Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 10 Блистательная Алият : Евгений Лукин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39

вы читаете книгу




Глава 10

Блистательная Алият

Не желая более рисковать, решили отогнать оба судна подальше от этого опасного скрещения путей и затаиться где-нибудь в барханах, тем более что на горизонте снова завязалось смутное облачко, причем куда обширнее первого. Правда, ползло оно по кромке, не приближаясь, и особой тревоги не вызывало.

Отойдя на несколько миль, залегли в ложбинке между двумя песчаными гребнями, прихваченными корнями узловатых кустарников, и занялись добычей.

Часть провизии, обнаруженной на борту «Белого скорпиона» (так называлась каторга), перегрузили на «Самум». А вот захваченный груз вызвал недоумение. Выяснилось, что каторга везла в Зибру боевые щиты. Только щиты, и ничего больше.

– Что с ними делать? – озадаченно спросил Ар-Шарлахи, оглядывая сваленную на песок стопу обернутых в толстую материю дисков.

– В крайнем случае попробуем продать в Туркле, – с сильным сомнением промолвила Алият.

– Кому?

– За боевыми щитами кимирцы охотятся. Скупают, перепродают в казну. Сами-то они их в Кимире делать не умеют…

Сидящий рядом на корточках командир зеркальщиков Илийза развернул ткань, поставил сияющий метровый диск на ребро и, внимательно осмотрев, присвистнул.

– Что? – повернулся к нему Ар-Шарлахи. Не отвечая, Илийза вскинул щит на грудь и, держа его за обе ручки, плавно послал яркий овальный зайчик по склону и обратно. Потом еще раз, но уже сменив направление. Хмыкнул и, проваливаясь по щиколотку в песок, полез со щитом на гребень. Ар-Шарлахи с Алият переглянулись и последовали за ним.

Илийза замер среди узловатых мелколистых древес, едва доходивших ему до пояса. Припав хищным глазом к прицельной планке, он наводил щит на что-то весьма отдаленное. Потом расслабился и повернул к Ар-Шарлахи темное, изрубленное морщинами лицо. Нежно блеснул на виске подживший розовый ожог.

– Ну, таких я еще не видел, – со сдержанным удивлением сообщил Илийза. – Наши-то щиты собирают зайчик в точку шагах в тридцати, а этот бьет… – Он с уважением оглядел сияющий диск и покачал головой.

– Дальше, что ли?

– Да чуть ли не на сотню шагов!

Теперь уже присвистнул Ар-Шарлахи:

– Ну-ка дай-ка!..

Илийза отдал щит и огляделся, прищурясь.

– Вон, – сказал он, указывая пальцем. – Рядом с той саксаулиной. Видишь? Давай быстрее, пока не унесло.

В указанном направлении между барханами темнел косматый шар приостановившегося перекати-поля. Ар-Шарлахи для начала поиграл зайчиком по песку, потом выдохнул и принялся наводить. Сухое растение вспыхнуло и тут же, как нарочно, было подхвачено ветром. Огненный шар подпрыгнул и полетел над барханами.

– Неплохо, – оценил Илийза, – Я смотрю, ты и со щитами дело имел…

– Да как?.. – сказал Ар-Шарлахи. – В строю, конечно, не ходил. Так, баловался…

– Гляди-ка! – подивился Илийза. – И глазомер, и руки, главное, не дрожат…

Услышав про дрожащие руки, Ар-Шарлахи и Алият одновременно вскинули глаза, и Илийза крякнул, сообразив, что сказал бестактность.

– Что?.. Сильно заметно?.. – упавшим голосом осведомился Ар-Шарлахи.

– Да нам-то какое дело?.. – покашливая от неловкости, уклончиво пробасил зеркальщик. – Может, тебя вино… это… – он выразительно пошевелил пальцами возле лба, – …взбадривает…

Все трое нахмурились и зачем-то принялись оглядывать лежащую у ног песчаную ложбину. Прямо перед ними, слегка накренясь, угрожающе поднимал розовую с золотом корму «Самум». В полусотне шагов белела захваченная каторга. Потом Ар-Шарлахи спохватился и вернул щит.

– Как же они их все-таки в Харве делают?.. – буркнул он, явно меняя тему разговора. – Ну вот попробуй такое выковать!..

– Почему в Харве? – не поняла Алият. – Харва на севере, а каторга шла с юга… Щиты новенькие, неразвернутые…

– Слушай, а ведь кивающие молоты, по слухам, как раз на юге… – начал было Ар-Шарлахи, но закончить мысль ему не пришлось. С дальнего конца ложбины донесся взрыв яростной ругани, и все обернулись.

– Что-то случилось, – озабоченно сообщила Алият. – Вон Рийбра бежит…

Сутулый Рийбра, спотыкаясь и вздымая песок не хуже военной каторги, торопился к «Самуму» с каким-то свитком в руке. Возле «Белого скорпиона» галдела толпа. Переглянувшись, трое сбежали вниз по оползающему песку.

– Я их сейчас поубиваю всех, этих каторжан! – вне себя завопил подоспевший Рийбра. Он вел себя настолько свирепо, что невольно закрадывалась мысль: струсил, но трусом показаться не хочет.

– Что там стряслось?

– Расковали их на свою голову! – орал Рийбра, потрясая свитком. – А они уже двух пленных убили!..

– Надсмотрщиков… – понимающе кивнув, как бы про себя промолвил Илийза.

– Ну а то кого же? Конечно, надсмотрщиков!.. Я ему говорю: «Вот ты их убил! А выкуп теперь за них – с кого? С тебя, что ли, получать?..» А он мне: «Всех сейчас перебьем – будет вам тогда выкуп!..» Вот! – Рийбра ткнул измятым свитком. – Чуть список мне не порвал!..

Он готов был возмущаться и дальше, но тут вмешалась Алият.

– Щиты – в трюм! – скомандовала она с такой решимостью и злостью, что Рийбра чуть не подавился повязкой. – Людей – к барабану! Отгонишь «Самум» шагов на четыреста… Быстрее, быстрее! – Стремительно обернулась к Илийзе: – Готовь своих! Как только остановитесь, строй фалангу и жди нас… – Она чуть помедлила и с нежным вызовом взглянула на главаря: – Ну что? Пойдем, Шарлах…

Возможно, с юмором у Алият дела и впрямь обстояли неважно, но зато умение уязвить подчас наводило оторопь…

Открытый бортовой люк «Белого скорпиона» обороняли человек пять мятежников с «Самума», и среди них бледный мальчонка-писарь. А раскованных каторжан было много. Около сорока.

– Ну ты чего там бормочешь? Вино давай, говорю!..

– Вино выставляй, ты! Кисточка щипаная! Тебя что, из люка вынуть? Сейчас вынем…

– Во! – разинул рот кто-то. – Еще командиры пожаловали!..

Толпа зашевелилась, как бы выворачиваясь наизнанку.

Точнее – на лицо. Вскоре все уже глазели на Ар-Шарлахи и Алият. Писарь хотел было воспользоваться такой возможностью и захлопнуть люк, но Алият показала ему рукой: не надо. Уверенность ее произвела определенное впечатление, и толпа заинтересованно примолкла.

– К кому попали знаете? – скорее равнодушно, чем презрительно прозвучал в тишине хрипловатый мальчишеский голос Алият.

– А нам без разницы… – отозвался в толпе по всему видать, уже сильно пьяненький каторжанин.

– Говорят, к Шарлаху… – настороженно добавил другой.

– Стало быть, знаете, – все так же невыразительно продолжала она. – Так вот. Шарлах желает выяснить, кто из вас без приказа убил двух заложников? Заложников, за которых он собирался получить выкуп.

– Да что ж это? – плачуще выкрикнул кто-то. – Там приказы, тут тоже приказы!.. Может, еще снова на цепь посадишь?..

Толпа взбурлила, раздвигаясь, и над Алият навис огромный каторжанин с кровавыми вывороченными веками.

С треском рванул на груди балахон, выпростал мощное плечо, повернулся спиной.

– Выкуп? – прорычал он, предъявляя шрамы от трости. – За это тоже выкуп, да? Убили… Да их два раза убить мало!..

– Я не спрашиваю, сколько раз их надо было убить. Я спрашиваю, кто убил. Ты?

– Кто убил, кто убил… – звонко передразнили из толпы. – Все!..

Грянул хохот. Алият терпеливо ждала, когда он смолкнет.

– Это что же, сорок человек кончали двоих?

– Ага!.. – дурашливо подтвердили из толпы.

Алият коротко взглянула на Ар-Шарлахи. Тому давно уже было не по себе.

– Ну, это я и хотела узнать, – сказала она. – Стало быть, все сорок.

– Ребята, да это баба! – ахнул кто-то. Толпа обомлела. Алият только усмехнулась:

– Так чего вы хотите? Вина, что ли?

– Вина давай!.. – взревели по-звериному сразу несколько глоток, но были заглушены новым взрывом хохота.

– Хорошо, – спокойно сказала Алият и направилась к люку. Ар-Шарлахи следовал за нею по пятам.

– Кто старший? Айча? Два бочонка вина сюда.

Коренастый Айча заморгал, но подчинился. Вскоре два бочонка под восторженный вой каторжан перевалились через порожек и были подхвачены добрым десятком рук.

– М-мало!.. – страдальчески выкрикнул кто-то. – Еще бы один, почтеннейшая!..

– Айча, еще бочонок. Трех пока хватит? Ну и ладно. Закрывай люк.

Выпуклая створка захлопнулась, шепеляво скользнули в пазах мощные деревянные засовы, и каторга вдруг ожила, забормотала. Откуда-то снизу сквозь настил поднимался приглушенный гомон, разлагающийся постепенно на ругань, стоны, злобные выкрики. Заложники в трюме, понял Ар-Шарлахи. Вот кому сейчас особенно не сладко…

– Давай за штурвал, – тихо сказала Алият. – А я – к ним…

Ар-Шарлахи поднялся в рубку, но тоскливый гомон последовал за ним по лесенке. Какие все-таки тонкие на кораблях переборки! Борта еще куда ни шло – потолще, попрочнее, – а вот внутри…

– Тихо! – полоснул наотмашь голос Алият там, внизу, и шум на минуту смолк. – А ну-ка, досточтимые, разомнем ножки, разомнем!.. Правую ножку на перекладину – и толкнули… Р-раз!..

В трюме громко вознегодовали, но потом вдруг притихли вновь. Должно быть, Алият предъявила заложникам что-нибудь весьма убедительное. Хорошо, если трость…

– С вами никто не шутит, досточтимые! Там, снаружи, каторжане кончать вас задумали, ясно? Так что, не кобенясь, правую ножку на перекладину… Р-раз!..

Скрипнули оси, и каторга покачнулась. Песчаная ложбина дрогнула, медленно пошла навстречу. Стоя за штурвалом, Ар-Шарлахи обернулся. В амбразуре заднего обзора он увидел, как сгрудившиеся вокруг бочонков каторжане с удивлением начинают оборачиваться вслед отъезжающей каторге. Вот кто-то вскрикнул, выбросив вперед руку. Должно быть, заметил, что в том конце ложбины уже не маячит розово-золотая корма «Самума». Спотыкаясь, падая, поднимаясь, кинулся вдогонку.

– Айча! – Голос Алият был упругим и жестким, как трость. – Бери своих – и наверх! Полезут – руби!..

Но особой нужды в этом приказе уже не было. Башмаки каторжан, предназначенные в основном для отжимания перекладин ведущего барабана, безнадежно вязли в песке. А «Белый скорпион» наращивал скорость. Заложники не на шутку были испуганы словами Алият о жутком намерении раскованных.

Вскоре показался «Самум». Зарозовела, брызнула золотом похожая на башню корма. Сияли щиты. Все сорок, как раз по числу противника. За спинами фаланги теснилась готовая к отпору встревоженная команда. Ар-Шарлахи налег на штурвал, огибая толпу.

– Все, досточтимые! – пришел снизу голос Алият. – Отдыхайте пока…

Тяжело шаркнули деревянные засовы, люк открылся. Ар-Шарлахи сбежал по лесенке и спрыгнул на песок как раз в тот момент, когда между барханами показался первый каторжанин. Должно быть, тот самый, что раньше всех кинулся в погоню за «Белым скорпионом». Увидев, что оба судна остановились и что никто никого не собирается бросать посреди пустыни, успокоился и перешел на шаг.

– Жди, пока скомандую остановиться… – торопливее говорила Алият хмурому, внимательно слушавшему Илийзе. – Если не остановится – ожги по ногам. Легонько, но так, чтобы почувствовал… – Она обернулась и повысила голос: – Остальным молчать! Ясно?..

Каторжанин был уже шагах в тридцати. Всех прочих пока что-то видно не было. То ли приотстали, то ли просто не захотели бежать…

– Стой!

Каторжанин приостановился и, окинув взглядом изготовившуюся к бою фалангу, неуверенно взгоготнул:

– Это на меня одного столько?.. А справитесь?.. – Шагнул вперед, тут же взвыл, подпрыгнул и, схватившись за ногу, повалился боком на бархан. Вскочил, изрыгая проклятия, ринулся к обидчикам, и вдруг что-то случилось с его лицом. Повязка и головная накидка стали нестерпимо белыми, а в следующий миг – вспыхнули. Короткий вскрик, подогнувшиеся колени – и каторжанин, сламываясь в поясе, ткнулся тлеющими волосами в песок.

– Положи щит и выйди из строя! – прорычал Илийза. Испуганный матрос подчинился, и Ар-Шарлахи понял наконец, что произошло. Один из новичков, недавно зачисленных в зеркальщики, то ли случайно, то ли с перепугу навел зайчик на лицо каторжанина.

– Бегом туда! – рявкнул Илийза. – Посмотри, что с ним!..

Взрывая песок, матросик бросился к лежащему. Добежал, рухнул на колени, припал ухом к скругленной спине. Слушал долго, с надеждой. Потом медленно встал и затоптался, беспомощно приседая и разводя руками…

– Ну, это уметь надо, – процедил Илийза. – Что будем делать?

Алият угрюмо молчала.

– А что еще остается!.. – сказала она наконец отрывисто. – Жги в уголь. Теперь чем страшнее – тем лучше…

Илийза сделал знак матросику посторониться и скомандовал. Тихий, но отчетливый треск воспламеняющейся ткани и шипение плоти ужаснули Ар-Шарлахи. А потом стало еще страшнее: почерневший мертвец задергался, зашевелился, словно пытался еще встать на колени – это, обугливаясь, сокращались мышцы.

– Достаточно, – тихо сказала Алият. – Пусть подымит… В этот миг из-за барханов показалась растянувшаяся ватага каторжан. Шли неспешно – неподвижные мачты обоих кораблей были видны даже с того конца низины. Кто посмеивался, кто злобно ворчал. Двое несли последний непочатый бочонок.

Не дойдя пяти шагов до трупа, остановились и замолчали. Потом медленно подняли внезапно протрезвевшие глаза. Фаланга сияла щитами, жаля воздух поверх голов. Из-за бархана, переругиваясь и балагуря, подтягивались отставшие, но, увидев, в чем дело, тоже смолкали.

– Шарлах по-прежнему желает знать, кто убил заложников, – снова прозвучал исполненный скуки голос Алият. – Пусть сами отойдут в сторонку. Чтобы не пострадали невиновные. Или вы твердо стоите на том, что виновны все?..


В толпе началось смятение. Кого-то в чем-то убеждали. Пока еще по-хорошему.

– Поскольку времени у нас мало, медленно считаю до пяти. Раз…

– Да он! – отчаянно крикнул кто-то, указывая на дымящий обуглившийся труп. – Вот он и убил!..

– Два…

Толпа заворочалась, зарычала. Послышался хруст зуботычины.

– Три…

Вытолкнули двоих. Один сразу упал на песок и зарыдал, забился, извиваясь, как червяк, и почему-то прикрывая руками голову. Второй стоял, беспомощно озираясь.

– Четыре…

Огромный угрюмый каторжанин в разорванном на плече балахоне сам вышел из толпы. Процедил: «Вар-раны» – непонятно, впрочем, кого имея в виду, – и стал смотреть в небо.

– Пять! – Алият сделала знак фаланге запрокинуть щиты повыше и двинулась прямиком к троице каторжан.

– Попали к Шарлаху? – негромко, с угрозой осведомилась она. – Ну так запомните. У Шарлаха – строго… – И, уже отворачиваясь, как бы между прочим, бросила через плечо: – На этот раз он вас прощает. Но только на этот раз.

За спиной запала тишина – не смели верить.

– А-а?.. – начал кто-то в толпе.

Алият обернулась. Говорящий, не в силах закончить фразу, вопросительно помахал рукою в сторону скорчившегося и обугленного тела. Алият с сожалением взглянула на мертвого.

– Приказали остановиться, а он, дурачок, не послушал… Рийбра! Разведи людей…

И пока Алият шла к «Самуму», все торопливо, чтобы не сказать – испуганно, уступали ей дорогу. Поравнявшись с Ар-Шарлахи, она приостановилась и взглянула искоса. Видишь, дескать? И мы тоже кое-что умеем.

Ар-Шарлахи сглотнул, еще раз посмотрел на черное тело в тлеющих лохмотьях. Почувствовал дурноту и торопливо отвел глаза. Хорошо хоть ветер не в эту сторону…


Содержание:
 0  Разбойничья злая луна : Евгений Лукин  1  Глава 2 Судья собственной тени : Евгений Лукин
 2  Глава 3 Луна и яма : Евгений Лукин  3  Глава 4 Побег, которого не было : Евгений Лукин
 4  Глава 5 Непостижимый и бессмертный : Евгений Лукин  5  Глава 6 Начало пути : Евгений Лукин
 6  Глава 7 Луна всему виною : Евгений Лукин  7  Глава 8 Между Харвой и Кимиром : Евгений Лукин
 8  Глава 9 Первая каторга : Евгений Лукин  9  вы читаете: Глава 10 Блистательная Алият : Евгений Лукин
 10  Глава 11 Провиант от Ар-Мауры : Евгений Лукин  11  Глава 12 Достоин казни : Евгений Лукин
 12  Глава 13 Собрат по ремеслу : Евгений Лукин  13  Глава 14 Три Шарлаха : Евгений Лукин
 14  Глава 15 Тесна пустыня : Евгений Лукин  15  Глава 16 Горький дым Зибры : Евгений Лукин
 16  Глава 17 Черный колдун : Евгений Лукин  17  Глава 18 Гостеприимная Туркла : Евгений Лукин
 18  Глава 19 Пьяный корабль : Евгений Лукин  19  Глава 20 Самые преданные : Евгений Лукин
 20  Глава 21 Там, где кланяется сталь : Евгений Лукин  21  Глава 22 Государь, отбившийся от рук : Евгений Лукин
 22  Глава 23 Ничья тень : Евгений Лукин  23  Глава 24 Молоты – бьют : Евгений Лукин
 24  Глава 25 Куда-нибудь! : Евгений Лукин  25  Глава 26 Война объявлена : Евгений Лукин
 26  Глава 27 Шарлах! Шарлах! : Евгений Лукин  27  Глава 28 Прости, так уж вышло : Евгений Лукин
 28  Глава 29 Владыка пальмовой дороги : Евгений Лукин  29  Глава 30 Ночной ливень : Евгений Лукин
 30  Глава 31 Союзник и родственник : Евгений Лукин  31  Глава 32 Ночь перед битвой : Евгений Лукин
 32  Глава 33 Победителей не будет : Евгений Лукин  33  Глава 34 Заговоренные : Евгений Лукин
 34  Глава 35 Те, с кем они воюют : Евгений Лукин  35  Глава 36 По обломкам железных птиц : Евгений Лукин
 36  Глава 37 Просто много воды : Евгений Лукин  37  Глава 38 Удача кончилась : Евгений Лукин
 38  Глава 39 Дважды мятежники : Евгений Лукин  39  Глава 40 Сорок дней бессмертия : Евгений Лукин



 




sitemap