Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 40 Сорок дней бессмертия : Евгений Лукин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39

вы читаете книгу




Глава 40

Сорок дней бессмертия

Ему уже несколько раз казалось, когда они выбирались на гребень очередного бархана, что на колеблющемся горизонте прорисовалась блеклая серо-зеленая полоска – стелющиеся над песками заросли корявых, скудно оперенных узкой листвой стволов. Пусть зыбкая, но все-таки тень, а если повезет, то и вода… Колодец… Однако полоска пропадала, помаячив малое время. То ли просто померещилась от зноя, то ли это был мираж. Алият и Ар-Шарлахи брели молча, загребая песок и через силу процеживая раскаленный воздух сквозь ткань повязок. Они знали, что к вечеру солнце все равно убьет их обоих. Ар-Шарлахи уже дважды падал, жалея лишь об одном: что никак не может потерять сознания. И оба раза Алият поднимала его пинками по ребрам. Потом начался бред. Навстречу, увязая в пышущем песке, шли мертвые: голорылый погонщик, зарубленный во время бунта, синелицый сутулый Рийбра, молоденький разбойничек с перерезанным горлом, грузный прихрамывающий Ар-Маура, Кахираб в белоснежном балахоне с крохотным пятнышком засохшей крови на груди… Тианги, Горха, Лерка, ухитрившийся утонуть в море… Корчился, поднимаясь, сожженный в уголь оставшийся безымянным каторжанин. Все они останавливались, поравнявшись, и, стараясь не поворачиваться к Ар-Шарлахи спиной, пропускали его чуть вперед, а сами брели следом.

– Ничего… – бормотал он или принимал обрывки мыслей за собственное бормотание. – Доберемся… Дойдем как-нибудь…

Пешком к морю… А там дождаться ночи – и по блистающей лунной дороге… к предкам… к матери-верблюдице…

Потом он почувствовал жжение сквозь полотно балахона и понял, что, наверное, давно уже лежит на пологом песчаном склоне в двух шагах от гребня бархана. Алият нигде не было видно. Должно быть, отстала или свалилась еще раньше… Попытался повернуть голову, и тут тяжкая пята безумного солнца опустилась и вмяла его в песок. Сознание наконец-то покинуло Ар-Шарлахи.

Однако ненадолго. Вскоре он почувствовал, как его повертывают навзничь, и через силу приоткрыл глаза. Над ним склонялись два маленьких, с кулачок, личика, сморщенных и черных, как нефть. Как сожженное в уголь дерево.

– Нганга… ондонго… – едва разорвав спекшиеся губы, прохрипел он и снова впал в забытье.

Черный колдун Мбанга лечил их какими-то зельями, бормоча при этом всхлипывающие и взрыкивающие заклинания. И все-таки главным лекарством была вода, прохладная и свежая. Должно быть, где-то в зарослях в самом деле таился известный одним лишь туземцам колодец.

На второй день, когда Ар-Шарлахи почувствовал себя настолько окрепшим, что рискнул подняться на ноги, Мбанга велел ему прийти ночью в круг идолов. Алият такого приглашения не получила. По всей видимости, женщинам в святилище делать было нечего.

Снова горел, трепыхался на слабом ночном ветру костерок, трогая бликами свирепые резные морды с вымазанными старой кровью вывороченными губами, и черный колдун Мбанга, как и в прошлый раз, долго молчал, прежде чем вдохнуть первое слово. Ар-Шарлахи терпеливо ждал этого момента и все же вздрогнул, когда оно прозвучало.

– Ты сказал другим? – равнодушно спросил колдун. Ар-Шарлахи тоже ответил не сразу. Строго говоря, просьбы Мбанги он так и не исполнил. Хотя…

– Я поступил по-другому, – медленно проговорил он наконец. – Я привел больших белых людей туда, где кланяется сталь, и они все увидели сами.

– Ты был там?

– Да. Я был там и встречался с теми, кому она кланяется. Но их больше нет. Ты говорил, что они прогонят нас отовсюду, но видишь: мы остались, а они ушли…

Кажется, колдун усмехнулся.

– Нет, – безразлично всхлипнул жуткий ночной голосок. – Они не ушли. Ты думаешь, все кончилось. А все только начинается. Они не уйдут.

– Там все сгорело, – сдавленно сказал Ар-Шарлахи. – Пришли их враги и напустили на них железных птиц. Я видел, как это случилось. Даже если сталь начнет кланяться снова, то уже не им, а их врагам.

– Вам это все равно, – прошелестел колдун. – Кому бы она ни кланялась, вас прогонят отовсюду. Вы еще хотите убивать друг друга и жечь свои корабли. Но скоро вам некого будет убивать и нечего будет жечь.

– Ты хочешь сказать, что вот-вот начнется война?

– Она уже началась. Но она не ваша. Теперь в пустыне будут воевать они, а не вы.

Ар-Шарлахи вспомнил грязное бурлящее пламя во всю ширь горизонта и поежился. Представилось почему-то, что точно такое же пламя бушует в предгорьях Харвы, и он торопливо отогнал это нелепое и грозное видение. Нефти в Харве нет, стало быть, и жечь ее незачем…

– А вы сами? – неожиданно для себя спросил он. – С вами что будет?

Колдун вновь погрузился в молчание.

– С нами уже все было, – еле слышно и, как показалось Ар-Шарлахи, с грустью ответил он. – У нас нечего отнимать. И у нас ничего не отнимут.

Внезапно звездное небо зарычало приглушенно, и Ар-Шарлахи вскочил. Мбанга остался сидеть, по-прежнему равнодушный и неподвижный. Похожий на бесконечный раскат дальнего грома, странный рокот полз по краю ночного неба. Он был негромок, но Ар-Шарлахи не мог его перепутать ни с чем: где-то на юге над содрогающимися песками летели страшные железные птицы, похожие на широкие плоские наконечники копий. Потом грохот истаял в ночи, а Ар-Шарлахи все еще стоял и прислушивался.

– Они… – глухо вымолвил он наконец. Колдун не ответил. Колдун был спокоен.

– Ты нас отпустишь, Мбанга? – искательно на него глядя, спросил Ар-Шарлахи и снова присел к костерку. – Мы пойдем и расскажем большим белым людям, что их ждет…

Колдун молчал. Зловеще скалились вокруг резные идолы.

– Их уже ничего не ждет, – еле слышно отозвался он. – И рассказывать им – поздно. Скоро они и сами все узнают.

Ар-Шарлахи со страхом взглянул на слепленное из шрамов черное неподвижное личико.

– А что ты сделаешь с нами?

– Я отпущу вас, – помедлив, прошелестел колдун. – Я дам вам блестящий щит, и вы сможете подать знак кораблю.

– Сюда заходят корабли?

– Нет. Но иногда мы видим пыль. Все бегут на запад. На восток не идет никто.

– Должно быть, что-то еще случилось… – дрогнувшим голосом предположил Ар-Шарлахи.

Колдун, казалось, не расслышал его последних слов.

– Я дам тебе щит, – повторил он. – Я дам тебе блестящий щит, и ты сможешь подать знак.

Церемониальный щит, нашедшийся в сокровищнице колдуна, представлял собой прямоугольное металлическое зеркало почти в человеческий рост. Такие щиты были в ходу еще до отделения Харвы от Кимира, в самом начале царствования Орейи Третьего. В сокровищнице нашлись также жестянки с мазями, щеточки, тряпочки и все прочее, необходимое зеркальщику. Ар-Шарлахи потратил день на то, чтобы привести щит в порядок, заставить его проясниться и засиять.

Однако минуло несколько дней, а пыли на горизонте что-то видно не было. И почти каждую ночь, наводя тоску и страх, скрежетали где-то вдали железные птицы, проходя стаями то с запада на восток, то с востока на запад. «Все равно как наши караваны», – угрюмо думал Ар-Шарлахи, вслушиваясь в затихающий гул и успокаивающе гладя по плечу испуганно прижавшуюся Алият.

Жили в маленьком, похожем на кожаный холмик шатре. Колдун в присутствии всего племени, кстати сказать, весьма малочисленного, наложил на них заклятие, после которого никто уже не имел права поднять руку на его гостей. И все же Алият неотступно следовала за Ар-Шарлахи повсюду, очевидно, опасаясь остаться одной. Она всерьез боялась низкорослых черных туземцев, в каждом из них тоже подозревая колдуна.

На четвертый день по горизонту с востока на запад прошла песчаная гривка, а к вечеру – еще две. Мбанга не ошибся: судя по всему, начиналось повальное бегство из Харвы в Кимир. Насколько можно было судить по величине и скорости пыли, корабли принадлежали либо купцам, либо разбойничкам и шли все больше поодиночке, в караваны не сбиваясь. Возможно, многие видели неслыханный пожар в песках кивающих молотов (или хотя бы слышали о нем) и совершенно справедливо сочли это дурным предзнаменованием. Хотя не исключено, что в пустыне за последние дни стряслось еще что-нибудь, не менее пугающее…

Однако все попытки Ар-Шарлахи привлечь внимание беглецов были тщетны.

– Да, точно ты сказала тогда: кончилась удача… – процедил он расстроенно, натягивая на щит холстинку, и, как выяснилось еще через несколько дней, оказался не прав.

Легкая одномачтовая полукаторга (излюбленный разбойниками тип судна) дерзко прошла в какой-нибудь паре тысяч шагов от зарослей. Вообще-то места эти считались опасными, так что, надо полагать, погонщик на корабле был человек отчаянный. После первой же серии вспышек судно изменило курс и двинулось прямиком туда, где на краю низкорослой корявой поросли стояли Ар-Шарлахи, Алият и черный колдун Мбанга.

– Наши, – с облегчением сказала Алият. – Вот и славно. Даже и прикидываться никем не придется…

… Уже можно было различить бьющуюся на вершине мачты выжженную солнцем до ослепительной белизны тряпку. Попрощавшись с колдуном и вернув ему щит, Ар-Шарлахи и Алият двинулись навстречу судну. В полусотне шагов разбойнички убрали паруса, и корабль стал к зарослям левым стременем. «Тушканчик», – разобрал Ар-Шарлахи черную вязь названия. Скинули веревочную лестницу, и на песок спустился главарь, очень похожий издали на покойного Лако, такой же кряжистый, плотный, уверенный в каждом своем движении.

Потом Алият охнула, и Ар-Шарлахи всмотрелся пристальней. Всмотрелся – и не поверил. Вразвалочку, неспешно, косолапо загребая песок, к ним приближался именно Лако, заведомо сгоревший вместе с «Белым скорпионом» чуть ли не луну назад. Задира Лако. Живой. Живехонький…

Все трое остановились, не дойдя друг до друга пары шагов, и долго не могли произнести ни слова. Лако опомнился первым.

– Тебя же казнили в Харве… – растерянно сказал он Ар-Шарлахи.


Легкое суденышко прыгало по барханам, как тушканчик, вполне оправдывая свое название. Пол тесной каюты вздрагивал и накренялся. То и дело приходилось придерживать кувшинчик и чашки.

– Жаль, – с искренним вздохом говорил Лако. – Хороший был «Скорпион» кораблик. Верткий, послушный… Значит, говоришь, сожгли его…

– Ты можешь толком рассказать, что случилось? – не выдержал Ар-Шарлахи.

– Да что рассказывать… Попробовал проскочить – не вышло. Перехватили, навалились с двух бортов… Людей моих почти всех перебили, меня в самом начале угостили древком по голове – я и прилег… Перевели нас на другой корабль, сковали… Так вот я со «Скорпионом» и простился.

– Твое счастье, – пробормотал Ар-Шарлахи, – Видел бы ты, что с ним сделали, с «Белым скорпионом»!.. Нас с непривычки аж озноб продрал… Так ты бежал, что ли?

– Ну да! – ухмыльнулся Лако, вновь наполняя чашки. – От голорылых, пожалуй, убежишь!.. Привезли в Зибру, посадили в подвал. А через пару дней – мятеж. «Шарлах! – кричат. – Шарлах!» Сидим в подвале, над нами дом горит… Помнишь, что мы с портом Зибры сделали? Так вот теперь весь город такой… Злая луна выручила, не иначе: вспомнили про нас, вывели, расковали… Веришь? Хотели сгоряча караванным сделать. Ну как же, лучший друг Шарлаха, не шутки!.. В общем, сбежал я от них подобру-поздорову. Не по мне все это. Я – честный разбойник, мятежами не занимаюсь…

– А теперь куда?

– В Кимир.

– Ты что, с ума сошел? – вскинулась Алият. – У тебя два смертных приговора в Кимире!..

Лако нахмурился, крякнул, бросил на нее недовольный взгляд.

– А то я раньше там не гулял… со своими приговорами, – буркнул он. – В Харве сейчас делать нечего. Тут такое скоро начнется…

– Слушай, а что начнется? – тревожно спросил Ар-Шарлахи. – Вот и колдун то же говорит…

– А это ты своих дружков спроси с кивающих молотов, что они там затевают! Такая дрянь в пустыне завелась – лучше и не встречаться. Вроде корабль, только без мачты, представляешь, и весь в броне, как черепаха. Сворами ползают. Колес вообще не видать, впереди из рубки труба торчит… И вот как ударит он, варан, огнем из этой трубы… Жуть, да и только. Сам видел.

– Ударит? А в кого? В нас?

– Да нет. Друг в друга палят. Да и нам достанется, если подвернемся…

– Поня-атно… – потрясение протянул Ар-Шарлахи и нервной рукой взял чашку. – Значит, все-таки будут воевать здесь. У нас…

Лако выцедил свое вино и с любопытством уставился на Ар-Шарлахи.

– Интересный ты человек, – заметил он. – Хоть бы спросил, за что тебя казнили в Харве.

– Да, правда! – спохватился тот – Что стряслось-то?!

– Значит, так, – с удовольствием сказал Лако и помедлил. – В Харве – казни. Причем таких людей жгут зеркалами – оторопь берет. Советников, сановников… Прямо как во время первой смуты. Тамзаа казнили, Альраза… Слышал таких? Друга твоего караванного Хаилзу… Ну и мелочь всякую. Тебя, к примеру, команду твою…

– Меня? Любопытно…

– Объявили, что тебя, а уж кого там на самом деле – не знаю…

– Хорошо, а за что?

Лако хмыкнул и неопределенно пошевелил бровью.

– Я сначала думал – за Пальмовую Дорогу. Потом прикинул, думаю, нет, что-то тут не так… Когда по оазисам указ оглашали, о мятеже ни слова не было. Только о покушении на государя…

– Не понимаю… – беспомощно проговорил Ар-Шарлахи. – Ну ладно, допустим, разгневался Улькар… Допустим, решил, что нас с Алият прикончили, а воду подменили… Но меня-то он как мог казнить?..

Ход корабля постепенно менялся. Выматывающая душу тряска по белой зыби пустыни Чубарра кончилась. «Тушканчик» уже плавно покачивали и накреняли пологие барханы ничьих песков.

Вместо эпилога

Все-таки Ар-Шарлахи на удивление плохо разбирался в людях, даром что учился когда-то у премудрого Гоена. Хотя, правду сказать, и сам Гоен по натуре был весьма доверчивым и наивным человеком… Словом, государя своего Ар-Шарлахи так до конца и не понял. При всей своей вспыльчивости Улькар никогда никого не казнил сгоряча. Потрясшие Харву казни были просто необходимы. Целебная морская вода – доставлена. И кто же в здравом уме решится оставить живыми тех, кто знает хоть что-нибудь о дороге к морю?

Подмены государь не заметил. У него действительно была плохая память на лица, а Шарлах, наученный досточтимым Тамзаа, вел себя при встрече очень естественно: кланялся и молчал, как бы лишившись от страха дара речи.

Итак, свидетелей всех убрали, государь искупался в морской воде и, надо полагать, обрел бессмертие. Ни доказать, ни опровергнуть это уже невозможно, поскольку сорок дней спустя он был отравлен одним из наследников (разумеется, не тем, который в итоге пришел к власти). Да оно, быть может, и к лучшему, поскольку государству Харва существовать осталось совсем немного…


Содержание:
 0  Разбойничья злая луна : Евгений Лукин  1  Глава 2 Судья собственной тени : Евгений Лукин
 2  Глава 3 Луна и яма : Евгений Лукин  3  Глава 4 Побег, которого не было : Евгений Лукин
 4  Глава 5 Непостижимый и бессмертный : Евгений Лукин  5  Глава 6 Начало пути : Евгений Лукин
 6  Глава 7 Луна всему виною : Евгений Лукин  7  Глава 8 Между Харвой и Кимиром : Евгений Лукин
 8  Глава 9 Первая каторга : Евгений Лукин  9  Глава 10 Блистательная Алият : Евгений Лукин
 10  Глава 11 Провиант от Ар-Мауры : Евгений Лукин  11  Глава 12 Достоин казни : Евгений Лукин
 12  Глава 13 Собрат по ремеслу : Евгений Лукин  13  Глава 14 Три Шарлаха : Евгений Лукин
 14  Глава 15 Тесна пустыня : Евгений Лукин  15  Глава 16 Горький дым Зибры : Евгений Лукин
 16  Глава 17 Черный колдун : Евгений Лукин  17  Глава 18 Гостеприимная Туркла : Евгений Лукин
 18  Глава 19 Пьяный корабль : Евгений Лукин  19  Глава 20 Самые преданные : Евгений Лукин
 20  Глава 21 Там, где кланяется сталь : Евгений Лукин  21  Глава 22 Государь, отбившийся от рук : Евгений Лукин
 22  Глава 23 Ничья тень : Евгений Лукин  23  Глава 24 Молоты – бьют : Евгений Лукин
 24  Глава 25 Куда-нибудь! : Евгений Лукин  25  Глава 26 Война объявлена : Евгений Лукин
 26  Глава 27 Шарлах! Шарлах! : Евгений Лукин  27  Глава 28 Прости, так уж вышло : Евгений Лукин
 28  Глава 29 Владыка пальмовой дороги : Евгений Лукин  29  Глава 30 Ночной ливень : Евгений Лукин
 30  Глава 31 Союзник и родственник : Евгений Лукин  31  Глава 32 Ночь перед битвой : Евгений Лукин
 32  Глава 33 Победителей не будет : Евгений Лукин  33  Глава 34 Заговоренные : Евгений Лукин
 34  Глава 35 Те, с кем они воюют : Евгений Лукин  35  Глава 36 По обломкам железных птиц : Евгений Лукин
 36  Глава 37 Просто много воды : Евгений Лукин  37  Глава 38 Удача кончилась : Евгений Лукин
 38  Глава 39 Дважды мятежники : Евгений Лукин  39  вы читаете: Глава 40 Сорок дней бессмертия : Евгений Лукин



 




sitemap