Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 16 : Светлана Кузнецова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25

вы читаете книгу




ГЛАВА 16

Подготовиться к испытаниям мне конечно же не дали. Сразу, как только я оказалась на арене, в меня полетели фаерболы один за другим. И если справляться с ними кому-то может показаться не так уж и сложно, то представьте себе, что с разных сторон сразу несколько человек прицельно кидают в вас мячи, и ваша задача — не дать в себя попасть. Представили? А теперь добавим к этому, что эти мячи вовсе не безопасны и состоят не из резины и воздуха, а из чистого огня! Это покруче игры в «вышибалы» будет!

Как же мне пригодилась моя защитная пленка, которую я конструировала несколько дней и только вчера закончила (правда, не успев еще хорошенько испытать). Именно с ее помощью я хотела спасти Дакка от заклинания Белого Света, а сейчас благополучно воспользовалась сама. Моя защита очень сильно отличалась от стандартной тем, что позволяла своему хозяину (или хозяйке) чувствовать себя абсолютно свободно, порой даже забывая о ее существовании. Стандартные виды защиты — Купол, Сфера, Щит и т. д., — действовали только в пределах зоны активации. То есть, выйдя из Купола или заступив хотя бы на шаг за Щит, я сразу же становилась уязвимой для врагов, в то время как моя пленка плотно облегала тело, позволяя свободно передвигаться в любом направлении, не теряя своих защитных свойств. Получался такой милый «защитный костюмчик», заметный только в магическом диапазоне в виде легкой сиреневатой дымки. К тому же мое ноу-хау не требовало больших энергетических затрат, так как я умудрилась запитать его на внешний ресурс. Вокруг нас всегда находятся частицы магической энергии, свободно плавающие в пространстве. Где-то их больше, где-то меньше, но они есть всегда. Когда ничего не происходит, мой «защитный костюмчик» находится, так сказать, в расслабленном состоянии, лениво вылавливая частицы магии из окружающего пространства. Когда же происходит нападение, защитная пленка резко активируется и собирает из пространства все до последней крупицы магической энергии, становясь прочнее и сильнее танковой брони. А в момент активации боевого заклятия происходит такой выброс магической энергии, что мой «костюмчик» становится самой серьезной защитой, какую только я могу себе представить (по крайней мере, в прочитанных мною книжках я никаких аналогов найти не смогла). Проще говоря, чем больше происходит магических действий, направленных против меня, тем прочнее моя невидимая защита, причем без каких-либо затрат и усилий с моей стороны.

Тем не менее, даже зная об этой особенности своего «костюма» и будучи уверенной в том, что уж с фаерболами третьей степени моя защита точно справится, я не могла побороть себя и носилась по арене как угорелая, уворачиваясь от огненных шаров и костеря на все лады магистра Берию и ректора, которые откровенно развлекались развернувшимся зрелищем. Понятно, что долго так продолжаться не могло и, споткнувшись о камешек, неудачно подвернувшийся мне под ногу, я замешкалась. Именно этим и воспользовался магистр Берия, метнув в меня Огненный Снаряд. Инстинктивно закрывшись рукой от летевшего прямо в лицо фаербола (вот садист, мог бы и пониже метнуть!), я наконец-то увидела свою защиту в действии. Огненный шар вспыхнул и рассыпался безобидными искорками, не причинив мне никакого вреда. Осмелев, я уже сама стала подставляться, гася снаряды один за другим. Улыбки медленно сползли с лиц моих экзаменаторов, и они резко поменяли тактику. Зародившись из маленького смерча, на арене поднялся безумный ветряной вихрь, который подхватывал валявшиеся каменюки и, закручивая их в ветряных кольцах, с огромной силой швырял в меня. Получив несколькими мелкими камушками по разным частям тела и увернувшись от пары покрупнее, я поняла, что мой замечательный «защитный костюм» от синяков не спасает. Конечно, ни один камушек насквозь меня не пробьет (хотя и летели они с огромной скоростью), а вот реальные синяки мне обеспечены, а может, даже и переломы ребер. Посмотрев на все большее количество разнокалиберных камней, летающих вокруг, я не придумала ничего лучше, как запустить в ответ свое заклинание. Результат оказался неожиданным для моих мучителей. Все летающие камушки внезапно поспешили друг к другу, стремясь поскорее объединиться между собой. Дружное «ах!» студентов возвестило рождение не очень красивого, но достаточно крупного и злющего каменного голема. Ну еще бы, каменных големов все начинают проходить только на четвертом курсе, так как эти создания совершенно неуправляемы, и чтоб заставить их слушаться, нужно ОЧЕНЬ постараться. И появился этот громила аккурат напротив опешившего ректора. Не сказать, чтоб маг такой категории, как он, не мог справиться с каким-то големом, просто он явно не ожидал такой прыти от студентки-первокурсницы. На бушевавший ветряной столб уже никто не обращал внимания. Все сосредоточились на каменном големе, который наконец-то определился и, неловко ковыляя, направился прямиком к ректору, угрожающе сжав впечатляющие кулаки.

Понимая, что моим экзаменаторам сейчас не до меня, я скромно стояла в сторонке, с интересом наблюдая за дальнейшим развитием событий. Наш ректор в это время как-то странно потирал руки и вскидывал их в непонятном жесте, направляя ладони в сторону упорно ковылявшего к нему голема. На ожившую каменюку все его потуги не оказали совершенно никакого влияния, и ему оставалась уже только пара шагов до цели. Наконец это сообразил и сам ректор и, что-то громко выкрикнув, прытко отскочил в сторону, спрятавшись за спину магистра Берии.

Мой голем с противным скрежетом повернул голову и, узрев магистра Берию, за спиной которого маячил ректор, с протяжным ревом направился к ним. Не знаю, чего уж я такого наколдовала, но, судя по удивленным, затем озадаченным, а потом уже и испуганным лицам магистров, на моего голема совершенно не действовали стандартные заклинания уничтожения. Резво увернувшись от протянутой каменной лапищи, магистр Берия очень невежливо оттолкнул от себя ректора, который все это время цеплялся за его мантию и пытался подсказывать, какие заклинания лучше использовать.

— Господин ректор, я только ваш ассистент, а потому с удовольствием уступаю вам право показать свое мастерство и расправиться с этим големом. — Магистр Берия быстро засеменил прочь от растерянного ректора, оставив его решать проблему в одиночестве.

Испуганно оглядевшись, ректор понял, что остался один на один с големом и если сейчас ничего не сделает, то его перемелют в мелкий фарш. Отступив на несколько шагов, ректор широко развел руки в стороны, вывернув их ладонями наружу, а затем резким движением свел перед грудью. После чего начал медленно толкать от себя что-то невидимое, с трудом преодолевая какое-то сопротивление и сопровождая свои действия очень быстрым речитативом, который то усиливался, а то сводился на совсем тихий, еле слышный шепот.

— Нет! Ректор, не надо! Остановитесь! — вскочил со своего места магистр Джулиус, по-моему, единственный из всех сообразивший, какое заклинание приводит в действие ректор.

Даже я, находившаяся ближе всех к ректору и имевшая возможность слышать некоторые слова, ничего не поняла, хотя и проштудировала за последнее время целую кучу учебников и книг, находившихся в учительской секции библиотеки, а потому простым студентам недоступных.

Одновременно с последним словом, которое ректор выкрикнул в сторону голема, он сделал резкий толчок от себя, и от его рук отделилось небольшое серое облако. Плавно подлетев к каменному истукану, оно прилепилось к его голове, начиная потихоньку увеличиваться и расползаться по всему туловищу, окутывая его на манер кокона. Взревев, как раненый бык, голем заметался по всей арене, не замечая ничего вокруг и обуреваемый только одним желанием — содрать эту серую штуку с себя. Ректор не успел увернуться от ставшего внезапно необычайно быстрым и стремительным голема и был в один момент раздавлен, превратившись в мокрое пятно на арене. А я с ужасом увидела, как ко мне приближается сама смерть в образе каменной глыбы, и всем существом осознала, что не успеваю увернуться. В самый последний момент, когда я уже распрощалась с жизнью и даже закрыла глаза, что-то подхватило меня за шкирку, и я оказалась под самой крышей, успев почувствовать ветерок, прошедшийся по моим ногам. Подняв голову, я с удивлением увидела глэсса Нимбуса, крепко держащего меня правой рукой за рубашку. Частичная трансформация позволила ему остаться похожим на человека (если не считать сильно заострившихся черт лица) и в то же время подняться в воздух за счет огромных кожистых крыльев, которые сейчас удерживали нас обоих в воздухе. Надо сказать, что здесь, под потолком, было значительно безопаснее, нежели внизу, так как голем прорвал магический защитный круг и уже громил все вокруг себя, совершенно обезумев. Студенты в панике покидали зал, внимательно следя за действиями каменного чудовища, чтоб успеть вовремя увернуться. Я попыталась рассмотреть в этой толпе своих друзей, но различила только Дакка, который летел к нам, раскинув нетопыриные крылья. Надо сказать, что он за последнее время сделал большой прорыв вперед в своем развитии, раз сумел остановить трансформацию на нужном ему этапе. Правда, его облик оставлял желать лучшего (забавно торчащие ушки с кисточками подвели и на боевую трансформацию совсем не тянул), но все это никак не отразилось на его летных способностях.

— Хм, я и не знал, что у первокурсников такие серьезные экзамены. Неужели Академия повысила планку в обучении? — спросил глэсс Нимбус парящего рядом с ним сына.

— Ничего подобного! Просто наш ректор очень невзлюбил Лику за ее острый язычок и теперь хотел оторваться по полной программе. — Дакк, не отрываясь, следил за тем, что происходило на арене.

— Разве это законно?

— К сожалению, вполне. Дело в том, что Лика пожелала сдать экзамен сразу за три года обучения, вот он и устроил ей испытания повышенной сложности. Интересно, ей засчитают этот экзамен или нет? Формально-то она справилась со всеми испытаниями вполне успешно, а по поводу смерти экзаменаторов в Правилах ничего не указано. Не было еще такого, чтоб магистр не смог справиться с каким-то студентом!

— А наоборот? — поинтересовался глэсс Нимбус.

— Наоборот как раз бывало. В Академии существует вполне официально признанный процент выбраковки. Это когда студенты погибают в процессе прохождения испытаний или получают настолько серьезные увечья, что бывают вынуждены покинуть Академию.

Кивнув в знак того, что полностью удовлетворен полученным объяснением, глэсс Нимбус пробормотал:

— Ну тогда я позабочусь, чтоб этот экзамен признали успешно сданным. В конце концов, если студенты на экзаменах могут погибать, то и учителям туда дорога не заказана.

Тем временем внизу под нами арена опустела. С последним студентом, наконец-то сумевшим убраться из зала, голем затих и перестал бушевать. С протяжным стоном каменный монстр осел и стал съеживаться на глазах, полностью окутанный серой пленкой, словно гигантским коконом. Магистр Джулиус заметил нас и призывно замахал руками.

— Уважаемый глэсс, не могли бы вы спустить меня вниз, к моему учителю? — вежливо попросила я, болтаясь под потолком.

— Девочка, а ты уверена, что тебе туда надо? — вопросом на вопрос ответил мне вампир.

— Вполне. Своему учителю я доверяю.

— Ну тебе виднее. — Махнув пару раз крыльями, глэсс Нимбус плавно приземлился, аккуратно поставив меня рядом с магистром Джулиусом.

— Лика, как это ни странно звучит, но мне, возможно, понадобится твоя помощь. Заклинание, которое применил ректор, относится к разряду запретных, и я даже не предполагал, что он может такое сотворить. Видимо, бедняга совсем ополоумел от страха, раз решился на такое. — Магистр Джулиус брезгливо покосился на мокрое пятно, оставшееся от ректора.

— А что в этом заклинании такого страшного и запретного? — поинтересовалась я, покосившись на груду камней, всю укрытую серой пленкой, в которую превратился мой голем.

— Дело в том, что действие заклинания еще не закончено. Можно сказать, что оно толком еще и не начиналось. Через некоторое время — точно сказать не берусь, через сколько, из этого кокона вылупится НЕЧТО. Как оно будет выглядеть и какой силой обладать, тоже никто не скажет. Известно только одно, что, появляясь на свет, это НЕЧТО может выполнить любое желание того, кто его вызвал. Правда, что оно потребует взамен — сказать сложно. Так или иначе, но единственный человек, который мог как-то повлиять на то, что должно здесь появиться, уже помочь нам ничем не сможет. Поэтому, как поведет себя это НЕЧТО, предугадать сложно. Прежде чем это заклинание было признано запретным, некоторые маги пытались применить его, жаждая могущества и известности. В результате этих необдуманных действий были полностью уничтожены три города и развязана одна война. А жители побережья до сих пор вздрагивают при упоминании о том жутком времени, когда страшный мор выкосил их почти полностью.

— Чем же я могу вам помочь? — растерялась я.

— Я, в отличие от господина ректора и магистра Берии, очень хорошо рассмотрел твою защиту. Надо сказать, что очень интересная вещь получилась. Насколько я понял, твоя защита может существовать, не требуя от мага дополнительных магических затрат?

— Да, что-то в этом роде, — подтвердила я слова учителя.

— Подумай, смогла бы ты сделать так, чтоб удерживающий экран, который я намереваюсь сейчас здесь поставить, смог обладать похожими свойствами. Я обязан огородить это место, чтоб, когда здесь появится НЕЧТО, оно не смогло вырваться на свободу и натворить дел. А за то время, что экран будет сдерживать появившееся на свет чудовище, я смогу получше его изучить и решить, как надежнее уничтожить.

Я пожала плечами:

— Ну хорошо. Я попробую вам помочь. — Нахмурив лоб, я внимательно наблюдала за тем плетением, которое начал плести мой учитель. Судя по всему, он очень серьезно отнесся к этому делу, так как сеть (именно на нее это больше всего походило) имела очень сложное плетение и настолько мелкие ячейки, что я даже засомневалась, а не перестраховывается ли магистр? Судя по груде камней, какое бы НЕЧТО ни вылупилось из образовавшегося кокона, оно точно должно быть не маленьким.

В какой-то момент я перехватила одну из нитей и привязала к ее концу свою, сплетая с другими и выплетая новый узор. Время, которое потребовалось на создание удерживающего экрана, пролетело незаметно.

— Все, Лика! Можешь остановиться. — Магистр Джулиус устало тряхнул руками. — Думаю, что какое-то время наш экран сможет сдерживать то, что здесь появится. Ну да ладно, теперь по поводу тебя. — Вздохнув, он своими словами просто сразил меня наповал: — Судя по тому, что я сегодня увидел, тебе нечего делать в Академии, по крайней мере в роли студентки. Далее твое обучение считаю бесперспективным. Ты вполне можешь совершенствоваться самостоятельно, не стесненная рамками учебной программы. Нужной литературой я тебя обеспечу и с удовольствием отвечу на любые вопросы.

— Неужели? Вы же сами мне говорили, что против ваших отличников с пятого курса я не выстою, а теперь хотите от меня избавиться. Это из-за того, что случилось сегодня с ректором? — Я в отчаянье смотрела на магистра Джулиуса, отказываясь верить услышанному. Ведь от моих умений и полученных знаний может зависеть сама моя жизнь, а я не хотела с ней так рано расстаться.

— Ты очень быстро развиваешься, и сейчас я уже не буду столь категоричен. Твое мышление сильно отличается от нашего. Практически любое заклинание, которое я тебе показываю, ты умудряешься переделать на свой лад, и что самое интересное, они работают! Да еще как работают! Я слышал только об одном маге, который обладал подобными способностями — это бесподобный Михайясь Ленинградский.

— Кто-кто? — Я не поверила своим ушам. — Какой еще Ленинградский? Вы что, издеваетесь, или у вас такие шутки?

— Я понимаю, что его имя звучит очень необычно, да и откуда он родом, наши историки до сих пор спорят. Но это факт. Не было еще мага, который мог бы превзойти его по способностям. Этот паренек, появившись непонятно откуда, за очень короткое время сумел стать одним из самых выдающихся магов, а затем и архимагов Тарагона.

— А как давно это было? И куда же он потом делся, этот ваш Михайясь Ленинградский? — Я напряглась, почувствовав, что здесь не обошлось без моего соплеменника.

— Было это практически сразу после прихода предыдущей Хранительницы. Вернее, после ее победы над приспешниками ордена Хаоса. С тех пор уже лет триста прошло, наверное. В один из дождливых дней постучался в ворота ШМАРа Молодой паренек с небольшой котомкой за плечами. Денег у него не было, и поступить в Академию он не мог. А вот в Школу Магического Ремесла его взяли с удовольствием, так как он показал очень неплохие способности на вступительных экзаменах. Михайясь Ленинградский, так он просил себя называть, очень быстро превзошел всех своих сокурсников и вскоре был переведен из Школы в Академию. Ты же знаешь, что в исключительных случаях бедные, но очень талантливые студенты имеют возможность продолжить свое обучение в Академии Колдовства и Магии. На этом Михайясь не успокоился и продолжал удивлять преподавателей своими недюжинными способностями к магии. Его заклинания, так же как и твои, работали совершенно по-другому, нежели это было описано в учебниках. Через каких-нибудь пару лет с молодым магом уже опасались связываться даже некоторые наставники, не то что его сокурсники. Михайясь был веселым парнем, любящим подшутить над своими недругами. Правда, шутки его частенько заканчивались не так безобидно, как хотелось бы.

— Триста лет назад… — протянула я сожалеюще. — Он, наверное, уже умер давно?

— Ну что ты, девочка! Маги такого уровня могут жить очень долго. Так долго, как это им позволит их мастерство. А Михайясь был очень сильным магом, я бы даже рискнул предположить, что он был самым выдающимся магом Тарагона.

— Так куда же он тогда делся? И почему нигде нет о нем упоминаний? — Я уже не могла сдерживать свое нетерпение.

— Упоминания о нем есть в некоторых учебниках. Правда, сейчас не принято вспоминать о Михайясе, так как Совет магов заклеймил его отступником. — Магистр Джулиус скептически усмехнулся. — Когда Михайясь закончил обучение в Академии и блестяще сдал все экзамены, его сразу же пригласили войти в Совет магов и стать одним из преподавателей Академии. Но, казалось бы, блестящее будущее молодого мага оказалось вовсе не таким, как прочили многие. Михайясь за короткое время рассорился с главой Совета и вызвал на магическую дуэль ректора Академии. В результате дуэли ректор погиб (надо сказать, во многом по собственной глупости), а Михайясь вынужден был скрыться. Вот тогда-то глава Совета и припомнил Михайясю и все выпады в свой адрес, и недавнюю ссору, объявив охоту на молодого мага. До Совета магов время от времени доходили сведения о новых свершениях Михайяся, о его неординарном таланте, но эти данные строго засекречивались, и все делали вид, что никто и знать не знает такого мага. И вот уже лет сто, как даже обрывочные сведения о нем перестали поступать. И теперь никто не знает, где он и жив ли до сих пор. — Магистр Джулиус немного помолчал. — Вот именно этого мага ты и напомнила мне. Думаю, что тебе с твоим характером также придутся не по душе жесткие рамки, в которые ставит нас Совет. К тому же после всего случившегося к тебе будет самое пристальное внимание со стороны Совета, и еще неизвестно, как это может сказаться на твоей дальнейшей судьбе. Старые архимаги из Совета настолько закоснели в своем эгоизме, что заставить принять их что-то новое порой бывает крайне сложно. К сожалению, многие из магов, узнав о твоих неординарных способностях, посчитают все произошедшее тщательно спланированным. А убийство мага при таких обстоятельствах — это уже преступление перед Советом, и наказание может быть очень жестоким. Боюсь, что даже я не смогу тебе ничем помочь, а потому самым лучшим для тебя будет немедленно покинуть Академию, пока вокруг царит неразбериха.

Мне тяжело прощаться с тобой, но другого выхода я не вижу. А по поводу твоего обучения… ты пока еще не осознаешь, насколько далеко продвинулась в мастерстве мага. Я даже не подозревал, что за такое короткое время смогу дать тебе так много! В общем, если тебе понадобится моя помощь, то ты знаешь, где меня найти. — И магистр Джулиус легонько подтолкнул меня в спину, выпроваживая прочь из зала.


Идя по территории Академии, я задумчиво перебирала в уме разговор с учителем. В голове крутилась навязчивая мысль: «Вот и все! Студенческие каникулы кончились, прошу на ринг, госпожа Хранительница!» Прав оказался дракон, говоря мне об окончании учебы в Академии. А я еще спрашивала его, как можно покинуть Академию, недоучившись? Оказывается, очень даже просто! Случайно раскатай в лепешку ректора этой самой Академии во время экзамена — и все, ты свободен как ветер!

Как-то не верилось, несмотря на уверения магистра Джулиуса, что я действительно сравнялась, а может, даже и переплюнула в знаниях выпускников Академии, хотя и корпела над учебниками все свободное время. Может быть, все это потому, что учиться магии мне нравилось? Нравилось видеть, как на пустой ладони расцветает дивный огненный цветок, принимая ту форму, которую мне захотелось ему придать. И вот уже вместо цветка пышет алым жаром стрела, отправляясь в смертоносный полет в заданном направлении, а следом за ней разрывает прочную землю на две неравные части глубокая трещина, быстро расширяясь и показывая черный зев провала. Именно так я в последнее время «развлекалась», тренируясь и отдавая много времени именно боевым заклинаниям. Поскольку магистр Джулиус запретил мне без его присмотра заниматься боевой магией, я делала это тайно, понимая, что времени остается все меньше и меньше. А теперь вот выясняется, что его у меня уже совсем не осталось.

Внезапно припомнились ночные кошмары с Лордом Хаоса в главной роли. Я чувствовала, как кольцо поисков сужается вокруг меня, а в темноте ночи все чаще слышался настойчивый шепот, призывающий откликнуться на его призыв. Пора, видимо, мне отправляться в путь, на встречу к назойливо ищущему меня Лорду.

Задумавшись, я чуть не споткнулась о Ваську, расположившегося прямо под дверью в мою комнату.

— Ты чего здесь забыл? Имей в виду, взаймы больше не дам, — категорично заявила я чертику, который в последнее время повадился клянчить у меня золото. Васька всячески прибеднялся и говорил, что отправил все деньги в свое измерение, чтоб откупиться от внезапно заинтересовавшейся им комиссии.

— Да не нужно мне твое золото, — страдальчески сморщился Васька. — Все гораздо хуже. Меня зовут домой, и я ничего не могу с этим сделать. Они нашли способ расширить проход и настойчиво тянут меня обратно.

— И зачем ты им сдался? От тебя же сплошные неприятности! — устало бросила я.

— Вот и я им втолковываю, что рано мне еще возвращаться. А они ни в какую. Требуют личного присутствия с персональным отчетом, — пожаловался Васька.

— Ну так в чем дело? По-быстрому отчитаешься — и обратно!

— А чем отчитываться? Я же так никого и не завербовал! — развел лапками Васька. — Лика, ты же умная, ну придумай что-нибудь!

Посмотрев на несчастную физиономию чертенка, я задумалась. Несмотря на все его проказы, за последнее время Васька стал частью нашей команды, и не помочь ему в его беде было бы неправильно.

— А как ты должен был завербовывать? — поинтересовалась я.

— Как-как, обыкновенно. — Васька вытащил целую кипу листов бумаги. — Видишь, сколько у меня пустых бланков? И ни одной подписи на них нет!

Я рассмеялась.

— Если все дело только в этом, тогда я вообще не вижу никаких проблем! Давай дуй к маркизу де Базу. Скажешь, что я тебя послала. У него там целое кладбище послушных мертвяков. Вот пусть они тебе и распишутся в этих бланках. Не думаю, что они будут сопротивляться. — Я усмехнулась, глядя на ошарашенную мордочку чертика. — К тому же Васька, эти завербованные ничего не будут тебе стоить.

— Лика! Ты просто гений! И почему я раньше об этом не подумал? — воодушевленно махнув хвостиком, Васька высоко подпрыгнул на месте, умудрившись чмокнуть меня в щечку. — С таким уловом новых душ они меня куда угодно отпустят и даже слова не скажут! — Крутнувшись на месте, Васька испарился в воздухе, оставив после себя серный запашок.

Покачав головой, я начала собирать вещи, не желая рисковать и задерживаться в Академии. Книги и свитки занимали практически все свободное место в моей маленькой комнате (и как только Прошка умудрялся здесь помещаться?). Тяжело вздохнув, я засунула в рюкзак тетрадь со своими записями, посчитав, что на данный момент именно она — самое большое мое сокровище. Стук в дверь прервал мои сборы.

— Лика, ты что, уже собралась? — На пороге стоял Драрг.

— Ну да. А что тут было собирать? — Я пожала плечами. — Ты, надеюсь, еще не передумал мне помочь со свитком? После сдачи экзамена тебе полагается несколько дней полной свободы, а кроме твоего знакомого язык маригов вряд ли кто еще знает.

— Ладно уж. Раз обещал, значит, сделаю. А ты что, собралась вместе со мной?

— Ну да! Раз я теперь полностью свободна, так почему бы мне не пойти с тобой? А ты что, против? — Я посмотрела на Драрга.

— Ну-у, в принципе, можно тебя взять. Хотя я думал, что один обернусь значительно быстрее. А ты могла бы подождать меня у подножия гор, — промямлил гном.

— Вот и замечательно. — Я сделала вид, что совершенно не услышала последнего пожелания гнома. — И когда мы выходим?

— Да хоть прямо сейчас!

— Вот и чудненько. Я свои вещи собрала, значит, можем выступать. Думаю, ребят не стоит тревожить. В конце концов, они не обязаны повсюду мотаться со мной.

— Правильное решение! — одобрительно покачал головой Драрг, добавив еле слышно: — Мне и тебя одной в подземелье будет более чем достаточно.

Толкнув дверь, мы с гномом услышали тихое ойканье и сдавленную ругань. Выйдя в коридор, я уставилась на всю нашу команду, расположившуюся напротив моей комнаты. Лешек шепотом ругался и потирал огромную шишку, растущую у него на лбу, прямо на наших глазах.

— И что вы все здесь делаете? У вас какое-то дело ко мне? — Я удивленно смотрела на ребят.

— Решила от нас сбежать? — вопросом на вопрос ответил мне Дакк. — Почему ты хочешь от нас избавиться? — обвиняющим тоном поинтересовался вампир.

— Я вовсе не хотела от вас избавиться, — растерялась я.

— Тогда почему решила сбежать одна? — встрял с вопросом Грагит.

— Да не хотела я ни от кого сбегать. Просто не хотела подвергать вас опасности. Ведь там, куда я направляюсь, меня вряд ли ждет что-то хорошее.

— Лика, ну как ты не поймешь! — выкрикнул Лешек. — Мы же все стали друзьями. А друзья должны держаться вместе, должны помогать друг другу. К тому же если у тебя ничего не получится, то Тарагон будет обречен. Лучше уж мы тебя подстрахуем.

— Лешек прав! — Грагит упрямо сдвинул брови. — Я впервые почувствовал, что на свете есть кто-то, кому я нужен. Кому не безразлична моя судьба. И вот сейчас ты хочешь нас покинуть, даже не поинтересовавшись нашим мнением. Это неправильно!

— Ладно, ладно, я все поняла! — Я подняла вверх руки, показывая, что сдаюсь. Повернувшись к Драргу, я поинтересовалась: — Ты как, не против, если все пойдут с нами?

— Даже и не думайте! — категорично заявил гном. — Я не потащу такую ораву в Подгорное королевство!

— Не надо нас тащить. — Дакк озорно подмигнул мне. — Мы сами пойдем! Правда, Грагит?

— Конечно! Если что, то я могу быть вместо проводника. Ведь мы с гномами соседи! — Грагит усмехнулся.


Содержание:
 0  Хранительница и Орден Хаоса : Светлана Кузнецова  1  ГЛАВА 1 : Светлана Кузнецова
 2  ГЛАВА 2 : Светлана Кузнецова  3  ГЛАВА 3 : Светлана Кузнецова
 4  ГЛАВА 4 : Светлана Кузнецова  5  ГЛАВА 5 : Светлана Кузнецова
 6  ГЛАВА 6 : Светлана Кузнецова  7  ГЛАВА 7 : Светлана Кузнецова
 8  ГЛАВА 8 : Светлана Кузнецова  9  ГЛАВА 9 : Светлана Кузнецова
 10  ГЛАВА 10 : Светлана Кузнецова  11  ГЛАВА 11 : Светлана Кузнецова
 12  ГЛАВА 12 : Светлана Кузнецова  13  ГЛАВА 13 : Светлана Кузнецова
 14  ГЛАВА 14 : Светлана Кузнецова  15  ГЛАВА 15 : Светлана Кузнецова
 16  вы читаете: ГЛАВА 16 : Светлана Кузнецова  17  ГЛАВА 17 : Светлана Кузнецова
 18  ГЛАВА 18 : Светлана Кузнецова  19  ГЛАВА 19 : Светлана Кузнецова
 20  ГЛАВА 20 : Светлана Кузнецова  21  ГЛАВА 21 : Светлана Кузнецова
 22  ГЛАВА 22 : Светлана Кузнецова  23  ГЛАВА 23 : Светлана Кузнецова
 24  ГЛАВА 24 : Светлана Кузнецова  25  Использовалась литература : Хранительница и Орден Хаоса



 




sitemap