Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 31 Союзник и родственник : Евгений Лукин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39

вы читаете книгу




Глава 31

Союзник и родственник

Купца допрашивали в присутствии Алият (на этом настоял Ар-Шарлахи). Купец, коротыш с брюшком, выпячивающимся, впрочем, лишь в сидячем положении, был явно из голорылых – во всяком случае, повязка на его лице смотрелась достаточно нелепо. Однако поведанная им история звучала вполне достоверно. На полпути из Харвы в Турклу его каторгу перехватили мятежники с Пальмовой Дороги, особого ущерба, впрочем, не причинившие. Торговцу, правда, пришлось пережить несколько неприятных минут, когда над головой его сверкали тесаками и орали в оба уха страшные слова («Девочек в Турклу везешь, тварь голорылая?.. А отец наш и владыка Шарлах сидит в Ар-Аяфе в неустанных военных трудах без женской ласки!..»). Ну и пришлось повернуть в Ар-Аяфу.

Торговец был искренне расстроен и напуган. Он понимал уже, что выбрал не самое удачное время для перевозки живого товара: смута, бунт, возможно, даже война… Кахираб остался удовлетворен его объяснениями. Что же касается Алият, то она с видимым наслаждением велела купцу немедленно убираться из гавани и больше на глаза не попадаться. Торговец взглянул на нее, содрогнулся и возразить не посмел.

Оставив Алият, пожелавшую самолично проследить за тем, как будет выполнен ее приказ, Ар-Шарлахи и Кахираб покинули порт и, обходя бесчисленные лужи и лужицы, двинулись в обратный путь. У первого поворота к Ар-Шарлахи, расплескивая грязь, метнулся и обмер в полупоклоне какой-то старикан со свитком, вероятно, жалобой или прошением. Владыка Пальмовой Дороги сунул пергамент за пазуху и милостивым мановением руки отпустил просителя.

– Все равно, – сводя упрямые брови, проговорил Кахираб, до сей поры молчавший и напряженно думавший о чем-то своем. – С торговцем этим – ладно… Но ведь еще случаи были! Как ни крути, а получается, что у кого-то из наших в Харве язык за зубами не держится.

– Если бы только язык!.. – усмехнулся Ар-Шарлахи, тоже кое о чем вспомнив.

Кахираб удивленно повернул к нему голову и, зазевавшись, ступил в лужу. Выругался и вынул сапожок из жижи облитым сверкающей грязью чуть ли не по край короткого голенища.

– А что еще? – обеспокоенно спросил он, притопнув по сухому пригорку.

Ар-Шарлахи вздохнул.

– Вы новые боевые щиты Улькару поставляли? Ну, дальнобойные эти зеркала…

– Нет.

– Так вот, «Белый скорпион» (это первая моя захваченная каторга) дней двадцать назад шел в Харву с грузом таких щитов…

Кахираб остановился и уставился на собеседника во все глаза.

– Вот как? – пробормотал он наконец. – То есть ты думаешь, что кто-то из наших работает на…

Он не договорил, но Ар-Шарлахи, ощутив при этом легкий озноб, и сам уже догадался, кого имел в виду собеседник.

– Ваших врагов?! – дрогнувшим голосом осмелился закончить он фразу.

Кахираб молчал, играя желваками. Прикрывающая лицо повязка шевелилась, зато глаза были неподвижны.

– Нет, – отрывисто оказал Кахираб. – Это невозможно. Узнай наши враги о том, что мы качаем отсюда нефть, нам бы тут так спокойно не жилось… И тем не менее… Спасибо, что сказал.

– Позволь!.. – окончательно опешил Ар-Шарлахи, – если не враги, то кто?

– Ну, видишь ли… – Кахираб в затруднении поискал слова. – Наши ведь тоже не все в восторге от того, что мы тут с тобой затеваем…

Несколько секунд Ар-Шарлахи, моргая, вникал в услышанное.

– То есть это что же получается?.. – с запинкой выговорил он. – Я что, стал кому-то из ваших поперек горла? Или даже не я, а Пальмовая Дорога?

– Высоко себя ценишь, – ворчливо заметил Кахираб. – Плевать им и на тебя, и на меня, и на Пальмовую Дорогу. А вот Тианги – да. Тианги давно уже стал кое-кому поперек горла… Ну и, стало быть, все, что от него исходит…

– Злая луна! – нервно смеясь, подивился Ар-Шарлахи. – Куда ни плюнь, везде интриги!.. Ой!.. – оборвал смех, скривился страдальчески. – А мне-то каково придется!..

– Да уж! – в тон ему отозвался Кахираб. – Знаешь, скольких ты обидел, назначив меня командующим? Нет? Ну вот то-то…

– А что я должен был сделать?

– Ты должен был сделать вид, что командуешь сам, – жестко сказал Кахираб. – А я – так, излагаю твои мысли, потому что голос у меня громкий…

Он насмешливо покосился на Ар-Шарлахи и вдруг дружески пожал ему локоть: держись, мол… Потом сообщил, что должен еще заглянуть на рыночную площадь, посмотреть, как идут дела у Илийзы, обучающего повстанцев строю и обращению с боевыми зеркалами. Заранее нахмурился – и удалился.

Оставшись один, Ар-Шарлахи огляделся с тоской. Промытая ливнем зелень, переполняя глинобитные дворики, лезла на улочку через гребни беленых стен. Последние мирные дни тени Ар-Аяфы… Потом сюда ворвутся голорылые – и страшно подумать, что здесь тогда начнется. Ар-Шарлахи выругался шепотом и двинулся дальше. Улица лежала пустая, откуда-то издали слышались иногда дружное бряцанье металла и хриплый командирский рык Илийзы. До рыночной площади было рукой подать.

Желая сократить путь, Ар-Шарлахи свернул в узкую щель меж глинобитных стен и снова остановился. Впереди на просохшем горбу проулка, перегораживая проход, лежали рядком четыре тела в испятнанных кровью и грязью белых балахонах. Над ними во всю ширь беленой стены расплывалась корявая вязь, выполненная скорее всего нефтью из светильника: «Шпионили в пользу Харвы».

– Государь! – Начальник стражи был сильно взволнован. – Я прошу тебя больше не покидать дом без охраны…

– Мы вышли из порта вместе с Кахирабом, – объяснил Ар-Шарлахи. – Расстались буквально в десятке шагов отсюда.

– Все равно, – очень серьезно заметил страж. – Кахираб поступил опрометчиво, бросив тебя одного – хотя бы и в десятке шагов… И потом, два клинка – это очень мало.

– Да чего мне бояться-то? Мы же не в Харве!

– И тем не менее, – упрямо стоял на своем тот. – Мало ли…

– Ну хорошо, хорошо… – успокоил его Ар-Шарлахи и прошел в прибранную спальню, где на полу не было уже ни пустых кувшинчиков, ни черепков от них. Опустился на подушки и, горестно сдвинув брови, снова вызвал в памяти страшноватую эту картину. «Шпионили в пользу Харвы…» Даже если и шпионили… Он обвел тоскующим взглядом углы, но вина нигде не углядел. Должно быть, Алият велела убрать зелье подальше. «Никогда так много не пил, как сейчас… – потерянно подумал Ар-Шарлахи. – Даже когда в Харве учился – и то…»

Тут он вспомнил про врученное недавно прошение и извлек из-за пазухи свиток. Озадаченно осмотрел. Дорогой пергамент, подвешенная на шнурке печать… Ах, верблюд тебя забодай, а печать-то государственная!.. Ар-Шарлахи сорвал шнур и развил пергамент. Прочел, не поверил, прочел снова…

В этом изумленном оцепенении его и застала вернувшаяся из порта Алият.

– Отправила! – победно сообщила она. – Тут боевым-то кораблям приткнуться негде, а он еще со своими… – Последнее слово Алият произнесла про себя, и вряд ли это слово было приличным. Потом обратила внимание, что Ар-Шарлахи слушает ее с ошарашенным видом и что на коленях у него лежат свиток и шнур с печатью.

– Уж не указ ли? – язвительно осведомилась Алият, опускаясь напротив.

– Указ, – медленно проговорил он, по-прежнему не сводя с нее озадаченных глаз. – Только не мой. Это указ Улькара…

– Откуда?

– Старикан какой-то вручил. Я думал, прошение…

– Ты что, совсем с ума сошел? – накинулась вдруг на него Алият. – Берет, разворачивает свиток из Харвы! А если он отравлен? Тогда что?..

Ар-Шарлахи тупо взглянул на собственные ладони, осмотрел подушечки пальцев.

– Да нет вроде… Ты прочти! – Он протянул пергамент. Алият бросила на него подозрительный взгляд, и казалось, что обиделась.

– Сам прочти!..

Тут Ар-Шарлахи сообразил, что с грамотой Алият, очевидно, не в ладах, хотя и поминает в поговорках буквы «альк» и «бин». Развернул пергамент и медленно, заново удивляясь каждому слову, прочел:

– «Улькар, государь и повелитель Единой Харвы, непостижимый и бессмертный, повелевает своему слуге Шарлаху продолжить поход за морской водой и за будущие его заслуги возводит своего слугу Шарлаха в чин караванного… – Тут Ар-Шарлахи запнулся и как-то даже боязливо взглянул на оцепеневшую Алият. – …а также прощает ему все его провинности…»

Молчание было долгим.

– Еще раз, – отрывисто попросила Алият. Ар-Шарлахи зачитал указ еще раз.

– Подпись – его? – с трепетом спросила она.

Он пожал плечами.

– Наверное… Откуда я знаю!..

– А… когда?..

Он взглянул на число.

– Одиннадцать дней назад… То есть еще до Зибры, до кивающих молотов… Странно, что передали только сейчас… Или нарочно не спешили передать?.. Как считаешь?

Последнего вопроса Алият не услышала.

– Старикана этого уже искать поздно… – что-то напряженно прикидывая в уме, выговорила она. – А пергамент – спрячь на всякий случай куда-нибудь… И держи при себе… Полезный пергамент… Только, слышишь, – всполошилась она вдруг, – чтобы Кахирабу об этом – ни слова! И вообще никому!..

– Да уж не глупенький, – проворчал он, свивая послание в тугую трубку. – Сам понимаю…

Незабываемы были эти первые дни мятежа. Казалось, восстали не только люди – восстала пустыня. Ошеломленные ливнем пески зашевелились, оживая. В низинах и вдоль вчера еще сухих русел поднимались хрупкие алые, желтые, мраморно-белые цветы. Дети сбегали из селений и приносили их целые охапки.

Такое впечатление, что равнины на севере Чубарры устелены были яркими кимирскими коврами. «Самум» вел караван по колеблющимся алым полям, где лишь изредка плыл навстречу нежно-желтый островок.

Глаза у мятежников были шалые, ликующие, предстоящая война представлялась праздником, впереди ждала неминуемая победа. Пожалуй, единственной мрачно настроенной особой на борту «Самума» был сам Ар-Шарлахи. Он все еще терзался мыслью о принесенной в жертву тени Ар-Аяфы. Ему, естественно, и в голову не могло прийти, что оплакиваемый им оазис не только уцелеет, но даже и не пострадает в грядущей смуте. Весь ущерб, выпавший на долю Ар-Аяфы, был уже причинен этой тени в первый день мятежа.

– По кровушке плывем… – цедил Ар-Шарлахи, окидывая неприязненным взглядом алые поля.

– Причитаешь, как старик! – не выдержала Алият. Она стояла рядом с ним у правого борта. – Надоело!.. Говорю тебе: все идет как надо! Кахираб лишней крови не потратит…

– На месте Кахираба, – угрюмо заметил Ар-Шарлахи, – я бы как раз постарался положить побольше трупов…

– Почему?

– А с мертвыми – спокойней. Качай себе нефть, никто не мешает…

Огромные колеса вминали хрупкие влажные головки цветов в песчаную почву. Караван полз с державной медлительностью. Красота красотой, но расстелившиеся вокруг алые ковры скрадывали неровности рельефа, так что покалечить корабль было проще простого. Нежно-желтые островки плыли навстречу все чаще, пока не слились воедино. Теперь уже навстречу поплыли алые островки.

Ар-Шарлахи вдруг разозлило это редкое зрелище, столь же однообразное, как сами пески, и он решил спуститься к себе. Проходя мимо каюты, отведенной Кахирабу, приостановился. Сначала ему показалось, что командующий разговаривает сам с собой. Потом слуха коснулся знакомый писк, и Ар-Шарлахи решительно открыл дверь, поймав себя при этом на мысли, что привык уже входить без стука куда угодно. Главарь. Государь. Владыка…

Кахираб, свирепо выгнув упрямые брови, сидел на подушках и держал у самых губ знакомую металлическую черепашку с гибким раздвижным прутом.

– Каким образом? – гримасничая, вопрошал он придушенным страшным голосом. – Да ты вообще понимаешь, что говоришь?..

Завидев Ар-Шарлахи, приветственно шевельнул свободной рукой (присаживайся, мол), но разговора не прекратил, мало того – перешел на родной язык. Полились переложенные придыханиями гласные.

Ар-Шарлахи опустился напротив и стал ждать, когда тот закончит беседу. Металлическая черепашка заныла, запела дребезжащим голоском. Кто-то в чем-то оправдывался. С каждым словом Кахираб хмурился все сильнее. Потом изрек какую-то весьма мелодичную угрозу и выключил устройство. Несколько секунд сидел неподвижно, слепо глядя на Ар-Шарлахи.

– Как тебе это понравится? – безжизненно осведомился он наконец. – Караваны Харвы уже в пути. Это первое. Второе. Они миновали Ар-Аяфу. Они идут за нами.

– И что же это значит? – осторожно спросил Ар-Шарлахи.

Кахираб вздохнул, убрал гибкий металлический прут в корпус черепашки и взвесил устройство на ладони.

– А это значит, – сказал он, – что на одном из их кораблей сидит кто-то с такой же вот точно штукой и просто меня подслушивает… Ну а как они еще могли узнать, что нас уже нет в Ар-Аяфе? – взорвался он вдруг. – И ведь это еще не все! Оказывается, треть зеркальщиков Харвы (треть!) вооружена новыми щитами…

– То есть плохи наши дела? – тихо спросил Ар-Шарлахи, Секунду Кахираб пребывал в тревожном раздумье, потом вскинул карие, зловеще повеселевшие глаза.

– Наоборот! Перестарались удальцы, перестарались… Теперь и слепому ясно, что происходит. Тамуори и его банда копают под Тианги, причем уже не скрываясь. Видишь ли, Улькар – их ставленник… Словом, считай, что все они отстранены. Анитамахи таких шуток не понимает.

– Я ведь спросил не о делах Тианги, – еще тише напомнил Ар-Шарлахи. – Я спросил тебя, как обстоят наши с тобой дела. Плохо?

Кахираб помрачнел.

– Да как… – нехотя отозвался он. – Не то чтобы совсем плохо… Ведь, кроме того, о чем я говорил в прошлый раз, есть еще и запасные варианты.

– Например? – Ар-Шарлахи встревожился. От Тианги и его подручных он давно уже ничего для себя хорошего не ждал.

– Например, попросить помощи у Кимира.

– У меня там дурная слава. Я два каравана стравил на границе.

– Всего-то? – Кахираб усмехнулся. – Но, прости, кем ты тогда был? Разбойником? А теперь ты кто?.. Ты – владыка Пальмовой Дороги. Теперь ты можешь говорить на равных и с Улькаром, и с Горткой…

– Да, но ведь Гортка потребует чего-нибудь взамен…

– Ничего он не потребует. Ему самому позарез нужен союзник против Харвы. И потом – смотря как повести переговоры… Собственно, чтобы выровнять силы, нам нужно пятнадцать полностью оснащенных боевых кораблей, не больше.

– Это целый флот, – заметил Ар-Шарлахи.

– А разве союзник не стоит флота? – задумчиво спросил Кахираб. – Тем более союзник и родственник…

– Как ты сказал?

– Союзник и родственник, – повторил Кахираб. – Ну что ты уставился? Если Гортка отдаст за тебя свою племянницу (ей сейчас, по-моему, лет четырнадцать), он просто обязан будет позаботиться о ее безопасности…

Ар-Шарлахи онемел. Вот эта особенность жизни государя раньше от него ускользала. «Самум» тряхнуло, и кто-то снаружи мягко влепился всем телом в переборку.

– Да верблюд их потопчи!.. – проскрежетал вне себя Ар-Шарлахи. – Подслушивают, что ли?

Он встал и резко распахнул дверь. Первое, что он увидел, были изумленные, беспощадно прищуренные глаза Алият.


Содержание:
 0  Разбойничья злая луна : Евгений Лукин  1  Глава 2 Судья собственной тени : Евгений Лукин
 2  Глава 3 Луна и яма : Евгений Лукин  3  Глава 4 Побег, которого не было : Евгений Лукин
 4  Глава 5 Непостижимый и бессмертный : Евгений Лукин  5  Глава 6 Начало пути : Евгений Лукин
 6  Глава 7 Луна всему виною : Евгений Лукин  7  Глава 8 Между Харвой и Кимиром : Евгений Лукин
 8  Глава 9 Первая каторга : Евгений Лукин  9  Глава 10 Блистательная Алият : Евгений Лукин
 10  Глава 11 Провиант от Ар-Мауры : Евгений Лукин  11  Глава 12 Достоин казни : Евгений Лукин
 12  Глава 13 Собрат по ремеслу : Евгений Лукин  13  Глава 14 Три Шарлаха : Евгений Лукин
 14  Глава 15 Тесна пустыня : Евгений Лукин  15  Глава 16 Горький дым Зибры : Евгений Лукин
 16  Глава 17 Черный колдун : Евгений Лукин  17  Глава 18 Гостеприимная Туркла : Евгений Лукин
 18  Глава 19 Пьяный корабль : Евгений Лукин  19  Глава 20 Самые преданные : Евгений Лукин
 20  Глава 21 Там, где кланяется сталь : Евгений Лукин  21  Глава 22 Государь, отбившийся от рук : Евгений Лукин
 22  Глава 23 Ничья тень : Евгений Лукин  23  Глава 24 Молоты – бьют : Евгений Лукин
 24  Глава 25 Куда-нибудь! : Евгений Лукин  25  Глава 26 Война объявлена : Евгений Лукин
 26  Глава 27 Шарлах! Шарлах! : Евгений Лукин  27  Глава 28 Прости, так уж вышло : Евгений Лукин
 28  Глава 29 Владыка пальмовой дороги : Евгений Лукин  29  Глава 30 Ночной ливень : Евгений Лукин
 30  вы читаете: Глава 31 Союзник и родственник : Евгений Лукин  31  Глава 32 Ночь перед битвой : Евгений Лукин
 32  Глава 33 Победителей не будет : Евгений Лукин  33  Глава 34 Заговоренные : Евгений Лукин
 34  Глава 35 Те, с кем они воюют : Евгений Лукин  35  Глава 36 По обломкам железных птиц : Евгений Лукин
 36  Глава 37 Просто много воды : Евгений Лукин  37  Глава 38 Удача кончилась : Евгений Лукин
 38  Глава 39 Дважды мятежники : Евгений Лукин  39  Глава 40 Сорок дней бессмертия : Евгений Лукин



 




sitemap