перед ней бушевала стена огня, языками пляшущего пламени надежно прикрывая свою хозяйку.

Видимо, эти две девушки оказались магами стихий, причем с достаточно узкой специализацией. По крайней мере, в следующие пятнадцать минут я смогла наблюдать череду нападений и защит именно в этой специфике (борьба огненной и водной стихий), хотя и на достаточно высоком уровне. Точно сказать не берусь, кто бы из них в конце концов победил, но магистр Джулиус объявил о ничьей, прервав поединок. Обе девушки оказались очень хороши, обе показали достаточно высокое умение, но лично я бы отдала предпочтение маленькой Джорджии за ее спокойную уверенность, которая чувствовалась даже на расстоянии.

Внезапно я заметила, что за мной наблюдают. Рик Черберн стоял со скучающим лицом, незаметно поглядывая в мою сторону. Судя по нахмуренным бровям, что-то в моем поведении показалось ему странным. И я, кажется, знаю, что именно. Маркиз ожидал, что первокурсница будет с выражением искреннего восхищения смотреть на старшекурсников, виртуозно отрабатывающих учебную программу. Я же взирала на все это совершенно спокойно, а иногда даже скептически. Дело в том, что некоторые упражнения показались мне слишком простыми для старшекурсников, словно вызубренными по учебнику и со всей старательностью прилежного ученика воспроизведенными сегодня без каких-либо отклонений и импровизации. Магистр Джулиус и мой ночной учитель дракон все уши прожужжали мне, что каждый достойный маг должен быть индивидуален и своеобразен. А здесь никакой индивидуальностью и не пахло!

— Ну что ж, первая пара отработала на отлично. Может быть, кто-нибудь сам желает вызваться? — Магистр Джулиус обвел взглядом учеников.

— Я хотел бы попробовать с вашей протеже, — внезапно вызвался маркиз.

— Но вы, кажется, сомневались в ее умениях? — удивился магистр.

— Не переживайте, учитель, я не стану сильно обижать девочку. Так, немного преподам ей урок, чтоб сбить излишнюю самоуверенность. Или вы за нее боитесь?

— Ни в коем случае! Ну что ж, тогда прошу в круг. — Магистр приглашающе повел рукой.

— Рик, ты что, не выучил домашнее задание и решил схалтурить? — издевательски поинтересовался молодой темноволосый парень, которого Рик Черберн назвал графом.

— Ну что ты! Просто волнуюсь, вдруг кто-нибудь из менее одаренных личностей попортит девочке шкурку, и ей потом придется долго лечиться. А у меня на нее несколько другие планы, — мерзко ухмыльнулся маркиз. — А ты можешь пока подготовиться, ведь после того, как я с ней разомнусь, надеюсь, ты удостоишь меня своим вниманием?

— Можешь не сомневаться! Надеюсь, ты не станешь слишком уж мучить бедную девушку? Очень не хотелось бы вмешиваться в ваш так называемый поединок. — В последнюю свою фразу Колин добавил несколько угрожающих ноток.

Как только я оказалась в кругу, весь мой мандраж моментально куда-то испарился. Теперь передо мной находился враг (правда, условный), как было уже не раз на тренировках с учителем. Что ожидать от этого маркиза, я понятия не имела, а потому на всякий случай незаметно проверила свою защиту, одновременно подготавливая к активации парочку заклинаний. Рик нанес свой удар сразу же, без излишних предупреждений и болтовни. Не будь я хорошо подготовлена (спасибо моим учителям, которые в последнее время так меня натаскали, что довели все действия до автоматизма), обязательно пропустила бы его нападение, и уже через минуту меня выносили бы с поля боя с каким-нибудь повреждением.

Удивительно, но маркиз начал с магии воздуха. Обыкновенный Воздушный Таран устремился ко мне с огромной скоростью, и не будь у меня защиты, быть бы мне расплющенной о ближайшую стену. И это он называет «немного поучить»? Не дожидаясь реакции маркиза на впустую потраченное заклинание, я выпустила в него свои заготовки. Первое заклинание в помощь мне явило на свет ледяного крома, который может принимать любой внешний вид, какой только пожелает маг, и выполняет все, что от него потребует его создатель. Как правило, является абсолютно подчиненным существом. Этот мой ледяной кром прямиком направился к маркизу, прямо-таки горя желанием пообщаться с ним поближе. Уроки магистра не прошли впустую, и пока Рик Черберн с пренебрежительной усмешкой крошил в капусту моего помощника (надо сказать, довольно слабенького), отлетевшая льдинка обернулась одной очень маленькой, но жутко зловредной птичкой с длинным и острым клювом. Незаметно облетев вокруг увлекшегося маркиза, колибри (именно с нее я и взяла образ птички) взлетела под потолок и потом резко вошла в пике, целясь маркизу прямо в темечко. Студенты, стоявшие вокруг места нашего поединка, имели возможность наблюдать все в мельчайших деталях, а потому с полным восторгом отреагировали на четкое попадание в цель. Ледяная колибри своим острым клювом вонзилась прямо в темечко маркизу, вызвав у того совсем не мужественный вопль, перешедший в дискант. Наконец-то заметив угрозу с воздуха, разозленный маркиз стал пулять в уворачивающуюся птичку огненные фаерболы. Насколько бы шустрой ни была моя колибри, но один из огненных шаров все-таки попал в цель. Но и перед самой кончиной мое изобретение умудрилось нагадить своему врагу. Причем в буквальном смысле этого слова. Испарившись от соприкосновения с огненной стихией, ледяная птичка моментально преобразовалась в некую субстанцию, и на голову маркиза плюхнулась увесистая капля самого настоящего птичьего помета, вызвав взрыв хохота у всех его однокурсников. Видимо, своей непомерной заносчивостью маркиз многих задел за живое, и теперь, глядя на то, как он вытирает лицо от стекающего помета, ребята веселились от души.

Сказать, что Рик разозлился, — это не сказать ничего. Маркиз весь покраснел от распирающего его гнева и о своем обещании не покалечить «бедную девочку» забыл совершенно. Теперь его занимала только одна мысль, как бы отомстить пострашнее, чтоб все забыли о его проколе и перестали смеяться. Желание закопать меня поглубже особенно явственно проявилось на его лице после того, как я, стремясь охладить его закипающий гнев, а заодно обмыть от фекалий испарившейся птички, опрокинула на его блондинистую голову целое ведро ледяной воды. Честно говоря, услышав громкий хохот со всех сторон, я даже присела от неожиданности, в первый момент испугавшись, что это рухнул потолок.

— Ну все! Убью заразу! — Взъерошенный и мокрый маркиз кинулся ко мне с вытянутыми руками. В его глазах явно читалось желание сомкнуть их на моей нежной шейке.

Совершенно забыв о том, что у нас проходит магический поединок, я с воплем: «Ой, мамочки!» — рванула от него по кругу на всех парах.

Если за минуту до этого я думала, что громче смеяться уже невозможно, то сейчас поняла, что жестоко ошиблась, так как оглушительный хохот вокруг нашей парочки уже просто закладывал слух. Я же в это время, закрывая руками свои несчастные уши, нарезала второй круг, стремясь уйти в отрыв от настырного маркиза.

— Господа! Попрошу немного потише! — в который раз уже безрезультатно взывал магистр, пытаясь перекричать студентов. — Маркиз! Маркиз, да остановитесь же вы наконец! Нет, на это просто невозможно смотреть! — Сделав пас рукой, Джулиус с удовлетворением увидел, как Рик Черберн, делающий очередной прыжок в попытке добраться до меня, замер в воздухе с нелепо раскинутыми руками и ногами. — Прошу прощения, но по-другому до вас было не докричаться. Уважаемый маркиз, если вы сейчас же не прекратите это безобразие, мне придется принять более жесткие меры.

— Действительно, маркиз, что это вы так возбудились, я же вроде не давала никакого повода для такого активного ухаживания, — подлила масла в огонь я, понимая, что хуже все равно уже быть не может.

Бросив на меня укоризненный взгляд, магистр поманил к себе застывшего в стазисе маркиза и, после того, как тот подплыл к нему по воздуху, спросил:

— Если я сейчас вас освобожу, вы будете благоразумны? — Увидев бешено вращающиеся глаза вконец сломленного маркиза, магистр вызволил его, но немного не рассчитал, и Рик рухнул на пол с жутким грохотом. Удостоверившись, что маркиз все осознал и больше кидаться на меня не собирается (по крайней мере прямо сейчас), магистр поинтересовался у аудитории: — Кто-нибудь еще желает попробовать свои силы с Ликой? — Он кивнул на всю такую скромную меня, на всякий случай прижавшуюся к его боку и категорически не желавшую покидать такого надежного защитника, опасаясь быть растерзанной стоявшим в позе голодного хищника маркизом. Осторожно, но очень настойчиво отодрав мои побелевшие пальцы от своего сюртука, магистр Джулиус выпихнул меня вперед, поставив перед собой на всеобщее обозрение. Помолчав немного, но так и не дождавшись добровольцев, он предложил: — Колин, может быть, вы попробуете, раз с Риком ваш поединок уже невозможно провести?

— Нет уж, магистр, — смеясь, открестился парень. — Я и так верю в исключительные способности вашей ученицы, к чему мне их проверять? Достаточно одного пострадавшего на нашем курсе! — Повернувшись ко мне и сделав несколько шагов, молодой граф отвесил учтивый поклон: — Мои искренние поздравления! Я преклоняюсь перед вашей фантазией. — Наклонившись, Колин прошептал мне на ухо: — Советую быть осторожнее. Рик ни за что не простит сегодняшнего унижения.

— Я всегда осторожна. Но все равно, спасибо за предупреждение. — Заметив, что магистр Джулиус махнул мне рукой, подзывая к себе, я кивнула Колину, прощаясь.

— Лика, боюсь, на сегодня твои практические занятия закончились. Честно говоря, я рассчитывал на несколько иное развитие событий, но ты, как всегда, умудрилась и здесь поставить все с ног на голову. Кто тебя просил устраивать из боевого поединка цирковое представление? И с кем? Ты хоть знаешь, что Рик Черберн считается на своем курсе одним из самых лучших учеников? Я уж не говорю о том, что ты только что приобрела себе непримиримого врага в лице представителя одной из самых знаменитых и богатых семей Вассариара.

— Предупреждать надо! — буркнула я пристыженно, а сама подумала, что, может быть, действительно надо было как-то по-другому? Но уж больно он меня разозлил своим снисходительно-покровительственным тоном и оскорбительными намеками на постель. — Так мне что, больше на эти занятия не приходить?

— Почему же, приходи. Только постарайся без подобных выкрутасов, а то через пару занятий за тобой будут охотиться все старшекурсники Академии.

— Ничего страшного, — легкомысленно отмахнулась я.

— Возможно, для тебя это и не страшно, только мне не хотелось бы превращать нашу Академию в полигон военных действий. Надеюсь, ты учтешь мои пожелания. — Попрощавшись, магистр вышел из зала, благоразумно прихватив с собой вяло сопротивлявшегося Рика Черберна, а я поплелась к себе, мысленно обдумывая, какие последствия для меня может иметь все происшедшее сегодня и закончились ли уже занятия у ребят.

Дойдя до жилого корпуса, я заметила, что около двери моей комнаты снова сидит чертик Васька.

— Что у тебя опять случилось? Неужели наш план провалился? — удивилась я, открывая дверь.

Дело в том, что не так давно Васька уже приходил ко мне и жаловался, что его начальство задает много вопросов, требуя отчитаться о вербовке новых душ (особенно по поводу Дакка, который и вытащил на Тарагон первого в этом мире черта). Именно тогда я и посоветовала Ваське сообщить своему начальству, что работать приходится в сложных условиях, где местные божки ставят палки в колеса и ни за что не желают уступать эти самые души на халяву.

— Нет, Лика. Все прошло как нельзя лучше. Посмотри на меня повнимательнее, ничего нового не замечаешь? — Васька прошелся передо мной, горделиво задрав хвост кисточкой.

— Мама родная! — ахнула я от изумления. Копытца, рожки и даже кисточка на хвосте Васьки были вызолочены, а сам чертик расчесан шерстинка к шерстинке. — Это ты куда так вырядился?

— А я теперь всегда так выглядеть буду! — важно ответил Васька. — Ты оказалась полностью права. Мои в Агентстве заглотили наживку и готовы спонсировать мой тяжелый труд на чужбине по самому высшему тарифу.

— А что ж тогда только золотом покрыл? Мог бы рожки и брюликами украсить, — съехидничала я.

— Ты думаешь? — озадаченно поинтересовался Васька, пытаясь получше рассмотреть себя в лакированной дверце моего шкафа. — А что, мне бы пошло…

— Не то слово! — весело поддержала его я. — А ты, собственно, чего приперся? Похвастаться или по делу?

— Долю тебе твою принес! — гордо сообщил чертик, словно из воздуха вытаскивая небольшой мешочек. — Держи и ни в чем себе не отказывай, а я побежал. Дел еще очень много. Нужно отчет для бухгалтерии написать о расходовании казенных средств. Адью! — Крутнувшись на месте, чертик испарился в воздухе, оставив после себя еле заметный запах серы.

Подобрав отвисшую челюсть, я подняла холщовый мешочек, который при этом явственно звякнул. Потянув тесемки, я высыпала его содержимое на стол и с изумлением уставилась на горстку полновесных золотых монет.

— А ничего себе оплачивают работу нашего Васьки! Прямо сказать, перебиваться с хлеба на воду в этой командировке ему не придется.

— Мрр-р… — внезапно материализовавшийся посередине комнаты Прошка сердито вздыбил шерсть.

— Успокойся, мой хороший! Это всего лишь Васька нас навестил, — поспешила я успокоить кса-рдона. Дело в том, что Прошка не особо жаловал пронырливого чертика. — Лучше расскажи, как погулял, что нового в городе делается?

Поворчав еще немного, Прошка уселся и положил свою голову мне на колени. Его мысли плавно текли, образуя в моем сознании отчетливые картинки. С недавних пор он стал моими глазами и ушами и, ежедневно отправляясь в рейды, докладывал мне обо всем, что происходит в городе, достойное внимания. Не имея возможности общаться с ним на человеческом языке, я тем не менее получала всю информацию настолько полно, насколько это только возможно. Кса-рдон ментально передавал свои мысли и эмоции, показывая увиденное им так, словно это я была участницей событий. Судя по увиденному мною сегодня, среди горожан царило угнетенное настроение, не располагающее к веселью, а сам город оплетали невидимые простому взгляду следы магического вмешательства.

— Проша, что же это такое происходит? Неужели наши маги не видят, что творится в городе? Почему никто не предпринимает никаких мер? — Я не могла взять в толк, как такое возможно.

В этот момент кса-рдон немного подправил картинку, и я увидела город так, как его видят обычные горожане, а следом за этим — тот же город, только в магическом диапазоне. Оказывается, то, что он показал мне в самом начале, — это видение города самим кса-рдоном, и не каждый маг способен заметить такое тонкое магическое воздействие. Мне захотелось проверить, сумею ли я самостоятельно обнаружить следы чужой магии, но как выбраться за пределы Академии, я не знала. Перед экзаменами всем студентам было запрещено выходить в город. Считалось, что это может отвлечь нас от нормальной подготовки и добросовестного штудирования учебников. Уловив мое желание прогуляться, Прошка с готовностью лег на пол, приглашая расположиться на нем верхом. Сняв с шеи медальон и оставив его на письменном столе, я взгромоздилась на этого огромного кошака, вцепившись руками в густой меховой загривок. Минута, и в глазах у меня замелькали какие-то искорки, а легкое головокружение сменилось небольшим приступом тошноты. Впрочем, все эти неприятные ощущения моментально исчезли, стоило мне осознать, что я уже нахожусь по ту сторону высокой стены, по всему периметру окружающей Академию.

— Прошка, да ты просто молодец! — похвалила я довольного своей сообразительностью кса-рдона. То, что я могу вот так запросто покинуть Академию, мне раньше и в голову не приходило, потому как телепортироваться самостоятельно я не умела (да и мало кто из магов умел, настолько сложным было это дело), и на уроках, естественно, мы этого не проходили. А о том, что можно переместиться в паре с кем-то, я даже никогда и не слышала (настройки у каждого живого существа были строго индивидуальными).

Оглядевшись по сторонам, я бодрым шагом поспешила вперед по улице, стараясь не отставать от Прошки, тенью скользившего впереди меня.

Через несколько кварталов кса-рдон остановился, и я наконец-то смогла перевести дух. Оказалось, что он привел меня прямиком к дворцовой площади, даже в этот поздний час достаточно хорошо освещенной благодаря множеству магических светильников, в изобилии украшавших декоративные деревца вокруг кованого забора.

— Та-ак, что мы здесь имеем? — покрутила я головой. На первый взгляд все было как обычно. Легкий ветерок колыхал ветки деревьев, где-то в переулке слышались голоса поздних гуляк, и только на дворцовой площади царили тишина и покой. Впрочем, в этом не было ничего удивительного. Надо совсем не иметь инстинкта самосохранения, чтоб бузить перед королевским дворцом. Городская стража и королевский патруль обеспечивали этому месту прямо-таки идиллический покой и являлись в такой поздний час чуть ли не единственными живыми существами, появляющимися здесь. Правда, сегодня и этих живых существ почему-то не наблюдалось. В данный момент мы с Прошкой были совершенно одни, и именно этот факт больше всего настораживал.

Припомнив все, что я слышала о магическом воздействии (сначала меня по этому поводу просвещал Дакк, а потом уже и учителя в Академии все уши прожужжали), я постаралась переключиться с простого зрения на магическое. Как ни старалась, ничего особенного так и не увидела, хотя на практических занятиях учителя меня хвалили за определенные успехи.

— Как же так? — растерялась я. Мне почему-то казалось, что стоит только захотеть, и я сразу же во всем разберусь. То, что мне не по силам будет рассмотреть проявления чужой магии, как-то не бралось мною в расчет. Как оказалось, зря! — Черт возьми! — в сердцах выругалась я.

Откуда ни возьмись, передо мной нарисовался чертик Васька с большим мешком на плече.

— А ты откуда здесь? — растерялась я.

— Ну ты же сама сказала: «Черт, возьми!» А на весь этот дикий мир только один черт и есть: вот он я, собственной персоной! Так что ты там предлагаешь взять? — деловито поинтересовался Васька, развязывая пустой мешок.

— Да ничего я тебе не предлагала. Просто в моем мире ругательство есть такое. Вот я по привычке и ляпнула.

— Нет, ну вы посмотрите на нее! — начал возмущаться Васька. — Сама позвала, оторвала от важных дел, а теперь еще и удивляется, что это я приперся! — заглянув в пустой мешок, Васька с надеждой посмотрел на меня. — Что, неужели совсем-совсем ничего нет? — Увидев, как я отрицательно помотала головой, он сник. — Так я что, домой пустым пойду? Ну люди, никакой совести у них нет! — с досадой отбросив пустой мешок в сторону, Васька поинтересовался: — А ты вообще-то, что здесь делаешь? Тебе же полагается сейчас готовиться к экзаменам ну или на худой конец просто спать, а не по городу разгуливать.

— Ага, тебя забыла спросить! — окрысилась я. — Топай давай, откуда пришел, и не мешай людям делом заниматься.

— А каким делом-то? Ты скажи, может, я помогу чем? — не отставал Васька.

Тут перед настырным чертиком появился Прошка со взъерошенной шерстью, демонстрируя совсем не дружелюбные намерения.

— Ты чего! Уйди от меня! — в панике завопил Васька, отступая в сторону. — Брысь! Я не съедобный! — Сообразив, что его вопли на кса-рдона совершенно не действуют, чертик взмолился: — Лика, урезонь своего кота, я не мышка. Он об меня свои зубы сломает!

Глядя на белоснежные клыки Прошки, я засомневалась:

— Думаю, что это ему не грозит. Зная Прошу, могу сказать, что он даже твои позолоченные рога спокойно переварит и не заметит никаких неудобств.

— Лика, вспомни, что мы партнеры, а к своим деловым партнерам так нельзя относиться!

— Почему? — удивилась я.

— А дивидентов больше не будет! — резонно ответил чертик, пятясь от наступающего на него Прошки.

— А что, мне еще что-то полагается? — еще больше удивилась я. Честно говоря, на такое я и не рассчитывала. — Ну-у, тогда да, тогда ты прав. — Повернувшись к кса-рдону, я попросила: — Прошенька, брось каку, зачем он тебе нужен? Кто его знает, как часто он моется? Вдруг у тебя еще несварение будет? — Я нежно погладила своего друга между ушами, чувствуя волны удовольствия, излучаемые хитро сощурившимся Прошей.

Васька, услышав мои слова, даже онемел от возмущения.

— Лика, как ты можешь такое говорить! — негодующе завопил он.

— А что я должна была сказать Проше? Что ты чистый и безумно вкусный? — невозмутимо поинтересовалась я. — Радуйся, что остался цел и невредим, и прекрати наконец мне мешать. И так из-за тебя потеряла кучу времени, скоро патруль уже пойдет, а я все торчу здесь посреди площади, как памятник Церетели.

— Памятник кому? — удивился черт.

— Не кому, а кого! — поправила я Ваську. — Это скульптор такой в моем мире. Целую кучу памятников наваял, и все исключительно «выдающиеся». Только вот каким местом (или в каких местах) они выдаются, это еще разобраться надо.

Попробовав еще раз посмотреть на площадь магическим зрением, я в досаде топнула ногой. Ну не получается ничего, хоть ты тресни.

— Что, не выходит? — сочувственно поинтересовался чертик, которому я все-таки вкратце рассказала, что я здесь делаю в такое позднее время. — А ты попробуй посмотреть как бы наискосок. Слегка прищурь глаза и расфокусируй зрение. Я иногда, когда так смотрю, очень много интересного вижу. В моей профессии знаешь, как помогает?!

Удивленно хмыкнув, я решила попробовать. Действительно, ничего ведь не теряю. Сконцентрировавшись, я перешла в магический диапазон, стараясь одновременно находиться в обычном, «человеческом» режиме и действовать так, как посоветовал мне Васька. Сначала перед глазами стояла сплошная туманная муть, но, проморгавшись, я заметила, как сквозь нее стали проступать знакомые очертания, немного смазанные, но вполне узнаваемые. Постепенно появилась резкость, и я поняла, что вижу дворцовую площадь как-то по-другому. И зрение было четким, как никогда. Оно улавливало каждую мельчайшую деталь и даже незаметные простому взгляду движения. Я видела, как колышется каждый листок на дереве под влиянием легкого ветерка, причем все это происходило словно в замедленном режиме, а когда что-то привлекло мое внимание, дерево моментально приблизилось ко мне, увеличив нужный фрагмент в несколько раз и позволив рассмотреть ползущего жука-блескуна со всех сторон. Такого просто не могло быть!

Оглядевшись и пообвыкшись, я наконец обратила внимание на непонятное явление, которое и было мною классифицировано как чужое магическое воздействие. Со всех сторон к площади стекались темные жгуты различной толщины. Они, словно огромные змеи, оплетали все подходы к дворцу, и на данный момент только само его здание и оставалось ими незатронутым. Видимо, до сих пор срабатывала магическая защита, наложенная на дворец. Но, судя по легкому мерцанию, скоро ей придет конец, и тогда вся эта мерзость кинется на свою добычу. Почему-то эти жгуты воспринимались мною как живые существа — ядовитые змеи или пиявки-переростки. Передернувшись от отвращения, я вернулась в нормальное состояние и с ужасом посмотрела на Прошку и топчущегося в ожидании Ваську.

— Ну что, получилось? — не выдержал Васька.

— Получилось, — шепотом подтвердила я.

— Ну и как?

— Хреново! Ты даже не представляешь себе, насколько! — Услышав давно ожидаемые мною шаги ночного патруля, я скомандовала: — Давайте-ка свалим отсюда побыстрее в более спокойное место. Там и поговорим.

— Куда уж спокойнее? — удивленно пробормотал Васька, оглядываясь по сторонам. — Разве только на кладбище, там патруль не ходит!


Содержание:
 0  Хранительница и Орден Хаоса : Светлана Кузнецова  1  ГЛАВА 1 : Светлана Кузнецова
 2  ГЛАВА 2 : Светлана Кузнецова  3  ГЛАВА 3 : Светлана Кузнецова
 4  ГЛАВА 4 : Светлана Кузнецова  5  ГЛАВА 5 : Светлана Кузнецова
 6  ГЛАВА 6 : Светлана Кузнецова  7  ГЛАВА 7 : Светлана Кузнецова
 8  ГЛАВА 8 : Светлана Кузнецова  9  ГЛАВА 9 : Светлана Кузнецова
 10  ГЛАВА 10 : Светлана Кузнецова  11  вы читаете: ГЛАВА 11 : Светлана Кузнецова
 12  ГЛАВА 12 : Светлана Кузнецова  13  ГЛАВА 13 : Светлана Кузнецова
 14  ГЛАВА 14 : Светлана Кузнецова  15  ГЛАВА 15 : Светлана Кузнецова
 16  ГЛАВА 16 : Светлана Кузнецова  17  ГЛАВА 17 : Светлана Кузнецова
 18  ГЛАВА 18 : Светлана Кузнецова  19  ГЛАВА 19 : Светлана Кузнецова
 20  ГЛАВА 20 : Светлана Кузнецова  21  ГЛАВА 21 : Светлана Кузнецова
 22  ГЛАВА 22 : Светлана Кузнецова  23  ГЛАВА 23 : Светлана Кузнецова
 24  ГЛАВА 24 : Светлана Кузнецова  25  Использовалась литература : Хранительница и Орден Хаоса



 




sitemap