Фантастика : Юмористическая фантастика : Часть вторая Сережки Василисы : Сергей Лукьяненко

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19

вы читаете книгу

Часть вторая

Сережки Василисы

Глава первая, где Иванов авторитет растет неописуемо

* – Любовью оскорбить нельзя, – произнесла княгиня наставительно… – Из «Собаки на сене».

* – Открой, жена неверная! – раздался его взволнованный голос. – Открой немедленно, я слышал в твоей комнате голос мужчины. – Намек на сцену с Керубино из «Женитьбы Фигаро».

* Федот-стрелец, удалой молодец… – Персонаж, в русской литературе появившийся сравнительно недавно с легкой руки талантливого кино– и театрального актера Леонида Филатова.

Глава вторая,

в которой Иван совершенствует свое искусство правду выпытывать, знакомится с оранжевоголовым человеком и становится обладателем меча-кладенца

* – Что ты, молодец, не весел, что ты голову повесил? – поинтересовалась Марья. – Вдруг из «Конька-горбунка» Ершова.

* – А я боли не боюсь! – похвастался Кубатай. – Делай что хочешь, только усы мне не брей. – Пытка эта – «подстригание уса» – была выдумана импровизационно; представьте же наше изумление, когда мы узнали, что оная действительно имела место у некоторых азиатских народов, у которых усы являлись национальным «символом мужского достоинства», в частности – у киргизов. А еще подобную муку удумал для Лука Порея принц Лимон из «Чиполлино» Джанни Родари.

Глава третья,

в которой поднимаются вопросы национального самосознания, опускаются ответы на эти вопросы, а доблесть, коей нет границ, всех примиряет

* – Теперь он при монастыре Киевской Богоматери звонарем работает. Глаз у него один вытек, скрючило всего, оглох… – Намек на Квазимодо из «Собора Парижской Богоматери».

Глава четвертая,

в которой хитроумный Иван-дурак побеждает искушение великое

* Гнев, о бояны, воспойте Ивана, Иванова сына… – Перефразировка начала гомеровской «Илиады» – «Гнев, о Афина, воспой Ахиллеса, Пелеева сына…» Обращение к Гомеру не случайно, т. к. дальнейший рассказ о приключениях богатырей на море калькирует эпизод из «Одиссеи».

Глава пятая,

в которой молодой боян поет загадочную былинку, а Илья наступает на горло собственным чувствам, за что те жестоко мстят


* А еще два странных типа
Из заморских дальних стран,
Смолянин, толмач известный,
И крутой мудрец…

– Имен не надо! – крикнул Кубатай, выхватывая саблю. Воха втянул голову в плечи и робко допел:

– Пам-пам… – Это непростительная выходка. Один из немногих случаев, когда читатель, не знающий, кто стоит за тем или иным персонажем, останется в полном недоумении. А суть – в имени Алана Кайсанбековича Кубатиева. Выходка непростительная… но мы простили ее себе, потому что уж очень смешно было.


* Будь попрочнее старый таз,
Длиннее был бы мой рассказ! —

Маршака, надеемся, все помнят.

Глава шестая,

в которой наши друзья сначала чуть было не лишились Алеши Поповича, а потом – таки лишились его

* – Бедная Лиза, – сказал Алеша жалостливо. – Ну вот и до Карамзина добрались.

Глава седьмая,

в которой победа не радует

* – Черт побери, черт побери! – радостно завопил Иван. – Из к/ф «Бриллиантовая рука».

* В течение пяти минут он освободил: Ивана-коровьего сына, Ивашку, Иванко, Фэт-Фрумоса, Сослана, Кобланды-батыра, Корвина и Манаса… – Иван-коровьев сын, Ивашка, Иванко – персонажи русского и украинского фольклора. Фэт-Фрумос – молдавского, Сослан – осетинского. Кобланды-батыр – казахского, а также персонаж газетно-журнальной утки «Тайна острова Барса-Кельмес», одним из инициаторов которой выступил Сергей Лукьяненко. Мистификация была выполнена столь мастерски, что версия о «временных разломах», якобы имеющих место на вышеназванном острове, признана чуть ли не непререкаемой научной истиной. Корвин – герой «Хроник Эмбера» Роджера Желязны, Манас – киргизского фольклора.

* Слегка смущенный таким изобилием, Иван осторожно открыл дверь следующей темницы. По ней бродил восточного вида юноша в тюрбане, развевающихся штанах и белой рубашке. Время от времени юноша подпрыгивал и толкал ладонями потолок.

– Ты кто? – ошалел Иван. Но в этот миг в потолке вывалилась плита, звонко расколовшаяся о тюрбан незнакомца, и тот его вопроса не услышал. Подпрыгнул и скрылся в открывшейся в потолке дыре.

– Не иначе принц персидский, – рассудил Иван. – Этот эпизод понятен только тем, кому довелось играть в компьютерную игру «Принц Персии». Или же читать чудесный рассказ Виктора Пелевина «Принц Госплана».

* – Да вздумал на днях Кащей дать мне на прочтение свои былинки юмористические, боянов да богатырей высмеивающие. Прочитал я их да и скривился. Чушь собачья! И дернул меня нечистый записать в дневничке для памяти: «Кащей – парень хороший, но пишет всякое говно. Надо сказать ему об этом, но помягче, поделикатнее…» — Почти дословное изложение записки критика Владимира Гопмана о творчестве Юлия Буркина. (Теперь ясно, почему Гопа в «Маме» и Гапон в «Острове» – самые отрицательные персонажи? И литераторам не чужда мстительность.)

Глава восьмая,

последняя, в которой Кащей объявляет, что этнос порождает эпос, но Ивану это ни о чем не говорит

* Манарбит… – Арбитман (известный в узких фэновских кругах критик).

Глава первая, где Иванов авторитет растет неописуемо

* – Любовью оскорбить нельзя, – произнесла княгиня наставительно… – Из «Собаки на сене».

* – Открой, жена неверная! – раздался его взволнованный голос. – Открой немедленно, я слышал в твоей комнате голос мужчины. – Намек на сцену с Керубино из «Женитьбы Фигаро».

* Федот-стрелец, удалой молодец… – Персонаж, в русской литературе появившийся сравнительно недавно с легкой руки талантливого кино– и театрального актера Леонида Филатова.

Глава вторая,

в которой Иван совершенствует свое искусство правду выпытывать, знакомится с оранжевоголовым человеком и становится обладателем меча-кладенца

* – Что ты, молодец, не весел, что ты голову повесил? – поинтересовалась Марья. – Вдруг из «Конька-горбунка» Ершова.

* – А я боли не боюсь! – похвастался Кубатай. – Делай что хочешь, только усы мне не брей. – Пытка эта – «подстригание уса» – была выдумана импровизационно; представьте же наше изумление, когда мы узнали, что оная действительно имела место у некоторых азиатских народов, у которых усы являлись национальным «символом мужского достоинства», в частности – у киргизов. А еще подобную муку удумал для Лука Порея принц Лимон из «Чиполлино» Джанни Родари.

Глава третья,

в которой поднимаются вопросы национального самосознания, опускаются ответы на эти вопросы, а доблесть, коей нет границ, всех примиряет

* – Теперь он при монастыре Киевской Богоматери звонарем работает. Глаз у него один вытек, скрючило всего, оглох… – Намек на Квазимодо из «Собора Парижской Богоматери».

Глава четвертая,

в которой хитроумный Иван-дурак побеждает искушение великое

* Гнев, о бояны, воспойте Ивана, Иванова сына… – Перефразировка начала гомеровской «Илиады» – «Гнев, о Афина, воспой Ахиллеса, Пелеева сына…» Обращение к Гомеру не случайно, т. к. дальнейший рассказ о приключениях богатырей на море калькирует эпизод из «Одиссеи».

Глава пятая,

в которой молодой боян поет загадочную былинку, а Илья наступает на горло собственным чувствам, за что те жестоко мстят


* А еще два странных типа
Из заморских дальних стран,
Смолянин, толмач известный,
И крутой мудрец…

– Имен не надо! – крикнул Кубатай, выхватывая саблю. Воха втянул голову в плечи и робко допел:

– Пам-пам… – Это непростительная выходка. Один из немногих случаев, когда читатель, не знающий, кто стоит за тем или иным персонажем, останется в полном недоумении. А суть – в имени Алана Кайсанбековича Кубатиева. Выходка непростительная… но мы простили ее себе, потому что уж очень смешно было.


* Будь попрочнее старый таз,
Длиннее был бы мой рассказ! —

Маршака, надеемся, все помнят.

Глава шестая,

в которой наши друзья сначала чуть было не лишились Алеши Поповича, а потом – таки лишились его

* – Бедная Лиза, – сказал Алеша жалостливо. – Ну вот и до Карамзина добрались.


Содержание:
 0  Необязательные эпилог и примечания : Сергей Лукьяненко  1  Часть первая Послезавтра : Сергей Лукьяненко
 2  j2.html  3  j3.html
 4  j4.html  5  Часть первая Три богатыря : Сергей Лукьяненко
 6  вы читаете: Часть вторая Сережки Василисы : Сергей Лукьяненко  7  Глава седьмая, в которой победа не радует : Сергей Лукьяненко
 8  j8.html  9  Глава седьмая, в которой победа не радует : Сергей Лукьяненко
 10  Глава седьмая, в которой победа не радует : Сергей Лукьяненко  11  j11.html
 12  Часть первая Королевский пингвин : Сергей Лукьяненко  13  Часть вторая Золотая муха : Сергей Лукьяненко
 14  j14.html  15  j15.html
 16  Часть вторая Золотая муха : Сергей Лукьяненко  17  j17.html
 18  j18.html  19  j19.html
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap