Фантастика : Юмористическая фантастика : Эрнест Хоган Койот отправляется в Голливуд : Клод Лалюмьер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28

вы читаете книгу




Эрнест Хоган

Койот отправляется в Голливуд

Затемнение. Постепенно проявляется изображение (мои воспоминания всегда начинаются так, поскольку я вырос перед телевизором).

Ночь. Я еду в красноглазом «грейхаунде» из Финикса в Голливуд (как видите, я к тому же вспоминаю в настоящем времени, прямо как в сценарии или в старой радиопьесе). Лампы погашены; единственное освещение здесь — это звезды, отчего автобус похож на космический корабль, бороздящий некую межзвездную бездну.

Сиденье рядом со мной не занято, поэтому я распространился на него и уже начинаю задремывать — но тут автобус останавливается в каком-то богом забытом городке посреди пустого места, и в дверях появляется здоровенный индеец. Он проходит мимо семьи голодранцев-фермеров, которые едут от самого Кентукки, минует негритянку с младенцем на коленях, нескольких мексиканцев (или, возможно, это какие-нибудь эмигранты из Центральной Америки; все они в ковбойских шляпах), двух индианок, мать и дочь (у каждой на правой руке татуировка с изображением скорпиона) — и подходит к последнему из свободных сидений. Тому самому, на котором покоятся мои ноги, куртка и альбом.

Я делаю вид, что крепко сплю.

— Можно, я здесь сяду? — спрашивает он низким обдолбанным голосом.

Я издаю стон и убираю с сиденья ноги, куртку и альбом, освобождая ему место.

Крупным планом — обложка моего альбома: мультяшный портрет антропоморфного койота в солнечных очках, с дымящимся в зубах окурком и свисающим изо рта языком; сверху большими, валящимися в разные стороны буквами надпись: «КОЙОТ — КОМИКСЫ»; все нарисовано сияющим мэджик-маркером.

— Что это? — спрашивает он. Его голос звучит так, словно его озвучивает Мел Бланк; он указывает пальцем на альбом.

— Мой альбом, — отвечаю я, принимаясь усиленно клевать носом. Я сейчас не в том настроении, чтобы выслушивать историю чужой жизни и/или житейскую философию, пусть даже мне некуда деваться и я сижу здесь, беспомощный, в нескольких световых годах от Финикса и от Голливуда.

Он щурит глаза.

— Комиксы о Койоте? Что может знать о Койоте белый парень вроде тебя?

А вот это что-то новенькое. Я мексиканский ирландец с черными курчавыми волосами. Меня довольно часто называли ниггером, но это первый раз в моей жизни, когда меня назвали белым.

— Для моей девчонки я черный, для тебя белый… Здесь какая-то неувязочка!

— Я спрашивал о Койоте. Что ты знаешь о нем?

— Это Великий Дух — трикстер коренных американцев[5]. Отдаленный предшественник Багса Банни, Даффи Дака, Вуди Вудпекера и всех прочих говорящих зверюшек-умников. Я тут побродил немного по Юго-Западу — искал вдохновения, крутил любовь с одной смазливой блондиночкой из Финикса… Ну, а теперь у меня кончились монеты, и приходится возвращаться к цивилизации, чтобы попытаться заработать денег и что-нибудь нарисовать — не обязательно в этом порядке.

— То есть ты художник?

— Поосторожней в выражениях, приятель. И дай мне наконец поспать.

Он указывает на мой альбом.

— Можно, я посмотрю? Я не хочу спать.

— Пожалуйста, — я передаю ему альбом, немного нервничая, поскольку никогда прежде не показывал что-либо из своего «Дикого Запада» настоящему, живому краснокожему. Заснуть становится невозможно. Я прислоняюсь головой к окну и вижу отражение индейца, листающего мой альбом, на фоне ночной пустыни, чернее, чем межзвездное пространство. А вдруг ему станет скучно? Я начинаю дремать. Он издает смешок — это даже не смех, а какой-то нелепый гогот.

Наплыв: индеец протягивает мне альбом обратно.

— Ничего, интересно. Ты рисуешь не как какой-нибудь богатый бездельник… и похоже, ты кое-что знаешь о духе Койота. Тоже вроде как забавно. Ты едешь в Лос-Анджелес? Хочешь подключиться к мультяшному бизнесу?

— Угу. — Я начинаю понимать, что могу попрощаться с идеей выспаться. — Прямо в самый Голливуд.

— С чего это ты заинтересовался Койотом?

— Наткнулся на него в кое-каких книжках, ну и подумал, что это будет отличный материал для мультиков.

Он снова заржал, еще более по-мультяшному.

— Я подумал, что хорошо бы было ввести Койота в современную жизнь.

Опять этот чокнутый смех. Потом:

— А с чего ты решил, что Койот не может быть жив-здоров и уже участвовать в этой твоей современной жизни?

Я открываю рот. Теперь уже я выгляжу по-мультяшному.

— Духи, — продолжает он, — или мифы, как говорите вы, белые, вполне живы и в двадцать первом веке… и в двадцать втором, и в двадцать третьем…

— Э-э, я что-то не врубаюсь. — Я ежусь, даже несмотря на то, что водитель включил в автобусе обогреватель, который обдувает нас тропическим воздухом. — Ты не мог бы привести мне пример?

— Хе-хе, — говорит он, откидывается на спинку, устраиваясь поудобнее, и рассказывает мне историю.


Затемнение; потом наплыв (здесь снова включается мое телевоображение) на мультяшный бар в стиле 1940-х. Визжит и вопит разболтанный джаз, создавая на заднем плане веселый гул. Камера панорамирует вдоль внутренности бара, показывая разомлевших ковбоев, индейцев, лошадей, гремучих змей и скорпионов, опрокидывающих кружки, утирающих пену и отгоняющих мух; затем останавливается на Койоте, который расселся на стуле в окружении пустых длинногорлых пивных бутылок.

Он рыгает.

Голос индейца за кадром поясняет: «Дело в том, что после войны дела у Койота пошли не очень-то хорошо. Не знаю, в чем тут дело — может быть, здесь как-то замешана эта атомная бомба, но похоже на то, что люди — даже его собственный народ — начали его забывать. Пьянство помогало ему рассеяться; но он и знать не знал, что кое-кто, о ком он совсем не думал, помнит о нем и хочет его видеть…»

Переход к панораме пустыни: гуманоидные кактусы пляшут под пульсирующую музыку, улыбающееся Солнце покачивает лучами в том же ритме. Из-за горизонта появляется длинный черный автомобиль и скользит по извилистой дороге, словно большая черная змея. Подъехав к бару, он в несколько раз обворачивается вокруг него, дверца открывается, и наружу выпрыгивает Микки-Маус. В каждой руке у него по грудастой розовой французской пуделице.

Маус — весь угольно-черный, без следа белого грима, который студия заставляет его накладывать для мультиков. Он в черном смокинге, своих обычных белых перчатках и раздутых шарообразных красных ботинках. У пуделиц высокие замысловатые прически, толстый слой макияжа, тесные бюстгальтеры и панталоны в обтяжку.

Все трое держатся в обнимку, опираясь друг на друга, словно какое-то бредовое шестиногое животное; так они вваливаются в бар, оставляя двери раскачиваться и хлопать за своей спиной.

— Хей! — вопит Маус; голос у него более низкий, чем тот, которым его озвучивают в мультиках. — У нас полный бак бензина, но совсем кончилось наше горючее! — Его левое глазное яблоко выпучивается, из него выстреливает пунктирная линия и принимается обшаривать бар, задерживаясь на ковбоеподобных индейцах и индейцеподобных ковбоях. — Ха, да здесь настоящий Дикий Запад! Интересно, что за высокооктановая огненная вода водится в здешних краях? — Пунктирная линия скользит по Койоту, пробегает мимо, возвращается обратно к нему и пропадает.

Маус выпускает своих пуделиц, которые сразу же, как только он делает шаг вперед, падают друг дружке в объятия и принимаются ласкаться и целоваться, сплетаясь языками, похожими на розовых змей.

— Э, чтоб меня обчистили! — восклицает Маус. — Да ведь ты же Койот — тот самый Койот, верно?

Койот глядит на пуделиц, страстным клубком катающихся в опилках на полу, и отвечает:

— Угу. Койот — это я. А ты что, меня знаешь?

Маус тычет своей трехпалой, обтянутой белой перчаткой рукой Койоту в лицо. Койот смотрит на него налитыми кровью глазами.

— Конечно, я тебя знаю! — продолжает кричать Маус, хватая Койотову лапу и стискивая ее. — Может быть, ребята из мультяшного бизнеса и не врубаются в это, по крайней мере на сознательном уровне, но мы-то, персонажи, знаем, где наши корни! Пусть люди думают, что изобрели что-то новое — мы знаем, что это всего-навсего их генетическая память, всплывающая на поверхность.

— Погоди-ка, — говорит Койот. — Ты ведь тот Маус, которого я видел в кино, только выглядишь по-другому.

Маус трет свое черное лицо.

— Для мультиков они заставляют меня красить лицо в белый цвет. Боятся, что люди подумают, что я какой-нибудь ниггер… Но как бы то ни было, старина Койот, все мы, все зверюшки из голливудских комиксов, питаем к тебе глубочайшее уважение. Ведь этот континент — твоя родная почва, и все такое. Куча наших ребят просто мечтает работать с тобой! — Над головой у Мауса возникает электрическая лампочка. — Послушай! Да это же великолепно! — Маус наклоняется к Койоту. — Как бы ты посмотрел на то, чтобы отправиться с нами в Голливуд? Теперь, когда войне конец, там можно сделать любые деньги. А ты станешь настоящим хитом, будь уверен! Кто может быть большим американцем, чем ты? В конце концов, ты же действительно помогал сделать этот континент тем, что он есть!

— Я не знаю… — говорит Койот.

Маус протискивается сквозь толпу ковбоеподобных индейцев и индейцеподобных ковбоев, которые смотрят на валяющихся в опилках пуделиц. Он поднимает пуделиц с пола, растаскивает и швыряет одну Койоту. Та приземляется Койоту на голову, окруженная облаком опилок, ее груди обнимают его за шею, руки и ноги обвиваются вокруг его торса, и она тут же принимается сосать его ухо.

— Подумай, Койот, — говорит Маус. — В Голливуде таких, как она, полно. И еще куча других вещей. И все это может быть твоим!


Наплыв к нам с индейцем в «грейхаунде».

— Что это? — спрашиваю я. — Ты это придумал сам, или это новый миф, который рассказывают в резервациях?

— Эх-хе-хе, — говорит индеец. — Это просто история; ты можешь называть ее мифом, но такой сообразительный паренек, как ты, должен знать, как бывает с такими вещами. Они просто вроде как случаются. Они растут. Они живут!

— Э-э, ну да, — отвечаю я. — И что же случилось с Койотом, когда он попал в Голливуд?

— Проблемы.


Наплыв к офису в одной из крупнейших мультипликационных студий в Голливуде. Из окна видны пальмы, танцующие под музыку — теперь это более хлыщеватая, прилизанная разновидность джаза; Солнце носит темные очки и курит сигарету.

За столом размером с палубу авианосца сидит Продюсер — низенький, толстенький, лысый человечек с огромной сигарой во рту. На нем костюм в тонкую полоску и широкий галстук, усыпанный золотыми знаками доллара. Он улыбается: его зубы становятся величиной с хромовую решетку автомобиля, а сигара зависает в воздухе между ними. Вспрыгнув на стол, он шагает по нему к Койоту, протягивая большую руку.

— Ах, ну конечно, мистер Койот! — восклицает Продюсер. — Маус мне все рассказал. Я очень рад встретиться с вами!

Койот не протягивает ему свою лапу, поэтому Продюсер сам хватает ее и жмет, извлекая маленькие звездочки боли.

Затем он оглядывает Койота, приподняв его над полом и поворачивая во все стороны.

— Да-да, вы прекрасно подходите для мультипликационного бизнеса! Однако прежде чем вы подпишете наш стандартный контракт на пять лет, давайте сперва обговорим некоторые моменты. — Он ставит Койота на землю, кидается к столу, нажимает кнопку интеркома и говорит: — Бабблс, принеси костюм!

Дверь распахивается, и в нее проскальзывает Бабблс, секретарша Продюсера. У нее длинные стройные ноги, а пышная грудь и обесцвеченная прическа подпрыгивают при каждом шаге. Она улыбается так ослепительно, что Койот и Продюсер вынуждены прикрыть глаза ладонями; в вытянутой руке она несет костюм, который выглядит в точности как тело Койота, но без малейшего намека на гениталии.

— Что это? — спрашивает Койот. — Какая гадость!

— Мы хотели бы, чтобы этот костюм, вы носили в фильмах, — говорит Продюсер. — Ну, вы понимаете, необходимо прикрыть вашу штучку.

— Какую штучку?

— Ну, вы понимаете. — Продюсер показывает Койоту между ног.

— Вы имеете в виду мой член, мое мужское достоинство. Вы хотите, чтобы я выглядел так, словно у меня их нет!

— Ну-ну, не надо так переживать. Все мультяшные звезды носят такие же костюмы: Кролик, Поросенок, Дятел, все Утки…

— Это как вы заставили Мауса красить лицо в белый цвет?

— Вот именно. Вы должны понимать, это же цивилизация. Мы должны придерживаться стандартов. Соблюдать определенные приличия…

— Я надену все что угодно, но только не это!

— Хорошо, хорошо! Тогда мы оденем вас немного по-другому. Бабблс, набедренную повязку.

Секретарша глубоко запускает руку в свой вырез, вытаскивает оттуда цветастую набедренную повязку и с игривым подмигиванием протягивает ее Койоту.

Койот надевает повязку, но его гениталии вырастают до такого размера, что вылезают из-под нее.

— Это что еще такое? — вскрикивает Продюсер.

— Потрясающе! — шепчет Бабблс; ее глаза выпучиваются, словно миниатюрные версии ее же грудей.

— Иногда мой член поступает так, как ему вздумается, — объясняет Койот.

— Ты и все остальные парни — говорят, вы можете изменять вещи. Сделай так, чтобы он снова стал таким, как был! — говорит Продюсер.

Койот закрывает глаза и сосредоточивается. С его лба катятся капли пота. Но его гениталии только вырастают еще больше, пока не становятся размером с его тело.

— Эй, давай завязывай с этим дерьмом, умник! — кричит Продюсер. У Бабблс текут слюни.

— Э-э, простите, — говорит Койот, — но так всегда получается, когда я пытаюсь изменять вещи: они меняются, но потом выходят из-под контроля!

Голова Продюсера становится ярко-красной, из его ушей валит пар. Он хватает контракт и рвет его на мелкие клочки, которые, как конфетти, разлетаются по всему офису.

— Убирайся отсюда! — вопит он. — Ты нам не подходишь! Наши фильмы смотрят дети, господи помилуй!

— Но ведь дети отсюда и выходят, — говорит Койот, указывая на свой член.

— Бабблс! Убери его! — орет Продюсер; он сотрясается так, что очертания его тела становятся нечеткими.

— Пойдем, — говорит Бабблс, обнимая Койота за талию. — Вот сюда. — Оказавшись за дверью, она наклоняется к нему и шепчет ему в ухо: — Пойдем ко мне. Может быть, я смогу помочь тебе справиться с этой… — она гладит его член, — проблемой.


Наплыв обратно к автобусу.

— Так значит, Койот не прошел в мультяшный бизнес, — говорю я.

— Не-а, — отвечает индеец. — И что еще хуже — мало было ему унижения, что его притащили в Голливуд и потом выкинули, так через несколько лет они выпустили на экран его бледную имитацию, исполнявшую роль придурочного дружка какой-то пташки — настолько глупой, что она даже не умела разговаривать!

— Э! А может, этот другой койот был сыном Койота — ну, его ребенком от Бабблс?

— Может, и так. За такими вещами трудно уследить.

— Жалко, что Койот так и не смог отплатить им.

— Ну почему же, смог.

— Правда? Как?

— Он переоделся техником, пошатался по различным институтам, занимающимся разработкой электронной аппаратуры, и помог им изобрести телевидение — а ты ведь знаешь, что после этого стало с крупнейшими мультипликационными студиями!

— Что? Койот изобрел телевидение?

— Ну да. Почему бы и нет? К этому моменту технология была уже на подходе; он просто сложил вместе то, что надо было сложить.

— Но ведь по телевидению тоже показывают мультики, студийные; они оказали влияние на целое поколение!

— Да, как обычно и случалось, когда Койот пытался изменять вещи, произошло непредвиденное. Все дети поголовно стали смотреть эти новые мифы о говорящих животных, каждый день, на протяжении тех лет, когда формировались их личности, и это изменило их мозги. Они превратились в нечто очень странное… например, в хиппи.

— Хиппи?

— Ну да. Должно быть, они чувствовали связь Койота с мультфильмами, сделавшими их тем, чем они были. Их влекло к нему. Они повсюду искали его. Это его ужасно доставало, он чуть не спятил…


Широкоэкранная панорама психоделической версии пустыни где-то на американском юго-западе. Небо мигает, меняя цвет с пурпурного на желтый и обратно. Горы и скалы превращаются в гуманоидные фигуры, которые танцуют под эйсид-роковый, сильно зафузованный саундтрек. Розово-оранжевые облака текут, сливаются, и разделяются, словно узоры на лайт-шоу; с них срываются многочисленные радуги. Лучи Солнца образуют длинный хайр и бороду, развевающиеся во все стороны; по его глазам видно, что оно обкурено до остолбенения.

По всей пустыне рассыпаны хиппи, варьирующие от кислотных образов поп-арта до героев всех крупнейших мультипликаторов-авангардистов. Они тусуются, переходят с места на место, занимаются всеми возможными видами секса, курят травку, играют на электрогитарах, подключенных к сияющим разноцветным скалам.

Посреди всего этого стоит Койот. Его глаза испускают волнистые полосы света, как на выставке оп-арта, изо рта свисает косяк.

Хиппи теснятся вокруг него, крича:

— Койот, трахни меня!

— Койот, ты знаешь, где можно достать пейота или этих магических грибов?

— Можно, ты будешь жить у нас в коммуне?

— Можно, мы будем жить вместе с тобой?

— Почему ты снова не меняешь Вселенную?

Койот издает громкий протяжный вопль, заканчивающийся сверхзвуковым воем.

Хорошо одетый хиппи с магнитофоном в руке протягивает Койоту контракт на запись.

— Подпиши это, Койот. Этот трек потянет на платину и мы все разбогатеем!

Койот разрывает контракт и швыряет клочки в воздух.

— Так держать, Койот! — кричат хиппи, танцуя под опадающими обрывками контракта. — Не продавайся, братушка!

— Давай мы снимем про тебя кино!

— А ты мог бы, например, прекратить войну?

Койот вспрыгивает на высокую узкую скалу и говорит:

— Я больше не могу! Я должен что-то сделать, чтобы прекратить все это!

— Правильно, Койот, прекрати войну!

— И точно — вы, безумные белые ребятишки, только и твердите, что во всем виновата война во Вьетнаме. Может быть, если я смогу остановить эту войну, вы разойдетесь по домам и оставите меня в покое? Вот только как это сделать?

— Иди в Вашингтон, Койот!

— Поговори с Президентом, братишка!

— Койота в Президенты!

— Правильно, — говорит Койот. — Я отправлюсь в Вашингтон и поговорю с Президентом! — Он превращается в светящуюся разноцветную межконтинентальную баллистическую ракету и улетает прочь, оставляя за собой психоделический реактивный след.

— Круто улетел! — говорят хиппи.


Оказавшись над Белым домом, Койот вновь превращается в самого себя, влезает в окно и отправляется на поиски Президента.

«Вот только станет ли Президент разговаривать с Койотом?», — сомневается он. Подумав, он превращается в мультяшную версию Президента.

В Овальном кабинете он наталкивается на настоящего Президента. Тот оборачивается и вскрикивает.

— Сначала мое отражение в зеркале начинает выглядеть, как все эти карикатуры на меня, — говорит Президент. — С тяжелой челюстью, со щетиной, которая вылезает через пятнадцать минут после бритья, с носом, похожим на вялый член с жопой на конце. Ну а теперь дошло до того, что я вижу самого себя!

Койот снова принимает собственный облик.

— О нет! — говорит Президент. — Я становлюсь оборотнем!

— Не валяй дурака, — говорит Койот. — Я просто замаскировался под тебя, чтобы попасть сюда и увидеться с тобой.

— Кто ты? — Президент оглядывает Койота с головы до ног.

— Я Койот. Один из главных туземных духов этого континента.

— Дух! Привидение! Они наконец-таки добились своего! Какие-то проклятые хиппи подсунули мне ЛСД!

— Я не галлюцинация! Я Койот! — Он издает вой и начинает расти, становясь большим и уродливым, с острыми длинными клыками и когтями.

— Нет! Пожалуйста, не надо! Господи, я ничего не могу с этим поделать: став Президентом, я начал сходить с ума! Я думал, что это сделает меня сильным, но я совершенно беспомощен! Я уже начинаю подумывать о том, чтобы оставить политику и просто писать книжки и давать интервью. На масс-медиа можно сделать неплохие деньги… Но пока что такое впечатление, будто меня полностью контролируют какие-то невидимые силы!

— Я одна из этих невидимых сил! — рявкает Койот. Он хватает Президента за глотку и поднимает над полом. — Если ты не исполнишь то, что я скажу, я снова сделаюсь похожим на тебя и отправлюсь гулять по всей Америке, выставляя тебя таким придурком, какого свет не видывал!

Президент содрогается.

— Я сделаю все, что хочешь, только скажи!

— Прекрати войну.

Президент смеется. Койот опускает его на пол.

— И это все, чего ты хочешь? Конечно, я это сделаю! Я все равно собирался выводить оттуда войска. От них нет никакой пользы, уже и бомбежки не помогают. Не думаю, чтобы даже Большая Бомба дала какой-то результат. Не знаю, что там пошло не так — похоже на то, что весь мир сошел с ума!

— Еще бы, я знаю. Эти хиппи постоянно приходят и достают меня.

— И тебя тоже? Так вот почему ты хочешь, чтобы война прекратилась? Ты собираешься заключить со мной что-то вроде сделки?

— Я — Койот. Я обладаю властью изменять вещи. Если я смогу сделать так, чтобы ты прекратил войну, хиппи не просто перестанут меня доставать — они сами изменятся.

— Изменятся? Но как?

— Это для меня легче легкого. У меня есть моя сила, а их головы настолько забиты всякими духами и богами массового производства, что им ничего не останется, как измениться — от меня потребуется только небольшое подталкивание.

— Что это за духи и боги массового производства? Я не понимаю.

— То, что вы называете масс-медиа — телевидение и все такое прочее.

Президент проводит рукой по своей густой щетине.

— Да, телевидение и другие СМИ обладают большой властью. Я знаю это.

— Итак, сделка заключена?

— Конечно!

Президент протягивает руку, Койот хлопает по ней своей лапой.


Наплыв ко мне, сидящему в автобусе с озадаченным видом.

— Ты хочешь сказать, что это Койот прекратил войну во Вьетнаме?

— Ну да, я же сказал тебе, — отвечает индеец.

— И то, что произошло потом с хиппи — их превращение в яппи — тоже было делом рук Койота?

— Именно. Ты же знаешь, что происходит, когда Койот меняет вещи — они выходят из-под его контроля и случается непредвиденное.

Я качаю головой. Все это звучит слишком фантастически, чтобы поверить.

— А что Койот делал в последнее время?

— Ты что, новостей не смотришь? В мире за последние несколько лет произошла чертова куча перемен. Мир становится все более и более странным. Сначала они избрали президентом кинозвезду — как тебе это? А потом у них был президент, который вел себя как кинозвезда! Голливуд берет власть над миром. А интернет вообще все поставил с ног на голову. И поскольку дела пошли таким образом, все возвращается обратно к Койоту.

(Мой разум на мгновение напоминает телевизор, застрявший между каналами; затем…)


Наплыв к не очень проработанной мультяшной декорации в современном стиле, изображающей пустынную дорогу. По дороге под звуки «техно» мчится автомобиль, выглядящий так же, как выглядят в наше время все автомобили, иностранные и американские — разве что он гораздо больше. За рулем никого нет. Автомобиль направляется к дому Койота, рядом с которым установлена новенькая спутниковая антенна.

Переход к интерьеру дома: Койот сидит, развалясь перед суперсовременным домашним кинотеатром, с пультом в руке, проглядывая все телевизионные и кабельные каналы, которые только может достать его антенна. Он не может найти ничего, что бы ему хотелось посмотреть, и просто переключает каналы.

— Пожалуй, это была не такая уж хорошая идея — поменять мой антикварный пикап на все это дерьмо, — говорит он.

Снаружи доносится усиленный динамиком электронный гудок автомобиля.

Койот выходит посмотреть, что там такое, и видит этот чересчур большой, обобщенно современный автомобиль, работающий на холостом ходу, без водителя, без пассажиров.

— Машина, которая едет сама собой, — говорит Койот. — Однако!

Автомобиль издает серию металлических скрипов, отдельные его части раздвигаются, отделяются друг от друга, и наконец он трансформируется в пятерых роботов в японском стиле, каждый со встроенным калькулятором и кейсом для документов.

— Прошу прощения, сэр, — говорит робот № 1 с отчетливым голливудским акцентом. — Это вы — Койот?

— Э-э, да.

— Очень хорошо. Мы с моими соучастниками давно сканируем местность в поисках вас.

Из роботов № 2–5 вырастают видеокамеры, микрофоны и одна радиолокационная антенна. Все это поворачивается в разные стороны, издавая звуковые сигналы, а затем убирается обратно.

— Э-э, отлично. И чего вы от меня хотите?

Роботы № 2–5 обступают Койота, который поворачивается кругом, подозрительно глядя на них.

— Мы представляем Крупную Международную Корпорацию, — говорит робот № 1. — У нас к вам деловой разговор.

Все роботы вытягивают вперед руки с кейсами и поворачивают их в горизонтальное положение. Кейсы открываются, обнаруживая внутри терминалы портативных компьютеров. Экраны вспыхивают, на них начинают мелькать диаграммы.

— Наша Корпорация имеет вклады в самые разнообразные предприятия по всему земному шару — а вскоре, будем надеяться, и за его пределами, — говорит робот № 1. — В их числе недвижимость, горное дело, строительство, высокотехнологичные отрасли… а также индустрия развлечений.

— Угу, — говорит Койот.

— Главным образом мы хотели бы вести с вами переговоры от лица одного из наших предприятий, выпускающего мультипликационные фильмы.

Койот качает головой.

— Не выйдет. Я как-то уже пытался заключить с ними сделку, много лет назад — ничего не получилось. Спросите Мауса.

— Мы владеем Маусом, и уже давно. Именно он и рассказал нам о вас.

— Надеюсь, он ничего вам не наврал…

— Нет. То, что он рассказал, показалось нам очень интересным. Насчет вашей способности приносить изменения, насчет вашей эзотерической связи с этим важнейшим континентом…

— А как насчет того, почему студия не захотела иметь со мной никаких дел?

— Ах, Койот, с тех пор времена изменились. Сейчас двадцать первый век. Коммуникационные технологии стали более дифференцированными… И в этом, в частности, заключается наша проблема.

— Проблема?

— Вот именно. Современные масс-медиа и Интернет ускорили не только процессы передачи информации, но также и процесс создания мифов. Занимаясь нашим бизнесом, выпуская продукцию, мы постоянно создаем новые мифологии, новых богов, новые реальности. Это может оказаться очень деструктивным. Это подрывает размеры наших прибылей.

— И вы думаете, я могу что-то с этим сделать?

— Ваша власть вызывать изменения, о которой говорил нам Маус — вы могли бы использовать ее, чтобы устранять те грани реальности, которые мы сочтем деструктивными.

Койот хохочет. Все пять роботов вытягивают к нему многочисленные сенсорные устройства, экраны их компьютеров покрываются рядами вопросительных знаков.

— Что здесь смешного? — спрашивает робот № 1.

— Это так не работает, — говорит Койот, хватаясь за бока, чтобы удержаться от смеха. — Каждый раз, когда я что-нибудь изменяю, в результате случается непредвиденное. Я не могу это контролировать, и никто не сможет.

— Наш исследовательско-конструкторский отдел займется этим, Койот. Этот сбой можно устранить.

Койот лишь хохочет еще громче.

— Прошу вас, выслушайте! Мы можем предложить вам не только деньги — мы можем также предложить вам долю в некоторых из величайших сделок в истории. Вот, посмотрите на наши экраны!

Койот скачет взглядом из стороны в сторону, пытаясь смотреть на пять экранов одновременно; у него начинает кружиться голова. На экранах мелькает одна картинка за другой: изданные в виде книжек мультфильмы с Койотом, детские игрушки в виде Койота, нижнее белье с изображением Койота, парки аттракционов Койота, кооперативные дома Койота, торговые супермаркеты Койота…

— Стоп, стоп! — кричит Койот, шатаясь словно пьяный. — Что все это значит?

— Это возможные результаты вашего сотрудничества с нами.

— Подождите минуточку! Все эти парки увеселений, кооперативы и супермаркеты — где вы собираетесь все это размещать?

— Ну как же, прямо здесь. Через вас мы получим права на всю эту девственную территорию. Здесь для нас так много возможностей, масса природного сырья — есть даже радиоактивное; нам неприятно видеть, что вся эта земля остается неиспользованной и не приносит нам никакой прибыли.

— Убирайтесь вон отсюда! — говорит Койот.

— Но мы согласны отвести вам долю в прибылях!

— Я уже слышал все это прежде, и всегда дело кончается одним и тем же — чем больше мне дают, тем больше меня имеют за это!

— То есть вы отказываетесь даже вести с нами переговоры?

— Будьте уверены.

Роботы № 2–5 издают несколько звуковых сигналов.

— Да, — говорит робот № 1. — У нас нет другого выбора, кроме как привести в исполнение план «Б».

— План «Б»? — переспрашивает Койот.

Роботы преобразуются, обретая новую форму, и затем соединяются в одного гигантского Мегаробота.

— План «Б», — говорит Мегаробот гулким, пропущенным через усилители голосом, — предусматривает возможность захвата вас и вашей собственности с помощью силы. Это жизненно важно для поддержания размеров наших прибылей и спасения мировой экономики. У нас нет выбора.

— Старая песня, — говорит Койот.

Мегаробот поднимает обе руки, втягивает кисти внутрь и выпускает в небо две ракеты. Из его глаз выстреливают лазерные лучи, едва минуя Койота. Затем он изрыгает напалм и заливает им все вокруг.

— Нет! — ревет Койот. Он призывает свою власть над изменениями и сотворяет грозовую тучу и торнадо, то и другое в несколько раз больше Мегаробота.

Грозовая туча и торнадо устремляются на Мегаробота и валят его с ног. Водой и молниями они замыкают его цепи, струями песка разбивают броню, а затем, благодаря содержащимся в потоках пыли и грязи радиоактивным элементам, переплавляют в большой скальный массив, напоминающий очертаниями робота.


Наплыв ко мне и индейцу в «грейхаунде».

— Итак, этим все и кончилось? — спрашиваю я, очарованный, но едва удерживаясь, чтобы не клевать носом. — Рассказ о Койоте доведен до нашего времени. Что же, теперь Койот удалился от дел?

Индеец смеется.

— Черт возьми, нет! Койот жив и здоров, и…

Я засыпаю.


Наплыв к моему сну. Я жду на автобусной остановке посреди пустыни, нарисованной в стиле моих собственных комиксов о Койоте. Подходит Койот с большим чемоданом в руках и садится рядом со мной.

— Ты ведь Койот? — спрашиваю я.

— Да, — отвечает он.

— Так что же произошло после того, как ты победил Мегаробота?

— Ну, я начал задумываться о том, что он… или они — а, наплевать! — что они говорили насчет того, как масс-медиа и Интернет ускоряют создание мифов, богов и реальностей. И я понял, что вот это — действительно мое дело. Конечно, я не могу заниматься этим на их либо на чьих бы то ни было условиях; но это как раз то, чем мне стоит заниматься — только по-своему.

— По-своему?

— Ну да — занимаясь своими обычными трикстерскими играми, вызывая изменения и позволяя непредвиденному случаться — и чтобы никто не пытался контролировать это.

— И как ты планируешь этого добиться?

— Легче легкого, парень! Я собираюсь внедриться в корпорации, владеющие индустрией средств связи и развлечений во Всемирной Паутине! Я начну свой собственный бизнес по созданию мифологий, богов и реальностей!

— Вау! Вот это действительно изменит мир! И куда же ты направляешься?

— Куда же еще? В Голливуд, конечно!


Наплыв ко мне, просыпающемуся в автобусе. Индейца рядом уже нет. Единственное, что осталось на его сиденье, это маленький клочок шерсти.

Автобус въезжает на голливудскую стоянку «грейхаундов», которая, несмотря на всю свою мифическую репутацию, невелика и не производит особого впечатления. Пошатываясь, я выбираюсь наружу и щурю глаза в ослепительном свете южнокалифорнийского солнца. Я почти ничего не вижу перед собой и не знаю, куда мне идти и что делать дальше.

На мгновение мне кажется, что я вижу койота, перебегающего через улицу.

Затем возникает ослепительная вспышка света. Я пугаюсь — неужели я тащился в такую даль в Голливуд только для того, чтобы меня здесь грохнули. Что это — мировая война? Террористы? Иностранные? Или отечественные? Впрочем, вряд ли это имеет значение, если тебя уже распылили…

Зрение возвращается ко мне. Теперь выцветший старый Голливуд выглядит как яркая цветная декорация из мультфильма. Прохожие, проститутки, пассажиры автобусов — все превратились в фигуры из мультфильма.

Я смотрю на себя.

Я тоже фигура из мультфильма.

Слышится жутковатый смех, напоминающий мне смех давешнего индейца. Я оборачиваюсь и вижу… Койота!

Это мультяшный Койот — в костюме-тройке, солнечных очках и с сигарой во рту.

— Привет, парень, — говорит он. — Как тебе здесь? И это только начало! Впереди еще куча работы. Нам понадобятся хорошие рисовальщики для мультфильмов. Не хочешь ли устроиться?

Я говорю: «Да».

И это происходит теперь, в настоящем настоящем времени. Это больше не тикающе-такающее время белых людей, а скорее нечто среднее между временем индейцев и эйнштейновым пространством-временем, где прошлое и будущее происходят прямо сейчас. Миф и сон рождаются прямо у меня на глазах, когда я рисую их. Я вношу свой вклад в койотов новый, усовершенствованный мифотехнологический трикстерский бизнес.

Изображение растворяется, но не во тьме — оно растворяется в свете.


Содержание:
 0  Витпанк Witpunk : Клод Лалюмьер  1  Аллен М. Стил Охотник на и грумов : Клод Лалюмьер
 2  вы читаете: Эрнест Хоган Койот отправляется в Голливуд : Клод Лалюмьер  3  Джеффри Форд Пикантный детектив № 3 : Клод Лалюмьер
 4  Джеймс Морроу Благоприятные яйцеклетки : Клод Лалюмьер  5  Брэдли Дентон Большой секрет Тимми и Томми в День Благодарения : Клод Лалюмьер
 6  Нина Кирики Хоффман Неистовые груди : Клод Лалюмьер  7  Кори Доктороу и Майкл Скит Я люблю Пари : Клод Лалюмьер
 8  Джеффри Форд Арабески таинственной жути № 8 : Клод Лалюмьер  9  Элис Мозер Семь дней зуда : Клод Лалюмьер
 10  Уильям Сандерс Кишение, или На берегу моря с Марвином и Памелой : Клод Лалюмьер  11  Майкл Арсенолт Самый обычный Хэллоуин : Клод Лалюмьер
 12  Уильям Браунинг Спенсер Огни Армагеддона : Клод Лалюмьер  13  Джеффри Форд Док Агрессии, человек из жести № 2 : Клод Лалюмьер
 14  Юджин Бирн Приписанные : Клод Лалюмьер  15  Роберт Силверберг Аманда и пришелец : Клод Лалюмьер
 16  Дон Уэбб Дневник, найденный в пустой студии : Клод Лалюмьер  17  Лесли Уот Упорная девка : Клод Лалюмьер
 18  Джеффри Форд Шестизарядный одиночка с Высокого Бугра № 6 : Клод Лалюмьер  19  Дэвид Лэнгфорд Контакт иного рода : Клод Лалюмьер
 20  Хироми Гото Рассказ из глубины груди : Клод Лалюмьер  21  Пол Ди Филиппо Научная фантастика : Клод Лалюмьер
 22  Пэт Кадиган Мамин Молок : Клод Лалюмьер  23  Джеффри Форд Приключение в глубоком космосе № 32 : Клод Лалюмьер
 24  Пэт Мерфи Дикарки : Клод Лалюмьер  25  Рэй Вуксевич Прыгай! : Клод Лалюмьер
 26  Лорент Мак-Алистер Капуцина и Волк : Клод Лалюмьер  27  Знакомьтесь: витпанки : Клод Лалюмьер
 28  Использовалась литература : Витпанк Witpunk    



 




sitemap