Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 9 : Андрей Льгов

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29

вы читаете книгу

ГЛАВА 9

На закате перед викингами открылось море. - Ну наконец-то я плыву домой,вздохнул Олаф, - если б не ты, датчанин, я бы давно уже нежился в объятиях своей Асьхен.

- Ладно, Олаф, кто бы говорил. Если б не твои обещания Одину!..

- Мои обещания Великому не задержали нас ни на миг. Между прочим, Волх вернул нас, как и обещал, в то же место и в то же время, откуда выдернул. Сам знаешь.

- Если бы не я, вернул бы он тебя, как же. Жди у моря погоды.

- Ладно, согласен. Ты, датчанин, здорово перехитрил старого пройдоху. Но согласись, что это приключение было не самым плохим в твоей жизни. Во всяком случае, я своим новым мечом остался доволен. Кстати, ты не потерял Мировое Яйцо? - настороженно спросил Торкланд, вдруг вспомнив о страшном грузе товарища.

- На месте.- Хэймлет постучал по деревянной крышке шкатулки. Из-за пазухи раздался глухой звук.

- Осторожнее, варвар. Вдруг разобьется? Может, мне отдашь?

- Может, и отдам. Но не сейчас,- ответил Хэймлет.

За разговором викинги не заметили, что со стороны берега поднялась черная дымка и начала быстро сгущаться, заслоняя от взглядов еще совсем близкую прибрежную полосу. Такая же завеса поднялась со стороны моря, кольцом обволакивая корабль.

Неискушенные в мореплавании крестьянские юноши приняли это за одну из разновидностей морского тумана. Они побоялись вмешиваться в горячий спор грозных викингов, чтобы обратить их внимание на это явление. А сами спорщики были слишком поглощены процессом, чтобы видеть и слышать что-нибудь, кроме друг друга.

Олаф наконец удосужился обратить внимание на окружающий мир и обомлел. Хэймлет заметил, что Торкланд его совсем не слушает и очумело смотрит куда-то поверх его, Хэймлета, головы. Молодой конунг заинтересовался такой переменой настроения у своего товарища и собрался повернуться, чтобы увидеть то, что так поглотило внимание Олафа. Но поворачиваться ему не пришлось. Это было вокруг них.

Черный Туман начинался сразу же за бортом корабля. Он стоял плотной стеной, создавая иллюзию, что там ничего нет.

- Слышишь, Хэймлет, вот это влипли, чтоб ее Фенрир загрыз,- процедил Олаф, начиная постигать случившееся.

Как гласили легенды, напускание Черного Тумана на мореплавателей являлось излюбленным колдовством финнов. Это явление не было рядовым туманом, какие часто случаются на море во время штиля. Черный Туман как бы растворял море и землю вокруг корабля и в мгновение ока переносил судно, куда только заблагорассудится колдуну, повелевающему этими чарами. Подобного рода магией обладали только финны, поэтому о виновниках беды гадать не приходилось.

Наконец-то сообразив, что происходит что-то не то, новоявленные викинги не на шутку переполошились.

- А ну по местам, весла в воду! - разорвал клубы черной мглы громовой голос Торкланда.- Быстрее грести! Крепче! Крепче налечь на весла, дохлые куры!

Грести или ставить парус, пока не рассеется Черный Туман, было бесполезно, корабль все равно не был подвластен воле своего экипажа, и Олаф знал это из саг. Но ему надо было чем-то занять молодых хирдманов, чтобы избежать паники. Как известно, от дурных мыслей лучше всего отвлекает тяжелый физический труд, и Торкланд беспощадно издевался над парнями.

Через некоторое время туман стал редеть. Он открыл взору гладкий простор моря и ровную полосу берега, вдоль которой несся драккар. Подгоняемые злобным дядюшкой Олафом, гребцы так усердно работали, что даже сам Торкланд был поражен той скоростью, с какой неслось их судно.

- Ладно, волчата, гребите вполсилы,- смилостивился суровый ярл и, оставив Лиса задавать ритм, отправился на корму обсудить с конунгом сложившуюся ситуацию.

Принц датский стоял, оперевшись на стир и что-то высматривал на побережье.

- Чтоб на нее Муспелль большую нужду справил! - ругался Олаф, пробираясь к датчанину между рядов гребных лавок.- Весь свет сговорился не пускать меня в родной фиорд в объятия милой Асьхен!

- Это кому ты такую неприятность пожелал? - усмехнулся Хэймлет.

- Да кто же еще такого достоин, кроме этой придурковатой Финской матери. Говорил я тебе, давай возьмем с собой. Даже если бы и не довезли до рынка. Даже если бы замордовали по пути, все же польза была. Некому сейчас было бы на нас чары напускать. А то, как рассказывают старики, в Черном Тумане можно и всю жизнь проплавать, так домой и не вернуться. А мы с тобой, если помнишь, теперь бессмертные, если кто со стороны не прикончит. Вот так и будем вечно слоняться.

- Не будем. Финская мать не бессмертная. Как помрет, так колдовство и рассеется,- усмехнулся Хэймлет.

- Ты с ума сошел, датчанин, буду я ждать, пока она подохнет! Да она даже против тебя девка сопливая. Ей еще жить и жить, если какой добродетель раньше не порешит. Видишь, Хэймлет, не сработал твой план насчет Августина.

-Ты, Олаф, не спеши делать выводы. Время еще не пришло. Мы отчалили, когда солнце в зените стояло, а в море вышли на закате. Полдня пути получается. А Ворону только до озера столько же плыть. Да и от озера до финской деревни такое же расстояние, и все против течения, то есть вдвое дольше. Так что, дорогой друг, у нас еще ночь да день в запасе, а там посмотрим, сработал мой план или не сработал.

- Твои бы слова, да до Одина,- печально ответил ярл и тоже стал смотреть в сторону берега.

Какие бы земли викинги ни проплывали, а выспаться было необходимо. И оба вождя пристально всматривались в берег, ища подходящую бухту. Но полоска земли была идеально ровной, без единой заводи. Вдоль берега, переходя одна в другую, мирно спали песчаные дюны, гребни которых поросли непривычно огромными соснами. Глубина у этого побережья была настолько маленькой, что друзья не решились бы близко подойти к нему, намереваясь на крайний случай переночевать в открытом море, оставив дежурить ночную вахту,

Беглого взгляда было достаточно, чтобы понять, что маячившая вдалеке земля была либо абсолютно безлюдна, либо это был настоящий охотничий рай. Множество животных, от мелких зайцев и косуль до жирных диких свиней и статных оленей-самцов, выходило на вершины дюн, с интересом наблюдая за одинокой точкой, неизвестно откуда взявшейся среди бурлящей водной стихии.

Земля справа ушла в сторону. Путешественники неожиданно обогнули мыс, и в последних лучах заходящего солнца их взглядам открылся прямо по курсу скалистый остров. Его берега были изрезаны множеством бухт и заливов. Как раз то, что нужно, чтобы укрыть корабль от внезапно налетевшего ночного шквала и дать возможность утомленным хирдманам спокойно отдохнуть, ни о чем не тревожась.

- Олаф, смотри, люди! - воскликнул глазастый датчанин.

Торкланд проследил направление, указываемое рукой друга, и обнаружил под скалами у самого острова маленькую лодку, в которой сидели трое людей и бесцеремонно разглядывали приближающийся драккар.

Подгоняемый дружными гребками корабль очень скоро поравнялся с утлым суденышком. Странно, сидевшие в лодке явно были финнами, но при этом они так вызывающе держались, как даже старина Олаф не всегда позволял себе.

Старший из них выпрямился, гордо выпятив свою гномью бородку. Стоя на дне лодки, он упер наглый взгляд прямо в лицо Торкланду.

- Эй, старикашка, что ты меня рассматриваешь, словно девку на выданье! возмутился Олаф.- И вообще, кто ты такой?

- Я вождь здешнего народа, а ты, насколько мне известно, кровожадный Торкланд,- ответил старик.

- Откуда ты меня знаешь? Ты что, тоже из Великих? - озадачился викинг.

221

- Я много чего знаю, хоть я и простой человек. Но одно я знаю наверняка, что тебе здесь не место, грязный мясник. Убирайся подобру-поздорову, пока можешь.

- Ты мне еще и угрожать будешь?! А ну, Хэймлет, правь прямо на посудину, я отрежу бороду этому выскочке и прицеплю столь почетный трофей чуть пониже хвоста нашего драккара.

На палубе раздался дружный хохот молодняка, с восторгом ловящего каждое слово, вылетающее из уст славного ярла.

Находящиеся на лодке финны взялись за весла и с необычайным проворством погнали лодку прочь от острова, прямехонько к песчаной отмели побережья.

- За ними! - взревел Торкланд.- Гони, не жалей рук! Гребцы старались, как могли, и расстояние между кораблем и лодкой стало быстро сокращаться. Но Хэймлет, стоящий на рулевом весле, услышал еле заметный скрежет киля по песку и резко переложил стир, круто развернув драккар, дабы не посадить судно на мель.

-Что! Опять ты мне мешаешь, мало я проучил тебя на лесной поляне? - орал взбешенный Олаф.

- Потише, урман, не пугай прибрежных животных. Может быть, нам еще придется на них охотиться. Остынь, и ты поблагодаришь меня за то, что я сделал. Как это уже было в случае с выброшенной водкой.

Олаф еще полностью не вошел в свое неистовое состояние, возврат из которого только один - кровь, и поэтому, помянув всех, кого знал, незлым, тихим словом, все-таки остыл.

Приобретя возможность размышлять, Торкланд обратил внимание, что палуба их судна как-то неестественно наклонена, а легкая волна не несет, а болтает корабль на месте.

- Мы что, на мель сели? - догадался ярл.

- Ну ты и сообразительный, когда хочещь,- съязвил Хэймлет, - сели, но пока не серьезно. Если бы не я, то завязли бы в грунте по самые уши. Ты, видно, забыл, дядюшка Олаф, о коварстве финнов. Думаешь, они стали бы тебя так нахально дразнить, не будь у них за пазухой подлого плана? А ты чуть что, сразу тунику на себе рвешь. Попробую помочь твоей мстительной натуре,- проговорил датчанин и вскинул лук.

Прежде чем наскочить на мелководье, викинги почти догнали лодку и даже теперь та еще не успела далеко отплыть. Принц отпустил тетиву, и стрела, пролетев мимо лодки, скользнула по воде. Он положил вторую, но и та ушла далеко от цели.

- Олаф, а старикашка-то колдует. Смотри внимательно за стрелой.

Олаф прищурил один глаз, пытаясь проследить полет стрелы в сгущающихся сумерках. Действительно, выпущенная Хэймлетом стрела летела точно в голову несносному старикану, он не мог ошибиться, прицел был верен, но перед самым бортом лодки без видимых на то причин резко свернула в сторону. Торкланд, не веря своим глазам, наслюнявил палец и поднял над головой. Стоял полный штиль.

- Что же делать? - растерянно проговорил ярл.

- Сейчас мы его на прочность проверим, у меня есть идея,- ответил сообразительный товарищ,- бери второй лук и стреляй чуть раньше меня.

Оба викинга натянули тетиву, и Олаф, скосив правый глаз на Хэймлета, пустил стрелу. Мгновением позже раздался звон тетивы датчанина.

Колдунишка оказался так себе. Смекалка морских витязей была сильнее его чар. Первая стрела, пущенная Торкландом, так же точно, как и все предыдущие, в последний момент свернула в сторону. Но зато вторая, шедшая следом хвост в хвост, пробила череп старикашке и вышла из затылка, забрызгав мозгами глаза сидящему сзади финну.

- Один! Слава! Олаф! - раздались наперебой недружные, но громкие крики молодых хирдманов.

- Уууййаа! - заглушил всех раскатистый голос предводителя.

Он довольно потрясал над головой луком и топал ногами по палубе. Вдруг какая-то мысль посетила Торкланда. Он замолчал и повернулся к другу:

- А ты не прав, Хэймлет, колдун оскорбил меня. Я должен был расквасить его башку. Но все равно ты голова! И если тебе удастся подвинуть с престола данов твоего дядю Клэвина, боюсь, в Северном море будет тесно от датских драккаров.Он крепко, по-дружески постучал товарища по спине.

Хэймлет хоть и был виновником торжества, но и единственным, кто не предался праздному восторгу. Он взял очередную стрелу и выпустил во второго финна. К сожалению, расстояние между кораблем и лодкой уже было на пределе дальности полета стрелы, и конунгу пришлось выпускать ее под очень большим углом. До лодки стрела долетела по крутой дуге и, потерявши силу, подчиняясь лишь собственному весу, безвольно упала вниз. Финн без всякой магии легко увернулся от нее. Со второй случилась та же история, а третья вообще пронзила воду за кормой лодки. Хэймлет опустил лук.

- Да брось ты их,- махнул рукой Олаф,- на что они тебе сдались? Главное, мы колдуна-задиру прикончили.

- Не скажи. Нам рядом с этим берегом ночевать. А как ты знаешь, финны люди ночные и мстительные. Тем более что здешние, как я погляжу, еще и посмелее наших будут. Ох, не обойтись нам ночью без караула. Хоть в море выходи. Чтобы при ясной погоде ночью шквал налетел, такое очень редко бывает. А эти дикари наверняка мстить придут.

- Нет, Хэймлет, будем ночевать на твердой суше, пусть приходят. Я думаю, что это не последний финн в их племени, умеющий ворожить. А если так, то они нас и в море достанут. Я понятия не имею, в каких мы водах находимся и властвует здесь вообще Ньерд или какой-нибудь другой бог. А то, может быть, тут финны полные хозяева. Я считаю, что в этом случае надо встретить опасность лицом к лицу. Как подобает воину.

В этом случае Хэймлет был полностью согласен с ярлом, и они занялись делом. Уже совсем стемнело, и только благодаря ясному небу, отражающемуся бесчисленными звездами в спокойной воде, хоть что-то еще было видно.

Хэймлет уступил место у стира более сильному Олафу, а сам отправился руководить гребцами. Благодаря резкому маневру ему удалось развернуть драккар в обратном направлении, и теперь корабль смотрел носом в глубокую воду. Это значительно облегчало задачу. Здоровенный Торкланд со всей силы дергал огромное кормовое весло то вправо, то влево, заставляя судно раскачиваться из стороны в сторону и размыватьпесок под килем. Гребцы же, дружно отсчитывая ритм, что есть силы налегали на весла. Первые три гребка были абсолютно холостые, четвертый заставил драккар слегка подвинуться вперед, и на пятом судно дернулось и наконец вырвалось из песчаного плена. Киль зарылся неглубоко, и это позволило хирдманам сохранить свои штаны сухими. Разрезая воду, ладья медленно заскользила в сторону острова.

Звезды здесь были настолько яркими, что, попадись морякам подводные камни, их было бы хорошо видно на фоне отражающей свет воды. Но, к великому удовольствию мореплавателей, остров был единственным каменистым образованием в этом царстве воды и песка. Войдя в узкую удобную бухту, легко найденную среди скал, викинги высадились на берег.

Кроме низкорослой скудной травки, пробившейся на тонком слое нанесенной ветром почвы, на острове не было никакой растительности. Но это ничуть не опечалило путешественников. Когда корабли не были полностью загружены, многие мореплаватели возили в трюмах небольшой запас дров на случай необходимости срочно развести огонь на палубе или, как сейчас, на пустынном островке.

Пламя весело лизало жгучими языками воздух, с треском переваривая свою сучковатую пищу; Хэймлет все-таки расставил дозоры вопреки скептическому заявлению Торкланда: "А, все равно заснут",- понадеявшись на юношеское стремление проявить себя в первом походе.

Хирдманы достали сушеное и вяленое мясо, взятое с собой в деревне, и, разогревая его на огненных языках, нанизав на острие кинжалов, весело переговаривались, с удивительным в их положении энтузиазмом делясь друг с другом впечатлениями о первом дне первого в их жизни похода.

Хэймлет с Олафом сидели чуть в стороне, с удовольствием выслушивая эту трескотню еще не возмужавших тонких голосов. Бывалые викинги не спеша попивали эль, остальным они пить запретили ввиду близости коварных врагов. Запрет не касался только Лиса. Но парень предпочел остаться в кругу сверстников, хотя сел чуть в стороне и в болтовне не участвовал.

Луна взошла на небо и успела скрыться за вершиной скалистого острова. Молодые хирдманы давно наелись до отвалу и теперь мирно похрапывали вповалку, завернувшись в шерстяные плащи. Огонь угас, и только угли таращили свои алые глаза в глубину ночи.

Хэймлету не спалось. Вернее, он сначала уснул, подогретый изрядной порцией кислого словенского эля, но что-то заставило его проснуться, и датчанин завертелся, переворачиваясь с боку на бок, не в состоянии удобно устроиться на каменном ложе. Наконец, отчаявшись снова заснуть, конунг встал и прошелся вдоль острова, проверяя посты. Многие, конечно, спали, но и тех, кто добросовестно нес службу, хватало. Хэймлет на это особо и не рассчитывал.

Обойдя островок, датчанин подошел к месту всеобщего ночлега. Тут ему безумно захотелось спать. Он опустился на свой плащ и, укутавшись, положил голову на камень. Как мягка была его подушка! Как удобно ложе! А сон, привидевшийся конунгу, был слаще всего, что тот испытал за свою жизнь и наяву и в грезах. Но что-то мешало ему.

"Все слишком хорошо, это значит, что где-то что-то плохо,- пришла откуда-то мысль, оборвав сон на середине.- Стоп! - еще до конца не проснувшись, мозг Хэймлета стал прокручивать последние события в обратном порядке.- Этот сладкий сон, это невесть откуда взявшееся желание спать, это все не просто так!" - появилась неожиданная догадка.

Конунга прошибло холодным потом. В мгновение ока он был на ногах.

Одного беглого взгляда, брошенного в сторону берега, было достаточно, чтобы понять, что тут далеко не все в порядке.

При ярком звездном свете отчетливо был виден молочно-белый сгусток воздуха размерами с их остров, приближавшийся к ним со скоростью рыбацкой лодки. Скопление странного тумана уже преодолело половину расстояния между берегом и островом, чуткий слух датчанина уловил едва слышный всплеск весел. Не проснись Хэймлет вовремя, он скорее всего не проснулся бы уже никогда.

- Вот настырное племя,- прошептал сам себе конунг и, подкравшись к Олафу, слегка дернул его за бороду, предварительно зажав приятелю рот.

- Буубуубяя,- раздался приглушенный звук из плотно прикрытого рта ярла, и Олаф открыл глаза.

Знаком конунг призвал Торкланда к тишине и наскоро объяснил происходящее. Олаф кивнул, разбудил Лиса, и они вдвоем, ползая на четвереньках, начали осторожно подымать остальных. Хэймлет же, сливаясь с серыми скалами, тенью пробирался от одного поста к другому, будя караульных.

Ребята не были опытными викингами, но хорошими охотниками стать уже успели. Ни один камешек не выкатился у них из-под ног. Шестеро самых здоровых парней по приказу датчанина спустились в воду и руками стали выводить драккар из бухты, чтобы не нарушить всплесками весел ночной тишины. Луна ярко освещала прибрежную полосу земли и море. Этой ночью в ее призрачном свете песчаный пляж был виден как днем, но корабль, тихо выводимый из своего убежища, был надежно прикрыт тенью острова, приютившего на ночь викингов.

- Надеть кольчуги. У кого хоть одно звено звякнет, удавлю,- скорее прошипел, чем сказал Торкланд, сам уже экипированный с головы до ног.

И тут ребята не подкачали. Правда, то там, то здесь раздавались еле слышные бряцающие звуки, но, хвала Одину, финны их не услышали, да и старый вояка понимал, что совсем бесшумно натянуть железную рубаху просто невозможно. Тем не менее при этом готов был убить любого, из-за кого хитрый план Хэимлета пойдет коту под хвост.

Наконец все приготовления были закончены. Драккар тихо покачивался в тени скал, его весла лежали на воде, ожидая своего часа, а молодые хирдманы замерли на банках, дожидаясь команды. Они мысленно пытались заглянуть вперед, в гущу событий их первого в жизни боя.

Тем временем туманный сгусток подошел вплотную к бухте, в которой корабля викингов уже давно не было. Плеск их весел слышался отчетливее, и хирд сжался в один комок, готовый в любую минуту взорваться святой воинской яростью.

- Ну пошли,- вполголоса скомандовал Хэймлет. Гребцы потянули на себя весла, короткими, но частыми гребками начали быстро разгонять судно. Финны, видно, учуяли надвигающуюся опасность и подняли жуткий крик. Из тумана, который тут же начал быстро рассеиваться, понеслась туча стрел. Они навесом перелетели через высоко поднятую драконью морду корабля и градом посыпали на палубу. Но костяные наконечники дикарей не могли причинить вреда закованным в броню владыкам моря. Нос судна неумолимо надвигался на неприятеля.

- Быстрей! Быстрей! Посланцы ада! Гребите так, чтоб только мысль неслась впереди вас, викинги! - проревел возбужденный предстоящей бойней Торкланд.

Великий ярл стоял на корме и одной рукой крепко стискивал послушный стир, а другой рубил воздух своим чудо-мечом. Отполированная поверхность клинка отражала свет небесных светил, создавая ужасающее и величественное зрелище.

Бывшие рыбаки и охотники, подстегиваемые такими похвалами из уст прославленного Торкланда, делали невозможное, и драккар на огромной скорости влетел в гущу мелких суденышек, проскочив все пространство, занятое финским флотом, в несколько мгновений и раздавив при этом более десятка утлых челночков.

- Уууййаа! - завопил Олаф, обрадованный такой удачей, и всем телом навалился на руль.

Новый хирд ответил ему восторженными воплями.

- Суши весла! - с трудом переорал шумящих Хэймлет, предвидя, что его друг собирается делать крутой разворот.

При таком маневре оставлять весла в воде было опасно, их запросто могло сломать от возникающего сопротивления или отдачей выбросить за борт гребца. Обычно в такой ситуации опытным викингам не приходилось давать подобной команды. Но сейчас перед ним были неоперившиеся юнцы, ходившие в море на небольших лодочках, построенных по типу большой ладьи. Да и то далее линии горизонта они никогда не удалялись от берега.

Драккар лихо развернулся на спокойной воде, сильно сбавив скорость. Однако вошедшие в азарт хирдманы быстро наверстали это упущение. Корабль снова пробороздил своим килем по неприятельскому флоту и развернулся для следующей атаки. Но дикари уже ожидали этого. Их лодки немножко рассеялись, да и количество финских суденышек заметно уменьшилось.

Викинги снова пошли в наступление. На этот раз улов их был чертовски мал. Получив свободу маневра, финны теперь вовсю использовали ее, ловко уворачиваясь от смертоносного киля большого корабля пришельцев. Они цеплялись костяными крюками за борт драккара, затем подтягивали свою лодку к его борту. Сперва драккар легко тащил за собой с десяток таких спутников, но к нему цеплялись все новые лодки. Не имея возможности прилепиться к ладье, финские суденышки цеплялись к своим уже повисшим на плечах могучего змея собратьям - вскоре корабль облепил весь флот неприятеля. Драккар потерял ход и остановился.

- Бей с борта, вниз не соваться! - проревел Олаф. Они с Хэймлетом тенями мелькали по палубе, возникая то там, то здесь, где это больше всего было необходимо. Но парни и так неплохо справлялись со своей задачей. Финны гроздьями осыпались вниз, так и не сумев подняться на борт корабля. Если бы сейчас был день, хирдманы увидели бы, что вода под днищем их судна окрасилась в красный цвет. Да и железные рубахи викингов здорово помогали парням. Оружие финнов с костяными наконечниками не могло их пробить. Оставалось только лицо, но это единственное уязвимое место молодые воины надежно прикрывали большими круглыми щитами.

- Вот настырные! - проорал Олаф другу, перекрикивая шум сечи.- Хэймлет, где мы находимся? Я таких отважных финнов отродясь не видал. Да и парни наши молодцом держатся. Я же говорил, что словены не хуже норманнов воевать могут, им бы только почаще практиковаться.

Хэймлет кивнул Торкланду и срубил финна, пытавшегося пролезть мимо зазевавшегося юноши.

Немало крови было пролито, прежде чем дикари поняли всю тщетность своих попыток. Уцелевшие начали спешно отвязываться от драккара и рассеиваться по морю, большей частью держа курс на прибрежные песчаные отмели.

Поспешно оттолкнув от борта опустевшие челны, викинги снова взялись за весла. Не теряя времени, они опять пошли в наступление. От острова до отмелей было далековато, и более скоростной драккар обогнал отступающие лодки, отрезав им путь к бегству, по ходу дела перевернув и раздавив несколько из них.

Финны замялись в нерешительности. Они не были морским народом и боялись уходить далеко от берега.

Воспользовавшись возникшей в стане врага паникой, викинги курсировали вдоль прибрежной полосы и беспощадно топили горе-мореплавателей. Молодые хирдманы устали работать веслами, беспрерывно поддерживая высокую скорость. Но Торкланд подбадривал их и гнал вперед. Битва давно переросла в бойню. В ту ночь племя финнов, населявшее эти сказочные края, могло совсем исчезнуть, уничтоженное закованными в броню витязями.

Но вдруг среди ночи вспыхнул свет, ослепив людей с обеих сторон. Свет был настолько ярок, что там, где опускались его лучи, было видно как днем.

Олаф смотрел, как радостно вскочили финны и стали что-то выкрикивать, сопровождая слова немыслимыми жестами. Это очень напоминало дикарский ритуал или молитву.

Хирдманы побросали весла, а Олаф что было силы всматривался в источник столь необычного освещения.

- Остановитесь, кровожадные пришельцы! - разнесся над морской гладью громкий голос, несущийся со стороны сверкающего круга, возвышающегося на вершине острова.

- Кто это там тявкает? - бесцеремонно ответил Торкланд.- Если ты какой-нибудь финский божок, то видал я птицу и покрупней. А если колдун, то лучше тебе использовать свою силу в целях собственной безопасности и драпать отсюда, пока я тебе это позволяю. Один кол-дунишка уже подразнил меня накануне вечером. У нас на его ворожбу быстро нашлась управа.

- Глупый человек! Если ты так дерзишь той, в чьей власти сейчас находишься, то как же ты обращаешься с простыми смертными?

- Каждому по длине языка и прыткости ног,- пошутил ярл.

- Вы обидели представителей моего народа в своем мире, но колдовство неопытной девушки, лишь недавно ставшей жрицей-правительницей, забросило вас в этот благословенный край вместо земли, которая самой природой предназначена для вас. Я, Мать мира, исправлю эту досадную ошибку.

Свет вдруг померк, но не погас вовсе. Казалось, будто кто-то просто уменьшил его яркость. А на вершине острова, где только что горел ослепительный круг - источник этого света, стояла крупная олениха, со звездой, сияющей во лбу.

- Так финская Мать мира - это просто-напросто обыкновенная корова! - со смехом ткнул пальцем в собеседницу Торкланд.

На самом деле эти остроты славного ярла имели одну лишь цель: отвлечь внимание хирда от создавшегося положения. Краем глаза он уже уловил скопление черных сгустков тумана вокруг драккара.

- А ну, взяли весла, бездельники, чего расселись! Отправим к Ньерду недобитую падаль! - заорал он осипшим голосом и ринулся по палубе, угрожающе потрясая кулаками.

В эти минуты для юных хирдманов Торкланд был большим источником ужаса, чем все колдовство Мидгарда. И они, забыв усталость, исправно трудились. Олаф добился своего. Черный Туман, опять окутавший корабль, не испугал его экипаж. Видя, что парни находятся в норме, ярл дал слабинку.

- Ладно, кидайте весла, они сейчас бесполезны. Надеюсь, никто не будет бросаться за борт или кататься по палубе от страха? - устало выдохнул Торкланд.

Но людям было не до этого. Получив наконец желанный отдых, они просто попадали от усталости прямо там, где сидели. И никакие опасности, никакие ужасы, творящиеся сейчас за бортом на расстоянии вытянутой руки, нисколько не волновали ни одного из хирдманов.

- Ну ты и изверг, дядюшка Олаф,- засмеялся сидящий на носу корабля Хэймлет.

- Ничего, это им только на пользу. Здоровее будут. Все живы и без этих, как их там, припадков,- подытожил Олаф плоды своей деятельности.- В общем, все в порядке.

Туман исчез, как и возник. Прямо по курсу перед ними выросла ледяная гора. А дальше еще, и еще одна. Драккар почти замер на месте, покачиваясь в черной стылой воде. Людей начал пробирать колючий мороз. Благо, предвидя наступление скорой зимы, викинги набрали в деревне теплых медвежьих шуб. Эта одежда сейчас была, как никогда, кстати.

Усталые молодые хирдманы заерзали на своих лавках, непонимающе подымая головы, и не без помощи пробирающего до костей холода окончательно сбрасывали остатки сна. Парни быстренько вскакивали и, порывшись в куче барахла, натягивали на себя спасительный мех. Прыгая по палубе и толкаясь, они старались согреться.

- А может, погребем, согреемся? - предложил Олаф хирду.

Но те дружно замотали головами, предпочитая чуть-чуть померзнуть.

- Ну как хотите,- пробурчал старый вояка и отвернулся, рассматривая ледяные торосы, в изобилии вздымающиеся над черной водой холодного моря.

- Эй, Хэймлет, кажется, на этот раз мы по-настоящему влипли,- повернулся ярл к другу.

- Ничего не могу тебе сказать, я предпочитал ходить в южные воды, во Франкленд, Ингленд, наконец, Спайнленд, холодный север никогда не прельщал меня. Что можно найти на севере, кроме льда и китов? - ответил конунг.

- Ну здесь, дорогой мой принц, ты и китов не найдешь. Я еще не уверен, но мне кажется, что грязная корова отправила нас прямехонько в Нифльхейм.

- Подумаешь,- беззаботно отозвался молодой конунг,- хорошо еще, что не в Муспелльсхейм.

- А зачем ей было тратить силы и отправлять нас неведомо куда, чтобы тут же зажарить на огне. Если бы нас хотели убить, легче было бы поднять ветер, например, и разбить о скалы. Так нет же, ее цель была замучить нас, Заставить издохнуть медленной смертью.

- Ну где бы мы ни были, а прежде, чем издохнуть, стоит поискать выход, может, и не придется отправиться на свидание к Старухе,- возразил Хэймлет.

Он поднял глаза к небу, но не обнаружил там совершенно никаких светил, по которым надеялся хоть как-то определить местонахождение судна. Если, конечно, друзья еще были в Мидгарде.

Над ними был лишь серый фосфоресцирующий свод, больше походивший на потолок, нежели на небосклон.

- Мне кажется, ты прав, Олаф, это действительно Йотунхейм,- подытожил датчанин,- давай-ка проплывем немножко вдоль берега, а потом высадимся и посмотрим получше.

- Эй, викинги, по местам! - скомандовал ярл слегка отдохнувшему хирду.

Но на этот раз утомленным воинам грести было не тяжело. Их никто не гнал, и корабль медленно плыл, огибая ледяные утесы, обследуя замерзшие бухты.

- Слышишь, конунг, надо бы высадиться, людей покормить, да и самим пожрать не мешало бы,- постучал Олаф по пустому животу.

- Тебе только жрать да убивать, рыжий верзила,- пошутил Хэймлет,- может, ты пойдешь прогуляешься? Йотуны тебя за своего примут. Такой же здоровый, кровожадный и редкостный проглот. И появится в Ледяной стране йотун Олаф.

- Ну ладно, ты, цверг-переросток. Тебе только саги сочинять, а не в море ходить,- парировал Торкланд.

- Ладно, ладно, сдаюсь,- датчанин задрал руки кверху,- я и сам бы не прочь червячка заморить.

В изрезанном трещинами ледяном побережье было совсем несложно найти подходящую гавань. И вскоре люди с радостью высыпали на твердый лед, даже вытащили из воды на всякий случай драккар. Никто не знал природы этого мира.

Дрова в трюме еще были, и хирдманы разложили костер прямо на льду, разогревая завтрак. На этот раз эль раздали всему экипажу, и трапеза шла куда веселей, чем накануне. Юные головы молодых воинов нисколько не занимала мысль о тех опасностях, которые их окружали, о том, что, возможно, они никогда больше не вернутся в Мидгард и погибнут страшной смертью среди холодных ледяных гор. Напротив, отдохнувшие и посвежевшие, они теперь с азартом вспоминали подробности вчерашнего боя, явно приукрашивая моменты, в которых чем-либо отличились.

Хэймлет слушал их и посмеивался, потягивая эль из бочонка. Некоторые рассказывали про себя во вчерашнем бою такие небылицы, про которые любой опытный воин мог бы сказать, дав руку на отсечение, что это ложь и такого быть не может. Олафу, видно, скоро надоела эта трескотня, и он поднялся на ноги, отряхнув с себя снег, и поднял меч.

- Я, Хэймлет, пойду немножечко пройдусь,- обратился он к другу,- а то грех побывать в Йотунхейме и не добыть трофеев.

- Ладно, иди, если голова недорога, только далеко не заходи, чтобы ребятам не пришлось слишком долго искать твои останки.

- Мьелльниром тебе по языку,- ответил Олаф и, повернувшись, легко зашагал в сверкающую белую даль, обходя ледяные торосы.

Хэймлет, допив бочонок, повернулся на бок и, закутавшись в медвежью шкуру, сладко уснул.

Тем временем Торкланд пробирался по просторам Нифльхейма. Из головы не выходило видение, явившееся ярлу после знаменитой попойки с Хэймлетом на хольмгардской ладье. В том видении он так же точно шел по этой заснеженной земле и рубил головы ненавистным йотунам во славу Одина! Во славу светлых асов! Которые, впрочем, теперь отвернулись от него. И вообще неизвестно, нужны ли богам его славные подвиги. Но он, несмотря ни на что, будет продолжать свои великие дела и докажет всем, что никто не имеет больше прав на место в Валгалле, чем он, Олаф Торкланд.

Увлекшись воспоминаниями и погрязнув в философских рассуждениях, Торкланд и не заметил, как прошел мимо инистого. Йотун сидел, удобно пристроившись на ледяной глыбе, и читал пергаментные свитки.

- Эй, добрый человек! Остановись, пожалуйста, если не очень спешишь,окликнул великан прошедшего мимо викинга.

Олаф оторопел. Кто бы это мог быть? Ярлу в голову не могло прийти, что йотуны в состоянии так вежливо разговаривать. Он обернулся и чуть не подавился собственной слюной. Ноги могучего воина подкосились, и он еле удержался, чтобы не брякнуться задом на снег.

"Великий Один или кто-нибудь, ударьте меня по голове, чтобы мое помутневшее сознание скорее прояснилось. Или это эль из трюмов нашего драккара оказался слишком крепкий, или я ненормальный,- пронеслись мысли в голове ярла.Йотун, разговаривающий, словно девка из семейства франкских королей, да еще и читающий по пергаменту!"

- Добрый человек,- бесцеремонно продолжал нахал,- я вижу, вы прибыли из Мидгарда, не могли бы вы мне рассказать...

- Что, это я - добрый человек?! - не выдержал такого издевательства Торкланд и полез за мечом.

- Конечно, добрый,- не унимался в своей дерзости йотун,- все люди добрые, во всяком случае, так говорит учитель в своих откровениях.

- Я тебе покажу, волосатый боров, какой я добрый,- окончательно вскипел викинг и бросился на великана, высоко занося меч.

Удар - и клинок опустился на пустое место, слегка расколов ледяную глыбу. Йотун растворился.

- Да, я вижу, что в Мидгарде с нравами еще не все в порядке. Но я надеюсь, что рано или поздно светлое учение проникнет в душу важного человека и люди обретут спасение. Во всяком случае, я буду молиться за это,- прозвучал голос йотуна справа.

Олаф оглянулся. Тот как ни в чем не бывало сидел на другой глыбе и читал викингу нравоучения. Торкланд в один прыжок оказался рядом и рубанул наотмашь. Но меч опять расколол лед.

- Видишь, добрый человек, я обладаю кое-какой магией, да и удара моей руки хватило бы, чтобы раздавить тебя в лепешку. Но я не могу сделать этого, ибо вторая заповедь гласит: "Возлюби ближнего своего, как самого себя". И я с радостью в сердце возлюбил тебя,- молвил инистый, материализовавшись на очередной льдине.

- Что-что ты со мной сделал? - не понял Олаф. Но тут смысл сказанного наконец дошел до его разгоряченного ума, и викинг, вскипев яростью, снова пошел в атаку.

- "И возлюби врага своего". Коим ты, как я вижу, являешься по отношению ко мне,- спокойно продолжал великан.- "Ибо не велика заслуга любить тех, кто делает тебе добро. Потому что даже преступники любят тех, кто к ним хорошо относится".

- Один! Помоги мне! - взвыл Торкланд, круша окрестный лед.

- Я вижу, добрый человек, что мой долг просветить и спасти твою заблудшую, погрязшую в предрассудках душу. Я прочитаю тебе священную книгу. "Авраам был отцом Исаака. Исаак был отцом Иакова. Иаков был отцом Иуды и братьев его",начал йотун читать вслух свой пергамент.

Очередной удар меча попал в льдину, подняв в воздух множество мелких осколков, засыпавших Торкланду глаза. Но, мужественный воин не сдавался. Он махал и махал своим чудесным клинком, дробя вечную мерзлоту Нифльхейма. Проклятому чудовищу всегда удавалось раствориться на мгновение раньше, чем меч викинга опускался на его голову. Да и Один, к которому, не прекращая, взывал ярл, как будто оглох. Здесь не было и Хэймлета, который мог бы придумать, как одолеть колдовство. Олаф остался один на один со своим противником. Но славный ярл никогда не сдавался, и меч его все подымался и опускался вхолостую.

- "...И позвал он к себе народ и сказал им: "Слушайте меня и поймите вот что: не то, что попадает в рот человека, делает его нечистым, а то, что выходит изо рта, делает его нечистым... И тогда пришли ученики...",- монотонным голосом читал йотун, умудряясь находить для опоры своему заду еще совсем не разрушенные ледяные глыбы.

Олаф уже плохо различал предметы. Красные и белые пятна застилали его помутневший взгляд, а он все рубил и рубил, пытаясь достать ненавистного инистого. Могучий Торкланд сам не заметил, как, обессиленный, свалился в полуобморочном состоянии в мягкий сугроб.

- "...А потом идите и обращайте все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа. И учите их соблюдать все, что заповедовал Я вам, и буду Я с вами всегда, до скончания века". Все,- оторвал взгляд инистый от своей книги.

Он свернул последний лист пергамента и бережно отправил за пазуху весь свиток. Поднявшись, он подошел к Торкланду и, склонившись над ним, промолвил:

- Святая обязанность каждого христианина помочь ближнему своему. Даже если он этого не заслуживает.

- Уйди с глаз, уже утро,- прошептал Олаф.

- Я, конечно, могу исполнить твою просьбу, человек, и удалиться, оставив тебя здесь одного. Но ты так громко звал Одина, пока я читал Святое Писание, и мне показалось, что я непременно должен устроить тебе с ним встречу, раз ты этого так желаешь.

- Что, ты, с Одином, мне встречу? - Торкланд аж вскочил на ноги.

От такого известия вся усталость мигом прошла. А этот йотун уже больше не казался таким уродливым, и из пасти у него вроде бы почти не смердило. Олаф спрятал оружие. Как казалось Олафу, боги единственные, кто мог сейчас помочь вернуться викингам в Мидгард. И он решил использовать свой шанс. Во всяком случае, встретившись с Одином с глазу на глаз, он мог хотя бы попытаться объяснить причину, задержки с доставкой артефакта.

- Я же говорил, что добро, сделанное для людей, преображает их,- не унимался великан.

- Ладно, хватит болтать, как идти к Великому?

- А ты что, разве не видишь? - проговорил йотун удивленным голосом.- Вон же.

Олаф посмотрел, но не увидел ничего, кроме бесконечной белой пустыни.

- Ты опять меня дурачить вздумал, инистый! - Торкланд угрожающе потянулся за мечом.

- Ну что ты, добрый человек,- засуетился великан.- О Господи, я же совсем забыл, что человеческие глаза не могут многого увидеть. Прости, пожалуйста.

Йотун провел своей отвратительной лапой по лицу Торкланда, и мир вокруг вдруг преобразился. Лед и снег уже не казались такими печальными. Они светились тысячами разноцветных огоньков, неся в душу восторг от созерцания этого великолепия. Олаф огляделся:

- Что это?

Перед взглядом викинга высился во всем величии, играя яркими красками и будоража воображение, огромный мост, уходящий в небо. И где-то в необъятной вышине ослепительным пламенем горели огни Асгарда.

- Вот он, город богов! - с восторгом выдохнул викинг.- Вот он - предел мечтаний каждого воина!

- Ну что, пошли, как тебя по имени? Меня лично зовут Трямдя,- напомнил о себе йотун.

- Меня - Олаф Торкланд, свирепый ярл Северного моря,- отрекомендовался человек,- но если ты, Трямдя, не возражаешь, то мы отправимся в Асгард не прямо сейчас. Надо мне захватить с собой одного моего друга. Он тут недалеко на берегу. Он хитер, как лисица, и иногда здорово мне помогает, особенно в спорах с Великими.

- Еще один человек, вот здорово, я ему тоже прочитаю священную книгу. Если, конечно, ты, Торкланд, не против.

- Я буду лишь рад, что ты спасешь его душу,- ответил Олаф, не сдержав ехидную улыбку. "Вот только он, наверно, будет возражать",- додумал про себя ярл.

Новые компаньоны быстрым шагом двинулись в сторону побережья. Олафу, как он ни старался, было тяжеловато пристроиться к неспешной походке великана. Ведь викинг, несмотря на свои внушительные для человека размеры, доставал йотуну всего лишь до пояса. И он изо всех сил спешил, перебирая ногами сыпучий морозный снег.

Благодаря такому быстрому темпу они скоро оказались на побережье.

- Эй ты, Трямдя, стой! - крикнул Олаф вырвавшемуся вперед йотуну.- Погоди. Или у тебя есть желание побегать от моих парней?

- Так с тобой тут целый хирд? Как здорово! Я надеюсь, смогу поговорить с каждым из них? - просиял великан, выставив напоказ десяток кривых клыков.

"Ну и урод. С кем приходится водиться",- подумал Олаф в ответ на дружескую улыбку приятеля, но вслух сказал:

- Нет, не сможешь, и одного Хэймлета с тебя хватит. Некогда нам.

- Ну ладно, тогда я здесь посижу,- расстроенно пролепетал инистый и присел на подвернувшийся кусок льда.

Хэймлет уже давно проснулся и, не дождавшись Олафа, в одиночку осушил еще пару бочонков эля. Прошло уже довольно много времени. Конунг это скорее ощущал, чем мог определить, так как в Йотунхейме, похоже, тоже не было смены дня и ночи. Костер давно погас. Пока он спал, неопытные парни, привыкшие, что в их добром лесу топливо лежит под ногами в любое время года, выжгли весь запас дров и теперь жались и прыгали вокруг прогоревшего кострища.

Хэймлет прекрасно понимал, что надо срочно убираться отсюда и плыть куда-нибудь, лишь бы плыть. Его начало беспокоить долгое отсутствие Торкланда. Конунг решил организовать поисковую группу. Нет, он не надеялся найти разорванное свирепыми йотунами тело своего товарища. Хэймлет давно убедился, что Олафу все его выходки сходят с рук. Скорее он ожидал застать его в какой-нибудь теплой компании, где Торкланд, найдя очередных своих почитателей, слушает оды в свою честь и безбожно напивается, забыв обо всем на свете.

Но он ошибся. Как раз эту мысль и оборвало появление Торкланда. Тот неожиданно вышел из-за торосов и с заговорщицким видом направился прямо к Хэймлету.

- Датчанин, есть дело на кучу гривен, - проговорил он, подойдя к другу, и настойчиво потянул дана за собой.

- Да стой ты, верзила, хоть объясни мне, что произошло и надолго ли мы уходим. Старшего в хирде оставить надо.

- Да, ты прав, надо оставить пастуха для этого сброда, потому что уходим мы, вероятно, надолго. А может быть, и навсегда,- подумав, добавил он.

Хэймлет подозвал к себе Лиса и, дав ему ряд наставлений, отправился вслед за Торкландом.

- Только ничего не говори, датчанин,- предупреждающе сказал Олаф, выводя Хэймлета на ледяную полянку, где их терпеливо дожидался йотун, проводя время в очередном изучении Святого Писания.

- Ну, Рыжий, как раз этого я от тебя и ожидал. Я же тебе сразу сказал, что эти уроды примут тебя за меньшего братца и ты прекрасно найдешь с ними общий язык,- вырвалось у Хэймлета.

Конунг собрался наградить друга очередной насмешливой тирадой, когда Олаф железной хваткой вцепился в его плечо и злобно прошипел:

- Я же просил тебя ничего не говорить. Если бы ты знал, датчанин, как мне самому противно такое знакомство. Но он может помочь нам попасть в Асгард. А я не вижу другого пути выбраться отсюда.

- Ты меня смешишь, Торкланд, да если асы увидят нас в компании этого чудовища, они точно не станут с нами разговаривать,- справедливо заметил Хэймлет.

- Не важно, главное, чтобы он помог добраться нам до ворот великого города, а там мы как-нибудь разберемся. Я думаю, он сам не горит желанием попасть туда... Эй, Трямдя, промой глаза моему другу,- позвал великана Олаф.

Инистый охотно вскочил со своего насеста и подошел к викингам. Хэймлет схватился за длинную рукоять своего меча, когда огромная волосатая лапа прошла мимо его лица. И тут Хэймлет пережил тот же восторг от великолепной красоты ледяной пустыни и увидел мост, Биврест, ведущий к подножию Асгарда.

- Ладно, пошли, в нашем положении все способы хороши. Только, Олаф, что, если это не настоящий Биврест, а всего лишь иллюзия, колдовство твоего нового друга?

- Ну тогда мы его прикончим, ты мне поможешь. В одиночку я за ним полдня гонялся.

- Эй, стойте,- раздался голос йотуна.- Олаф, разве не ты мне обещал, что твой друг с удовольствием выслушает Святое Писание?

- Это еще что? - удивился Хэймлет.- Что ты, урман, там такое за меня обещал?

- Он послушает обязательно, только на ходу,- успокоил Олаф заволновавшегося великана.- Слушай, датчанин, или хотя бы делай вид, а то эта гора вонючего мяса с места не сдвинется, пока не прочитает тебе главную книгу христиан от корки до корки.

- Жалко, конечно, - вздохнул йотун. - Святое Писание на ходу будет звучать менее убедительно. Но ради спасения ваших душ я пойду навстречу.

Компания быстрым шагом направилась к сияющему мосту. А великан на ходу цитировал викингам текст Библии, даже не доставая свой пергаментный свиток. Видимо, от многократного чтения он уже знал его наизусть. До Бивреста было рукой подать и, скатившись по ледяному склону, друзья очутились у его подножия. Причем Трямдя не замолкал ни на мгновение.

Олаф первый опустил свою твердую норманнскую ногу на величественное сооружение, сотворенное богами. Викинги, не надеясь на теплый прием в Асгарде, смело пошли навстречу новым испытаниям.


Содержание:
 0  Непобедимый Олаф : Андрей Льгов  1  ГЛАВА 1 : Андрей Льгов
 2  ГЛАВА 2 : Андрей Льгов  3  ГЛАВА 3 : Андрей Льгов
 4  ГЛАВА 4 : Андрей Льгов  5  ГЛАВА 5 : Андрей Льгов
 6  ГЛАВА 6 : Андрей Льгов  7  ГЛАВА 7 : Андрей Льгов
 8  ГЛАВА 8 : Андрей Льгов  9  вы читаете: ГЛАВА 9 : Андрей Льгов
 10  ГЛАВА 10 : Андрей Льгов  11  ГЛАВА 11 : Андрей Льгов
 12  Олаф Торкланд в Стране Туманов : Андрей Льгов  13  ГЛАВА 2 : Андрей Льгов
 14  ГЛАВА 3 : Андрей Льгов  15  ГЛАВА 4 : Андрей Льгов
 16  ГЛАВА 5 : Андрей Льгов  17  ГЛАВА 6 : Андрей Льгов
 18  ГЛАВА 7 : Андрей Льгов  19  ЭПИЛОГ : Андрей Льгов
 20  ГЛАВА 1 : Андрей Льгов  21  ГЛАВА 2 : Андрей Льгов
 22  ГЛАВА 3 : Андрей Льгов  23  ГЛАВА 4 : Андрей Льгов
 24  ГЛАВА 5 : Андрей Льгов  25  ГЛАВА 6 : Андрей Льгов
 26  ГЛАВА 7 : Андрей Льгов  27  ЭПИЛОГ : Андрей Льгов
 28  ГЛОССАРИЙ : Андрей Льгов  29  Использовалась литература : Непобедимый Олаф
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap