Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 38 Удача кончилась : Евгений Лукин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39

вы читаете книгу




Глава 38

Удача кончилась

Караван досточтимого Хаилзы не принимал участия в гибельном сражении при Ар-Нау. Гибельном для обоих противников. Еле отбившись от мятежников Ар-Аяфы, а затем и от мятежников Ар-Льяты, Хаилза разминулся с почтовой каторгой (что в ту пору было обычным делом), и поэтому указ государя, повелевающий всем караванам примкнуть к армаде, идущей покарать мятежную Пальмовую Дорогу, остался ему неведом. Собственно, это и спасло досточтимого. Предоставленный самому себе, он повел оба своих корабля по цветущим после неслыханного ливня пескам на Зибру, и нужно сказать, что подоспел вовремя. Мятеж в Зибре был, как известно, подавлен с особой жестокостью, и досточтимый Хаилза принял в этом далеко не последнее участие.

Человек, и ранее прославившийся беспримерным упрямством и беспощадностью к врагам, Хаилза усердствовал еще и потому, что надеялся загладить перед государем все свои предыдущие промахи. Надежды не оправдались. Когда очередной указ все же добрался до досточтимого, тот просто не поверил своим глазам. Указ предписывал не причинять вреда населению оазисов Пальмовой Дороги и уклоняться от стычек с мелкими бандами. Естественно, досточтимый не мог ничего знать ни об условии, которое поставил перед Улькаром Ар-Шарлахи, ни об угрозе вылить морскую воду на первом бархане.

А тут еще подоспело известие о гибели флота при Ар-Нау. Единственным утешением было то, что армада Харвы сгинула в песчаной буре, а стало быть, бесчестьем это никак считаться не могло. Конечно, обойди самум стороной место сражения, доблестная Харва разбила бы мятежников наголову.

После печального этого известия корабли караванного Хаилзы вместе с остатками флота Зибры двинулись по приказу к тени Ар-Нау. Жители оазисов, напуганные последними событиями, выходили навстречу войскам, изъявляли покорность, сами ломали храмы Четырех Верблюдов, проклинали мятежников, а то и просто их выдавали.

На первой стоянке караванный флота досточтимый Ритау послал к досточтимому Хаилзе своего человека с приказанием явиться немедленно. Насколько удалось выяснить у гонца, речь шла о выданном жителями бунтовщике и разбойнике, который в оправдание свое ссылался на знакомство с караванным Хаилзой. Весьма удивленный и встревоженный, тот немедленно направился к дому, где остановился досточтимый Ритау, и, войдя, узнал в пленнике своего недавнего союзника Шарлаха.

– Досточтимый! – радостно взвыл разбойник. – Скажи ты им, что никакой я не мятежник! Вот! – крикнул он, обращаясь к Ритау, слушавшему его с надменным безразличием. – Пусть сам досточтимый Хаилза скажет! Я же в его караване был! Я сам с мятежниками дрался!..

На багровом лбу Хаилзы вздулась тугая жила.

– Дрался? – рявкнул он, несколько озадачив этой своей вспышкой досточтимого Ритау. – Это ты называешь – дрался? Тр-рус! Бежал, как песчаный заяц!

– Так а что мне оставалось делать? – Шарлах истово прижал к груди волосатые лапы. – Ар-Маура начал по тебе из катапульты садить! А у меня – почтовик! Ни тарана, ни вооружения, ничего… Куда ж мне было против боевых кораблей-то?..

Досточтимый Ритау, изумленно задрав левую бровь, переводил взгляд с караванного на разбойника и обратно.

– Так, – желчно вымолвил он наконец. – Насколько я понял, досточтимый, этот мерзавец и впрямь был у тебя в подчинении. Что ж, не смею вмешиваться в ваши дела. Отдаю тебе этого молодца, и разбирайся со своими бывшими союзниками сам.

Досточтимый Хаилза лишь скрипнул зубами. С караванным флота Зибры он не ладил давно. Если бы не последний указ государя, Хаилза не колеблясь вздернул бы Шарлаха на рее, однако, будучи приучен к военному порядку, ограничился тем, что, сковав, поместил негодяя в трюм «Саламандры».

А через несколько дней их догнал почтовик из Харвы с указом, адресованным лично досточтимому. Хаилзе надлежало выйти из подчинения Ритау, двинуться в направлении тени Ар-Кахирабы и поджидать там двухмачтовик «Самум», ведомый караванным (досточтимый выпучил глаза) Шарлахом. Сопроводить его до Харвы с почестями, а главное – доставить в целости и сохранности…

Медленно свернув пергамент с подписью государя, досточтимый Хаилза почувствовал, что еще один такой указ – и он просто сойдет с ума.

Провианта у моря достать было негде, поэтому Ар-Шарлахи намеревался тронуться в обратный путь, как только рассветет. Однако утром ему доложили неприятную новость. Некий Лерка (Ар-Шарлахи даже не смог вспомнить, о каком из разбойничков идет речь) ночью, то ли выпив лишнего, то ли из безрассудной храбрости, а может, желая окунуться и стать бессмертным, забрел в воду, где его, по всей вероятности, и накрыла волна повыше других. Тело вынесло на мокрый песок, но сторожевые приняли его поначалу за пригорок пены и сообразили, в чем дело, только на рассвете.

Глядя на посиневшие руки и лицо утопленника, разбойнички качали головами. Утонуть в море! Надо же…

Зарыв покойника в сырой песок и поставив над могилой копье с белым лоскутом, вернулись на корабль и долго толковали о случившемся. «Самум» снова полз навстречу дымящимся развалинам и обгорелым трубам.

– Как считаешь, говорить об этом Улькару или не стоит? – озабоченно спрашивал Ар-Шарлахи.

– О чем?

– Да о Лерке об этом, об утонувшем… Окунулся в море – и помер! Понимаешь, что получается?..

– Д-да… – после напряженного раздумья неуверенно сказала Алият. – Ты уж лучше об этом молчи…

Выбравшись из извилистого песчаного рукава меж скальных гряд, «Самум» поставил паруса и, гонимый попутным дневным ветром, поплыл, покачиваясь на барханах, вдоль серебристых труб – на север. В небе за кормой расплывалась прозрачно-черная пелена.

Улькар откликнулся лишь к вечеру. Его резкий отрывистый голос едва пробивался сквозь шорох и треск помех. Как всегда, вопросы государя были несколько неожиданны.

– Значит, они жили у моря? – Улькар помедлил. – Жить у моря и ни разу не погрузиться в воду?.. Как полагаешь, такое возможно?

– Полагаю, что нет, государь.

– И тем не менее убить их труда не составляет… Я это знаю точно, да и ты теперь тоже… Стало быть, от насильственной смерти и морская вода не спасет… А ты сам? Ты заходил в море?

– Только по колено. Когда черпали…

– И что ты теперь чувствуешь? – В голосе Улькара сквозили надежда и тревога.

– Ничего, – честно ответил Ар-Шарлахи. – Все – как было…

– А какова она на вкус? Я про воду, конечно…

– Горько-соленая. Пить ее нельзя…

Улькар замолчал, что-то обдумывая.

– Ну что ж… – снова донесся из неимоверной дали его слабый дребезжащий голос. – Ты держишь слово. Я – тоже. Указ о неприкосновенности Пальмовой Дороги вот уже несколько дней как в силе. Сколько тебе потребуется времени, чтобы добраться, скажем, до тени Ар-Кахирабы?

То, что Улькар помянул Пьяную тень, было по меньшей мере странно. Этот оазис даже на картах не значился. Ар-Шарлахи прикинул и сказал, что самое меньшее – дня четыре. При попутном ветре, разумеется.

– Тогда решим так, – сказал Улькар. – Иди прямиком к Ар-Кахирабе, а там вас встретит твой старый друг, караванный Хаилза. Я догадываюсь, – с обычной своей язвительностью добавил государь, – что вы с ним не слишком друг друга любите, но новых людей в это дело лучше не посвящать…

Вопреки ожиданиям Алият, ропот среди разбойничков не только не смолк, но и продолжал нарастать с каждым днем пути. Такое впечатление, что, побывав у моря, команда вообще забыла о страхе перед главарем. Когда прямо по рогу «Самума» встал из-за горизонта черный прозрачный купол над прокопченными песками кивающих молотов, дерзость смутьянов дошла до того, что они потребовали у Ар-Шарлахи снова собрать общий круг и дать ответ, куда и зачем они направляются.

Ар-Шарлахи и сам чувствовал, что подчиняются ему с большой неохотой, но чем это объяснить, не знал. На общем круге ему даже не удалось договорить – перебили, зашумели.

– Да нельзя нам идти в Харву! – перекрывая шум, жалобно и в то же время угрожающе крикнул Айча. – Думаешь, Улькар тебе за эту бочку с водой все простит? Это ты, может быть, такой честный, а уж он-то…

– Хорошо, – перебил Ар-Шарлахи. – Не в Харву. А куда? К морю, что ли, вернуться?

– К морю… – передразнил кто-то. – Если бы там ничего не горело да что-нибудь росло…

Тут уже загомонили вразброд, началась перебранка. Куда ни сунься – везде сейчас опасно, это было понятно каждому.

– Да послушайте же! – повысил голос Ар-Шарлахи. – Никому из нас ничего не грозит. На полпути нас встретит Хаилза…

– Хаилза? – Айча даже привскочил со своего коврика. – Ну уж этот-то точно никому не простил! Да он меня первого на рее вздернет! Бунт-то с чего начался?.. Он же с меня тогда повязку сорвал, а я ему в ответ – по лбу со всего маху!..

Ар-Шарлахи понимал, что делает ошибку за ошибкой, что каждая его фраза только усиливает общее недовольство, но не мог же он просто замолчать и уйти к себе!

– Короче, вам нужны гарантии? – спросил он.

– Чего-о?.. – изумились в толпе неслыханному слову. Кто-то сдавленно хихикнул.

Ар-Шарлахи мысленно выругался.

– Я говорю: вы хотите быть уверенными в том, что нас никто не тронет? – Он повернулся к Алият. – Сходи в мою каюту и принеси указ… Грамотные есть? – снова обратился он к остальным.

Разбойнички малость растерялись. Кое-кто, конечно, читать умел, но хвастать грамотностью здесь было не принято – засмеют. Наконец, кряхтя, поднялся все тот же Айча и, приняв из рук Алият пергамент, развернул, наморщил лоб.

– Улькар… – читал он, делая остановки между словами, – государь и… и повелитель… единой Харвы… непостижимый и бессмертный… повеле… повелевает своему слуге… Шарлаху… – Тут он запнулся и бросил быстрый недоверчивый взгляд на главаря. Вокруг прошел шепоток. – …продолжить поход… за морской водой… и за будущие его заслуги… возводит… своего слугу Шарлаха в чин… – Айча надолго замолчал. То ли он не мог разобрать слово, то ли просто не верил глазам.

– Ну чего замолчал? – крикнули ему. – Может, огня принести?

Коротко гоготнули. Дело шло к полудню.

– …в чин караванного… – выговорил наконец Айча, и над песками залегла изумленная тишина.

– Дальше, – потребовал Ар-Шарлахи.

– …а также… прощает ему… все его провинности… – кое-как дочитал Айча и торопливо отдал с хрустом свившийся пергамент Алият, словно тот жег ему руки.

– Этот указ, – невозмутимо пояснил Ар-Шарлахи, хотя в душе у самого копошился большой и черный скорпион, – я получил на второй день мятежа. Указ подлинный и до сих пор в силе. Ну что? Вам и этого мало?

Ошибка. Опять ошибка. В обращенных к нему глазах Ар-Шарлахи увидел недоверие, гнев, страх и даже презрение.

– На второй день мятежа?.. – медленно повторил кто-то. Снова прошла тишина. Постепенно до каждого (в том числе и до самого Ар-Шарлахи) доходило, что это значит.

– Ты… – запинаясь, сказал Айча. – Ты вел нас на Улькара, а сам?..

– Потому и битву проиграли! – выкрикнул кто-то со злобой.

– Да вы что? – Вне себя Ар-Шарлахи вскочил с коврика и потряс кулаками перед грудью. – Разве мы ее проиграли? Улькар сам остался без трети флота!

– Он – без трети, а мы – без всего!..

– Да вы же сами там были и все видели! Песчаная буря!..

– Ну да, а кто эту бурю вызвал?..

– Я?.. – На несколько мгновений Ар-Шарлахи лишился языка. Оторопело оглядел угрюмые лбы и насупленные брови. Глаз не поднимал никто. – Вы что же, думаете, это я навел на нас песчаную бурю?..

– Навел-навел, – прозвучал спокойный, с хрипотцой голос Алият. Она вышла вперед из-за его плеча и с вызовом окинула взглядом остальных. – А надо будет – еще наведет. Ясно?

И все поежились, настолько опасно прозвучало это последнее слово.

– В общем, поговорили – и будет, – презрительно изронила она. – Встали – и по местам!..

Нехотя, ворча, но подчинились. Однако взгляды, которыми их с Алият одаривали искоса, очень не понравились Ар-Шарлахи. Про себя он уже твердо решил, что спать отныне будет одетым, задвинув оба засова на двери каюты, а оружие держать под рукой. Мало ли на что может толкнуть злая луна разбойничков, усомнившихся в своем главаре!.. Снова вспомнился бунт на «Самуме», кипящий холодный свет, хруст удара и горячие брызги крови…

– Конечно! – слегка удивившись, сказала Алият, когда он поделился с ней такими мыслями. – Теперь только так и не иначе!.. С оружием и на засове…

Для нее это все само собой разумелось.

– Ну в чем же дело?.. – дрогнувшим голосом спросил он ее. – Согласен, глупо я себя вел сегодня, глупо!.. Но ведь раньше-то бывало, что и глупее! А все с рук сходило…

Бледная, осунувшаяся Алият сидела, опустив голову, и долго молчала. Потом вскинула темные, усталые, сухо блеснувшие глаза.

– Понимаешь… – сказала она с тоской. – Удача твоя кончилась… Я уже видела такое, и не раз. Везет-везет разбойничку, а потом – как отрезало!.. Вроде все делает по-прежнему, а толку… Думаешь, Лако зря тогда в товарищи к тебе набивался? Он удачу твою почуял…

– И что же теперь делать?

Она опять ответила не сразу.

– Может, и впрямь в Кимир?..

– Нет, – сцепив зубы, ответил он. – Если я исчезну вместе с морской водой, Улькар сорвет злость на Пальмовой Дороге.

– А если уже сорвал?

– Н-ну, тогда… Как обещал. Вылью воду на первом бархане и… Ну хорошо! В Кимир – так в Кимир… Но послушай, – спохватился он вдруг. – А как бы действительно узнать, сдержал он слово или нет?.. В гаванях Пальмовой Дороги нам сейчас лучше не появляться – свои же и выдадут…

– Ну это-то просто… – Она вздохнула. – Про разбойничью почту что-нибудь слышал?

– Нет.

– Есть такие места в пустыне… Только их знать надо. Камушек лежит или от корабля обломок, а под ними весточка. Кто пройдет, тот и оставит. Скажем, так: в Ар-Нау не суйся, там сейчас войска. Или так: голорылые сожгли Ар-Льяту… Кому надо, тот поймет.

– Поня-атно… – Ар-Шарлахи оживился: – И далеко от нас такая почта? Она усмехнулась:

– Не дальше Пьяной тени…


Содержание:
 0  Разбойничья злая луна : Евгений Лукин  1  Глава 2 Судья собственной тени : Евгений Лукин
 2  Глава 3 Луна и яма : Евгений Лукин  3  Глава 4 Побег, которого не было : Евгений Лукин
 4  Глава 5 Непостижимый и бессмертный : Евгений Лукин  5  Глава 6 Начало пути : Евгений Лукин
 6  Глава 7 Луна всему виною : Евгений Лукин  7  Глава 8 Между Харвой и Кимиром : Евгений Лукин
 8  Глава 9 Первая каторга : Евгений Лукин  9  Глава 10 Блистательная Алият : Евгений Лукин
 10  Глава 11 Провиант от Ар-Мауры : Евгений Лукин  11  Глава 12 Достоин казни : Евгений Лукин
 12  Глава 13 Собрат по ремеслу : Евгений Лукин  13  Глава 14 Три Шарлаха : Евгений Лукин
 14  Глава 15 Тесна пустыня : Евгений Лукин  15  Глава 16 Горький дым Зибры : Евгений Лукин
 16  Глава 17 Черный колдун : Евгений Лукин  17  Глава 18 Гостеприимная Туркла : Евгений Лукин
 18  Глава 19 Пьяный корабль : Евгений Лукин  19  Глава 20 Самые преданные : Евгений Лукин
 20  Глава 21 Там, где кланяется сталь : Евгений Лукин  21  Глава 22 Государь, отбившийся от рук : Евгений Лукин
 22  Глава 23 Ничья тень : Евгений Лукин  23  Глава 24 Молоты – бьют : Евгений Лукин
 24  Глава 25 Куда-нибудь! : Евгений Лукин  25  Глава 26 Война объявлена : Евгений Лукин
 26  Глава 27 Шарлах! Шарлах! : Евгений Лукин  27  Глава 28 Прости, так уж вышло : Евгений Лукин
 28  Глава 29 Владыка пальмовой дороги : Евгений Лукин  29  Глава 30 Ночной ливень : Евгений Лукин
 30  Глава 31 Союзник и родственник : Евгений Лукин  31  Глава 32 Ночь перед битвой : Евгений Лукин
 32  Глава 33 Победителей не будет : Евгений Лукин  33  Глава 34 Заговоренные : Евгений Лукин
 34  Глава 35 Те, с кем они воюют : Евгений Лукин  35  Глава 36 По обломкам железных птиц : Евгений Лукин
 36  Глава 37 Просто много воды : Евгений Лукин  37  вы читаете: Глава 38 Удача кончилась : Евгений Лукин
 38  Глава 39 Дважды мятежники : Евгений Лукин  39  Глава 40 Сорок дней бессмертия : Евгений Лукин



 




sitemap