Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 32 Ночь перед битвой : Евгений Лукин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39

вы читаете книгу




Глава 32

Ночь перед битвой

Армада, ведомая «Самумом», текла на восток вдоль Пальмовой Дороги, вбирая в себя все новые и новые караваны. А идущие за ней по пятам две флотилии Харвы таяли и таяли. Ломались колеса, отставшие корабли вынуждены были входить в гавани опустевших оазисов, населенных лишь стариками, женщинами да детьми, и часто стоянка эта оказывалась для голорылых последней. Истории, всплывшие впоследствии, были страшны, но в достаточной степени одинаковы: пальмовое вино, уснувший или отвлеченный женщинами караул, бесшумно крадущиеся подростки и старики с тонкими, как жало, клинками в руках… Впрочем, исход у этих историй мог быть любой. В тени Ар-Нуера, например, страж все-таки поднял тревогу, и жители оазиса были вырезаны разъяренной солдатней до единого.

На третий день пути откуда-то стало известно, что в дело вмешался Гортка. Утверждали, что кимирский посол передал досточтимому Альразу свиток с недвусмысленной угрозой вторжения, если войска Харвы не оставят в покое Пальмовую Дорогу. События вновь развивались по Кахирабу, и людям понимающим (тому же Ар-Шарлахи, скажем) это говорило о том, что на юге, в песках кивающих молотов, спокойный широкоскулый Тианги окончательно взял верх над неким Тамуори и его единомышленниками.

Правда, разорвать силы Харвы на несколько караванов, чтобы затем расправиться с ними поодиночке, так и не удалось.

– Тоже ничего страшного, – сказал заметно повеселевший Кахираб, зайдя с очередным докладом в каюту государя Пальмовой Дороги. – Будет одно большое сражение вместо пары-тройки мелких…

Все это живо напомнило Ар-Шарлахи события пятнадцатидневной давности, когда Алият, самочинно захватив командование, под настроение докладывала ему обо всем по мелочи, за исключением главного.

– А то, что у них треть войска с новыми щитами? – хмуро спросил Ар-Шарлахи. – Это тебя не волнует?

– А!.. – легкомысленно отмахнулся Кахираб. – Щиты! Знаешь, если откровенно, щиты – это вообще не оружие. Никогда они ничего не решали.

– Вот как? – Честно говоря, Ар-Шарлахи был неприятно удивлен последней его фразой. Даже уязвлен отчасти. – Но с их помощью Кимир когда-то победил Харву. А когда вы снабдили Улькара вогнутыми щитами, он смог отбиться от Кимира…

– Это только кажется. На самом деле победил он совсем по другой причине.

– Почему же вы их нам тогда поставляете?

– Именно поэтому, – с развязной ухмылкой отвечал Кахираб. – Это ваша собственная выдумка – заходить против солнца и слепить врага зеркалами. Кроме вас, до такой нелепости, по-моему, никто не додумался… Как бы это тебе объяснить недоступнее?.. Знаешь, есть страны, где не принято драться ногами. Бьют только кулаками и головой…

– Но это же глупо! – вырвалось у Ар-Шарлахи.

– Правильно, глупо, – согласился Кахираб. – И тем не менее так принято. Ну а разве то, что делаете вы, не глупо? Сам же рассказывал, как ты ушел от досточтимого Хаилзы… Пронизал кимирский караван навылет – и нет тебя!..

– Просто ветер шел хвостовой, – несколько растерянно, словно оправдываясь, объяснил Ар-Шарлахи. – И гнал пыль прямо на кимирцев…

– Вот именно! Тоже мне проблема – щиты! Даже с вашей техникой… Зарядить катапульту сажей – и все. Фаланга ослепла, делай с ней что хочешь…


– Вообще-то это считается подлым приемом, – сухо заметил Ар-Шарлахи. – Так поступали одни туземцы… Только, конечно, катапульт у них не было. Были пращи…

– Так а я тебе о чем толкую? Просто вы еще не сталкивались с достаточно сильным противником, не желающим признавать эти ваши условности…

– Так ты что же, – тревожно спросил Ар-Шарлахи, – в самом деле собираешься ослепить их сажей из катапульт?

Кахираб рассмеялся:

– Ну нет! Подумай, какая бы тогда пошла о тебе слава в том же Кимире!.. А ведь это наш будущий союзник… Нет, столь явно мы правила приличия нарушать не будем. Кроме того, как я заметил, жители Пальмовой Дороги зеркального боя вообще не любят. Просто откажемся от единой фаланги (вот еще глупость-то!) и будем действовать подвижными малыми отрядами. Как в старину.

Ар-Шарлахи сморщился и недовольно покосился на шкафчик, где стояли запечатанные кувшинчики. Толковать с Кахирабом было для него всегда делом мучительно трудным именно в силу неприязни того к местным напиткам.

– А сами? – сердито спросил Ар-Шарлахи, вспомнив Тианги со шнуром в руках. – Вместо того чтобы взять кисточку или перо да записать, узелки на память вяжете…

– Ты прав, – спокойно согласился Кахираб. – Тоже, если вдуматься, нелепость. За двести лет этих шнурков с узелками у нас накопилось столько, что ими, наверное, всю землю можно оплести. Но опять-таки традиция, ничего не поделаешь… Есть правило: все официальные документы составляются узелковым письмом. Хотя, казалось бы, чего проще: взял да надиктовал…

– Кому? – не понял Ар-Шарлахи.

– Не кому, а на что, – поправил его Кахираб и запутал все окончательно.

Ар-Шарлахи озадаченно потер кулаком переносицу. Что-то он хотел спросить очень важное… При всей своей откровенности Кахираб мастерски умел увести разговор в сторону.

– Да! Что там с Кимиром? – вспомнив, отрывисто осведомился Ар-Шарлахи. – На палубе болтают, Гортка уже нашего посла принял…

– Странно… – то ли удивился, то ли прикинулся удивленным Кахираб. – Ну вот откуда они могли об этом услышать?

– Так правда или нет?

– Конечно, правда. И про послание Гортки Улькару – тоже. Так что, считай, тылы у нас пока надежны…

– Позволь! – встрепенулся вдруг Ар-Шарлахи. – А как же Гортка мог принять нашего посла без верительных грамот?

– Н-ну… – Кахираб в затруднении пошевелил бровями. – Как тебе сказать… Словом, грамоты пришлось изготовить прямо там, на месте.

– А мою подпись?

– Тоже…

Ар-Шарлахи в гневном недоумении взглянул на Кахираба, но ничего не сказал и, засопев, полез за кувшинчиком. Даже Алият в свое время не обращалась с ним столь бесцеремонно. Кахираб проследил беспокойным взглядом за рукой владыки, потянувшейся к дверце шкафчика, и, видимо, опасаясь, что в него сейчас все-таки вольют нелюбимый им напиток, поспешил откланяться.

Ар-Шарлахи успел сделать глотка два, не больше, когда дверь каюты приоткрылась вновь. Должно быть, Алият все это время ждала в коридорчике, когда Кахираб наконец уберется.

– Ушел? – враждебно спросила она и по недавно приобретенной привычке оглядела углы. Переступила порожек, прикрыла дверь и, присев напротив, сердито уставилась на Ар-Шарлахи. – Ну? – желчно, с вызовом осведомилась она. – Кого он тебе еще сосватал?

Тот поперхнулся и, расплеснув вино, поставил чашку на ковер.

– Слушай! Ну сколько можно? То с купцом этим, то…

– С купцом? – Алият недобро прищурилась. – Не удивлюсь, если это Кахираб его наладил в Ар-Аяфу… с девочками для отца нашего Шарлаха, – не удержавшись, ядовито добавила она.

Ар-Шарлахи вскинулся, и несколько мгновений оба пристально смотрели друг другу в глаза. Наконец он почувствовал себя неловко, нахмурился и отвел взгляд.

– Да ладно тебе… – буркнул он, снова поднося чашку к губам. – Можно подумать, у Кахираба только и забот, что тебя злить…

– Сразу я ему поперек горла встала, – сдавленно проговорила она. – И ты тоже хорош! Послал бы его один раз к верблюду… через кивающие молоты! С тобой что хотят, то и делают, а ты!..

– Сама же говорила, что Кахираб все сам за меня сделает…

– Да, конечно! – Она сверкнула глазами. – Племянницу Гортки за ручку приведет, только что ножки ей за тебя не раздвинет!

– Слушай, да прекрати же! – не выдержал он. – В конце концов, это ты сказала, что любишь. Я тебе, по-моему, ничего подобного не говорил и в верности не клялся!..

Он залпом допил остатки вина и снова наполнил чашку.

– Клялся, не клялся… – угрюмо молвила она. – Какая разница?..

– Ничего себе!.. – только и смог выговорить он. Алият сидела нахохлившись, и мысли ее, судя по всему, были безрадостны.

– Может, в самом деле взять да и сбежать? – промолвила она в тоске. Он усмехнулся:

– Куда? Мы ведь уже с тобой об этом говорили, и не раз… Не к морю же!..

Алият медленно подняла голову.

– А почему нет? – спросила она.

Поднятые ливнем алые и нежно-желтые цветы давно остались за кормой, вокруг снова скалились нетронутые влагой белые барханы Чубарры. Хотя и за кормой, наверное, ничего уже не осталось – за три дня солнце должно было неминуемо спалить все до последнего стебелька.

Армада Шарлаха, описывая огромный полукруг, двигалась к югу, преследуемая по пятам превосходящими силами Харвы. Случайно или умышленно, но этот маневр Кахираба, можно сказать, уберег Пальмовую Дорогу. Возможность уничтожить мятежников в одном сражении была настолько соблазнительна, что караванные Харвы не рискнули дробить флот на отдельные карательные отряды. Конечно, оазисы, взбунтовавшиеся против государя и бога (что, впрочем, одно и то же), будут непременно усмирены и наказаны, но не сейчас, потом, после того как от кораблей безбожного Шарлаха останутся лишь чернеющие в пустыне ребра да позвонки.

Еще на второй день пути Кахираб попросил у Ар-Шарлахи подаренную Тианги металлическую черепашку и что-то с ней сделал, после чего устройство онемело. На вопрос, зачем это нужно, Кахираб ответил, что на всякий случай. Ар-Шарлахи остался недоволен такой немногословностью и, как всегда, потребовал объяснений.

– Понимаешь… – сказал Кахираб. – Я совершенно не уверен, что за нами не следят. Как бы это тебе растолковать… Ты, наверное, обратил внимание, что я и своей игрушкой тоже в последнее время не пользуюсь? Словом, есть у нас такое устройство, которое как бы видит, откуда ты сейчас передаешь…

Напряженно слушающий Ар-Шарлахи сбился и досадливо тряхнул головой:

– Что передаешь?

– Н-ну… в смысле – говоришь. С тем же Тианги, скажем… А кто-то, пока ты с ним болтаешь, отмечает, где мы находимся, куда движемся… Кроме того, мне совершенно не интересно, чтобы они знали наши планы.

– Да кто они? Ты же сказал, что Тамуори отстранили!

– Отстранили и выслали, – подтвердил Кахираб. – Но многие сторонники его – остались. И Тианги они терпеть не могут по-прежнему.

– Мог бы и просто попросить, чтобы я этой штукой не пользовался, – недовольно заметил Ар-Шарлахи.

– Да не беспокойся ты… Я тебе его потом снова включу… То есть… м-м… Ну, оживлю, словом. Перед самым боем.

Устройство Кахираб оживил ночью, когда, оказавшись чуть севернее тени Ар-Нау, флот мятежной Пальмовой Дороги наконец приостановился и стал поджидать преследователей. Скрываться теперь уже не было смысла. Так, во всяком случае, утверждал Кахираб.

Погонщики кораблей и караванов, поеживаясь и закутываясь поплотнее в белые, позеленевшие под луной плащи, спустились по веревочным лестницам на успевший остыть песок и двинулись туда, где служителями сооружался четырехугольный шатер с круглым металлическим зеркалом вместо крыши. Гологоловый молчаливый жрец (теперь уже первосвященник), казалось, не чувствовал холода вообще – прямой, недвижный, он стоял, безучастно глядя, как втыкают в песок четыре шеста, увенчанные бронзовыми рогатыми мордами, и натягивают полотно. Многие время от времени поднимали укрытые до глаз лица к яркому, словно сточенному с края диску в черном обильном звездами небе, и каждый, должно быть, думал о том, что всего лишь несколько суток разделяют завтрашнюю битву и ночь разбойничьей злой луны. Совпади они – и можно было бы сказать заранее, за кем останется победа. Хотя все прекрасно понимали, что хоть Кахираб и выскочка, но время подгадал правильно, дальше отступать было бы просто глупо.

Мятежники расстелили коврики, разожгли куренья, простерлись, забормотали. Ар-Шарлахи бормотал в самой палатке, остальные – снаружи. «А ведь мне теперь придется делать это ежедневно, – пришла вдруг и поразила весьма неприятная мысль. – Это и многое другое… Взять в жены племянницу Гортки, например, ящерицу ей за пазуху… Но это – если победим, конечно… А если нет?..»

Из шатра Ар-Шарлахи вышел в самом дурном настроении. Вместе с остальными проследовал в другую, куда более обширную палатку, поставленную специально для военного совета, ибо ни одна каюта не смогла бы вместить такую толпу.

Сам совет сильно напоминал сговор разбойничков в «Черном кипарисе», разве что людей было побольше, а напитков поменьше.

Говорил Кахираб. Делал он это мастерски: то и дело сбиваясь, оглядываясь неуверенно на величественно недвижного Ар-Шарлахи, а временами даже отирая воображаемый лот. Словом, изображал полное ничтожество и вообще вел себя весьма умно. Примирить с ним завистников это не могло, а вот успокоить – успокоило. Действительно, стоит ли интриговать против такого жалкого любимца государя! Сам оступится…

Ар-Шарлахи подыгрывал Кахирабу как мог: хмурился, поправлял, переспрашивал. Невольно создавалось впечатление, что план битвы составлен им самим.

А план был довольно прост. Дать людям отдохнуть и утром со свежими силами двинуться на измотанного ночным переходом противника. Ветра здесь преобладают юго-восточные, стало быть, атакуем от солнца, гоня перед собой такую пыль, что зеркальные щиты Харвы окажутся просто бесполезны. Основной прием – таран. Таран и ближний бой. Причина прежняя: щиты хороши лишь на расстоянии и при условии строя.

Кто где будет завтра стоять и куда наносить удар, надменно каркающим, не допускающим возражений голосом зачитал сам Ар-Шарлахи, о чем они условились с Кахирабом еще днем…


Содержание:
 0  Разбойничья злая луна : Евгений Лукин  1  Глава 2 Судья собственной тени : Евгений Лукин
 2  Глава 3 Луна и яма : Евгений Лукин  3  Глава 4 Побег, которого не было : Евгений Лукин
 4  Глава 5 Непостижимый и бессмертный : Евгений Лукин  5  Глава 6 Начало пути : Евгений Лукин
 6  Глава 7 Луна всему виною : Евгений Лукин  7  Глава 8 Между Харвой и Кимиром : Евгений Лукин
 8  Глава 9 Первая каторга : Евгений Лукин  9  Глава 10 Блистательная Алият : Евгений Лукин
 10  Глава 11 Провиант от Ар-Мауры : Евгений Лукин  11  Глава 12 Достоин казни : Евгений Лукин
 12  Глава 13 Собрат по ремеслу : Евгений Лукин  13  Глава 14 Три Шарлаха : Евгений Лукин
 14  Глава 15 Тесна пустыня : Евгений Лукин  15  Глава 16 Горький дым Зибры : Евгений Лукин
 16  Глава 17 Черный колдун : Евгений Лукин  17  Глава 18 Гостеприимная Туркла : Евгений Лукин
 18  Глава 19 Пьяный корабль : Евгений Лукин  19  Глава 20 Самые преданные : Евгений Лукин
 20  Глава 21 Там, где кланяется сталь : Евгений Лукин  21  Глава 22 Государь, отбившийся от рук : Евгений Лукин
 22  Глава 23 Ничья тень : Евгений Лукин  23  Глава 24 Молоты – бьют : Евгений Лукин
 24  Глава 25 Куда-нибудь! : Евгений Лукин  25  Глава 26 Война объявлена : Евгений Лукин
 26  Глава 27 Шарлах! Шарлах! : Евгений Лукин  27  Глава 28 Прости, так уж вышло : Евгений Лукин
 28  Глава 29 Владыка пальмовой дороги : Евгений Лукин  29  Глава 30 Ночной ливень : Евгений Лукин
 30  Глава 31 Союзник и родственник : Евгений Лукин  31  вы читаете: Глава 32 Ночь перед битвой : Евгений Лукин
 32  Глава 33 Победителей не будет : Евгений Лукин  33  Глава 34 Заговоренные : Евгений Лукин
 34  Глава 35 Те, с кем они воюют : Евгений Лукин  35  Глава 36 По обломкам железных птиц : Евгений Лукин
 36  Глава 37 Просто много воды : Евгений Лукин  37  Глава 38 Удача кончилась : Евгений Лукин
 38  Глава 39 Дважды мятежники : Евгений Лукин  39  Глава 40 Сорок дней бессмертия : Евгений Лукин



 




sitemap