Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 4. Женщины: видовая принадлежность и классовые различия : U Ly

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11

вы читаете книгу




Глава 4. Женщины: видовая принадлежность и классовые различия

На следующий день о привидении пришлось забыть: через ворота бесконечным потоком потекли гости. Их было так много и они были такими шумными, что скоро слились перед глазами в однообразную толпу. Поэтому было необходимо нечто из ряда вон выходящее, чтобы я запомнила кого-то лично. Cейчас более всего меня занимали не люди, а вещи, которые они с собой привезли.

— Подъезжай!

— Разгружай!

— Куда ты прешь, сиволапый!

— Поберегись!

— Мотыгу тебе в печень, что за утварь такая?

Придворцовые дорожки и подъезды больше напоминали портовые улицы, а если закрыть глаза, то, наверно, среди всего этого шума и криков можно было бы услышать чаек. К сожалению, для такой медитации необходимо свободное время. Я же, как дрессированная белка носилась от парадного крыльца, где встречали гостей, до хозяйственных построек и других входов, через которые в это время разгружалось невиданное количество багажа и просто всякого хлама, привезенного знатными девицами. Если уж моя маменька перед короткой поездкой к знакомым на несколько дней собирала столько вещей, что в карету иногда не влезал кто-нибудь из моих братьев (и мы оставляли счастливца дома на попечении нянек), то что уж говорить об особах королевских кровей. Багаж каждой мог бы составить маленький, но крайне богатый караван. К несчастью, дворец не обладал безграничными запасами свободных помещений, как я не обладала безграничными запасами терпения.

— Еще раз уроните этот сундук — заставлю полировать ступени! — прикрикнула я, от чего два долговязых лакея вздрогнули и снова выпустили сундук из рук.

Рядом тут же возник негодующий дворецкий:

— Леди Николетта, не надо угрожать моим подчиненным!

А ему, значит, можно угрожать своему непосредственному начальству.

— Ну, сами тогда угрожайте. Между прочим, за все, что они испортят отвечать нам с Вами. Вам в первую очередь. У Вас есть лишние средства?

— Как ты несешь корзину, остолоп! — с таким рвением закричал господин Гальяно, что я даже умилилась. — Бережнее надо, бережнее! Словно мать свою несешь!

Это что-то новенькое.

— Что вы делаете с роялем! Поставьте рояль на место! — едва успела я остановить безалаберное поднятие ценного предмета, и на этот раз дворецкий даже не пикнул.

— Но как же? — лакеи растерялись.

— Вы через эту дверь как его собираетесь протаскивать? — я указала на довольно узкий проход за своей спиной.

— Бочком, — робко подал голос коренастый лакей с бакенбардами.

— Я вам дам бочком! — не позволил мне и рта раскрыть Гальяно. — Лак весь соскребете, как потом замазывать будем?

Я представила замазанный рояль. Проблема еще не возникла, а наш доблестный дворецкий уже предложил пугающее решение.

— Рояль занесете позже, через лестницу восточного входа. Только не бросайте его здесь без присмотра, — я решила остановить это словоблудие, пока они не договорились.

— А вот не надо распоряжаться! — снова показал гонор дворецкий, медленно наливаясь свекольным цветом, что не сулило ничего хорошего. — Мы вполне можем зацепить лебедку и втащить рояль через балкон второго этажа!

Еще один такой проблеск гениальности, и можно уходить на пенсию.

— Ага, и попутно пооббивать штукатурку и лепнину с первого, — съязвила я. — Боюсь, это будет не так-то легко замазать.

Дворецкий засопел, но промолчал. А я все равно решила его добить.

— И потом, балконная дверь не намного шире этого входа.

Девица, притащившая с собой этого музыкального монстра, должна сейчас жестоко икать, ибо каждый уже не раз вспомнил ее недобрым словом.

— Снова едуть! — мимо с криком промчался какой-то пострел-мальчуган, живущий то ли при кухне, то ли при конюшне. Похоже, что только малышне было в удовольствие разглядывать новоприбывших.

Я с чувством прокляла очередную гостью и направилась к парадному въезду через сад. За поворотом на подъездную аллею откуда-то сверху на меня посыпался град девичьего хихиканья.

— Сусанна, ты только посмотри на нее! Такая копна волос, будто она только что с сеновала встала.

— Будь у меня такое отвратительное платье, я бы не осмелилась даже близко ко дворцу подойти.

— Девочки, она нас может услышать.

— Снежанна, не мели чепухи! Какая разница, все равно она нам не соперница. Наверно, дочка какого-нибудь захудалого старшего лорда.

Я вскинула голову и нашла глазами балкон, с которого на меня показывали пальцами три блондинки, подозрительно похожие друг на друга. Что-то я не помню, кто они такие. Наверно, отпрыски какого-нибудь нашего лорда, которых я не выходила встречать лично из принципа, ибо была сыта ими уже по горло.

— Леди, мы с вами знакомы?

— Не думаю, — фыркнула та, что была постарше.

Я иронично приподняла одну бровь — с таким явным отсутствием хорошего воспитания сталкиваться довольно забавно.

— Что ж, прискорбно. Ну, тогда позвольте представиться. Николетта, на данный момент исполняю обязанности управляющего дворца. И на вашем месте я бы не прислонялась к этим перилам, их сегодня штукатурили.

Девицы все как одна отпрянули от снежно былых столбиков балкона, неизвестно чего больше испугавшись: штукатурки или меня.

— С кем имею честь разговаривать? — я задал вопрос прежде, чем они успели скрыться у себя в комнате.

На меня уставились три пары испуганных глаз, которые скорее могли бы принадлежать нашкодившим школьницам, нежели девицам на выданье. Главное не поддаваться жалости, а то вот так пожалеешь их, повернешься спиной, а они тебе в нее и воткнут острый каблучок. То есть они, конечно, и так воткнут, но тогда хоть не будешь чувствовать себя полной идиоткой.

— Сюзанна.

— Сусанна.

— Снежанна. Мы дочери старшего лорда Стефана.

И, кажется, этот лорд неравнодушен к конкретной букве алфавита.

— Будем знакомы. Всего хорошего, леди. Только не шумите так сильно, а то я буду вынуждена выселить вас в еще более дальнюю часть корпуса, где вы никому не сможете помешать.

Я мило улыбнулась. Такого рода улыбки всех раздражают. В конце концов, если бы у них выдался такой сумасшедший денек, как у меня, они бы еще и не в таком виде ходили. Но, скрывшись из вида, я не удержалась и все же подошла к одному из окон первого этажа, чтобы, глядя на отражение, поправить волосы. Хотя из гордости и вредности этого делать не стоило.

На встречу очередной принцессы я, естественно, немного опоздала, но, как оказалось, самого интересного не пропустила. На парадном крыльце стояла наша встречающая делегация в полном составе. Сваха сняла парадный чепец, зато по какой-то странной логике надела корсет, фингал под глазом либо прошел, либо был замазан с профессионализмом опытного штукатура. Сэр Мэлори нацепил красный сюртук, отчего напоминал бодрый помидор. Министр иностранных дел втянул живот и приосанился, став почти на голову выше. Встречали, нынешнюю фаворитку гонки за руку, сердце и прочие органы короля. Принцесса Анит из Либерии восторг встречающей стороны принимала равнодушно с легким налетом презрения. Поддайся она всеобщему настроению, на данный момент сваха и министр уже бы прыгали перед ней, размахивая трехцветными флагами Либерии и горланя национальный гимн. Вживую принцесса впечатляла больше, нежели на виденном мною портрете. Скорее всего, художник решил смягчить образ девицы королевской крови в угоду общественному вкусу. И художник и общество заблуждались. Хотя принцесса была вдвое крупнее меня и на голову выше любого из присутствующих, такой статной фигуры мне еще видеть не приходилось. Казалось, при ее создании природа решила отринуть все полумеры. Если талия, то осиная, если грудь то необъятная, если шея то лебединая. Ладно посаженная голова с огромными жгучими глазами довершала картину, способную вызвать только вздох восхищения.

Я скромно подошла к собравшимся. К счастью, предупредительный сэр Мэлори тут же меня заметил и представил:

— Наш управляющий замком: леди Николетта.

Я присела и успела поймать на себе очередной удивленный взгляд, только на этот раз, кажется, удивление было приятным. Какие только взгляды на меня не бросали за последнее время, но я уже приучила себя сносить все это стоически, вовремя останавливая саркастические реплики, готовые сорваться с языка. Я хотела было уже открыть рот, чтобы произнести речь озаглавленную "располагайтесь, но не забывайте, что вы в гостях", стратегически составленную тремя днями ранее. Леди Карпила и лорд Дансэн дружно закатили глаза, не желая слушать мою заготовку в десятый раз. На их счастье меня грубо прервали.

Во дворе послышались крики, и на подъездную дорогу живым клубком выкатилась толпа конюхов, посреди которых брыкался и вставал на дыбы конь, подобного которому мне не приходилось видеть за всю свою жизнь. На лоснящейся черной шкуре играли радужные блики, высота в холке была такая, что забраться на него можно разве что с табуретки, в темных глазах бешенство, ноздри раздуты. Если эта зверюга наступит на кого-то своим мощным копытом — только мокрое место и останется.

— Все назад! — скомандовала принцесса Анит властным голосом, видимо, тут же оценив обстановку. Но многие конюхи и ухом не повели, слишком увлеченные новой игрушкой.

— Вы не слышали?! Прочь от лошади! — заорала я, хотя на фоне нашей гостьи мой голос казался комариным писком.

На этот раз конюшие рассыпались в разные стороны. Да, голос нелюбимого начальства, проще всего попадает в уши.

Принцесса бесстрашно приблизилась к все еще беспокойно всхрапывающему и бьющему копытом животному. Она шла медленно и плавно, гипнотизируя и подчиняя своей силе животное. Затем несколько сильных, быстрых движений, и она, ухватив коня за уздечку, сумела с одного мощного прыжка взлететь к нему на спину. Все ахнули, будто перед нами был цирковой наездник, только что выполнивший сложнейший трюк на арене. Конь попробовал было взбрыкнуть, но принцесса держала узду железной хваткой.

— Какая женщина, — только и выдохнул переполненный до краев восхищением министр иностранных дел.

— Женитесь, лорд Дансэн, — улыбнулась я.

— Да куда ж мне с ней справиться.

Вот именно, в этом вся и загвоздка. Сильной женщине нужен сильный мужчина, иначе ему всю оставшуюся жизнь вытирать пыль с ее башмаков. Нашему королю эта принцесса не по зубам. И если свахе и министру все же хватит глупости настаивать на этом браке, то в результате мы приобретем королеву, но, к сожалению, потеряем короля. Хотя куда им до таких тонкостей.

Между тем, бешенство с коня сбежало, словно кто-то его смыл ведром воды. Животное успокоилось и ласково тянуло шершавый нос.

— Тише, Мрак. Молодец, хороший мальчик, — приговаривала принцесса, поглаживая его по ухоженным бокам. Затем она выпрямилась и повернулась к нам. — Я сама заведу его в конюшню.

Боже мой, какой позор. Уже второй раз гостям приходится самим идти в конюшню. Главному конюху пора начинать бояться за свое место.


Первым девизом прибрежного государства Церса была свобода, и похоже, что больше всего свободы было у принцессы этой маленькой гордой страны. Глядя на то, как она босиком идет по мраморным плитам дворца, трудно было отделаться от чувства, что перед тобой какая-то наивная селянка. Ну не бывает у принцесс такого ровного густого загара, да и туалеты им подбирают, будто от их покроя зависят судьбы мира. Тонкое белое платье, больше похожее на нижнюю сорочку, не осмелилась бы носить во дворце ни одна служанка. И если я могла смотреть на все это с философским спокойствием, то Гальяно рядом со мной пыхтел, как закипающий чайник.

— Господин Гальяно, держите себя в руках, иначе наша гостья подумает, что мы ей не рады.

Дворецкий шумно втянул воздух:

— Но мы только отполировали полы, — протянул он неожиданно жалобно.

Я задумчиво посмотрела на мелькающие пятки принцессы, черные от дорожной пыли, которые, впрочем, нисколько не отличались по цвету от пяток всей ее свиты.

— Значит, придется отполировать еще раз, — дворецкий сдулся, будто это ему лично придется бегать с щеткой. — И каждый раз, когда принцесса соизволит выйти из своих покоев.

Я сама не большая поклонница правил приличия, но голые пятки смущали даже меня.

Увлекшись пристальным наблюдением за босоногой делегацией, я умудрилась пропустить прибытие следующей царственной дочки, о чем, естественно, совершенно не жалела.

— Леди Николетта, где Вас носит? — как всегда не выказывая должного уважения моей персоне, дернула меня за локоть сваха. — Срочно идемте со мной.

Сопротивляться было бессмысленно.

— Прошу знакомиться: это наш управляющий, леди Николетта, — меня выставили перед гостями словно не очень породистую, но довольно трудолюбивую лошадь. — Вы всегда можете обратиться к ней по любым бытовым и организационным вопросам.

Я автоматически присела в реверансе, между делом зорким взглядом оценивая новоприбывших. Так уж забито в головы людей, что при слове "принцесса" они представляют красивую девушку. За последнюю неделю этих принцесс я перевидала с десяток, и только половину из них можно было бы признать более-менее привлекательными. Эта принцесса своей внешностью подтверждала все стереотипы. Никогда еще не видела такой гладкой кожи, таких огромных голубых глаз и волос, черным шелком спадавших ниже пояса. При этом одета она была не вычурно (царственные особы не скупились на наряды, чаще всего в ущерб вкусу), а скорее элегантно, вместо короны или диадемы в волосах была простая атласная лента. Я издала вздох зависти и поймала на себе оценивающий взгляд принцессы — очень умный, очень цепкий и не очень добрый. Похоже, что голые пятки это сущая ерунда.

Интересно, откуда эта принцесса? Сваха, конечно же, представить ее не удосужилась.

— Прекрасно, леди Николетта. Мне нужна горячая ванна, молоко и фрукты, чтобы перекусить с дороги, и я хочу, чтобы мои вещи были полностью распакованы и отглажены через час.

Вот так вот — от восхищения до ненависти один шаг. За кого она меня принимает? Я мысленно пожелала ей если не утонуть в ванной, то обязательно подавиться косточкой какого-нибудь фрукта.

— Наши горничные и повара всегда в Вашем распоряжении, — я снова присела в реверансе, на этот раз чтобы скрыть злость. И тут же получила ощутимый толчок локтем от стоявшей рядом леди Карпилы.

Принцесса фыркнула и прошествовала мимо меня.

— Манерам Вас не учили, милочка? — злобно прошипела сваха.

— Манерам учили, наливать другим ванны и готовить — нет, — парировала я. — Если мы будем выказывать кому-то из гостей особое отношение, нас могут неправильно понять.

— Я сообщу королю.

— Сообщите. Ему очень понравится, что Вы лично решили выделить какую-то из принцесс среди остальных.


Делегация из Катона была самой малочисленной и самой скромной. Я долго выискивала глазами невесту, пока с удивлением не обнаружила, что девушка, больше похожая на серую мышку, не горничная, а принцесса. На лицо свахи наползло кислое выражение.

— Что-то больно тоща, — прошептала она лорду Дансэну. — Как бы не чахоточная попалась.

— Зато у Катона стратегически важные перевалы.

— Ваши перевалы даром никому будут не нужны, если трон останется без наследника.

— Кхм, — значительно сказал сэр Мэлори, крайне смущенный подобными разговорами.

Сваха и министр тут же заткнулись и приняли важный вид. Я благоразумно молчала, понимая, что не моего ума это дело.

— Принцесса Агнесс из Катона, — возвестил церемониймейстер и начал обычный нудный процесс представления.

Леди Карпила со скучающим видом тайком подмигнула лорду Дансэну, и эта невозможная парочка откланялась сразу же после официальной части, оставив меня наедине с оскорбленным посольством.

Сама же принцесса Агнесс, казалось, даже не обратила и малейшего внимания на подобный прием с нашей стороны — она уткнулась в какую-то потрепанную книжицу, всем видом демонстрируя, что она тоже чихать на нас хотела. Но мне, да и сэру Мэлори хотелось замять неприятную ситуацию.

— Мы надеемся, что вы разместитесь со всеми возможными удобствами, — сказал сэр Мэлори.

— К сожалению, у лорда Дансэна и леди Карпилы неотложные дела, — извиняющимся тоном добавила я, но запнулась на следующем предложении, поймав на себе недобрый взгляд сопровождающего принцессы.

— Это ложь, — коротко сказал сухощавый, будто сделанный из острых углов мужчина.

Повисла напряженная пауза. Сэр Мэлори словно рыба, вынутая из воды, судорожно хватал ртом воздух, не зная, что делать: начать защищать меня или извиняться. Я замерла, наслаждаясь неожиданным поворотом событий.

— О, прошу вас, не надо трагических пауз, — заявила Ее Высочество, впрочем, не отрываясь от книжки. — Пауль наделен даром видеть ложь, а оттого ненавидит, когда ему лгут.

И похоже, приучил свою подопечную говорить только правду, каковой бы она не была.

— Вот как, — приободрился церемониймейстер. — Всегда приятно пообщаться с человеком, наделенным необычным даром.

— Сэр Мэлори, — укоризненно протянула я.

— Госпожа управляющая права, не стоит врать только для того, чтобы сгладить неловкость, — бесстрастно заметил Пауль, чем ввел добряка в крайнее смущение.


Эти идиоты умудрились потерять рояль! Я шла по коридорам первого этажа вне себя от бешенства. Можно потерять пуговицу, небольшой сундук, человека, в конце концов, но чтобы потерять рояль, нужны были особый талант и сноровка. Самое интересное, что ножки этой махины колесиками снабжены не были. И если, как клялись мне лакеи, они всего на секунду оставили рояль "вон в тех кустиках", то кому-то пришлось изрядно попотеть, чтобы сдвинуть его с места. Хотя, скорее всего, эти бездельники, просто-напросто поцарапали дорогостоящую вещь, а затем ловко инсценировали ее пропажу. В любом случае этот инцидент грозится разрастись в скандал. Дворецкий, ведомый профессиональным чутьем, где-то затаился и, похоже, сумеет таки избежать моего праведного гнева.

На повороте в кухню я столкнулась нос носом с сэром Китом, и тот от неожиданности едва не выплеснул на меня содержимое очередной креманки. Если он сейчас предложит мне это попробовать, я надену ему вазочку на голову. Видно, на моем лице была написана решимость, потому что повар попятился и спрятал свой шедевр за спину.

— Какие-то твари опять разоряют королевское гнездо? — едкость натуры рыжий так легко спрятать не мог.

— Кто-то стырил рояль прямо из-под носа у лакеев, поэтому сейчас тебе лучше не попадаться мне на глаза, — я думала, что ему хватит здравого смысла, чтобы убраться с моего пути, но не тут-то было.

— Давай, заключим сделку: я показываю тебе кое-что интересное, а ты в течение недели пробуешь мои десерты.

— Ни одна, пусть и самая интересная, вещь в мире не стоит таких жертв. Ты знаешь, что даже наизлобнейшие маги, прежде чем приступить к людям, сначала испытывают свои рецепты на кроликах?

— Кролики не едят сладкого.

— Вот видишь, даже кролики не едят ЭТО.

— Хорошо, не целую неделю…

— Давай, я сначала посмотрю, стоит ли зрелище того.

— Я же тебя знаю…

— Как хочешь, — я развернулась на каблуках и пошла в другом направлении. Будто у меня много времени на препирательства.

— Ладно-ладно, сдаюсь. Пойдем наверх, сама посмотришь, потом еще и благодарить будешь.

Еще чего. Благодарность к рыжему нахалу — это что-то из разряда фантастики.

Мы поднялись на третий этаж и остановились перед дверью одной из комнат.

— Подержи, — сэр Кит сунул мне в руки сладкую креманку, а сам достал из кармана ключи и стал отпирать замок.

— Что там?

— Моя комната.

— Мне это расценивать как посягательство на свою честь? — развеселилась я.

— Еще чего, — повар неожиданно покраснел как мальчишка. — В замке полно девиц с изрядным приданным, лучше я буду покушаться на их честь.

— Ну-ну, — елейным голоском произнесла я, — И все они, конечно же, ждут не дождутся тебя.

Комната оказалась небольшой, но хорошо освещенной, и, что еще более удивительно, чистой. Я с полной уверенностью ожидала увидеть носки на канделябрах и хлам, сваленный кучей в углу.

— Неплохо, — произнесла я себе под нос и, как бы невзначай, оставила десерт на ближайшей тумбочке. — Показывай.

К сэру Киту вернулось самообладание, и он, по-видимому, чрезвычайно довольный собой, взял с подоконника подзорную трубу.

— Думаешь, сработает детский трюк с намазанной ваксой подзорной трубой?

— Обижаешь, лучше взгляни, какой прекрасный вид открывается из моего окна на Лавровый холм.

При упоминании знакомого холма в груди нехорошо екнуло. На всякий случай проверив на чистоту глазок подзорной трубы, я поднесла ее к глазу. В круглой линзе мне явилась картина катастрофы вселенского масштаба. И главное, что виной всему была моя наивность и беспечность. Я отодвинула трубу и несколько раз моргнула, с тайной надеждой, что мне все это мерещится. Кит прятал гаденькую улыбочку в рыжих усах.

Я набралась мужества и снова посмотрела в трубу. Это крыло замка как раз выходило на аллею, поэтому деревья нисколько не загораживали вид на худший из моих кошмаров. Для начала на каменном фундаменте от давно почившей беседки стоял злополучный рояль. Тут бы мне, конечно, радоваться да подпрыгивать, но весь позитивный эффект от находки начисто стирался ошеломляющим видом самого холма. Чья-то искусная, но не обремененная руководством интеллекта рука фигурно подстригла и выкорчевала безобидные кусты лавра. И теперь это был уже не холм, а шедевр культа личности, какого еще не видывала монархическая тирания. Ну да ладно, отбросим всю цветистость перед лицом надвигающейся катастрофы. На холме был выстрижен профиль длинноносого мужчины с отвисшим подбородком, я бы ни в жизни не догадалась кто это, если бы не заботливо размеченные у подножья холма буквы: "Ратмир II Виликолепный". Знакомая фигура в кожаной жилетке как раз в этот момент подправляла первую букву "и" в слове "Виликолепный".

Вот тебе на: поглумилась над убогими — получай! Захотелось застонать и выдернуть пару клоков волос из своей растрепанной шевелюры.

— Если это увидит король, будет плохо, — поспешил подсыпать соли сэр Кит, безумно довольный своим открытием.

— Леший с ним, с королем, вот если это увидит кто-нибудь из гостей…

Тогда мне точно несдобровать. Его Величеству еще можно что-то наплести про самоуправство сэра Ульвена, но попробуй объяснить иноземцу, что у нашего монарха нет мании величия в запущенной стадии. За этот холм меня не то что разжалуют, так еще, пожалуй, с позором турнут из дворца. Я подхватила юбки и пулей вылетела из комнаты, не обращая внимания на возмущенный крик вслед: "Эй, а дегустация?!".

Выскочив в сад, я по счастливой случайности заметила Зака со скорбным видом, копающего очередную клумбу.

— Зак, скажи Митичу, что я просила его прийти к лавровому холму! — несколько притормозила я свой бег.

— Дак, он занят сейчас с оранжереей, не придет.

— А ты скажи, что я настойчиво просила.

Видимо, вид у меня был устрашающий, потому что парень послушно кивнул.

Путь к холму был неблизким, но одолела я его за считанные минуты. Остановилась только рядом со злополучным роялем, и то, чтобы отдышаться и набрать воздуха в легкие, дабы ничто не помешало мне разнести в пух и прах, поработавший здесь творческий дуэт. Но меня опередили:

— Леди Николетта, Вы как раз вовремя — мы все закончили, — сэр Ульвен появился из кустов лавра.

— Что закончили? — угрожающе выдохнула я.

— Фигурная стрижка холма, конечно же, была моей блестящей идеей. Талантливые люди, талантливы во всем, скажу я Вам. Не удивлюсь, если теперь этот холм будут называть Королевским, а не Лавровым, — он самодовольно рассмеялся. — Или, может, вовсе Холмом сэра Ульвена, как Вам?

— Господи, но рояль то Вы откуда взяли? — простонала я, не в силах больше выносить его самоумиление.

— О, это, как Вы изволили заметить, еще одна моя гениальная задумка! Этот славный инструмент был брошен за ненадобностью в кустах около замка, и я решил дать бедняге вторую жизнь, — прежде, чем я успела высказать все свое возмущение, сэр Ульвен взобрался на каменный фундамент к роялю и со всей возможной торжественностью сел на табурет, откинув крышку. — Я планирую представить Его Величеству и нашим благородным гостям этот холм под торжественный аккомпанемент.

Несмотря на крайнее раздражение, мне стало интересно. Непризнанный гений начал усердно нажимать на клавиши горемычного инструмента и не без некоего труда выдавливать из него хорошо знакомую мелодию.

— О Боги, храните короля, — затянул он первую строчку, спугнув пичуг с ближайшего дерева.

Едва сдержав истерический смех, я запрыгнула на фундамент и с силой опустила пятерню на клавиши рояля. Раздался совсем немузыкальный звук.

— Ну хватит, — заявила я в опустившейся тишине. — Мало того, что Вы изуродовали холм на территории дворца, поставив тем самым престиж королевства под удар, так еще и умудрились незаконно присвоить рояль одной из наших гостий.

— Не понимаю, что Вас так не устраивает? Я старался ради удовольствия Его Величества, — поднялся с табурета оскорбленный в лучших чувствах сэр Ульвен.

— Так, по крайней мере, пишите слово "великолепный" без орфографических ошибок!

— Я же говорил, что оно пишется через "а", — вылез из кустов на мой ор мужик в жилетке.

Это стало последней каплей. Я захлопнула крышку рояля, едва не прищемив "золотые руки" сэра Ульвена. Одному лешему известно, что бы я дальше натворила, если бы позади меня не раздался странный утробный звук. Все переключили свое внимание с меня на Митича, который только что подошел, но уже успел оценить масштабы нанесенного урона. Садовник раскрыл рот, но вместо членораздельных звуков оттуда исходила какое-то рычащее клокотание. Зак за его спиной зажал руками рот, стараясь не хохотать в голос.

Я мигом успокоилась, и как всегда мило улыбнулась.

— В данном случае лучше предоставить профессионалам свободу действий. Прошу Вас, — шикарный жест в сторону главного садовника. После этого я поспешила заткнуть уши руками, дабы не слышать, и уж ни в коем случае не запомнить что-нибудь.

Митич орал минут пять. Сэр Ульвен и мужик в жилетке бледнели, зеленели и покрывались багровыми пятнами. Я так подозреваю, что в той шедевральной речи досталось и мне, но поскольку я предпочитала не слушать, я не слышала. Зак наоборот ловил каждое слово, а выдай ему лист бумаги, еще бы и записал. Я подошла к пареньку поближе:

— Первым делом постарайтесь убрать надпись, — посоветовала я, — все остальное может подождать. За роялем я пришлю лакеев, до этого момента глаз с него не спускать. Опять пропадет — спрошу с тебя.

Зак заговорщически мне подмигнул, за что тут же схлопотал подзатыльник.

— Да понял, понял я, — обиженно проворчал подросток, потирая затылок.

На этом я сочла свою миссию выполненной и важно удалилась…пока никто не видит.


В один из дней для уже прибывших гостей неугомонный сэр Мэлори организовал пикник рядом с озером в парке. Инициатива была довольно похвальной, учитывая, что до официального представления королю невестам было отчаянно нечего делать. И даже самые стойкие из них вроде принцессы Агнесс или принцессы Анит начинали бесцельно слоняться по дворцу, чем выводили из себя прислугу. Но, в тоже время, при проведении подобных мероприятий существовала определенная опасность, ибо большая концентрация женщин на один квадратный метр еще никогда не доводила до добра, особенно, если женщины эти королевских кровей.

Пока же все казалось более или менее мирным. По берегам озера были установлены полупрозрачные шатры со столами, ломившимися от легких закусок. Рядом со столами гордо прохаживался королевский повар, попутно бросая непротокольные взгляды на принцесс. Девушки явно не стремились общаться друг с другом, несмотря на отчаянные усилия сэра Мэлори. Церемониймейстер с неутомимостью вечного двигателя знакомил между собой всех и вся, и остановился только тогда, когда с удивлением обнаружил, что пытается представить собаку принцессы Соры министру сельского хозяйства. В этот момент я решила, что пора отвлечь беднягу, да и самой подсобрать недостающей информации.

— Сэр Мэлори, — я аккуратно взяла добряка под локоток, — позвольте мне задать Вам пару вопросов по поводу наших гостей.

— Конечно-конечно, Вы были так заняты, что я не успел познакомить Вас со всеми лично.

— Знакомить меня лично совсем не обязательно, — успела предупредить его я, дабы избежать возобновления утомительных церемоний, — но, как минимум, имена я бы хотела знать.

Сэр Мэлори посмотрел на меня неодобрительно, что с его стороны было равносильно жесткому выговору.

— Не поймите меня неправильно, — поспешила оправдаться я, — но в такой чудесный день мне бы не хотелось докучать нашим гостям.

— Вы очень предупредительны, леди Николетта, — просветлел церемониймейстер, в чьих глазах я снова реабилитировалась. — С кого бы Вы хотели начать?

Я огляделась: интересных персон было не счесть, будто не на королевские смотрины попала, а на слет любителей костюмированных представлений.

— Вон та девушка в черно-лиловом платье, — выбрала я самую заметную по цветовой окраске фигуру. Сэр Мэлори даже позволил себе легкую улыбку. Невеста в фиолетовом выделялась среди гостей, как ворона, залетевшая в голубятню. Согласно неписаным правилам хорошего тона, молодые девушки для жарких полдней, как наш, выбирали светлые закрытые платья, отчего поляна перед озером была похожа на коробку зефира. Черно-фиолетовое платье с броским корсетом не соответствовало ни протоколу ни здравому смыслу — да-да, один из тех редких случаев.

— Принцесса Ядвига из Инверты, — сообщил сэр Мэлори. — У девушки довольно интересное хобби — ведьмовство, хотя я считаю, что подобные вещи не стоит делать достоянием гласности.

— Я слышала, что в Инверте самый большой процент магов на душу населения.

— Видимо, принцесса попала в этот процент, — слегка пошутил церемониймейстер.

Королева-ведьмачка… Не думаю, что подданные Его Величества будут в восторге от такого положения вещей. Зато, наверно, очень удобно будет казнить врагов короны: взмах рукой — и вместо мятежника ужик. Можно даже серпентарий потом организовать в назидание. Понятно, что с такими мыслями и любовью к роду человеческому меня и близко нельзя подпускать к магии.

Я еще раз оглядела поляну. Кто еще выделяется? Ну, царевну из Злотоземья не узнает только слабоумный: кто еще посреди пикника станет тренироваться в метании боевых ножей? Злотоземье постоянно подвергалось нападениям соседних государств — каждый зарился на этот лакомый кусочек земли. Пожалуй, одной Греладе он не был нужен, и то только за счет слишком большой отдаленности. Кстати, кочевники из Сабаку частенько совершают набеги на приграничные территории Злотоземья, поэтому царевна раза два уже "случайно" промахнулась мимо мишени, едва не попав по псине принцессы Соры. В ее родной стране оружие умели держать все: от самых маленьких детей до седых стариков. Царевна Юна не исключение, хотя, глядя на эту нежную девушку, и не подумаешь, что она владеет луком, мечом и боевыми дротиками лучше, чем любой наемник. Как бы то ни было, шансов стать королевой у нее не так уж много: Злотоземье, конечно, богато, но не на столько, чтобы Грелада ради него могла позволить себе быть втянутой в постоянные конфликты.

Видимо, я слегка замечталась, потому что сэр Мэлори решил взять инициативу в свои руки:

— Это принцесса Шанхры — Бьянка, настоящая красавица, — церемонемейстейр указал на черноволосую нимфу, с которой я уже имела неприятность столкнуться раньше. Значит, Шанхра.

— Я думала, что она вообще не приедет: насколько я знаю, из Шанхры даже не присылали ее портрета.

— Мы тоже немного удивились, — согласился мой проводник, — но она, несомненно, украсит собой эти смотрины.

— Сэр Мэлори, я вижу, Вы уже успели попасть под ее очарование.

— Есть такое, — признался немного порозовевший добряк.

Шанхра от нас далеко, и для Грелады с ней не связано никаких политических выгод, но, пожалуй, красота принцессы могла переиграть все на свой лад. Я вздохнула: толи из банальной женской зависти, толи по каким-то другим причинам, такого исхода совсем не хотелось. Но не мне решать.

— А это дочери старшего лорда Стефана, — мой собеседник указал на трех блондинок, с удовольствием уплетавших кремовый торт и беспечно щебетавших на весь луг.

— С ними я уже познакомилась, — мрачно протянула я,

— Представляете, сегодня с утра застал их под окнами королевской купальни. Ума не приложу, что они там пытались высмотреть.

— Зато я приложу, — еще мрачнее, но уже в полголоса ответила я.

Девушки времени зря не теряют. На месте короля я бы передвигалась по замку в окружении полка дворцовой стражи, и желательно, чтобы стража строилась свиньей. Через два дня бал, на котором невесты будут официально представлены, и с этого момента каждая будет пытаться завладеть вниманием Его Величества всеми возможными и невозможными способами. Ну, может не каждая — я взглянула на принцессу Агнесс, которая, словно старушка, сидела под деревом в своем мышином туалете и листала очередной фолиант. В любом случае, Ратмир II еще не раз пожалеет, что прошли те времена, когда невест выбирали по портретам.

Сэр Мэлори собирался продолжить свою экскурсию, но интересующих меня особ больше не нашлось, и я решила обойти озеро в поисках ярла Амеона, с целью ненавязчиво посетовать на слишком жаркий день, а, если повезет завязать продолжительную беседу. Но прежде чем эти коварные планы были приведены в действие, меня отвлекли звуки, доносящиеся из-за ближайших зарослей шиповника. Заранее представляя, какую картину увижу, я не поленилась обойти колючие кусты.

— Моя прекрасная Сильфидааааа, из волн морских ты рожденааааа…, - надрывал свой бархатный бас Наталь. Берет с пером съехал ему на ухо, глаза прикрыты в экстазе творчества, но "прекрасной Сильфиды" в окрестностях не наблюдалось — значит это тренировка перед основным сражением.

Я не хотела ему мешать, но все же как-то небезопасно ему музицировать в непосредственной близости от наших гостий. Вдруг и среди них найдутся впечатлительные особы? Но не успела я и рта открыть, чтобы вежливо попросить Наталя изменить место своей репетиции, как из-за соседнего куста выглянула незнакомая девушка с густой челкой.

— Какие-то устаревшие у вас тут мотивы, даже моя бабка такого не слушала, — пробормотала незваная слушательница, задорно поблескивая глазами.

Лютня жалобно тренькнула и замолкла. Бард растерянно обернулся в нашу сторону, попутно покрываясь нежно розовым цветом:

— Простите, а что у вас сейчас популярно?

Для начала неплохо было бы узнать, где это "у них"? Девушка была мне незнакома. И представляться не спешила. Она окончательно вылезла из кустов, нисколько не смущаясь своему внезапному вторжению, и решительно оправила кремовые юбки.

— Вы должны были слышать "Пойдем убьем снеговика" или "Войну кротов и хомяков".

Бард даже немного осунулся: видимо в отличие от меня, знал о существовании песен с такими нелепыми названиями.

— При всем уважении, — в беседу вступил еще один голос, — данные песни и песнями назвать нельзя. Более того, это насмешка над бардами.

На поляну вышла принцесса Агнесс в толстом платье, зашнурованном до самого подбородка. В руках она сжимала все тот же скучный даже на вид фолиант, будто приросла к нему. Оказывается, у Наталя была целая толпа тайных слушателей. Такой успех ему и не снился!

— Это некоторые ваши музыкальные произведения насмешка над слушателем, заснуть можно. Он полюбил ее, она полюбила его… Где оригинальность и фантазия? Не говоря уж о собственном стиле автора, — не могла успокоиться маленькая незнакомка.

— О, в ваших, с позволения сказать, дворовых песенках оригинальности предостаточно, — несколько надменно произнесла принцесса Катона.

— Поменьше снобизма — это неприлично.

Еще немного — и они сцепятся. Хорошо бы понимать смысл этой дискуссии, чтобы исключить возможный конфликт. Взвесив все за и против, я все же решила не вставлять свой голос: разговор и без меня был довольно странным.

— Милые леди, не спорьте, пожалуйста, — остановил их добрый Наталь. — Я всего лишь хотел порепетировать, и мне очень жаль, что я доставил вам неудобства. Я найду другое место, где не буду никому мешать.

Девушки пристыжено замолчали. Тут я все же не выдержала и, решив немного порыцарствовать, несколько неэлегантно выползла из своего укрытия, чем, кажется, шокировала всю компанию.

— Не надо, Наталь, ты никому не мешаешь. Мы уже уходим, правда, леди?

Леди удивленно закивали и поплелись за мной как обиженные утята. Принцесса Агнесс тут же свернула на другую тропинку, как бы не желая иметь ничего общего с нами. Странная девушка с челкой осталась.

— Какой он все-таки большой! Так бы и потискала, — с придыханием сказала она.

— А?

— Ваш бард.

— Вы, наверно, слишком долго слушали его пение.

— Лучше бы он уж совсем не пел. У него такой животик, но вот поет он отвратительно.

Я замерла в удивлении: эта девушка не вписывалась в ставшую уже анекдотичной схему "баллада — покоренная дама". Если Вы мне скажете, что это не судьба нашего терзателя лютни и женских сердец, то я вам не поверю.

— Извините, мы не знакомы. Леди Николетта, управляющая дворцом.

— Княжна Стасья из Корнфолла.

Точно, есть такое крошечное княжество у подножия Великих гор. Княжну я не встречала лично, потому что в момент ее приезда на втором этаже южного крыла замка прорвало водопровод, и я доблестно руководила перекрытием трубы и устранением образовавшегося болота в одной из спален.

— Николетта! — голос, позвавший меня из-за ближайшего кустарника, был отвратительно знаком и ядовито радостен. Спрятаться я, естественно, не успела. Владелец голоса, а также рыжей шевелюры и усов появился перед нами, как чудище в плохой сказке. В руках у него, естественно, находилось зловещее блюдечко с очередным зловещим десертом.

Я попятилась и спряталась за княжну, выставив ее перед собой, словно живой щит. Девушка посмотрела на мои маневры удивленно.

— Это наш главный повар, — объяснила я, — обожает проводить кулинарные эксперименты, после чего угощает всех желающих.

Сэр Кит раздулся, словно павлин, и с гордостью протянул мне свой кулинарный шедевр.

Я наклонилась к уху княжны, и прошептала как бы по-секрету:

— Пожалуйста, не обижайте его, это очень ранимый человек, попробуйте.

Стасья энергично закивала, едва не заехав мне головой в подбородок, и протянула руки к блюдечку. Надо было видеть лицо повара! Бедняга попытался не отдать свой шедевр, но у княжны были цепкие железные пальчики. Она завладела блюдечком, а потом также ловко выдернула у него из рук ложечку и запустила ее в десерт.

— А что, вкусно, — заявила княжна, и повар на секунду просветлел, — только моя нянюшка готовит лучше.

У парня даже усы опали.

— Ничего, — я подошла к нему и ехидно похлопала по плечу, — возможно кулинария просто не твой удел. Обрейся наголо, уйди в монахи.

— Ты права, — сэр Кит недобро сверкнул глазом. — Но перед монастырем надо как следует насладиться женским обществом.

Он поклонился и резво зашагал по тропинке к озеру.

— Вообще-то, март давно прошел, — крикнула я ему вслед. — Смотри, как бы женское общество не попортило тебе шкуру.

— А вы неплохо ладите, — заметила княжна Стасья.

— На удивление, для людей, которые не переносят друг друга, — усмехнулась я.


Солнце припекало нещадно. Вспомнив о небольшой и тенистой заводи, укрытой ветвями плакучей ивы, я невольно свернула в том направлении. Пожалуй, можно и передохнуть подальше от посторонних глаз. А именно от глаз леди Карпилы — кажется, сваха подозревала меня в каком-то злом умысле, ибо следила за мной словно за заключенной, пока я ходила около шатров. Присядь я хоть на секунду в ее присутствии, к королю, наверняка, полетела бы жалоба, что, дескать, я не в меру беспечна и к работе своей отношусь без должного рвения. С одной стороны, это, конечно, правда, но, с другой стороны, свое рвение я могу проявить и в более прохладное время суток.

Раздвинув ветви ивы, я с разочарованием поняла, что меня опередили и райский уголок достался другой любительнице отдыха на природе. Я уже собралась отступить, но меня заметили:

— Леди Николетта, не хотите присоединиться? — повернула ко мне свое открытое загорелое личико принцесса Аска.

Дочь правителя Церсы в подтверждение моего первого впечатления о ней, как истинное дитя природы, не постеснялась залезть в пруд по колено, подвязав едва ли не прозрачное белое платье к поясу, тогда как остальные девицы из-за вдолбленных в них правил приличия вынуждены были томиться на берегу и делать вид, что заняты подобающими молодым леди делами.

— Присоединиться к чему? — не без любопытства спросила я, раздумав уходить.

— В вашем пруду водится необычный вид пресноводных раковин, — девушка продемонстрировала мне на ладони свой улов. Маленькие перламутровые ракушки отливали сиреневым.

— И чем же они так необычны? — я подобралась поближе, но все же остановилась на берегу, боясь замочить ноги.

— Смотрите, — с этими словами принцесса показала мне тонкую зеленую травинку, — если опустить ее в песок, где прячется ракушка…

Она наклонилась и сунула травинку в едва заметную ямку на мелководном дне озера.

— То через некоторое время…., - девушка подождала пару секунд, — получается вот что!

Принцесса подняла руку с травинкой, и оказалось, что на кончике висит еще одна перламутровая ракушка.

— Ловко! — засмеялась я. — Как это у Вас получается?

— Раковина думает, что это ее пища, и пытается затащить травинку вовнутрь.

— Вряд ли она чем-то думает. Но все равно интересно. А что потом делать с этими ракушками?

— Можно засолить и съесть.

Я посмотрела скептически.

— Что там есть-то?

— Какая разница, — пожала загорелыми плечами Аска.

Через пять минут я, поддавшись уговорам и какому-то детскому настроению, скинув туфли и чулки, тоже залезла в воду. Что-то было в этой ловле ракушек. В детстве с соседской детворой я точно так же ловила мелкую рыбешку в реке сачками. Совсем не занятие для двух взрослых девиц.

— Ваше Высочество, — на свой страх и риск решила обратиться я, — Вы и правда хотите выйти замуж за нашего короля?

Дитя природы заливисто засмеялось, будто я и впрямь сказала что-то забавное.

— Упаси, Морской Владыка!

— Зачем же тогда приехали?

— Да, просто… Любопытно стало, что там — за пределами Церсы.

— А если Его Величество выберет Вас?

Принцесса Аска засмеялась еще громче и еще заливистей.

— А Вы мне честно скажите, такое возможно? — она поймала подол платья, который отвязался и теперь стелился по поверхности воды.

— Если честно, то нет.

— Ну вот.

— Интересно, сколько еще таких, — как бы про себя пробормотала я.

— Среди невест? Больше половины!

Я от удивления выпустила свой улов из ракушек.

— Но…

— Принцесса Агнесс говорит, что здесь только ради старой библиотеки в восточном крыле замка. Ту воинственную девочку из Злотогорья вообще выслали подальше от военных действий, которые там ведутся. Принцесса Анит, похоже, приехала на экскурсию, чтобы познакомиться с ближайшими соседями. Ведьмачка из Инверты говорит, что у вас тут лучшие усыпальницы: у нее на родине ни одной целой уже не осталось. Мне продолжить?

— Нееет, пожалуй, пока что хватит, — протянула я в ужасе от открывшейся картины. У казначея случится инфаркт, если он узнает, что напрасно кормит всю эту ораву.

— Леди Николетта! Леди Николетта!

Я выронила травинку с очередной раковиной и, шлепая ногами по воде, поспешила на берег. Ну вот, ни минуты покоя! Кого еще леший принес?

Едва я успела отвязать подол платья и сунуть ноги в туфли, как на меня налетел ворох лилово-черного шелка. Испугаться времени уже не оставалось, иначе принцесса из Инверты непременно стала бы причиной моей безвременной кончины. Следом, к моему удивлению, бежала веселая принцесса Сора, от ее красочных панталонов рябило в глазах. Ума не приложу, как эти две девицы могли оказаться вместе.

— Этот ребенок говорит, что у вас в замке есть привидение, — обвиняющим тоном заявила ведьмачка.

Даже не знаю, как оправдываться перед таким обвинением. Я промычала что-то неразборчиво-утвердительно, пытаясь одновременно отцепить от платья прилипшую водоросль. Но, к счастью, водоросль не вызывала такого ажиотажа как чей-то беспокойный дух.

— Разрешите мне провести обряд по изгнанию, — умоляюще сложила руки с серебряными перстнями ведьмачка.

Я слегка опешила, но быстро пришла в себя. Ну уж нет! Чтоб я еще раз доверилась непрофессионалу!


Церковник важно шел по коридору, размахивая кадилом, словно корова хвостом в богатый на мух день. Я тихонько семенила следом, ибо каждый, кто попадался ему на глаза, рисковал быть изгнанным в числе прочих злых духов. При виде принцессы Ядвиги духовное лицо вообще затрясло как от удара молнии. Громогласно оповестив, что, цитирую: он не потерпит присутствия дьявольских отродий подле своей святой особы, — отец Игнатий щедро полил водой из фляги ее королевское высочество. Впрочем, наследницу Инверты это мало шокировало: из виду она, конечно, скрылась, но что-то мне подсказывало — колдунья неотступно следовала за нами.

— Наводнили дворец нечистью, выкуривай теперь, — приговаривал церковник в густую бороду вместо молитвы.

Да уж, это точно: за последнюю неделю "нечести" понаехало — не продохнуть.

Кадило раскачивалось все яростнее, а бормотание отца Игнатия все дальше отходило от текста церковных книг. Мы приближались к покоям, в которых обнаружили привидение.

Чья-то холодная рука коснулась моего плеча…

Мгновенно среагировав, я обернулась готовая дать если не физический, то хотя бы звуковой отпор любой нечисти, которой хватило здравого смысла посягнуть на мою персону. Нечисти не было. Вернее была. Я приподняла юбку и больно пнула рыжего наглеца по коленке.

— С ума сошел, так пугать! — зашипела на него я, стараясь выглядеть грозно, но при этом не быть услышанной отцом Игнатием.

Повар запрыгал на одной ноге, держась за пострадавшую коленку, но тоже особо не шумел, боясь праведного гнева.

— А ты опять водишь с экскурсией по замку подозрительных личностей. Мало тебе было травли крысолаков?

— Во-первых, эта подозрительная личность, как ты выразился, известный экзорцист. Во-вторых, гораздо более подозрительно твое присутствие здесь. Кто сейчас вместо тебя наблюдает за приготовлением ужина?

Я оглянулась на церковника — тот уже как раз подошел к покоям, где мы обнаружили, вернее, нас обнаружило привидение.

— Тебя не беспокоит, что экзорцисты изгоняют духов из людей, но никак не привидений из замков? — все не отставал Кит.

Вообще-то беспокоит, но…

— Отец Игнатий заверил, что все будет в порядке.

— С каких пор ты стала доверять людям?

Я не нашлась, что ответить, и вслед за церковником проскочила в "нехорошие" покои. Внутри уже было полно противного едкого дыма от кадила. Я решила дать задний ход, но тут же наступила на сунувшегося следом повара. Так что деваться было некуда, пришлось остаться в комнате, хотя поведение святого отца становилось все более устрашающим. Сейчас мне казалось, что я присутствовала при языческом ритуале, на котором шаман заклинал громы и молнии обрушиться на головы своих врагов. А священный круг, поблескивающий у шамана на груди, стал не символ религии, а всего лишь причудой дикого язычника.

Честно говоря, я не столько боялась бесновавшегося церковника, хоть он и мало был похож на доброго, тихого святого отца в приходе нашей деревни, сколько беспокоилась о безопасности обстановки помещения. Покрывала, ковры, шторы и прочие текстильные вещи теперь точно придется чистить, если не полностью менять — они, наверняка, пропахнут этим тошнотворным дымом. По-настоящему же стало страшно, когда мебель в помещении вдруг ни с того ни с сего мелко затряслась и где-то в дальнем углу послышался звон разбитого стекла. В комнату потянуло свежим вечерним воздухом, и дым потихоньку начал рассеиваться.

Отец Игнатий стоял, повернувшись ко мне лицом, и сверлил меня взглядом, словно ведьму во времена инквизиции:

— Леди Николетта? — то ли позвал, то ли спросил он грозным басом.

— В чем дело? — испуганно ответила я и непроизвольно попятилась, снова наступив на повара.

Напряженную атмосферу разрядила принцесса Ядвига, ввалившись в комнату с криком:

— Вы знаете, что сделал этот шарлатан?!

К моему удивлению, на этот раз церковник нисколько не возмутился присутствием ведьмачки, обошлось даже без сотворения охранных кругов. Отец Игнатий что-то неразборчиво пробормотал в бороду и как-то сразу поуменьшился в размерах.

— Да как ты смеешь, безбожница, — наконец выдавил он из себя, но уже совершенно без энтузиазма.

— Много Вы думаете о своем Боженьке, — фыркнула девица, — не всякий колдун на такую подлость решится.

— Да объясните, в конце концов, что происходит! — не выдержала я, прервав еще не успевший начаться религиозный диспут. — Привидение здесь, или же его нет?

— Нет!

— Есть!

Одновременно выкрикнули церковник и ведьмачка. Я потерла виски и посмотрела на сэра Кита, но его довольная физиономия вряд ли могла послужить в качестве успокоительного.

— Хорошо, спрашиваю еще раз. Привидение до сих пор в замке? — я начинала терять терпение.

— Привидения в замке нет, — пробасил церковник, сделав особое ударение на слове "привидение".

— Естественно нет, — наконец хоть в чем-то согласилась с ним ведьмачка. — Зато теперь в замке есть одержимый! Наш преподобный заклинатель душ загнал привидение в чье-то тело, и лучше бы ему прямо сейчас сознаться, в чьё!

Дело принимало нешуточный оборот.

— Отец Игнатий? — повернулась я к притихшему священнослужителю.

— Эммм…

— Отец Игнатий!!

— В чем-то чернокнижница права.

— Сам-то, — фыркнула Ядвига.

— А не Вы ли убедили меня, что способны справиться с привидением? — стала наступать я на церковника, — Так почему ситуация вышла из-под контроля?!

— Кто сказал, что вышла? Все в руках Божьих, — отец Игнатий, видимо, выработал какую-то стратегию, и теперь к нему понемногу возвращалась уверенность. — Я с самого начала знал, что дух вселится в чье-то тело, а уж потом я совершу обряд экзорцизма, изгнав его раз и навсегда.

— И в кого же, Вы предполагали, вселится дух? — с подозрением спросила я.

— В ближайшее живое существо — значит, в Вас, дочь моя, — без тени раскаяния ответил церковник, поглаживая бороду. — Ну, побились бы Вы в истерике полчаса во время изгнания, так потом бы даже и не вспомнили об этом. Святые обряды еще никому не вредили

Я задохнулась от негодования. За моей спиной заливисто загоготал сэр Кит, а затем вдруг обхватил меня за талию рукой и сквозь смех и слезы прокричал отцу Игнатию:

— Бегите, святой отец, я ее подержу!

— Отпусти меня, или я тебя укушу! — пригрозила я. — Отец Игнатий, даже не думайте двигаться с места, если не хотите расстаться с саном!

Рыжий меня отпустил, но все еще сотрясался от беззвучного смеха. Ладно, с этим клоуном я разберусь как-нибудь потом. Сейчас есть проблемы посерьезнее.

— Кто стал одержимым? — спросила я, едва не перейдя на крик.

— Данное знание мне даровано не было, — церковник отшатнулся со всем возможным в такой ситуации достоинством. — И прекратите меня пугать, иначе отлучу от церкви.

Я красноречиво посмотрела, и отец Игнатий заткнулся.

— Прекрасно. Как нам найти этого человека?

— Он будет выделяться странным поведением, — туманно ответил священнослужитель. — Тут я вам не помощник.

Я посмотрела на принцессу Ядвигу, но та тоже только развела руками. Да, как препираться, то оба хороши, а как доходит до дела, сразу в кусты.

— Так, отец Игнатий, Вы сидите здесь. И не смейте даже носа показывать наружу. Если что-то пойдет не так, уж будьте уверены, я извещу об этом случае Синод. Мы найдем одержимого и приведем сюда, будьте готовы совершить обряд.

— Кто это "мы"? — с сарказмом осведомился повар.

— Не хочешь участвовать, отправляйся на кухню.


Легко ли найти одержимого в замке полном народу? Легко ли найти одержимого среди толпы малознакомых и не всегда адекватных людей? Я начинала чувствовать всю отчаянность положения, обходя коридоры и вглядываясь в лица людей. Если выплывет наружу, что приглашенный мной церковник вселил духа в одного из обитателей замка, мне не сдобровать. Хорошо, если одержимым стал кто-то из прислуги, а если кто-то из гостей? Что-то мне даже не хочется об этом думать. Я покрутила головой.

Как сказала принцесса Ядвига, скорее всего, дух выбрал своим пристанищем подходящее тело неподалеку, поэтому-то отец Игнатий так рассчитывал, что дух вселится в меня. Бррр, аж мурашки по коже.

Плюс ко всему есть еще одна проблема вселенского масштаба:

— Ты долго собираешься идти за мной? Если и правда хочешь помочь, то пройди по другому маршруту?

— Ну, как можно отправить хрупкую и беззащитную девушку на поиски одержимого совершенно одну? — усмехнулся сэр Кит, явно давая понять, что не считает меня ни хрупкой, ни беззащитной.

— Принцесса Ядвига тебя по этому поводу нисколько не беспокоит.

— Да ты что, мне самому было бы страшно остаться в ее компании. Если она найдет одержимого, то ему можно будет только посочувствовать.

— Мда, галантность — твой конек.

В одной из галерей мелькнула чья-то фигура, и я тут же свернула туда. Учитывая, что в восточном крыле даже после приезда гостей было не очень людно, то во время ужина встретить здесь кого-то равносильно чуду. В галерее было пусто и темно.

— Левый коридор, — сказал рыжий, видимо заметив что-то.

— Может, пойдешь первым? — спросила я

— Нет уж, дамы вперед, — усмехнулся повар.

— Я так и думала, просто хотела еще раз убедиться в твоей непорядочности.

Сэр Кит фыркнул и, бесцеремонно отодвинув меня с дороги, пошел к коридору. Какие все-таки ранимые существа эти мужчины.

По мере приближения к коридору стали слышны шаги, какой-то шум, а затем безудержный женский смех, который отразился от всех сводов галереи.

— Не знаю, как ты там собиралась в одиночку справляться с одержимым, но предоставлю тебе шанс, — пошел на попятный рыжий и спрятался за мою спину.

— Значит, нечисти боишься, — подметила я.

— У всех свои недостатки.

Я бесстрашно повернула в коридор. Ну конечно, только внешне бесстрашно, чтобы смутить насмешника. На самом деле коленки у меня немного подгибались, но я ни за что в жизни сейчас этого не покажу, тем более что спасать меня такую "хрупкую и беззащитную" некому.

В коридоре я успела заметить только край серого платья, мелькнувший за очередным поворотом. Ох уж эти извилистые лабиринты замка. Я подхватила поудобнее юбки и собралась уже совершить небольшую пробежку, ибо платье и его владелицу я узнала, и, взвесив ситуацию, решила, что все равно сильнее.

— Николетта, подожди. Посмотри сюда!

Если он опять струсил, позже камня на камне не отставлю от его самолюбия! Я обернулась, чтобы отчитать сэра Кита, но вовремя закрыла рот. Стены коридора были увешаны рядом портретов, перед одним из них и застыл повар со слегка изменившимся лицом.

— Тебе не кажется, что это наше привидение? Ты знаешь эту женщину на портрете?

Я отпустила подол. Действительно, на картине было изображено то самое привидение, только во-плоти: стройная женщина в старинной одежде, с кокетливой мушкой около насмешливо сложенных губ. И, да, я прекрасно знала, кто она.

— Это бабка короля, — протянула я.

— Интересная, должно быть, была женщина, — задумчиво покрутил ус Кит.

И о чем он только думает в такой момент!

— Не то слово. Кажется, теперь у меня будут большие проблемы.

Это была та самая королева Ижинка — дочка бакалейщика, обманом окрутившая деда Ратмира II. Современники описывали ее как дальновидную и деятельную правительницу, но большинству школяров королева Ижинка западала в голову россказнями о бесконечной череде ее фаворитов.

Сэр Кит все еще смотрел на меня недоуменно, видимо, уроки истории в школе он благополучно прогуливал, раз портрет не находил и тени отклика в его памяти.

— Ты хотя бы табличку на раме прочти.

Я спешным шагом пустилась вдоль по коридору, и так мы уже потратили слишком много времени около портрета. Леший знает, что может натворить несчастная, в которую вселился дух.

— Слушай, если бы ты была приведением, а потом получила человеческое тело, что бы ты сделала первым делом? — не отставал от меня рыжий. Ну естественно, данное приключение ему лично ничем не грозило.

— Расправилась бы с надоедавшими мне людьми, — огрызнулась я, но "сэр беспечность" намека не понял.

— Я бы сделал то, чего не мог, пока был духом. Ну, там, поел бы, выпил, поспал…и сама понимаешь, — даже на ходу он умудрялся подкручивать усы.

— Значит, пойдем по направлению к кухне, — проигнорировала я намек.

— Тебя не прошибешь, — разочаровался рыжий. — За кем мы бежим? Есть предположения?

— Кажется, за принцессой Агнесс, — сказала я, и сама же ужаснулась тому, что сбывались худшие опасения.

— Это та серая мышка из Катона?

— А ты уже успел со всеми перезнакомиться?

— Не с ней, а с ее наставником. Этот подозрительный тип держит девочку едва ли не на тюремном пайке. Я таких ужинов сроду не готовил, — отчего-то возмутился королевский повар.

— Я удивлена, значит, ты все же иногда работаешь в перерывах между издевательствами надо мной?

Коридоры снова были пустынны и тихи. Мне уже даже начало казаться, что мы свернули где-то не там. Но вот впереди послышались возбужденные голоса и шум. Нам навстречу выбежала испуганная горничная, увидев меня, она всплеснула руками, развернулась и побежала обратно. От удивления я остановилась.

— Это что сейчас было?

— Я хотел тебе сказать, что выглядишь ты сегодня не очень, но, видно, поздно.

— В тебе есть хоть капля серьезности? — я решительно пошла дальше.

Дверь в одни из покоев была открыта, вокруг толпились перешептывающиеся слуги. При моем появлении все разом затихли. Может, и впрямь не очень выгляжу?

— Кто-то умер? — не подумав, ляпнул рыжий у меня за спиной.

— Мозг твой умер, — прошептала в ответ я. — Сейчас совсем не время для подобных шуток.

— Кто-нибудь скажет мне, что здесь произошло? — обратилась я уже к слугам.

На мой голос из дверного проема высунулась лохматая голова Марики. Горничная, кажется, единственная из всех не испытывала передо мной священного трепета.

— Ники, представляешь, кто-то вломился в покои, отведенные для дочерей старшего лорда Стефана!

— Что?! — я мигом растолкала народ около двери и заглянула внутрь. По комнате словно прошел ураган — все было перевернуто вверх дном. — Что-нибудь пропало?

— Вроде, нет. Но без хозяек это пока сложно понять. Странно, кажется, взломщик просто порылся в гардеробе и трюмо.

Я еще раз окинула взглядом беспорядок в покоях. Сейчас у меня совсем нет времени с этим связываться. Девяносто девять процентов, что здесь побывал наш призрак воплоти. Шустро действует, или это мы слишком медлительны. Хорошо еще, что никто не заметил принцессы Агнесс, иначе репутация Катона была бы подпорчена. Впрочем, это впереди.

— Ищите дворецкого, он должен во всем разобраться. И еще, для господина Гальяно, меня здесь не было, — подмигнула я Марике.

Интересно, как дворецкий начнет выкручиваться. Оставалось только надеяться, что происшествие меня не коснется. К счастью, за охрану замка я не отвечаю. Не хватало еще и этого.

Я поспешила дальше вниз по лестнице к холлу, который соединял восточное крыло с основной частью дворца. Если мы не нагоним привидение здесь, то потом найти его будет в два раза труднее.

— Между прочим, Его Величество пожелал сегодня ужинать в парадной столовой, — подлил масла в огонь Кит.

Это означало, что есть некоторая вероятность, что наши пути пересекутся. А если есть вероятность… Я прибавила шагу.

— Госпожа Управляющая!

Да что ж сегодня за день то такой! Я обернулась, и застыла, забыв все слова.

— Вы не видели Агнесс? — спросил Пауль, странный воспитатель принцессы.

Я хотела уже сказать нет, но вовремя остановилась, вспомнив про его особый дар видеть насквозь лжецов.

— Я как раз сама ее искала, — не покривив душой, ответила я.

Стальные глаза посмотрели на меня пристально, видимо, какой-то подвох он все же почувствовал. Угловатые плечи дернулись так, что мне показалось, будто острые кости вот-вот прорвут ткань его сюртука. Никому бы не пожелала остаться с этим человеком один на один.

— И зачем же Вы ее искали? — подозрительный взгляд в сторону сэра Кита. — Все, что касается принцессы, можно обсудить со мной.

— Видите ли, — протянула я, лихорадочно соображая, — королевский повар несколько обеспокоен меню принцессы.

Надеюсь, Киту хватило ума не делать при этом заявлении изумленного лица.

— Что ж, мы может это обсудить, — все еще не спускал с меня менторских глаз Пауль.

— Тогда не буду вам мешать, — обрадовалась я, — У меня еще есть дела.

— Ты меня бросаешь? — грозно прошептал мне на ухо Кит.

— Потом догонишь, — ответила я, прекрасно понимая, что наш гость из Катона все отлично слышит. — И говори только правду.

Я улыбнулась им обоим самой свой очаровательной улыбкой. Впрочем, ни тот, ни другой этого не оценили, хотя улыбка эта мне стоила последних капель оптимизма.

Свернув в очередной коридор, я поняла, что у меня сейчас будет инфаркт. Посередине в легком изумлении застыл король, а рядом в довольно непринужденной позе стояла принцесса Агнесс. На ней было все то же платье мышиного цвета, но, если бы я не была уверена, что это она, у меня были все шансы ее не узнать. Ворот платья был расстегнут, волосы, обычно стянутые в тугой узел на затылке, распущены. Оказалось, что у принцессы шикарная грива каштановых локонов — просто преступление скрывать такую красоту. На лице был довольно агрессивный и давно вышедший из моды макияж. Преображение даже с натяжкой нельзя было назвать чудесным, но в движениях чувствовалось больше уверенности, властности и…женственности. Она что-то сказала королю, кокетливо поправила волосы, а затем стряхнула невидимую пылинку с его плеча. Ратмир II стоял как зачарованный, то ли не в силах понять, что происходит, то ли застигнутый врасплох столь внезапной атакой.

В дурном сне не приснится, что она ему там может наговорить! И скажите на милость, кто допустил, чтобы король гулял по дворцу без охраны? Впервые я сожалела о несколько свободных внутренних традициях. Как я уже говорила, на все время смотрин король будет представлять из себя заманчивую цель, так что одному ему лучше не ходить: девицы в последнее время пошли ушлые.

Может изобразить из себя защитницу королевской чести и достоинства? Я издала нервный смешок и решительно двинулась к этой парочке.

— Добрый вечер, Ваше величество, — я умудрилась сделать реверанс едва ли не на ходу. Кажется, начинаю приобретать навыки настоящего придворного. — Я вижу, Ваш покой нарушили самым непростительным образом. Разрешите мне исправить ситуацию.

Проговорив все быстро и решительно, чтобы у монарха не было и шанса вставить реплику, я быстренько схватила опешившую принцессу за руку и потащила ее в обратном направлении. К счастью, замешательства девицы хватило ровно до того времени, пока мы не скрылись из виду Его Величества. Дальше она стала вырываться как одержимая, да, впрочем, так и было.

— Отпусти меня! — то шипела, то визжала принцесса Агнесс, — Ты хоть знаешь, кто я такая?!

— О, прекрасно знаю, Ваше Величество, поэтому Вам придется пройти со мной, — тащить девицу и отвечать одновременно было нелегко, но, к счастью, мы с ней были в разных весовых категориях. Эх, завтра у меня все руки будут исцарапаны, словно на меня напала стая диких кошек. Ну да ладно, главное, что проблема практически решена, — подумала я, в очередной раз уворачиваясь от острых коготков принцессы.


— Отец Игнатий, долго нам еще ждать Ваших приготовлений? — нетерпеливо постукивала я туфелькой и потирала исцарапанные руки. Надеюсь, что не подхвачу никакой заразы.

— Терпение, дочь моя — наивысшая благодетель, на все нужно время, — смиренно отвечал церковник, но от его смиренности у меня сводило скулы.

— Чем Вы занимались все это время, пока мы вылавливали Ваше привидение?

— Спал, дочь моя, и самому стойкому духу нужен отдых.

— Значит, спали.

— Спал.

Ну что ж, хотя бы честно.

— Николетта, — жалобным голосом позвал Кит.

— Что?

— Спаси, еще немного и она начнет меня облизывать, — повар изо всех сил старался держать на расстоянии вытянутой руки, порученную ему на пригляд принцессу: разгулявшаяся девица так и норовила усесться к нему на колени.

— Еще днем ты жаждал женского внимания, так что грех жаловаться, правда, святой отец?

— Наши желания — наше проклятье, — продолжал сыпать выдержками из "Мудрых изречений" церковник.

— К слову о желаниях, — вспомнила я, — после обряда изгнания принцесса будет что-нибудь помнить?

— Скорее всего, да, — разочаровал меня он, — но, если хотите, мы можем это поправить.

— Ну, уж нет, хватит с нас и изгнания бесов.

— Достала! — в дверь протиснулась принцесса Ядвига и помахала связкой черных свечей. Десять минут назад она провела воспитательную работу с отцом Игнатием о последствиях неверно выполненных обрядов, и, к нашему крайнему удивлению, великий экзорцист позволил ей принести неположенные по уставу церкви свечи. Может, не настолько уж он был и великим.

Я вздохнула с облегчением, и в тот же момент кто-то постучал в дверь. Мы все переглянулись.

— Леди Николетта, я могу войти? — очень знакомый властный голос.

Все посмотрели на меня.

— Начинайте обряд, я попробую все уладить, — с видом заправского героя бросила я, хотя у самой тряслись руки.

Взявшись за ручку двери, я выскользнула наружу, постаравшись сделать так, что Пауль (ибо это был именно он), не смог разглядеть то, что творилось в комнате. Я улыбнулась, и улыбка эта должна была выразить, что мне нечего скрывать, и я, несомненно, рада видеть нашего гостя второй раз за вечер.

— Один из кочевников сказал мне, что видел, как Вы заходили сюда.

— Да, тут осталась пыльная неубранная комната, — ответила я все с той же улыбкой, стряхивая несуществующую пыль с платья, и настоятельно напоминая себе, что я должна взвешивать каждое слово, прежде чем его произнести. — Вам что-то понадобилось?

— Вы так и не нашли принцессу Агнесс? — напрямик спросил Пауль, так что ускользнуть от его вопроса было очень непросто. Серые глаза наставника ни на секунду не оторвались от моего лица. Еще немного и у меня начнется нервный тик.

— Я перестала ее искать почти сразу же, как только встретилась с Вами, — улыбнулась я, мысленно приказывая себе не паниковать и, главное, перестать теребить поясок на платье. — Вы же сказали, что все вопросы можно обсудить с Вами. Вы плодотворно пообщались с королевским поваром?

— Вообще-то, мне он показался очень странным и подозрительным.

— В этом я с вами согласна, странный тип.

— Неправда, Вы так не считаете, — вкрадчивым голосом сказал Пауль.

— Хорошо, я считаю его навязчивым и наглым, так пойдет? — чуть повысив голос, сказала я, чтобы за дверью было хорошо слышно.

— Значит, принцессу Вы точно не видели? — катонец не сдавался, наверно, все же где-то в своих ответах я прокололась.

Пока я панически соображала, за моей спиной открылась дверь, и к нам вышел сэр Кит. Его довольная физиономия ничего хорошего не предвещала. Этот нахал бесцеремонно приобнял меня за плечи и, наклонившись к самому уху, сказал:

— Любимая, ты долго? — потом посмотрел на Пауля, будто бы только заметив его. — Простите, но у нас еще дела.

Катонец дернул углом рта. Я залилась краской до корней волос, но вырываться из цепких объятий повара не посмела.

— Ну что ж, не буду мешать, — наставник откланялся и довольно спешно удалился.

— Ты хоть думаешь, что делаешь? — я оттолкнула рыжего так, что тот, кажется, приложился спиной о дверной косяк. — Представляешь, какие слухи поползут по замку?

— Да кому он скажет? — обиженно огрызнулся повар, потирая спину. — И вообще, я тебя спас, можно быть хоть немного благодарней!

— Я буду страшно тебе благодарна, — пригрозила я. И зря он не испугался.


Содержание:
 0  Хозяйственные истории : U Ly  1  Глава 1. Уникальная методика борьбы с алкоголизмом : U Ly
 2  Глава 2. Секреты дрессуры животных и не только : U Ly  3  Глава 3. Борьба с паразитами подручными способами : U Ly
 4  вы читаете: Глава 4. Женщины: видовая принадлежность и классовые различия : U Ly  5  Глава 5. Мужчины: цели и средства : U Ly
 6  Глава 6. От желудка к сердцу: занимательный путеводитель : U Ly  7  Глава 7. Теория и практика заговоров : U Ly
 8  Глава 8. Курс молодого охотника : U Ly  9  Глава 9. Раздраконивание и прочие секретные техники : U Ly
 10  Глава 10. Основы практической магии : U Ly  11  Глава 11. Нехозяйственные истории, или старые герои на новый лад : U Ly



 




sitemap