Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 8 Кукольный мастер : Валентин Леженда

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19

вы читаете книгу




ГЛАВА 8

Кукольный мастер

К счастью, ждать новые тридцать три года, пока проснется Илья, не пришлось. Муромец охнул, заворочался и, открыв глаза, бессмысленно уставился на сутулую спину правящего лошадью Степана.

— Какой нынче год? — испуганно спросил богатырь и принялся с опаской ощупывать свои доспехи.

— Да все тот же, все тот же, — весело отозвался Колупаев. — Ты, братец, вижу, совсем за эти тридцать три года раскис, в обморок падаешь, аки красна девица, голого Кощея Бессмертного у себя в спальне увидавшая.

— Дык… — не нашелся что сказать Муромец.

— Вот тебе и «дык», — улыбнулся кузнец. — Полагаю, обузой ты мне будешь, а не помощником. Но не думай, я на тебя не в обиде. Геройским слухам соответствовать — это ведь тоже нелегко! Бремя подвигов нести и прочее, хотя… ты ведь проспал все это время. Твоей вины ни в чем нет, а вот мне, конечно, во всем этом безобразии надобно разобраться. Оттого и путешествую.

— А где этот… — Привстав, Илья ошалело огляделся по сторонам. — Ну, Кощей который?!!

— Да вовсе то был не Кощей, я и сам не пойму, с кем сразился, — ответил Степан. — Нету его, и кузнечный молот вот мой пропал. Славный был струмент, заморский.

— Молот, Кощей?!! — Муромец усиленно соображал. — Дык ты, значицца, его того… завалил.

— Дык, значицца, завалил, — подтвердил Колупаев. — Не люблю, знаешь ли, лишнего хвастовства.

— Ну спасибо тебе, что помог, — немного смущенно поблагодарил богатырь.

Кузнец подумал-подумал, да и решил — о том, что обнаружилось внутри Кощея, своему спутнику не рассказывать. А то чего доброго Илья снова в обморок грохнется, уж больно он впечатлительный.

Ближе к вечеру на плоском горизонте возник дивный замок. Странное строение, тревожное.

— Ух ты! — восхитился Муромец. — Никогда еще ничего подобного я не видывал.

Над башнями замка кружили какие-то птицы, и, подъехав ближе, русичи поняли, что это воронье.

— Дурное место! — поежился Илья, шмыгая носом.

— Да тебе, похоже, все дурное, — презрительно бросил Степан. — Все тебя пугает, все тебе не нравится. Понятное дело, на печи было безопасней, хотя и она могла в любой момент от старости развалиться…

Замок опоясывал глубокий защитный ров.

Русичи спешились и, подойдя к краю ямы, заглянули вниз. Заглянули и ахнули от изумления.

Все дно узкого защитного рва было усеяно останками всевозможных диковинных механизмов. Были тут и точные копии черного всадника, которого Степан с Ильей повстречали в степи. Чуть дальше лежал наполовину разобранный Змей Горыныч, из спины которого торчали непонятные ржавые железяки.

Колупаеву даже показалось, что он увидел механического двойника князя Всеволода, но, возможно, это ему попросту померещилось.

Неожиданно ожил огромный перекидной мост.

От внезапно раздавшегося скрежета Муромец побледнел и чуть не свалился в глубокий ров. Степан вовремя ухватил богатыря за толстый ремень.

Перекидной мост опускался медленно, с тоскливым скрипом.. Затем с глухим стуком он уткнулся в промерзшую землю и окончательно затих.

— По-моему, нам ненавязчиво предлагают зайти, — задумчиво изрек кузнец, которого невидимые хозяева замка страшно заинтриговали.

— Не стоит этого делать, ой не стоит, — недовольно пробурчал Илья, пятясь к телеге.

— Э… брат, — покачал головой Колупаев. — Так не пойдет! Ты ведь сам за мной устанавливать справедливость увязался, так что не ропщи. Грех не воспользоваться таким гостеприимным приглашением.

И кузнец без колебаний ступил на мост.

Тяжело вздохнув, Муромец нехотя потащился за своим неугомонным спутником.

Во дворе замка царил ужасающий бардак.

Громоздившиеся по углам механизмы вообще было трудно описать. Во всяком случае, ничего похожего Степан раньше ни разу не видел. Даже за окияном не создавали таких жутких железных каракатиц. Для чего сей хлам можно было использовать, оставалось непостижимой загадкой.

Одна из махин очень живо напомнила кузнецу диковинную птицу, но поверить в то, что это могло когда-то летать, было решительно невозможно.

Пройдя через двор, русичи очутились перед приоткрытой окованной железом дверью, ведущей скорее всего в недра замка.

— Может, я тебя здесь подожду? — робко предложил Муромец, но, наткнувшись на полный презрения взгляд Колупаева, с обреченным видом проследовал за ним.

— Ау, есть здесь кто? — осторожно поинтересовался кузнец, и гулкое эхо еще долго металось внутри непонятного строения.

Коридоры, лестницы, замысловатые колонны. Похоже, архитектором жилища был не иначе какой-то безумец. Многие лестницы никуда не вели, обрываясь в зияющую пустоту. Потолки то низко нависали над головой, то стремительно уходили ввысь, скрываясь в непроглядной черной тьме.

Запросто заблудишься в такой громадине. И сыро, как в фамильном склепе.

Внезапно от одной из стен отделилась угловатая тень и, заступив богатырям дорогу, медленно, с противным скрипом поклонилась. Степан присмотрелся. Это был тот же самый черный рыцарь, что давеча на них напал. Или не тот же самый, а точная его копия.

Сзади с грохотом повалилось что-то неимоверно большое и тяжелое.

Кузнец обернулся.

Муромец снова лежал во временном героическом обмороке. Падая, бедняга головой проделал огромный пролом в стене замка. Из кривой дыры струйками вилась серая пыль. Сколько же ентому строению лет?

— Прошу вас следовать за мной, — вежливо попросил черный рыцарь. — Кукольный Мастер ожидает вас в пиршественном зале.

— Но… — Степан в замешательстве развел руками. — Но мой друг…

И он со злостью посмотрел на бесчувственного Муромца.

— О нем позаботятся, — с некоторым скрежетом в голосе пообещал рыцарь. — Ни о чем не беспокойтесь. Вы гости Кукольного Мастера. Следуйте за мной!

Пожав плечами, кузнец подчинился. Уж больно распирало его врожденное любопытство.

Что за Кукольный Мастер? Никто никогда о таком слыхом не слыхивал. Диковинное место эти Чертовы Кулички. Дальше Заколдованного Леса практически не изучено. Зря, конечно, что не изучено. А все лень жителей земель расейских, да и трусость в немалой степени виновата. Вот и не ведают, какие чудеса под самым, можно сказать, боком творятся.

Несколько переходов, повороты, лестницы. Колупаев в жизни бы не смог повторить этот путь в обратном направлении, наверняка заблудился бы.

Весь этот длинный, унылый в своем однообразии поход закончился в огромном зале, где за длинным столом сидел совершенно безумного вида седой старикашка в сером балахоне и, судя по всему, с аппетитом обедал.

— Ага! — радостно воскликнул он при виде Степана. — Незваные гости! Первые за двести с лишним лет. Добро пожаловать в мою скромную обитель!

— И тебе здоровья желаю, мил человек! — Кузнец неуклюже поклонился — Благодарю за оказанное гостеприимство.

— Да ладно, пустяки! — замахал ручонками старик. — Я Кукольный Мастер, отшельник. Живу вот на самом краю, бобылем, так сказать. Слежу за Северным Куполом Полусферы.

— За чем следишь?!! — Брови Колупаева медленно полезли на лоб.

— Да зачем тебе это? — усмехнулся Кукольный Мастер. — Тем, кто мало знает, спокойней живется, разве не так?

— Да вроде так, — согласился Степан.

— Садись за стол, чего стоишь, — гостеприимно предложил старик. — В ногах правды нет, тем более сапожки, я вижу, у тебя необычные.

— Волшебные! — уточнил Степан.

— Волшебные? Ну да, совсем забыл, дурак старый, ведь это у вас так именно и называется. Волшебные, значит, ладно. А где же твой могучий спутник? Я из окна замка смотрел, вас вроде как двое было.

Кузнец только рот открыл для пояснения, как в обеденный зал, громко вышагивая, ступили два черных рыцаря, неся на деревянных носилках бесчувственного Илью Муромца. Рыцари несли богатыря без особой натуги. Но оно и понятно, они ведь механизмы.

— Сгрузите здесь у стола! — скомандовал Кукольный Мастер, и рыцари, опустив Илью на пол, безропотно удалились.

— Что это с твоим другом, может, болен чем? — участливо поинтересовался старик, перегибаясь через стол и заглядывая в умиротворенную физию богатыря.

— Нервишками слабоват, — попробовал оправдать негероическое поведение спутника Колупаев. — Тридцать три года проспал в летархии греческой.

— Тридцать три года, говоришь? — Кукольный Мастер хитро прищурился. — Гм… забавный случай. А он, случайно, не во льду все это время проспал? Не в анабиозе?

— Не-а, — ответил Степан. — Наоборот, в тепле на печи дрых.

Ловко выбравшись из-за стола, старичок поднес к мясистому носу Ильи какой-то маленький пузырек.

Муромец громко чихнул.

Кузнец тем временем заглянул в тарелку владельца замка и с ужасом увидел в ней железные шестеренки да мелкие блестящие гвозди.

— Вставай, касатик. — Старик легонько потрепал Илью по щеке. — Проснись, герой!..

Муромец очнулся.

— Папаня! — нежно пробасил он, с умилением глядя на старичка.

— Э… нет. — Кукольный Мастер сухонько рассмеялся. — Вон мои детки, механические…

И он указал на стоявших вдоль левой стены обеденного зала железных чурбанов. Кого здесь только не было, прямо жуть брала от этих механических страхолюдин. Некоторые очень живо напоминали кустарные пародии на людей, другие и вовсе были лишены человеческого подобия, имея по четыре, а то и по восемь крепких рук, заканчивавшихся железными клешнями.

Старик щелкнул пальцами, и чурбаны, тут же придя в движение, перестроились, став в два ряда.

— Вот, от скуки их создаю, ради забавы, — пояснил он испуганно моргающему Муромцу.

— А мы одного такого в степи встретили, — сообщил Колупаев, не переставая таращиться на кошмарный обед хозяина замка. — На коне. Он на нас напал! И мы его… ну в общем… того…

— Вывели из строя?!! — с непонятным весельем догадался Кукольный Мастер.

— Ага! — кивнул Степан. — Извиняй, мил человек.

— Да какие проблемы? — Старик снова рассмеялся. — У меня этих железных чурбанов тьма. Не знаю уже, куда их и девать. То был один из моих дозорных, они все у меня немного сумасшедшие, так сказать, с небольшим брачком. Простите великодушно, если он причинил вам некоторые неудобства.

— Ничего себе неудобства! — проворчал Муромец, тяжело поднимаясь с пола.

— Да ладно, чего уж там. — Кузнец неодобрительно посмотрел на Илью.

— Ну что ж, к столу, к столу, гости дорогие. — Кукольный Мастер довольно потер ладошки. — Буду потчевать вас своим любимым блюдом. Прошу попробовать салат «Крах технологической цивилизации».

По знаку старика две механические страхолюдины, изображавшие мужиков с собачьими головами, аккуратно поставили перед русичами тарелки, полные всяких железных фиговин.

«Да этот ненормальный ко всему еще и людоед?!! — с отвращением подумал Степан. — Ест свои же изделия. Чертовщина, да и только!»

Но никакой опасности от безобидного старичка не исходило. Во всяком случае, волшебные сапоги вели себя совершенно спокойно, и уже одно это говорило, что бояться им с Муромцем пока нечего.

— Как я понял, вы держите путь к Краю Земли, — кивнул старик, отправляя себе в рот маленькое зубчатое колесико.

То, что его гости не ели, Кукольного Мастера совсем не смущало. Похоже, ничего другого он от них и не ожидал.

— К Краю Земли? — переспросил Колупаев и зачем-то утвердительно кивнул.

Сказать, что они с Ильей направляются в славный град Новгород, у него почему-то язык не повернулся.

— Пустая затея, — с хрустом перетирая зубами железное колесико, махнул рукой старикашка. — Там решительно не на что смотреть, поверьте мне на слово. Нет, не подумайте, я вовсе вас не отговариваю. Просто… как бы это сказать. Вам сие совсем ни к чему. Ну, увидите вы Ерихонские трубы, ну а дальше что?

— Ерихонские трубы?

— Ну вот, я уже замечаю в ваших глазах жгучее любопытство. Ладно, не стану вас больше отговаривать. Но Край Земли не место для… м… м… непосвященных. Туда вход разрешен лишь техническому персоналу!

Услышав незнакомые слова, Степан насторожился.

Что-то ему в этих словах очень сильно не понравилось. Не то интонация, с какой они были произнесены, не то… К сожалению, все сразу же вылетело из головы, и потому как следует подумать о непонятных словах кузнец не успел. Открыв рот, он увидел, как впавший в состояние временной невменяемости Илья Муромец с задумчивым видом заправского гурмана кладет себе в рот небольшое железное колесико.

— КУДА?!! — только и успел выдавить из себя Колупаев, но было поздно.

Раздался подозрительный хруст. Муромец поморщился.

— По-моему, я сломал себе зуб! — смущенно заявил он, выплевывая колесико на пол.

Внезапно Кукольный Мастер дернулся и с недовольным видом развязал на груди тесемки своего странного серого балахона. Раздалось тихое жужжание, и из груди старика вырос небольшой квадратик, усеянный светящимися выпуклостями.

Закатив глаза, Муромец попытался в третий раз грохнуться в обморок.

— Не сметь!!! — гневно взревел Степан, и богатырь падать в обморок передумал.

— Извините, — хрипло произнес Кукольный Мастер, тыкая пальцами в светящиеся синим выпуклости. — Батареи немного сели, давно не заряжался.

С тихим жужжанием часть груди старика медленно стала на место.

— М… м… м… О чем это я?

— О Крае Земли! — дрожащим голосом напомнил Колупаев, надеясь, что все происходящее ему попросту снится.

— Ах да, Край Земли! — весело подхватил Кукольный Мастер. — Что ж, пожалуй, я вас туда провожу.

* * *

Пашка Расстебаев сидел в густых камышах и от нечего делать швырял мокрой галькой в противно квакающих поблизости лягушек.

Сырость у речки была необыкновенная. Ноги у знаменитого расейского смутьяна тут же промокли, да еще комары одолевали, словно были близкими родственниками какого-нибудь Кощея Бессмертного.

Заокеанский агент все не шел, но оно и понятно, воевода по ярмарке шастает, лучше с тайной встречей повременить.

— Ква-ква-а-а-а… — раздалось неподалеку.

Пашка прищурился и со всей силы шмальнул камнем на звук.

Кто-то ойкнул, послышались приглушенные ругательства. Расстебаев испуганно огляделся.

Куда бежать?

Ну, разве что вплавь.

Камыши зловеше зашуршали, и к условленному месту вышел красный как рак агент Шмалдер.

— Ты что, кретин, совсем офонарел?!! — гневно прокричал он, потирая ушибленное колено.

Заокеанский акцент агента исчез, как по мановению волшебной палочки. Строить простака перед Расстебаевым Шмалдер считал ниже своего достоинства.

— Искренне извиняюсь. — Пашка дурашливо поклонился. — Я вообще-то целил в жабу.

Фраза прозвучала более чем двусмысленно, но Шмалдер пропустил ее мимо ушей.

По-деловому открыв свой заветный саквояжик, он протянул Расстебаеву солидный мешочек с золотом, во много раз превышавший по размерам и весу тот мешочек, который совсем недавно был передан князю Буй-туру Всеволоду.

Пашка алчно заграбастал деньги и, развязав тесемки, принялся дотошно их пересчитывать.

Шмалдер криво усмехнулся:

— Я хоть когда-нибудь тебя обсчитал?

— Нет, — честно ответил Расстебаев. — Но такая уж у меня вредная привычка — монеты пересчитывать.

— Ну считай-считай…

Осторожно раздвинув камыши, Шмалдер внимательно оглядел противоположный берег речки, на котором татары сушили обгоревшую во время ярмарочной забавы одежду.

Вид у татар был умиротворенный, стало быть, засады не предвидится. Да и кто их с Пашкой выслеживать-то будет? На этой Руси такой бардак и раздрай, что можно шпионить не скрываясь, суя свой любопытный заокеанский нос во все возможные щели.

Маниакальная мнительность была у Шмалдера в крови, недаром же он считался одним из лучших секретных агентов Америки.

— Слышал, что новое Вече скоро собирается? — спросил Шмалдер, когда Расстебаев закончил пересчитывать новенькие монеты.

— Понятное дело, слыхал! — подтвердил Пашка. — Все об этом только в последнее время и толкуют.

— А почему в этом году не в Новгороде собираются, а в Кипише каком-то? — подозрительно щурясь, поинтересовался секретный агент.

— Ну, это объясняется довольно просто. — Расстебаев протяжно зевнул. — Так уж в этом году совпало, что в Новгороде проводятся выборы ентого… как же его… м… м… городского головы!

— Губернатора! — догадался Шмалдер.

— Ну, типа того. У них же там сплошная дерьмократия. Совет бояр городом правит, ни тебе князя, ни дружины. Равенство и свобода! Оттого там Вече ранее и проводили. Но вот в этом году пришлось перенести общерасейское собрание в Кипиш.

— Не нравится мне все это. — Секретный агент нервно сплюнул в речку. — А что это за Кипиш, знаешь?

Пашка в ответ пожал плечами:

— Я лично никогда там не был. Где-то на границе с Тьмутараканью он стоит, у огромного озера. Князья в этом году очень решительно настроены, многие приедут. Даже хан Кончак заглянуть обешал!

— Плохо работаешь, Павлуша. — Секретный агент покачал головой. — Хреновый из тебя смутьян! Царь Жордж тобой недоволен, не против тех ты народ настраиваешь.

— Как это не супротив тех?!! — возмутился Расстебаев. — Как сами и велели. За что плочено, то и отрабатываю. Супротив верховной власти князей удельных выступаю, бояр и прочих… что вам от меня еще надобно?

— Да в том-то и дело! — Шмалдер снова с чувством сплюнул в сторону. — Вот скажи мне, почему каждый раз, когда ты подстрекаешь народ к свержению власти, у вас бьют иудеев?

Пашка ухмыльнулся:

— А вот ента задачка не из простых. Особое расейское мышление! Вам, мериканцам, ни в жисть этого не понять.

— Но почему именно иудеев?

— А кто их, скажи, вообще любит? — вопросом на вопрос ответил Расстебаев. — Вот у вас за окияном иудеи чем занимаются?

— Банкиры они у нас, — задумчиво ответил секретный агент. — Очень богатые люди, на их золоте и держится все наше царство.

— Ну а у нас они ростовщики и плуты, каких свет не видывал, — пояснил Пашка. — Да и не только их опосля моих речей бьют, но и татар, и половцев, ежели те, конечно, поблизости имеются. Такой уж народ расейский, нетерпимый к иноверцам, в особенности ежели те всю жизнь стараются на чужой шее ездить.

— Непостижимо! — Шмалдер горестно взмахнул руками. — Это просто непостижимо! Я отказываюсь что-либо понимать!

— Вот бы и не лезли сюда со своими деньжищами, — дерзко посоветовал Расстебаев.

— Ой, да кто бы говорил? — усмехнулся агент. — Руки-то от жадности у тебя так и трясутся, когда я в очередной раз золото привожу.

Пашка на это ничего не ответил, благоразумно решив промолчать.

— Ладно, — сказал Шмалдер, хлюпая сапогами по жидкой грязи. — Как ты оцениваешь в этот раз исход Веча?

— Как пить дать снова не договорятся! — особо не раздумывая, ответил Расстебаев.

— Ты в этом уверен?

— Уверен!

— У нас с Жорджем сложилось несколько иное мнение.

— Но вы сами-то посудите. У вас ведь там ребята головастые в царском Белом Тереме сидят, эти, как их… паралитики…

— Аналитики, — недовольно поправил смутьяна агент.

— Ну… не важно. Если кто и способен Русь объединить, так это только Буй-тур Всеволод. Но ленив он невероятно, даже половцам многое с рук спускает.

— Но ведь он же женат на…

— Да не важно, на ком он женат. В жизни он с другими удельными князьями не договорится. Из зависти аль из упрямства. Да с тем же братом Осмомыслом. Не любят они друг друга с детства. А в молодости и вовсе друг дружку чуть не порешили из-за девки одной грудастой. Можно сказать, кровные враги. Так что передай своему Жорджу, что у нас в этом плане все… как там у вас говорят… все у'кей!

— Я-то передам, передам, не беспокойся. — Шмалдер обнажил хищные, как у акулы, зубы. — Но если что не так пойдёт, мы с тебя с первого спросим.

— Ой, напужал ежа голой задницей, — притворно ужаснулся Пашка и, засунув руку в правый карман штанцов, скрутил заокеанскому агенту славный расейский кукиш.

— В общем, я тебя предупредил, — бросил напоследок Шмалдер. — Чем скорее ты отработаешь новое золото, тем быстрее получишь еще…

Обозрев для верности по-прежнему расслабленно отдыхающих на противоположном берегу побитых воришек, секретный агент бесшумно растворился в камышах.

— Сволочь, — злобно прошипел вслед скрывшемуся американцу Расстебаев, с ненавистью сверля взглядом камыши.

Желание выбросить заокеанское золото в речку было велико. То-то местный Водяной обрадуется! Но монеты можно было потратить и с большей пользой.

Подтянув потуже пояс, Расстебаев как положено досчитал до ста, огляделся и стал не спеша выбираться из камышей.

* * *

Черные рыцари, несшие Кукольного Мастера в паланкине, с лязгом остановились.

— Все, дальше я с вами не пойду. — Старик виновато развел руками.

Колупаев с Муромцем не возражали, а Буцефал, так тот и вовсе обрадовался, ибо железные живые чурбаны его до жути пугали.

Унылая степь тонула в клубящемся белом тумане, из которого время от времени налетали порывы холодного ветра.

— Пар от резервуаров с горячей водой, — стал пояснять Кукольный Мастер. — Они питают речки и озера, так что ничего не бойтесь. Да! И еще одно. Будьте осторожны, когда приблизитесь к Ерихонским трубам. Там паразиты какие-то непонятные в последнее время развелись. Я так и не смог их ничем вывести. Радиация ведь высокая! За несколько столетий и не такое мутировать может.

— Как, как ты сказал?!! — в замешательстве хрюкнул Муромец.

— Моя проблема в том, что я слишком много болтаю, — улыбнулся старик. — Причем болтаю явно лишнее. Извините старца, совсем я без общения с людьми живыми одичал. Мои собеседники ведь куклы механические. Никакой от них радости.

— Ну, прощай, мил человек. — Колупаев натянул поводья. — Спасибо тебе за все.

— Да чего уж там, не стоит благодарности, — смутился Кукольный Мастер.

Буцефал резво поволок телегу вперед, подальше от жутких черных механизмов. Белый туман впереди внушал конячке куда меньше опасений. В общем-то зря, конечно. Мало ли что там скрывается?

Илья Муромец так кузнецу и сказал:

— Не пойму, на кой ляд мы едем к Краю Земли, когда нам надобно в Новгород? И чего ты там, Степан, забыл? Трубы Ерихонские? А ведь это может быть опасно. Старик-то не в своем уме, к тому же, судя по всему, и не человек он вовсе. Наверняка в ловушку нас заманивает.

Колупаев невозмутимо продолжал править лошадью.

— Ежели хочешь, можешь спрыгнуть с телеги и вернуться, — предложил он.

Муромец оглянулся.

Туман теперь клубился и позади. Так и заблудиться можно ненароком, а то и наткнуться на очередного дозорного из свиты седовласого безумца.

— Нет уж, — пробурчал Илья. — Ищи дураков.

Степан торжествующе улыбнулся, но Муромец этой улыбки не видел, поскольку никак не мог вытащить дрожащими руками из ножен булатный меч. Мало ль чего на ентом Крае Земли с ними могет приключиться.

— Ты, Илья, главное ничего не боись, — подал голос кузнец. — Мы долго задерживаться здесь не будем. Глянем краем глаза на эти Ерихонские трубы, и обратно. Где мы еще такие чудеса увидим? Кто знает, может, другого случая повидать Край Земли больше и не представится.

— Да видал я этот Край Земли знаешь где?.. — веско бросил Муромец, но не закончил, мрачно нахмурившись.

Туман тем временем постепенно истаивал под мощными порывами ветра. А через некоторое время русичи услыхали ровный размеренный гул.

Видно, совсем близко уже были Ерихонские трубы эти.


Содержание:
 0  Повесть былинных лет : Валентин Леженда  1  ГЛАВА 2 Полна кретинами земля русская : Валентин Леженда
 2  ГЛАВА 3 В которой просыпается Илья Муромец : Валентин Леженда  3  ГЛАВА 4 О том о сем да о начале путешествия ратного, опасного : Валентин Леженда
 4  ГЛАВА 5 Мудрая Голова да Навьи колобки : Валентин Леженда  5  ГЛАВА 6 в которой появляется заокиянский шпиен : Валентин Леженда
 6  ГЛАВА 7 О том, что не следует доверять волшебным обновкам : Валентин Леженда  7  вы читаете: ГЛАВА 8 Кукольный мастер : Валентин Леженда
 8  ГЛАВА 9 в которой много чего происходит : Валентин Леженда  9  ГЛАВА 10 О чудесах невиданных да о похмелье тяжком : Валентин Леженда
 10  ГЛАВА 11 Приключения продолжаются : Валентин Леженда  11  ГЛАВА 12 в которой Илья Муромец идет на принцип : Валентин Леженда
 12  ГЛАВА 13 О том, чем же все-таки закончились в славном Новгороде свободные выборы : Валентин Леженда  13  ГЛАВА 14 Негаданная помощь да внезапная болячка : Валентин Леженда
 14  ГЛАВА 15 в которой слегка меняются планы : Валентин Леженда  15  ГЛАВА 16 О происшествиях разных да о поэзии : Валентин Леженда
 16  ГЛАВА 17 Хмельград : Валентин Леженда  17  ГЛАВА 18 в которой происходит Великое Вече : Валентин Леженда
 18  ГЛАВА 19 О том, что все еще только начинается : Валентин Леженда  19  Использовалась литература : Повесть былинных лет



 




sitemap