Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 9. Раздраконивание и прочие секретные техники : U Ly

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11

вы читаете книгу




Глава 9. Раздраконивание и прочие секретные техники

Стоило отойти от принцесс, чтобы попытаться узнать, какие действия будут предприниматься для поисков короля, как ко мне решительным шагом подошла принцесса Бьянка и зажала в тисках мою руку, что со стороны должно было выглядеть дружественным жестом.

— Леди Николетта, какой ужас! Что же теперь будет с Его Величеством?

На губах ее была милая растерянная улыбка, но от взгляда создавалось ощущение, будто в меня мысленно втыкают ножички. Я попыталась высвободиться, но девица держала крепко, так что ради свободы мне пришлось бы затеять драку. Но пока что для этого положение не было настолько отчаянным.

Не слишком заботясь о моем ответе, красавица буквально отволокла меня в сторону, за шатер, где нас бы никто не услышал. И я наконец дождалась начала "представления".

— Вы очень ошибаетесь, если думаете, что я ничего не вижу и ничего не понимаю, — прошипела Бьянка. — Это Вы устроили так, чтобы король затерялся в лесу вместе с этой бледной катонской молью!

Я посмотрела на ее исказившиеся от гнева черты большими невинными глазами:

— Ваше Высочество, наверно, слишком переутомились на охоте, — в голосе моем было очень много неподдельной заботы. — В таких случаях дурная кровь часто ударяет в голову. Присядьте в тени, а я скажу кому-нибудь принести Вам успокаивающий напиток.

И пусть пропажу короля устроила не я, но не стану унижаться и переубеждать ее. К тому же, сколько удовольствия может доставить возможность безнаказанно поиграть на нервах такой самоуверенной особы.

— Хоть Вы и отказались мне помогать, но и мешать мне я Вам не позволю! Думайте, прежде чем что-то сделать, иначе пожалеете!

Отлично, осталось только ядом плюнуть мне в лицо для пущей убедительности.

— Еще шаг — и я буду кричать, — я отступила в притворном страхе, а затем усмехнулась. — Своими угрозами Вы создаете себе очень шаткое положение. Что если о них узнает король?

— А что если король узнает о том, что Вы действуете за его спиной? — сузила свои прекрасные голубые глаза Бьянка.

— Великолепно, давайте так: кто первый найдет Его Величество, тот и расскажет ему свою версию событий! — абсурдность предложения веселила даже меня саму.

Принцесса Шанхры немного опешила от кульбитов моей мысли, а я, воспользовавшись этим секундным замешательством, развернулась и пошла в обратном от нее направлении со всей возможной скоростью.

Конечно же, у красавицы хватит ума не говорить обо мне королю ни слова, иначе будет разрушен тот образ, который она с таким усердием для себя создавала.


Несмотря на небольшую первоначальную панику, начальнику королевской стражи удалось довольно быстро организовать поисковые группы, которые должны были прочесывать лес по квадратам. Если же Его Величество не соизволит скоро найтись, то специальному гонцу было отдано распоряжение скакать в город, чтобы поднять на поиски иррегулярный полк милиции, на все время смотрин квартировавший в Греладе.

Конечно, не хотелось бы, чтобы до этого дошло, иначе непременно распространятся слухи среди населения, а так как горожане у нас люди достаточно сообразительные, с них станется самим отправиться искать короля и, найдя (а найдут его они непременно первыми, потому как лучше некоторых егерей знают лес), использовать в своих корыстных целях. Попробуй потом вызволи монарха из жилища какого-нибудь купца, который под предлогом хлебосольства будет подсаживать к Его Величеству весь выводок своих розовощеких дочек.

Думать о том, что все может кончиться и вполовину не так радужно, я не хотела.

Дам на поиски, естественно, брать не хотели. Принцессы сами никого искать не рвались, с усмешкой заявляя, что чем позже найдут заблудившихся, тем лучше. Зато дочки лордов кусали локти и собирались спасать мужчину своей мечты из "когтистых лап чужеземной хищницы" — попробуй им запрети!

Я тоже отправлялась на поиски: не то чтобы король был мужчиной моей мечты, но я почему-то очень остро ощущала ответственность за его судьбу.

— Ты же не отправишься на поиски со всеми? — Кит, похоже, читал мои намерения на расстоянии и теперь нагнал меня, когда я уверенным шагом шла к своей поисковой группе, которая собралась около кромки леса.

— Ну знаешь ли, пропал не только мой король, но еще и работодатель, так что сложно оставаться равнодушной.

— А если ты заблудишься, и на тебя нападут дикие звери? — не унимался рыжий, но я так и не могла понять, серьезен он или нет.

— Да, нападение зайцев станет самым бесславным финалом за всю историю человечества.

Я прибавила шагу, ибо моя поисковая группа стала углубляться в лес под командованием одного из офицеров королевской стражи.

— Есть же еще волки, — не унимался повар, настроенный, видимо, во что бы то ни стало помешать моему попаданию в лес.

— Ну представь, я одна, заблудившаяся и голодная, в лесу… У волков просто нет шансов! Если ты всерьез обо мне беспокоишься, то лучше бы рассказал рецепт, как приготовить некрупного волка в походных условиях.

Сэр Кит возвел глаза к небу, всем видом давая понять, что я безнадежна.

— Тогда я иду с тобой.

Ага, я добываю волка, он готовит. Щаз!

Я остановилась и развернулась к нему лицом, чтобы не было никаких сомнений, в серьезности моих слов:

— Ты остаешься здесь. Поишь всех, кто переживает, и даже кормишь тех, кому наплевать.

— Но…

— Все "но" будут после того, как я вернусь, — кажется, это было последней каплей. Терпение Кита лопнуло.

— Чтоб тебе провалиться вместе с твоей начальственностью! — он в сердцах пнул ближайшее дерево (наверно, больно), а затем развернулся и сердито захромал обратно на поляну.

Нет, ну что он так кипятится? Если у тебя есть работа, так делай ее. Шляться по лесам будешь в свободное время.


Вот, теперь придется нагонять свою поисковую группу. Благодаря Киту у меня сейчас тоже есть шанс потеряться, чего он так и опасался. Не успела я достаточно углубиться в лес и хотя бы поймать в поле зрения кого-нибудь из впередиидущих, как с соседней тропинки вышел воспитатель принцессы Агнесс и решительно перегородил мне дорогу. Вид у него был немного пугающий, и, не находись мы так близко от поляны, я бы решила, что сейчас меня будут убивать.

— Почему Вы не участвуете в поисках? — удивилась я. Сейчас для катонца было бы самым естественным в волнении и панике (ну ладно-ладно, в холодном спокойствии и при точном расчете) искать свою принцессу. Вместо этого он явно искал меня.

— Принцессу я обязательно найду. Но я хочу знать, какую роль Вы сыграли в ее пропаже, — голос у Пауля был сухой, холодный, вызывающий желание немедленно покаяться.

— Никакой, — единственное, что мне сейчас нравилось в моем собеседнике, так это то, что нет нужды оправдываться. Простой правды было для него больше, чем достаточно.

Воспитатель принцессы немного опешил. Видимо, он ожидал, что я буду нагло лгать и отпираться. Катонец, конечно, проницателен и сам должен был давно понять, что вокруг его подопечной творится что-то странное, но сдается мне, что буквально несколько минут назад красивая птичка из Шанхры напела ему много интересных историй обо мне.

— Ну, раз больше Вас ничего не интересует, позвольте присоединиться к поискам короля, — я решительно обошла Пауля, но затем несколько притормозила. Если б еще знать, в каком направлении все ушли… Может, плюнуть, пока не поздно, и вернуться на поляну?

— Но Вы не станете отрицать, что активно вмешиваетесь в дела принцессы? — опомнился мой незваный собеседник и пошел следом за мной. Вот так: хочешь получить ответ — задай правильный вопрос.

— Я не собираюсь ничего отрицать и ни в чем оправдываться, — отрезала я. Пришлось ускорить шаг и все же пойти вперед, не зная дороги, только чтобы отстал этот правдолюб.

— Вы избегаете прямых ответов! — все мои петляния между деревьями не помогали — Пауль не отставал.

— Не Ваше дело.

— Мое, если Вы собираетесь использовать принцессу Катона в собственных целях!

Отлично, такого разбора полетов мне не устраивали с тринадцатилетнего возраста, когда я пыталась сбежать вместе с ярмарочными циркачами.

— По-моему это Вы используете ее для своих целей! — я не выдержала и, остановившись, снова повернулась лицом к катонцу.

— Я ее воспитатель, — Пауль сжал тонкие губы и почему-то отступил от меня на шаг.

— Да, конечно, воспитатель. И давно Вы им стали? — ему удалось довести меня до точки кипения, и теперь я намеревалась высказать ему все, что обдумывала вот уже несколько недель. — Наверно, незадолго до того, как отправились в Греладу?

— К чему Вы клоните? — перед тем, как его лицо снова приняло непроницаемое выражение, я все же успела заметить дернувшийся кончик губы.

— Бросьте разыгрывать недоумение! — я усмехнулась и ткнула его пальцем в грудь (чуть не сломав при этом палец об ребра). Излишне фамильярное действие дало эффект — Пауль вздрогнул как от удара током. — Где это видано, чтобы человек, способный видеть ложь, подобно Вам, служил воспитателем, пусть и у принцессы? Или это даже не врожденные способности? Леший знает, каким техникам только не обучают в катонской разведке.

Катонец снова опешил. Ох, зря я вообще открыла свой рот. Приучала же себя сто раз подумать, прежде чем говорить что-то настолько важное. Чтобы скрыть свое замешательство, я снова с упорством носорога пошла вперед. Черт с ним, в конце концов, не убьет же он меня за то, что я догадалась о его "страшной тайне". Если уж на то пошло, таких сообразительных в замке должно быть пруд пруди, и, наверняка, за ним тщательно приглядывают. Надеюсь…

— Вы не можете вот так просто бросить мне подобное обвинение в лицо и уйти!

Еще как могу! Да и не обвинение это вовсе, а констатация факта. Более чем уверена, что в его задачу, прежде всего, входит пригляд за принцессой, а никак уж не сбор информации о чужом дворе. Иначе зачем ему так открыто демонстрировать свои способности? Я ускорила шаг, слыша, как меня догоняет Пауль.

— Подождите!

Еще чего!

— Леди Николетта, остановитесь! — катонец был уже совсем рядом и попытался схватить меня за руку, но я увернулась. — Там опас…

— Оййй, — договорить я ему не дала. Почему-то вдруг обнаружилось, что под ногами не трава, щедро припорошенная ветками и листьями, а пустое пространство. С визгом я полетела куда-то вниз, только и успев, что попытаться ухватить катонца за рукав, но вместо того чтобы удержаться, потащила своего незваного спутника за собой.

Удар о землю был довольно ощутимым, к тому же упавший сверху Пауль так больно придавил мне ногу, что я едва подавила в себе желание пнуть его другой. Следом за катонцем высыпался целый ворох веток и листьев, не считая земли.

Тааак.

Я стряхнула с головы мусор и огляделась. Мы были в яме. Надеюсь, рыжий будет доволен — его доброе напутствие сбылось.


— Почему Вы меня не послушали? — возмутился Пауль, чуть более эмоционально, чем всегда. Видно, даже на долю шпиона не часто выпадают такие ситуации.

— Будем считать это риторическим вопросом, — ответила я, пытаясь проверить, не сломала ли я себе ничего жизненно важного. Кто он такой, чтобы ему доверять и слушаться? — Кому понадобилось рыть яму посреди леса?

Вроде бы, руки и ноги были целы, но без синяков дело не обойдется.

— Это охотничья яма. Нам еще повезло, что на дне не были вбиты колья.

Я живо представила себе свою наколотую тушку — брр.

У нас какие-то излишне оптимистичные охотники — яма была большая и глубокая, рассчитанная не меньше чем на медведя, а то и на двух. Не знаю, медведи в наших лесах давно не водились, по крайней мере, настолько глупые, чтобы попадаться в ямы-ловушки, как я.

Катонец тем временем поднялся на ноги и попытался выбраться наверх. Попытка была напрасной: до края ямы он доставал с трудом, а земля на стенках обваливалась от любого движения, не давая ни малейшего шанса зацепиться. Я тоже встала и посмотрела вверх. Видимо, неподалеку росло дерево, потому что сквозь землю проступали корни. Но я так и не смогла как следует за них ухватиться, лишь зазря ободрала ладони.

Ситуация становится все забавнее.

— Мы не могли далеко уйти. Может, если покричать, то на поляне услышат? — не то чтобы я очень хотела знать мнение своего соямника, но лучше общаться хоть как-нибудь, учитывая некоторую вероятность того, что где-то через годик здесь могут обнаружить два наших скелета.

— Кричите — равнодушно бросил Пауль.

И покричу.

— Кто-нибудь!!!! Помогите!!! Ауууу!

Через четверть часа я охрипла, но никто так и не соизволил прийти и спасти мою особу.

— Теперь Ваша очередь кричать, — прохрипела я катонцу.

— Обязательно покричу, если услышу, что в радиусе двухсот метров есть хоть кто-то живой, кроме белок, — Пауль был спокоен и сидел, облокотившись на земляную стену, с таким видом, словно отдыхает на скамейке в парке.

Великолепно! Он еще и белок слышит!

— Вы не могли мне сказать об этом раньше, — прокаркала я, — до того, как я окончательно посадила голос?

— Будем считать это риторическим вопросом.

— О Боги! Да прекратите уже! Что такого плохого в том, что я помогаю принцессе Агнесс, и Вы должны были заметить, что не я одна?! Вы ее зачем сюда привезли? Чтобы выдать замуж, потому что это выгодно для Катона не меньше, чем для Грелады. Так не мешайте, когда Вам помогают, — после такой долгой речи мне даже пришлось отдышаться, чтобы не перейти на сип.

— А то, что, когда она сюда приехала, ей не было никакого дела да Ратмира II со всей Греладой вместе взятой. Но потом ей, скорее всего, понравился ваш свободный стиль жизни, и она решила остаться любым способом. Вы же лишь используете ее в своих целях, вам наплевать на ее мотивы, — катонец даже злился как-то отстраненно, презрительно выплевывая слова.

Действительно, о мотивах Агнесс никто не спрашивал. Никому не было интересно, что думает эта серая мышка и отчего она вдруг решила стать королевой. На безумно влюбленную она была непохожа, но и в корыстные мотивы мне было сложно поверить.

— А какое дело Вам до ее мотивов, если уж ее цели так удачно совпадают с политикой страны?

Катонец некоторое время поколебался, видимо, не зная, стоит ли со мной делиться. Но, похоже, сидение в одной яме, равно как и путешествие в одной карете, располагало к откровенности.

— Я обещал ее матери, что не позволю принцессе совершить что-то, о чем она потом будет жалеть. Думаю, что брак по расчету входит в эту категорию.

Нет, ну нельзя же при такой профессии быть таким наивным. Она принцесса и рано или поздно ей все равно придется выйти замуж по политическим соображениям, или не выйти вообще. Только единицы дочерей королевской крови могут избежать подобной участи.

— Я не думаю, что здесь есть расчет, по крайней мере, только расчет, — осторожно сказала я. — Возможно, присутствует еще интерес и расположение, если уж не влюбленность.

Действительно, если так подумать, то с первой нашей встречи Агнесс немного изменилась. Вопрос только в чем? Как же трудно с этими скрытными катонцами.

— Я наблюдал за Вами, леди Николетта. Вы очень поспешно судите о людях и не склонны менять своего мнения. Когда-нибудь Ваша самонадеянность Вас погубит, — он произнес это со снисходительностью человека вдвое старше меня годами.

— Пусть так, — я не спешила кидаться в атаку из-за легкой критики. — Но почему бы Вам вместо того, чтобы сидеть здесь и гадать, не спросить ее саму?

Пауль усмехнулся.

— Я настолько увлекся созданием образа строгого воспитателя, что теперь не могу вытянуть из нее и слова в своем присутствии.

— Значит, пора снимать образ, только и всего, — с уверенностью ответила я, но при всех усилиях так и не смогла представить катонца в роли "доброй нянюшки".

— У Вас все проблемы имеют простое решение.

— Я никак не пойму, как, имея такой талант, как у Вас, можно его так бездарно использовать?

Катонец засмеялся, обнажив острые неприятные зубы.

— Я смотрю, Вы и впрямь думаете, что способны найти ему гораздо лучшее применение. Что ж, могу Вас научить на досуге.

— Я так и думала, что это не врожденная способность, — победоносно заключила я.

— Что же привело в Вашу светлую голову эту мысль? — он явно иронизировал, но я не собиралась поддаваться на провокации: внутреннее чувство подсказывало, что Пауль не тот противник, которого я бы смогла победить в словесной перепалке.

— Я видела, как один раз Вы не распознали ложь.

— И когда же?

Я с радостью заметила, что смогла поколебать его уверенность.

— У короля нет придворного художника.

Пауль неловко шевельнулся и впился в меня острым колючим взглядом, будто бы если я сейчас не продолжу говорить, то он достанет правду под пытками. Атмосфера в яме стала неуютной — как бы нелепо это не звучало.

— Вас обманула принцесса Виолетта, сестра прежнего короля, и Вы этого даже не заметили.


— Ну давайте же, здесь нечего стесняться, — увещевала я катонца. — Я никому ничего не скажу, честно-честно.

— Дело не в стеснении — я уже стар для подобных фокусов, — Пауль игриво посмеивался: время, проведенное в яме наедине, не прошло даром. — Ну и молодежь сейчас пошла!

— О Боги! Да идите же уже сюда. Иначе мы так и помрем в этой яме со скуки.

— Но смотрите, если меня обнаружат в таком виде, я скажу, что это Вы меня соблазнили.

— Я Вас умоляю, кто поверит сорокалетнему мужчине?

— Мне еще год до сорока.

— Тем более!

Невзирая на все пререкания, Пауль послушно подошел и встал передо мной на одно колено, сцепив руки в замок. Я без зазрения совести поставила ему на ладони ногу в аккуратной замшевой туфельке и, оттолкнувшись от земли, с помощью поддержки катонца смогла дотянуться до одного из толстых корней почти у самого края ямы, а затем и вовсе выползти на животе из опасной ловушки.

Лежа на траве, я дала себе небольшую передышку. Солнце над головой уже начинало клониться к закату — похоже, что в яме мы провели гораздо больше часа. В сладком воздухе разносился жаркий стрекот кузнечиков. Интересно, наши бравые следопыты уже нашли короля и принцессу? Хорошо же они прочесывают лес, если за все это время около нашей злополучной ловушки не прошло ни единого человечка.

Я встала на колени и наклонилась над краем ямы:

— Вот видите, радикулит Вас все-таки не хватил, — радостно сообщила я.

— Вы меня вытаскивать собираетесь? — катонец щурился, глядя на меня против солнца.

— Нееет.

— Неблагодарная девчонка, я чуть не надорвался, выталкивая Вас, — мой бывший соямник немного занервничал, видимо, определив, что я не вру.

— Неужели Вы всерьез полагаете, что мне под силу Вас вытащить? — засмеялась я. Катонец, конечно, костлявый как смерть, но ему придется провести в яме не одну неделю на голодном пайке, прежде чем я буду в состоянии его вытянуть. — Я схожу за помощью. Только Вы никуда не уходите.

— Жестокая!

Я встала с колен и осмотрела свое платье. Мда, видок такой, будто пьяные ежики играли мной в вышибалы по всему лесу. Картина моего выхода к людям будет крайне душещипательной — можно надеяться на лучший кусок от туши косули, которую повар уже, наверняка, начал жарить. Настроившись на такой оптимистичный лад, я даже не успела начать соображать, в какой стороне находится наша стоянка, как из ближайших кустов раздалось лошадиное ржание, а потом меня окликнул удивленный и до ужаса знакомый голос:

— Леди Николетта?

— Ваше Величество?

Король и принцесса Агнесс вели лошадей под уздцы и всем своим видом напоминали скорее пару на прогулке, нежели несчастных заблудившихся. Что-то не так я себе представляла нашу встречу. Это король должен быть помят и в земле, а не наоборот!

— Что с Вами случилось?

— Мы упали в охотничью яму, — мой голос звучал гораздо жалобнее и надтреснутее, чем полагалось.

Если бы у меня не было столь очевидных доказательств, никто бы мне не поверил.

— Мы? — король наклонился над ямой и с еще большим удивлением обнаружил там катонца. — Хватайтесь за руку, я Вас вытащу.

— Ваше Величество, может не надо? — запротестовала я, — Давайте позовем кого-нибудь на помощь.

Я уже с ужасом представляла, как Ратмир II падает в яму и ломает себе шею. Страна мне этого не простит.

— Зачем столько сложностей? — монарх ухватил Пауля за руку и практически без проблем помог тому выбраться.

— Спасибо, Ваше Величество, — спасенный поспешил проявить должную благодарность.

Принцесса Агнесс, до этого момента не проронившая ни слова и с каждой минутой, становившаяся все мрачнее, при виде своего воспитателя и вовсе сделала непроницаемое лицо.

Я укоризненно взглянула на катонца. Да, господин шпион, Вы окончательно и бесповоротно запорете свое задание. Если только я Вам немного не помогу…


Когда я подошла к кухонной палатке, у повара вытянулось лицо:

— Что с тобой случилось?!

— Как ты и предрекал — стая зайцев, — усмехнулась я. — Оказалось, ушастые очень агрессивны в это время года.

— А с голосом что? Только не говори, что собираешься петь тюремные романсы, — повар подшучивал, но вместе с тем выглядел озадаченно. Хорошо хоть больше не сердится — та его версия мне совсем не нравилась, я даже была согласна на язвительные реплики.

— Лучше бы дал что-нибудь попить вместо того чтобы издеваться. Иначе тюремные романсы я буду петь в два часа ночи под твоими окнами.

— Ладно-ладно, только прекращай давить на жалость, — рыжий скрылся где-то за шатром.

Почему бы и не подавить, если, как оказалось, есть на что.

С возвращением короля на поляне все успокоились. Поисковые группы возвращались из леса, оживленно переговариваясь между собой — к счастью, отсутствие монарха не перешло ту грань, за которой вся суматоха перестала бы казаться большинству из наших гостей еще одним увеселением.

Я присела на длинную широкую скамью и с удивлением обнаружила своим соседом кастрюлю со злополучным "Людвигом", а также брошенную доску с шашками. Зеленые щупальца побочного продукта магии задумчиво перебирали черные и белые кругляшки.

— Что здесь происходило? — спросила я вернувшегося с какой-то дымящейся кружкой повара.

— Я научил его играть в шашки, — Кит самодовольно протянул мне кружку.

— Что сделал?!!!

— Научил его играть в шашки, — еще раз, будто для умалишенной, повторил прохиндей. — В шахматы не получилось, он никак не может запомнить, как ходить конем.

— Очень опрометчиво с его стороны, — я покосилась на Людвига. Зеленый помахал мне щупальцем — или это мне померещилось? Значит, Сэр Кит не так уж и переживал, если у него нашлось время для краткого курса шашек. — Мог бы проявить и больше смекалки.

— Не обижай его, он даже выиграл у меня один раз!

— Что очень много говорит о твоих способностях, — хитро улыбнулась я и, не глядя, отхлебнула из кружки. Бээээ — горячее молоко с медом! В мире еще не придумали ничего более отвратительного!

Повар не обратил внимания ни на мою реплику, ни на перекосившееся лицо:

— Как думаешь, я смогу оставить его себе?

Ага, как же! К этой ошибке природы хозяева уже в очередь строятся.


Когда стемнело, на поляне развели огромный костер, и никто не спешил обратно во дворец. Медовуха убывала быстрее, чем все благородные вина, где-то на дальнем конце поляны затянул какую-то балладу Наталь, но ее практически невозможно было расслышать из-за шумных разговоров и веселого смеха.

Я сидела около костра и смотрела на яркие искры, поднимающиеся в густо-синее летнее небо. Мое платье все еще носило следы дневных приключений, но я перестала переживать по этому поводу, потому что в темноте все было не так заметно. К тому же, рядом, подперев голову рукой, лежал и смотрел на костер ярл Амеон, а такой факт как нельзя лучше вытряхивает из головы все мелочи, как важные, так и не очень.

Все же хорошо, что я отбила у дворецкого сабакские ковры. Вид царственного кочевника на них того стоил.

— Если бы мы были сейчас в пустыне, то не обошлось бы без прыжков через костер, — в отсветах пламени волосы у ярла казались розоватыми, кожа смотрелась еще темнее, а вместе с флуоресцентными глазами он был похож на демона ночи. — К несчастью, в Греладе нет такой традиции.

— Наоборот, к счастью, — вовремя отвлеклась я от созерцания своего собеседника, пока оно не перешло в "глазение". — С нашей греладской модой на пышные юбки так и обгореть не мудрено.

— Никогда не хотели примерить наши сабакские шаровары?

Я живенько представила себе свой образ в шароварах и не удержалась от улыбки:

— Боюсь, что они мне не пойдут.

— К сожалению, я тоже боюсь, что не подойдут, — он снова отвернулся к костру, подставив моему взгляду красивый гордый профиль.

Я украдкой вздохнула. Либо я сейчас ничего не поняла, либо поняла слишком много.


Короля практически с самого начала оккупировала принцесса Бьянка. Его Величество с удовольствием разглядывал красавицу, но не долго. По мере того как она говорила, его взгляд становился все более скучающим и все чаще отправлялся в путешествие — оглядывать остальных собравшихся у костра, а иногда и взывать к некоторым о помощи. Но то ли министры не были достаточно прозорливы, чтобы читать мысли своего повелителя, то ли вечер был слишком восхитителен — никто на выручку не спешил. Я тоже один раз поймала такой взгляд, но, пожав плечами, решила, что пусть он вдоволь насладится обществом принцессы Шанхры, раз уж оно пришлось ему так не по душе. Моя терапия — страшная вещь.

Единственное, что мне не нравилось во всей этой ситуации, так это грустная фигурка принцессы Агнесс, сидевшей на некотором отдалении от всех остальных. Ничего, на ее счет у меня тоже есть некоторые соображения.

Когда я подошла к Агнесс, она даже слегка вздрогнула от неожиданности.

— Вы прекрасно сегодня выглядите, — я решила завести разговор издалека.

— Вы хотите сказать, что лучше, чем обычно, — сразу ощетинилась катонка.

Я усмехнулась. Если издалека не получается — значит, пойдем напролом. Я бы, наверно, посетовала на недостаток в ней мягкости, если бы сама была образцом утонченной женственности. Но чего нет, того нет.

Я протянула принцессе книгу в красной обложке:

— Это Вам.

— Что это? — Агнесс удивилась, но книгу взяла. — "Государство"? Никогда не читала более нелепого сочинения.

Она хотела было вернуть мне томик, но я по-детски спрятала руки за спиной.

— Я тоже. И, судя по надписям на полях, сделанным рукою короля, Его Величество с нами в этом согласен.

Глаза принцессы расширились, и она спешно положила книгу к себе на колени, чтобы нетерпеливо раскрыть.

Ну, на сегодня хватит добрых дел, а то еще, не дай Боги, привыкну. С чувством полного удовлетворения я уже хотела было отойти на другой край поляны, чтобы не мешать увлекательному чтению, но не успела сделать и нескольких шагов, как меня за локоть поймал, словно из-под земли выросший, Пауль.

— Вы уверены, что потом не пожалеете о том, что сейчас сделали? — интонация его мне была совсем не понятна, но на угрозу было непохоже.

— Я сделала то, что нужно. У нас с Вами было достаточно времени, чтобы все обсудить.

— И каждому остаться при своем мнении, — продолжил несгибаемый катонец.

— Бедная девочка Вас боится, неужели нельзя быть с ней помягче?

— Она не девочка, она принцесса.

— Что бы Вы там не говорили, принцессы не бывают мальчиками, — перевела я все в шутку, а то на нас уже начали оглядываться. — Может, хватит ссор, у меня на Вас сегодня большие планы.

— Я не собирался ссориться, просто Вы не так поняли мой вопрос, — внезапно Пауль нахмурился и с подозрением посмотрел на меня. — Что за планы?

Планы были грандиозными.


— Леди Николетта, Вы когда-нибудь думали выйти замуж за короля? — коварно спросила княжна Стасья.

Принцессы, сидевшие маленьким кружком, впились в мое лицо жадными взглядами.

— Вы шутите, — засмеялась я, впрочем, чувствуя себя достаточно неуютно, — да любая девушка в королевстве думала об этом и не раз, с тех пор как королю сравнялось семнадцать.

— Правда, — сказала простодушная княжна.

— Правда, — подтвердил Пауль, не скрывая усмешки.

— Она жульничает, увиливая от ответа, — показала на меня пальцем принцесса Анит.

— Сами виноваты, — внезапно встала на мою защиту Агнесс. — Хороший вопрос выбрали. Это же игра, а не исповедь.

— А я не против личных вопросов, — широким жестом отмахнулась от нее высокая либерийка.

— Тогда скажи, ты тоже веришь, что когда-нибудь найдешь свою половинку? — тут же встряла Стасья, самая романтичная и мечтательная из всех.

Остальные принцессы поморщились. Каждая уже, наверняка, придумала по более коварному вопросу. Анит же и вовсе заколыхалась в приступе грудного смеха.

— Детка, зачем мне половинка? Если искать, так уж целое.

— Вы тоже увиливаете! — рассердилась Агнесс.

— Каков вопрос, таков и ответ, — развела руками принцесса Анит.

Я подмигнула несколько ошарашенному катонцу. Втянутый, благодаря мне, в женское общество, Пауль немного размяк, и казалось, что в его всегда сером образе появились другие краски.

Мой план был прост до смешного. Под видом игры я заставила катонца рассказать принцессам, как он определяет, врет человек или нет. Естественно все дело оказалось в тонком наблюдении за мимикой. Может быть, девушкам никогда было не превзойти бывалого шпиона в этом искусстве, но для совместного развлечения техника подходила как нельзя лучше. Играли по простым правилам: каждому по кругу задавался какой-нибудь вопрос, задачей остальных было определить, насколько правдив ответ, Пауль же только выносил окончательный вердикт. Таким образом мы уже узнали, что на ведьмачке под черным платьем розовые панталоны, царевна Юна собирается сбежать на поиски приключений сразу после королевских смотрин, принцесса Аска все же надевает туфли, но только зимой, принцесса Агнесс иногда под видом умных книжек читает любовные романы, а княжна Стасья, сперва предположив, что Людвиг зачарованный принц, несколько раз пыталась его поцеловать, на что последний почему-то среагировал продолжительной икотой.

В общем, все шло как нельзя лучше. И даже принцесса Агнесс, сперва отчужденно косившаяся на своего воспитателя, по мановению моей руки ставшего душой компании, вскоре немного ожила. Глядишь, так еще немного и мне удастся убедить ее, что он не монстр. Ну, даже если совсем чуть-чуть монстр, то монстр, с которым можно договориться.

— А чем это вы тут занимаетесь? — Сэр Кит просунул свою усатую физиономию к нам в компанию под предлогом предложения угоститься новым блюдом. К слову, блюдо выглядело как головешки, только что вытащенные из костра, но принцессы тут же распознали в нем сладости и потянули ручки.

— Играем. Присоединяйся, — лукаво сказала я, отодвигаясь подальше от его кулинарного творения.

— И какие правила? — потерял бдительность рыжий.

— Ну, для начала я задаю тебе вопрос, — спокойно начала я под смешливыми взглядами остальных. — К примеру, о каком будущем ты мечтаешь? А ты отвечаешь.

— Легко, — рыжий подкрутил ус, готовясь отколоть что-то оригинальное. — Для начала я женюсь на тебе, затем мы вместе откроем самую лучшую кондитерскую в городе и обзаведемся пятью рыжими сорванцами!

Кит смотрел на меня, ожидая хотя бы тени смущения, а девушки разглядывали Кита, добросовестно пытаясь применить тайное знание на практике. Я отвлеклась и размышляла, что, не говоря уж обо всем прочем, пятеро детей будет для меня многовато.

— Правда, — первой заявила Стасья.

— Правда, — подтвердила Анит.

Повар переводил взгляд с одной на другую, не в силах понять, что происходит, но уже кожей чувствуя, что происходит нечто непоправимое.

— Правда, — заголосили все остальные девушки, прежде чем повалиться на ковер от безудержного хохота.

Катонец молчал и загадочно улыбался, не спеша опровергать их выводы. Ох уж эта мужская солидарность!


— Он на Вас смотрит, — толкнула меня в бок принцесса Анит и кивком головы указала на ярла Амеона, который как раз в этот момент обсуждал что-то с одним из егерей.

— Ничего не смотрит, — принялась отнекиваться я.

— Есть отличный способ проверить! — вмешалась княжна Стасья, услышав наш разговор.

— Какой? — на разные голоса откликнулись все принцессы, и даже Пауль удивленно вскинул брови.

— А Вы зевните, — посоветовала Стасья.

— Что?

— Если он на Вас смотрит, то тоже зевнет, неосознанно.

Спорим, о таких техниках не рассказывают даже в катонской школе разведки.

Принцессы скупо захихикали, но все, по-видимому, ждали от меня решительных действий.

Я широко и с удовольствием зевнула, потом, вовремя спохватившись, прикрыла рот рукой и стала наблюдать за реакцией окружающих.

Что тут началось! Зевнул ярл Амеон, потом принцесса Бьянка, затем Кит, сваха, король, министр путей сообщения, лошадь начальника королевской охраны, начальник королевской охраны, все принцессы по очереди, собака принцессы Соры и, наконец, я зевнула во второй раз.

Тааааак! Похоже, что пора сворачиваться и отправляться обратно во дворец.


Содержание:
 0  Хозяйственные истории : U Ly  1  Глава 1. Уникальная методика борьбы с алкоголизмом : U Ly
 2  Глава 2. Секреты дрессуры животных и не только : U Ly  3  Глава 3. Борьба с паразитами подручными способами : U Ly
 4  Глава 4. Женщины: видовая принадлежность и классовые различия : U Ly  5  Глава 5. Мужчины: цели и средства : U Ly
 6  Глава 6. От желудка к сердцу: занимательный путеводитель : U Ly  7  Глава 7. Теория и практика заговоров : U Ly
 8  Глава 8. Курс молодого охотника : U Ly  9  вы читаете: Глава 9. Раздраконивание и прочие секретные техники : U Ly
 10  Глава 10. Основы практической магии : U Ly  11  Глава 11. Нехозяйственные истории, или старые герои на новый лад : U Ly



 




sitemap