Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 3 : Светлана Кузнецова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25

вы читаете книгу




ГЛАВА 3

— Лика, а куда мы направляемся? Между прочим, мы уже прошли три трактира, а ты продолжаешь нестись куда-то вперед, ничего нам не говоря. Если тебе куда-то надо, так бы и сказала, а не молчала всю дорогу, — немного обиженно попенял мне Дакк.

— Ой, извини, и вы, ребята, извините меня. Я просто задумалась. Никак не выходят из головы эти слухи о внезапных смертях. Ну я и подумала, почему бы нам не зайти в гости к одному очень гостеприимному портному, возможно, он смог бы что-то прояснить?

— Ну хорошо. А твой портной далеко отсюда живет? А то мы уже чуть ли не полгорода отмахали, — миролюбиво проговорил Дакк. После объяснения он расслабился.

— Да нет, уже пришли. Видишь вон тот дом, выходящий сразу на две улицы? Вот он и есть.

Подойдя к калитке, я постучала в надежде, что господин Перес окажется дома и я не зря потащила за собой ребят по такой жаре. К счастью, мои надежды полностью оправдались, и я смогла облегченно перевести дыхание.

— Кого я вижу! Моя спасительница! Проходи, проходи, не стой на пороге. — Перес прямо излучал радость от встречи со мной. — А это кто с тобой? Твои друзья? — Дождавшись моего кивка, он радостно заторопился. — Проходите и вы, ребятки. Незачем стоять на солнцепеке, головы напечете.

Проводив нас до веранды, находящейся во внутреннем дворе, господин Перес позвал своего слугу и отдал распоряжение принести прохладительных напитков и фруктов. Расположившись в тенечке, он забросал меня вопросами:

— Ликочка, как у тебя дела? Как твоя учеба? Может быть, у тебя есть какое-то дело ко мне? Чем я мог бы тебе помочь?

Совершенно очумев от такого количества вопросов, я только и смогла, что кивнуть положительно на последний из них, прервав таким образом этот словесный водопад.

— Да, господин Перес. Я бы хотела с вами кое о чем поговорить.

— Я тебя внимательно слушаю, дитя мое. Что привело тебя на этот раз ко мне?

— Слухи, господин Перес. Всего лишь слухи.

Моментально посерьезнев, портной одними глазами указал на расположившихся полукругом ребят.

— Все в порядке. Это мои друзья, и я всецело им доверяю, — успокоила я портного.

— Ну хорошо, коли так. Кажется, я знаю, о каких слухах ты говоришь. Только знаешь, в последнее время небезопасно это обсуждать на улицах. Слишком разговорчивые и непонятливые стали просто пропадать без вести. Даже городская стража ничего не может с этим поделать, — невольно понизив голос, сообщил Перес.

— Вот даже как? — удивилась я. — А вы ничего не путаете? Может, просто кому-то выгодно распускать такие слухи?

— Если бы, — грустно ответил Перес. — Сначала я и сам склонен был так думать, но одному такому случаю я оказался невольным свидетелем и вот теперь сижу и дрожу, как бы самому не сгинуть.

— А можно поподробнее? — заинтересовалась я.

— На соседней улице жил сапожник. Неплохой специалист, да и человек в общем-то нормальный. Вот только была у него одна слабость, любил кости своим клиентам перемывать. Вот и доболтался однажды. Заказал я ему туфли новые и в тот день шел их забирать. И видел, как прямо передо мной от него вышел странный клиент. На улице жара стоит, а он в черном плаще с капюшоном, натянутым на самые глаза. Ну вот, зашел я к нему, а сапожник сидит и что-то в руках вертит, рассматривает, значит. Я поздоровался и спрашиваю, готовы ли мои туфли, а он мне отвечает: мол, готовы туфли, да не в туфлях дело. Был у него сейчас жутко богатый и знатный клиент, только это очень большая тайна. А сам рта не закрывает. Ну я ему и говорю: если это тайна, зачем же ты мне ее рассказываешь? А у него в глазах азарт, сдерживаться, значит, не может. Я, говорит, только тебе, и то по большой тайне, так как человек ты порядочный и никому не скажешь. И протягивает мне какой-то медальон, лежащий у него на руке. Смотри, что он мне дал. И потребовал эту штуковину вшить в сапог, а сапоги заказал из самой дорогой кожи, да с выделкой, не иначе как для короля, вот какой дорогой заказ! И стоило только ему это произнести, как задымился этот медальон, а сам сапожник жутко закричал и за несколько секунд как-то сразу состарился и превратился в прах. Испугался я жутко, бросил свои туфли и бегом домой. Вот с тех пор сижу и дрожу, а вдруг и ко мне заявится такой клиент? Что тогда делать? — грустно закончил свой рассказ Перес.

— Да-а, дела, — протянула я, припоминая медальон, виденный мной ночью у незабвенного Клюка (вредного конкурента портного Переса, желавшего во что бы то ни стало расправиться с ним). Ведь только благодаря мне у Клюка тогда ничего не вышло, хотя он и очень старался. Именно тогда я впервые столкнулась с этой магической вещичкой, когда Клюка, сообразивший, что попался, попытался его активировать и сделать явно что-то очень нехорошее мне с его помощью. К счастью для меня, у него ничего не вышло, и медальон наказал своего хозяина. Вот только насколько Клюка был для него хозяином?

Вполне вероятно, что слухи вовсе не являются слухами и с помощью этих странных медальонов, наполненных враждебной магией, происходят такие страшные вещи: люди исчезают, а никто до сих пор так ничего не знает и ничего не может с этим поделать, молнией пронеслось у меня в голове. Получается, что кто-то очень быстро и действенно захватывает город, зажимая его в тиски страха. Простой народ уже боится лишний раз выйти на улицу, а знать делает вид, что все нормально. Какой будет следующий шаг этого неизвестного? Захват власти и свержение короля? Или есть какая-то другая цель?

На эти вопросы господин Перес ответить мне явно не сможет, а потому, попрощавшись с гостеприимным хозяином, мы вышли на улицу.

— Ну что, куда теперь? — поинтересовался Дакк.

— Давайте прогуляемся по рынку, — как можно невинней предложила я.

Городской рынок — самое лучшее место, где можно узнать последние новости и сплетни, причем не прилагая практически никаких усилий.

— На рынок так на рынок, — покладисто согласился вампир.

— Слушай, а тебе не печет солнышко? — спохватилась я.

— Да я его уже почти и не ощущаю. Не знаю уж, что ты там наворотила с моей аурой, но большое тебе за то спасибо. Я теперь, наверное, единственный такой вампир в своем роде. Высшие, конечно, могут какое-то время находиться под лучами солнца, но чтоб так, как я… такого я еще не слышал. Я ведь даже не ощущаю никакого дискомфорта, ну если только в пределах разумного, как и каждый нормальный человек на солнцепеке.

— Здорово! — восхитилась я такому неожиданному результату. И самое интересное, чтоб я там с ним сделала, совершенно не помню, а потому и повторить вряд ли смогу. А значит, наш Дакк полностью прав относительно себя. Ведь он теперь действительно единственный и неповторимый в своем роде! — Тебя теперь нужно охранять как уникальный экземпляр. Можно даже в Красную книгу занести и поселить в заповедник.

— Это что еще за Красная книга? И куда это ты меня поселять собралась, — подозрительно сощурив глаза, поинтересовался Дакк. — Что-то я такого места, как заповедник, не знаю.

Пришлось мне рассказывать заинтересовавшемуся вампиру все о Красной книге и природных заповедниках. Лешек, стоя рядом, очень внимательно слушал мой рассказ, а когда я закончила, прищурив глаза, спросил с усмешкой:

— Интересно, как это вы планируете грымзлика в свой заповедник загнать? Ведь зверь очень редкий, можно сказать, даже уникальный в своем роде, но насколько я знаю, еще никому не удалось поймать его живьем! Чревато это — дотрагиваться до грымзлика. Можно руки, да что там руки — жизни лишиться. Ты же помнишь, что тебе Махлюнд рассказывал о грымзликах?

— А у нас таких монстров, как ваши грымзлики, не водится, — огрызнулась я.

Сокращая путь, узкими переулками мы добрались до городского рынка, на котором, несмотря на пугающие слухи, шла оживленная торговля. Ввинтившись в толпу и договорившись с ребятами в случае, если потеряемся, встретиться в трактире Хандара неподалеку от городских ворот, я стала внимательно прислушиваться к тому, что говорят люди вокруг. По большей части ничего интересного мне услышать не удавалось — самые обычные разговоры по поводу повышения цен, возможной засухи из-за палящего солнца и обычные сплетни местного масштаба типа: «Нюрка спуталась с соседом, а их застукал не вовремя вернувшийся муж. Ой, что было, что было!»

Потолкавшись немного, я уже совсем было собралась разочарованно командовать отход, как вдруг услышала то, что заставило меня резко поменять свое решение. Не веря собственным ушам, я стала проталкиваться сквозь толпу к ближайшему прилавку, откуда доносился такой знакомый голос. Растолкав локтями зевак и получив в ответ пару тычков, я наконец-то смогла увидеть то, к чему так стремилась. Вернее, ту, ибо голос, показавшийся мне знакомым, принадлежал женщине. Правда, в первый момент я решила, что обозналась, и хотела повернуть обратно, но тут женщина за прилавком подняла голову, и я застыла в удивлении. Передо мной стояла знакомая вдова из села с таким колоритным и незабываемым названием, как Сальце.

Познакомились мы с ней совершенно случайно, когда вместе с Дакком пробирались в Вассариар, и именно у этой милой женщины остановились на постой (правда, тогда это была бледная до синевы и шатающаяся от голода неопределенных лет тетенька). Ее мужа закусал до смерти какой-то дикий вампир (хотя Дакк мне рассказывал, что никто из них уже давно человеческую кровь не пьет, предпочитая охотиться на животных), а маленькая дочурка после знакомства с ним же уже была на грани превращения. Мы тогда помогли ей, остановив превращение и вернув ребенка к жизни. А потом очень душевно пообщались со старостой этой деревни, доступно объяснив ему, что он неправ, обижая и обирая тех, кто не может за себя постоять. В результате нашей беседы староста чуть не наложил в штаны от страха (точно я не проверяла) и клятвенно пообещал, что кардинально поменяет свое поведение и впредь будет заботиться о селе не в пример лучше, чем раньше. И вот теперь передо мной стояла румяная женщина в добротном платье, которую вряд ли кто осмелился бы назвать бедной и несчастной. Покачав головой и подивившись такому превращению, я уже совсем было собралась убраться восвояси, порадовавшись за нашу случайную знакомую, как рядом со мной внезапно раздался громкий голос Дакка, наконец-то протолкавшегося сквозь толпу:

— Ни фига себе! Это что, она?

На его голос женщина подняла глаза и посмотрела на нас. Уже через секунду она осознала, кого видит перед собой, и тут я поняла, что убраться по-тихому уже не получится.

— Госпожа! Благодетельница наша! — Женщина бросила прилавок, на котором в изобилии лежал самый ходовой товар на всем рынке (судя по народу, толпившемуся около него), и кинулась ко мне с распростертыми объятиями.

Пока она обегала стол и тюки, я успела высказать Дакку:

— Вот что ты орешь как оглашенный? Промолчать не мог?

— А что такого-то? — не понял Дакк.

— Да ничего. Если не считать того, что сейчас будет.

— И что будет?

— Что будет, то и будет. Стой и улыбайся.

В этот момент женщина добралась наконец до нас и, широко раскрыв руки, кинулась обнимать меня. Ну вот не люблю я этих нежностей, но, понимая, что эта добрая женщина знать об этом не знает, стоически вытерпела такую мучительную для меня процедуру. Потом точно таких же объятий удостоился и Дакк, и теперь я уже с удовлетворением смотрела на его физиономию, попеременно меняющую свой цвет с красного на еще более красный и как апофеоз — бордовый, особенно когда вдова слишком сильно прижалась к нему своим шикарным бюстом. Народ, толпящийся вокруг, начал с огромным интересом посматривать в нашу сторону, ожидая продолжения и просто горя желанием узнать, за что же мы удостоились таких почестей. А тут еще на помощь нашей знакомой откуда ни возьмись появился староста деревни, который, заметив, с кем обнимается вдова, точно так же ринулся к нам с раскрытыми объятиями. Вот только если радость этой женщины для меня была в общем-то понятной, то чего так радуется этот толстячок, с которым мы не очень-то хорошо обошлись при нашей первой встрече, я совершенно не понимала и обниматься с ним совсем не собиралась.

— О-о! Наконец-то! Защитники! Благодетели! Как же я рад вас здесь видеть! — Староста так и лучился удовольствием от встречи с нами. — Вы не подумайте плохого; все, как вы и наказывали. Все исполнил в точности.

Обалдев от такого напора, я только стояла и моргала, а Дакк, видимо еще не до конца осознавая, в какую переделку мы попали, неосмотрительно открыл рот. Правда, дальше одной буквы «А» он так и не смог озвучить, поскольку староста, продолжая благодушно улыбаться, его перебил:

— Не волнуйтесь, господа из Синдиката, ваша доля в полном порядке и, как и договаривались, дожидается вас.

Припомнив нашу нелепую шутку по поводу «крыши» и Синдиката Саблезубых, я прямо поперхнулась, а потом очень сильно встревожилась, заметив пробирающуюся сквозь толпу городскую стражу, которая направлялась сюда, чтоб узнать, почему такое столпотворение образовалось на одном месте и не случилось ли здесь чего-нибудь.

Поняв, что пора сматываться и чем скорее, тем лучше, я постаралась просигнализировать об этом совершенно очумевшему Дакку. Но он то ли не понял меня, то ли не сумел вовремя сориентироваться, только мы опоздали. Около нас наконец материализовалась стража, и капитан строгим голосом поинтересовался:

— Что здесь происходит? Это что еще за балаган такой?

— Ну как же, господин капитан? — Староста деревни скорчил наивную физиономию. — Это же наши благодетели! Да их здесь все знают. Это же знаменитый Синдикат Саблезубых, а вот этот милый молодой человек вовсе и не человек, а даже самый настоящий вампир! — добавив восторженности в голосе, сдал нас с потрохами староста.

После этих его слов вокруг наступила зловещая тишина, и кольцо любопытствующих отхлынуло назад. Единственным плюсом этого стала возможность свободнее вздохнуть, но, как я подозревала, ненадолго.

— Та-ак! — голосом, не предвещавшим ничего хорошего, протянул капитан, положив руку на свой меч. — Попрошу господ проследовать за мной до выяснения обстоятельств.

Дакк растерянно посмотрел на меня. Кивнув ему, чтоб не вздумал творить глупостей, я сделала независимое лицо и, больше не оглядываясь на притихших старых знакомых, тронулась за капитаном. В глазах провожавшего нас старосты читалось удовлетворение, но явно показывать это он побоялся, а вот вдова сильно испугалась, причем не за себя, а за нас. И я внутренне порадовалась, что не ошиблась в этой женщине. Достаточно быстро добравшись до участка, я поинтересовалась невинным голосом:

— И что дальше, собственно говоря? Долго нас здесь собираются продержать?

— Пока не выясним, к какому такому Синдикату вы принадлежите, будете сидеть здесь, — отрезал капитан суровым голосом.

— Вообще-то наш Синдикат называется Академия Колдовства и Магии,[11] и долго у вас здесь прохлаждаться нам не с руки. Нас отпустили только до вечера, и если мы вовремя не вернемся, то будут большие неприятности (у кого именно они будут, я уточнять не стала).

— А чем докажете, что вы студенты Академии? И вообще, мне сообщили, что среди вас есть вампир. Это правда?

— Дакк, открой рот! — скомандовала я, ничуть не испугавшись. Я знала, что простому человеку распознать в Дакке вампира с недавних пор практически невозможно, если он сам не захочет этого показать. Только квалифицированный маг был способен определить это по его ауре, но среди наших сопровождающих магов не было, а потому я могла не опасаться разоблачения.

Сообразив, что от него требуется, Дакк открыл рот и показал всем совершенно нормальные человеческие зубы, разве что чересчур белые и ровные, но никто на это уже не обратил внимания, усиленно выискивая удлиненные клыки — главный признак вампира. Так и не найдя искомого, взоры всех присутствующих обратились ко мне. Я даже растерялась попервоначалу.

— Девушка, а не будете ли вы так любезны показать нам свой ротик? — мягко попросил меня капитан.

— Да вы что, белены объелись? Толстяк же ясно вам сказал, что это молодой человек является вампиром, а не я. Если у вас плохо со зрением, то я девушка и к мужской особи не имею никакого отношения!

— И все же, я вынужден настаивать на своей просьбе.

— Тьфу на вас, совсем с ума посходили! Ладно, смотри, только в рот ко мне своими грязными пальцами не лезь, укушу! — Услышав мою последнюю фразу, капитан подобрался, явно ожидая увидеть огромные клыки, символизирующие мою принадлежность к вампирам.

Как бы не так! Судя по разочарованию, написанному на лице капитана, мой разинутый рот не принес долгожданных результатов, и страж порядка начал резко терять ко мне интерес. Хотя и попытался из последних сил за что-то зацепиться.

— Ну хорошо, допустим, среди вас вампиров нет, и тот мужик на рынке обознался. Но чем вы можете доказать, что являетесь студентами Академии? Учтите, без доказательств я вас так просто не отпущу!

— Да пожалуйста! — Мы с Дакком практически синхронно вытащили свои ученические медальоны из-за пазухи, куда предпочитали прятать их на время прогулок по городу. — Надеюсь, вам известно, что это такое?

Судя по кислой физиономии капитана, ему это было хорошо известно. А также то, что он теперь просто обязан извиниться перед нами прилюдно, сняв все подозрения. Видя его мучения, я махнула рукой:

— Да ладно вам, капитан. Мы все понимаем. Вы просто выполняли свою работу. Надеюсь, на этом инцидент исчерпан?

— Конечно, конечно, — поспешил согласиться капитан, радуясь тому, что мы не полезли в бутылку и не стали обращаться к его начальству и требовать прилюдных извинений.

— И еще, капитан. Я хотела бы нанести визит тому милому толстячку, который так неловко обознался на рынке, и узнать у него причины этого оговора. Надеюсь, вы не станете препятствовать этому? — Я нежно улыбнулась капитану, уверенная, что мы прекрасно поняли друг друга.

— Вы в своем праве, милая леди. А нашему патрулю полагается сейчас проверить северную часть города. Надеюсь, за время нашего отсутствия никаких беспорядков не предвидится?

— Ни в коем случае! — поспешила уверить его я.

На этом мы и расстались, весьма довольные друг другом. Выйдя из участка, мы с Дакком обнаружили всю нашу веселую компанию, расположившуюся на ступеньках крыльца и самоотверженно лузгающую семечки.

— И как это понимать? — сурово вопросила я, сдвинув брови. — Ваши товарищи мучаются в застенках, выдерживают суровые допросы и пытки, а вы здесь прохлаждаетесь в тенечке?

— Да что с вами станется? — флегматично спросил Лешек, доставая из кармана заначенную горсть орешков.

— Как это что с нами станется? — опешили от такой отповеди мы с Дакком. — А если бы нас в тюрьму засадили?

— Да кому вы нужны? К тому же с твоими талантами, Лика, в тюрьму не попадают! — отрезал Лешек.

— А даже если бы и попали, я уверен, что и там бы вы устроились со всем возможным комфортом, — вставил свое веское слово Драрг.

Мы с Дакком стояли с отвисшими челюстями, совершенно ничего не понимая.

— Это откуда же такая уверенность взялась? — осторожно поинтересовалась я.

— Ну как же? — делано удивился гном. — Вы же с Дакком, оказывается, принадлежите ко всем известному преступному Синдикату Саблезубых. Так что в любой тюрьме вас примут как родных! Еще и в авторитете будете, вы же там вроде как не последние люди?

— Так, все, хватит! Пошли отойдем в сторону, и я все вам объясню. — Я решительным шагом направилась в тенек и расположилась около раскидистого дерева. Ребята словно нехотя поплелись за мной и, расположившись по кругу, выжидающе уставились.

— Все это простая досадная случайность. Ни к какому Синдикату мы с Дакком не принадлежим, а над этим вредным толстяком просто пошутили.

Пришлось мне в подробностях рассказывать про наше путешествие в Вассариар и остановку в селе Сальцы и про то, что из этого вышло.

— Ну а окончание истории вы видите сами, — закончила я воспоминания. — Кто же знал, что мы встретимся с этим прохиндеем здесь на рынке. К тому же я никак не ожидала, что их захиревшее село умудрится так быстро восстановиться. Ведь еще и года не прошло, а уже такие изменения! — Я подождала, пока ребята отсмеются, и сказала: — Ну что, семечками кто-нибудь поделится или мне опять придется все самой добывать?

Моментально подобревшие Грагит, Лешек и Драрг одновременно протянули мне свои ладони, наполненные крупными черными семечками. Взяв от каждого понемногу, я с удовольствием принялась их лузгать.

— И что теперь, Лика? Неужели ты так и оставишь все? И этот староста, подставивший тебя, останется безнаказанным? — задал Драрг мучавший его вопрос.

— Нет, конечно! Мы сейчас же идем обратно на рынок! К тому же капитан милостиво проинформировал меня, что в ближайшее время будет очень занят в другой части города. — Плотоядно улыбнувшись, я целенаправленно двинулась в сторону рынка.

Заметив меня на свободе и без соответствующего сопровождения в виде городской стражи, староста даже побледнел, а его глазки забегали из стороны в сторону, словно в поисках спасения.

— Не меня ли вы ищете, уважаемый? — елейным тоном спросила я. — Или, может быть, вам зачем-то понадобился господин капитан? Так не ждите его понапрасну. Господин капитан просил его по пустякам больше не беспокоить!

— Ну что вы, ну что вы, госпожа! — залебезил толстяк. — Как можно? Зачем же нам капитан? Я так расстроился, когда нам не дали пообщаться.

— Зато сейчас у нас куча времени! — перебила его я. А затем резко сменила тон, припомнив психологические уловки, так часто обыгрываемые в различных фильмах. — Слушай, ты, баклан недоделанный! Ты кого подставлять надумал? Тебе что, твоя жизнь не дорога? Так мы тебе запросто поможем. Ну-ка, Дакки, покажи дяде зубки.

Моментально отрастив клыки, Дакк улыбнулся своей фирменной улыбкой потомственного вампира и, плотоядно глядя толстяку в глаза, провел языком по выступающим клыкам. Побледнев еще больше и сравнявшись по цвету с белоснежной скатертью, покрывающей прилавок, староста испуганными глазами смотрел на опасно приблизившегося к нему Дакка. Поняв, что еще немного и толстяк не выдержит и завизжит на весь рынок как резаный поросенок, я загородила собой вошедшего в раж вампира и, проникновенно глядя на старосту, поинтересовалась:

— Ну что, так и будем играть в несознанку? Ты зачем на нас стражу навел?

Бухнувшись на колени, несчастный мужик молитвенно сложил ладони перед собой:

— Простите меня, благодетели! Нечистый попутал! Я не хотел! Святой Верий[12] свидетель, что и в мыслях ничего такого не было. Я все вам отдам! Ведь специально вез, чтоб, значит, отблагодарить, как положено; а здесь словно нашло что-то.

— Ну вот чтоб в следующий раз не находило — к тому, что приготовил для нас, добавишь еще и свою долю. На будущее будет хорошая наука. Как только начнет опять что-то такое находить на тебя, вспомни, как дорого это обходится. Глядишь, и перестанет тебя нечистый путать!

— Не губите! Ведь по миру пойду! Дети малые плачут, кушать хотят, а я все на благо села отдал. — Бедолага так убедительно начал биться лбом о землю, что я даже засомневалась.

— Значит, говоришь, все отдал и ничего себе, бедному, не оставил? Ну что ж, дело хорошее. Не буду я у тебя последнее отбирать, а лучше наведаемся в ваше село, хочется самим посмотреть, что да как там теперь все стало.

— Зачем в село? Не надо в село! — засуетился староста. — Да у вас и дел, наверное, невпроворот, зачем же на нас свое время драгоценное тратить? А по поводу меня не беспокойтесь. Проживу как-нибудь. Вон и сельчане помогут, небось дружно живем.

— Зачем же сельчане? Если у тебя все так плохо из-за нас стало, то мы и помогать должны. Правильно я говорю, а, Дакк? — незаметно подмигнула я вампиру. — Доставай кошель, надо хорошему человеку помощь оказать. Ну а потом и отчет затребуем… — многозначительно добавила я.

— Не надо, ну что вы! — всплеснул руками несчастный. — Знаете, я совсем забыл, у меня же недавно дядя в соседней деревне умер и наследство оставил. Так что мне ничего не надо. Я еще и сам поделиться могу, если нужда такая есть.

— Вот видишь, Дакк, какие сознательные старосты еще в селах есть. А ты мне все: не верю да не верю. А людям надо верить! — усмехнувшись одними уголками губ, я повернулась к трясущемуся толстяку. — Ладно, отложим до поры до времени визит в твое село. Но смотри мне, чтоб все было в порядке! — пригрозив так напоследок, я повернулась спиной к нему и гордой походкой королевы удалилась. И только отойдя на приличное расстояние, остановилась и посмотрела на ошарашенные лица ребят.

— Ничего себе! Это ты каждого так можешь? — удивленно спросил меня Лешек.

— Как так? — не поняла я.

— Ну вот так! Раз — и все… — Лешек изобразил руками, словно что-то скручивает.

— Нет, Лешек, не каждого. Есть такие прохиндеи, которых пронять не так-то просто. А этот староста — просто зажравшийся боров, привыкший отыгрываться на тех, кто слабее его, и подчиняться грубой силе. Вот и получил по полной.

— Да-а, сильно ты его, — уважительно пробасил гном. — Даже моя мамашка лучше бы не смогла!

Видимо, у Драрга это была высшая похвала.

Решив больше не испытывать судьбу, мы завернули в первый попавшийся приличный трактир и закончили такой насыщенный день жареной бараниной и кувшином молодого красного вина.


Содержание:
 0  Хранительница и Орден Хаоса : Светлана Кузнецова  1  ГЛАВА 1 : Светлана Кузнецова
 2  ГЛАВА 2 : Светлана Кузнецова  3  вы читаете: ГЛАВА 3 : Светлана Кузнецова
 4  ГЛАВА 4 : Светлана Кузнецова  5  ГЛАВА 5 : Светлана Кузнецова
 6  ГЛАВА 6 : Светлана Кузнецова  7  ГЛАВА 7 : Светлана Кузнецова
 8  ГЛАВА 8 : Светлана Кузнецова  9  ГЛАВА 9 : Светлана Кузнецова
 10  ГЛАВА 10 : Светлана Кузнецова  11  ГЛАВА 11 : Светлана Кузнецова
 12  ГЛАВА 12 : Светлана Кузнецова  13  ГЛАВА 13 : Светлана Кузнецова
 14  ГЛАВА 14 : Светлана Кузнецова  15  ГЛАВА 15 : Светлана Кузнецова
 16  ГЛАВА 16 : Светлана Кузнецова  17  ГЛАВА 17 : Светлана Кузнецова
 18  ГЛАВА 18 : Светлана Кузнецова  19  ГЛАВА 19 : Светлана Кузнецова
 20  ГЛАВА 20 : Светлана Кузнецова  21  ГЛАВА 21 : Светлана Кузнецова
 22  ГЛАВА 22 : Светлана Кузнецова  23  ГЛАВА 23 : Светлана Кузнецова
 24  ГЛАВА 24 : Светлана Кузнецова  25  Использовалась литература : Хранительница и Орден Хаоса



 




sitemap