Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 3 : Андрей Льгов

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29

вы читаете книгу

ГЛАВА 3

Переход через лес Старого Сакса занял еще целый день. Хотя, как заметил Торкланд, это был не самый плохой лес, который он видел за свою долгую жизнь. Здесь сплошь росли древние дубы и величественные ясени. Подлесок был не густым, но и не облезлым. Чаща кишела живностью. Из-под крон могучих деревьев по лесу разносилось всевозможное щебетание, чуть ли не из каждого куста доносилось хрюканье и визг диких поросят. Неоднократно на дороге встречались косули, а один раз даже большущий олень-самец. Он опустил рога, как бы приветствуя короля, и, постояв так немного, повернулся и не торопясь, с достоинством ушел прочь.

Один из хирдманов поднял самострел. Но Торкланд придержал его рукой.

- Не трогай этого красавца, Свейн, хоть кто-то в этой стране встретил меня достойно,- проговорил Олаф, давая возможность животному удалиться.

Проведя в пути целый день, к вечеру отряд вышел к болотам. Ужасный вид, заставивший поколебаться даже самых смелых, открылся взору викингов. Они стояли на краю невысокого, но крутого обрывчика, а внизу лежала противная серо-коричневая грязь, кое-где поросшая островками чахлой травы, местами виднелись и островки побольше, на которых торчали кривые стволы полувысохших больных деревьев. Перемена была разительная. Граница между лесом Старого Сакса и Пиктской пущей была четкая, здесь трудно было ошибиться. Цветущая жизнью дубрава, с одной стороны, и болото, провонявшее гнильем и запустением,- с другой.

- Вот это да! Занесла нелегкая,- присвистнул хирдман Свейн.

Никто из сопровождавших конунга людей не знал, что за земля лежит впереди. Но Торкланд пока хранил молчание, считая, что не стоит дразнить богатое воображение своих воинов, и решив отложить разговор на потом, тем более что он не собирался на ночь глядя соваться в это неприглядное место.

Отряд шагом поехал вдоль края болота. Прямо по следу. Видимо, преследуемые Олафом разбойники тоже решили не переправляться в этом гиблом месте и отправились искать более приятный проход в пущу. Примерно через полмили викинги нашли свежее костровище. Угли уже почти погасли, но еще хранили остатки тепла.

- Йотун их забери, они еще совсем теплые. Не далее как в обед эти наглецы были здесь,- проговорил Олаф, приложив руку к углям.

Торкланд был явно обрадован такой удачей. Он уже думал, что из-за вынужденной задержки противник ушел далеко вперед.

- Ночуем здесь.- Торкланд топнул ногой об землю. Воины были довольны. Зная нрав своего вождя, они опасались, как бы конунг не повел их в ночь после утомительного дневного перехода еще и в эти отвратительные болота.

- Кто на охоту, за ужином? - громко спросил Сигурд. Желающих было хоть отбавляй. Проезжая через лес, викинги видели, сколько дичи вокруг. Еще в пути у многих чесались руки подстрелить зайца или косулю, но, побаиваясь недовольства вождя, они воздерживались от стрельбы. Теперь же все, как один, пожелали принять участие в ожидающейся потехе. У костра остались только еврей Кабни, не находящий удовольствия в охоте, два старых викинга Лейф и Рагнар, вдоволь наохотившиеся за свою жизнь, и конечно же сам король. Торкланда сейчас слишком заботили другие мысли, ему было не до легких забав.

- Кабни, я хочу, чтобы ты сопроводил меня,- обратился вдруг Олаф к еврею.

Исполнительный советник услужливо кивнул и уже стоял на ногах, ожидая дальнейших распоряжений. Олаф вскочил в седло и сделал Кабни знак. Вдвоем они двинулись дальше вдоль болот, оставив только что разведенный костер на попечение Рагнара и Лейфа.

- Кабни, мне нужен твой хитроумный совет,- начал разговор конунг, посматривая в сторону пущи.

- Я всегда к твоим услугам, мой король,- ответил тот. Олаф передал еврею свою беседу со Старым Саксом и рассказал о своих опасениях.

- Ты очень много знаешь,- говорил король,- Что ты думаешь насчет всей этой истории? Может, ты слышал и о Пиктской пуще?

- Да, знаю,- неожиданно для короля произнес еврей,- я читал ее описание римлянами. Они были в ней и вернулись. Так что, я надеюсь, это не так страшно, как описал тебе лесной дух. Но вообще, мой король, это дело достаточно серьезное, мы имеем все основания спросить себя: а зачем мы сюда лезем? Стоит ли это того?

- Стоит, Кабни, поверь мне на слово, стоит,- кивнул Олаф.

Кабни, как всегда, не поверил королю, но поневоле согласился с ним. Они немного помолчали, внимательно разглядывая ту загадочную землю, на которую им завтра предстояло ступить.

- Мой король,- нарушил молчание Кабни,- я, конечно, прошу прощения за свой нескромный вопрос, но какова моя доля в добыче, такая же, как у всех? Ведь я не викинг и даже не норманн.

- Успокойся, в походе у всех участвующих, кроме вождя, равная доля, будь ты даже финн или пикт,- ответил усмехаясь Торкланд.

Этот человек и после всего услышанного думал не о грозящих опасностях и лишениях, а подсчитывал будущие барыши.

- Спасибо,- ответил Кабни довольным голосом.

Олаф его больше не слушал, он нашел, что хотел, и теперь можно было возвращаться в лагерь.

В этом месте болото было менее отвратительным, грязи не было вообще, чахлые деревца росли чаще, создавая некое подобие леса, а под ногами вместо хлюпающей жижи ровным слоем простирался однотонный мшистый ковер. Следы преследуемого конунгом отряда были хорошо заметны на мягком зеленом мхе.

"Хоть этим везет",- подумал Торкланд и развернул коня.

Кабни последовал за ним. Уже совсем смеркалось, и Олаф погнал жеребца быстрее. Со стороны болот веяло каким-то первобытным холодным ужасом, парализующим волю. Страх на Торкланда не действовал, но он чувствовал его ледяное прикосновение и спешил к своим людям, боясь за них. Кабни несся следом. Он-то был подвержен людским слабостям и больше всего боялся сейчас отстать от славного воина и остаться один на один с расстилающимся по левую руку болотом.

Но наконец сквозь листву доброго леса показался отсвет большого костра. Страх отпустил свои ледяные пальцы.

Опасения конунга были напрасными. Огонь не только светил и грел, но и заставлял отступать ночной ужас болот. Во всяком случае, въехав в круг, освещаемый пламенем, Олаф перестал чувствовать холодное покалывание, да и конь, беспокойно ржавший на протяжении всего обратного пути, вдруг успокоился и прекратил трястись. Олаф запомнил это чудотворное влияние огня на враждебные силы и, стреножив своего скакуна, уселся к костру.

Мясо еще не дожарилось, но уже было близко к готовности. Две косули, истекая жиром, поджаривались на вертеле. Викинги стаскивали к огню прихваченный в деревне Робина эль. Этим добром каждый запасся в дорогу, кто сколько смог увезти. Вечер, похоже, выдался неплохой.

"Последний вечер на твердой земле",- подумал Тор-кланд, отхлебнувши из фляги. Его люди, кроме Кабни, еще не знали, что им предстоит.

Ужин затянулся до полуночи, и воины завалились спать кто где сидел, прямо у затухающего костра.

Уже третий день стояла солнечная погода, большая редкость для туманной инглендской земли. Но это исключение из правил только радовало Олафа. Он увидел в ясном дне благоприятный знак, посылаемый ему асами. Все-таки ступить на мрачную землю веселым погожим утром было куда приятнее, чем месить грязь при отвратительной погоде.

Отряд подошел к тому месту, где накануне король побывал в сопровождении еврея-советника, Торкланд, ехавший впереди, остановил коня и поднял руку.

- Слушайте меня внимательно, мои верные соратники,- торжественно проговорил он,- мы вступаем в совершенно неизведанные земли и с моей стороны было бы нечестно не предупредить вас, что страна, в которую мы идем, называется Пиктская пуща. Я не знаю, что нас там ждет, но могу смело сказать одно - здесь вы встретите больше опасностей, чем видели за всю жизнь. И самое страшное для нас, норманнов, то, что в Пиктской пуще, населенной неведомыми чудовищами и древними силами, нас подстерегает гибель не только достойная воина - от меча и с оружием в руках,-но и бесславная. Я даже не могу представить, как сражаются живущие в этих болотах монстры. Поэтому я говорю вам: кто не чувствует в себе достаточно сил, откажитесь от этого похода. Мне не нужны в пути трусы, ставшие обузой для хирда. Я прикажу, и Кабни выпишет грамоту, которую следует передать королеве. Никто из отказавшихся сейчас не будет подвергаться нападкам, он останется в моем хирде, и я вообще забуду об этом. Но если кто струсит в пути, пусть не взыщет, я сверну ему шею собственными руками. Торкланд замолчал, ожидая ответа.

- Я с тобой! - первым выкрикнул Сигурд.

- И я, и я,- послышалось несколько голосов.

- Конунгу слава! - раздался крик неугомонного Свейна.

- Слава! Слава! - дружно ответил хирд. Настроение у людей было приподнятое, и никто не хотел возвращаться домой с пустыми руками. К тому же, если домочадцы узнают, что хирдман бросил своего конунга, даже не взглянув в глаза грозящей опасности, они просто наденут на него юбку и отправят к котлу варить-похлебку для свиней. И от позора не спасет даже королевское слово, сказанное в его защиту.

Видя такое единство в своих людях, Торкланд тронул поводья, и его конь шагнул на мягкую мшистую поверхность. Ехать было легко, конечно, копыта изредка проваливались, разрывая зеленый ковер, и в образовавшемся углублении появлялась вода, но двигаться шагом было вполне безопасно.

Отряд прошел уже более пяти миль, когда погода начала портиться. Солнце заволокли тучи, и в воздухе снова запахло привычной для Ингленда влагой.

- Вот и началось,- сказал сам себе Олаф. Однако его слова услышали все. Вокруг стояла просто пугающая тишина, копыта коней, зарываясь в мох, не издавали привычного цоканья, птицы молчали, если они здесь вообще водились, редкая листва на деревьях повисла в полном безветрии, тоже не нарушая всеобщей дремы. Поэтому каждый новый звук воспринимался как гром среди ясного неба, а тем более слова, сказанные голосом Олафа, пусть даже тихим. Воины заерзали в седлах.

Вместе с солнцем уходило и бравое настроение викингов. Кое-кто уже пожалел, что не остался в добром лесу Старого Сакса. Но, памятуя последние слова своего конунга, воины не подавали вида, боясь своего вождя в гневе больше, чем всех огненных великанов Муспелльсхейма.

Неожиданно раздался всплеск. Конь Торкланда по самую грудь провалился в черную жижу. Олаф вовремя соскочил с седла, благо что рядом оказалась кочка. Воины замерли на месте. Как выяснилось, королю просто не повезло, его жеребец угодил в яму. Вокруг был твердый мох.

Торкланд что было силы потянул за уздечку, помогая коню выбраться. От такого усилия, прикладываемого великим воином, кто угодно выкарабкался бы, даже если бы и не хотел. Путешествие возобновилось.

Но не проехали они и ста шагов, как в такой же ситуации оказался один из викингов.

В этом месте вдруг исчезли следы врагов. То есть конские следы были, но они явно говорили, что лошади здесь были отпущены и бродили сами по себе, жуя жирный мох.

- Эй, Свейн! Ты у нас самый храбрый, во всяком случае всем об этом рассказываешь. Слезай с коня, бери копье и черенком пробуй дорогу, а мы поедем за тобой гуськом. Через полмили сменишься,- распорядился Олаф.

Свейн, обрадованный похвалой, но раздосадованный поручением, взяв в правую руку копье, пошел вперед, тыкая тупым концом в землю.

Олаф решил ехать прямо. Что бы ни случилось с вражеским отрядом, теперь это не имело для Торкланда значения. Он был увлечен новой идеей, и в Мидгарде существовало мало вещей, способных его остановить.

Уже на первых пятидесяти шагах выяснилось, что ямы участились. Отряд ехал зигзагами, обходя коварные места.

Когда закончились обещанные полмили, Свейн совсем выбился из сил. Трркданд поручил Сигурду следить за сменой впереди идущих и предался созерцанию окружающей местности.

Пейзаж вокруг, изменился, деревья поредели, иногда они проходили через совсем безлесые участки. В этих местах ям становилось так много, что все пространство было покрыто водой, ю людям приходилось идти по цепочке зыбких кочек. Идти было тяжело, но Торкланд не хотел бросать лошадей, хотя давно спешился, ведя коня в поводу.

Неумолимо надвигался вечер, люди безумно устали, забыв даже о голоде, они мечтали лишь о том, чтобы завалиться на какую-нибудь твердую кочку и, завернувшись в плащ, крепко заснуть.

Впереди наконец-то показалась стена леса, говорящая, скорее всего, об окончании болота. Олаф устремился туда, желая до темноты выйти на твердую землю. Полоса деревьев приближалась, но перед путниками вдруг возникла неодолимая преграда.

Судя по высокому берегу, отчетливо видневшемуся перед людьми, там действительно была твердая земля, но по иронии судьбы она была недосягаема. Поле зыбкого мха и лес были разделены глубокой затокой.

- Всех огненных йотунов во главе с Суртом на эту землю! Чтобы высушили и выжгли ее со всем содержимым, вместе с этими уродцами пиктами и их никчемными божками ужвутами! - не сдерживая себя, ругался Торкланд.

Это могло происходить долго, но где-то в конце отряда раздался крик, полный страха:

- Мой конунг, посмотри назад!

Торкланд обернулся.

Челюсть его онемела, а взгляд застыл. Нет, великий воин не испытывал страха. Его мозг судорожно соображал.

Вдалеке, с той стороны, откуда они пришли, летела стая огромных птиц, вернее, не птиц, а крылатых монстров с длинными, словно копья, клювами. В закатном небе и на большом расстоянии было нелегко разглядеть чудовищ, но достаточно прикинуть их размеры, чтобы потерять всякую волю к сопротивлению. Каждая из этих летающих бестий была поболее, чем сама священная птица Ра, давняя знакомая конунга. При всем своем норманнском мужестве отряд не продержится и до заката - очень скоро все дружно окажутся в желудках этих тварей. И вдруг последнее размышление натолкнуло Олафа на полузабытое воспоминание о путешествии в гнездо священной Ра на спине гостеприимной птицы. Торкланд вспомнил, как неуклюже садилась она на маленькую полянку, окруженную лесом, чтобы забрать его друзей. Тогда Ра чуть не обломала себе крылья.

Мысль прокатилась под толщей кости его непробиваемого черепа и, совершив свой путь по всем извилинам могучего мозга, окончательно оформилась. От спасительного леса людей отделяло пятьдесят шагов черной воды. Конечно, неизвестно, какие еще сюрпризы готовила людям эта затока, но назад пути не было.

- Вперед, на тот берег! - закричал Торкланд.

Он спихнул в воду всех стоящих вокруг викингов, до кого смог дотянуться, вместе с их лошадьми. Подавая пример остальным, прыгнул сам.

Вода оказалась на удивление теплая, можно сказать, парная, и Торкланд, фыркая и выплевывая гнилую болотную жижу, по усам стекающую в рот, поплыл к противоположному берегу. Кольчуга тянула ко дну, но викинг крепко держался за холку своего коня.

Выплыв на середину, Олаф обернулся. Уже весь отряд пустился вплавь. Головы воинов и лошадей усеяли протоку, внеся разнообразие в спокойную гладь стоячей воды. Однако последним стоило бы поспешить, летучие монстры были совсем близко. Торкланд сам прибавил ходу.

До берега оставалось немного, когда конунг почувствовал, будто кто-то схватил его за ногу и потащил на дно. Король погрузился под воду с головой. Что было силы он врезал каблуком подкованного сапога по тому, что держало его за голенище, и, почувствовав освобождение, в два гребка выплыл на поверхность. Еще маленькое усилие, и у Олафа под ногами появилось вязкое дно. Его конь успел опередить своего хозяина и теперь безуспешно пытался выбраться на скользкий обрывистый берег. Олаф вовремя пришел на помощь жеребцу, дав ему такого пинка, что животное выскочило будто пробка из бутылки и, недовольно фыркая, ломанулось в глубь леса, продираясь сквозь густые ветви прибрежного кустарника.

Олаф вылез на берег сам и подал руки подоспевшим двум товарищам. Оставив их на берегу, он направился в лес, желая успокоить обиженного коня. И тут раздались вопли ужаса.

Торкланд поспешил обратно. Несколько человек барахтались в воде, то ныряя, то выныривая, то снова погружаясь в воду. Торкланд сразу понял, что с ними происходит.

- Бей их ногами, что есть силы лупи! - закричал он, памятуя, как его самого попыталось утащить на дно подводное существо.

У кого-то получилось вырваться, а кто-то исчез навсегда в черной воде. Послышалось лошадиное ржание, конь Свейна забарахтался, по всей видимости попавшись в цепкие объятия жителей дна. Сам воин, бросив обреченного жеребца, что было силы погреб к берегу.

Сверху донесся пронзительный крик, способный привести в ужас даже взбесившегося быка,- стая крылатых чудовищ уже кружила над головами плывущих людей. Похоже, летучие твари были не прочь сожрать все, что шевелится. Олаф не успел поднять глаза, как одно из чудовищ, сложив перепончатые крылья, ринулось к воде.

На счастье людей, бестия решила не мелочиться и схватила своим длинным клювом целую лошадь. Ту самую лошадь Свейна, которая барахталась, борясь за жизнь с теми, кто пытался утащить ее на дно, но, видно, ее судьба уже была решена. Несчастное животное повисло в страшном клюве, подымаясь в воздух, а следом, вцепившись в ее задние ноги, из воды показалось болотное чудище. Оно было отвратительно: отдаленно походя на человека, имело неестественно большое и неуклюжее тело, коротенькие, но необычайно мускулистые руки и ноги. Всеоно с головы до ног было покрыто длинной шерстью, по которой сейчас струями стекала вода и грязь. Под прядью бурых волос Олаф заметил два светящихся зелеными огоньками злобных глаза.

Сперва подводное чудище не поняло, что с ним произошло, но, сообразив, что к чему, уступило лошадь более сильному сопернику. Отцепившись от животного, оно полетело вниз. Однако его судьба была плачевна, другая птица не дала водяному вернуться в свою стихию и, поймав на лету падающее тело, понесла его в одной ей известном направлении.

В этот момент еще два крылатых чудовища спикировали вниз и схватили двух лошадей.

- Бросай коней! - надрывая глотку, кричал Торкланд своим людям, которые, обезумев от ужаса, барахтались в воде.

Огромные птицы предпочитали исключительно крупную добычу, и это пока спасало людей. Но сейчас их подстерегала другая опасность - жители дна. Они неутомимо нападали на плывущих, и Олаф, стоя на берегу, трясся в бессильной ярости, глядя, как гибнут его хирд-маны.

Вот и все, последним на берег выбирался Свейн. Стоя уже по пояс в воде, он не мог сделать и шага, его тащили назад в пучину. Но храбрый воин выхватил меч и стал рубить вокруг себя воду. На мгновение показалось, что он освободился из цепких объятий, но его опять потащило ко дну.

Крылатые монстры, с аппетитом сожрав лошадей, наконец-то заинтересовались людьми, и особенно Свейном, но пока они кружили рядом, не решаясь протиснуться под нависшие низко над водой ветви прибрежных деревьев.

Конунг не выдержал этого зрелища и бросился в воду на помощь своему хирдману. Он схвахил обезумевшего Свейна сзади под мышки и со всей силы дернул на себя. Воин с трудом, но подался. До отчаявшегося викинга дошло, что к нему подоспела подмога, и, когда Олаф потянул снова, он, как мог, оттолкнулся ногами. Еще рывок - могучий Торкланд вытащил на берег товарища вместе с вцепившимся в него когтистыми лапами болотным жителем. Кто-то из стоящих на берегу викингов тут же отсек эти человекоподобные руки от волосатого туловища. Ночь огласилась истошным воплем, и искалеченное тело исчезло в водной стихии.

Конунг перевел дух, пытаясь в темноте разглядеть оставшихся в живых хирдманов. Небо было черное, без единой звездочки, но болото фосфоресцировало каким-то неестественным зеленоватым светом, как будто идущим из его глубин.

Утомленные и подавленные викинги увлеклись зрелищем кружащих над самой водой крылатых чудовищ и прозевали момент, когда болотные твари вылезли из воды. Мокрые лохматые монстры возникли в прибрежных кустах, словно из-под земли. Люди взялись за оружие.

Оказалось, что на суше с ними справляться нетрудно. Твари были довольно неуклюжими, хотя сильными. К тому же они обладали некоторым подобием разума, были вооружены дубинами и заостренными на манер копья палками. Воины были в большинстве своем одеты в кольчуги, и самым уязвимым местом оставалась голова. Шлемы пропали при переправе, но викинги уничтожали жителей болот десятками, сами получая незначительные царапины. Опытные бойцы сбросили тварей обратно в воду и, рассредоточившись вдоль берега, в проходах между кустарником, не пускали чудовищ обратно. Недоразвитые чудовища лезли напролом, не имея ни малейшего понятия о том, что малочисленного противника можно обойти со спины и выбраться на берег в другом месте. Однако их было так много, что казалось, будто эти твари собрались со всего света. Вода в заводи кипела от спин и голов мерзких существ, заполнивших собой все пространство от одного берега до другого.

Олаф рубил сплеча, окруженный изуродованными трупами, но враги не кончались. Раненые твари кричали от боли истошными голосами, заглушая все звуки вокруг, падая в воду, извивались, но их новые соплеменники все вылезали и вылезали из воды. Могучий воин, почувствовав усталость, с тревогой подумал о товарищах, заметно уступавших ему в силе.

Неожиданно в самый разгар боя к людям подоспела помощь. Ужасные птицы тучей опустились к воде, шумом от биения перепончатых крыльев заглушив стоны изувеченных болотных жителей, одно мгновение - и они поднялись в воздух. Вода была чистой от врагов. Люди смогли перевести дух, но лишь только птицы растворились на фоне темного неба, как назойливые болотные жители снова полезли из воды.

Будь сейчас светлый день, Олаф не задумываясь дал бы команду отступать в лес. Твари на суше были слишком неуклюжи, чтобы угнаться за человеком, даже если тот побежит не в полную силу. Но сейчас стояла ночь, и конунг боялся, что, убегая, люди потеряются в лесу и уж по одному наверняка погибнут. Хотя продержаться до утра было не менее тяжело.

Ухо Олафа уловило среди воя многочисленных глоток и пару человеческих вскриков.

"Надо на что-то решаться, люди устали",- промелькнуло в голове у конунга.

Но тут на выручку снова пришли огромные птицы, как и в первый раз, они спикировали на воду, хватая болотных тварей клювом и когтистыми лапами.

Викинги опустили мечи, отдыхая, рук воины уже не чувствовали, они словно жили вполне самостоятельной, независимой от своих хозяев жизнью. Сейчас каждый хирдман мечтал лишь о том, чтобы передышка продлилась как можно дольше.

Вдруг небо осветилось яркими вспышками. На воду дождем упали огненные стрелы. С неба посыпались пораженные прямо в воздухе птицы. Их крылья пылали огнем. Казалось, болото вдруг загорелось. Все чудовища сразу забыли друг о друге и бросились спасаться кто куда. Крылатые монстры где-то в темном небе захлопали крыльями, набирая максимальную скорость, а болотные твари растворились в черной воде.

Залп с небес повторился, и огненный дождь, хлынув на болото, теперь задел и лес. Пораженные люди вспыхнули факелами.

- Бегом! В лес! Прочь от берега! - заорал Торкланд, вложив в этот крик всю мощь своего голоса.- Быстро... - попытался что-то еще сказать конунг, но голос его сорвался.

Олаф плюнул и сам рванул в чащу. Вспышки света ослепили его, и первое время он бежал, ничего не видя, лишь ощущая хлесткие удары веток кустарника по лицу и спотыкаясь о коряги. Зрение постепенно вернулось. Крики сгорающих заживо стали стихать, пока не замолкли вовсе. Теперь Олаф слышал только хруст веток вокруг себя и тяжелое дыхание справа.

"Значит, кто-то еще жив",- с облегчением подумал конунг.

Отдавая все внимание бегу по ночному лесу, Торкланд не заметил, как смолк треск веток под ногами бегущих товарищей. Но наконец, поняв это, он остановился. Утомленный Олаф сел на землю, оперся спиной о достаточно большое для этих мест дерево и стал прислушиваться, успокаивая дыхание.

Справа вновь донесся треск, и кто-то, тяжело дыша, привалился к тому же стволу, оперевшись и на викинга.

- Кто тут со мной? - окончательно отдышавшись, прохрипел Торкланд.

Ответа не последовало. Плечо товарища показалось каким-то слишком горячим и мягким. В душу конунга закралось сомнение, он осторожно положил правую руку на кинжал, висевший на поясе, а голову стал медленно поворачивать вправо.

Олаф ожидал увидеть что угодно, любую самую отвратительную бестию порождение злого гения Пиктской пущи, но увиденное буквально потрясло его.

Конунгу в лицо дышала, вывалив красный язык, обыкновенная волчья морда. Торкланд пошевелился, но зверь не выказал никаких признаков агрессии. Животное, рожденное в нормальном мире, само чувствовало себя здесь не вполне уютно. Хищник выглядел очень уставшим, в обычных условиях он принял бы человека за врага, а теперь тянулся к нему, чувствуя в Олафе существо более близкое к, своей природе, чем местные обитатели.

"Как он-то попал сюда?" - подумал Торкланд, убирая руку с кинжала.

Король положил ладонь на холку зверя. Не привыкший к такому обращению волк зарычал, но стерпел. Олаф потрепал его за шерсть:

- Ничего, будем дружить, Серый.

Как бы оно ни было, а стоило поискать людей, может, кто и остался в живых, выбравшись из-под огненного дождя. Немножко посидев, могучий воин почувствовал новый прилив сил и, встав с земли, осторожно двинулся в обратном направлении. Его глаза, давно привыкшие к темноте, позволяли различать силуэты деревьев и острые ветви, опасно торчащие на уровне лица. В лесу Пиктской пущи зеленоватое свечение, исходившее от земли, не было таким ярким, как на болотах, но тем не менее давало достаточно света, чтобы не выколоть себе глаза и переступать коряги.

Торкланд шел спокойно, не боясь внезапного нападения ужасных чудовищ, скрывающихся во тьме, теперь рядом с ним был друг, способный за милю учуять притаившуюся опасность.

Волк был явно слабее викинга и не так быстро восстанавливал силы. В его походке чувствовалась усталость и легкая неуверенность. Тем не менее он не отставал от своего вожака, то и дело, забегая вперед и навострив уши, слушал темноту.

Они довольно далеко вернулись назад, когда Серый вдруг припал к земле и зарычал. Потом вскочил на лапы и бросился в темноту. Олаф услышал волчий лай и приглушенную человеческую ругань. Он поспешил туда.

Конунг был искренне рад, обнаружив на маленькой сухой полянке своих людей. Хирдманы еще толком не пришли в себя от пережитого ужаса и, столпившись у дерева, обнажив мечи, косились на Серого.

Олаф рассмеялся. Волк вполне справедливо принял людей за сородичей Торкланда - своего вожака и не собирался вступать с ними в смертельную схватку, но, судя по вставшей дыбом шерсти и прижатым ушам, готовился задать хорошую трепку, навсегда определив свое место в стае.

- Назад, Серый! - скомандовал конунг. Зверь скорее по интонации вожака понял, что сейчас не время выяснять отношения, и, искоса посматривая на людей, недовольно отошел к краю поляны и улегся под дерево.

Хирдманы радостно встретили своего конунга, хотя для особых эмоций и не было сил. С Торкландом они чувствовали себя увереннее.

- И где ты такого зверя успел отыскать? - спросил короля Сигурд.

- Это не я его отыскал, это он меня нашел, он теперь у нас в хирде,- шутя ответил Олаф.- Эй, Кабни, выпиши ему грамоту на владение инглендскими лесами. Теперь он будет лордом Серым.

Утомленные викинги с трудом выдавили из себя смех. Отдыхая, Торкланд насчитал около десяти оставшихся в живых воинов, точнее посчитать у конунга не получилось. Среди них были Сигурд, его правая рука еврей Кабни, выходящий живым из всех переплетов Счастливчик Свейн. "Прилеплю ему это прозвище",- решил Олаф. И еще несколько викингов. Это было все, что осталось от полусотни хирдманов, выехавших с королем на охоту за морскими разбойниками. Но и столько выживших после всего того, что произошло, было большой удачей.

Сколько времени прошло с начала ночи, трудно было сказать. Звезд на небе не было. Несмотря на усталость, спать никто не мог. Только один Серый, свернувшись калачиком чуть в стороне от всей компании, похоже, задремал, навострив во сне уши. Олаф решил последовать здравому примеру своего нового товарища и растянулся под деревом на клочке непонятно откуда здесь взявшейся мягкой травы.

Сон еще не успел накрыть конунга своим ватным покрывалом, когда его слух потревожил слегка различимый стук множества копыт. Звук был настолько далеким и слабым, что, не лежи Олаф ухом на земле, вообще бы ничего не услышал. Но цокот приближался. Скакавших были сотни, и это не был табун диких лошадей. Торкланд слышал стук железных подков.

- Великий Один! - Олаф вскочил на ноги. Неизвестные приближались с невероятной скоростью. Их наконец услышали остальные хирдманы, а Серый уже давно стоял в боевой позиции и рычал. Надо было убегать. Торкланд не знал, кто это. Однако обычные лошади не могли нестись с такой скоростью, да еще и по ночному лесу.

- Что расселись?! За мной! - прокричал конунг, пинками приводя в чувство сонных товарищей.

Над людьми, не успевшими отойти от предыдущей опасности, нависла новая угроза. Викинги бежали что есть сил и поддерживали уставших. На этот раз Олаф не оторвался от общей группы, а, работая ногами вполсилы, держался сзади, оберегая отстающих хирдманов, словно заботливый пастух стадо баранов.

Цокот копыт нарастал. Он стал таким оглушительным, словно море в страшный шторм, в неистовстве бьющееся о прибрежные скалы. Хотелось заткнуть уши.

Торкланд обернулся и увидел огни, мелькавшие между деревьев. Весь лес осветился. Полчища всадников с перекошенными лицами неслись на своих демонических конях с факелами в руках и рубили все на своем пути. В отсветах полыхающего пламени Торкланд понял, что перед ним не живые люди, а мертвецы с бледными лицами и остекленевшим взглядом.

Какой-то ужасный зверь размерами с зубра из гардарикских лесов вырвался из-под самых копыт всадников и огромными прыжками ринулся прочь. Он, видно, до последнего пытался отсидеться в своем логове, но, поняв, что опасность его не минует, решил, что пора давать деру.

Вслед чудовищу полетели огненные стрелы, однако оно, ловко увернулось, заметно увеличивая расстояние между собой и преследователями. Тогда из группы мертвых всадников вырвался один воин в синем плаще, его конь несся с невероятной скоростью даже по сравнению с остальными.

Олафу почудилось что-то очень знакомое в его внешности, но он не успел понять что.

Все это произошло за пару мгновений. Бешеная кавалькада пронеслась мимо, оставив за собой полосу горящего леса. Правда, на влажной почве пожар быстро пошел на убыль. Торкланд так и не узнал судьбу преследуемого чудовища, хотя не это сейчас больше всего заботило конунга.

Хирдманы короля давно остановились, широко раскрытыми глазами наблюдая за происходящими событиями.

- Интересно, как у лошади могло вырасти восемь ног? - удивленно проговорил Кабни, счищая грязь с потяжелевших сапог.

- Сколько? - переспросил Торкланд, не веря своим ушам.

- Восемь, я посчитал,- невозмутимо настаивал Кабни.- Это абсолютно точно, я сам сперва не поверил своим глазам и пересчитал снова.

Олафу от этих слов впервые стало плохо. Он сел, оперевшись обо что-то твердое. Торкланд был поражен не тем, что всадник, показавшийся ему знакомым, оказался самим Одином, а восьминогий конь - знаменитым Слейпниром и что все, увиденное им, по всей вероятности, называлось Дикой Охотой и, судя по сагам, было любимым развлечением Великого в мирное время. Он был поражен пристрастием этого человека к подсчетам. Казалось, смысл существования Кабни заключался в том, чтобы все вокруг пересчитывать. И даже в момент смертельной опасности, наблюдая величайшее зрелище, которое редко кому из смертных дано было увидеть, еврей Кабни занимался тем, что считал ноги лошадей!

- Эй, воины, вы только что видели Одина,- просто сообщил конунг своим людям. Он прокрутил в голове недавние события.- Огненные стрелы, упавшие с неба и уничтожившие мерзких тварей, а заодно и почти весь мой отряд, были выпущены мертвыми воинами Одноглазого,- сделал вывод Торкланд,- во всяком случае, они такими же били по удирающему чудовищу, хотя и не так прицельно.

Люди снова не успели отдохнуть. Казалось, этот мир не хочет оставлять их в покое. Слева опять послышался знакомый стук копыт. Надо было срочно уходить, всадники развернулись и двигались прямо по направлению к хирдманам.

Викинги не могли рассчитывать на милость Одина, и они это знали. Дело в том, что во время Дикой Охоты асы так увлекались, что уже не разбирали, кто или что перед ними находится, и атаковали все, что шевелится или просто стоит на пути. Из-за этого-то Великие и выбирали для своей забавы самые уединенные и труднодоступные места в Мидгарде, каким и была Пиктская пуща. Кто же мог знать, что Торкланд со своими людьми додумается запереться в такую даль. Да еще при этом умудрится здесь выжить.

Через силу заставляя себя двигаться, Олаф снова погнал людей через лес, подхватив под руки двух совсем ослабевших. Еще одному подвернувшему ногу помогал Свейн. Остальные с горем пополам двигались сами.

- Вперед, ленивые уроды, я вас предупреждал, что поход будет трудным. Помните, что я обещал тому, кто скиснет в пути? - подбадривал людей Торкланд.

Люди не отвечали, все силы забирало движение. Но они помнили и только поэтому еще бежали.

Конунг сразу взял направление чуть вправо, двигаясь как бы навстречу и одновременно в сторону от охотников, в надежде разминуться с ними бок о бок, как в прошлый раз, и уйти в противоположном направлении от пути движения всадников.

Этот маневр, похоже, полностью удался, и невероятный шум и огненное зарево, создаваемое разгулявшимися асами, прошли стороной. Но, повинуясь какому-то предчувствию, Торкланд не останавливался.

Чувства не обманули конунга. Когда казалось, что все стихло и можно спокойно остановиться и упасть на землю, Олаф опять услышал стук копыт. Ошибки быть не могло. Скоро всадники будут здесь. Торкланд изменил направление, резко забрав влево, но цокот не отставал. Люди бежали. Преследователи были совсем близко. Олаф, пытаясь сбить след, повернул отряд резко вправо. Вроде бы маневр удался, всадники снова промчались мимо. Однако вскоре они вновь показались за спиной. И опять между деревьями замелькали огни факелов в руках мертвых воинов.

Всадники точно повторяли все зигзаги, производимые викингами в попытке уйти от погони. Они шли за людьми, и в этом не было сомнения. Из саг Олаф знал, что кони Асгарда не хуже собак берут след преследуемой жертвы и так же, как хороший волкодав, могут вцепиться в горло врага своими отнюдь не лошадиными клыками.

Конунг понимал, что нет смысла дальше мучить людей. Надо остановиться и, обнажив мечи, принять смерть, как подобает настоящим мужчинам. Но животное чувство самосохранения не давало ему этого сделать.

Вдруг в фосфоресцирующем свете пиктской земли Олаф увидел очертания черной массивной громады.

"Гора!" - мелькнула мысль.

Появился хоть какой-то шанс на спасение. Это был скорее холм с очень крутым подъемом. Лошадям туда ни за что не забраться. К тому же холм находился совсем близко.

Люди ухватились за скальные выступы, подгоняемые оглушительным грохотом разрушений, производимых Дикой Охотой. Ноги не слушались, но воины карабкались вверх. Кто быстрее, кто чуть отстав. Скала была изрезана трещинами, и взбираться было легко, хватило бы только сил.

Олаф полз вверх, цепляясь за уступы одной рукой. Второй он крепко прижимал к себе Серого. За короткие полночи он душой прикипел к этому лесному бродяге. Волк, видимо, понимал, что это единственный путь к спасению, и не протестовал против действий своего нового вожака.

Хирдманы поднялись на половину полета стрелы, когда к подножию горы подъехали первые охотники. Лошади Асгарда зарычали в бессильной злобе, не найдя ожидаемую жертву, и забили коваными копытами по камням, сокрушая их.

Наблюдая это ужасное зрелище, викинги поползли быстрее, напрочь забыв об усталости. В свете факелов лошади, плотоядно щелкающие зубами, выглядели впечатляюще.

Преследователи заметили людей, в темноте вжимающихся в скалы. В воздух взлетел град огненных стрел, и ночь разорвали предсмертные крики.

Олаф не видел, кого зацепили стрелки Асгарда, вся его воля, все существо подчинилось одной-единственной цели - выжить.

В отсвете следующего залпа Торкланд вдруг обнаружил, что остался один на скале, и сделал последнее отчаянное усилие. Неожиданно он очутился на вершине. И тут же почувствовал легкую боль от ушибов сыплющихся на него камней, сбитыми очередным залпом. В возникшем на мгновение ярком свете, испускаемом летящими снарядами, Олаф увидел усталые лица нескольких человек и облегченно вздохнул он был не один. Конунг даже не смог узнать, кто остался в живых, так измазаны грязью и искажены ужасом были их лица. Но это не имело значения, главное, что хоть кто-то выжил. Олаф упал на каменную платформу и утомленно прикрыл глаза. Но его снова осыпал град битых камней, и увесистая плита, переломившись, рухнула, чуть не придавив королю ногу. Скала не могла служить надежным убежищем. Она рушилась под градом огненных снарядов, выпускаемых асами. Надо было убираться подальше. Но как же тяжело было это сделать!

Собрав всю свою волю, Торкланд встал на четвереньки и пополз прочь от края, на ощупь, гоня перед собой обезумевших товарищей.

- Вперед, лентяи! Вперед! - надрывался он охрипшим голосом, вовсю работая кулаками.

Только так еще можно было заставить людей двигаться. Рядом крался Серый, подвывая в такт голосу своего вожака.

Люди не проползли и десяти шагов, как платформа, на которой они только что лежали, с ужасным скрежетом откололась от скалы и рухнула вниз.

Торкланд мысленно поблагодарил всех богов, кроме Одина, и встал на ноги. Вершина холма, простиравшаяся впереди, не была скалистой, и там Торкланд различил довольно густые заросли. Конунг устремился вперед. Викинги из последних сил поплелись следом.

Внизу канонада, похоже, прекратилась.

"Неужели оставили в покое?" - с надеждой подумал Торкланд и тяжело плюхнулся в густой кустарник.

Как бы то ни было, а следовало поднабраться сил, воспользовавшись драгоценной передышкой. Олаф распластался на земле и закрыл глаза. Но боги, видимо, решили вдоволь поиздеваться над великим воином. Как и недавно в лесу, лишь только его веки сомкнулись, слух уловил знакомый цокот, он был совсем рядом.

Это не был топот сотен конских ног, в бешеном галопе взрывающих землю. Это был звук, издаваемый несколькими лошадьми, идущими шагом. Конунг медленно поднял веки. Прямо перед ним, в каких-нибудь трех десятках шагов, звеня подковами, по воздуху не спеша двигалась группа асов. Их кони передвигали ногами и находили твердую опору в пустоте, издавая при этом такие звуки, словно шагали по земле. Впереди на восьминогом Слейпнире восседал сам Один, легко поигрывая Гунгниром.

Олаф больше не мог сопротивляться. Он поднялся на ноги, выпрямился во весь рост и обнажил меч. Торкланд устал быть дичью, загоняемой все дальше и дальше в западню. Великий воин вспомнил, что сам - хищник и решил умереть с достоинством, как и подобает мужчине. Возле его правой ноги оскалил клыки его новый верный друг. Зверь, наверно, понял, что сегодня никому не суждено уйти живым с этого холма, и гордо встал рядом со своим могучим вожаком.

Конечно, было смешно думать, что простой смертный, хоть он и лучший боец Мидгарда, окажет сколько-нибудь ощутимое для асов сопротивление. Но Торкланда сейчас уже ничто не волновало. На этот раз он вышел не по беждать. Он вышел встретить смерть.

Один, ехавший впереди, придержал коня и занес для броска свое чудесное копье. Вдруг земля ушла из-под ног викинга. Кто-то схватил его за лодыжку и, сильно дернув, потащил куда-то под землю. Торкланд видел, как в то место, где он только что стоял, вонзился огненный Гунгнир и, опалив землю, вернулся к своему хозяину. Больше ничего заметить он не успел. Олаф очутился в каком-то тесном подземелье, где абсолютно не было света. Чьи-то руки пытались стащить его еще ниже. Воин сопротивлялся, падая, он не выронил меч, но в такой тесноте было невозможно использовать полутораручный клинок. Конунг стал пихаться локтями, но это тоже не принесло успеха - он все время попадал по каменным стенам.

"Хорошее спасение,- мелькнула у Торкланда мысль,- уйти от мечей асов только для того, чтобы тебя сожрали подземные твари".

Брыкаясь, Олаф почувствовал, как мимо него протиснулось что-то мягкое. Послышался лязг зубов, и подземный лаз огласила вполне человеческая ругань:

- Ах ты, рыжая волосатая обезьяна! Мало того, что сам отбил мне все внутренности, мерзкий урман, так еще натравил на меня свою паршивую собачонку! Вот так и приходи после этого на помощь, боров неблагодарный!

- Что ты сказал? - взбесился оскорбленный Торкланд.

Он уже забыл о грозящей ему опасности, его обругали самыми последними словами. В темноте раздалось рычание, матерому волку, видимо, тоже не понравилось сравнение с паршивой собачонкой.

"Стоп",- мысль Олафа пошла раскручиваться в обратном направлении, вороша забытые воспоминания.

Его смутило слово "обезьяна", он знал, что оно означает самое отвратительное на земле существо, хуже йотуна, наверно, даже противнее ужвута. Но он слышал это слово очень давно, несколько лет назад, и уже успел призабыть.

"Это ругательство произносил только один человек. Да и голос похож, только чуть-чуть грубей",-вертелось в голове конунга. И вдруг его осенило.

- Хэймлет, урод, это ты? - не сдерживая радости, закричал Олаф.

- Я, а кто же еще, по-твоему, полез бы в эту дыру, чтобы спасать такого психа, как ты?

- Ну извини, пожалуйста. Представь себе, тебя вдруг хватают за ноги и тащат под землю, да еще не где-нибудь, а в этой дурацкой стране,- стал оправдываться Торкланд.

- Ладно, перестань, мне три года не хватало тебя вместе со всеми твоими выходками. Так что считай, что я получил порцию удовольствия.

- Хочешь еще одну? - спросил Олаф, потирая кулак.

- Нет, на сегодня уже достаточно,- отказался датчанин.

Они продолжали в полной темноте сползать вниз по узкому каменному проходу.

- Подожди, Хэймлет! Ругаясь тут с тобой, я же совсем забыл: наверху остались люди,- вспомнил Олаф и попытался вскарабкаться обратно.

- Стой, самоубийца несчастный! - Хэймлет схватил инглендского короля за штаны, чуть не стащив их с него.- Ползи вниз, я лучше справлюсь с этим делом.

Олаф попытался возразить, но датчанин шустро скользнул мимо конунга, наступив сапогом на его нордический профиль, словно на ступеньку, и исчез где-то вверху.

- Сползай вниз, пока не попадешь в зал, там я тебя догоню,- услышал Торкланд напутствие товарища. И пополз дальше.

Конунг терпеть не мог замкнутого пространства и старался побыстрее добраться до обещанной залы. Неожиданно уклон увеличился, и викинг заскользил быстрее, тратя все силы лишь на торможение. С размаху Олаф - плюхнулся на каменный пол, следом раздался звук от упавшего рядом Серого. Волк тихо заскулил.

- Мерзкий датчанин, мог бы к предупредить, собачий сын! - выругался Олаф.

Он сидел на полу и тер ушибленный зад.

- Хэймлет, это ты? Как там дела? -раздался голос из глубины помещения. .

Олаф сперва вздрогнул от неожиданности, но узнал говорившего. Он не мог ошибиться.

- Ах ты, предательская душа, сейчас я с тобой разделаюсь,- прошептал себе под нос Торкланд.

Он тихо поднялся с каменного пола и осторожно пошел на голос.

Говоривший, услышав вместо ответа какое-то шуршание, забеспокоился.

- Хэймлет, чего ты молчишь? - снова прозвучал в темноте его взволнованный голос.

Торкланд услышал чиркающий звук огнива и увидел маленькую красную искру, возникшую в темноте. Видимо, человек пытался разжечь огонь. Торкланд не рассчитал, говоривший оказался ближе, чем он думал, и, налетев на него грудью, Олаф сшиб предателя на пол. Викинг отлетел в темноту и затих.

- Эй ты, Пэук Локкинсон, подлый предатель, выходи, чтобы как мужчина ответить за свои поступки! - проорал конунг.

В ответ он услышал тишину. Сбив с ног Локкинсона, Олаф слышал, как упало оброненное наместником огниво, конунг встал на четвереньки и стал шарить по полу руками. Его старания были с лихвой вознаграждены. Сперва он наткнулся на палку, обмотанную какой-то паклей, и определил на ощупь, что это факел. Огниво было найти труднее, но в конце концов и оно оказалось у Торкланда в руках. Ну, теперь тебе не скрыться, предательская морда.

Олаф высек искру. Пакля загорелась, факел вспыхнул. Торкланд поднял его высоко над головой и осветил помещение. Он стоял в круглой комнате, все стены которой были усеяны норами. Олаф даже не мог понять, из которой вылез он сам.Увидев свет, завыл Серый.

Прямо перед Торкландом сидел Локкинсон и потирал разбитую об камни голову. Король Ингленда неотвратимым роком навис над своим бывшим вельможей.

Сзади послышался шум падающих тел, и из одной из многочисленных нор вывалился перемазанный грязью и пылью человек. Следом, сплетясь клубком, выпали еще двое. Последним был Хэймлет, его-то Олаф узнал сразу, хоть он и был перемазан не меньше других. Датчанин ловко прыгнул на ноги.

- Все, Олаф, доставил всех, кто остался, об остальных забудь.- Он самодовольно стал отряхивать пыль со своего некогда щегольского кафтана.

- Так, значит, Хэймлет и есть тот наглый разбойник, за которым я все время гнался? - поразила Торкланда догадка.

Конунг забыл о раскорячившемся на полу Локкинсоне и тяжелой поступью направился к своему старому другу.

- Эй ты, подлый датчанин, испражнение ездовых козлов Тора, вымя священной коровы Земун! - ругался Олаф, надвигаясь на приятеля.

Хэймлет не сразу уловил перемену в настроении товарища и принял ругательства за шутку. Но когда кулак Торкланда просвистел рядом с ухом и только отменная реакция спасла его от страшного удара, Хэймлет понял, что происходит что-то не то, и своевременно откатился подальше от разъяренного товарища. Он готов был взять обратно опрометчиво брошенные слова о том, что соскучился по безумным выходкам своего друга.

Олаф с факелом в руке кинулся следом. Слишком хорошо зная своего приятеля, Хэймлет не пытался его утихомирить, для этого нужны были неординарные меры. Изловчившись, датчанин выбил пылающий факел из руки Торкланда и даже успел затоптать пламя. За что поплатился мощным ударом в грудь.

- Ухх! - только и смог выдохнуть Хэймлет, улетая в дальний конец пещеры.

- Где ты, стервец, десять Мьелльниров тебе по голове и Гунгнир в печенку! - орал Олаф, ища в потемках датчанина, по пути избивая каменные стены и абсолютно не заботясь о том, что может ненароком попасть по спасенным Хэймлетом хирдманам.

- Эй ты, рыжий увалень,- раздалось из темноты,- какой йотун вселился тебе в голову? Для чего я спас тебя и твоих людей от верной смерти? Для того, чтоб ты сейчас пришиб и их и меня?

- Ты еще смеешь спрашивать, какого йотуна я гневаюсь, датский гамнюк? проревел Олаф.- Ты забыл, как жег мои города?

- Ах вот оно в чем дело! Я и не думал, что ты, Олаф, стал так щепетилен по отношению к керлам. К тому же я не грабил твои родовые владения в Урмании, я разорял лишь саксонские земли, а то, что ты сейчас здешний король, так это дело временное. Кто здесь только не успел побывать королем! И потом, как мне рассказал Элръер Светловолосый - помнишь такого? - после того как ты, Олаф, не застал меня в Дунленде и, нахамив моим домочадцам, отплыл не очень далеко от столицы, ты, не утруждая себя дорогой до Франкленда, тут же выжег десяток датских поселений. Но заметь, я тебе этого даже не вспомнил.

- Но я как ненормальный гонялся за тобой по всему побережью, а ты, нет чтобы выйти в открытый бой, постоянно ускользал и нападал исподтишка. К тому же в саксонских деревнях называл себя королем! - возразил Торкланд.

- Ну и что? Тебе от этого хуже? Между прочим, я делал это специально, чтобы оторвать тебя от проблем, которые засосали тебя за три года, словно болота Пиктской пущи. Если бы мне не удалось как следует разозлить тебя, ты бы вернулся в свою резиденцию и занялся государственными заботами, то есть выколачиванием денег из своих керлов, и так обобранных до нитки. А теперь ты снова на свободе, и мы вместе!

Да, это был серьезный аргумент, и Олаф задумался. Теперь, когда опасность вроде бы миновала, приключение казалось ему весьма забавным.

- Ладно, датчанин, так и быть, признаю, мы квиты. Но если бы три года назад Локи не толкнул меня в отместку Элръеру ограбить дунлендское побережье, я бы тебе сейчас выставил счет.- Торкланд потряс кулаком в свете факела, зажженного Хэймлетом.

- Объясни мне хоть, дорогой мой, за каким йотуном тебя понесло в это забытое богами место? - спросил вконец остывший Олаф.

- Ну, как ты успел убедиться, богами-то, к сожалению, оно не забыто. Они сюда развлекаться спускаются. Но притащился я сюда совсем не зря...

Хэймлет не успел договорить. Пламя задрожало. Торкланд почувствовал, как земля уезжает из-под ног. С потолка посыпались камни.

- Эй вы, все за мной! - крикнул Хэймлет и кинулся к одной из нор, пробитой в стене. У самой дыры он обернулся: - Это асы разрушают гору. Я забыл тебе сказать, Олаф, что от Дикой Охоты нельзя скрыться, если они уже взяли твой след.

- Ну тогда к чему это все? - удивился Торкланд.- Дал бы мне спокойно умереть там, на вершине, и сам бы остался жив.

- От Дикой Охоты нельзя нигде скрыться, кроме одного места, которое я знаю. Пойдем, это здесь недалеко.- Хэймлет хитро усмехнулся и нырнул в отверстие. Торкланд поспешил следом, так как в пещере начался настоящий обвал.


Содержание:
 0  Непобедимый Олаф : Андрей Льгов  1  ГЛАВА 1 : Андрей Льгов
 2  ГЛАВА 2 : Андрей Льгов  3  ГЛАВА 3 : Андрей Льгов
 4  ГЛАВА 4 : Андрей Льгов  5  ГЛАВА 5 : Андрей Льгов
 6  ГЛАВА 6 : Андрей Льгов  7  ГЛАВА 7 : Андрей Льгов
 8  ГЛАВА 8 : Андрей Льгов  9  ГЛАВА 9 : Андрей Льгов
 10  ГЛАВА 10 : Андрей Льгов  11  ГЛАВА 11 : Андрей Льгов
 12  Олаф Торкланд в Стране Туманов : Андрей Льгов  13  ГЛАВА 2 : Андрей Льгов
 14  ГЛАВА 3 : Андрей Льгов  15  ГЛАВА 4 : Андрей Льгов
 16  ГЛАВА 5 : Андрей Льгов  17  ГЛАВА 6 : Андрей Льгов
 18  ГЛАВА 7 : Андрей Льгов  19  ЭПИЛОГ : Андрей Льгов
 20  ГЛАВА 1 : Андрей Льгов  21  ГЛАВА 2 : Андрей Льгов
 22  вы читаете: ГЛАВА 3 : Андрей Льгов  23  ГЛАВА 4 : Андрей Льгов
 24  ГЛАВА 5 : Андрей Льгов  25  ГЛАВА 6 : Андрей Льгов
 26  ГЛАВА 7 : Андрей Льгов  27  ЭПИЛОГ : Андрей Льгов
 28  ГЛОССАРИЙ : Андрей Льгов  29  Использовалась литература : Непобедимый Олаф
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap