Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 24 : Светлана Кузнецова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25

вы читаете книгу




ГЛАВА 24

— Вот скажи, ты специально повел нас этой дорогой, чтоб уже гарантированно дошли не все? — простонал Лешек.

— А я говорил, что нечего его слушать! — тут же встрял Драрг. — Но Лика решила, что Михайясь лучше знает, куда идти, и вот вам, получайте. Вчера нас чуть не сожрали гигантские пауки, позавчера еле ноги унесли от бешеных скальных крыс. Интересно, что у нас на сегодня припасено?

— Тихо! — Михайясь замер в напряжении.

Замолчав по команде, мы тоже услышали непонятное шуршание, которое доносилось, как нам показалось, со всех сторон. Мы стояли в очередной пещере и решали, в какое из ответвлений свернуть.

— Драрг, ты на Михайяся не наезжай. В конце концов, все эти пещеры, коридоры и переходы в горах вовсе не его дом родной. Он всего лишь здесь гость, как и все мы. Это ты с Грагитом считаешь здешние места своей родной стихией, вот и объясни нам, что происходит! — выступила я на защиту Михайяся.

— Что за фигня? Ну не должно быть здесь ничего, что издавало бы такие звуки! — насупился Драрг. — Это какие-то неправильные пещеры, и я отказываюсь что-либо вообще понимать.

В этот момент я запустила небольшой рой светлячков, разлетевшихся в стороны.

— Лика, это что такое? — Лешек с ужасом смотрел в сторону ближайшего ответвления. Там ползло что-то большое, лениво копошась и шебурша мелкими камушками.

— И здесь тоже кто-то есть, — устало сообщил Дакк, глядя в противоположную сторону.

— Не хочу показаться навязчивым, но и сзади слышны какие-то непонятные звуки, — сообщил Грагит.

Преисполнившись самых нехороших предчувствий, я скомандовала:

— Драрг, у нас остался только один путь — вперед. Посмотри, хоть там все в порядке?

— Лика, не хочу тебя огорчать, но идти нам некуда. Твой дружок завел нас в западню. Отовсюду ползет какая-то мерзость, и я совершенно не знаю, что это и как с ней можно справиться. Ну ничего, истинного сына гор им так просто не получить! — С этими словами Драрг достал свою секиру.

Мы потихоньку стали отступать к середине пещеры, глядя, как из всех коридоров на нас ползут гигантские черви. С той лишь разницей, что у этих созданий была огромная пасть с несколькими рядами острых, загибающихся внутрь зубов.

— Да-а, такому попадешься, обратно будет затруднительно выбраться, — глубокомысленно протянул Михайясь, рассмотрев врагов. — В общем, кто как, а лично я сваливаю. Что-то слишком много гостей, а угощать их нечем. Вы как, со мной? Или останетесь развлекать гостей?

— Не поняла? — Я с удивлением посмотрела на Михайяся, пытаясь понять, не свихнулся ли он здесь от недостатка солнечного света.

— А чего тут непонятного? — засмеялся парень. — Я выход нашел! — И он показал на небольшую ступенчатую пирамиду, которую можно было принять за простое нагромождение камней в середине пещеры. — Вставайте по одному в центр, и будем выбираться отсюда. — Схватив в охапку застывшего в ступоре Лешека, Михайясь взгромоздил его на центральный камень и начал читать заклинание.

Яркая вспышка, протестующий писк Лешека и… камень оказался пуст!

— Ты куда Лешека отправил? — требовательно поинтересовался Драрг.

— Да не все ли равно? Лишь бы подальше от этих тварей! — завопила я, схватив Грагита за руку и подталкивая его к пирамиде.

В общем, как мы ни торопились, а все же еле успели все убраться. Последними уходили мы с Михайясем. Причем делать это нам пришлось одновременно, так как гигантские черви были уже так близко, что вполне могли бы кем-нибудь из нас и подзакусить. Я стояла на одной ноге, крепко прижимаясь к магу и стараясь сохранить равновесие, пока он читал заклинание. Яркая вспышка резанула глаза, ослепив меня на мгновение. Чувство кратковременного полета закончилось сильным ударом по ногам, колени подломились, и я грохнулась прямо на зеленую травку. Сверху на меня приземлился Михайясь, заехав острым локтем мне под дых. Я лежала, разевая рот, как рыба, выброшенная на сушу, и пыталась придумать, как бы отомстить этому спасителю, чтоб ему побольнее было.

— Лика, ты еще долго здесь валяться будешь? — жизнерадостно поинтересовался Михайясь.

— Вот сейчас поднимусь и ка-ак в глаз засвечу! — мрачно пообещала я, еле-еле отдышавшись.

— Кому? Мне, что ли? — посмотрев на мою зверскую физиономию, Михайясь попятился. — А при чем здесь я? Что я тебе сделать-то успел?

— Это чтоб фонарь под глазом окрестности освещал! — пояснила я. — Чтоб ты в следующий раз видел, на кого падаешь.

— Ой! Ликочка! Ну извини меня, неуклюжего, — кинулся ко мне с извинениями Михайясь. — Тебе больно было?

— Нет! Щекотно! — огрызнулась я, поднимаясь с земли. — Мы хоть где находимся сейчас? — поинтересовалась я, оглядываясь по сторонам.

— Если я ничего не путаю, то в одном дне пути от Черных гор, — пояснил Михайясь.

В этот момент в животе у гнома сильно заурчало, словно кто-то завел трактор поблизости, и мы дружно уставились в его сторону.

— А я что? Я виноват разве? — развел руками Драрг. — Просто жрать очень хочется, вот организм и требует.

— Ну это мы сейчас быстро организуем, — оптимистично пообещала я, поворачиваясь к Прошке. — Проша, миленький, добудь нам кого-нибудь, только побыстрее, и не очень экзотичного, — добавила я, припомнив прошлые подвиги кса-рдона.

Согласно наклонив голову, Проша исчез в лесу, а мы принялись обустраиваться. Вскоре Прошка притащил упитанного кабанчика, и через некоторое время по полянке пополз запах жареной свининки. Наевшись от пуза, все устроились отдыхать, радуясь зеленой травке и свежему ветерку. Лучше всех устроилась я, развалившись на огромном пушистом кса-рдоне и ловя завистливые взгляды Михайяся. Он еще накануне заставил меня рассказать ему историю моей дружбы с Прохором и потом долго стонал от досады, что не он оказался на моем месте.

— Лика, ты хотя бы знаешь, какие огромные способности у этого животного? Почему ты отказываешься испытать его? — в очередной раз завел шарманку Михайясь.

— Не собираюсь я ничего испытывать! Отстань ты уж от меня, докука! — лениво отмахнулась я от настырного парня.

Прошка, словно поддерживая меня, очень выразительно зевнул, продемонстрировав Михайясю внушительный набор белоснежных клыков, после чего тот надолго замолчал, оставив меня в покое. Незаметно для самой себя я задремала.


— Кто к нам пожаловал! Ты все-таки решилась навестить старика? — Голос Лорда отчетливо прорвался сквозь негу сна. — Молодец, девочка. Я и не думал, что ты так быстро окажешься у меня в гостях. Ну а чтоб ты поторопилась, я, пожалуй, отправлю к тебе своих слуг. Пускай они проследят за тобой, а то еще собьешься с пути или замешкаешься.

Решив, что терять мне уже нечего, я впервые ответила Лорду:

— Не переживайте, задерживаться я нигде не планирую, так что можете ставить чайник.

— А ты с чувством юмора, маленькая Хранительница!

— Так вы знаете, кто я? — От этого открытия у меня мурашки по коже побежали. Одно дело думать, что имеешь хоть какой-то козырь в рукаве, и другое — понимать, что тебя прочитали, как раскрытую книгу.

— Ну конечно! А ты как думала? Чтобы я, Лорд Хаоса, и не догадался, кто так настойчиво интересуется моими делами? — уловив мое замешательство, он довольно хохотнул. — Девочка, а ты думала, что я должен испугаться? Не думаешь же ты, что твой несчастный медальон дает какую-то реальную силу? У тебя просто нет никаких шансов выстоять против меня!

— А я все-таки попробую, — упрямо заявила я.

— Глупо! Такая молодая, могла бы еще жить и жить. А может, еще передумаешь? — вкрадчиво поинтересовался Лорд. — От тебя же ничего не требуется. Отдашь мне медальон и можешь быть свободна.

— Да я и так не особенно занята. Вот к вам в гости загляну и смогу наконец-то заняться своими делами.

— Упрямица! Ради твоей молодости я готов еще раз сделать тебе предложение, в случае же отказа…

— Вообще-то я замуж не тороплюсь, — пробормотала я, слыша затихающий смех Лорда.


Глаза открылись сами собой, и некоторое время я не могла прийти в себя, пытаясь сообразить, где нахожусь. На лес опустилась ночь, и все ребята спали, устроившись, кто как мог. Прошка тихо порыкивал во сне, уютно обняв меня большой мохнатой лапой. Осторожно выбравшись из теплых Прошкиных объятий, я попила водички и обошла поляну по кругу, удивляясь яркому свету луны. Спать совершенно не хотелось, в ушах до сих пор стоял смех Лорда Хаоса. Еще раз глянув на спокойно спящих друзей, я почувствовала смутное беспокойство. Что-то во всем этом было неправильное! И только споткнувшись о выставленную лапу Прошки, я поняла, что меня тревожило. Все спали как убитые! Даже кса-рдон, обладавший острым слухом и чутьем, не пошевелился, когда я встала. И тут, словно в подтверждение моих догадок, откуда-то из леса раздался жуткий вой.

— Подъем! — заорала я, бегая по поляне и расталкивая друзей. — Вставайте немедленно, сони беспечные. Нас всех сейчас съедят, и косточек не останется, а вы все спите!

Тяжелее всего пришлось с Прошкой. Не знаю уж, как Лорд умудрился на расстоянии всех околдовать, только растолкать спящего кса-рдона оказалось задачей не из легких. Видя, как я мучаюсь, ко мне присоединились ребята, стараясь пробудить огромного кошака. Драрг настолько осмелел, что решился даже подергать Прошку за усы. Правда, когда тот открыл глаза, Драрга как ветром сдуло за мою спину.

— Лика, а ты чего никому спать не дала? — поинтересовался Михайясь, оглядевшись по сторонам. — Вроде на нас никто не нападает. Да и утро еще не наступило. Что случилось-то?

Я не успела ответить Михайясю, как неподалеку раздался леденящий душу вой. Прошка моментально подобрался и ощерился, а ребята начали озираться по сторонам.

— Это что, волки? — поинтересовался Драрг, сжимая свою секиру.

— Нет, дружище, это не волки. Вернее, не совсем волки. Это кое-что похуже, — прислушиваясь к вою, пояснил Дакк. — Такой вой издают создания, ушедшие за грань и насильно возвращенные обратно. Теперь это самая первостатейная нежить. И что-то мне подсказывает, что их там много и они бегут прямиком сюда.

— Какого… нам не дадут нормально отдохнуть? — разозлился Драрг.

— Нас настойчиво приглашают в гости. И просят поторопиться, — пояснила я ребятам, вытаскивая меч.

— Ну так в чем дело? Побежали уже! — И Лешек первый рванул с места.

Бег по ночному лесу запомнится мне надолго. Ветки хлестали по лицу, я постоянно спотыкалась о коряги и прислушивалась к звукам погони. Судя по приближающемуся вою, я поняла, что убежать нам не удастся.

— Ребята, забирайтесь на деревья! Если эта нечисть раньше была волками, то по деревьям они лазить точно не умеют.

— Лика, я по деревьям тоже лазить не умею! — простонал Драрг. — Вы уж лезьте, а я здесь, внизу, бой приму.

— Я тебе приму! Я тебе такой бой приму, что мало не покажется. А ну лезь немедленно! — разозлилась я на гнома.

— Поздно! — Михайясь тронул меня за плечо.

Обернувшись, я увидела, как из кустов выходят волки.

Правда, ростом они были с хорошего волкодава. Облезлая шерсть свисала клоками с боков, не скрывая ни единой косточки в скелете. Глаза зверей горели безумным бешенством, а из пасти капала желтая слюна.

— Е-пе-ре-се-те! — не сдержалась я. — Ну спасибочки Лорду, удружил так удружил. От таких собачек хочется бежать без оглядки, — отступая, я лопатками уперлась в дерево. Мысленно очертив круг, я заставила подняться вокруг нас стене огня, надеясь таким образом защититься от волков. Не тут-то было!

Один из волков сделал гигантский прыжок вперед, который послужил командой для нападения остальной стаи. Волки вылетали из огня с разных сторон, разбрасывая искры и не издавая ни единого звука. Михайясь на подлете сразил первого из них водяной плетью, разрубив его напополам. Драрг вовсю махал секирой, стараясь не подпустить напавшего на него зверя слишком близко к себе. Сорвав перчатку с руки, я активировала меташар, разогрев его до максимального состояния. Первая же оскаленная морда, пришедшая в соприкосновение с моей рукой, моментально обуглилась, распространив вокруг запах паленой шерсти. Дакк вовсю пользовался силой высшего вампира, хватая волков за хвосты и отбрасывая к Прошке, который на лету перебивал им хребты своей мощной лапой. Вскоре на нас перестали выскакивать оскаленные морды, и мы смогли перевести дух.

— Это сколько же их было? — поинтересовался Михайясь, вытирая лоб рукой.

— Двадцать штук, — сообщил Лешек, тяжело сползая с дерева.

— Все целы? — спросил Дакк, любовно отряхивая свой новый плащ.

— Да вроде целы, — еще не веря в такую удачу, сообщила я. — Слушайте, все равно уже спать не получится. Так, может, пойдем потихоньку, а то здесь очень уж паленой падалью воняет?

— Почему бы и нет? Пошли, покажу дорогу. — И Михайясь первым двинулся к видневшемуся просвету среди деревьев.


К подножию горы мы вышли, когда солнце стояло в зените и стало ощутимо припекать. От вчерашнего поросенка остались одни воспоминания, и живот явственно требовал эти воспоминания освежить.

— Лично я не готова идти спасать Тарагон, пока не отдохну как следует и не поем, — категорично заявила я, высматривая подходящее место для стоянки.

— Ну наконец-то! А то мы уже начали думать, что ты так и полезешь в горы. Ты такой разгон взяла, что мы боялись тебе слово против сказать, — с облегчением перевел дух Михайясь.

— Хватит болтать, идите лучше сюда, — помахал рукой Лешек. — Я здесь родник нашел.

— Вот и чудесно! — обрадовалась я, подходя к лешему. — Здесь и будет наша стоянка.

Спасаясь от жары, мы устроились в тени скального карниза неподалеку от родника. Драрг развел костер, а Прошка притащил горного барашка, и мы смогли подкрепить наши силы.

— Ну что, у кого какие мысли? — поинтересовалась я. — Кто-нибудь может мне рассказать, как дальше действовать? Или я должна постучать в ворота и пойти рубить головы всем, кого там встречу? — Я посмотрела на Дакка. — Дакки, дружочек, ты рассказывал, что у вас полно легенд о Хранительнице. Может, расскажешь, как она действовала?

— Лика, ну что ты. Это же легенды! — смутился Дакк. — Ты же не можешь делать так, как говорится в наших легендах!

— Это еще почему? — заинтересовался и Михайясь.

— Ну-у… к примеру, у нас сказано, что Хранительница одним своим словом останавливала целые полчища тварей, — смущаясь, пояснил Дакк.

— А что? Лика вполне это может. Она как завернет словцо помудренее, так эти самые твари и заслушаются! — заржал Михайясь.

— Мишка! Прекрати немедленно! Мне сейчас не до смеха, — постаралась одернуть я развеселившегося парня.

— Какой я тебе Мишка! — возмутился Михайясь. — Забудь эту глупую кличку и зови меня Михайясем. Так солиднее.

— Ладно, без толку с вами здесь болтать, пойду-ка осмотрюсь, — поднялась я, сообразив, что все равно ничего толкового здесь не высижу.

День перевалил за свою вторую половину, потихоньку приближаясь к вечеру, и солнце уже не пекло так нещадно. Именно в его вечерних лучах я наконец узнала место, куда прилетала в своем сне.

— Что, вот так и пойдешь? — почему-то шепотом спросил меня Лешек.

— Вот так и пойду, — кивнула ему я. — Дай хлебнуть своей фирменной настойки.

Вытащив из-за пазухи заветную фляжку, Лешек протянул ее мне со словами:

— Оставь у себя. Когда все закончится, тогда и отдашь.

Кивнув с благодарностью маленькому лешему, я отхлебнула пахучей жидкости. Горло обожгло огнем, а в животе взорвалась атомная бомба. Закашлявшись, я посмотрела в заинтересованные лица ребят.

— Чего уставились?

— Лика, а что там во фляжечке? — принюхиваясь, вкрадчиво поинтересовался Михайясь. — Ты так интересно стала менять цвет: белый — бордовый — фиолетовый — розовый. Что это за жидкость такая волшебная?

— Не дам! — категорично заявила я, пряча фляжку в карман.

— Жадина! — обиделся Михайясь. — Попросишь ты у меня чего-нибудь.

Ничего не ответив, я пошла к тропинке, которую уже давно заприметила. Она вела прямо в гору и начиналась неподалеку от нашей стоянки. Через некоторое время я услышала кряхтенье позади меня. Обернувшись, я увидела растянувшуюся вереницу моих друзей. Громче всех кряхтел Михайясь, топая прямо за мной.

— А вы чего здесь забыли?

— Воевать идем с орденом Хаоса. Мы же твоя армия, — важно ответил Михайясь.

— Жить надоело? — хмуро поинтересовалась я.

— Не-а! Веселуху пропустить боимся, — жизнерадостно ответил белобрысый. — И вообще, чего застыла? Ты или иди вперед, или пропусти остальных. А то загородила единственную дорогу и еще нотации читать собирается.

Так ничего и не ответив, я молча захлопнула рот и стала взбираться дальше по тропе. Впереди меня крадучись шел Прошка. Ему здесь явно не нравилось, как, впрочем, и мне.

Несмотря на не самый крутой подъем, я прилично запыхалась и, когда впереди внезапно возник огромный замок, совсем как во сне, даже обрадовалась. Ведь это означало конец пути, конец карабканьям по горным кручам и ползанью по подземельям.

— Нам сюда? — поинтересовался Михайясь.

— Сюда, сюда, — уверила его я.

— Ну так пошли, чего встали?

— Да вот думаю, сразу идти в гости или сначала макияж сделать? — огрызнулась я.

— Чего сделать? — переспросил Грагит.

— Боевую раскраску. Она думает своим видом испугать Лорда Хаоса до мокрых подштанников, — съязвил Михайясь.

— Хватит препираться! Лучше подумали бы, как мы попадем внутрь. — Драрг скептически рассматривал высокую каменную стену, окружающую замок.

— Если есть забор, значит, должна быть калитка! — резонно возразил Михайясь. — Нужно только хорошенько поискать. — Оттолкнув меня плечом, он пошел вдоль стены, пристально вглядываясь в нее.

— Вот никак не возьму в толк, Хранительница я или просто погулять вышла? — пробурчала я, следуя за ним. — Вроде это я пошла воевать с орденом Хаоса, а в результате постоянно плетусь в хвосте нашей веселой компании.

— Я нашел! — радостный возглас Михайяся заставил всех поторопиться и подойти к нему.

В каменной стене, в небольшом углублении, находилась массивная дубовая калитка, обитая металлическими пластинами. При высоте в полтора человеческих роста эта дверка должна быть просто безумно тяжелой и неудобной для использования, а потому непонятно, для чего ее такую соорудили.

— И что теперь? Что-то не видать добродушного дворецкого, спешащего открыть нам эту калитку, — скептически поинтересовалась я.

— Не вопрос. Ребята, навались! — скомандовал Михайясь. Как это ни странно, но гном первым кинулся помогать ему, а следом навалились и остальные.

С противным скрипом калитка поддалась и сдвинулась на расстояние, достаточное, чтобы бочком протиснуться в нее.

— Прошу! — широким жестом показал мне Михайясь. — Можешь идти и крушить этот вертеп темных сил.

— Болтун! — Набрав в легкие побольше воздуха, я решительно протиснулась в калитку.

Следом за мной сквозь образовавшуюся щель просочились и все остальные. Большой двор, сплошь усеянный мелкими камушками, был совершенно пуст. Мрачная громада замка возвышалась посередине двора, уходя своими шпилями в облака.

— Не очень-то гостеприимно здесь встречают гостей, — с любопытством оглядываясь, громко сообщил Михайясь.

— А вас сюда никто не звал! — Внезапно раздавшийся голос заставил нас вздрогнуть и зашарить глазами в поисках говорящего.

Около колонны стоял молодой человек, которого в моем сне Лорд называл Керком. Он и здесь не изменил своей привычке и так же играл с цепочкой, пропуская ее сквозь пальцы, посматривая на нас свысока.

— Это кто, местный дворецкий? — поинтересовался у меня Михайясь.

Проигнорировав оскорбительный вопрос, Керк спросил:

— Кто из вас Хранительница? Лорд ждет ее.

— Ба-а, да он еще и дурак, каких поискать! — весело завопил Михайясь. — Среди нашей компании только одна девушка, и логично предположить, что именно она и есть Хранительница. Ну нельзя же назвать Хранительницей Драрга! — Михайясь махнул рукой на набычившегося гнома.

— А что, я не против! — заржал Драрг.

У Керка заходили желваки, и он явно еле сдерживался, чтоб не раскричаться.

— Иди за мной! — скомандовал Керк.

— Раз нас приглашают, почему бы и не пойти? — Михайясь взял меня за руку.

— Я приглашал только Хранительницу! Остальные должны подождать здесь, — уточнил Керк.

— Так дело не пойдет! Либо мы идем все вместе, либо она остается с нами, — категорично завил Михайясь.

Скрипнув зубами, Керк молча пошел вперед, показывая нам дорогу.

— Вот видишь, он милый малый. Правда, немного невоспитанный, но это поправимо, — громким шепотом просветил меня Михайясь.

Наши шаги гулко раздавались под каменными сводами. Несмотря на кажущееся спокойствие, с каждым шагом Дакк становился все более мрачным и потихоньку стал трансформироваться в боевую ипостась высшего вампира.

— Дакк, ты что-то чувствуешь? — шепотом спросила его я.

— Может, мне все кажется, но такое ощущение, словно мы находимся в склепе, полном живых мертвецов.

— Но ведь вокруг никого нет! — возразила я.

— То-то и оно. Только мои чувства говорят о другом, — возразил Дакк.

Прошка тоже явно чувствовал себя не в своей тарелке. Он двигался легким пружинящим шагом, насторожившись и вздыбив шерсть.

— Пришли, — сообщил нам Керк, остановившись перед металлической дверью, охраняемой двумя непонятными каменными страшилищами, имевшими каждое по две зубастые головы на длинных шеях, кожистые перепончатые крылья и мощные лапы с острыми когтями. Общее впечатление от них было жутковатое.

— Тьфу ты, только благородный камень испоганили. Такую пакость сделать, это же надо! — не сдержался Драрг, осмотрев изваяния.

С некоторой опаской переступив порог, мы оказались в огромном зале, посередине которого стояло какое-то сооружение, больше всего напоминающее трон. И этот трон был занят Лордом! Он оказался именно таким, каким приходил ко мне во сне.

— О! У меня гости? — суховатый, властный голос разнесся по залу, породив эхо. — Девочка, кого это ты привела с собой? — встав с трона, Лорд Хаоса сделал шаг навстречу.

— Вообще-то мы сами пришли, — и здесь не удержался Михайясь.

Щелчок пальцев, и ребята застыли в неудобных позах, не в силах сделать ни одного движения.

— Ты извини, но это было необходимо, иначе мы не смогли бы нормально поговорить, — объяснил свои действия Лорд.

Внутренне напрягшись, я постаралась максимально усилить свою защиту, внимательно следя за всеми действиями Лорда.

— Что вам от меня надо?

— Да сущую безделицу. Отдай мне свой медальончик, и можешь идти куда пожелаешь. Я даже твоих говорливых друзей отпущу целыми и невредимыми.

— Я не могу этого сделать, — честно ответила я. — Медальон покидает своего носителя только с его смертью.

— Жаль. Я думал избежать таких кардинальных мер. Ну что ж, не думаю, что это будет большим препятствием, — скорбно сведя брови, Лорд внезапно выпустил в мою сторону черный жгут непонятной субстанции. Извиваясь, словно гигантская анаконда, жгут устремился ко мне, пытаясь пробить защиту. Какое счастье, что я так много времени посвятила изучению именно защиты. Жгут отскочил, не причинив никакого вреда, а я чисто инстинктивно в ответ кинула в Лорда огненную молнию, которая, впрочем, также не причинила ему никакого вреда, если не считать появившегося черного пятна на мраморном полу.

Тут по всему залу начали формироваться небольшие смерчи, очень быстро вырастая до угрожающих размеров. Вращаясь с бешеной скоростью, они устремились ко мне. Сообразив, что меня сейчас разорвет на несколько частей, я выпустила несколько огненных шаров, послав их в самую сердцевину приближающихся смерчей. Как только шары оказались внутри, я послала импульс, заставивший их одновременно взорваться, погасив магию Хаоса.

— Возможно, это будет интереснее, чем я ожидал, — разглядывая меня как какую-то диковинку, пробормотал Лорд. — Но я не думаю, что ты сможешь долго сопротивляться. У тебя просто не было времени, чтобы как следует подготовиться и научиться противостоять магии Хаоса. Предлагаю тебе перейти на нашу сторону. Тогда ты хотя бы останешься в живых, — снисходительно предложил он мне.

— Предпочитаю оставаться на своей собственной стороне, — внимательно следя за Лордом, я постаралась подобраться поближе к застывшим ребятам. К счастью, мне удалось без труда разобраться с заклинанием, которым он их оглушил, и уже через минуту Грагит с трудом удерживал Драрга, рвавшегося набить морду коварному Лорду.

А в это время по всему залу стал раздаваться какой-то треск. Подняв голову, я с ужасом увидела, как лопаются многочисленные барельефы, изображавшие различных чудовищ, и камень кусками падает на пол, выпуская на волю ожившие оскаленные морды.

— Я же говорил, что здесь полно всякой мерзости, — пробормотал Дакк, стараясь держаться поближе ко мне.

— Ребята, кажется, нам пора сваливать. С такой кучей врагов нам не справиться. Лучше отстреливаться из-за укрытия. — С этими словами я кинулась к двери, пытаясь вспомнить дорогу, по которой Керк привел нас в этот зал. Выбегая, я увидела, что огромные страшилища, охраняющие вход, уже почти полностью освободились от камня и сейчас потягиваются, разминая лапы и крылья.

К счастью, никто из ребят не стал изображать из себя героя, и все дисциплинированно рванули за мной. Мы неслись по коридорам, слыша за своими спинами хлопанье крыльев, скрежет когтей по камням и пронзительные крики мерзких тварей.

— Лика, а мы долго еще бегать будем? — поинтересовался Михайясь, обгоняя меня на повороте.

— А ты предлагаешь с ними драться? Их там не меньше сотни! — огрызнулась я, сворачивая в какое-то помещение. — Закрывайте дверь, а то к нам уже первая пятерка истребителей летит, сейчас нас убивать начнут, — закричала я, увидев, как из-за поворота вылетают первые горгульи.

Дверь с трудом поддалась общему напору, и только в самый последний момент мы успели ее захлопнуть, услышав, как с внешней стороны в нее со всей дури врезаются горгульи, скрежеща когтями по деревянной обшивке.

— Лика, эта штука долго не продержится, — сообщил мне Грагит, с испугом глядя на содрогающуюся от мощных ударов дверь.

— Идите все сюда, здесь есть еще одна комната! — послышался из-за плотной портьеры слегка приглушенный голос Лешека.

Отогнув край тяжелой ткани, мы увидели проход еще в одно помещение. Достаточно большая комната была завалена старыми вещами, покрытыми толстым слоем пыли.

— Ну и что нам это дает? Ожившие каменюки скоро разнесут дверь в щепки, а мы здесь, как в западне. Чем отбиваться будем? — Грагит схватил валяющуюся табуретку и отломил от нее ножку.

— Ты прав! Придется как-то прорываться. — Я задумалась.

— Лика, а что если сделать наших фантомов? — поинтересовался Михайясь. — Может, эти уродины на них клюнут?

— Можно попробовать. Только действовать придется очень быстро. — Повернувшись к ребятам, я скомандовала: — Сдирайте портьеры. Пусть каменные летуньи сразу видят цель. Михайясь, делай наших фантомов, только помести их в дальней комнате, а мы тем временем расположимся по краям от входной двери. Будьте все очень внимательны! Как только дверь рухнет, и в комнату влетят эти твари, быстро выбираемся отсюда.

Надо отдать должное ребятам, никто из них не стал задавать лишних вопросов. Все было сделано быстро, и когда дверь натужно заскрипела, прощаясь с жизнью, все тихонько сидели по обе стороны от входа, стараясь слиться со стеной.

Первые же твари, влетевшие в комнату, повели себя именно так, как мы и надеялись. Они с истошными победными воплями кинулись туда, где находились наши фантомы. Не дожидаясь, когда горгульи поймут, что их одурачили, мы со всех ног кинулись прочь. Снова бешеный бег, коридоры, лестничные переходы куда-то вверх, затем вниз, затем снова вверх. Я запуталась и не знала, куда бежать, когда пол под ногами содрогнулся, и мы вынужденно остановились, держась за стены. Расширенными от ужаса глазами я смотрела, как из-за поворота показывается громадное чудовище, слегка сгорбленное, с огромными острыми наростами по всему туловищу и мощными, как у гориллы, лапами.

— Что вы застыли?! — закричал Лешек. — Вы же маги, сделайте что-нибудь!

Крик маленького лешего привел нас в чувство, и я для пробы запустила в чудовище огромный фаербол. К моему удивлению, монстр даже не заметил этой досадной мелочи, не посчитав нужным увернуться от огненного снаряда. Мой фаербол просто рассыпался кучкой искр, ударившись о его широкую грудь.

Водяная плеть огромной силы, пущенная в ход Михайясем, перерубив напополам случайно задетую каменную колонну, также ничем не повредила монстру. Последовавший за тем убойный арсенал, который демонстрировали мы на пару с Михайясем, практически не принес никаких результатов. И только Воздушный Таран, который мы изготовили, объединившись и вложив в него максимум силы, смог отбросить его на несколько метров, пробив дыру в каменной стене. Раздавшийся после этого рев показал, что мы только еще больше разозлили монстра.

Тут в конце коридора появилась хрупкая женская фигурка в облегающем костюме, держащая в руках жезл с навершием в виде ограненного дымчатого кристалла.

— Уничтожь их! — Жезл темноволосой женщины неоднозначно указывал в нашу сторону.

— Вот дрянь какая, — с чувством выругался Михайясь. — А еще говорят, что женщины — существа милые и нежные. Это же кровожадная тварь похуже любого кровопийцы будет.

После его слов я внезапно подумала, что почему-то не вижу Дакка. Оглядевшись, я задрала голову вверх и увидела, как он, полностью трансформировавшись в боевую ипостась, цепко ползет по сводчатому потолку по направлению к монстру. А надо прямо сказать, вид у полностью трансформированного вампира мало привлекательный.

— Что он делает? — шепотом спросила я, украдкой показав ребятам на Дакка.

— Не знаю, но наша задача поддержать его. Мы должны отвлечь на себя внимание этого чудовища и его кровожадной хозяйки. — Михайясь сразу ухватил суть, и никто не стал с ним спорить.

Потихоньку отступая, мы старались изо всех сил, используя весь наш магический опыт. Но все было тщетно. Шедшая позади Кара, даже когда нам удавалось нанести ущерб монстру, в одну минуту приводила его в порядок, дотронувшись своим жезлом. Огромное чудовище слушалось хрупкую девушку, словно комнатная собачонка, безоговорочно выполняя все, что она ему ни приказывала.

Внезапно Дакк, нависнув над Карой, резко спикировал вниз, уцепившись мертвой хваткой за жезл. Завизжав от неожиданности, она попыталась сопротивляться, но против силы высшего вампира простому человеку выстоять практически невозможно. Единственное, что она успела, это отдать команду своему монстру. Взревев, чудовище попыталось разорвать на куски верткого вампира, схватив его своими мощными лапами. Вывернувшись из смертельной хватки монстра, Дакк попал под скользящий удар и, кувыркаясь, пролетел весь коридор, упав изломанной куклой на пол неподалеку от нас.

— Дакки, милый, очнись. — Я держала на коленях голову вампира, с ужасом глядя на его изорванную одежду, сквозь прорехи которой торчали осколки костей.

— Лика, не плачь. Он же вампир, а значит, сумеет восстановиться. — Михайясь тронул меня за плечо. — Нам нужно уходить, пока здесь не появилось еще что-нибудь похуже этого монстра.

Надо сказать, что через несколько минут после того, как жезл оказался в руках у Дакка, кристалл, венчающий его, вспыхнул и замерцал красным цветом, а монстр в нерешительности затоптался на месте.

Кара, потеряв жезл, моментально куда-то испарилась, предпочитая не рисковать понапрасну. А мы подхватили на руки очнувшегося Дакка и отправились дальше по коридору. За нами, в некотором отдалении, топал прирученный монстр, как привязанный следуя за новым хозяином жезла. После очередного поворота перед нами открылась замковая анфилада. Проходя помещение за помещением, я с удивлением рассматривала стены, на которых рукой неизвестного художника была выложена удивительная мозаика, немного потускневшая от времени. Картины, предстающие перед моими глазами, никак не сочетались с хозяевами замка и всеми теми монстрами, которые гонялись за нами по его коридорам. В одном зале великолепные цветы раскрывали свои бутоны, даря радость от их созерцания. В другом — красивые молодые люди в богатых одеждах приглашали на танец улыбающихся румяных девушек. Невольно я задалась вопросом, а всегда ли здесь была обитель последователей Хаоса?

От размышлений меня отвлек голос Дакка. Оказывается, он уже пришел в себя и теперь требовал отпустить его и позволить идти самостоятельно. А гном с драголом сопротивлялись, уговаривая не торопиться вставать. В конце концов Дакк вырвался из дружеских объятий гнома и драгола и, взъерошенный, принялся осматривать свою одежду.

— Да-а, попадет мне от мамы, — вздохнул он. — Такой камзол порвался… что я ей скажу?

Мы с ребятам просто остолбенели от удивления. Первым пришел в себя Михайясь. Захохотав, он от души хлопнул Дакка по плечу.

— Ты чего дерешься! — не сориентировавшись, Дакк в ответ замахнулся на Михайяся жезлом, который так и не выпустил из своих рук. Его возмущенный вопль моментально потонул в реве монстра, решившего, что это руководство к действию и возможность отличиться.

— Дакк, немедленно останови свое чудовище! — крикнула я Дакку. — Он же сейчас Михайяся по полу размажет.

— Стоять! — подтвердив свою команду выставленным вперед жезлом, Дакк в удивлении смотрел, как огромный монстр послушно замер на месте, глядя на вампира выпученными глазами.

— Ничего себе, оружие массового уничтожения! — вытирая пот со лба, с восхищением присвистнул Михайясь.

— Лика, подойди сюда. — Лешек осторожно потеребил меня за рукав. — Приложи ухо к полу.

Я легла и прислушалась. До меня отчетливо донеслись мощные толчки, которые с каждой минутой становились все ощутимее. Поднявшись с пола, я мрачно посмотрела на ребят.

— Что случилось? — Глядя на меня, Дакк заподозрил неладное.

— Пока не знаю, но подозреваю, что ничего хорошего. — Словно в подтверждение моих слов в начале анфилады появилось сразу пять огромных монстров, очень похожих на нашего. Я в ужасе смотрела на приближающуюся смерть, потому как с таким количеством чудовищ, совершенно не восприимчивых к магическому воздействию, нам точно не справиться.

— Бежим! — Дакк схватил меня за руку и поволок за собой, предварительно велев прирученному монстру оставаться на месте и любой ценой защищать проход.

Снова сумасшедшая гонка и сменяющиеся один за другим залы и комнаты. Наконец мы выбежали в последний, абсолютно круглый зал, из которого дальше не было хода. Полуразрушенный широкий балкон опоясывал часть зала. Выглянув наружу, Драрг даже попятился.

— И как это мы умудрились забраться на такую высоту?

Внизу под нами зияла глубокая пропасть, а сам замок окружали горные пики. Внезапно посередине зала появилась проекция Лорда Хаоса собственной персоной, и его голос загремел под высокими сводами:

— Ну вот и все! Вы сами загнали себя в ловушку, и отсюда нет выхода. Именно эта комната станет вашим последним прибежищем, и именно отсюда пойдут мои слуги завоевывать Тарагон для новой жизни! Врата откроются ровно в назначенный срок, и вы сами поможете в этом.

Захохотав, Лорд бесследно исчез, а наше внимание привлек крик Лешека. Посмотрев в указанном направлении, я увидела, что к нам летит штук пятьдесят горгулий с раскрытыми зубастыми пастями. Понимая, что в этот раз отступать некуда, все изготовились к последней битве. Лешек что-то тихо нашептывал себе под нос и щедро разбрасывал какие-то желтые горошинки по полу. Прямо на наших глазах из этих горошинок стали прорастать зеленые ростки, словно стрелы устремляясь ввысь и расцветая великолепными алыми цветами. Вскоре в зал ворвались первые горгульи, и пошла потеха. Цветы, так неожиданно украсившие зал, оказались хищными и, послушные воле своего создателя — маленького лешего, очень ловко ловили пролетавших горгулий, спеленывая их своими усиками. Я старалась как могла защитить своих друзей, одновременно орудуя мечом и магией. Каждый раз, когда мой меч соприкасался с плотью горгульи, мою руку словно пронзал разряд тока. Сильно подозреваю, что простой меч с этой задачей не справился бы вообще, мой же Меч Дракона, хоть и с трудом, но разрубал их тела, отсекая крылья, лапы, головы…

Первую атаку мы отбили, но какой ценой! Бедный Лешек лежал на полу и тихо стонал, Грагит зажимал перебитую руку, а Драрг сиял огромным кровоподтеком на пол-лица. Прошка лишился одного уха и устало опустился на пол, вылизываясь, словно простая кошка. Михайясю же и здесь не изменило его чувство юмора. Привалившись к стене, он криво усмехнулся, глядя на меня:

— Лика, ты прям как чудесная амазонка, решившая принести себя в жертву. Нагая и прекрасная!

— Тебя что, по голове приложили? Какая еще жертва может быть? — огрызнулась я, пытаясь закутаться в лохмотья, в которые превратилась моя одежда. Прямо сказать, это получалось очень плохо, так как горгульи разодрали мою рубашку на тонкие ленточки, пытаясь добраться до меня своими острыми, как ножи, когтями.

— Ты посмотри, где стоишь. Тебе это ничего не напоминает? — хриплым голосом спросил меня Михайясь и, покачнувшись, сполз на пол по стенке.

Взглянув под ноги, я увидела странный рисунок из нескольких кругов, наползающих друг на друга. Я же оказалась в самом центре этой композиции.

Голос Лорда Хаоса, раздавшийся в зале, оказался полной неожиданностью для всех нас.

— Вы окропили своей кровью Врата, и теперь ничего не мешает их открытию. Вам повезло! Вы первые из смертных сможете увидеть мою армию и испытать на себе ее силу и гнев!

После его слов круги, нарисованные на полу, стали обретать объем, а напротив меня начала постепенно проявляться дыра, наливаясь зловещей чернотой. Одновременно с этим со стороны, откуда мы пришли, раздался грохот, словно в горах произошел обвал. Переглянувшись, мы поняли, что наш страж повержен и вскоре здесь появятся огромные чудовища. Тяжело поднявшись, Прошка встал у входа, преграждая путь уже показавшимся монстрам.

Держась за стенку, Михайясь поднялся на ноги и стал пробираться на помощь к Прошке.

— ПОДОЖДИТЕ! — Яркой вспышкой мелькнувшая мысль требовала немедленного подтверждения. Порывшись в карманах, я вытащила скомканный листок с непонятным пророчеством. — Драрг, что там говорил твой отец?


Когда замкнется круг времен —
Откроются врата.
Безумных вихрей хоровод
Затянет в никуда.
Из пасти черной выйдет мрак,
Чтоб мир наш поглотить,
И есть один всего лишь шанс
Бег зла остановить.
Когда сумеют рядом встать
Огонь — Земля — Вода,
Из камня вырастет цветок,
Очнувшись ото сна.
Кровь Древних в чашу упадет
Гранатовой слезой,
И на алтарь нагой взойдет
Хранящая покой, —

продекламировал Драрг.

— Смотрите, цветы у нас уже выросли. Дело за малым. — Вглядываясь в друзей, я словно по наитию начала показывать на них пальцем: — Драрг — кузня, наковальня, Огонь! Лешек — Земля! Михайясь — Вода! Кровь Древних… Дакк, твой род же один из самых древних на Тарагоне?

— Куда уж древнее! — согласно кивнул Дакк.

Глядя на налившиеся бордовым светом круги, я медленно проговорила:

— Ребята, у нас есть шанс остановить это безумство. Если я все правильно поняла, то сейчас каждый должен занять свое место в этой пентаграмме. А от тебя, Дакк, потребуется несколько капель твоей драгоценной крови, чтобы сбылось древнее пророчество. Только вот во что ее набрать? — Я в растерянности посмотрела по сторонам.

— Лика, это подойдет? — Грагит протягивал мне небольшую каменную чашу с искусно вырезанной веткой лозы, обвивающей ее.

— Вполне. Помоги Дакку.

Понимая, что времени у нас уже не осталось, ребята встали в круги, сумев рассмотреть полустертые символы соответствующих стихий, нарисованные на полу. Дакк острыми клыками полоснул по плечу, и в подставленную драголом чашу тонкой струйкой потекла черная жидкость.

— Ты решила принести себя в жертву? Похвально, похвально. Я распоряжусь, чтоб мои слуги не затоптали твое тело. Ты и после своей смерти будешь служить мне верой и правдой. — Лорд Хаоса, неожиданно появившийся в зале, уже никого не удивил. Мы просто не обратили никакого внимания ни на его слова, ни на него самого, стремясь успеть сделать все, как сказано в пророчестве. Я надеялась, что правильно расшифровала послание и моя смерть не будет напрасной. Сорвав с себя остатки лохмотьев, я встала в середину пентаграммы, забрав у Грагита каменную чашу.

— ЗА ТАРАГОН! — Брызги вампирьей крови веером разлетелись над моей головой, окропляя пентаграмму и стоявших на своих местах ребят. — За тебя, Махлюнд, — шепотом добавила я, вспомнив добродушного купца.

Медальон на моей шее нагрелся и стал пульсировать в такт ожившей пентаграмме. Вокруг каждого участника древнего ритуала поднялась невидимая стена, отсекая его от других и лишая возможности выйти из круга, как впрочем, и войти в него. Глядя на нас, Лорд Хаоса что-то заподозрил и решил вмешаться. Правда, ему это не удалось, невидимые стены активированной пентаграммы отбросили его прочь. Тонкие нити протянулись от ребят, олицетворявших разные стихии, ко мне, оплетая тело. Коричневая, голубая и красная нити сплелись в одно целое с зеленой, рожденной моим медальоном, после чего меня пронзила острая боль, заставив выгнуться дугой и закричать. Спасительная темнота накрыла растерзанное сознание, но перед этим я еще успела увидеть, как растерянность на лице Лорда Хаоса сменяется ужасом, а цветные нити, выбравшиеся за пределы пентаграммы, уничтожают темный провал, сминая его, словно пластилин под руками ребенка.


— Лика, девочка, ты молодец! Я горд, что был учителем у такой смелой особы.

Высокая горная терраса, продуваемая всеми ветрами, почти полностью была занята огромным драконом, который смотрел сейчас на меня немного грустным взглядом.

— Горыныч, ты? Я ведь умерла уже? — На моих плечах оказался темно-серый плащ, очень теплый и длинный, в который я сейчас куталась, почему-то ощущая жесткий пронизывающий ветер. — Почему здесь так холодно?

— Это не твой мир, девочка. Это ступенька в мой мир. Я выполнил свое предназначение и пришел с тобой попрощаться.

— Неужели мы больше никогда не увидимся? — Я не могла в это поверить. — Если я умерла, то почему мы не можем ходить друг к другу в гости? Ты ведь тоже давно покинул Тарагон.

— Что будет дальше, мне неподвластно. Возможно, ты сможешь пересекать грани миров, и когда-нибудь мы снова встретимся. Только уже в другом, моем мире.

Глядя на красивого дракона с радужным гребнем, я почувствовала, как на глаза навернулись слезы.

— Неужели это все? И мы больше никогда не увидимся?

— Все в твоих руках, ученица! Тебе пора, прощай, Лика!

Сорвавшись с горного карниза, дракон ухнул вниз, но вскоре выровнялся, и я увидела красивейшее создание, летящее навстречу закатному солнцу.


— Лика! Лика, очнись! — Кто-то тряс меня за плечи, пытаясь заставить выйти из забытья. А когда к потряхиваниям добавился мокрый шершавый язык, прошедшийся по моему лицу, я поняла, что нужно срочно возвращаться.

— Умереть спокойно не дадут, — простонала я, открывая глаза. Я лежала, укрытая теплым мягким плащом темно-серого цвета, а вокруг меня столпились ребята с обеспокоенными лицами. Прошка с несчастной мордой вознамерился еще раз меня облизать, и пришлось срочно прятаться под плащом, спасаясь от его шершавого, как наждачная бумага, языка.

— Лика, ты как? С тобой все в порядке?

Повернувшись к говорившему, я не поверила своим глазам. На меня смотрел Арант собственной персоной. Его красивое лицо от виска и до самой скулы пересекала длинная царапина, а необычные глаза с вертикальными зрачками потемнели от тревоги за меня.

— Ты откуда здесь появился?

— Спешил тебе помочь, а ты здесь, оказывается, и без меня справилась, — горько усмехнулся Арант.

Оглядевшись, я увидела, что весь зал выглядит, словно после артобстрела или бомбового удара. Везде валялись огромные каменные глыбы, а стены украсила паутина трещин.

— А что здесь произошло? — поинтересовалась я, поднимаясь с пола и кутаясь в плащ. — И куда делись те огромные монстры, которые должны были раскатать нас в лепешку?

— А за это скажи спасибо Аранту. Если бы не он, именно так все и случилось бы, — принялся рассказывать Драрг. — После того как ты умерла, появился Арант, непонятным образом сумевший пробраться мимо огромных зверюг, управляемых давешней дамочкой и тем щеголеватым парнем, который встретил нас на входе. Заметив тебя, валявшуюся на камнях, залитых кровью, Арант словно взбесился. Метнувшись со скоростью молнии, он моментально добрался до парня с девкой, после чего отобрал у них жезлы и настучал этими же жезлами им по голове. Ну а после справиться с монстрами оказалось совсем не сложно.

— Арант, а как ты все-таки узнал, где меня искать? — Я никак не могла взять это в толк.

— А мне твой дракон подсказал, — выдал Арант. — Это он меня и направил сюда, сказав, что тебе срочно требуется помощь.

— Ничего себе! — обалдела я, кутаясь в плащ. Почесав шею, я наткнулась рукой на медальон Хранительницы, болтающийся на цепочке, и, сорвав его с себя, с силой кинула на пол. Яркая вспышка, хлопок, и на том месте, где только что был медальон, оказался девственно чистый пол.

В этот момент в зале сильно запахло серой, и с легким хлопком перед нами появился чертик Васька с рогаткой в одной руке и двузубой вилкой в другой.

— А ну быстро оставили в покое моего друга! Кто здесь Дакка обижает?

— Васька! Ты вернулся! — завопил счастливый Дакк, хватая в охапку чертенка.

— Потише, а то раздавишь, — прокряхтел полузадушенный Васька.

— Что я тебе сейчас расскажу… — пообещал Дакк Ваське, уводя его в сторонку.

— Пойдемте на воздух, — попросила я, понимая, что еще немного, и просто задохнусь в этом нагромождении камней, пыли и гари. Сделав пару шагов, я пошатнулась, и ко мне сразу же протянулись руки помощи. С одной стороны меня крепко держал под локоть Михайясь, а с другой нежно обнимал Арант, с очень нехорошим прищуром поглядывая на светловолосого мага.

Проходя в обратном порядке анфиладу комнат, я задержалась около необыкновенного панно из мозаики, где были изображены великолепные цветы.

— Как жаль, что они только на картинке. Такая красота!

Пока я восхищалась старинным панно, Грагит тихонько подошел к стене и начал очень нежно водить своими длинными пальцами по картине. Его руки словно давали новую жизнь панно, добавляя ярких красок давно поблекшей мозаике.

— Ну надо же, совсем как живые! — восхитилась я, подходя поближе. Приглядевшись, я ахнула от изумления. — Ребята, да они же и впрямь живые!

Грагит каким-то непонятным образом заставил ожить изображенные цветы. Они даже начали испускать аромат, кивая нарядными головками в такт пробегающему ветерку.

— Грагит, это же чудо! Мне кажется, что ты переплюнул своего легендарного Мастера. Он оживил свои творения, ты же сумел вдохнуть жизнь в чужое искусство. А это намного сложнее, поверь мне.

Обрадованный Грагит засунул руку за пазуху и вытащил маленькую ящерку-димфу, с которой в последнее время предпочитал не расставаться. Миг, и маленькая ящерка заскользила среди ярких цветов, исследуя свой новый мир.

— А что стало с Лордом? — поинтересовалась я у Михайяся. — Неужели он сумел сбежать?

— Лика, ты не поверишь, но когда черная дыра стала менять свою форму, из нее выползли какие-то щупальца и схватили Лорда. Он так страшно кричал, когда они затаскивали его внутрь, что нам всем стало не по себе. Не думаю, что тот, кого называли Лордом, когда-нибудь вернется сюда еще.

Выйдя из замка, мы услышали какой-то грохот и крики.

— Это еще что за ерунда? — нахмурился Михайясь. — Я думал, что уже все кончилось но, похоже, ошибался. — По рукам изготовившегося Михайяся стали пробегать электрические разряды.

— Подождите! Мне кажется, я слышу голос Тармара. — Арант сорвался с места, и через минуту внутренний двор замка заполнили люди в воинских доспехах.

— Арант, ты цел! — Высокий воин радостно кинулся к нему с объятиями.

— Как видишь. А ты все-таки собрал свою армию?

— Конечно! Разве мог я оставаться в стороне, когда моему другу грозит опасность?

— К счастью, все обошлось. Лика сама со всем справилась. А как ты добрался?

— Достаточно быстро, хотя и пришлось немного повоевать. Здесь в округе развелось слишком много нечисти, и крестьянам самостоятельно с ней не справиться.

В этот момент, словно подтверждая слова Тармара, из окна замка, истошно вопя, вылетела одинокая горгулья.

— Боюсь, что у моих воинов еще найдется здесь работенка, — провожая ее взглядом, задумчиво протянул Тармар.


Неделю спустя

Высокие деревья широко раскинули свои ветви, образуя шатер над головами путников. Веселый ручеек шустро бежал по камушкам, обтачивая их и без того круглые края. Мы сидели на лесной поляне, глядя на пляшущие язычки костра. Прошка положил свою огромную голову мне на колени, и я нежно почесывала его макушку, осторожно дотрагиваясь до остатков разорванного уха.

— Лика, ты потеряла свой медальон Хранительницы и теперь полностью свободна. Скажи, неужели ты теперь отправишься домой? — После этого вопроса Дакка вокруг костра воцарилась напряженная тишина.

— Я пока не знаю, смогу ли это сделать. И что еще важнее, я не уверена, что хочу туда возвращаться. — Я говорила медленно, обдумывая каждое слово. — Тарагон за последнее время стал для меня родным, а я еще так мало здесь видела.

После моих слов недоверчивая улыбка расцвела на лице Михайяся, и он попытался придвинуться ко мне поближе, но был остановлен острым, предупреждающим взглядом Аранта.

— Лика, мне кажется, что ты не все еще рассмотрела в моем городе. Я приглашаю тебя в свое подводное царство и обещаю показать такие чудеса, что ты расхочешь возвращаться на сушу, — самоуверенно пообещал светловолосый маг.

— Возможно, позже она и навестит тебя, но в ближайшие лет сто Лика гостит в древнейшем городе дроу. — Арант вскочил на ноги и, пристально глядя мне в глаза, произнес: — Я, наследный принц Дома Поющего Меча, делаю тебе официальное предложение стать моей Единственной, Идущей по Жизни.

Взгляд Аранта притягивал, заставляя погружаться в омут бушующих чувств. С трудом отведя глаза, я ответила с легким смешком:

— Пожалуй, я готова рискнуть и отправиться к тебе в гости. Что же до всего остального… Поживем — увидим!


Содержание:
 0  Хранительница и Орден Хаоса : Светлана Кузнецова  1  ГЛАВА 1 : Светлана Кузнецова
 2  ГЛАВА 2 : Светлана Кузнецова  3  ГЛАВА 3 : Светлана Кузнецова
 4  ГЛАВА 4 : Светлана Кузнецова  5  ГЛАВА 5 : Светлана Кузнецова
 6  ГЛАВА 6 : Светлана Кузнецова  7  ГЛАВА 7 : Светлана Кузнецова
 8  ГЛАВА 8 : Светлана Кузнецова  9  ГЛАВА 9 : Светлана Кузнецова
 10  ГЛАВА 10 : Светлана Кузнецова  11  ГЛАВА 11 : Светлана Кузнецова
 12  ГЛАВА 12 : Светлана Кузнецова  13  ГЛАВА 13 : Светлана Кузнецова
 14  ГЛАВА 14 : Светлана Кузнецова  15  ГЛАВА 15 : Светлана Кузнецова
 16  ГЛАВА 16 : Светлана Кузнецова  17  ГЛАВА 17 : Светлана Кузнецова
 18  ГЛАВА 18 : Светлана Кузнецова  19  ГЛАВА 19 : Светлана Кузнецова
 20  ГЛАВА 20 : Светлана Кузнецова  21  ГЛАВА 21 : Светлана Кузнецова
 22  ГЛАВА 22 : Светлана Кузнецова  23  ГЛАВА 23 : Светлана Кузнецова
 24  вы читаете: ГЛАВА 24 : Светлана Кузнецова  25  Использовалась литература : Хранительница и Орден Хаоса



 




sitemap