Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА ВТОРАЯ : Алексей Лютый

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25

вы читаете книгу




ГЛАВА ВТОРАЯ

Третья планета от Солнца. Северное полушарие в паре плевков от Гринвича, а если точнее, то север Испании. Год вчерашний. Время местное. Как раз пора начинать ежегодный Фестиваль вин. Впрочем, это кому как. Кому-то пора фестивалить, а кое у кого и другие дела есть!..

Догнать Пацука удалось не сразу – по народным гуляньям он соскучился что ли?! – а уж остановить, казалось, было невозможно совсем. Только совместными усилиями Шныгина, Кедмана и Зибциха есаула удалось прижать к земле. Сара в потасовке не участвовала. Застыв на вершине холма, она продолжала наблюдать за городом, и когда бойцы наконец скрутили Миколу, подала знак, что все тихо. То есть, показательные выступления «икс-ассенизаторов» по отлову отступающего противника никто не заметил.

– Вы что, взбесились все?! – возмутился, наконец, Пацук, едва только смог заговорить. Правда, для этого ему пришлось укусить руку Кедмана, закрывающую рот. – Мало мне Конника, который как цепной пес, так и вы еще теперь кидаться начали?

– Так не стрелять же нам в тебя надо было, – спокойно пожал плечами старшина. – Тебя куда понесло, конь ты приднепровский? Крыша от заграницы поехала, блин? Забыл, что без разведки на объект заходить нельзя, еври бади? Ты же весь отряд демаскируешь.

– Ну, москаль, у тебя точно, не голова, а репа! – рявкнул есаул. – Как я могу нас демаскировать? Да тут люди так одеты, что на нас никто и внимания не обратит. Ты на себя в зеркало смотрел? Вылитый «охотник за привидениями».

– А Микола прав, – согласился с ним Зибцих и отпустил ноги есаула, которые до сего момента старательно прижимал к земле. – На этом маскараде не то, что на нас внимания не обратят, но и пришельцев за своих примут.

Капрал следом за ефрейтором хмыкнул и слез с Пацука. Шныгину ничего другого не оставалось, как отпустить руки Миколы и тоже подняться с земли. Пацук сел на траве, брезгливо смахнул траву и комочки грунта с униформы, а затем тоже встал на ноги. Микола обвел сослуживцев сердитым взглядом, а затем, увидев, что Сара начала спуск с холма, сделал вид, что отряхивается.

– Только попробуйте еще раз на меня накинуться, – проворчал он, не поднимая головы. – А то воно ж знаете, как бывает?.. Начинает кто-нибудь с украинцем бороться и бац, оглянуться не успел, а в голове уже лишняя дырка.

В ответ на это заявление хмыкнул только Шныгин. Остальные, видимо, приняли слова есаула всерьез. Впрочем, Микола уже и не обижался. Уж есаул-то прекрасно понимал, что будь он москалем, афро-евреем или даже немцем, тоже бы бросился ловит товарища, убегавшего в лапы врага. Все-таки не все так быстро, как украинцы, соображают!.. Утешив себя такими мыслями, Микола вернул обратно пытавшееся было сбежать коварное расположение духа. Причем, так хорошо вернул, что даже смог Саре улыбнуться, когда та спустилась с холма к подножию. Чем едва не привел девицу, успевшую привыкнуть к тому, что Пацук всегда огрызается, в шоковое состояние, близкое к коме. Впрочем, шокирована этой улыбкой была бы не одна Сара. Вот только никто больше на Пацука не смотрел. Остальные «икс-ассенизаторы» старательно изучали близлежащую местность.

Группа оказалась на окраине небольшого, но довольно опрятного городка. Прямо перед ними тянулась улица невысоких, но симпатичных коттеджей, утопающих в деревьях, а чуть дальше, кварталах в двух, начинались высотные дома. Впрочем, поскольку ни одно здание не насчитывало больше пяти этажей, высотными они были только для этой местности. В Гонконге бы, например, на них даже рикши смотрели бы свысока.

На окраине людей не было видно. Собственно говоря, все главное веселье, насколько бойцы могли увидеть с холма, происходило в самом центре города. Видимо, на единственной площади и близлежащих улицах. А здесь, почти у кромки леса, царили тишина и покой. Если, конечно, не обращать внимания на музыку, долетавшую с места проведения карнавала до самых до окраин.

Никто из «икс-ассенизаторов» времени даром терять не хотел. Тем более что у каждого из них занозой в сердце сидело беспокойство за судьбу базы в целом и будущее Раимова в частности. Особенно сильно переживал Пацук, который уже просто жить не мог без нарядов вне очереди, раздаваемых щедрой рукой майора. Видимо, именно поэтому Микола и торопился закончить операцию здесь. Он хотел вернуться на базу, самолично спасти Раимова и либо задушить его собственными руками, либо заставить признать, что есаул – лучший агент по борьбе с пришельцами, и снять с него все взыскания. Потому именно Пацук и предложил план операции.

Собственно говоря, то, о чем говорил Микола, и планом-то назвать было сложно. Пацук исходил из того, что все бойцы знают врага в лицо, и им просто нужно пойти в народ, вылавливая в толпе инопланетян, маскирующихся под ряженых. Ну а если таковых на улицах не окажется, то тогда придется искать летающую тарелку. Или прочесывать каждый дом. Последнее нежелательно, поскольку могло бы вызвать конфликт с полицией, а этого бойцам следовало избегать. Спорить с таким идеальным планом действий никто не собирался, но одна проблема у бойцов все-таки была. Дело в том, что чем дольше «икс-ассенизаторы» прислушивались к звукам праздника, долетавшим до окраины из центра города, тем меньше они верили в то, что население кем-то терроризируется. Более того, в городе не было даже малейших признаков присутствия инопланетян. И этот факт не настораживать бойцов просто никак не мог.

– Слушайте, а может быть, летчик просто ошибся и высадил нас не в том месте? – предположила Сара. – Может быть, пришельцы сейчас в соседнем городке терроризируют людей?

– Конечно! Наш Конник ошибся, – завопил Пацук, хлопая себя рукой по лбу, а затем посмотрел на Сару, как спикер на амурский бамбук, решивший выступить в парламенте. – Ты вообще соображаешь, что говоришь? Да у майора такие приборы слежения в штабе стоят, что ошибиться с координатами там только глухой, слепой и безмозглый пеликан бы смог. А я у Раимова ни ухудшения зрения, ни появления оперения не заметил.

– А может быть, Конник уже тогда под контролем пришельцев был, когда нам координаты давал? – решил вступиться за смутившуюся Сару Зибцих.

– Ага! – есаул развел руками. – Сначала майор нам спокойно координаты дает, а потом начинает себя вести, как взбесившийся переводчик субтитров. И делает это исключительно для того, чтобы мы поняли, какой он идиот. А то воно ж как бывает?..

– Слушай, Микола, ты уже всех задолбал своей живой речью. Может быть, заткнешься хоть на минуту? – грубо оборвал Пацука старшина, а затем одарил страстным взглядом и ефрейтора. – И вообще, хватит уже болтовни, еври бади! Может быть, делом займемся? А то нам сегодня еще на базе порядок наводить.

Несколько секунд Микола со Шныгиным сверлили друг друга взглядами. Дырок не наделали, поскольку оба были в бронежилетах, и решили дуэль прекратить. Есаул, подхватив с земли винтовку, оброненную ранее в неравной борьбе с тремя сослуживцами, бесшумно двинулся вперед. Заняв позицию у угла ближайшего дома, Пацук знаком показал бойцам, что можно выдвигаться. Шныгин с Кедманом тут же оказались рядом, а ефрейтор переместился правее, беря под контроль противоположную сторону улиц. Зибцих кивком головы показал, что все чисто, и Шныгин с капралом бросились вперед. Один занял позиции на северной стороне улицы, другой – на южной. И лишь тогда Сара получила сигнал, что может идти.

Может быть, в такой сложной схеме передвижения необходимости и не было, но никто из «икс-ассенизаторов» не хотел рисковать. Все-таки куда безопасней было скрытно подобраться к гуляющим и уже там слиться с толпой, чем в открытую передвигаться по улицам, рискуя раньше времени привлечь к своим персонам нежелательное внимание.

Вот так, очень осторожно и постоянно высматривая, не попадется ли на пути какой-нибудь завалявшийся пришелец, группа и добралась без происшествий почти в центр города. Затаившись в каком-то переулке у центральной площади, на которой и собралось все население города, «икс-ассенизаторы» дождались, пока от общей массы отделиться небольшая стайка полупьяных расфуфыренных идиотов, и пристроились ей в хвост. Причем, сначала из укрытия выбрались Пацук, Кедман и Шныгин, а ефрейтор с Сарой, лишь проверив, что на появление «икс-ассенизаторов» никто внимания не обратил, присоединились к остальным.

– Нет, мужики, неправильно все это! – буркнул старшина, понуро шагая вслед за местными жителями в сторону ближайшего кабака. – Мы тут будто и не зачистку делаем, а разведкой занимаемся. Не привык я так работать!

– А ты без связи со штабом и при отсутствии плана города можешь какой-нибудь другой вариант действий предложить? – ехидно поинтересовался Пацук.

– Да нет, – пожал плечами Сергей. – Просто непривычно все это! Дороги не блокированы, местное население по улицам спокойно разгуливает, работать мешает. Да и противник, вообще, непонятно в каком месте находится…

– В заднице! – оборвал его есаул. – Так мы по улицам гулять будем или делом займемся?

Не дожидаясь ответа, Микола, вместе с Зибцихом замыкавший процессию, резко развернулся в сторону площади и тут же уткнулся во что-то мягкое. Первым желанием есаула было выхватить армейский нож и вспороть это нечто, мешавшее передвижению, но украинец вовремя вспомнил, что вокруг могут быть мирные жители, которых трогать почему-то нельзя! Успев задержать руку, самопроизвольно потянувшуюся к ножу, есаул поднял голову и оторопел – прямо перед ним возвышался такой огромный детина, что даже рослые Кедман со Шныгиным едва макушкой доставали ему до плеча. Кроме роста мужчина был наделен необъятным пивным брюхом и имел совершенно непропорциональную, маленькую голову. Зато с очень длинными усами. Почти такими, как у дедушки Пацука.

Пока Микола удивленно таращился на гиганта, брюхо незнакомца что-то пробурчало. Нечленораздельно и не по-русски. Брюху на том же языке ответила голова и, радостно улыбнувшись, что-то спросила у есаула. Пацук поморщился и обернулся к ефрейтору.

– Ну-ка, переведи, что этот мутант бормочет! – потребовал есаул от Зибциха. Немец пожал плечами.

– А я откуда знаю? Я же не полиглот! – хмыкнул Ганс. – Могу только сказать, что говорит он по-испански. Или по-португальски. А что он хочет, понять не могу.

Пока два товарища переговаривались, голова гиганта повторила свой вопрос. Ответа на него, естественно, не последовало, и тогда здоровяк решил действовать по-другому. Пуговица рубашки на его брюхе расстегнулась и оттуда сначала показалась еще одна улыбающаяся голова, а следом за ней выбралась и рука, державшая бутылку вина. Уткнув бутылку под нос есаулу, нижняя голова снова что-то спросила. Но прежде, чем изумленный Пацук что-либо ответил, рядом с ним оказался Шныгин и заслонил сослуживца от бутылки.

– Ноу! – покачав головой, проговорил старшина, обращаясь к обоим головам сразу. – Руссо туристо. Облико морале!

– Ну вот, а мы голову ломали над тем, кто у нас переводчиком будет, – ехидно произнес Пацук из-за плеча старшины. – И откуда ты, Репа, слов таких нахватался?

– Фильмы смотреть нужно! – назидательно ответил старшина и вновь повернулся к нарядившимся великаном местным жителям. – Ноу, говорю вам! Идите, блин, на фиг отсюда. Не вводите во искушение, еври бади!

Однако ни одна из голов, входящих в состав великана, просьбы спецназовца не поняла. Бутылка по-прежнему оставалась протянутой, оба испанца что-то беспрерывно говорили, потихоньку начиная жестикулировать. Пара капель алкогольного напитка вылетела из винного сосуда и упала на губы старшины. Невольно облизнувшись, Шныгин почувствовал себя, как кот, которого валерьянкой намазали, а не напоили.

Сергей хотел было вырвать бутылку из рук горе-великана и выкинуть ее подальше, но побоялся того, что жажда пересилит, и вино окажется не в сточной канаве, а у него в желудке. Проще было просто выбить бутылку из рук испано-данайца, дары приносящего, что Шныгин уже и собрался сделать. Однако в ход событий вмешалась Сара Штольц. Подскочив к старшине, девушка что-то торопливо заговорила, обращаясь к щедрым испанцам. На пару минут между ними завязалась оживленная дискуссия, и Шныгин успел не только сам отойти от «великана», но и утащить от греха подальше Пацука.

– Убил бы гада, – с тоской вздохнул украинец, как только они оба со старшиной оказались метрах в трех от искусителя.

– Точно! Я бы тоже убил, если бы не приказ, блин! – поддержал его Шныгин, удивленно глядя на Сару, беседующую с испанцами.

– Так сними винтовку с предохранителя и застрелись! – рявкнул есаул. – Я не их, а тебя убивать собирался, блюститель нравственности, папой недоделанный!

Пока старшина приходил в себя от удивления, Штольц вернулась назад. В ответ на удивленные вопросы, она сказала, что в связи со своей специализацией в «Моссаде», ей пришлось учить несколько иностранных языков. Причем, испанский был одним из основных. Наряду, естественно, с русским, английским и немецким. А вот на вопросы о том, какова же была ее специализация в израильской разведке, девушка отвечать отказалась.

Пацук из этого отказа тут же сделал глубоко идущие выводы. Правда, помня об обещании Сары помочь с избавлением от излишних гормонов в организме, озвучивать их не стал. Даже не стал интересоваться тем, что именно сказала девушка маскарадному великану. И пожалуй, впервые с момента появления в группе, Микола предпочел действовать, а не говорить. Обойдя стороной испанских искусителей, есаул молча поспешил в сторону площади, и остальным ничего другого не оставалось, кроме как последовать за ним.

Прямо перед разряженной и размалеванной толпой, заполнившей все пространство центра города, «икс-ассенизаторы» остановились. Было очевидно, что на площади собралось явно больше тысячи человек, и проверить, кто именно среди них является пришельцем становилось непростой задачкой. И все же выбора у спецназовцев не было. «Икс-ассенизаторы» решили разделиться и начать прочесывать толпу, двигаясь по ломаным, пересекающим друг друга траекториям. Вот тут они и вспомнили об универсальных переводчиках.

– Зря мы их бросили около самолета, – горестно вздохнул умный Зибцих, обводя взглядом нерусскоговорящую толпу. – Сейчас бы они могли нам пригодиться.

– Это вряд ли, – хмыкнул Кедман. – Майор же объяснил, что аппараты только инопланетный язык переводят. Да, к тому же, без шлемов не работают.

– Было бы у меня время, я бы все настроил так, как нам надо, – расстроено проговорил Пацук. – Да что сейчас об этом говорить?! Давайте работать, а то воно ж знаете, как бывает, когда у моря погоды долго ждут?..

– Алые паруса мерещиться начинают, – ответил за всех Шныгин. – Ладно, хватит болтать. За работу! Кто первый обнаружит пришельцев, пусть немедленно выпускает вверх зеленую сигнальную ракету.

И пятеро борцов с инопланетным вторжением бодро врезались в толпу. Впрочем, манеру передвижения в людской массе каждый выбрал в соответствии с собственным характером. Шныгин с Кедманом проламывались в скоплении народа, как два беспилотных бульдозера. Причем, если капрал хоть изредка извинился, наступая кому-нибудь на ногу, то старшина даже этим себя решил не утруждать. Да и, действительно, зачем? Все равно ни один из испанцев по-русски ни слова не понял бы. Хоть извиняйся перед ними, хоть борцовскими матами их крой!

Зибцих, напротив, двигался в толпе, как тень, умудряясь даже почти никого не задевать. Снайпер, обученный быть незаметным, прошел через толпу, как нож сквозь масло, и мало кто из горожан вообще внимание на него обратил! Зато где бы ни оказывалась Штольц, она тут же становилась самой заметной фигурой. Что именно делала девушка, осталось тайной, покрытой мраком истории, но все, мимо кого она проходила, смотрели только на нее. Мужчины с удивлением и восхищением, а горячие испанские дамы – с желанием вонзить ей мачете в сердце или хотя бы вырвать из головы клок волос. Конечно, подобный способ передвижения мог плохо закончиться для Сары, но зато давал ей возможность хорошо рассмотреть, кто именно скрывается под масками. А это сейчас и было самым главным.

У Миколы тоже был свой собственный метод. Несколько нестандартный, зато не менее действенный, чем способ Сары Штольц. Оказавшись рядом с группой людей, в лица которых никак не удавалось заглянуть, Пацук просто пинал одного из интересующих его испанцев в щиколотку и тут же умело скрывался в толпе. Ушибленный горожанин тут же поворачивался в поисках своего обидчика и, не найдя Миколы, затевал потасовку с ближайшим соседом. А украинец тем временем спокойно смотрел, люди это или те, кого искали «икс-ассенизаторы». Ну а если ушибленный человек драться не хотел и удовлетворялся извинениями, Пацук возвращался и повторял процедуру до тех пор, пока не добивался желаемого результата.

В общем, каждый действовал разными способами, но достаточно эффективно. По крайней мере, для того, чтобы суметь за полчаса прочесать всю забитую народом территорию. Однако обнаружить пришельцев так и не удалось! Ни серых большеголовых толпатоидов, ни зеленых бронебойных мурлантов на площади и ближайших улицах обнаружено не было. Похоже, действительно, произошла ошибка, и вся группа была высажена не в том месте.

Встретившись в центре площади, «икс-ассенизаторы» растерянно переглянулись и, перед тем, как вернуться к самолету, решили все-таки прочесать весь уже обследованный район еще раз. Просто для верности!

Впрочем, был среди бойцов некий индивидуум – Микола Пацук – повторявший свой маршрут с несколько иными целями. Есаул теперь уже ничуть не сомневался, что инопланетян в этом городке нет. Зато было на площади много вина. Причем, как заметил украинец, разливали его абсолютно бесплатно! Посетовав на то, что плоская фляжка слишком маленькая, да к тому же еще и одна, Микола вылил из нее воду и уверенно направился к раздатчикам вин. Пробовать на вкус местные алкогольные продукты Пацук не решился, дабы не шокировать сослуживцев запахом изо рта. Поэтому выбирать, каким именно сортом местных вин заполнить фляжку, есаулу пришлось лишь при помощи органов обоняния.

Как следует надышавшись алкогольными парами, Микола, наконец, выбрал бочку с красным и, судя по запаху, терпким вином, и пристроился в хвост небольшой очереди. Прямо перед ним стоял худощавый тип в длинном фиолетовом плаще, наряженный в маску, изображавшую из себя очаровательного потомка от брака Пиноккио с Буридановым ослом. Тип еле-еле держался на ногах, но упорно норовил пролезть вперед без очереди. Его раз за разом оттирали, но упрямец вновь пытался толкаться и несколько раз даже подпрыгнул, словно собирался перелететь через головы толпы. Некоторое время Микола стойко терпел такое аморальное поведение ряженого, а затем не выдержал и дернул наглеца за полу плаща.

– Эй, урод, ты куда-нибудь торопишься? – грозно поинтересовался есаул, забыв, что его не поймут.

А еще через мгновение Микола забыл и о том, что именно спрашивал! Фиолетовый плащ неожиданно легко слетел с плеч пьяного наглеца и есаул увидел странную картину. Ну, вообще-то, очень тощих людей Миколе уже приходилось видеть. В документальных фильмах про узников концлагерей, например. Но у тех дистрофиков почему-то не было длинных носов, заостренных ушей и поблескивающего металлом небольшого шара в том месте, где у всего прогрессивного человечества ноги растут. Причем, этот шар парил в воздухе, сантиметрах в десяти над землей. И не так, как Копперфильд, а без всяких канатов и прочих вспомогательных приспособлений.

– Мама моя, ридна Украина! – оторопел Пацук. – Так вот ты какой, северный олень!..

Пришелец, в первую секунду с пьяных глаз не заметивший потери плаща, вдруг резко обернулся и неожиданно ловко выхватил свою накидку из рук оторопевшего есаула. Натренированные боевые инстинкты у Пацука все же сработали, но на мгновение позже, чем следует. Инопланетянин, осознав провал своего инкогнито, нанес по спецназовцу такой мощный ментальный удар, что Миколу буквально отбросило на несколько метров назад. И все же, теряя сознание, Пацук успел выхватить из кармана ракетницу и выстрелил в воздух.

Зеленая ракета взвилась в воздух, привлекая к себе внимание остальных «икс-ассенизаторов», однако идиоты-испанцы все испортили! Решив, что ракета, выпущенная Пацуком, служит сигналом к началу праздничного фейерверка, местные жители мгновенно пустили в ход значительную часть собственных запасов пиротехники. В воздух взвились разноцветные ракеты, засверкали огнями колеса и зажглись фальшфейеры. Ну а самые нищие или просто прижимистые пустили в ход обычные бенгальские огни. И это все посреди белого дня!.. Одно слово – идиоты!

– Видел, откуда ракета вылетела? – перехватив Кедмана на бегу, поинтересовался старшина.

– Откуда-то оттуда, – капрал неопределенно махнул рукой. – Сейчас разве что-нибудь разберешь? Как всегда, белые задницы любое дело только портят…

– Поговори мне еще пять минут, расист черномазый! Всю жизнь потом станешь ток-шоу для инвалидов вести, – рявкнул старшина, чем и устыдил американца. – Марш вперед! Нужно найти наших…

Только потому, что в тот момент, когда Пацук выпустил в небо ракету, четверо остальных «икс-ассенизаторов» находились в разных концах площади, много времени на поиски есаула у них не ушло. И все-таки драгоценные секунды были потеряны. Инопланетянин, спеша скрыться с площади, подверг метальной атаке мирное население, и к тому моменту, когда спецназовцы добрались до Пацука, испанцы уже водили вокруг есаула плотный хоровод, к своему собственному удивлению напевая «В лесу родилась елочка…» на чистом русском языке. Причем, когда бойцы попытались прорваться сквозь их строй, испанцы лишь плотнее сжимали ряды и крепче сцепляли руки.

– Ну, блин, простите меня, господи и товарищ майор! – вздохнул старшина и, поплевав на кулак, а вместе с ним и на приказ Раимова об избежании нанесения тяжких телесных повреждений, что есть силы влепил в ухо ближайшему испанцу.

Тот, хоть и был закодирован пришельцем, выдержать мощь удара русского десантника, конечно, не смог. Горожанина, словно соломинку в водоворот, швырнуло в центр круга, и Сергей, проскочив сквозь образовавшуюся брешь, опустился на колени перед есаулом. А вот остальные прорваться не успели – хоровод вновь плотно сомкнулся.

– Микола, ты жив? – обеспокоено поинтересовался у сослуживца старшина.

– Я этого никогда не узнаю, если немедленно чего-нибудь не выпью, – картинно простонал есаул, уже почти полностью пришедший в себя после атаки пришельца.

– Значит, жив, – поставил диагноз Шныгин и рывком поднял Миколу с мостовой. – Где он? И кто тут? Мурланты или толпотоиды?

– Ни те, и не другие, – покачал головой Пацук. – Ищите тощего урода с длинным носом и в фиолетовом плаще. Здесь, Серега, кто-то новый работает!.. – и Микола кивнул в сторону окончательно озверевших испанцев, теперь принявшихся завывать «Ой, мороз, мороз…» в ритме вальса. – Кстати, как мы через эту толпу прорвемся?

– Проще простого! – хмыкнул старшина и сдернув с плеча винтовку, дал очередь в воздух.

То есть, хотел дать, конечно. И непременно осуществил бы свое намерение, если бы оружие не было лазерным. А так, вместо оглушающего грохота выстрелов, ружье издало слабое шипение и выпустило мощный луч лазера поверх моря людских голов. Зато каменную голову Христофора Колумба, невесть каким образом оказавшегося здесь в роли памятника, лазерный луч миновать не захотел. Сначала он проделал в мраморном лбу аккуратную дырку, а затем, поскольку удивленный старшина повел оружием в сторону, пытаясь понять, почему не грохочут выстрелы, луч разрезал вышеуказанную голову почти точно пополам. Правая половина каменного лица некоторое время держалась на месте, не желая верить, что придется расстаться с остальной частью головы и шеей, а затем соскользнула вниз, произведя тот самый грохот, которого Шныгин и ожидал.

Однако на толпу испанцев, вдруг воспылавших горячей любовью к хороводам и русским песням, крушение статуи никакого эффекта не произвело. Более того, запрограммированные пришельцем горожане лишь плотнее сомкнули свои ряды. Микола, конечно, после неудачной попытке старшины произвести ошеломляющий эффект на местную публику, попытался язвить, но Шныгин его не слушал. Бросившись вперед, Сергей попытался ударами расшвырять в стороны сумасшедших горожан, но и это старшине не удалось. Видимо, получив от инопланетянина соответствующий приказ, испанцы образовали за спинами хоровода сначала второй, а затем и третий круг. Богатырские удары десантника, конечно, вышибали то одного, то другого горожанина из общего строя, но те лишь упирались в задние ряды и вновь возвращались на исходную позицию.

– Ах, мать вашу к каменщикам на замес! Всех убью, один останусь, – завопил Шныгин и, склонив голову, решил протаранить толпу.

Вот тут и сказалось незнание инопланетянами местных обычаев. Да и откуда пришельцам могло быть известно, что в каждом испанце живет нереализованный тореро? Такое и в соседней Португалии не всем было известно. А уж что говорить об более удаленных местах?!

Увидев Шныгина, несущегося вперед с низко опущенной головой, ближайший к нему испанец вырвал руки у соседей по хороводу и, сдернув с себя куртку, потряс ею на пути «икс-ассенизатора». Ну а когда до Шныгина осталось не более метров, горожанин с криком «торро!» отскочил в сторону. Старшина, естественно, промазал, чем вызвал буйный восторг у местной публики. Позабыв о том, что им было приказано водить хоровод, испанцы рассыпали строй и принялись вопить, бешено размахивая руками.

Шныгин, обиженный неожиданным провалом повторения героического поступка летчика Гастелло, собрался было повторить свой заход, но Микола вовремя успел перехватить друга. Ласково постучав пальцем по шныгинской голове, чем несомненно произвел должное вправление мозгов старшине, Пацук потащил его сквозь толпу, в том направлении, где скрылся представитель нового вида пришельцев. Остальные трое бойцов нагнали их только у края площади. И в ответ на многочисленные вопросы Миколе пришлось на бегу кратко рассказывать, что именно случилось на площади. Правда, о том, что именно привело украинца к местам бесплатной раздачи вин, Пацук говорить не стал. Но об этом и так все догадались! Однако, к вящему удивлению есаула, Шныгин лишь покачал головой, вместо того, чтобы отчитать украинца. Ну а остальные и вовсе решили сохранить вежливое молчание. Впрочем, молчали бойцы лишь до первого перекрестка.

– Куда теперь? – растерянно поинтересовался Кедман, останавливаясь на пересечении двух улиц.

– Разделимся, – скомандовал Шныгин. – Жалко только, что танк далеко. А то можно бы было приказать одно из направлений блокировать… Эх, знать бы, где упасть, соломки бы подстелил! Короче, блин. Джонни, берешь Сару и мчитесь направо. Ганс с Миколой пойдут налево, а я выдвинусь прямо. Увидите пришельцев, пускать в воздух три ракеты. Две зеленых и красную, еври бади…

– Не надо! – перебил старшину ефрейтор, и пояснил, чего именно делать не надо: – Нет необходимости все три направления прочесывать. Смотрите, правая дорога уходит в жилой район. Там тарелка сесть не могла! А вон влево, в промышленной зоне, которая сегодня, похоже, не работает, или прямо, в лесу, пришельцы вполне могли приземлиться.

– Ты погляди, какой наблюдательный, – удивился старшина.

– Потому и лучшим снайпером считаюсь, – потупив очи долу, скромно ответил Зибцих.

После этого «икс-ассенизаторы» разделились на две группы. В промзону помчались трое – Пацук с Зибцихом и Сара Штольц, а два гиганта направились к лесу. Причем, Шныгин помчался прямо, а Кедман уклонился чуть в сторону. Его задачей было добраться до танка на расстояние слышимости и дать роботу задание. Но делать этого не пришлось. Старшина с капралом и половины квартала не пробежали, как в лесу сверкнула яркая вспышка и занялось пламенем одно из деревьев.

– О, шет! Что там происходит? – завопил на бегу негр.

– Что бы там ни происходило, думаю, без пришельцев не обошлось! – ответил старшина и, не останавливаясь, выпустил три ракеты в воздух. Естественно, требуемой расцветки.

Шныгин оказался абсолютно прав. Без пришельцев, действительно, на опушке леса не обошлось. Но если Сергей думал, что дерево загорелось при попытке взлета инопланетного корабля, то истина оказалась иной. Едва добежав до первых деревьев, Шныгин с Кедманом окаменели. Да и было от чего! Прямо посреди неширокого перелеска стоял танк и, отрезая пришельцу дорогу к кораблю, вел огонь из лазерной пушки. Причем, умная машина не пыталась уничтожить инопланетянина, а вела огонь поверх его головы, не давая встать с грунта. Ну а пришелец, со своим единственным оружием, воздействующим на мозг, сделать с роботом, естественно, ничего не мог.

Операция по захвату инопланетянина много времени не заняла. Танк, зафиксировав приближение «икс-ассенизаторов», слегка изменил угол обстрела. Эта мера позволила ему по-прежнему прижимать пришельца к земле, но зато полностью исключила возможность случайного попадания в спецназовцев. Ну а когда бойцы приблизились к противнику, танк и вовсе перестал вести огонь. Только тогда инопланетянин заметил, что его атакуют с тыла. Он попытался воздействовать на разум землян, но сделать этого просто не успел. Старшина прыгнул вперед и эдаким перекормленным коршуном обрушился сверху на пришельца. Причем, не один, а вместе с прикладом ружья. Ну а к какому именно месту оную часть оружия спецназовцы обычно прикладывают, наверное, известно всем. Некоторым, может быть, и на собственной практике!..

– Ты ему череп не проломил? – немного обеспокоено поинтересовался у старшины Кедман.

– Да нет. Вроде, все цело, – покрутив голову бесчувственного инопланетянина из стороны в сторону, ответил Сергей.

– Шею теперь не сломай! – предостерег сослуживца капрал.

– Да что ты о нем так беспокоишься? – удивился Шныгин. – Он тебе кого-нибудь из родных напоминает? Или это любовь с первого взгляда?

– Дурак ты, старшина, – обиделся капрал. – Я же о пользе дела переживаю. Ученым будет интереснее живым нового пришельца получить, чем мертвым.

– А-а, ну если ты этого урода Инквизитору хочешь передать, то о любви речи, конечно, быть не может, – понимающе закивал головой Сергей. – Значит, пришелец тебе точно кого-то из родственников напоминает. Или, может быть, неверную подружку?..

Если у капрала и было что ответить на новую колкость старшины, то истории это не известно. Кедман сразу ничего не сказал, а потом сделать этого просто не успел, поскольку к месту короткого сражения подбежал Пацук. Следующую пару минут говорил только есаул, не давая никому даже слова вставить. Причем, если бы пришелец мог эту пламенную речь слышать, то узнал бы о себе очень много нового. Например, кто именно являются его истинными родителями. О физиологии, методах питания и умственных способностях данного инопланетянина тоже было сказано немало. По крайней мере, больше, чем доктору Гобе могло присниться. Ну а когда Пацук наговорился, он собрался было пару раз пнуть пришельца, видимо, для того, чтобы тот лучше усвоил информацию, но затем Микола передумал. Все-таки недостойно было чести есаула пинать поверженного врага! И Пацук оный завет решил соблюсти.

– Джонни, ты записывал? – поинтересовался у американца Шныгин и, не дожидаясь ответа, повернулся к есаулу. – Микола, я что-то не запомнил. Как ты там по-украински сказал?.. Заховай свий… И чего там дальше?..

– Москалям знать не положено, – буркнул Пацук. – Посмотрел бы я, как ты стал ругаться, если бы эта сволочь тебя так по башке шандарахнула!

– Так я, блин, серьезно восхищаюсь, – Шныгин со смехом похлопал украинца по плечу. – Ладно. Повеселились, и хватит. Пакуйте этого пьяного урода, и пошли тарелку искать.

– А зачем ее искать, – Сара махнула рукой вглубь леса. – Вон она стоит.

Старшина обернулся в указанном направлении и от удивления даже присвистнул. То, что располагалось на поляне, на юго-восток от городка, было куда более впечатляющим творением инопланетян, чем все, увиденное спецназовцами до этого. Корабль пришельцев, совершенно невообразимой геометрии, достигал в высоту семи метров и в поперечнике был никак не менее пятидесяти. Огромная глыба инопланетного корабля в этот раз была лишена каких-либо подпорок и просто лежала на земле, напоминая собой конструкторский бред пьяного авангардиста из школы механиков имени Праворукого Левши.

– Вот это штучка! – наконец, отвлекшись от пришельца, удивился есаул. – Это сколько же в ней полезных вещей может быть?..

– Сало, тебя, по-моему, наш Конник по поводу «полезных вещей» только сегодня предупреждал, – предостерегающе напомнил старшина.

– Так я ж не себе! Я о науке думаю, – изумился такому необоснованному обвинению есаул. – Просто пытаюсь понять, сколько нового из этой тарелки японец для себя наковыряет.

– Что-то сегодня слишком много людей о науке радеет, – подозрительно проговорил старшина, пытливо глядя на Миколу.

– А кто еще?! – оживился Пацук и, услышав ответ, фыркнул. – Ну, конечно! Ты побольше этому афро-еврею верь. Он тебе столько наговорит, что потом на пришельцах пару миллионов заработает, а ты и не заметишь!

– Заткни свою пасть, белая хохляцкая задница! – рявкнул на есаула обившийся Кедман и выдал крайне витиеватую руладу на английском, в которой прозвучало четырнадцать вариантов слова «фак». И ничего больше!

– Так, а ну, заткнулись оба! – рявкнул на сослуживцев Шныгин. – Нашли время для ругани.

– Молчу, гражданин начальник, – фыркнул Пацук. – Может быть, тебя тоже Алибабаевичем теперь звать?

– Слушайте, парни, может быть, действительно, перестанем ругаться? – влез в горячий диспут Зибцих и продолжил, когда все повернули головы в его сторону. – А вам не кажется, что для управления такой громадой одного инопланетянина маловато? И что эта тарелка больше похожа на боевой или транспортный корабль, чем на разведчика? По-моему, пришелец здесь не один!..

– И ты абсолютно прав! – неожиданно заявила Сара и махнула рукой в сторону испанского городка. – Эх, вы! А еще спецназовцами себя называете. Разорались, как базарные бабы, и о дозорных не подумали. Если бы не я, сделали бы из вас пришельцы четыре хороших чучела на экспорт!..

Вся мужская часть «икс-ассенизаторов» удивленно повернулась в указанном Сарой направлении и тут же бросилась в ближайшие укрытия. Конечно, было бы разумней проникнуть в «тарелку» и подождать врага там, но искать вход внутрь космической громадины у спецназовцев просто не было времени, поскольку на них со стороны города прямо по воздуху двигался целый караван. Инопланетяне, в таких же плащах, как и у пойманной Шныгиным особи, презирая физические законы, без крыльев летели по воздуху. Но и этого пришельцам было мало. Каждый из них вез на себе, а точнее, под собой, похожие на морские тралы сетки, в которых мерно раскачивались по несколько деревянных бочек.

– Мама моя, ридна Украина! – оторопел Пацук. – Они же все вино у испанцев стащили!

Похоже было, что есаул не ошибается, и буквально через несколько секунд «икс-ассенизаторы» смогли проверить это. В приближающемся воздушном караване было не менее десятка инопланетян. Бойцы понимали, что подпускать их к «летающей тарелке» ни в коем случае нельзя. Да и подавить врага нужно раньше, чем он поймет, что происходит, и нанесет ответный удар. Все-таки, как ни старались Зубов и компания, воруя у пришельцев технологии, но земная наука и техника еще очень сильно отставали от оснащения пришельцев.

Старшина, дав знак сослуживцам подпустить врага поближе, дождался, пока головной инопланетянин окажется почти над ним, и лишь тогда выстрелил. На беду Шныгина, снайпером он не был, да и к лазеру еще не привык. Поэтому и промазал! Луч, выпущенный старшиной, прошел в каких-то десяти миллиметрах от инопланетянина, зато идеально попал в деревянную бочку, легко проделав в ней сквозное отверстие. Вино, в отличие от пришельцев, с законами, открытыми Ньютоном и прочими умными людьми, было не только знакомо, но еще и безоговорочно подчинялось им. Поэтому парить в воздухе не стало, а спокойненько полилось вниз. Кстати, прямо на голову многострадального Пацука. И никто не знает, каких трудов есаулу стоило не распахнуть рот навстречу струе.

Зато пришельцы никаким уставом, судя по всему, связаны не были. Едва старшина распорол винную бочку лазером, как все члены воздушного каравана, дико вереща, бросились вниз с невероятной скоростью. И вновь «икс-ассенизаторы» смогли воочию наблюдать смертельный трюк под названием «рот пришельца лучше пробки»! Все инопланетяне, исключая того, кто нес на себе пробитую бочку, в одно мгновение оказались под струей вина и одновременно попытались закупорить дыру собственным хлебальником. Бойцы, не ожидавшие такого маневра, смазали свои выстрелы, а давать повторный залп не решились – инопланетяне опустились на такую высоту, что любой промах по ним мог стать попаданием по сослуживцу, стоявшему с противоположной стороны каравана.

На несколько мгновений «икс-ассенизаторы» растерялись, не зная, что предпринять. И неизвестно, как сложился бы дальнейший бой, если бы пришельцев интересовало что-нибудь, кроме вина. Совершенно не обращая внимания на вооруженных бойцов, инопланетяне начали ожесточенную борьбу за спасение содержимого бочки, но при этом сделали только хуже! Бросившись вниз, пришельцы совсем забыли, что тоже несут груз. Их сетки с бочками ударились друг о друга, что при той скорости, которую в одно мгновение набрали пришельцы, привело к повреждению тары. Вино еще из нескольких деревянных сосудов полилось вниз, и в рядах пришельцев возникла настоящая паника. Под удивленными взглядами «икс-ассенизаторов» инопланетяне начали метаться из стороны в сторону, пытаясь не дать упасть на землю ни одной капле вина, стали жутко вопить что-то непонятное, и вообще, казалось, сошли с ума. Чем, естественно, и воспользовались бойцы… Не дураки, все-таки!

– В атаку, блин! – завопил старшина, первым выйдя из оцепенения. – Ура!

Дальше все произошло стремительно. «Икс-ассенизаторы» бросились вперед, стремясь захватить живыми как можно больше врагов, увлекшихся спасением алкоголя. Сам Шныгин, лично, схватил двоих болтающихся в воздухе пришельцев и, приложив их лбами друг о друга, бросил вниз. Кедман поймал сетку еще одного и, с размаху, замотал ее вокруг дерева. Не справившийся с центробежной силой пришелец, соответственно, закончил эту дугу контактом лба с не очень мягким стволом. Оставив его болтаться на ветках, капрал удачным броском обломка бочки сбил еще одного инопланетянина и показал старшине два пальца. Дескать, ничья!

Пацук действовал хитрее. С невероятной стремительностью Микола забрался на ветки ближайшего дерева и прыгнул сверху на инопланетян, подминая их своим весом. Пришельцы, не ожидавшие появления в воздухе конкурентов, не смогли удержаться над землей и свалились вниз, где их ждал ефрейтор, вовремя разгадавший замысел Пацука. Несколько точечных ударов, и Шныгину с капралом осталось только отключить тех инопланетян, которые еще могли двигаться и попытались было выползти из общей кучи. В итоге, на траве перед «икс-ассенизаторами» лежал отличный салат из пришельцев и деревянных бочек под винным соусом. И Сара, не успевшая к его приготовлению исключительно из-за небольшого роста, растерянно посмотрела на мужчин.

– Ну и что! – почти отчаянно выкрикнула она, расстроенная тем, что не смогла поучаствовать в задержании. – Зато я первая пришельцев увидела!

– А никто и не спорит. Ты молодец! – похвалил Сару старшина, заставив девушку зардеться. – Так, мужики, нечего тут торчать! Микола, беги к самолету и узнай, сможет ли пилот поднять с земли «тарелку», если ее тросами закрепить. А мы пока этих уродов спеленаем и к транспортировке подготовим. Сара, Ганс, займитесь ими. А мы с Джоном посмотрим, не остался ли кто-нибудь в «тарелке».

Конечно, старшина понимал, что вероятность обнаружения пришельцев внутри корабля была необычайно мала. Все-таки, не видеть сражение они не могли. И уж если были не в силах помещать землянам, что уже само по себе фантастика, то заблокировать входы в «летающую тарелку» были просто обязаны. Но проверить объект все же следовало, чтобы избежать любых неожиданностей в дальнейшем!

Правда, осуществить этот замысел напарникам так и не удалось. Внутрь корабля пришельцев они, конечно, попали, но открыть дверь из переходного отсека внутрь так и не смогли. Конечно, оба старались изо всех сил и даже хотели позвать Пацука, чтобы тот небольшой взрыв устроил, но затем передумали. Тарелка не подавала никаких признаков жизненной активности, и бойцы решили оставить ее обследование до возвращения на базу.

Пилот самолета «икс-ассенизаторов» с сомнением на лице осмотрел громаду космического корабля, а затем пожал плечами. Дескать, чем черт не шутит, давайте попробуем взять ее на буксир. Летчик отправился назад, чтобы перегнать самолет на новое место. И пока он этим занимался, Шныгин с Кедманом, хоть и с большим трудом, но придумали, как закрепить четыре троса. Затем все вместе погрузили инопланетян в специальные контейнеры, и пилот попробовал оторвать корабль пришельцев от земли. К удивлению и ликованию спецназовцев, это удалось неожиданно легко, и самолет «икс-ассенизаторов» завис над землей со своим грузом, давая возможность спецназовцам забраться внутрь.

– Репа, по-моему, за эту операцию нам всем по ордену должны дать, – задумчиво проговорил Пацук, как только самолет взял курс на базу. – Ты так не думаешь?

– Я сейчас, блин, в первую очередь думаю о том, что там от бункера осталось, – хмуро проговорил старшина, и веселье с Миколы словно ветром сдуло. Действительно, впереди «икс-ассенизаторов» ждала неизвестность!


Содержание:
 0  Звездная каэши-ваза : Алексей Лютый  1  ПРОЛОГ : Алексей Лютый
 2  ГЛАВА ПЕРВАЯ : Алексей Лютый  3  ГЛАВА ВТОРАЯ : Алексей Лютый
 4  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Алексей Лютый  5  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Алексей Лютый
 6  ГЛАВА ПЯТАЯ : Алексей Лютый  7  ЧАСТЬ ВТОРАЯ УМИРАЮ, НО НЕ НАПЬЮСЬ! : Алексей Лютый
 8  ГЛАВА ВТОРАЯ : Алексей Лютый  9  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Алексей Лютый
 10  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Алексей Лютый  11  ГЛАВА ПЯТАЯ : Алексей Лютый
 12  ГЛАВА ПЕРВАЯ : Алексей Лютый  13  ГЛАВА ВТОРАЯ : Алексей Лютый
 14  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Алексей Лютый  15  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Алексей Лютый
 16  ГЛАВА ПЯТАЯ : Алексей Лютый  17  ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ У ПОБЕДЫ НЕТ КОНЦА! : Алексей Лютый
 18  ГЛАВА ВТОРАЯ : Алексей Лютый  19  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Алексей Лютый
 20  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Алексей Лютый  21  ГЛАВА ПЕРВАЯ : Алексей Лютый
 22  вы читаете: ГЛАВА ВТОРАЯ : Алексей Лютый  23  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Алексей Лютый
 24  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Алексей Лютый  25  ЭПИЛОГ : Алексей Лютый



 




sitemap