Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 13 : Светлана Кузнецова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25

вы читаете книгу




ГЛАВА 13

— Обалдеть! Ты и впрямь притащила нас на кладбище! — восхитился Васька.

— Какое еще кладбище? Самый обыкновенный парк! — Я возмущенно оглянулась по сторонам. — Или не обыкновенный… — чуть тише добавила я, заметив среди кустов какой-то памятник. — Кто бы мог подумать, что у них кладбище находится чуть ли не в самом центре города! — попыталась я реабилитироваться, окончательно удостоверившись в правоте слов Васьки.

— Лика, если ты внимательно присмотришься, то это старое кладбище, и на нем давно уже никого не хоронят, разве только самых знатных и богатых, — ехидно пояснил мне чертенок.

— Ну прямо как у нас на Ваганьковском, — невольно вырвалось у меня.

— Чего? Где это такое — Ваньковское? — переспросил Васька.

— Не обращай внимания, это я так, мысли вслух. — Услышав чьи-то голоса, которые приближались к нам, я поспешила в глубину так называемого «парка», ничуть не смущаясь попадающимися по дороге холмиками и памятниками. — Если ты не прочь, то можно устроиться и здесь. Думаю, в этом месте посторонние вряд ли нам помешают.

— Вообще-то я против, но ты ведь меня слушать не будешь? — поинтересовался Васька, неохотно топая за мной.

— Первый раз вижу, чтоб нечистая сила боялась кладбищ, — удивилась я, устраиваясь на удобной каменной скамейке в отдалении от общей тропинки.

— Я не боюсь, а опасаюсь. Говорят, на старых кладбищах иногда очень неприятные сюрпризы случаются, — озираясь, понизил голос чертик. — И я не уверен, что нам здесь никто не помешает.

— Брось ерунду нести. Ты лучше скажи, тебе интересно, что я там увидела, или так и будешь страшилки мне рассказывать?

— Конечно, интересно! — обиделся чертик. — Давай рассказывай уже побыстрее, и валим отсюда, а то у меня почему-то шерсть дыбом встает. А это не к добру, точно знаю!

— Представляешь, вся королевская площадь опутана огромными жгутами разной толщины, и все они тянутся к дворцу. Правда, тот еще чист, вот только надолго ли? Судя по тому, что я видела, защита скоро падет, и дворец окажется беззащитен, как и люди в нем. — Я поежилась, вспоминая увиденное.

— А что за жгуты? Может, ничего страшного в них нет? — поинтересовался чертик.

— Честно говоря, не знаю. Но от них веет какой-то неприятной чужеродной магией. — Подумав, я добавила: — И опасностью…

— А ты не пробовала с ними что-нибудь сделать? Все-таки ты на мага обучаешься, а не на портниху. К тому же тебя хвалят многие преподаватели как очень перспективную студентку, — подначил меня Васька.

— Честно говоря, страшновато мне. Я один раз уже видела что-то похожее в доме моего знакомого купца Махлюнда, только там они были поменьше и потоньше, да и рассмотреть их можно было простым магическим зрением, а здесь, словно монстры какие-то.

— Лика, а эти жгуты они что, только на площади, или еще где есть? — поинтересовался Васька.

— Не знаю. Я только там их и увидела. Да и Прошка мне только площадь и несколько соседних улиц показал.

— Ну так посмотри сама! Ты же теперь знаешь, как это делается.

— Что, прямо здесь? — удивилась я.

— А почему бы и нет? Чем тебе здесь плохо? Сама же говоришь — тихо, спокойно. Вот и проверь, насколько здесь тихо и спокойно.

— Ну ладно, — пожала я плечами, соглашаясь. Вспомнив, что и как я делала на площади, постаралась повторить все в точности. Рассмотрев то, что нас окружало, я тихо ахнула.

— Что там? Ну что там, Лика? — начал теребить меня Васька.

— Васька, ты не поверишь, но вокруг нас полно этих жгутов. Только здесь они выглядят немного иначе, потоньше и не черные, а какие-то чернильно-фиолетовые.

— И что, они вот сейчас вокруг нас? — в ужасе спросил чертик, начиная заполошно озираться.

— Не совсем. Скорее вокруг могил. Не знаю, зачем им это нужно, но около каждой могилы есть по такому жгуту, а один из них находится прямо перед нами. — Я указала рукой на небольшой холмик, рядом с которым мы и расположились на скамейке.

В одно мгновение Васька, до этого момента в нетерпении прыгавший по земле вокруг скамейки, свечой взмыл вверх и тесно прижался к моему боку.

— А к нам он не подползет? — шепотом поинтересовался он.

— Да вроде как нет, — неуверенно ответила я. — По крайней мере, пока что эта штука к нам никакого интереса не проявляет.

— Ага! — приободрился чертик. — Так, может, ты на нем и попробуешь свои силы?

— Какие силы? — не поняла я.

— Как какие? Магические! Из нас двоих… — услышав тихое рычание Прошки, чертик поправился: — Вернее, троих магичка — ты! Давай, Лика, действуй, — подтолкнул меня чертик.

— Насколько я знаю, ты тоже колдовать умеешь! — попыталась сопротивляться я.

— Только в пределах жизненной необходимости и в очень ограниченном диапазоне.

— Ага, видела я твою жизненную необходимость с мусорным ведром! — ворчливо заметила я, припомнив недавнюю проказу Васьки. Когда его любимый и так трогательно опекаемый вампир повздорил из-за какой-то ерунды с гномом, Васька улучил момент и слевитировал мусорное ведро прямо на голову последнему. Пока разобрались с тем, кто это сделал (никому сначала и в голову не пришло, что маленький чертик умеет колдовать!), пока распиливали ведро, чтоб вытащить застрявшую голову Драрга, ибо так просто оно не слезало, — прошла уйма времени. Потом мы все дружно спасали Ваську от злого и грязного гнома, который настроился обязательно сделать из чертика лепешку с рогами и копытами. По крайней мере, своей небольшой кувалдой Драрг так махал, что нам самим приходилось то и дело уворачиваться, чтоб не попасть под раздачу. В общем, тот день всем запомнился надолго, и теперь ребята старались не задевать Дакка, чтоб не оказаться мишенью для маленького рогатого проказника — его защитника. — Ладно, — наконец решилась я, — я попробую, но ничего не гарантирую.

— Давай, давай, у тебя все получится! Ты же лучшая на своем курсе! — подольстился Васька.

Вспомнив, как я действовала в доме у своего погибшего друга — купца Махлюнда, я и здесь попробовала также. Вот только ничего у меня не получилось. Как только я «дотронулась» до толстого жгута, который обвивал могильный холмик рядом с нами, тот резко вздрогнул и в один момент исчез, очень быстро закопавшись в землю. Посмотрев по сторонам, я убедилась, что все жгуты, которые до этого момента были хорошо видны, исчезли под землей.

— Все, я победила! Они испугались и ушли, — гордая собой, сообщила я чертику.

— А вот я так не думаю! — дрожащим голосом ответил мне Васька. — Лика, ты что такое сделала? У вас что, некромантию стали преподавать?

— Нет, с чего ты это взял? — удивилась я.

— Глаза раскрой! Посмотри, что творится и сделай уже что-нибудь, пока нас не съели! — в панике завопил Васька, карабкаясь мне на плечи, а оттуда на голову.

По всему кладбищу вспучивалась земля, и из могильных холмов начали выползать разной свежести мертвецы. Я смотрела на это необычное явление, завороженно открыв рот, и только грозное рычание Прошки привело меня в чувство.

— Елы-палы! Это что же такое делается?

— Слушай, ты, магичка недоделанная! Что сделала, то и делается! Давай драпать отсюда побыстрее! — Васька больно дернул меня за волосы.

— Ой! Слезай немедленно, а то ты меня сейчас без скальпа оставишь! — разозлилась я. — И никуда мы драпать не будем. Ты представляешь себе, что будет, если вся эта орава демонстрантов рванет на улицы города? — показала я пальцем на огромную толпу мертвяков.

— Тогда колдуй уже, а то они как рванут на нас, так почище какого-нибудь цунами будет, сметут в один миг.

Я покосилась на Ваську, удивляясь, как все-таки близки наши с ним миры, если даже многие слова и их значения совпадают!

— Я уже поколдовала, как ты мне и советовал, смотри, что получилось! — Не глядя, я ткнула пальцем в сторону толпы мертвецов и вдруг почувствовала что-то мягкое. Взглянув, с чем это встретился мой палец, я заорала как резаная. Оказалось, что из могильного холмика, около которого мы так уютно расположились, выбрался довольно свеженький мертвец в богатом одеянии и сейчас топтался рядом с нами, соображая, куда ему нужно двигаться. Вот ему в глаз я так неосмотрительно и попала. Что актуально, мертвец никак не отреагировал на потерянный глаз, продолжая топтаться на месте, а вот мне конкретно поплохело, когда я увидела свой палец, вымазанный в мерзкой жиже. Подоспевший Прошка спас меня от неожиданного соседства, одним ударом могучей лапы отправляя мертвеца в общую кучу его сотоварищей, топчущихся в некотором отдалении.

— Лика, ты бы руки помыла, что ли? — брезгливо посоветовал Васька, упорно не желая покидать мою шевелюру.

— Я сейчас их о твою мохнатую шкурку вытру! — злобно прорычала я, тщательно очищая палец огромным лопухом, сорванным здесь же. — Нет, ну что за гадство такое? — пожаловалась я Прошке. — Хотела тихо-мирно посидеть, чтоб никого живого вокруг, и вот на тебе!

— Так никого живого вокруг и нет! — ехидно заметил Васька. — К тому же они очень тихие, если ты еще не заметила. Видишь, все молчат и даже не препираются с тобой, хоть ты и лишила этого богатого маркиза глаза!

— С чего ты решил, что это был маркиз? — невпопад удивилась я.

— Прочитал на памятнике. Там же ясно написано: маркиз де Баз.

— Да-а, везет мне что-то на маркизов, прям спасу от них нет, — загрустила я. — Делать-то что будем?

— Ну смагичь что-нибудь, хуже уже все равно не сделаешь! — посоветовал чертик, еще крепче вцепляясь мне в волосы.

— Если ты, гад такой, выдерешь мне хоть одну волосинку, я тебя лично обрею налысо и рога на фиг посшибаю! — пригрозила я Ваське.

— Ой! — испуганно вскрикнул чертик. — Лика, я не виноват, правда-правда. Она сама здесь лежала, я ее не трогал.

— Ты о чем? — насторожилась я.

— О волосинке! — Васька дрожащей лапкой протянул мне одну волосинку с моей головы. — Если хочешь, я ее сейчас приклею обратно!

— Тьфу на тебя! — в сердцах выругалась я, выбрасывая волос. — Совсем уже сбрендил! Все, не мешай мне, я магичить буду! — Предупредив Ваську, я отправила в сторону толпы мертвецов огненный шар. Врезавшись в нее, он поджег нескольких, превратив их в факелы и, прокатившись в самую середину, эффектно взорвался там.

— Зря ты это сделала! Они, кажется, разозлились. Может, мы все-таки смоемся, пока не поздно? — с надеждой попросил меня Васька.

В этот момент толпа всколыхнулась, и вперед вышел мой давешний знакомый маркиз де Баз, только теперь его лицо пересекала черная повязка, скрывая выколотый глаз, вернее его отсутствие. Вытащив меч, он угрожающе направил его в нашу сторону и что-то гаркнул. По его сигналу все остальные мертвяки повытаскивали свое оружие, покрытое разным слоем ржавчины, и медленно тронулись к нам.

— Ты, кажется, говорил, что мертвяки не разговаривают? — поинтересовалась я, сдирая с руки перчатку и активируя меташар (вернее то, во что он превратился после встречи со мной).

— Обычно это так, если только кто-то не вложил в мертвяка слишком много энергии. Тогда простой зомбик превращается в очень опасного и злобного монстра, способного мыслить и действовать самостоятельно. Правда, в очень узком диапазоне, настроенном исключительно на убийства живых существ. Я никогда даже не слышал, чтобы кто-то смог одновременно поднять такую толпу мыслящих мертвяков. — Внезапно чертик встрепенулся: — Лика, если это действительно так, то мы обречены! Нам ни за что не справиться с такой кучей «разумных» зомби.

— Васька, нам все равно драпать уже поздно. — Я показала рукой на мертвяков, которые под руководством маркиза де База очень грамотно взяли нас в клещи и отрезали от единственного выхода с кладбища.

— Ну раз так, то я с тобой! — Завозившийся чертик перелез мне на плечо и продемонстрировал огромную рогатку.

— Это могло бы помочь, если бы ты стрелял серебром. Но, насколько я знаю, ты предпочитаешь золото? — я усмехнулась.

— Смейся, смейся! — обиделся Васька. — Вот увидишь, что я тоже могу приносить пользу!

— Ты только не надорвись, когда эту пользу нести будешь! — усмехнулась я, мысленно позвав свой меч и с удовлетворением почувствовав знакомую тяжесть в руке. Магия магией, но добрый меч еще никому не помешал, к тому же если это — легендарный Меч Дракона. Когда-то самые лучшие мастера народов дроу и гномов объединились и изготовили комплект оружия, в который вошел этот легендарный меч, набор метательных ножей и арбалет. Когда оружие было готово, его закалил один из самых древних драконов этого мира, отдав частичку своего внутреннего огня. Как-то так получилось, что все оружие из этого комплекта обладает своим собственным характером и определенными особенностями, но именно меч душа дракона выбрала своим вместилищем. Благодаря этому обстоятельству (и еще тому, что я по какой-то причине понравилась дракону, вернее его душе), за очень короткий срок я научилась достаточно сносно владеть мечом. К тому же я частенько имею возможность во сне общаться с самим драконом, вернее с иллюзорным воплощением его души, который чуть ли не силком впихивает в меня тонны самых разнообразных знаний и навыков.

Вооружившись таким образом, я стала метать в мертвецов одно заклинание за другим, проверяя их на убойность. Внезапно рядом со мной из-под земли вылез один из жгутов и устремился к ногам. Вскрикнув, я инстинктивно попыталась защититься рукой и была сильно удивлена, когда моя ладонь, окутанная «золотым» сиянием трансформированного меташара, почувствовала небольшое сопротивление. Толстый чернильный жгут ощутимо вздрогнул, словно ошпаренный, скрутился в невообразимую восьмерку и штопором ушел под землю. Оказывается, мутировавший меташар позволяет проникать за складку реальности и даже дотронуться до враждебного магического проявления. К тому же незаметно для самой себя я приобрела способность видеть все происходящее одновременно в разных диапазонах, мне для этого даже не приходилось напрягаться. Магистр Джулиус как-то прочитал мне целую лекцию по этому поводу.

Маги отличаются от простых людей более полной и насыщенной энергетикой, позволяющей видеть многое из того, что недоступно взглядам других людей. Обыкновенный человек видит только то, что перед ним, например, лист бумаги. А некоторые маги в зависимости от своих способностей могут видеть немного больше — к примеру, то, что находится за оборотной стороной листа. А вот сколько и чего маг может увидеть на той, другой стороне, зависит только от его силы. Он может отогнуть маленький уголок, а может приподнять и перевернуть весь лист! Но даже самый сильный маг (по крайней мере, магистр Джулиус именно так все это преподнес), может влиять на все увиденное только своими заклинаниями, и никогда физически. Сегодня я, сама того не ожидая, опровергла это утверждение, рукой (правда, не голой) дотронувшись до результата чьей-то злой магии, что и увидеть-то не все могут!

Проверив, нет ли поблизости еще одного жгута, я с разочарованием убедилась, что их не только поблизости, а и вообще на всем кладбище не наблюдается. Сконцентрировавшись, я стала прицельно метать в мертвяков заклинания, радостно отмечая их несомненную эффективность в этой незапланированной войнушке.

Несмотря на то что зомбики дохли целыми кучами, врагов у нас не убывало. Кладбище оказалось очень даже не маленькое, и со всех сторон продолжали стекаться опоздавшие. Да к тому же те из них, кто не был уничтожен полностью, а потерял только часть своего организма, продолжали настырно ковылять к нам, словно фанатики, безмерно преданные общему делу.

Васька, несмотря на мой первичный скептицизм по поводу его «игрушечного» оружия, очень неплохо орудовал своей рогаткой. При попадании его снарядов зомби начинали резво крутиться на месте и больше не обращали на нас никакого внимания, занятые только собой.

— Васька, ты чем таким в них пуляешь? — заинтересовалась я.

— Иглами синника![19] — гордо ответил мне Васька. — Это самое действенное средство против двух «не».

— Против чего? — не поняла я.

— Против «немертвых» и «неживых»! Откуда ты появилась, что ничего не знаешь? Это же элементарно, двоечница! — вздохнул Васька. — Такие маленькие иголочки полностью уничтожить мертвяка не могут, но доставляют им кучу неприятностей. И что самое главное, самостоятельно вытащить эти иголочки наши враги тоже не могут, а потому надолго теряют к нам всякий интерес.

— Иглы синника, говоришь? — Я покатала на языке это слово. Оно определенно мне что-то напоминало. — Синник — осинник! — осенило меня. — Только вот не уверена, есть ли у нашей осины иглы, но то, что это дерево с древних пор используют против нечистой силы, это я слышала.

В этот момент мертвый маркиз издал какой-то горловой звук, и на передний план выступили начисто обглоданные скелеты, старательно закрывая собой остальных мертвяков. Видимо, таким образом маркиз решил защитить остальное войско от Васькиного оружия. Наступление на нас по всем правилам началось!

— Лика, мочи их, гадов! — в азарте закричал Васька, тщательно прицеливаясь.

— Ха-ха-ха! Ничего у вас не получится, жалкие смертные! Мои воины не боятся воды! — с патетикой громко завопил одноглазый маркиз.

От такого неожиданного заявления у Васьки сбился прицел, и он промахнулся.

— А при чем здесь вода? — опуская рогатку, поинтересовался чертик.

— Смертные, вы же сами сказали, что будете нас «мочить»! Так вот, знайте, что на нас это не действует!

Переглянувшись с Васькой, мы громко засмеялись, держась за животы.

— Васька, и это ты называешь «разумным зомби»? Да он полный придурок! И кстати, заметь, что остальные-то молчат! — многозначительно добавила я.

— Да вижу я, — отмахнулся Васька, заряжая рогатку. — Что называется, повезло! Если он здесь только один такой говорливый, то, может, мы и справимся. Хорошо бы еще знать, насколько большое это кладбище, а то у меня снаряды заканчиваются. — И Васька запустил в полет очередную иглу, пролетевшую сквозь ребра ближайшего скелета и вонзившуюся в следующего за ним мертвяка.

В это время Прошка активно разбирал на составляющие подошедших вплотную к нам скелетов. От ударов мощных лап белые косточки так и летели в разные стороны, в беспорядке усеивая кладбищенскую землю.

На какое-то время я забыла про магию и в упоении махала мечом, старательно уменьшая количество нападающих и стараясь подобраться поближе к говорливому маркизу де Базу. Надо сказать, что этот зомби оказался на редкость осмотрительным и в первые ряды не лез. Он все время кем-нибудь прикрывался, окружив себя десятком мертвяков с оружием почище и поновее, чем у других. Этих зомбиков я про себя окрестила телохранителями и именно их уничтожением озаботилась в первую очередь. Драться с мертвяками оказалось не так уж и сложно, правда, была одна неприятность. Для того чтоб их уничтожить окончательно, нужно было разобрать зомбика на кучу составляющих, отрубив ему все выступающие части тела (читай, конечности и голову), и все равно отрубленные руки продолжали дергаться, пытаясь подползти поближе к своему хозяину и по возможности прилепиться обратно.

— Васька, прикрывай меня, мы идем в атаку! — И я ринулась в самую гущу врагов, поставив себе целью во что бы то ни стало добраться до маркиза де База.

Заметив угрозу в нашем лице, маркиз дал сигнал, и находящиеся неподалеку скелеты встали единым щитом перед нами. Мой меч-ксифос имел обоюдоострое лезвие листообразной формы, которое позволяло не только колоть, что в данных обстоятельствах было совершенно бесполезно, а и рубить врага. Рядом со мной сражался Прошка, помогая по мере сил, вот только победить несколько сот мертвяков таким малым количеством было проблематично. Наши враги не боялись боли, не испытывали никаких эмоций и совершенно не знали сомнений. К тому же некоторые из них умудрялись собрать себя заново, приставив отрубленную руку или ногу, и пока мы сражались с их товарищами, снова шли в бой.

Огромный скелет, щелкая зубами и размахивая ржавой железякой, в которой с трудом можно было узнать остатки фамильного оружия, кинулся мне наперерез. Чисто автоматически я сделала резкий замах и снесла ему голову. Правда, данное обстоятельство ничуть не остудило его пыл и, буквально на лету подхватив свою черепушку, скелет зажал ее под мышкой и продолжил беспорядочно размахивать руками с ржавой железкой, пытаясь меня ею задеть.

— Вот настырный попался! — восхитилась я. — Ну получи, фашист, гранату! — Извернувшись, я от души пнула скелет в колено, с удовлетворением наблюдая за тем, как он падает. Выроненная черепушка очень удачно подкатилась прямо мне под ноги, и я, как заправский футболист, отправила ее в далекий полет. Все, теперь этот товарищ нам не противник!

Воодушевившись, я, словно ледокол «Арктика», пробиралась сквозь ряды нападающих, подбираясь все ближе и ближе к своей цели. Наш «немертвый-неживой» маркиз де Баз заметил в моем лице близкую угрозу для своего существования и начал заметно нервничать. Его приказы посыпались как из рога изобилия, а сам он явно намылился уйти, так сказать, «по-английски», то есть даже не попрощавшись. Этого допустить я не могла!

— Прошка, держи этого гада! Не дай ему уйти! — Я свободной рукой указала кса-рдону на маркиза, который тихой сапой прятался за спинами своих воинов, постепенно отступая.

Проша моментально сменил тактику боя и превратился в небольшой такой тайфун, который за считанные секунды разметал наших врагов. От его ударов они разлетались по окрестностям, как кегли в кегельбане, живописно украшая своими телами зеленую кладбищенскую травку. Не дожидаясь, пока все эти мертвяки подберут свои оторванные конечности и приставят их на место, а потом со своим маниакальным упорством пойдут нас убивать, я рванула к оставшемуся в гордом одиночестве маркизу.

— Маркиз, куда же вы? — делано удивилась я, подсекая своим мечом правую ногу нашего «разумного» зомби. — Не стоит так быстро покидать нас!

Плюхнувшись на пятую точку, он с грустью посмотрел на свои полторы ноги (правая нога ниже колена оказалась отрублена и сейчас лежала в сторонке, не делая попыток вернуться к своему хозяину).

— Девушка, что же вы так ко мне привязались? Чем я вам не угодил? Сначала глаз мне выкололи, теперь вот ноги лишили… А может быть, мы были с вами знакомы еще при жизни? Я имею в виду, при моей жизни? — поправился маркиз.

Внимательно посмотрев на жалкую физиономию маркиза, я уверенно покачала головой:

— Это вряд ли! Я, знаете ли, здесь недавно.

— Лика, чего ты с ним разговариваешь? Быстренько поруби его в капусту и пошли домой отдыхать! — встрял Васька.

— Такой маленький и такой кровожадный! — грустно констатировал маркиз. — Куда катится наш мир? Милая девушка, может, мы договоримся? — Зомби с надеждой взглянул на меня.

— Лика, ты с кем договариваться собралась?! Это же мертвяк, который совсем недавно пытался нас прикончить! — Разбушевавшийся Васька никак не хотел успокаиваться. — Дай мне меч, я его сейчас сам на ленточки порежу!

— Вася, успокойся! Давай лучше выслушаем товарища. Вдруг он что интересное предложит. — Честно говоря, убивать пусть даже уже и мертвого маркиза, когда он совершенно беззащитен, мне как-то претило.

— Девушка, хотите, я сделаю вас своей наследницей? Или еще лучше, я знаю здесь на кладбище пару очень милых мест, где вы сможете найти массу дорогих и полезных в домашнем обиходе вещичек, сделанных исключительно из золота. Если вы поможете мне подняться, я вам с удовольствием их покажу.

— Хм-м, Лика, может быть, ты и права, что не хочешь его убивать, — резко сбавил тон Васька и с алчным интересом посмотрел на маркиза. — И что, ты гарантируешь, что никто до нас там еще не бывал?

— Обижаете! Все будет в лучшем виде, — воодушевился маркиз, заметив проявленный к его предложению интерес. — Вам хватит на всю жизнь!

— Сомневаюсь! Даже я не знаю, сколько живут черти, хотя и являюсь ярким представителем этого замечательного племени. Но все равно, веди нас к своим захоронкам, посмотрим, что там у тебя, — снисходительно заявил Васька, соскакивая с моего плеча на землю.

— Так, стоп! Золота у нас и без тебя хватает. А вот что ты еще можешь нам предложить? — Я решила взять переговоры в свои руки, так как Васька явно уже настроился на элементарный выкуп, а это меня никак не устраивало.

— Даже и не знаю, — загрустил маркиз. — А что вы хотите?

Я задумалась. Внезапно мне пришла в голову одна мысль, которую я тут же и озвучила:

— Скажи, а ты один здесь такой умный?

— Да! Я уникальный, и все меня слушаются! — Маркиз гордо расправил плечи.

— Замечательно. Тогда для начала скомандуй своим… — я замялась, не находя слова, чтоб правильно обозвать всю эту кладбищенскую братию, — своим товарищам, чтоб они прибрались здесь, а то скоро утро, а городское кладбище больше напоминает поле боя. Ну а после мы поговорим.

Буквально через минуту после моих слов все мертвецы резко поменяли направление и вместо того, чтоб топать к нам, размахивая своими ржавыми железяками, начали убирать территорию, стаскивая разбросанные по кладбищу косточки своих товарищей в одну общую кучу.

— Прямо трудовой десант в пионерском лагере! — восхитилась я.

— Чего ты сказала? — переспросил Васька, обиженный на меня за то, что я проигнорировала предложение маркиза о золоте.

— Ничего, не бери в голову, — отмахнулась я, с интересом рассматривая огромную кучу костей, к которой со всех сторон стали подползать ущербные скелеты. Роясь в ней, они отыскивали нужные части и, прихватив с собой, убирались восвояси. Тут мимо меня проковылял огромный скелет, очень похожий на того, с кем мне пришлось сражаться. Он нежно прижимал к себе черепушку, поглаживая ее фалангами пальцев.

— Ну хорошо. Будем считать, что с этим заданием ты справился. А теперь расскажи мне, что подвигло тебя вылезти из могилы и напасть на нас? — учинила я допрос маркизу.

— Не знаю, — растерянно ответил наш зомби. — Я просто в какой-то момент понял, что могу двигаться и больше не хочу лежать в могиле. А выбравшись наверх, ощутил, что все кладбище пришло в движение. К сожалению, больше подобных мне созданий я здесь не почувствовал. Все остальные были, словно… — маркиз помахал рукой в воздухе, стараясь найти похожее сравнение, — словно слуги, что ли. Я откуда-то знал, что они выполнят любой мой приказ, и что я просто обязан отомстить тем, кто так бессовестно потревожил наш покой. Ну вот, пожалуй, и все. Остальное вы видели сами.

Внимательно слушавший маркиза Васька ехидно добавил:

— Ага, и даже участвовали!

— А что теперь? Ты что-нибудь чувствуешь? — поинтересовалась я.

— Что именно я должен чувствовать? — переспросил маркиз.

— Сейчас тебе уже не кажется, что ты должен нас уничтожить?

— Как это ни странно — нет! Еще во время боя я почувствовал, словно меня что-то отпустило.

— Так что же ты, зараза такая, не прекратил бой? Какого… кхм, ты продолжал натравливать на нас своих придурков? — не выдержал Васька.

— А мне было интересно, кто победит, — невозмутимо ответил маркиз.

— Лика, фиг с ним, с золотом, я его сейчас собственными зубами порву! — разозлился Васька, хватая чью-то берцовую кость, валяющуюся неподалеку и со всей дури охаживая не ожидавшего такой агрессии маркиза.

— Вы чего деретесь? Пленных нельзя обижать! — завопил маркиз.

— Я сейчас тебя так обижу, что мало не покажется! Я тебя сейчас без всякой магии упокою! — Васька явно примеривался к повторному удару, и мне пришлось срочно вмешаться.

— Вась, подожди упокаивать. Он нам еще пригодится.

— Милая девушка, конечно, я вам пригожусь. — Маркиз приободрился и постарался поближе подползти ко мне. — Вы только скажите — как, и я абсолютно точно вам пригожусь!

От таких слов маркиза я прямо обалдела. Это же надо так завернуть!

— Ладно, для начала отведите нас в обещанные злачные места, а по дороге обсудим наше дальнейшее сотрудничество, — покровительственно пообещала я.

— Я бы с огромным удовольствием, но увы… — Маркиз де Баз со вздохом развел руками, показывая на обрубок ноги. — Хотя, если вы попросите вашего помощника подарить мне эту… — маркиз замялся, — эту штучку, то я немедленно провожу вас до нужного места.

— Не дам! — категорично заявил Васька, двумя руками обхватывая кость.

— Вася, не жадничай! Я тебе новую дам, еще лучше, — пообещала я, пытаясь выдрать кость из цепких чертячьих лапок.

— Мне не нужна новая, я эту хочу-у-у! — на одной ноте завыл Васька, чувствуя, как заветная кость покидает его.

— Васька, прекрати истерить! Ты золота хочешь или нет? — наклонилась я к уху чертика.

— Хочу!!! — немедленно согласился Васька, глядя на меня алчным взглядом.

— Тогда отдай маркизу эту кость! Тем более что у нее законный владелец имеется. Вон посмотри на тот скелет, который стоит неподалеку от нас, как избушка на курьей ножке. Как ты думаешь, что ему здесь нужно, раз он никак не хочет спокойно уйти и лечь отдыхать в свою могилку? — Я показала чертику на несчастный потрепанный скелет, который стоял метрах в пяти от нас и у которого явно недоставало не только берцовой, но и целой кучи других косточек. — Вот то-то и оно! Так что отдаем маркизу эту косточку, и пусть теперь уже он сам разбирается с ее законным владельцем.

Маркиз де Баз радостно приладил кость к обрубку ноги и вкупе со своей повязкой на выбитом глазу сразу стал похож на персонажа из фильма о пиратах. Для полного сходства не хватало только попугая на плече.

Посмотрев на преобразившегося маркиза, я фыркнула в кулак от еле сдерживаемого смеха. А увидев заинтересованные взгляды спутников, решила рассказать о причине моего веселья. Вот пока мы топали через все кладбище до обещанного богатого склепа, я и развлекала всех знаменитой историей пирата Джона Сильвера. Самое интересное, что маркизу рассказ чрезвычайно понравился, и он даже начал озираться по сторонам в поисках подходящей птички на роль попугая.

Оглянувшись, я попросила его:

— Маркиз, вы бы разобрались с тем бедолагой, который прыгает за нами. Если я не ошибаюсь, то это его косточка послужила вам протезом.

Обернувшись и убедившись в правоте моих слов, маркиз нахмурился.

— Вот всегда так. Только жизнь налаживаться начинает, и вот на тебе. — Поманив к себе несчастного, наш маркиз что-то ему пошептал, после чего скелет, понурившись, поковылял куда-то.

— И что вы ему сказали? — поинтересовалась я.

— Сказал, что занесу ему его собственность попозже прямо на дом, вернее, на могилку, — отмахнулся маркиз.

— И что, неужели действительно отдадите? — не поверила я.

— Конечно! — не моргнув глазом, соврал маркиз.

— Ну-ну. — Я сделала вид, что поверила. — А вот скажите мне, маркиз, вы жить хотите? Пусть даже в таком странном состоянии, как сейчас?

— Конечно, хочу! Я здесь на кладбище таких девочек видел, закачаешься. И все из благородных, прошу заметить, — расправил грудь маркиз.

— Тогда придется принести присягу верности, — оповестила его я.

— А кому? — поинтересовался лич.

— Как кому? Конечно же мне! Вы не переживайте, часто беспокоить не буду, но если вдруг понадобится, то я жду от вас полного и безоговорочного послушания и помощи. Ну что, готовы пойти на такие жертвы, или сразу в могилку? Вон Васька так и рвется кого-нибудь упокоить. — Я показала глазами на чертика, который за то время, что мы разговаривали, вытаскивал из указанного маркизом склепа уже третий мешок с чем-то звенящим.

— Вам, милая девушка, я любую клятву принесу! Правда, в разумных пределах, — поправился маркиз.

— О разумных придется забыть! — строго сообщила я маркизу. — Или полное и безоговорочное подчинение, или обратно в могилку!

— Ладно-ладно! Уговорила! Вот ведь какая девушка, уговорит кого угодно! — восхитился маркиз.

— А то, она такая! — подтвердил Васька, вытирая пот со лба. — Кажется, все! Девять мешков набралось, как делить будем? Девять напополам не делится! Предлагаю по справедливости: мне — пять, тебе — четыре.

— А Прошку что, не считаешь?

— Вот еще! Зачем ему золото-то? У него и так все есть! Теплая шкура своя, запас жратвы в подвале Академии на целый год. Чего ему еще надо-то? — заупрямился Васька.

— Он сражался вместе с нами и имеет такое же право на военные трофеи, как и мы. Так что девять мешков — это очень даже хорошая цифра получается. Как раз по три мешка добра на голову.

— Как таскать тяжести, так Василий один должен напрягаться, а как делить — так сразу куча желающих набегает, — проворчал черт, сидя на горе мешков.

— Все, Васька! Хватит препираться. Предлагаю сделку. Ты перетаскиваешь наши мешки на территорию Академии, а я тебе презентую еще один мешок. Итого получается тебе четыре, а нам с Прошкой — пять мешков остается. Ну что, согласен?

— Еще один добавишь, и я твое добро в полновесные золотые монеты обращу по самому выгодному курсу. На фига тебе золотой горшок и старинная ваза с брюликами? — деловито предложил Васька.

— Милая девушка, а вы этому товарищу своему полностью доверяете? — встрял маркиз.

— А что такое? — поинтересовалась я.

— Да просто в половине этих мешков и так полновесные золотые монеты лежат, чего их обращать-то?

— Вася, это правда? — повернулась я к чертику.

— Да кто ж его поймет, — начал выкручиваться Васька. — Там же темно, откуда ж я знаю, чего и сколько я напихал. Страшно там, Лика, — доверительно прошептал чертик.

— Да чтоб ты и не знал, чего тыришь? Вот ни за что не поверю! — усмехнулась я. — Короче, доставляешь наши мешки с монетами в Академию, и мы в расчете.

— Я тебе еще это припомню, стукач кладбищенский! — выругался в сердцах Васька, сортируя мешки. — Да если б не я, Лика давно б тебя уже в капусту порубила, и была бы права! И что я влез со своим врожденным человеколюбием? — ворчал Васька, напрочь позабыв, что сам же первый и рвался упокоить говорливого мертвяка-лича.

Приняв присягу от маркиза де База и скрепив ее соответствующим магическим ритуалом, накрепко привязывающим зомби ко мне, я поспешила восвояси, надеясь оказаться в Академии хотя бы до восхода солнца, чтоб до начала занятий успеть привести себя в порядок. О том, чтобы поспать, речи быть уже не могло.

Васька умудрился испариться еще до начала ритуала, причем вместе со всеми мешками. И как он, такой маленький, смог один утащить столько барахла — уму непостижимо. При случае надо будет у него поинтересоваться!


Содержание:
 0  Хранительница и Орден Хаоса : Светлана Кузнецова  1  ГЛАВА 1 : Светлана Кузнецова
 2  ГЛАВА 2 : Светлана Кузнецова  3  ГЛАВА 3 : Светлана Кузнецова
 4  ГЛАВА 4 : Светлана Кузнецова  5  ГЛАВА 5 : Светлана Кузнецова
 6  ГЛАВА 6 : Светлана Кузнецова  7  ГЛАВА 7 : Светлана Кузнецова
 8  ГЛАВА 8 : Светлана Кузнецова  9  ГЛАВА 9 : Светлана Кузнецова
 10  ГЛАВА 10 : Светлана Кузнецова  11  ГЛАВА 11 : Светлана Кузнецова
 12  ГЛАВА 12 : Светлана Кузнецова  13  вы читаете: ГЛАВА 13 : Светлана Кузнецова
 14  ГЛАВА 14 : Светлана Кузнецова  15  ГЛАВА 15 : Светлана Кузнецова
 16  ГЛАВА 16 : Светлана Кузнецова  17  ГЛАВА 17 : Светлана Кузнецова
 18  ГЛАВА 18 : Светлана Кузнецова  19  ГЛАВА 19 : Светлана Кузнецова
 20  ГЛАВА 20 : Светлана Кузнецова  21  ГЛАВА 21 : Светлана Кузнецова
 22  ГЛАВА 22 : Светлана Кузнецова  23  ГЛАВА 23 : Светлана Кузнецова
 24  ГЛАВА 24 : Светлана Кузнецова  25  Использовалась литература : Хранительница и Орден Хаоса



 




sitemap