Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 2 : Светлана Кузнецова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25

вы читаете книгу




ГЛАВА 2

Вот уже целый месяц, как Арант бродил совершенно неприкаянно во владениях своего друга Тармара. Миссия Тармара, а точнее сказать, Тармарейна Волтенберга Гордейнского, близкого родственника нынешнего короля Бармингама,[6] увенчалась успехом. Причем таким, о котором он и сам не подозревал. Помимо финансовой, политической и военной поддержки, он умудрился обзавестись невестой — дочерью короля Ронгара Вейменского, наследной принцессой Аллеаной. Теперь здесь, неподалеку от границы двух государств, шли последние приготовления к восстанию и свержению нынешнего короля Бармингама, ввергшего свое королевство в разруху и нищету. В Барме — столице королевства — шли свои приготовления. Во дворце вовсю плелись интриги и обсуждались последние детали со сторонниками заговора. И во всей этой суете Арант чувствовал себя абсолютно бесполезным для своего друга. В масштабных военных действиях он мало что смыслил (жизнь в лесу не предполагает наличия регулярной армии). Да и от королевской суеты с ее интригами он также был далек и вмешиваться не имел никакого желания. Так и получилось, что Аранту только и оставалась пассивная роль стороннего наблюдателя и почетный титул лучшего друга и дорогого гостя хозяина поместья. От всего этого молодой дроу уже начал потихоньку звереть и в последние дни только и делал, что пытался застать вечно занятого друга одного, чтоб побеседовать с глазу на глаз. К сожалению, эта задача оказалась не такой простой, и Аранту уже третий день кряду никак не удавалось выловить Тармара. Наконец он заметил, как мелькнул знакомый плащ, и поспешил в ту сторону, надеясь догнать друга раньше, чем тот окончательно исчезнет.

— Арант, дружище! Так закрутился, что даже на сон времени не остается. А как у тебя дела? — Тармар искренне обрадовался дроу, неожиданно увидев его прямо перед собой.

— Да какие у меня могут быть дела? Хожу неприкаянный. Нет здесь для меня дела! Отпустил бы ты меня, друг, — не стал ходить вокруг да около Арант.

— Вот оно что, — протянул Тармар, останавливаясь и испытующе глядя на Аранта. — Ну хорошо, пойдем поговорим.

Зайдя в дом, Тармар достал бутылку вина и разлил по бокалам, приглашая друга присоединиться.

— Не скрою, что твое решение покинуть меня крайне огорчительно. Но, положа руку на сердце, я давно этого ожидал. Знаю я, что все эти интриги не для благородного дроу, и искренне благодарен за ту поддержку и дружбу, которую получил от тебя. — Заметив протестующий жест Аранта, Тармар повысил голос: — И не спорь. От нашего знакомства и дружбы я получил больше, чем ты. Ты рисковал жизнью, сопровождая меня в этой поездке, и теперь я хочу, чтобы ты знал: где бы ты ни был, двери этого дома всегда будут открыты для тебя. Обещай мне, если тебе когда-нибудь понадобится помощь, то первым, к кому ты обратишься, буду я.

— Тармар, ты вернул мне свободу, а это значительно больше, чем жизнь. Ты стал мне настоящим другом, и если бы я видел, что действительно могу чем-то помочь тебе, я, ни минуты не сомневаясь, остался бы здесь на столько, на сколько нужно. Но сейчас мое место не здесь! Что-то подсказывает мне, что скоро я окажусь совсем в других местах. — Интуиция молодого дроу уже несколько дней тревожила его назойливым желанием отправиться в путь. А этой капризной барышне Арант привык доверять. — Знай, Тармар, что, если у тебя возникнет нужда, любой дроу будет рад оказать гостеприимство названому брату дэсса[7] Арантиада из Дома Поющего Меча, стоит тебе только представиться.

— Мы еще когда-нибудь увидимся? — с надеждой спросил Тармар.

— Обязательно! Мы обязательно встретимся!

Обнявшись на прощанье, Арант поспешил за дверь, не желая видеть грусть в глазах своего названого брата и друга. Быстро собравшись, он мысленно связался со своим коргалом,[8] и скоро сквозь листья деревьев стремительно мелькнул силуэт всадника, на удивление ловко лавирующего между раскидистых веток и все дальше и дальше углубляющегося в чащу ближайшего леса.

Арант сразу взял направление к родному дому, еще не зная, как его там встретят. Когда-то он был наследным принцем (еще до истории с рабством), а теперь его статус стал настолько неопределенным, что и сам Арант затруднился бы ответить на вопрос, кто же он теперь.

Благодаря тому, что коргалы были все-таки не совсем лошади, к тому же большую часть своей жизни они проводили в густых лесах, передвижение верхом не доставило молодому дроу каких-либо неприятностей. Казалось, сами ветки спешили уклониться и пропустить спешащих друзей, не рискуя царапнуть или невзначай сбросить ловкого всадника.

Дорога к родному дому, которая у обычного человека заняла бы недели две (и это при условии благоприятного стечения обстоятельств), для Аранта окончилась уже на шестой день. Именно тогда он и повстречал первый дозор, который состоял из молодых охотников. Без особого труда уклонившись от встречи с ними, Арант спешился и теперь пробирался сквозь лес пешком, тенью скользя среди деревьев. Вихрь не отставал от своего друга и хозяина и с грацией хищного животного (что с первого взгляда было трудно в нем заподозрить, учитывая его внешность и соответствующие стереотипы) практически неслышно крался за ним. Так они и миновали целых четыре поста и только непосредственно у самой границы города были остановлены тремя воинами, укрыться от которых Аранту не удалось. Правда, эти трое были не чета всем предыдущим. Одного из них Арант даже знал лично, и к тому же очень неплохо. Это был старый опытный воин, наставник молодежи в воинском искусстве и по совместительству дядька его друга детства Дирганда. Именно он когда-то и обучал молодого принца владеть оружием. Потом, правда, были и другие наставники, более прославленные и умудренные, но того дня, когда маленький Арант взял в руки первый свой меч и сияющими от восторга глазами смотрел на старого Боярдана (по меркам мальчишки, конечно, старого), он никогда не забудет. В паре с Арантиадом обучался Дирганд (его лучший друг и последователь во всех проказах), а также еще несколько мальчишек, подходящих по возрасту. У дроу не было таких серьезных сословных различий, как у эльфов, например. Поэтому, дети дроу начальное обучение проходили все вместе, под присмотром опытных наставников, и только потом их пути расходились. Кто-то на этом и заканчивал свое обучение, а кто-то двигался дальше, выбирая определенную стезю. Самое главное, в чем существенно отличалась жизнь молодого принца от жизни его сверстников, — это меньшее количество свободного времени, так как вся его жизнь была заранее распланирована. К обучению будущего правителя подходили очень серьезно, и если на кого-то другого еще и могли махнуть рукой, то Арант с самого детства был постоянно «под прицелом». Ему выбрать «свою стезю» никто не позволял, и Арант добросовестно изучал все, что обязан знать и уметь будущий правитель, независимо от того, нравится это ему или нет.

Столкнувшись на тропинке, трое дроу сначала недоверчиво его рассматривали, а затем один из них с грацией лесного хищника кинулся на Аранта. Моментально напрягшись, тот резко ушел с линии, оказавшись чуть сбоку от этого незнакомого дроу, и, вытащив меч, приготовившись к защите, гадая, что могло произойти, если его так встречают дома. Внезапно раздавшийся смех заставил по-новому взглянуть на этого незнакомого парня, а первые же сказанные слова поставили все на свое место.

— Арант, дружище! Ты ли это? — Знакомый звук и интонации голоса и веселые озорные глаза — все это принадлежало не кому-нибудь, а его другу детства — Дирганду.

— Неужели это ты? Дирганд, я глазам своим не верю! — Арант с изумлением рассматривал друга, которого не видел уже несколько лет. За это время из нескладного юноши тот превратился в уверенного в себе и опытного воина. Его движения и экипировка ясно показывали, что сегодняшний дозор для Дирганда не в новинку. Да и зеленым юнцом теперь его уже никто бы не назвал. Сейчас это был молодой мужчина с хорошо развитой мускулатурой, и единственное, что выдавало в нем все того же друга детства, — это его глаза, все такие же озорные, с искорками смеха в глубине.

Друзья недоверчиво рассматривали друг друга, находя все новые отличия и заново узнавая в этих незнакомцах себя. Сам Арант словно опять окунулся в детство, на него нахлынули воспоминания, и нестерпимо захотелось оказаться дома.

— А ты возмужал, Дирганд. Я тебя даже сразу и не признал.

— А то! — самодовольно ответил его друг. — Я, между прочим, уже целый год хожу во внутренний дозор со своим дядькой.

Во внутренний дозор отправлялись только самые опытные дроу, так как это был последний рубеж перед пересечением границы города. И похвальба Дирганда говорила о очень многом. Друг Аранта действительно добился больших успехов, раз его, еще молодого дроу, стали отправлять именно во внутренний дозор.

— Ты к нам как, надолго? — осторожно поинтересовался дядька Дирганда — Боярдан.

Арант неопределенно пожал плечами. Он и сам еще не знал, как сложится его дальнейшая жизнь, но что-то ему подсказывало, что надолго застрять дома у него не получится.

Так и не дождавшись ответа, Боярдан сказал:

— Ну ладно. Давай мы тебя проводим. — Это было не только проявление уважения к вернувшемуся принцу, но и их прямая обязанность — сопровождать всех пересекающих границу города. И то обстоятельство, что сейчас это был не посторонний, а принц, ничего не меняло. Внутренний дозор крепко знал свое дело и ни в коем случае правилами не пренебрегал.

Прекрасно все это понимая, Арант не обиделся и молча кивнул, показывая, что готов следовать за своими провожатыми. У кого другого внутренний дозор просто обязан был бы изъять оружие, но для принца в данном случае сделали исключение, за что Арант сейчас испытывал к ним благодарность. Действительно, ведь он не мог знать, как его встретят дома после стольких лет отсутствия, когда многие даже сочли, что он давно погиб.

— А говорили, что после разрыва коргалы не возвращаются, — удивленно присвистнул Дирганд, разглядывая спокойно идущего следом за Арантом Вихря. — Это же твой Вихрь, я не ошибаюсь? Да нет, вряд ли найдется еще один коргал с такой удивительной расцветкой.

— Говорили, — сдержанно согласился Арант, проигнорировав вопросительный взгляд друга. Он совершенно не хотел с кем бы то ни было обсуждать свои взаимоотношения с коргалом, считая их глубоко личными. — И это действительно мой Вихрь, ты не ошибся.

Пока шли к городу, Арант молчал, гадая про себя, какой будет встреча. Сопровождающие тоже молчали, не вмешиваясь в его раздумья.

Когда их небольшая процессия приблизилась к большому дому с башенками, увенчанными высокими шпилями, где жила семья правителя дроу, на крыльцо вышла очень красивая женщина с длинными черными волосами и глубокими темными глазами с миндалевидным разрезом. Она долго вглядывалась в сына и наконец, поверив, что видит именно его, шагнула вперед, раскрыв объятия. Растерянность Аранта моментально сменилась уверенностью, что сюда он может вернуться всегда, когда пожелает, и именно здесь его будут всегда ждать, сколько бы ни прошло дней, месяцев или лет. Скупые слезы затопили его глаза, и, чтобы не показывать всем своей слабости, Арант уткнулся лицом в плечо матери. Ее ласковые руки гладили повзрослевшего сына, отмечая, как он изменился, как раздались его плечи, налились упругой силой мышцы.

— Пойдем в дом, сын. Отец давно тебя ждет, — тихо и очень обыденно сказала ему мать.

И Арант понял, что именно этого ему не хватало все минувшие годы: этого ласкового спокойного голоса, уверенных рук, мягко и в то же время настойчиво подталкивающих его в сторону дома, и самого осознания того, что у него есть дом. Ведь там, в рабстве, Арант уже смирился с тем, что никогда не увидит мать, отца, не сможет вернуться домой и, скорее всего, умрет в чужом человеческом городе, вдали от родного леса и знакомых с детства лиц. Даже когда судьба подарила ему второй шанс, дроу до конца не верил, что его, опозоренного постыдным рабством, примут обратно. Правда, еще оставался вопрос, как на все это отреагирует отец? Но, набравшись смелости, Арант шагнул через порог.

Внешне отец почти не изменился, да это и неудивительно. Дроу живут очень долго, умея сохранять молодость и красоту. Почти так же долго, как и эльфы. Еще и поэтому эльфы не могут их переносить. Ведь они привыкли считать себя самыми лучшими во всем; и то, что есть раса, которая во многом может сравниться с ними (правда, сами дроу считают, что они превосходят задавак-эльфов), их чрезвычайно раздражает. Присмотревшись повнимательнее к сидящему у окна отцу, Арант понял, что все-таки некоторые изменения появились. Несколько небольших морщинок прорезали некогда абсолютно гладкий лоб, да в уголках глаз поселилась некая усталость.

— Ну здравствуй, сын. — Поднявшись со своего места, отец шагнул навстречу.

Арант практически одновременно с ним сделал шаг вперед и оказался перед отцом на расстоянии вытянутой руки. Так они стояли и молча смотрели друг на друга, словно разговаривали одними глазами, попутно вглядываясь и заново узнавая такие родные черты.

— Здравствуй, отец. Спрашивай, я готов. — Арант знал, что как бы сильно отец ни любил его, он никогда не потерпит рядом с собой того, кто преступил клятву или запятнал себя чем-то позорным. А находясь в рабстве в течение долгого времени, очень просто было сломаться и сделать что-то такое, за что потом будет очень стыдно. Именно об этом и спрашивал сейчас его отец, явно боясь услышать ответ, но не имея возможности отступиться и промолчать.

К счастью, Аранту нечего было стыдиться. За все время рабства он так и не был сломлен и ничем не опозорил свою расу и семью. Да и свободу Арант получил вполне честно, неожиданно приобретя достойного друга и брата в лице освободившего его Тармара. Именно об этом он и рассказал отцу, умолчав только о годах унижений и истязаний, перенесенных в рабстве. По мере рассказа горькие морщинки, собранные в уголках опущенных губ, стали разглаживаться, и напряжение, державшее его отца все последнее время, стало отпускать. Теперь перед ним сидел уверенный в себе правитель, знающий, что воспитал достойного сына и ему нечего стыдиться. Отец с сыном проговорили весь остаток дня и всю ночь напролет, делясь новостями и мыслями. Вспомнил Арант и неожиданную встречу в лесу, и знакомство с такой удивительной человеческой девушкой Ликой, очень несдержанной на язычок и таящей в себе кучу загадок. Отдельно Арант упомянул и удивительный меч, некогда принадлежавший дроу и потерянный ими, казалось бы, навсегда. Именно этот момент заинтересовал отца Аранта больше всего. Оказалось, что его старший брат владел этим мечом, и именно он, дядя Аранта, должен был стать следующим правителем Дома Поющего Меча. Но случилось то, что случилось, — старший брат и наследник погиб, а легендарное оружие исчезло без следа. Поэтому правителем стал младший сын правящей династии — отец Аранта. Все это он и рассказал сейчас сыну, делая особое ударение на необычных свойствах меча. По его словам, этот меч имел собственную душу, которую в него вложил дракон,[9] и если меч находился в руках девушки, значит, по какой-то причине он признал ее за свою хозяйку. Расспросив Аранта и выяснив, что в этой девушке не было и капли крови дроу (каждый дроу способен почувствовать свою кровь, текущую в жилах любого существа, даже если ее там совсем немного), отец очень удивился. По его словам выходило, что меч мог служить только тому, кто так или иначе связан с их расой.

— Да-а, сын. Это действительно загадка. К тому же, ты говоришь, что у нее был настоящий боевой трарг,[10] который слушался ее беспрекословно?

— Да, это так, отец.

— Очень необычная девушка. Хотелось бы с ней познакомиться поближе. Что-то мне говорит, что не так с ней все просто.

— К сожалению, Лика сейчас проходит обучение в Академии Колдовства и Магии в Вассариаре и в течение нескольких лет не сможет ее покидать.

— В конце концов, что такое каких-то несколько лет для дроу? Не успеем заметить, как они пролетят. — Отец Аранта поднялся с кресла и слегка приобнял сына за плечи. — Пойдем, я должен еще так много тебе рассказать и показать…

Несколько дней для Аранта слились в один. Он наконец-то смог расслабиться и почувствовать себя в полной безопасности — дома. Пока отец потихоньку вводил его в курс дел, мать озаботилась совершенно другой проблемой. Дав сыну немного отдохнуть и освоиться, она стала словно невзначай приглашать к ним в гости самых разных девушек. Сначала Арант не обращал на это внимания, но когда очередная гостья со слезами на глазах выбежала из комнаты, он укоризненно посмотрел на мать.

— Мама, ну зачем?

— А затем, сынок, что сам ты продолжением рода еще не скоро озаботишься. К тому же, ты меня извини, но то, какой выбор ты можешь сделать, мы с отцом уже видели. Как и то, к чему это все привело. (Когда-то Арант влюбился в эльфийку, родные которой были против их отношений. Не послушавшись, молодые люди решили тайно провести обряд, но произошел несчастный случай, и девушка погибла. Именно родители его возлюбленной и отправили Аранта в рабство к людям, воспользовавшись неосмотрительно данной клятвой рода.).

Продолжая увещевать упрямого сына, Айлира привела еще один аргумент:

— Все эти девушки из хороших семей, и с ними никаких проблем не предвидится. Ну что тебе стоит просто пообщаться с ними?

— Мама, я не собираюсь жениться. По крайней мере, в ближайшее время.

— Но почему, сын? А может быть, у тебя уже кто-то есть?

На этот вопрос Арант замешкался ответить, внезапно вспомнив своенравную Лику и невольно улыбнувшись своим воспоминаниям. Это не прошло незамеченным для его матери, которая встревоженно переглянулась с мужем.

— Нет, мама, никого у меня нет. Просто я хотел немного осмотреться, а уже потом… — успокаивающе пообещал Арант.

— Хорошо, если так, — сделав вид, что поверила сыну, мать решила временно отступиться от своего, попутно взяв любимое чадо под наблюдение.

В этот момент на улице раздался какой-то шум, и Арант с отцом поспешили узнать, что там могло случиться. Оказалось, что прибыл в гости троюродный брат Аранта — Варандир. Этот дроу, в отличие от самого Аранта, не пренебрегал внешними знаками своего высокого происхождения и тщательно это подчеркивал роскошной одеждой, гордой посадкой головы и снисходительно-высокомерным взглядом на тех, кто был ниже его по происхождению.

— Милый дядюшка, как я рад вас видеть! Как ваше здоровье? — Варандир расплылся в притворной улыбке и, словно внезапно заметив Аранта, стоявшего рядом с отцом, кинулся к нему с объятиями: — О-о, неужели это мой братец Арантиад? Я не верю своим глазам! До меня дошли слухи, но я не смел даже надеяться на такое чудо и поспешил сам удостовериться в их правдивости. Какое счастье, что ты жив и здоров. Надеюсь, Совет старейших уже признал тебя? — Варандир испытующе посмотрел на смутившегося Аранта.

Они с отцом как-то не подумали о таком повороте и пока не удосужились обратиться в Совет старейших. По законам дроу все серьезные решения должны приниматься с одобрения этого Совета, в который входили наиболее влиятельные и мудрые дроу из самых заслуженных семей. А так как Арант все последние годы считался погибшим, то и его воскрешение и соответственно признание полноправным наследником и принцем Дома Поющего Меча должно было происходить с их одобрения. Именно об этом так хотел сейчас узнать троюродный братец Аранта — Варандир.

Отец Аранта еле заметно поморщился, но, сделав гостеприимный жест, пригласил молодого дроу в дом.

— Проходи, Варандир. Арантиад пока не предстал перед старейшинами, но за этим дело не станет. В его появлении нет ничего, что могло бы воспрепятствовать его признанию наследным принцем. Уж в этом можешь мне поверить.

Варандир сморщился, словно проглотил кислую ягоду диргу, но пересилил себя и, приторно улыбаясь, повернулся к Аранту:

— Как все удачно складывается, брат. Я так рад за тебя, ты даже не представляешь!

— Ну почему же. Думаю, мы очень даже представляем это, — вмешался в разговор отец Аранта, доставая небольшую плетеную бутыль и разливая легендарное «Янтарное» по высоким бокалам. Специфический аромат выдержанного цветочного вина, секрет приготовления которого известен только дроу, поплыл по комнате. Арант, которому уже очень давно не доводилось его пить, сглотнул набежавшую слюну. Пододвигая бокал Варандиру, отец Аранта поинтересовался:

— А ты какими судьбами сюда, по делу или просто так?

— Да вот, собственно… — замялся с ответом Варандир, но быстро нашелся: — У моей младшей сестры скоро день взросления, и я хотел бы пригласить вас на торжество. Через неделю мы планируем устроить большой праздник, на который званы многие главы правящих домов дроу. — Повернувшись к Аранту, Варандир хитро улыбнулся: — Помнится, ты неплохо относился к малышке Ксанти? Думаю, тебя ждет небольшой сюрприз.

— Ну-у, тогда она была еще совсем маленькой, — неуверенно протянул Арант.

— Она и сейчас не очень высокого роста, зато все остальное… А впрочем, сам увидишь, — многозначительно пообещал Варандир и поднялся с места. — Благодарю вас за великолепное вино. Думаю, мне пора. Приглашение правящему Дому я пришлю в самое ближайшее время.

Поклонившись, он вышел.

— Отец, я чего-то не знаю? — после нескольких минут тишины, обратился Арант к отцу.

— Будь осторожен со своим троюродным братом. Это он сейчас здесь разливался соловьем, а совсем недавно их семья попыталась протолкнуть Варандира в качестве преемника Дома Поющего Меча, выдвинув его кандидатуру на Совете старейших. К счастью, тогда Совет не утвердил его, но уже в ближайшее время они хотели повторить свою попытку. Так что ты очень даже вовремя появился. Ведь если бы Совет старейших принял такое решение, то ты уже никогда не смог бы стать наследным принцем. Поэтому твое появление здесь и сейчас для него как кость в горле.

— Да-а, дела-а, — протянул ошарашенный Арант. — Я и не думал, что у вас здесь может происходить такая борьба за власть. Я привык думать, что это свойство присуще больше суетливым людям, чем дроу.

— Ты ошибался, сын. Пока ты был молод, я ограждал тебя от подобных знаний, считая их преждевременными. Но теперь ты должен это знать. Мы, дроу, так долго живем, что для некоторых власть и признание становятся единственными ценностями, к которым они стремятся. И чем выше ступенька, на которую они могут взойти, тем интереснее игра. Ставками в ней могут быть чьи-то жизни, положенные на алтарь честолюбия. Думаю, что это в нас говорит кровь эльфов. Все-таки, как бы мы это ни отрицали, но наше родство с ними бесспорно, и это подтверждается древними свитками, хранимыми всеми правящими Домами. А простым дроу совершенно незачем забивать этим головы.

— Получается, что, будучи наследным принцем, я автоматически вступаю в эту грязную игру?

— К сожалению, да. Более того, тебе придется всю свою жизнь играть в нее, став самым лучшим из всех игроков. В противном случае тебе долго не протянуть.

— Я должен все это обдумать, — Арант озабоченно нахмурился.

— Это твое право, сын, — ободряюще хлопнув его по плечу, отец вышел из комнаты, оставив Аранта одного.


Содержание:
 0  Хранительница и Орден Хаоса : Светлана Кузнецова  1  ГЛАВА 1 : Светлана Кузнецова
 2  вы читаете: ГЛАВА 2 : Светлана Кузнецова  3  ГЛАВА 3 : Светлана Кузнецова
 4  ГЛАВА 4 : Светлана Кузнецова  5  ГЛАВА 5 : Светлана Кузнецова
 6  ГЛАВА 6 : Светлана Кузнецова  7  ГЛАВА 7 : Светлана Кузнецова
 8  ГЛАВА 8 : Светлана Кузнецова  9  ГЛАВА 9 : Светлана Кузнецова
 10  ГЛАВА 10 : Светлана Кузнецова  11  ГЛАВА 11 : Светлана Кузнецова
 12  ГЛАВА 12 : Светлана Кузнецова  13  ГЛАВА 13 : Светлана Кузнецова
 14  ГЛАВА 14 : Светлана Кузнецова  15  ГЛАВА 15 : Светлана Кузнецова
 16  ГЛАВА 16 : Светлана Кузнецова  17  ГЛАВА 17 : Светлана Кузнецова
 18  ГЛАВА 18 : Светлана Кузнецова  19  ГЛАВА 19 : Светлана Кузнецова
 20  ГЛАВА 20 : Светлана Кузнецова  21  ГЛАВА 21 : Светлана Кузнецова
 22  ГЛАВА 22 : Светлана Кузнецова  23  ГЛАВА 23 : Светлана Кузнецова
 24  ГЛАВА 24 : Светлана Кузнецова  25  Использовалась литература : Хранительница и Орден Хаоса



 




sitemap