Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава третья, в которой мы собирались ехать на охоту, а вместо этого попали на семинар кулинаров : Сергей Лукьяненко

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19

вы читаете книгу

Глава третья,

в которой мы собирались ехать на охоту, а вместо этого попали на семинар кулинаров

* Смолянин вздохнул и опустил голову. Без всякой связи сказал:

– Спал сегодня отвратно… Всю ночь Кубатай мешал. Уложил меня спать, а сам ходил, семечки грыз, компьютером шумел… А лег – храпеть начал.

– Вы что, вместе живете? – спросил я.

– Да, уже два дня. – И действительно, в период написания повести Алан Кубатиев и его «ноутбук» жили у Смолянинова.

* – Ну и когда люди опомнились, оказалось, что никто своей национальности не знает. В лучшем случае слышал, что прабабка была на четверть турчанка… – Такая семейная легенда имеет место у Буркиных. Авторы вообще представляют собой коктейль национальностей, истинно «советскую» нацию. Это дало им моральное право смеяться над русскими, украинцами, татарами и другими популярными народностями.

* С тех пор Кубатай стал официально признанным осетином. – Надеемся, мы не задели национальной гордости Алана Кайсанбековича Кубатиева, который действительно по национальности – осетин. Да еще из князей.

* – Это главный кулинар Земли, Бормотан, – тихо шепнул нам Смолянин и облизнулся. – Есть такое прозвище у Бориса Натановича Стругацкого: БорНатан.

* Измайлай… – Андрей Измайлов, хороший писатель и очень веселый человек.

* – …творение уважаемого Витманца – кальмара, запеченного в глине. – Намек на роман Святослава Логинова (Витмана) «Многорукий бог Далайна».

* Толяро… – Андрей Столяров. Тоже писатель.

* Гуляква… – Евгений Гуляковский.

* Еголя… – Александр Щеголев. Очень мягкий, но упорный в своем мнении писатель.

* Фишманец… – Вячеслав Рыбаков.

* Козинец… – Она и в Африке Козинец. А зовут – Людмила. Писательница из славного города Киева. Почему Козинец в повести стала мужчиной, мы не знаем. Прости, Люда, так получилось.

* Ереслег… – Сергей Переслегин, критик-фантастовед.

Глава четвертая,

в которой мы все-таки попадаем в лапы инопланетян

* Шидла… – Имя этого сфинкса произошло от фамилии сотрудницы минского журнала «MEGA» Светланы Шидловской. Имя второго сфинкса – Меглы – от названия этого журнала, а третьего – Шурлы – от фамилии его редактора Ефима Шура. Это послужило причиной того, что все сфинксы стали носить имена белорусских писателей.

* …брат Шитла… – Старая, семидесятых годов, книжка белорусского фантаста В. Шитика «Последняя орбита» повествует о космическом путешествии академика Бурмакова, белорусского ученого Гущи и стажера, минского школьника Вити Осадчего (посланного в космос с целью изучения влияния невесомости на детский организм). Веселый оптимизм этой книги и заставил упомянуть ее автора в числе самых знаменитых сфинксов.

* …брат Зелла… – белорусский фантаст и переводчик Зеленский.

* …брат Пошла… – белорусский фантаст, ученый и великолепный организатор Потупа.

Глава седьмая,

в которой мы узнаем о древнем коварстве землян, а очередное коварство – наблюдаем

* …брат Чадла… – Этот сфинкс произошел от одного из постоянных авторов все того же журнала «MEGA» – фантаста Чадовича. «Ад на Венере» – одна из его первых книг.

* Стекло завибрировало под пальцами, и мы услышали хорошо знакомый голос: – Теперь мы будем понимать друг друга и сможем во всем разобраться.

– Мистер Кубатай! – радостно заорал Стас. – Как вы нас нашли?– Это небольшой парафраз из любимой одним из соавторов повести Роберта Янга «У начала времен».

* – Ерунда, обсохнет – отвалится… – Фраза из известного непристойного анекдота о поручике Ржевском.

Часть вторая

Позавчера

Глава вторая,

в которой мы убеждаемся, что наш старый знакомый имеет скверный характер, однако приобретаем и более добродушных друзей

* Доршан… – «Виновник» появления этого имени – издатель Стас Дорошин. Авторы писали его образ с большим тщанием.

* Ашири… – А этого – московский книготорговец Александр Каширин.

* Топа… – Так друзья называют известного московского критика-фантастоведа Владимира Гопмана.

* …наши стражи: Ергей с Уликом… – Сергей с Юликом. То есть это мы – ваши покорные слуги, авторы сего повествования.

* – А можно наоборот? Дамочка вечером, а финики утром?

– Можно. Только финики вперед, – ответил начитанный Стас. – Очевидно, Стас вспомнил «Двенадцать стульев» Ильфа и Петрова.

Глава вторая,

в которой мы убеждаемся, что наш старый знакомый имеет скверный характер, однако приобретаем и более добродушных друзей

* Доршан… – «Виновник» появления этого имени – издатель Стас Дорошин. Авторы писали его образ с большим тщанием.

* Ашири… – А этого – московский книготорговец Александр Каширин.

* Топа… – Так друзья называют известного московского критика-фантастоведа Владимира Гопмана.

* …наши стражи: Ергей с Уликом… – Сергей с Юликом. То есть это мы – ваши покорные слуги, авторы сего повествования.

* – А можно наоборот? Дамочка вечером, а финики утром?

– Можно. Только финики вперед, – ответил начитанный Стас. – Очевидно, Стас вспомнил «Двенадцать стульев» Ильфа и Петрова.

Остров Русь

Предисловие

Три дара отца Ивану-дураку. Битва с поленьями. Кража

* Печь въехала на центр площади и остановилась. С печи спрыгнул молодой парень в залатанных портках и красной рубахе и принялся торопливо набирать с подводы охапку поленьев. Народ начал хихикать. – Странная неувязка с «Тремя мушкетерами»: д'Артаньян – Иван-дурак, а издеваются над идиотской «лошадью» совсем другого персонажа. Уж не подошли ли мы таким образом вплотную к категории типического? Обалдеть можно.

* – Алена, – сказал незнакомец, обращаясь к кому-то в соседней комнате, – эти молодцы на площади мне кажутся подозрительными.

– Да когда ж ты от людей добрых отстанешь, Гапон! – раздался в ответ низкий и мрачный женский голос. – Понятно, что это – Миледи и Рошфор, в то же время имя Гапон перекликается с Гопой из «Мамы» и становится понятно, кто явился «крестным отцом» сего чисто русского персонажа. Да-да, вы не ошиблись, все тот же Владимир Гопман! Позднее этот же персонаж принимает на себя и роль кардинала Ришелье. Что касается Алены, то в русских былинах действительно есть такой персонаж – дочь Ильи Муромца.

* – Зелена вина! – добавил Емеля. – «Зеленым вином» на Руси называли, между прочим, пшеничное вино. Водку, одним словом.


Содержание:
 0  Необязательные эпилог и примечания : Сергей Лукьяненко  1  Часть первая Послезавтра : Сергей Лукьяненко
 2  j2.html  3  j3.html
 4  вы читаете: j4.html  5  Часть первая Три богатыря : Сергей Лукьяненко
 6  Часть вторая Сережки Василисы : Сергей Лукьяненко  7  Глава седьмая, в которой победа не радует : Сергей Лукьяненко
 8  j8.html  9  Глава седьмая, в которой победа не радует : Сергей Лукьяненко
 10  Глава седьмая, в которой победа не радует : Сергей Лукьяненко  11  j11.html
 12  Часть первая Королевский пингвин : Сергей Лукьяненко  13  Часть вторая Золотая муха : Сергей Лукьяненко
 14  j14.html  15  j15.html
 16  Часть вторая Золотая муха : Сергей Лукьяненко  17  j17.html
 18  j18.html  19  j19.html
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap