Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 23 Ничья тень : Евгений Лукин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39

вы читаете книгу




Глава 23

Ничья тень

Караван досточтимого Хаилзы, состоящий теперь всего двух кораблей, выплыл из серых сумерек и вошел в благословенный порт тени Ар-Кахирабы. Зря, ох зря злобствовал досточтимый Альраз, говоря, что его родной дядя не способен командовать даже увеселительной прогулкой. Такого рейда по тылам Кимира не постыдился бы и сам Анарби. Отступив перед превосходящими силами противника, караванный все же рискнул малое время спустя пересечь границу с тем, чтобы перехватить взбунтовавшийся «Самум» уже на вражеской территории. Однако мятежный корабль словно просочился сквозь песок, а вскоре выяснилось, что сухари и вода на всех трех кораблях – гнилые. В очередной раз проклянув досточтимого Тамзаа, скорпионов ему в оба рукава, караванный Хаилза решил обеспечить флотилию провиантом за счет исконного недруга Харвы и прошел по оазисам Кимира подобно песчаной буре. Он выдержал два сражения, потерял один из кораблей и, с трудом оторвавшись от погони, взял курс на Пьяную тень, где его ждала передышка, чреватая тревожными мыслями о будущем.

Бешенство и отчаяние, подвигнувшие караванного на странную эту войну, отнюдь не улеглись в его душе, разве что бешенства поубавилось, а отчаяния прибыло. Он не выполнил приказ государя и вдобавок нарушил перемирие. Мало того – оказывается, все его подвиги молва (и если бы только молва!) приписала Шарлаху. Об этом Хаилза узнал в последнем ограбленном им оазисе, куда уже прибыл пергамент, гласивший, что за действия разбойника правительство Харвы не отвечает и будет благодарно войскам Кимира, если тем посчастливится уничтожить мерзавца.

Во-первых, слышать такое в свой адрес было оскорбительно, а во-вторых, багроволицый Хаилза при всем своей упрямстве прекрасно сознавал, что на сей раз прощение у государя вымолить будет трудновато. Слишком уж далеко зашла история, коль скоро племяннику караванного досточтимому Альразу, которого Хаилза, признаться, терпеть не мог, пришлось оправдываться перед кимирским послом и сочинять унизительный для державы документ. Кроме того, свалить грабежи на Шарлаха означало усугубить свою вину за побег разбойника и мятеж на «Самуме». Конечно, досточтимый Альраз ради блага семейства забудет на время неприязнь к родному дяде и попробует убедить государя в том, что бунт был, по сути, подготовлен досточтимым Тамзаа но… Странно признаться, но караванному смертельно не хотелось уступать какому-то там Шарлаху славу этого беспримерного рейда. Вновь и вновь вспоминал Хаилза свой стремительный беспощадный маневр возле полыхающей тени Ар-Хата, и злоба подпирала горло при одной только мысли о том, что самая блестящая из его побед будет приписана его же заклятому врагу.

Еще лет десять назад тень Ар-Кахирабы не слишком отличалась от благородной Турклы. Однако Туркла в последнее время менялась на глазах, делаясь все более похожей на богатый торговый город, а вот Пьяная тень, можно сказать, осталась прежней: никаких тебе ажурных дворцов и мощенных привозным гранитом мостовых, на выложенных мягкой пылью улочках редко-редко сверкнет стеклярус дорогого, полыхающего алым шелком халата, зато потрепанных и выжженных добела солнцем балахонов – хоть отбавляй.

Пожалуй, Ничья тень была бы точной копией всех прочих оазисов Пальмовой Дороги, если бы не вечная теснота в порту и не обилие пьяных. Впрочем, опустей внезапно тень Ар-Кахирабы, все равно от внимательного взгляда не ускользнули бы некоторые ее особенности, например, несуразно большие строения, затаившиеся за глухими глинобитными стенами. Оно и понятно: каждая семья содержала притончик – нечто среднее между кофейней, ночлежкой и веселым домом. Круглолицые девушки из Харвы и с Пальмовой дороги при случае сходили за служанок и дальних родственниц. А случаев таких в прошлом было достаточно: еще Орейя Третий не однажды грозил выжечь дотла тень Ар-Кахирабы, эту язву на теле славной державы. Трудно понять, что именно каждый раз его останавливало. Не иначе доброе вино, которым уже тогда славился этот оазис. А выяснить, кто из жителей тени промышляет корчемством и привечает разбойников, было весьма затруднительно, ибо промышляли и привечали все.

Название Ничья тень возникло во время войны, когда оазис, оказавшись пограничным, стал единственным источником вина для обеих воюющих сторон, что немедленно сказалось на качествах благородного напитка. Вина потребовалось много, и источник быстро уподобился реке. Вкус и аромат, естественно, пострадали, но на войне разборчивым быть не приходится. Обе армии вбирали вино, как сухое русло вбирает воду.

На картах Кимира и Харвы странный этот оазис предпочитали стыдливо не обозначать, и ни разу даже не возникло спора о том, кому же, собственно, принадлежит тень Ар-Кахирабы. Не употреблялось это название и в донесениях на высочайшее имя, дабы не привлекать внимания государей к единственному месту в пустыне, где мог утолить жажду любой скиталец. Тени как бы не существовало…

Что, впрочем, не мешало ни Кимиру, ни Харве держать там своих соглядатаев и осведомителей. Шпионов в Пьяной тени было не меньше, чем в Туркле или, скажем, в обеих столицах. Именно оттуда приходили самые ценные сведения как о внешних, так и о внутренних врагах: вино развязывало язык, а ощущение безопасности притупляло бдительность. Пожалуй, выведывание секретов приносило жителям Ар-Кахирабы ничуть не меньше прибыли, чем торговля вином…

Покинув борт «Саламандры», караванный Хаилза в сопровождении двух офицеров и охраны направился развлечься в погребок почтенного Ойдо, человека весьма честолюбивого, известного строгостью нравов и кого попало не принимавшего. Собственно, причиной такого выбора было еще и то, что чуткие глаза и уши почтенного Ойдо вот уже год три принадлежали досточтимому Альразу, и только ему, хотя, когда речь заходит о жителях Пьяной тени, трудно утверждать что-либо наверняка. Все они клянутся четырьмя верблюдами в верности и преданности, а сами, глядишь, продают твои же секреты гостям из Кимира…

Рыжие с проседью брови Ойдо недоверчиво вздернулись, когда он узрел перед собою караванного со свитой. Впрочем, в следующий миг розовое в коричневатых пятнах чело растрескалось радостными морщинками, и хозяин торопливо запричитал о высокой чести, оказанной досточтимым Хаилзой его дому. Багровое лицо гостя при этом, однако, не дрогнуло, осталось недвижно-мрачным. Судя по встрече, почтенный Ойдо был уже наслышан о приключениях караванного.

– Что? – отрывисто спросил Хаилза, когда они остались одни.

По мощеному внутреннему дворику гуляли жемчужно-серые горлинки, ковер был расстелен возле голого, сбросившего кору платана. Ойдо, чуть ссутулясь, сидел на подушках, караванному вынесли и поставили резной стул, явно завезенный сюда из Харвы. Из глубины дома слышался прерывистый девичий смех и густой одобрительный гогот офицеров. Им ведено было развлекаться, причем как можно более шумно.

– Альраз думает, что тебя убили во время бунта, – негромко молвил Ойдо.

Караванный мрачно кивнул.

– Восемь дней назад, – продолжал хозяин, чуть приподнимаясь и наливая вино в кубок на низком столике, прихотью резчика поставленном на четыре скорпионьих лапы, – мне передали, что он хотел бы узнать о том, где сейчас находится Шарлах.

Досточтимый Хаилза дрогнувшей рукой поставил на стол уже было поднесенный к губам кубок и въелся глазами в хозяина.

– Откуда он знает о Шарлахе?

Тот моргнул рыжеватыми ресницами.

– Мне кажется, о нем уже знают все, – осторожно проговорил он. – В последнее время только и разговоров что об этом разбойнике…

– Вот как?.. – процедил караванный, снова берясь за кубок. – Интересно… Хорош у меня племянничек, ничего не скажешь! Родного дядю похоронил и забыл в два счета, зато какой-то там Шарлах его, видите ли, весьма интересует… Расскажи-ка об этом подробнее, почтенный Ойдо.

В голосе караванного скользнули зловещие нотки, поэтому рыжебровый хозяин на всякий случай решил уточнить вопрос:

– О чем именно, досточтимый?

– Только не прикидывайся дурачком! Что ты ему ответил?

Ойдо с упреком взглянул на гостя. Всмотрелся пристальней – и встревожился…

– Ответил, что Шарлах находится здесь…

– В Пьяной тени?

– Да… Собрал новую шайку, купил в Туркле через посредника почтовую каторгу…

Караванный со стуком поставил кубок на стол.

– А «Самум»?

Ойдо в тревожном недоумении надолго приподнял плечи.

– Мне это тоже показалось странным, – признался он, почему-то понизив голос. – Досточтимый Альраз спрашивал именно о боевом двухмачтовике «Самум»… Но никакого «Самума» здесь не было. Шарлах купил каторгу, разбил какого-то торговца… – Ойдо внезапно насупился и даже с досадой мотнул головой. – За Шарлахом сюда послали караван из Зибры, – недовольно сообщил он. – Но потом я узнал, что еще два каравана ушли за ним на Турклу… Честно говоря, я был даже немного обижен. Обычно досточтимый Альраз питал к моим словам больше доверия…

– Обиды свои можешь оставить при себе! Его схватили?

– Нет… Как бы они его тут схватили? Ничья тень. Ничего не попишешь. Попробуй войди сюда с оружием! Свои же не простят! Наши, правда, беспокоились, говорили, будто был войскам приказ без Шарлаха не возвращаться… То есть окружили бы тень, стали караулить, а нам-то это все, сам понимаешь, в убыток… И в самом деле: сутки караван стоял. Сутки!.. А потом слухи поползли, будто Шарлах, пока они его здесь поджидали, сжег порт Зибры…

– Это с одной-то почтовой каторгой? – Караванный презрительно скривил рот.

Рыжебровый Ойдо клятвенно прижал ладони к груди. Глаза у него были несчастные.

– Да здесь была почтовая каторга, здесь! – жалобно вскричал он. – Как бы она вышла из порта, если там караван стоит?.. И Шарлах тоже был здесь, никуда не уходил! Четырьмя верблюдами клянусь, я уже чуть с ума не сошел с этим Шарлахом!.. Я же не лгу! Зачем мне лгать?.. А досточтимый Альраз не верит, кто-то ему сказал, что Шарлах сейчас в Кимире и грабит пограничные оазисы… – Тут Ойдо взглянул на караванного и осекся.

– Это был не Шарлах! – проклокотал досточтимый Хаилза. – Продолжай!

– Потом насчет Турклы… Говорят, собрали они караван, выбрали Шарлаха главарем, сожгли Зибру… Да не может этого быть!

– А кто же тогда сжег?

– Ну, значит, это был какой-то другой Шарлах!..

На скулах караванного обозначились желваки, красный тяжелый кулак лег на край резного столика.

– Что значит «другой»? Может быть, как раз именно ты и говоришь о «другом» Шарлахе?

Учтенный Ойдо всплеснул руками:

– Досточтимый! Помилуй! Да мне ли не знать Шарлаха, если он вот уже несколько лет сбывал добычу в Пьяной тени? Недавно его захватили, отвезли в Харву, потом он то ли поднял бунт, то ли просто бежал… снова появился здесь… Ведь ты же спрашиваешь об этом Шарлахе?

– Где он сейчас? – темнея, проговорил караванный.

– Да здесь! Где же еще? Гуляет со своей шайкой в доме Имирпы…

Почтенный Ойдо умолк и испуганно заерзал на подушке, пытаясь отодвинуться. Впервые он видел, как кровь, вместо того чтобы броситься в лицо караванного, отхлынула от его кирпичных щек.

– Где Шарлах?

К пьяным воплям в тени Ар-Кахирабы давно привыкли, поэтому волосатая ручища мрачного разбойника даже не дрогнула, опрокидывая стаканчик с игральными костями над лакированной потертой доской. Из сидящих всего один повернул голову к вошедшему крикуну и тут же снова уставился на кости.

Должно быть, бросок выпал на редкость удачный. Кто-то крякнул, остальные уважительно зацокали языками.

– Я спрашиваю, где Шарлах? – вновь прорычал досточтимый Хаилза.

Все медленно повернулись к нему, и караванный содрогнулся от ненависти. Суровые разбойничьи глаза над белыми повязками смотрели на него с ленивым презрением.

– С вами говорит караванный Харвы!

Разбойнички переглянулись, недоуменно поводя крутыми плечами. Наконец тот, что метал кости, неспешно поднялся, оказавшись на голову выше приземистого плотного караванного, подступил, набычился.

– Ну? – хмуро сказал он хрипловатым басом. Хаилза скрипнул зубами. За это «ну» он готов был закопать наглеца в бархан по горло.

– Где Шарлах? – тихо выговорил караванный, сдерживаясь из последних сил.

Игроки неуверенно всхохотнули и тут же примолкли. Нависший над досточтимым Хаилзой детина свел широкие звериные брови и чуть отшатнулся, словно перед прыжком. Потом опомнился, сообразил, что здесь все-таки не пустыня и затевать драку с незнакомцем не стоит.

– Это я! – буркнул он наконец.

Караванный запнулся, решил было, что ослышался, потом понял, что нет, и подернутые красными жилками белки его стали страшно раздуваться.

– Ты?.. – горлом просипел караванный, чувствуя, как звенит в ушах и темнеет перед глазами. – Ты – Шарлах?..

Лицо детины передернулось под повязкой.

– А кто же еще, по-твоему?

– За дурака меня принимаешь?.. Я спрашиваю, где настоящий Шарлах?

В кругу играющих, следивших с любопытством за этим разговором, кто-то болезненно охнул, должно быть, предвидя, что произойдет дальше. Караванного спасло, что у собеседника его не было даже кинжала. Согласно правилам, при игре в кости все предварительно разоружались.

– Ах ты, варан!.. – взревел рослый разбойник и бросился на досточтимого с явной целью задушить его волосатыми своими ручищами. – И ты туда же?..

– Харва!.. – успел прохрипеть схваченный за горло караванный, и в тот же миг в низкое помещение из многочисленных дверей, видимо, предназначенных для быстрого ухода врассыпную, ворвались вооруженные матросы с «Саламандры». Из игроков никто даже не сделал попытки подняться с ковра, все продолжали сидеть и только ошалело озирались.

– Шакал!.. – Оторванный от караванного детина рычал и ворочался в цепких руках, несколько раз едва не повалившись на пол вместе с матросами. – Я тебе покажу сейчас настоящего Шарлаха!.. Ты у меня узнаешь, который тут настоящий!..

Караванный кашлял, держась за горло. Один из разбойников хмыкнул, видимо, придя в себя окончательно, собрал кости в стаканчик, потряс и бросил. Остальные (включая матросов) невольно скосили глаза: что выпало?

– Караванный, – спокойно, с ленивой хрипотцой позвал тот, что бросил кости. – Здесь ведь Пьяная тень. Сюда с оружием не ходят. Нужен тебе Шарлах – ну так жди на выходе из порта. А то, гляди, узнают в Харве о твоих проказах – такого скорпиона тебе подпустят…

Речь отрезвила всех. Караванный насупился. Действительно, из-за налета на Пьяную тень можно было растерять последних друзей в Харве. Шарлах тоже вспомнил, что руки здесь распускать не положено, и перестал напрягаться, за что был немедленно отпущен матросами. Молодцы с «Саламандры» вопросительно смотрели на досточтимого Хаилзу.

Тот постоял, нагнув голову, потом хмуро взглянул исподлобья на хозяина дома, почтенного Имирпу.

– Досточтимый… – проникновенно сказал ему хозяин. – Какие могут быть сомнения? Здесь Шарлаха каждый знает… На юге, говорят, еще какой-то Шарлах завелся, но это недавно. И в Кимире тоже… А настоящий Шарлах – вот он. Пятый год ему вина наливаю…


Содержание:
 0  Разбойничья злая луна : Евгений Лукин  1  Глава 2 Судья собственной тени : Евгений Лукин
 2  Глава 3 Луна и яма : Евгений Лукин  3  Глава 4 Побег, которого не было : Евгений Лукин
 4  Глава 5 Непостижимый и бессмертный : Евгений Лукин  5  Глава 6 Начало пути : Евгений Лукин
 6  Глава 7 Луна всему виною : Евгений Лукин  7  Глава 8 Между Харвой и Кимиром : Евгений Лукин
 8  Глава 9 Первая каторга : Евгений Лукин  9  Глава 10 Блистательная Алият : Евгений Лукин
 10  Глава 11 Провиант от Ар-Мауры : Евгений Лукин  11  Глава 12 Достоин казни : Евгений Лукин
 12  Глава 13 Собрат по ремеслу : Евгений Лукин  13  Глава 14 Три Шарлаха : Евгений Лукин
 14  Глава 15 Тесна пустыня : Евгений Лукин  15  Глава 16 Горький дым Зибры : Евгений Лукин
 16  Глава 17 Черный колдун : Евгений Лукин  17  Глава 18 Гостеприимная Туркла : Евгений Лукин
 18  Глава 19 Пьяный корабль : Евгений Лукин  19  Глава 20 Самые преданные : Евгений Лукин
 20  Глава 21 Там, где кланяется сталь : Евгений Лукин  21  Глава 22 Государь, отбившийся от рук : Евгений Лукин
 22  вы читаете: Глава 23 Ничья тень : Евгений Лукин  23  Глава 24 Молоты – бьют : Евгений Лукин
 24  Глава 25 Куда-нибудь! : Евгений Лукин  25  Глава 26 Война объявлена : Евгений Лукин
 26  Глава 27 Шарлах! Шарлах! : Евгений Лукин  27  Глава 28 Прости, так уж вышло : Евгений Лукин
 28  Глава 29 Владыка пальмовой дороги : Евгений Лукин  29  Глава 30 Ночной ливень : Евгений Лукин
 30  Глава 31 Союзник и родственник : Евгений Лукин  31  Глава 32 Ночь перед битвой : Евгений Лукин
 32  Глава 33 Победителей не будет : Евгений Лукин  33  Глава 34 Заговоренные : Евгений Лукин
 34  Глава 35 Те, с кем они воюют : Евгений Лукин  35  Глава 36 По обломкам железных птиц : Евгений Лукин
 36  Глава 37 Просто много воды : Евгений Лукин  37  Глава 38 Удача кончилась : Евгений Лукин
 38  Глава 39 Дважды мятежники : Евгений Лукин  39  Глава 40 Сорок дней бессмертия : Евгений Лукин



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.