Фантастика : Юмористическая фантастика : Лорент Мак-Алистер Капуцина и Волк : Клод Лалюмьер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28

вы читаете книгу




Лорент Мак-Алистер

Капуцина и Волк

Назидательная сказка

Не пугайтесь, дети. Мы с вами живем в мире, где все истории кончаются счастливо.

А поэтому — слушайте, и слушайте внимательно…

В пригороде: достойная жизнь

В добрые старые времена, хотя и не так уж давно, на окраине города, который был лесом, в одном заброшенном многоквартирном доме жили-были две сестры. Старшую звали Мэрин Ротриттер, а младшую — Капуцина. Старшая сестра вела образцовое хозяйство, все у нее было безупречно чисто и абсолютно стерильно. Младшей сестре было всего-навсего двенадцать лет. Она проводила свое время, играя со старинными машинами, бегая по длинным коридорам или исследуя окрестности.

Для Капуцины не было ничего более прекрасного, чем вид из окна их кухни — улицы с вереницами проржавевших остовов больших грузовиков, зубчатая линия полуразрушенных фабричных зданий на фоне неба, бесконечные кирпичные фасады других многоквартирных домов, горстка окошек, которые с наступлением сумерек подолгу оставались наполненными золотым светом, пылая словно костры. Ее сердце радовалось, как радовались бы и наши, при мысли, что она окружена рукотворным ландшафтом, где человек — мера всего.

Однако она избегала слишком далеко высовываться из окна, поскольку слева от нее аккуратную угловатую линию горизонта, словно зеленая разрастающаяся язва, портило скопище окутанных листвой зданий — это маячила громада Города Сотни Вод… Капуцина словно бы знала, какая ужасная судьба ожидает ее там — хотя ее отвращение было всего лишь нормальной реакцией дочери пригорода, поставленной лицом к лицу с необузданной природой.

Она была очень милой девчушкой, и все остальные диссиденты любили ее — все те, кто скрывался среди бетонных площадок, сгоревших магазинов и покосившихся коттеджей после того, как наступила Революция и пришли Садовники, загнав всех обитателей большого города в тесные границы Кольца, где по улицам бежали ручьи, из окон росли деревья, а люди жили в рабстве у природы. Больше всего Капуцина любила зонтаги[76], когда сестра возила ее по пригородам в старом электромобиле — Мэрин всю неделю заряжала его при помощи аккумуляторов, выдранных из остатков старой электросети. Это напоминало девочке те истории, что рассказывала ей сестра о старых добрых временах — когда можно было съездить на машине в магазин на углу и купить там продукты, завернутые в гладкую блестящую целлофановую упаковку или уложенные в разноцветные банки и коробки.

Такой способ выглядел гораздо приятнее, чем выискивать в руинах мятые консервные банки или торговаться с фермерами, что подъезжали порой к окраинам города, предлагая свою вывалянную в грязи продукцию. В святая святых своего сердца Капуцина искренне и горячо желала возвращения тех чудесных времен, когда неограниченное потребление было законом жизни.

Ну и вот, случилось так, что возлюбленным Мэрин оказался доблестный Лесоруб из Города Сотни Вод — один из тех, что сражались с коварными Волками, рыскавшими по улицам внутри Кольца. Нравилось ли Мэрин дело больше, чем человек, или человек больше, чем дело — об этом в этой истории не говорится. Но мы можем считать, что она любила человека из-за его преданности делу.

Как бы то ни было, ее любовь была достаточно велика, чтобы вместить и то, и другое, и она дала клятву помогать ему в его борьбе. Воспользовавшись материалами с покинутой фабрики, она изготовила для Лесорубов батончик пластиковой взрывчатки, что они вряд ли смогли бы сделать внутри Кольца, в сердце Города — где даже необходимые для хозяйственных надобностей химикалии выдавались Псами и Лисами скупо и неохотно.

Чтобы доставить Лесорубам взрывчатку без излишнего риска, что дело раскроется, Мэрин решила использовать Капуцину. Ее маленькая сестричка была как раз в подходящем возрасте: достаточно взрослая, чтобы ей можно было поручить серьезное дело, но пока еще достаточно маленькая, чтобы не быть заподозренной в чем-то большем, чем детская шалость. Мэрин объяснила ей, что она должна делать.

— Вот, смотри. Капуцина, — сказала она. — Эту корзинку ты отнесешь в Город. Чтобы тебя пропустили в Кольцо, ты скажешь, что хочешь навестить нашу бабушку Кунигунду — что ты несешь ей снедь, которую мы испекли для нее.

Не поймите меня неправильно: Капуцина была храброй маленькой девочкой, однако Город приводил ее в ужас. Она отказалась. Пускай ее старшая сестра идет сама — она и так довольно часто туда ходит, чуть ли не по два раза в месяц, чтобы обнять своего возлюбленного. Почему бы ей не пойти и на этот раз?

Мэрин терпеливо объяснила, что сама она находится под наблюдением. Волки уже вырастили ее лицо на листьях своих файловых деревьев; ее подозревают в связях с Лесорубами. Если увидят, что она идет в Город с пакетом в руках, ее тут же обыщут, обнаружат взрывчатку и арестуют. Капуцина, с другой стороны, никогда не бывала внутри Кольца, и она достаточно мала, чтобы ослабить бдительность Волков. Одного раза хватит — получив образчик новой взрывчатки, Лесорубы, убедившись в ее эффективности, потом сами позаботятся о том, чтобы переправить в Город остаток.

— Но Город… — запротестовала Капуцина. — Там так темно; и потом, все эти деревья и зелень…

— Ты уже достаточно взрослая, чтобы не бояться растительности, — твердо сказала Мэрин. — Помни об одном: под всей этой травой и землей лежит асфальт, бетон и брусчатка — прочные и надежные, как здания; совсем как здесь. Когда-то, до того, как Садовники пришли к власти, Город был в точности таким же, как пригороды — чистым, строгим и твердым. И он по-прежнему остается таким — там, внизу. Ты всегда должна помнить это.

— А что, если Волки схватят меня?

Мэрин недовольно хмыкнула, а потом вкрадчиво сказала сестре:

— Послушай, Капуцина, клянусь тебе, что у тебя все выйдет просто отлично, так что не волнуйся. А если ты сделаешь это для меня… Ты помнишь, я всегда говорила, что не разрешу тебе курить, пока тебе нет тринадцати?

— Да, — ответила Капуцина с нарастающим волнением.

— Так вот: если ты сделаешь это для меня, то выкуришь свою первую сигарету сразу же, как только вернешься домой.

— О, Мэрин! Это правда?!

Так Капуцина в конце концов позволила себя уговорить. Сестра до глубокой ночи засыпала ее предостережениями и советами, а потом отослала в постель — оставалось всего несколько часов до того времени, когда девочка должна была уходить.

В Город: опасный путь

Капуцина отправилась в путь рано, пока еще не стало слишком жарко. Она шла по растрескавшейся асфальтовой дороге, ведущей в Город; откосы насыпи с обеих сторон были завалены ржавыми остовами разбитых машин, но сама дорога содержалась в порядке. Девочка повесила корзинку на руку, стараясь выглядеть веселой и невинной, как и наказывала ей сестра.

Ей было сказано столько всего, что голова у нее гудела. Мэрин предостерегала ее против Ястребов и Псов, стоящих на страже у границ Кольца, против Лис и Волков, которые могли остановить и допросить ее, когда она окажется внутри Кольца. Старшая сестра объяснила, как ей следует отвечать (вежливо, так, чтобы не выглядеть испуганной и не выказывать слишком явно свою антипатию к режиму), как выбирать нужные боковые улицы, как не потеряться в лабиринте заросших кустарником зданий, так похожих одно на другое в своем революционно-зеленом уборе… Капуцина надеялась только, что ей удастся ничего не забыть.

К середине утра она добралась до Города. Другие путешественники текли из пригородов и в пригороды, толпясь среди временных построек, раскинувшихся лагерем по внешнему краю Кольца. Здесь, вдали от сурового взгляда Псов, люди торговали, играли в азартные игры и занимались другими, едва ли законными делами. Капуцина была настолько очарована всем этим (не забывайте, что она была всего-навсего маленькой девочкой), что задержалась там почти на час, переходя от палатки к палатке и заглядывая внутрь, чтобы узнать, что скрывает каждая из них.

Наконец она все же вспомнила о своей миссии и поспешила к Кольцу, обуреваемая чувством вины.

Ее смятение возродилось в полную силу по мере приближения к сердцу Города. По ту сторону речной излучины высоко вздымались к небу здания с растущими на них деревьями. Даже с этого расстояния она разглядела, что деревья растут прямо из окон высотных домов. Она вздрогнула, словно увидела что-то непристойное. Несмотря на то, что время уже близилось к полудню, центр Города был погружен в хромово-зеленый полумрак под своим лиственным покровом.

Чтобы пересечь Кольцо, ей приходилось выбирать из трех мостов. Мосты были плотно перекрыты Ястребами и Псами; кроме того, на обоих концах каждого из них были выстроены бараки, где размещались ударные отряды Быков.

Капуцина неохотно направилась к ближайшему мосту, одним глазом косясь на буйную листву Города слева от себя. На пропускном пункте ее допросил один из Псов, потребовавший, чтобы она назвала свое имя и место проживания. Он ткнул в нее короткопалой рукой:

— Куда ты идешь?

— Повидать мою бабушку. Она живет на Зонненфельсгассс.

— А что ты несешь с собой?

— Всего лишь немного еды и питья.

— Покажи. Вынь все из твоей корзинки.

Мэрин была хитра — когда Капуцина выложила содержимое корзинки на стол, Пес прежде всего заметил бутылку старого вина, взятого из погреба в одном заброшенном доме. Он не стал утруждать себя подробным исследованием большого ароматного каравая, заключавшего в себе кусок взрывчатки и маскировавшего ее запах. Отважная посланница внутренне вся тряслась, ибо перед ней стоял Пес, чьи пламенеющие ноздри представляли собой модифицированную обонятельную систему, способную различать самые тонкие запахи.

— Это незаконная контрабанда, девочка, — сурово произнес Пес, нарочито хмурясь и указывая на бутылку. — Ты не можешь пронести это внутрь.

— О, прошу вас, господин, не наказывайте меня! — голос Капуцины жалостно задрожал; Мэрин добрых полчаса тренировала ее, чтобы добиться нужной интонации. — Я не знала, что этого нельзя делать! Я нашла ее в одном подвале и просто подумала, что бабушке это понравится.

— Ну ладно, ты не виновата, — проговорил Пес, позволяя умилостивить себя. — Ты слишком мала, чтобы знать все разветвления закона. Не бойся, я не стану наказывать тебя. Но контрабанду я конфискую, — добавил он, опуская бутылку в свой личный сундучок, — а тебя я отпущу, но предупреждаю: никогда не делай этого больше! Ты поняла?

— О да, господин! Благодарю вас за то, что вы были так добры!

— Ничего, ничего. Давай, проходи; навести свою бабушку.

Капуцина вновь упаковала в свою корзинку каравай, коробочку с маслом и булочки, и тронулась дальше через мост. Ее сердце колотилось в груди так сильно, что она была уверена, что какая-нибудь из Лисиц непременно услышит его стук с помощью своих усилителей звука, встроенных в основания воронкообразных ушей. Однако больше никто не дал себе труда останавливать девочку. Не успела она опомниться, как пересекла мост и оказалась внутри Кольца.

В Кольце: героическое путешествие

Это было все равно, что пересечь зачарованную границу. Мир изменился настолько внезапно, что девочка едва могла поверить, что глаза не обманывают ее — как в старых сказках о виртуальных играх…

Внутри Кольца движения было меньше, чем ожидала Капуцина. Было трудно сказать, сколько людей находится поблизости, поскольку видимость сильно ограничивалась растительностью — кто-нибудь мог идти в десяти шагах позади, и она даже не заметила бы его. Но бесстрашная девочка шла все дальше и дальше по городским улицам, словно под действием какого-то отвратительного заклинания превратившимся в сумрачные тропинки в темном лесу, пока Кольцо и свет дня за его рвами полностью не скрылись из виду.

Капуцина не переставала спотыкаться о корни, ковром покрывавшие узкие улицы. Сучья и стволы высовывались из окон зданий, встречаясь и переплетаясь наверху. Открытого неба нигде не было видно: когда она поднимала голову, ее взгляд встречал лишь сотни разнообразных оттенков ядовито-зеленого цвета. Солнце тщетно пыталось пробиться сквозь лиственный полог; улицы и переулки были сплошь затканы тенями.

Вода текла с карнизов самых высоких зданий, серебряными каскадами обдавая проходящих мимо и питая ручейки, прихотливыми извивами пробивавшиеся сквозь траву поверх слоя чернозема.

Запахи были хуже всего: густая вонь преющей листвы, острый аромат мхов и цветов, и за всем этим — омерзительные испарения почвы, столь густые, что Капуцина почти чувствовала, как они проникают ей под ногти, осаждаются на коже под одеждой. Если вы хотите представить себе это как следует, друзья мои, вообразите, что вас заставили надеть платье, пропитанное вашими собственными экскрементами.

Переполненная этими ощущениями, Капуцина остановилась и затрепетала от отвращения.

Совершенно бессознательно она подошла к стене ближайшего здания и нашла местечко, где вездесущие лозы уже начинали отмирать. Высохшие темно-красные стебли продолжали цепляться за камень — по всей их длине по трое в ряд торчали крохотные усики, каждый из которых заканчивался крошечным кружочком, лепившимся к кирпичу. Капуцина принялась обрывать эти усики, освобождая приросший к стене мертвый стебель, пока наконец совсем не оторвала его. Тогда она положила ладонь на красно-оранжевый кирпич, очищенный теперь от растительной заразы. Ощущение шероховатой пористой поверхности под пальцами привело ее в чувство, и она перестала паниковать.

Девочка резко выпрямилась и на шаг отступила от стены. Никто не должен видеть, что она наносит вред растительности! Иначе она немедленно попадет под подозрение — если только ее не арестуют на месте. Мэрин ужасно рассердилась бы на нее. Ей очень не хотелось уходить от стены и ее милых кирпичей, однако ее звал долг. У нее не было выбора.

Она вновь припомнила указания Мэрин. Ей надо было идти по этой улице до пересечения с Зонненфельсгассе, а потом повернуть налево…

Капуцина снова тронулась в путь, крепко сжимая пластиковую ручку корзинки. Разумеется, она не могла и предположить, что из теней между деревьями за ней наблюдал Волк.

Капуцина шла и шла, и наконец дошла до перекрестка. Но это был не тот перекресток, потому что здесь нигде не было написано, что это Зонненфельсгассе. Девочка уже совсем было решила продолжать идти дальше по той же улице, как вдруг остановилась, охваченная ужасом. По ту сторону перекрестка стояла горилла! Это было настоящее животное — запах ее шкуры напомнил девочке бродячую собаку, которую она как-то очень осторожно погладила на улице.

Огромная, покрытая черным волосом фигура опиралась на костяшки пальцев рук, осматривая окрестности резкими поворотами головы. Капуцина стояла, словно прикипев к месту. Вот горилла тронулась с места, приблизилась к ней… Девочка оглянулась по сторонам, ища помощи, но никого не увидела.

Гигантская обезьяна прошла от нее меньше чем в двух метрах. Она окинула девочку безразличным взглядом своих влажных карих глаз и предостерегающе фыркнула, но в остальном не проявила к ней интереса. Когда животное миновало ее, Капуцина вытащила из своей корзинки маленький платочек, чтобы вытереть лоб.

Это был один из старинных узников темницы — Тиргартена[77]. Когда Садовники пришли к власти, их всех освободили, пустив гулять по городу, где им захочется. Она помнила ленты, которые смотрела еще ребенком: гориллы всегда были добрыми и скромными животными, и не представляли собой опасности, если им самим не угрожали.

Она снова заставила свои ноги двигаться. Теперь, зайдя уже глубоко внутрь Кольца, она начала встречать группы людей: Муравьев, усердно рушащих стену, чтобы освободить дубу место для роста, Свиней, разрывающих землю и удобряющих ее человеческим пометом, Ежей, удаляющих паразитические лозы с молодых растений, чтобы деревья могли дышать. Запах навоза был настолько удушающим, что девочка едва сдерживала тошноту; однако она не повернула назад.

Мимо пробежал длинноногий Почтовый Голубь, с нечеловеческой быстротой двигая ногами. Взгляд Капуцины проследил за ним с завистью — он, по крайней мере, хорошо знал, куда движется.

Девочка подошла к следующему перекрестку, но снова не смогла найти никакого знака, указывающего на то, что это Зонненфельсгассе. Это заставило ее еще больше обеспокоиться. Мэрин сказала ей: «Ты дойдешь до перекрестка, потом тебе нужно будет повернуть налево по Зонненфельсгассе…» Если для этого ей надо было сначала пройти два других перекрестка, почему Мэрин не упомянула об этом? Или, может быть, Капуцина просто забыла; может быть, ее голова оказалась настолько забита другими указаниями, что они вытеснили все остальное?

Она нерешительно огляделась по сторонам. Не повернуть ли ей обратно, туда, откуда она пришла? Или, может быть, просто спросить у какого-нибудь прохожего…

И в этот момент Волк выступил из своего укрытия.

Зонненфельсгассе, 263: неожиданное предательство

Это была высокая женщина со странной манерой держать голову несколько набок — словно она была туга на одно ухо. Женщина носила свою черную униформу так весело, даже беззаботно, что можно было подумать, будто она попросту добродушно мирится с необходимостью соблюдать положенный ей стиль одежды, пусть даже несколько бессмысленный. Насколько девочка могла судить по той части ее лица, что не была скрыта большими зеркальными очками, оно было вполне приятным.

Но глядя, как она приближается, Капуцина ощутила мгновенный ужас. И теперь это был настоящий ужас — ибо девочка знала, какую опасность представляет собой эта женщина. Волчица еще издалека улыбнулась ей и заговорила мелодичным голосом:

— Здравствуй, девочка! Кажется, ты заблудилась?

Какие блестящие, ухоженные зубы у нее были! Несомненно, полностью вегетарианская диета компенсировала ей недостаток необходимого оборудования для ухода за полостью рта.

Капуцина с усилием изгнала из головы все посторонние мысли. Она застенчиво взглянула себе под ноги, потом подняла взгляд на женщину заранее отрепетированным движением, выражавшим скромную невинность, и ответила:

— Э-э… да, мэм, так и есть. По крайней мере, мне так кажется. Я ищу Зонненфельсгассе. Может быть, я ее уже прошла?

— А куда тебе нужно на Зонненфельсгассе? — спросила Волчица.

Могла ли она действительно быть таким злобным существом, как говорила Мэрин? Капуцина чувствовала себя настолько безнадежно заблудившейся, что назвала ей настоящий адрес, хотя и не стала отходить от своей легенды.

— Номер двести шестьдесят три. Я иду навестить свою бабушку Кунигунду. Я никогда у нее не была и поэтому не знаю, правильно ли я иду.

— Хм-м… Ты уверена, что тебе нужен именно номер двести шестьдесят три?

— Да, мэм.

— Ты вошла по Аспернбрюкке, так ведь? В таком случае ты уже прошла нужный перекресток. Тебе надо было повернуть налево сразу же за большим огненным деревом.

— О, благодарю вас! — воскликнула Капуцина и повернулась, чтобы идти.

— Нет-нет, девочка, не уходи, — сказала Волчица ласковым голосом. — Тебе совсем не надо снова проходить весь этот путь. Видишь ли, Зонненфельсгассе здесь делает крюк, и дом двести шестьдесят три на самом деле совсем недалеко отсюда. Я скажу, что тебе нужно сделать: пройди еще немного дальше в том же направлении, куда шла до сих пор, пока не увидишь большой фонтан. Сразу же налево от него будет боковая улица, ведущая более или менее обратно на север. Если ты пойдешь по ней, то выйдешь на Зонненфельсгассе невдалеке от номера двести тридцать. Тогда ты повернешь налево и попадешь туда гораздо быстрее. Ты поняла?

Торопясь поскорее пуститься в путь, Капуцина стояла, беспокойно переминаясь с ноги на ногу.

— Да, — ответила девочка, убаюканная мягким и ласковым обращением Волчицы; даже на секунду она не усомнилась в правдивости этой женщины. — Спасибо вам большое!

— Не за что, девочка! Мы живем, чтобы служить.

По мере того, как Капуцина углублялась внутрь Кольца, сумрак вокруг нее сгущался все больше, но на душе у девочки значительно полегчало. Пробираясь сквозь заросли, она в конце концов дошла до фонтана, мельком полюбовалась на покрытую мхом скульптуру и свернула на боковую улочку, которая вела к Зонненфельсгассе. Лишь сейчас Капуцина в первый раз заметила, что с деревьев вокруг льются трели певчих птиц. Повсюду цвели цветы; наклонившись, чтобы посмотреть на них поближе, она обнаружила, что некоторые из них были в действительности довольно симпатичными. Этот лес был в конце концов не таким уж и противным! Ее сердце радостно билось, она шла и мечтала о том, какова окажется на вкус ее первая сигарета.

Ее глаза понемногу приноровились к узорам окружавшей ее листвы. Поэтому, дойдя до следующего перекрестка, она вдруг поняла, что маленькие пурпурные цветочки, что росли на вьющейся лозе возле угла, на самом деле складывались в название улицы: Зонненфельсгассе! Эти названия окружали ее все это время — просто она-то искала печатные вывески!

«Какая же я глупая!» — подумала девочка. Мэрин забыла объяснить ей эту уловку Садовников, но она и сама должна была сразу сообразить.

Теперь, когда она знала, что ищет, она быстро обнаружила номера домов среди зарослей плюща, увивавшего фасады на Зонненфельсгассе. Номера были выращены желтенькими цветочками, и она шла, считая их, пока не отыскала дом номер двести шестьдесят три.

Сбоку от двери, занавешенной пологом из свисающих лоз, девочка увидела металлическую коробку, которую узнала с радостным трепетом: это был домофон. Так значит, Садовники изгнали из Города еще не все признаки цивилизации!

Она приблизилась к двери, виновато огляделась по сторонам и пробормотала в коробку:

— Бабушка, это я. Я принесла тебе пирог и вино. Открой дверь.

— Дерни за веревочку, дверь и откроется, — отозвался из коробки шершавый жестяной голос. — Я слишком слаба, не могу встать.

Эти слова не имели никакого смысла, но являлись условленным паролем, и Капуцина доверчиво подождала, пока ей откроют дверь. Замок щелкнул, и голос прохрипел вдогонку:

— Поднимайся прямо по лестнице до первой площадки, там и встретимся.

На лестничной клетке было сыро и дымно; в темноте медленно тлели ветви, сорванные с огненных деревьев. Капуцина быстро взбежала наверх по скрипучим деревянным ступенькам. Все ее страхи исчезли; она была еще слишком мала, чтобы знать, что ничего не бояться — значит вслепую тыкаться в стены, которые ставит перед тобой жизнь.

Дойдя до первой площадки, маленькая Капуцина толкнула полуприкрытую дверь и обнаружила за ней пустую комнату, где стоял затхлый запах нежилого помещения. Оконный проем был загорожен изрубленным стволом дерева; небольшого количества света, просачивавшегося из-за него, хватало лишь на то, чтобы еще больше подчеркнуть царившее в комнате запустение. На перевернутом упаковочном ящике сидела женщина, закутанная в длинный плащ. Когда Капуцина вошла, женщина повернула к ней голову.

Девочка застыла в дверях, пораженная нахлынувшим на нее беспокойством — теперь, когда она достигла наконец цели. Какой-то момент она стояла, прикованная к месту взглядом неестественно больших глаз женщины, из-за плоской роговицы похожих на совиные.

— Ох, бабушка, какие у тебя большие глаза! — прошептала Капуцина.

— Чтобы лучше видеть тебя, моя милая, — приветливо ответила женщина.

Несколько ободренная тоном Лесорубки и видом топора, который, как она теперь заметила, стоял в углу комнаты, Капуцина несмело приблизилась. Но когда женщина одобрительно кивнула ей, прядь ее волос упала в сторону, и девочка остановилась, ошеломленная тем, что мельком увидела.

— Ох, бабушка, — недоверчиво проговорила она, — какие у тебя большие уши…

— Это чтобы лучше слышать тебя, дитя мое, — отозвалась женщина. Она больше не улыбалась.

И тут Капуцина увидела оружие, лежавшее на ящике рядом с сидящей женщиной. Она резко попятилась и пятилась до тех пор, пока не ударилась голенью о наполненный землей большой ларь у окна, из которого росло дерево.

— Ох, какой у тебя большой пистолет, — произнесла она голосом, разрывающимся от отчаяния.

Девочка покрепче ухватилась за ручку корзинки, но было уже слишком поздно. Было слишком поздно уже тогда, когда она вошла в эту комнату. Лже-Лесорубка поднялась на ноги и отбросила назад свой плащ, открывая спрятанную под ним черную униформу.

— А это чтобы лучше арестовать тебя, — холодно сказала Волчица.

Несправедливость происходящего переполнила Капуцину, и она взорвалась.

— Но я же сделала все как надо! — выкрикнула она.

— Однако иногда этого бывает недостаточно, — сказала Волчица, наводя пистолет на дрожащую девочку. — В разговоре с моей коллегой ты упомянула Зонненфельсгассе, 263. Волей случая не далее чем вчера мы выкорчевали именно это гнездо вредителей-Лесорубов. Моя коллега послала другим путем Ласточку предупредить меня — она добралась сюда даже быстрее, чем Почтовый Голубь. К этому времени мы уже знали пароли… Так-то все и вышло.

Волчица повела стволом в сторону двери.

— А теперь пойдем со мной.

Капуцина потрясла головой. Инструкции, данные сестрой, не включали в себя такой оборот событий. Она больше не знала, что ей делать.

— Куда вы хотите меня вести? — спросила она; ей не было нужды имитировать дрожь в голосе.

— В Тиргартен.

Решимость девочки рассыпалась на кусочки. Ее ладонь раскрылась, и корзинка покатилась по грязному полу. Волчица не стала трудиться поднимать ее. И тогда Капуцина поняла, что даже если бы она по-прежнему находилась далеко от подземелий Тиргартена, по-прежнему дышала свежим воздухом, по-прежнему одевалась в поношенные синтетические ткани пригородов, ее фактически уже поглотила сила слишком могущественная, чтобы ей противостоять. Хоть она еще и не вошла в ворота Тиргартена, она уже была в брюхе у Волка.

Но если даже она, может быть, и ощущала себя покинутой всеми, вскоре ей предстояло присоединиться к рядам легендарных героев, которых мы не перестаем воспевать в наши дни.

В Тиргартене: безудержная отвага

Тиргартен был окружен густой изгородью из колючих деревьев, так что никто не мог пробраться внутрь или выбраться наружу. На верхушке живой стены несли стражу Ястребы, осматривая своими огромными, похожими на бинокли глазами каждого входящего и выходящего. Они не подозревали, что новоприбывшая заключенная станет первой, кто одержит победу над их неустанной бдительностью.

Небольшая стая Волков эскортировала Капуцину внутрь темницы; рядом с высокими фигурами этих многократно модифицированных мужчин и женщин девочка казалась еще меньше, чем была. Пройдя через ворота, которые охраняли ленивые Быки в куртках из человечьей кожи, девочка заморгала от удивления.

За стенами растительности Тиргартен был сохранен в точности таким же, каким он был когда-то. Травянистые газоны были аккуратно подстрижены свободно пасущимися козами. Посыпанные белым песком дорожки ярко сверкали на солнце, и вскоре сапоги Волков захрустели по одной из них.

Они миновали несколько загонов для животных. Капуцина подумала о горилле, когда-то сидевшей здесь, со вздымающимся в сердце чувством жалости и зависти. Волки, несомненно, были наделены некоторым чувством мрачной иронии: девочка вновь видела голый бетон впервые с того времени, когда она вошла в Кольцо. Цементные загоны и клетки были свободны от зеленой заразы — единственным изменением, которое внесли Садовники, было то, что теперь в них находились люди, в то время как прежние обитатели были отпущены на свободу и гуляли по заросшим листвой улицам.

Над лабиринтом ям, рвов с водой и загородок висел смрад экскрементов, то ли животных, то ли человеческих; запах был столь густым, что девочка даже удивилась, что не видит его в виде осязаемого облака под горячим летним солнцем.

В конце концов они подошли к баракам, где располагалось центральное логово Волков в Городе. Хотя она по-прежнему держалась храбро, все тело у Капуцины болело от страха: ее мышцы так сильно сводило, что она порой даже спотыкалась. Но несмотря на весь свой ужас, она была полна решимости не давать воли слезам. «Никогда не показывай страха», — сказала ей как-то Мэрин; теперь девочка подумала о том, что Мэрин бы на ее месте не испугалась, так что ей тоже следует быть храброй. «Даже если меня отшлепают, я не стану плакать, — пообещала она себе. — Даже если… если…» Но хуже этого ее воображение ничего не сумело ей нарисовать.

Один из Волков втолкнул ее в камеру IB-4 и заставил лечь навзничь на кровать, на которой был матрас, но не было белья. Опустившись на колени рядом, он приковал ее наручниками к изголовью койки.

— Что со мной сделают? — спросила она — тонким голосом, несмотря на свою решимость.

Волк ничего не ответил и ушел сразу же, как только закончил свое дело. Капуцина закрыла глаза, усилием воли пытаясь заснуть, но из зарешеченного окна еще пробивался солнечный свет. В камере было слишком светло, и было еще слишком рано для ее обычного дневного сна.

Потом в камеру вошел другой Волк. Вздрогнув, Капуцина узнала женщину, которую повстречала в Городе — ту самую, которая показала ей, как пройти на Зонненфельсгассе. Тогда она показалась ей такой приветливой, а оказалась такой вероломной! Что она станет делать теперь, когда девочка была в ее власти? Капуцина только что не задыхалась от этих и многих других вопросов, ожидая решения своей судьбы.

Волчица повернулась к человеку, который стоял в дверях, жестом пригласив его войти. На нем тоже была черная униформа Волка, но с виду он казался не старше Мэрин; черты его лица еще не были запятнаны пороками взрослого возраста. Он ждал, стоя по стойке «смирно», пока Волчица рассматривала Капуцину, склонив голову набок.

— Милая маленькая девочка… — прошептала она, меряя темными глазами маленькую фигурку, распростертую на койке. — Это дело требует от нас величайшей деликатности. Чувствуешь ли ты себя готовым к этому, брат Волк?

— Так точно! — тявкнул молодой Волк.

Разумеется, Волчица думала про себя: «Какое нежное, мягкое существо! Какой сочный, аппетитный кусочек из нее выйдет!» Но она не хотела рисковать — она могла убить Капуцину во время допроса, вызвав тем самым неудовольствие своих хозяев. Поэтому она решила оставить девочку на попечение своего помощника, который и должен будет понести наказание, если допустит ошибку.

Капуцина понятия не имела обо всем этом, поскольку Мэрин очень мало рассказывала ей о Тиргартене. Если Лесоруб или сочувствующий попадал в Тиргартен, для него не оставалось никакой надежды, кроме надежды на скорую смерть. Девочка сумела уловить лишь малую толику ауры ужаса, окружавшей эту темницу — из того, как внезапно наступало молчание, когда она подходила к Мэрин, разговаривавшей с друзьями; из того, как у Мэрин перехватывало горло, когда она говорила о старом зоопарке; из многочисленных намеков, где вслух упоминалось гораздо меньше, чем оставалось невысказанным. Теперь девочка была уверена лишь в одном: она не скажет ничего, она никогда не предаст Мэрин, и в конце концов она заставит своих захватчиков отпустить ее.

И когда знакомая ей Волчица, прежде чем уйти, добавила: «Помни, будь с ней помягче», Капуцина могла лишь решить, что это проявление доброты. За всю свою жизнь в пригороде она не знала ничего иного. Возможно, это было ее роковой слабостью; однако таков основной признак цивилизованности — быть принимаемой за слабость в глазах дикарей.

В камере IB-4: добродетельный конец

Вообразите себе, если хотите, все, что может перенести человеческое тело, не переступая за край смерти. Вообразите себе все это, ибо вы не услышите об этом от рассказчика этой истории. Представьте себе ум, теряющий представление о течении дня и ночи, постепенно затуманивающийся все больше и больше, до тех пор, пока его ощущение времени не кристаллизуется вокруг приходов и уходов Волчат, их острых инструментов и их тупых инструментов, их дикого радостного хохота, выражающего удовольствие от забав со всегда податливой куклой из плоти и крови. Вообразите себе, куда может зайти ум, чтобы забыть о том, что происходит с остальным телом. Вообразите попытки дышать таким образом, чтобы не пошевелить грудной клеткой, оберегая переломанные ребра и ушибы от наполненных песком носков. Представьте, каково это — ожидать (минуты? часы?), пока чашка пустой похлебки остынет, поскольку попытка отхлебнуть из нее горячее варево вызовет лишь ослепительную боль в раздробленных зубах.

Вообразите себе, если можете, что после всего этого вы по-прежнему не сказали своим мучителям ничего. Ничего!

Как долго, как вы думаете, вы будете способны хранить молчание? Когда-то юный мозг Капуцины оперировал абсолютными понятиями; но абсолютные понятия существуют только для детей. Человек верит в добро и зло точно так же, как он верит в черное и белое. Ее сестра Мэрин была доброй. Следовательно Садовники, враги Мэрин, были злыми.

Однако зло, как она теперь знала, было не просто противоположностью добра; это была гораздо более странная вещь, имеющая бесконечное множество разновидностей, в то время как добро могло похвалиться лишь несколькими отдельными черточками. Как ни странно, зло не было синонимом боли: оно несло с собой собственные виды удовольствия, ибо освобождение от страдания, даже на мгновение, было экстазом, не сравнимым ни с чем. И более чем однажды она ловила себя на мысли о том, как ей повезло пережить в камере IB-4 восторги столь сильные, что они стерли все остальные ее воспоминания…

Она лежала в забытьи, и эти мысли слетали с ее губ (хотя она сама лишь наполовину верила в них), когда в ее камеру вошел человек. Через открывшуюся дверь внутрь донеслись отдаленные стоны и приглушенные крики. Капуцина больше не обращала на них внимания — они были теперь частью звукового сопровождения ее жизни.

Она автоматически вздрогнула и закрыла глаза, хотя на нем и была красная униформа скромного Муравья. Вряд ли ее интересовало, слышал ли он то, что она говорила. Прошло какое-то время (минута? секунда?), а она по-прежнему не чувствовала его рук на своем теле, и тут ее охватил страх: что за новое мучение готовилось ей, на подготовку к которому требовалось столько времени? Иногда было лучше знать заранее, смотреть на приготовляемые инструменты и представлять себе полный объем надвигающейся боли, ибо порою Волчата оказывались не столь жестоки, как могли бы быть, и пытка не причиняла такого страдания, как она боялась вначале. Надеясь выиграть для себя хотя бы это скудное облегчение, Капуцина открыла глаза и посмотрела еще раз.

Понемногу она осознала, что наступила ночь; впрочем, она уже не помнила хорошенько, что означает ночь. Во дворе горели огненные деревья, и их неверный свет, падая сквозь зарешеченное окошко, заставлял тени танцевать на лице присевшего возле нее на корточки человека.

— Капуцина, ты слышишь меня? — спросил он, когда она открыла глаза.

Его красная униформа наконец дошла до ее сознания, и девочка несколько расслабилась, издав хриплый вздох облегчения. Ее посетитель был всего лишь подсобным рабочим, вроде тех, которые регулярно приходили, чтобы заменить ей испачканный матрас или вымыть заляпанный блевотиной пол. Они никогда не означали боли. Тем не менее она не стала ему отвечать. Говорить было слишком больно, а у нее не было ничего достаточно значительного, что она могла бы сказать.

— Я Лесоруб, — прошептал человек. — Твоя сестра поручила мне передать тебе вот это.

Он вытащил из кармана пачку сигарет.

— О! — сказала Капуцина, вспоминая свое желание — оно казалось таким отдаленным; детская прихоть, которую весь мир уже давно должен был забыть. Она улыбнулась, ее губа снова треснула, и струйка крови потекла ей в угол рта. — Значит, это правда! — прошептала она. — Мэрин послала тебя, чтобы спасти меня!

Усилие, потребовавшееся для столь пространной речи, отняло у нее все силы. Ее дыхание стало затрудненным, и она почувствовала головокружение.

— Да, — ответил человек, лицо которого по-прежнему скрывали тени. Он подождал, пока она немного отдышится, затем спросил: — Хочешь, я закурю для тебя одну?

— О, да, пожалуйста! — прошептала Капуцина. Ее голова все еще кружилась, однако она чувствовала себя так, словно ей снится чудесный сон.

Божественный запах горящих табачных листьев заклубился вокруг нее. Она ухватила тоненький цилиндрик двумя изуродованными пальцами, поднесла к губам и восторженно затянулась. Она уже упражнялась в курении раньше, без ведома Мэрин, но тогда это были всего лишь окурки, подобранные в канаве. Сейчас это было бесконечно лучше…

Она успела затянуться всего лишь два раза, прежде чем ее горло — содранное до мяса насосами, которыми ей прокачивали легкие после того, как топили в фекалиях животных — среагировало на терпкий дым. Она закашлялась; ее легкие горели огнем, а грудная клетка разваливалась на кусочки. В отчаянии она попыталась сесть на койке, и острая боль тут же пронизала такие части ее тела, на которые она никогда не обращала внимания до того, как оказалась в Тиргартене. Через какое-то время, однако, кашель унялся, а боль утихла.

Горящая сигарета упала на пол и продолжала дымиться там; Капуцина безуспешно вытягивала свои скованные руки, пытаясь до нее дотянуться. Лесоруб поднял ее и снова поднес к губам девочки. Капуцина сделала еще одну затяжку. На этот раз она не раскашлялась. Она ощутила, как ее разум несколько прояснился, и струйка новой энергии влилась в ее сосуды.

— Как… — начала она. Лесоруб угадал вопрос, который она хотела задать.

— Мы не можем вытащить тебя из тюрьмы, — объяснил он. — В любом случае, ты не в том состоянии, чтобы совершить побег. Ястребы набросятся на нас в мгновение ока.

— Да, понимаю… — произнесла Капуцина, хотя на самом деле ничего не понимала. Человек продолжал:

— Но Лесорубы не могут рисковать, что ты заговоришь. Они могут рискнуть, послав меня, потому что я ничего не знаю. Я только один раз виделся с Мэрин — за пределами Кольца, в палатках жестянщиков и старьевщиков.

— Я не понимаю, — проговорила девочка, закрывая глаза.

— Я пришел, чтобы прекратить твои мучения, — сказал он. — Я сделаю так, что тебе больше не будет больно.

— Это было бы очень хорошо, — медленно проговорила она, все еще в замешательстве. — Так ты, значит, доктор?

Он не ответил. В неверном сумраке камеры девочка увидела, как левая рука Лесоруба скользнула за его широкую спину. Когда она вновь появилась, она больше не была пустой. Капуцина наконец поняла, что он имел в виду.

— Какой у тебя большой пистолет… — прошептала она. Ее голос прерывался, поскольку не было никаких сомнений, что этот человек был послан Мэрин — Мэрин, которая была единственной, кто знал про сигареты, Мэрин, которая любила ее, чей посланник спас бы ее, если бы спасение было возможно. Девочка хотела крикнуть, позвать Мэрин, но у нее не оказалось голоса, легкие казались полными крови и невыкачанных экскрементов, для нее не осталось больше воздуха, и теперь меньше чем через секунду…

Лесоруб солгал ей. Ибо до тех пор, пока внутри ее черепа оставался мозг, ощущавший вещи, он терзался страхом столь сильным, что это последнее страдание было за пределами возможного постижения. А когда разбрызганные клочки этого мозга осели внутри ее пробитого черепа, и не осталось больше никого, кто мог бы ощущать что-либо вообще, — как можно было говорить о том, что она почувствовала прекращение боли?

Процедуру необходимо было провести тихо, поэтому на оружии был глушитель, почти удваивавший длину ствола. Он действительно заглушил звук выстрела, но пуля, вылетев с задней стороны черепа девочки, отрикошетила от бетонной стены с громким щелчком.

Когда Лесоруб, перезарядив пистолет и держа его наготове, открывал дверь камеры IB-4, он мог надеяться лишь на то, что непредвиденный шум остался незамеченным даже для чувствительных ушей Волков и Лисиц — иначе он, в свою очередь, был обречен. Вышло так, что щелчка пули действительно никто не заметил: его притушила толстая дверь камеры и заглушил постоянный шум, стоявший в подземельях. Таким образом Лесоруб смог выбраться из тюремного блока, выйти из Тиргартена и вернуться обратно к своим, чтобы доложить об успехе миссии.

Кто-то может сказать, что его успешный побег был просто удачей; но мы, рассказывающие эту историю, и вы, слушающие ее, знаем, что это не так. Это была рука судьбы — что, как встарь, принялась сплетать свои чудеса, помогая нам сделать первые шаги на пути к окончательному освобождению.

Вот почему мы празднуем сейчас память Капуцины, вот почему мы взрываем ее изображения из прессованной взрывчатки в день ее памяти (бывший день Святой Варвары), слыша в многократных раскатах этих взрывов эхо той первой трещины в тирании Садовников. Ибо хотя история о Капуцине и Волке может показаться невыносимо печальной, на самом деле она полна святой радости. Эта маленькая девочка не сошла со своего пути; она не поддалась соблазну лесной зелени; ее не покорили Волки, которых она так боялась. Она до самого конца осталась непобежденной и приняла благородную смерть, став мученицей нашего дела.

Так пусть же ее пример неизменно вдохновляет нас в нашей борьбе! Своей жертвой она сделала возможным все. Придет день, когда мы изгоним Садовников и отнимем у них свою родину. Придет день, когда мы вырвем с корнем деревья по всему Городу, выскребем вторгшуюся в него землю, опрыскаем отравой кусты и дотла выжжем цветы. Придет день, когда мы снова будем ходить лишь по голому камню, асфальту и бетону!

И будем жить долго и счастливо.


Содержание:
 0  Витпанк Witpunk : Клод Лалюмьер  1  Аллен М. Стил Охотник на и грумов : Клод Лалюмьер
 2  Эрнест Хоган Койот отправляется в Голливуд : Клод Лалюмьер  3  Джеффри Форд Пикантный детектив № 3 : Клод Лалюмьер
 4  Джеймс Морроу Благоприятные яйцеклетки : Клод Лалюмьер  5  Брэдли Дентон Большой секрет Тимми и Томми в День Благодарения : Клод Лалюмьер
 6  Нина Кирики Хоффман Неистовые груди : Клод Лалюмьер  7  Кори Доктороу и Майкл Скит Я люблю Пари : Клод Лалюмьер
 8  Джеффри Форд Арабески таинственной жути № 8 : Клод Лалюмьер  9  Элис Мозер Семь дней зуда : Клод Лалюмьер
 10  Уильям Сандерс Кишение, или На берегу моря с Марвином и Памелой : Клод Лалюмьер  11  Майкл Арсенолт Самый обычный Хэллоуин : Клод Лалюмьер
 12  Уильям Браунинг Спенсер Огни Армагеддона : Клод Лалюмьер  13  Джеффри Форд Док Агрессии, человек из жести № 2 : Клод Лалюмьер
 14  Юджин Бирн Приписанные : Клод Лалюмьер  15  Роберт Силверберг Аманда и пришелец : Клод Лалюмьер
 16  Дон Уэбб Дневник, найденный в пустой студии : Клод Лалюмьер  17  Лесли Уот Упорная девка : Клод Лалюмьер
 18  Джеффри Форд Шестизарядный одиночка с Высокого Бугра № 6 : Клод Лалюмьер  19  Дэвид Лэнгфорд Контакт иного рода : Клод Лалюмьер
 20  Хироми Гото Рассказ из глубины груди : Клод Лалюмьер  21  Пол Ди Филиппо Научная фантастика : Клод Лалюмьер
 22  Пэт Кадиган Мамин Молок : Клод Лалюмьер  23  Джеффри Форд Приключение в глубоком космосе № 32 : Клод Лалюмьер
 24  Пэт Мерфи Дикарки : Клод Лалюмьер  25  Рэй Вуксевич Прыгай! : Клод Лалюмьер
 26  вы читаете: Лорент Мак-Алистер Капуцина и Волк : Клод Лалюмьер  27  Знакомьтесь: витпанки : Клод Лалюмьер
 28  Использовалась литература : Витпанк Witpunk    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.