Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 7. Теория и практика заговоров : U Ly

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11

вы читаете книгу




Глава 7. Теория и практика заговоров

— Как мертвые? — по хребту табуном проскакали мурашки.

— Думаешь, я тебя просто из любопытства спрашивал про ночное зрение? Присмотрись: у них раны на шкурах, да и видок, как у половых щеток, — парень говорил, а у самого зубы выстукивали какую-то зажигательную дробь.

Я присмотрелась, но все равно ничего не увидела.

— Может, у тебя больное воображение? Давай, поймаем одного и проверим?

— Николетта!

— А что такого? Мне надоели эти грызуны, хоть живыми, хоть мертвыми!

— А если они на тебя набросятся?

— Не волнуйся, ты меня спасешь, я в тебя верю.

Я уже собиралась выйти из нашего укрытия, но Кит вцепился в меня холодными руками:

— Никуда ты не пойдешь.

— У тебя руки ледяные от страха, и ты еще смеешь мне указывать?! — возмутилась я.

— Ты же знаешь, мне не по себе от всего паранормального, и нечего меня этим попрекать.

— Ну так иди в дом, я без тебя справлюсь, — я наконец высвободила свою руку и решительно пошла к крысолакам. Мертвые там или нет, если они ничего страшного не сделали в предыдущие ночи, то опасаться глупо.

Грызуны не ждали меня с распростертыми объятьями — ни одна тварь даже морды не повернула в мою сторону. Что и говорить, слегка разочаровывает. Я столько сил и времени потратила на борьбу с ними, а теперь меня игнорируют, лишая шанса героически бежать от них в дом и вопить о помощи, перепугав до смерти и без того еле живого повара. Мир несправедлив, и оставим эти лирические отступления.

Мало того, что крысолаки не обращали на меня внимания, так они еще и все, как по команде, повернули головы в совершенно другом направлении, а затем, словно цирковые хомячки, выстроившись по двое, замаршировали по тропке куда-то вглубь сада. Вопиющее хамство!

— И после этого ты будешь утверждать, что они бодры и полны здоровья? — рыжий все еще держался рядом (наверно, страшно было идти до крыльца одному).

— Ладно, ты победил. Признаю, это крысолаки-зомби. Тебе от этого стало намного легче?

— Если мы теперь не пойдем за ними, то да.

— И ты, и я знаем, что в замке есть всего один человек, который может стоять за этим хулиганством. Кстати, этот человек сегодня на кухне сварил нечто, пытающееся жевать столовые приборы. Тебе не кажется, что если мы не прекратим эту беспорядочную магическую деятельность, находиться в замке будет просто опасно? — я подобрала юбки и решительно пристроилась в хвосте вереницы крысолаков, надеясь, что рано или поздно они выведут нас к своей хозяйке.

— Мне не кажется, что именно мы должны это прекращать. У тебя вообще есть инстинкт самосохранения, не говоря уж о простом благоразумии?

— Именно поэтому я взяла тебя с собой: у тебя инстинкта самосохранения хоть отбавляй, — я переступила через один корешок на дорожке, но тут же споткнулась, не заметив другой.

Кит схватил меня под руку, удержав от неминуемого падения в толпу крысолаков.

— Ты хоть под ноги смотри, спаситель человечества. И вообще, откуда у тебя на заднем дворе кладбище крысолаков?

— Это долгая история.

— Как и все, связанные с тобой.

Я же не виновата, что мой задний двор — это еще и по совместительству королевский парк, в котором некоторые не в меру ретивые гости охотятся на грызунов, а не в меру сообразительные садовники потом закапывают трофеи позади моего дома.

Крысолаки бодро трусили вперед, и конца нашему путешествию не было видно. Мне совсем не нравилось углубляться в парковые дебри, да еще посреди ночи (попробуй потом вернись). И я была в этом не одинока.

— Николетта, тебе не кажется, что за нами кто-то идет? — рыжий попытался спрятаться за меня, так что даже пришлось его слегка отпихнуть, чтобы не нарушал мое личное пространство.

— Может у тебя опять приступ паники? — мы добрались до широкой лужайки перед озером, и теперь длинная вереница из потрепанных крысолаков была видна, как на ладони. Впрочем, и наши нелепые фигуры, крадущиеся следом тоже, — Никого там нет…

Тут я осеклась, потому что декоративные кусты на краю лужайки вдруг мелко затряслись, осыпая траву белыми ягодами. На поляну, пошатываясь и подергиваясь, выполз человек, одетый в лакейскую форму. Я же их сто раз предупреждала, чтобы не шатались ночью без дела по территории дворца! Этот, наверняка, еще и пьян!

— Так, ты иди за крысолаками, а я тебя догоню, только скажу пару слов этому разгильдяю, — скомандовала я Киту.

Но повар не дал мне ступить и шага, перегородив дорогу:

— Я думала, что еще бледнее ты стать не сможешь, — иронически заметила я. Его выходки за сегодняшний день мне уже надоели.

— Значит, то, что я бледный, ты видишь, а что выползло за нами на поляну, нет? — сэр Кит явно начинал впадать в истерику. Надо было его прогнать, пока у меня еще был шанс, а то теперь такое ощущение, что я на охоте в компании сумасшедшего — того и гляди с перепугу выстрелит в спину.

— Только не говори, что и он тоже мертвый, — пытаясь обойти его стороной, передразнила я.

— Вот именно! — Кит схватил меня за руку и потянул за собой догонять столь ненавистных ему крысолаков.

— У тебя паранойя! Лакей просто перебрал немного, а ты уже называешь его зомби! Ну нет на территории дворца захоронений, откуда ему взяться?! — сопротивлялась я.

В этот момент человек в лакейской форме зарычал и, переваливаясь, как сломанная кукла, стал двигаться в нашу сторону, все быстрее и быстрее сокращая расстояние.

— Ты все еще думаешь, что он пьяный?

— Хватит болтать, бежим! — я подобрала юбки и побежала вперед, обгоняя крысолаков, которым было ровным счетом наплевать на наши догонялки. Сэр Кит не отставал, бьюсь об заклад, драпануть подобным образом он мечтал с самого начала нашей ночной прогулки.

Обежав озеро до середины, я остановилась. Крысолаки остались далеко позади, и в каком направлении податься дальше, я не знала. К счастью, зомби тоже отстал — вестибулярный аппарат нечисти оказался не в пример хуже человеческого.

— Ты все еще намереваешься искать ведьмачку? — спросил запыхавшийся Кит.

— У тебя есть на примете кто-то другой, кто сможет справиться с ситуацией?

Можно было бы, конечно, позвать стражу, но караульная находится прямо в противоположном направлении, то есть для этого нам придется вернуться назад и пройти мимо зомби. Да и кто поручится, что только через одного? У меня такое ощущение, что сегодня я немного заблудилась и забрела совсем в не ту сказку.

— Тогда, похоже, нам сюда, — Кит указал на подозрительные синеватые отблески пламени, видневшиеся в близлежащих зарослях.

Я порадовалась, что колдовать наша "принцесса вурдалаков" решила не в замке: во-первых, так намного безопаснее для окружающих (я не имею ввиду себя), во-вторых, в замке ее было бы не так просто найти. От близости цели у меня открылось второе дыхание, и я в три прыжка добралась до зарослей.

За ветвями сильно разросшегося чубушника открывалась идиллическая картина: на камне, который изначально был предназначен для чисто декоративных целей, подобрав под себя пятки, сидела закутанная в черный плащ принцесса Ядвига с книгой в руках. Вокруг горели свечи. Поверхность камня был испещрена странными символами и знаками. Так, надо будет сказать садовникам, что с этих пор мы не устанавливаем в роккарии большие плоские камни — хватит провоцировать любителей темной магии.

При нашем появлении, а появление было эффектным и не лишенным изящества (мы словно праздничные эльфы, осыпанные белыми цветами чубушника, вывалились сквозь кусты), ведьмачка вздрогнула и захлопнула книгу, от чего разом потухла половина свечей.

— Леди Николетта, что Вы здесь делаете? — воскликнула она, неожиданно перейдя на фальцет.

— Это был мой вопрос, — я поднялась с колен, отдирая от себя репейник, в который мне не посчастливилось упасть, — но раз уж Вы спросили первой, то отвечу. Убегаем от поднятых Вами зомби!

— От этих милых мышек? — быстро пришла в себя и даже успела посмеяться над нами принцесса.

Мы с рыжим мрачно переглянулись.

— Если бы только от "мышек".

И все равно она нам не поверила, пока мы не заставили ее выглянуть из своего укрытия и полюбоваться на корявую фигуру, которая медленно, но верно приближалась сюда. При виде зомби, цитирую, "настоящего человеческого зомби!", глаза у принцессы загорелись восторгом.

— А мне говорили, что на территории замка нет человеческих захоронений!

— Мне тоже говорили, — холодно оборвала ее я. — Но давайте сначала решим проблему с тем, как его остановить, а уже потом я буду выяснять, откуда он взялся.

— А можно я им сначала немного покомандую? — взмолилась ведьмачка, как ребенок о новой игрушке.

— Нет! — в унисон воскликнули мы с Китом, который до этого был непривычно тих и постоянно прятался за нашими спинами.

— Но я пока еще не научилась укладывать обратно зомби! — топнула ножкой ведьмачка.

Отлично. Слава лешим, времени для паники у нас не так много.

— А что Вы собирались делать с крысолаками?! — ужаснулась я.

— Так вот как Вы их называете…, - у девушки явно было слабо с концентрацией, и, если уж на то пошло, с самодисциплиной.

— Не отвлекайтесь! — я пощелкала пальцами перед ее лицом.

— Я собиралась потренировать на них заговор окаменения.

— Вот, придется потренироваться на более крупном объекте.

— Но…

— Никаких но! — я пресекла все разглагольствования, ибо зомби был уже за кустами, и плотоядно оглядывал мутными белесыми глазами нашу компанию.

Не сговариваясь, мы с Китом выставили ведьмачку вперед, а сами забежали за камень.

— Может, вы его подержите? — запинаясь, спросила адептка магии. Она потихоньку пятилась, но эта картина не вызывала во мне героического желания её спасти. Ей Богу, если она не справится, первым делом я начну спасать себя.

— А Вы будете творить свои заговоры, пока он нас обгладывает? Нет уж, спасибо, — озвучил мои мысли Кит.

К счастью, принцесса Ядвига взяла себя в руки и стала бормотать какие-то слова, подозрительно похожие на детские скороговорки. Мы с рыжим во все глаза смотрели на зомби, ожидая, когда же он, наконец, остановится, а также не желая пропустить момент, если снова придется бежать.

Бежать не пришлось. Со звуком, будто кто-то колет грецкие орехи, зомби от самых пяток начал покрываться каменной коркой. Его движения замедлились, а затем и вовсе остановились. Через несколько секунд перед нами стояла искусно вырезанная, но не несущая в себе абсолютно никакой художественной ценности, статуя. Ведьмачка сразу же успокоилась и, окрыленная успехом, как нечего делать превратила в такие же резные камешки когорту подошедших крысолаков.

Я вылезла из-за камня, Сэр Кит тут же перестал дрожать, и теперь, выпятив грудь, пытался реабилитировать себя в наших глазах за последние полчаса, проведенные в глубоком испуге.

— Вот, а теперь пришло время вопросов по поводу происхождения нашего зомби, — торжественно объявила я, хотя больше всего мне сейчас хотелось оказаться в собственной кровати. Везет Марике, она сейчас видит седьмые сны. — Ваше Высочество, Вы можете возвращаться во дворец, но больше никаких экспериментов на территории дворца!

Я позволила себе добавить в голос строгости, потому что того, что уже натворила здесь ведьмачка, хватило бы на весомую папку компромата. Она же не хочет, чтобы остальные гостьи об этом узнали?

В глазах принцессы Ядвиги появилось разочарование.

К счастью, сопротивляться и умолять она не стала, хотя вполне могла бы превратить нас с поваром в еще одну парочку статуй и преспокойно заниматься своими темными делами. Ведьмачка быстро собрала книги и свечи, стерла меловые надписи с камня, затем бросила прощальный взгляд на статуи своих зомби и была такова.

Я тоже посмотрела на статуи. И что мне теперь делать с этой скульптурной группой посреди королевского парка?

— Может, мы их продадим? — высказал ценную мысль Кит.

— С крысолаками можешь делать что хочешь, но этот тип — улика.

Я обошла вокруг каменного лакея. Не было никаких сомнений, что на нем форма дворцовой прислуги. Лицо мне не говорило ни о чем, но это и не удивительно — штат обслуживающего персонала у нас огромный, сомневаюсь, что даже Гальяно хотя бы половину из них знает в лицо.

— Ты сказала, что на территории замка нет никаких захоронений, значит…

— Значит, кто-то убил лакея и закопал его труп в дворцовом парке, — продолжила я, одновременно пытаясь сдвинуть статую с места. Нет, здесь даже вдвоем не справиться, придется обращаться за помощью.

— И ты так спокойно можешь об этом говорить? — удивился рыжий — в руке у него уже была одна из крысолако-статуэток.

— После этой ночи я могу спокойно говорить о чем угодно. Если хочешь увидеть мою истерику, приходи завтра с утра. Да, и не смей тащить этих крыс на кухню, иначе устрою вам принудительную дезинфекцию.

— Жаль, они бы так хорошо смотрелись в качестве декоративных украшений на полках, — рыжий показал мне окаменевшего вредителя с выпученными глазами и стоящим дыбом мехом на загривке, а затем безнадежно вздохнул и выкинул раскритикованный элемент декора в ближайшие кусты. — Что будешь дальше делать?

— Пойду к начальнику королевской стражи.

— Это хорошо, а то я уж подумал, что ты и этим решишь заняться самостоятельно…ой! — я ткнула его локтем в бок. От неожиданности повар с хрустом наступил на крысолака. — Может, тебя проводить?

— Так и скажи, что боишься возвращаться в одиночку.

— Не хочешь, как хочешь. Я просто спросил. — Кит без зазрения совести развернулся и ушел через кусты.

Вот прохвост! Как можно было оставить девушку посреди ночи в темном парке в компании с окаменевшими зомби?! И почему он так послушен только тогда, когда мне этого не надо?

Я сделала еще кружочек вокруг новоявленной скульптуры дабы удостовериться, что с главной тропинки ее видно не будет. Ладно, думаю, до утра можно оставить все как есть. А завтра на рассвете заставлю садовников перетащить этот шедевр к караульной, никто и не заметит.


Сэра Картоса в караульной я не обнаружила, но мне сказали, что начальник охраны ушел во дворец проверять стражу около королевских покоев, а то кто-то донес, что нерадивые солдаты лузгают семечки на посту. Я даже знаю, кто донес — Гальяно терпеть не может, когда кто-то порочит чистоту его мраморных полов.

Ночью в замке было темно и страшно. Наверно, каждое строение старше ста лет по ночам напоминает дом с приведениями. Тем более теперь я точно знаю, что приведения здесь водятся, и не они одни. Я прошла мимо покоев короля один раз, потом второй. Стража косилась на меня с подозрением и предусмотрительно не лузгала семечки. Начальника охраны не было.

Я решила спуститься на этаж ниже. Возможно, инспекция постов не ограничилась только королевскими покоями.

— Леди Николетта, — позвал меня кто-то из-за балюстрады.

Я оглянулась. В полумраке виднелась приземистая фигурка княжны Стасьи в шелковом халате и домашних туфлях. Этой ночью вообще кто-нибудь спит?

— Леди Николетта, идите к нам, — поманила меня девушка, — только тихо.

К кому это — к нам? И почему у меня такое предчувствие, что эта ночь будет очень долгой? Я вздохнула и поплелась за княжной, понимая, что спрашивать что-либо бесполезно, ответы мне все равно не понравятся.

Княжна на цыпочках прошла до чьих-то покоев, потом, остановившись, подмигнула мне из-за своей густой челки и постучала в дверь на манер популярной детской песенки. Я приподняла одну бровь. Но опять промолчала, боясь спугнуть момент. За дверью захихикали и зашуршали, а потом отперли замок.

Княжна Стасья тут же проскользнула вперед, я же застыла на пороге, сраженная открывшейся сценой. Посреди комнаты был накрыт стол, но остановиться меня заставил отнюдь не шок от того, что кто-то может есть посреди ночи. За столом расположились крайне неожиданные персоны. То есть с их присутствием по отдельности мое сознание бы еще как-то смирилось, но совместное пребывание в одной комнате, да еще и за распитием вина, как-то у меня не складывалось в логический образ. Хорошо, не буду больше томить — в тускло освещенном помещении посреди ночи собрались почти все наши гостьи королевских кровей. Все принцессы, как одна, были в спальных одеяниях.

Пижамная вечеринка?

Даже ведьмачка здесь, хотя всего полчаса назад я выгнала ее из парка за сомнительные эксперименты с магией. Свернувшись клубочком, в кресле спала принцесса Сора.

— Леди Николетта, проходите, не стесняйтесь, — грудным голосом сказала принцесса Анит, и я как-то сразу поняла, что данное сборище было ее затеей.

Я вошла и прикрыла за собой дверь, но садиться на указанный стул не спешила, ожидая какого-то подвоха.

— Что здесь происходит?

— Здесь происходит заговор, — зловещим шепотом произнесла княжна Стасья, специально низко наклонившись к свече, чтобы на лицо легли зловещие тени. Но затем испортила весь эффект, едва не подпалив себе челку.

— Заговор против кого? — осторожно уточнила я, готовясь к самому страшному.

— Против этой стервы из Шанхры, конечно же, — излишне резко ответила царевна Злотоземья и, как ни в чем не бывало, продолжила полировать свой кинжал.

Я с облегчением выдохнула. А то уже подумала, что тут затевается нечто против короля. Принцессу Бьянку мне не жалко — забирайте.

— Да Вы садитесь, леди Николетта, — не поленилась встать принцесса Анит и едва ли не силком за плечи водворить меня на пустующий стул. Она тут же щедро налила мне вина в бокал и поставила передо мной. — Угощайтесь, настоящее либерийское.

Я с подозрением покосилась на бокал, который вполне мог бы служить аквариумом для некрупной рыбки. Как говаривала моя матушка, настоящая леди не должна выпивать за вечер больше половины бокала вина. При таких условиях этой посудины мне бы хватило минимум на неделю.

— Чем же вам не угодила принцесса Бьянка? — я обвела взглядом присутствующих. Вряд ли кухонные шалости этой красавицы могли стать причиной подобного собрания.

— Вы сами видели, как этот ребенок, — Анит кивнула на мирно посапывающую в углу принцессу кочевников, — сегодня пытался увести Мрака. Как думаете, по чьему наущению?

— Неужели? — а я-то все гадала, почему принцессе Соре понадобился именно Мрак.

— Она выдрала из моей книги страницу, — пожаловалась ведьмачка, упорно не глядя мне в глаза. Она полезла под стол и выставила перед нами кастрюлю, обмотанную полотенцем, — в результате чего получилось это.

ЭТО все время пыталось приподнять крышку, и тянуло длинные ловкие зеленые щупальца ко всем предметам на столе. Я отодвинулась подальше:

— Что это?

— Его зовут Людвиг, — тут же сообщила Стасья, видимо, самовольно дав имя существу, потому что остальные покосились на нее с тем же недоверием и удивлением, что и я.

— Я не спрашивала, как его зовут. Я спросила, что это.

— Понятия не имеем, — пожала плечами княжна. — Мы знаем только, что он зеленый и любит миндальное печенье.

Она тут же продемонстрировала свое утверждение, взяв из корзиночки на столе печеньку и вложив ее в одно из высунувшихся щупалец. Печенька тут же была утащена под крышку, где и погибла с хрустом и чавканьем.

Какое счастье, что "Людвиг" не любит сырого мяса, подумала я. Хотя, может, они его просто не угощали, и все еще впереди.

Затем жалобы на принцессу Бьянку посыпались со всех сторон. Конечно, они ни в коей мере не могли затмить "Людвига", но по мелочи гостья из Шанхры насолила каждой. Я выслушивала все это молча, поминутно прихлебывая из своего бокала, ибо вино оказалось и впрямь восхитительным.

— И главное, мы никак не можем понять, что ей от нас надо, — резюмировала принцесса Анит, стягивая края пеньюара, которые никак не хотели сходиться на могучей груди.

— Ей нужен король, — высказала я очевидную истину, но на меня посмотрели с сомнением.

— Так пусть забирает, — ответила принцесс Аска, чем выразила общее мнение. Она сидела на стуле, поджав под себя ноги, так что загорелые коленки выглядывали в прорези ночного платья.

— Ну уж нет! — воскликнула воинственная царевна Юна. — Теперь он ей так просто не достанется!

— Вы собираетесь выйти за него замуж? — впервые подала голос принцесса Агнесс, которую я сразу и не заметила — так тихо она сидела она в своем углу.

— Нет, — тут же поутихла девушка.

— Тогда не надо делать поспешных заявлений, — отрезала катонка, сжав губы в прямую линию.

Странно, она-то что тут делает? Совсем некомпанейское существо.

— Может, наложить на нее какое-нибудь заклятье? — предложила принцесса Ядвига. Все поморщились.

— Вы совсем не думаете о последствиях своих действий, — упрекнула ее Анит. Ах, если бы она знала, насколько права в отношении ведьмачки. — Самый лучший способ поставить на место принцессу Бьянку — это найти ей соперницу. Вопрос только, кого.

Девицы стали переглядываться, а затем уставились на меня. Я не сразу это заметила, потому что была поглощена зрелищем того, как мышка из Катона нервно ломает свои тонкие руки, словно не решается что-то сказать.

— А? Что? — подняла глаза я и встретилась со всеобщим вниманием. — Нет, даже не думайте!

Тоже мне, нашли соперницу! И потом, это королевская свадьба, а не игрушки.

Аудитория разочарованно выдохнула.

— Почему бы не попробовать принцессу Агнесс? — рискнула предложить я, очень сильно надеясь, что я правильно истолковала сигналы, которые нечаянно подавало это с виду замкнутое существо.

Все притихли от такого неожиданного выбора и перевели взгляды с меня на другую жертву.

— Она же против, — сказала принцесса Аска, непринужденно почесывая загрубевшую пятку.

— Если бы она была против, то уже высказала бы это со свойственной ей прямолинейностью, — усмехнулась я, видя, что оказалась права, и катонка молчит.

— Это будет сложно, — подвела итог всеобщему замешательству Стасья.

Я вздохнула: можно подумать, со мной было бы легче. Если привести облик этой мышки в соответствие с греладской модой, то она даст фору любой нашей местной красавице. Другое дело, характер — его не скроешь за рюшами и не припудришь.

— Именно поэтому я и молчала — подозревая такую реакцию, — прямо выдала Агнесс, наверно, даже и в мыслях не имея кого-либо пристыдить. — Спасибо, леди Николетта.

А вот это уже был острый сарказм, направленный прямо мне в сердце. Нет, все же работа феи не для меня.

— Девочки, спокойно. У нас все получится, — примиряющее подняла руку принцесса Анит. Глядя на нее, хотелось в это верить.

— Не уверена, учитывая, что в противниках у нас красота и коварство, — заявила Стасья. — Что? Что вы все на меня так смотрите? Просто красивая фраза, захотелось сказать.

— Проблема не только в этом, — я решила вставить свою реплику, пока не начались разброд и шатание. — У вас есть принцесса, но вместе с ней вы получили и дракона.

Леший бы побрал эти красивые фразы!

Некоторые не поняли, так что пришлось пояснить:

— Воспитатель принцессы Агнесс — Пауль. Я бы даже сказала, надзиратель. Он не позволит ей сделать и шага без своего ведома…

— Разве семь женщин не обведут вокруг пальца одного мужчину? — лукаво подмигнула принцесса Аска и игриво приспустила плечико на ночной сорочке.

— Пауля — нет, он буквально чует ложь, уж поверьте мне, — обреченно сказала Агнес. — Правда, леди Николетте это однажды удалось.

Все снова сфокусировались на мне. А я в этот момент как раз делала поползновение, чтобы встать и откланяться. Когда принцесса Аска упомянула про семь женщин, я поняла, что заговорщицы включают меня в свой круг, как нечто само собой разумеющееся. Но извините, эти ночные посиделки прямо у меня на глазах выливались в реальный заговор. Причем в заговор не только против наследницы Шанхры, но и против короля. Мое дальнейшее участие могло со временем вылиться в смерть через повешение за антимонархическую деятельность. Поэтому я решила ретироваться.

— Ваши Высочества, боюсь, что мне пора — завтра, то есть уже сегодня, мне рано вставать, — я решила, что сейчас или никогда!

— Леди Николетта, и Вам не жаль своего короля? — остановила меня принцесса Анит. — Если Вы сейчас не поможете нам, то эта мегера окрутит его и женит на себе в два счета.

Вообще-то жаль. Нашего короля трудно не жалеть.

Я в нерешительности остановилась. Голова немного кружилась, кажется, начинало действовать вино.

— Ну хорошо, — легко сдалась я, — только каждая из вас должна пообещать мне политическое убежище в случае чего.

— Отлично! Тогда давайте выпьем за успех нашего заговора! — подняла бокал воительница из Злотоземья.

— Все равно кроме заговоров здесь нечем заняться, — пробормотала себе под нос княжна Стасья.


Сказать, что я выползла и нашего девчачьего "клуба по интересам" — значит ничего не сказать. Ноги еле держали, душа рвалась на подвиги, а остатки разума метались в панике, пытаясь собрать все это в кучу и без приключений дотащить до постели.

Я тихонечко пробиралась по стеночкам. Стеночки качались и, кажется, вовсе нарушали все законы земного тяготения. Прямо как на корабле во время шторма — подумала я и захихикала.

— Пусть рвутся паруса,

Пусть бьются волны в мачты,

Не надо ждать конца,

Любимчики удачи… Ой! — я осеклась, поняв, что пою вслух, и зажала рот руками. Надеюсь, меня слышало только эхо.

Откуда могла всплыть эта старая моряцкая песня? Я и в море-то никогда не была. Да и про удачу я зря упомянула: кто-то шел мне навстречу по темному коридору.

Король! И стражи вокруг никого. Хоть хватай тепленьким и волоки куда хочешь.

— Леди Николетта? — удивился монарх при виде меня, выписывающей пируэты у стенки, в попытке обойти какой-то заковыристый архитектурный выступ.

— Доброе утрооо, Ваше Величествооо, — пока мозг решал к чему ближе данное время суток, к утру или к вечеру, он упустил одну очень существенную деталь — тело по привычке попыталось исполнить реверанс.

В итоге король был вынужден придержать меня за талию, чтобы я не упала к его ногам. Он даже стал галантно держать подсвечник на вытянутой руке, дабы случайно не подпалить мою шевелюру. Все же милы пошли нынче монархи.

— Леди Николетта, что Вы здесь делаете в таком виде?

Ой-ой, какие мы грозные! Но чтобы показать, что злишься, надо не только хмуриться, но еще и более удачно сдерживать смех.

— Никогда не пейте либерийского вина, Ваше Величество, даже за дружбу народов, — довольно связанно резюмировала я и положила ему руки на шею, чтобы привести себя в вертикальное положение, но язык все никак не желал угомониться. — От Вас так хорошо пахнет.

— Спасибо, — сконфуженный король пытался отстраниться, но с моим захватом не так-то просто справиться.

— Ваше Величество, если бы я вышла за вас замуж, — продолжала я, чувствуя потребность резать правду-матку, — я бы непременно захватила власть и правила долго и счастливо. Но, увы, для этого у меня слишком много здравомыслия и мало тщеславия. Вы остались без отличной жены, Ваше Величество…

Сделав такое неожиданное резюме из всего вышесказанного, я осталась довольна тем, как мне удалось выговорить длинные предложения, и по этому поводу расцепила руки на королевской шее. В мозгу всплыла мысль, что я направляюсь домой, поэтому без всяких предупреждений я зашагала вперед по коридору. Через секунду оказалось, что король тоже не думал оставаться на месте, а осторожно идет рядом, поддерживая меня за локоть.

— Ваше Величество, Вы все еще хотите услышать от меня советов? — такое предположение посреди ночи мне совсем не казалось странным.

— Учитывая, что Вы сейчас пребываете в настолько откровенном расположении духа то, пожалуй, — король усмехнулся.

Я тут же резко остановилась и, развернувшись к нему лицом, крепко взяла за плечи:

— Вы же король! И Вы выбираете невесту себе, а не кому-нибудь другому! — встряхнула я онемевшего монарха, хотя сама при этом еле устояла на ногах. — Не позволяйте никому выбирать за Вас! Не слушайте ничьих советов! Начинайте с ними сами общаться и только после этого решайте!

— А знаете, я, наверно, подарю Вам еще бутылочку либерийского вина, — мягко отстранил меня Ратмир II, — в таком состоянии мне Ваши советы нравятся больше. И как же мне с ними общаться?

Я фыркнула:

— Вы видели, как они сегодня готовили Вам ужин? Скажите "оп" и они, как дрессированные собачки, выполнят любую команду, согласятся на любую затею, — я зевнула. — А сейчас я хочу спать. Не провожайте меня.


— Николетта, вставай! — кто-то тянул меня за ногу из-под одеяла. Я сопротивлялась и пыталась уцепиться за подушку. — Если ты собираешься спать до обеда, я тебя прикрывать не буду! Тебя уже искал сэр Мэлори!

Моя мучительница оказалась хорошо подкованной в делах побудки полумертвых тел, поэтому очень скоро я с недовольным мычанием съехала с кровати на пол. К счастью, подушка приглушила встречу с мозаичным паркетом, иначе быть мне со свернутым носом.

От удара в голове что-то щелкнуло.

Стойте! Что значит спать до обеда?!!

Я резко села.

— Сколько сейчас времени?

— Десять часов утра. Скажи спасибо, что я зашла тебя разбудить. Знала ведь, что сама не встанешь, — Марика была при полном параде, и не удивительно — горничные начинали работу в шесть-семь часов утра. Подруга деловито отобрала у меня подушку и одеяло, чтобы не было соблазна снова заснуть. — Я надеюсь, ты уже в состоянии мне рассказать, чем занималась вчера ночью?

Чем я занималась вчера ночью?!

О Боги! Статуя! Я совсем забыла про статую! Я же вчера так и не нашла начальника стражи!

Стоп. Почему я его не нашла? Вспомнился сговор принцесс и либерийское вино, а заодно вместе с этим то, как я возвращалась домой. И король… Как-то неправдоподобно. Что делать Его Величеству посреди ночи в темном коридоре? Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, пусть это окажется всего лишь сном!!! Я не помню в точности, что я ему наговорила, но это явно было далеко от светской беседы. Я опасливо посмотрела на Марику:

— Как я вчера добралась до дома?

— Это я бы тоже хотела знать. На мой взгляд, только благодаря чуду. Как только в парке не заблудилась? Ввалилась в дом, разбудила меня, я думала, умру, пока дотащу тебя на второй этаж, — Марика уперла руки в бока.

— А я одна пришла?

— Одна, а что, ты была с кем-то? — в подруге тут же проснулся такой интерес, что я пожалела о своем вопросе.

И все-таки король мне привиделся. Слава домовым!


Статуя оказалась совсем неприподъемной, а при свете дня еще и жутко уродливой, так что половина садовников вовсе отказалась притрагиваться к "идолищу поганому". Пришлось отослать их за тачкой. Не понимаю, как вчера ночью я могла настолько спокойно реагировать на эти каменные изваяния? Сейчас меня пробирала дрожь, если я подходила к ним ближе, чем на пять шагов. Не удивительно, что рядом остался только Зак — парнишка с любопытством нарезал круги вокруг статуи, пока не выдал:

— Кого-то он мне напоминает.

— Да? — с интересом повернулась к нему я. — И кого же?

Вдруг он знал несчастного при жизни?

— Греладского Крысолова. Только откуда здесь его статуя?

— Будешь много знать, отправлю учиться, — разочарованно пригрозила я ему образованием. Персонаж из городской легенды совершенно не годился для установления личности статуи.

— О! Сюда идет король! Я, пожалуй, пойду, — воскликнул беспечный подросток, чем ввел меня в состояние, близкое к припадочному.

Я тоже заметалась, не зная, в какую сторону податься, но в результате все равно осталась на месте, словно пригвожденная. С проходившей рядом дорожки уже послышались голоса:

— Вашему Величеству, наверно, нелегко в такой сложный период. Все подданные надеются на Ваш мудрый и достойный выбор.

— Не сомневаюсь, — голос короля был скучающим и чуточку раздраженным. На месте его собеседника я бы уже давно оценила обстановку и откланялась. Но тот щекастый дядька был непробиваем.

— Мои дочери не устают восхищаться Вами, и, похоже, что в последнее время Ваше Величество стали единственной темой для их разговоров. Не всякий человек может вызвать такое безоговорочное обожание. Уверен…

— Ваши дочери, лорд Стефан, образец трех достойных молодых леди. Будьте уверены, я заметил их верноподданническое рвение, — голос монарха стал кислым, будто он жевал лимон.

Я замерла на месте, всем сердцем надеясь, что если не двигаться, то меня могут и не заметить. И дернул же меня черт с утра надеть желтое платье, отлично выделяющееся на фоне листвы.

— Леди Николетта! — воскликнул король, явно испытывающий больше энтузиазма от встречи, чем я. Он и его спутник даже не посчитали затруднительным протиснуться сквозь ветви чубушника, чтобы оказаться рядом со мной. Только вот на лице лорда читалась досада — во время беседы он явно надеялся донести до Ратмира II какую-то мысль по поводу своих отпрысков.

— Доброе утро, — я присела в реверансе, уже ясно понимая, что все взгляды прикованы не ко мне, а к каменным изваяниям за моей спиной.

У короля на лице появилось редкое недоверчиво-ироничное выражение. Он переводил взгляд со статуи на меня и обратно, но, видя мой сконфуженный вид, пока временил с очевидным вопросом. Лорд Стефан не обладал той же деликатностью:

— Я смотрю, Вы решили обновить украшения парка. Какой оригинальный выбор! Что Вы думаете, Ваше Величество?

Ведомая отчаянием, я решилась на страшный шаг — перебить короля.

— Нет-нет, Вы не так все поняли! — я сделала шаг назад, по возможности загородив каменную фигуру позади себя и расправив подол так, чтобы крысолаков было почти не видно. — Это подарок дворцу от малоизвестного, но подающего надежды скульптора. К сожалению, скульптуры не вписываются в общую концепцию парка, поэтому мы решили ее вывезти.

Правдоподобно? Судя по приподнятым бровям монарха — не очень. Ладно, не для него стараюсь. Факт обнаружения тела на территории дворца надо скрыть от посторонних любым способом, а Его Величество все равно потом об этом узнает.

— А как называется эта скульптурная группа? — решил проявить художественный вкус придворный.

— Греладский Крысолов, — ляпнула я первое пришедшее в голову. Спасибо, Зак.

— Очень интересно. Ваше Величество, если это произведение искусства не нужно дворцу, прошу Вас, продайте его мне! — лорд Стефан, преисполненный энтузиазма повернулся к Ратмиру II. Конечно, иметь у себя статую, которая изначально предназначалась королевскому дворцу, очень престижно.

Но такого развития событий я никак не ожидала. Сердце рухнуло куда-то в желудок. Продать окаменелого зомби! Король посмотрел на меня поверх лысины низенького придворного.

Я отчаянно замотала головой и изобразила руками и лицом пантомиму "не отдавайте ни в коем случае". Монарх усмехнулся.

— Лорд Стефан, я думаю, что леди Николетта уже определила судьбу этих статуй, и если я сейчас отдам их Вам, то поставлю ее в неловкое положение.

Браво!!! Я еле сдержалась, чтобы не захлопать в ладоши. И все-таки он усмехнулся, да как усмехнулся. Иногда во мне закрадываются сомнения, уж попросту, не дурачит ли нас всех этот правитель? Или у него раздвоение личности?

— Леди Николетта, это так? — спросил отчаявшийся ценитель искусства.

— Да, к сожалению, статую уже приобрел сэр Картос, — я была так рада, когда все обошлось, что мне стоило немалых трудов изобразить высказанное сожаление на лице.

Только сэр Картос еще не знает о приобретении этих булыжников, потому что управляющий (те есть я) вчера был настолько пьян, что сегодня встал едва ли не к обеду. Слава домовым, король не бросает в мою сторону испепеляющих взглядов, а значит, есть шанс, что ночная встреча привиделась мне в пьяном сне.

Вместо уничтожающих взглядов, Ратмир II продолжал вытягивать меня из сложного положения едва ли не за шкирку:

— Лорд Стефан, давайте продолжим прогулку, — он указал рукой придворному на кусты чубушника, в которых благодаря всеобщим поползновениям уже образовался вполне приличный тоннель.

— Конечно, Ваше Величество, — лорд послушно первым полез в кусты.

Король повернулся ко мне:

— Леди Николетта, я очень надеюсь узнать историю этих статуй с начала и до конца, — сказал он и в его серых глазах снова появились искорки (я все же начинаю склоняться к раздвоению личности), — Вы меня заинтриговали.

— Я уверена, сэр Картос сегодня к вечеру подготовит подробный доклад.

— Даже так?

— Боюсь, что так, Ваше Величество.

— Хорошо.

Ратмир II повернулся и тоже полез через кусты, при этом, что ему было свойственно, запнулся за нижние ветки и, сломав половину живой изгороди, весь в белых цветах, как жертвенный бычок вывалился на газон к ногам испуганного лорда Стефана.

Или все же не раздвоение личности…


К обеду меня таки разыскал сэр Мэлори.

Добряк-церемониймейстер тут же радостно сообщил, что король наконец-то начал проявлять инициативу в выборе невесты, и даже попросил организовать в ближайшие дни выезд на охоту с пикником. И он, сэр Мэлори, решительно не понимает, откуда такие перемены в короле.

Зато, кажется, понимала я. Пьяные советы до добра не доводят.

Все, я пропала! Ох, еще аукнется мне это либерийское вино…


Содержание:
 0  Хозяйственные истории : U Ly  1  Глава 1. Уникальная методика борьбы с алкоголизмом : U Ly
 2  Глава 2. Секреты дрессуры животных и не только : U Ly  3  Глава 3. Борьба с паразитами подручными способами : U Ly
 4  Глава 4. Женщины: видовая принадлежность и классовые различия : U Ly  5  Глава 5. Мужчины: цели и средства : U Ly
 6  Глава 6. От желудка к сердцу: занимательный путеводитель : U Ly  7  вы читаете: Глава 7. Теория и практика заговоров : U Ly
 8  Глава 8. Курс молодого охотника : U Ly  9  Глава 9. Раздраконивание и прочие секретные техники : U Ly
 10  Глава 10. Основы практической магии : U Ly  11  Глава 11. Нехозяйственные истории, или старые герои на новый лад : U Ly



 




sitemap