Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Алексей Лютый

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25

вы читаете книгу




ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Все еще Земля, но это не надолго. Год тот же, но уже не кончится. Подземелья колхоза «Красное вымя», пока еще не открытые для экскурсий. Время местное, плавно перетекающее в любое другое. По выбору.

В последние несколько дней на базе «икс-ассенизаторов» творилось такое, с чем ни торги на Нью-йоркской фондовой бирже, ни перебранка на одесском базаре, ни митинг коммунистов на Красной площади сравниться не могли. На базе все было перевернуто вверх дном, ее немногочисленные обитатели метались из комнаты в комнату так, что казалось, будто их минимум в пять раз больше положенного, а Раимов не переставая голосил, успевая отдавать три-четыре приказа одновременно. В общем, атмосфера внутри бункера максимально приблизилась к микроклимату уездной психбольницы, что уже не раз и предсказывал Пацук.

А все началось почти сразу после возвращения «икс-ассенизаторов» с последнего задания. Сначала, почти на подлете к базе, взбесился кристаллид. До этого момента пришелец не оказывал никакого сопротивления аресту и тихо-мирно лежал себе в специальном контейнере, а затем вдруг сообразил, что его захватили в плен земляне, и поднял бучу. Во время своего бунта кристаллид едва не разворотил контейнер, и предотвратить его побег удалось лишь тогда, когда сверху мини-тюрьму бойцы обвязали стальными тросами.

Ну а причиной подобной смены настроения пришельцев было то, что инопланетянин понял свою ошибку. Как выяснилось позже, раса кристаллидов была искусственно выведена некими существами, называемыми «небесными». Пойманный землянами индивидуум никогда не видел своих творцов и, как большинство его собратьев, служил простым смотрителем на городской свалке. Ну а так как данный кристаллид, ввиду удаленности подотчетной ему территории от населенных пунктов землян, никогда и с людьми не встречался, то не удивительно, что он перепутал одних с другими. Ну а когда пришелец понял свою ошибку, исправить что-либо было уже поздно. Впрочем, его попытка освободиться оказалась не самой худшей, и доктор Гобе, оценивавший способности инопланетян по десятибалльной шкале, поставил кристаллиду твердую семерочку.

Стоит также сказать, что французу, как он ни старался, скрестить один вид пришельцев с другим не удалось. Как и не удалось вытянуть из них информацию о «небесных» – создателях прочих видов и, судя по всему, главных противниках землян в войне за независимость планеты. Однако кое-какие положительные результаты исследования Гобе все же принесли. Например, доктор узнал, что толпотоиды были созданы исключительно в качестве чернорабочих. А их высокая способность ментального контроля над людьми объясняется лишь тем, что телепатический дар у толпотоидов был искусственно развит для лучшей связи с хозяевами. Люди для этих же целей используют радио, телефон или, в крайнем случае, обычный рупор.

Мурланты, напротив, почти лишены возможности передавать мысли на расстояние. Во-первых, из-за того, что мыслей, как таковых, у этого вида практически не наблюдалось. А во-вторых, такое качество, как способность думать, мурлантам и не требовалось. У инопланетян они являлись чем-то похожим на земные органы правопорядка. А мозги, согласитесь, рядовым милиционерам не нужны! На небольшой период времени, в процессе эволюции от милиционера к следователю, некоторая необходимость в сером веществе, конечно, появляется, и земные правозащитники искусственно развивают интеллект. Это удается, конечно, не всем, но отдельные случаи в правоохранительных органах независимыми экспертами все же наблюдались. Но затем, при переходе от следователя к начальнику отдела, потребность в здравомыслии вновь отмирает, что ведет к обратному процессу.

Но это у землян! А сотрудники инопланетных органов правопорядка, мурланты то бишь, изначально создавались так, что эволюционировать были не способны. Этим несчастным созданиям всю жизнь суждено было быть рядовыми ППС, так и не познавшими до самой смерти вкуса повышения. Поэтому способность к телепатии им не требовалась. Зато мурланты нуждались в крепкой броне, коей и служила зеленым уродцам их кожа. А костюмы лишь усиливали пуленепробиваемость, лазеронепрожигаемость и так далее.

Существа с шарами вместо ног, которых бесхитростно назвали «летунами», были так же низшим классом искусственно созданных существ. В земной иерархии они бы оказались где-то между грузчиками, официантами, лаборантами и прочей мелюзгой, так как в их функции входила в первую очередь транспортировка грузов со складов на транспорты, доставка этих припасов к столам «небесных» и, в исключительных случаях, мелкий ремонт. Сантехники, например. Некоторые из захваченных особей, конечно, сталкивались со своими создателями. Но когда Гобе просил их описать «небесных», летуны просто закатывали глаза и начинали мелко трястись. Доктор так и не понял, что эта реакция означала – религиозный экстаз или животный ужас.

На вопрос о том, зачем пришельцы прибыли на Землю, ответ был одинаков у всех инопланетных существ: «за скуубой!» Однако, как француз ни бился, какие морально-психологические пытки не применял, выяснить, что это за «скууба» такая, ему не удалось. Произнеся это слово, инопланетяне впадали в состояние, близкое к тому, которое возникало у летунов при упоминании «небесных». Правда все пришельцы, как один, сказав «скууба», начинали причмокивать губами, из чего доктор сделал вывод, что оное вещество является для инопланетян лакомством. Причем таким, какого больше нет нигде во вселенной.

Большего доктору Гобе узнать у инопланетян ничего не удалось. Зато кое-что смогли узнать «икс-ассенизаторы». Правда, не о пришельцах, а о самом докторе Гобе. Микола Пацук, отличавшийся куда более неуемным, чем у остальных «икс-ассенизаторов» нравом, сразу после полета в Антарктиду потребовал немедленного выяснения, что за художник разрисовал бойцам вязаные маски. И тут же выяснилось, что эти художества – дело рук француза. Доктор, видите ли, хотел проверить, насколько хорошо бойцы стали ассоциировать себя со своим позывным, а так же думал своей мазней поднять боевой дух агентов.

– Я вам впредь запрещаю проводить подобные эксперименты без согласования со мной! – рявкнул на француза майор. – Боевой дух он хотел поднять! Да у меня бойцы из-за этих рисунков чуть друг друга не перебили.

– Вот как? – ничуть не смутился Гобе. – Интересная реакция. Нужно будет изучить ее на досуге.

– Товарищ майор, а можно я сейчас эту реакцию прямо на докторе продемонстрирую, – попросил Раимова старшина. И получив отказ, грустно вздохнул. – Жаль. А то нам всем, для общего образования, было бы полезно посмотреть, как ведет себя ученый человек в условиях армейской казармы, блин, еври бади!

Однако командир всеобщее стремление подчиненных к знаниям, сформулированное старшиной, поддержать отказался. Вместо этого он позволил провокатору-Гобе легко и беспрепятственно уйти. Радости у «икс-ассенизаторов» такое решение майора, конечно, не вызвало, но спорить с ним никто не стал. Не положено. А к тому же француз еще мог бойцам пригодиться. Что он и доказал, едва не доведя до сумасшествия «икс-ассенизаторов» на ближайшем занятии по психологической подготовке.

Деяния Харакири и Зубова до поры до времени были менее заметны, чем результаты исследований доктора. Японец после демонтажа излишне разросшегося танкового ума надолго заперся в лаборатории и не показывался оттуда даже для приема пищи. Разве что выбирался изредка к транспортной «летающей тарелке», проводил внутри нее пару часов и вновь возвращался в лабораторию.

Ну а про Стоматолога и вовсе говорить нечего. Люди так же любили его общество, как он обожал их. Профессор и до начала всеобщей суеты крайне редко появлялся в тех местах, где обычно бывали бойцы. А после того, как на базе начался аврал, Зубов и вовсе словно сквозь землю провалился. Зато, когда вышел, шокировал всех! Мало того, что профессор полностью раскрыл секрет инопланетного топлива, которое сам же назвал «эллериумом», так он еще и разложил по полочкам принципы движения инопланетных космических кораблей, разработал новейшую систему управления полетами и создал нечто невообразимое – энергоскафандр.

Правда, изобразил свое изобретение Зубов в виде чертежей и формул, что, естественно, произвести впечатление на спецназовцев не могло. Но зато когда первые пять скафандров собрали из частей, изготовленных в различных лабораториях земного шара, «икс-ассенизаторы» были в шоке. Энергоскафандр весил чуть более трех килограммов, но мог выдержать давление в несколько тысяч атмосфер, прямое попадание из лазерной винтовки, функционировал в безвоздушном пространстве и, вдобавок ко всему, позволял бойцам подниматься на двадцатиметровую высоту без каких либо дополнительных приспособлений. Ну а большинство чудесных функций нового изобретения стали возможными благодаря именно тому, что Зубов сумел наладить контроль за энергией, выделяемой эллериумом. Десять граммов этого вещества стали основной движущей силой скафандра и обеспечивали его невосприимчивость к многим внешним воздействиям.

Кроме этого, новая броня «икс-ассенизаторов» позволяла им передвигаться по воздуху, обеспечивала суточным запасом кислорода, воды и питания, имела средства связи, способные работать напрямую через любые спутники, и вообще, могла заменить бойцам жилой дом. Разве что телевизора не имела. И то после вмешательства Харакири и установлении в шлемах новых компьютеров «икс-ассенизаторы» и без телевидения спокойно могли обойтись. Новые технологии позволяли бойцам проецировать на внутреннюю часть прозрачного забрала любую информацию, которую только можно было выловить в эфире.

Естественно, подобное изобилие открытий свалилось на ученых не само по себе. Конечно, они немало потрудились, работая над образцами инопланетных технологий, добытых «икс-ассенизаторами» во время боевых операций, но свести воедино многочисленные озарения специалистам удалось лишь после того, как на базу был доставлены совершенно целая «летающая тарелка» и функционирующий компьютер из Антарктиды, бессовестно превращаемой пришельцами в галактическую свалку. Первое приобретение позволило усовершенствовать навигацию, в первую очередь, применимую при космических перелетах. А вот координаты главной вражеской базы, расположенной за пределами Земли, на обратной стороне Луны, если быть точным, Харакири узнал из отчетов о приеме груза, содержащихся в компьютере кристаллида. Последнее и стало главной сенсацией.

Конечно, японец ничуть не сомневался, что и в навигационной системе захваченной «летающей тарелки» подобные координаты присутствовали, но извлечь их компьютерщику никак не удавалось. Конструкторы этого космического корабля, видимо, учитывая крайнюю тупость летунов, настроили навигационную систему так, что вернуться обратно на «летающей тарелке» можно было, нажав одну-единственную кнопку. Посылать «икс-ассенизаторов» в неизвестность никто не хотел. А для того, чтобы извлечь из бортовых компьютеров координаты конечной точки путешествия, у Харакири могли уйти целые годы. Вот тут и помогло борцам с инопланетным нашествием то, что удалось крайне оперативно захватить компьютер кристаллида. Причем, целым и невредимым. А уж расшифровать отчеты, содержащиеся там, смог бы и любой заурядный бухгалтер. Если бы его, конечно, кто-нибудь обучил клинописи пришельцев.

Все руководство проекта, включая и генералитет из Центра, понимало, что успешной атака вражеской базы может быть только в случае внезапного и решительного удара. Медлить было нельзя, и самые горячие головы даже предлагали послать «икс-ассенизаторов» в бой, не дожидаясь окончания работ по модификации навигационной системы захваченной «летающей тарелки» и изготовлению энергоскафандров. Однако Харакири удалось предоставить убедительный отчет о том, что межпланетные мусоровозы с грузом чужеземных отходов прибывают в Антарктику только раз в неделю. А это означало, что по крайней мере несколько дней форы у землян было. Вот это время и было потрачено на подготовку «икс-ассенизаторов» к штурму базы инопланетян.

Все пятеро агентов были оснащены энергоскафандрами соответствующих размеров. И если мужчины потратили немало времени на попытки проделать хоть какую-нибудь мизерную дырку в своих новых защитных доспехах, то Сара, чутьем женщины понимая бесполезность этого занятия, в основном крутилась у зеркала. И все из-за того, что тупоголовые дизайнеры скафандров не додумались до того, чтобы внести какое-то различие в конструкции мужских и женских доспехов. В итоге получилось, что Сара в энергоскафандре уже не казалась себе женщиной, но еще и не была мужчиной, дотягивая, в лучшем случае, лишь до дистрофичного подростка. Что радовать девушку, естественно, не могло.

– Говорю, товарищ майор, оставьте агента Штольц на базе, – в очередной раз посмотрев на то, как Сара крутится у зеркала, потребовал от командира Пацук. – Вона ж там не воевать с пришельцами будет, а спрашивать у каждого инопланетянина, встреченного на пути, идет ли ей новый защитный шлем!..

– Прекратить разговорчики, агент Пацук! – мгновенно пресек все нездоровые настроения в команде Раимов. – Поймете вы все когда-нибудь, что являетесь одной командой, или нет? Запомните, что на базе вы окажетесь одни в окружении, может быть, сотен пришельцев, вооруженных до зубов. Чтобы выжить и победить, вы, все пятеро, должны стать единым организмом. А вы тут лаетесь друг с другом каждые две минуты, мать вашу в собачий питомник бультерьером!..

Неизвестно, пристыдил ли майор этой речью Пацука, или тот просто решил приберечь свое остроумие для более благодарной аудитории, но цепляться к Саре есаул перестал. Правда, единым организмом с девушкой они, по понятным причинам, не стали. Но то, что перестали грызться друг с другом, было уже большим плюсом в плане общего сплочения коллектива. Правда, до начала операции есаул и Штольц друг другу и десятка слов не сказали, но на такие мелочи уже никто внимания не обращал!

Наконец, час «икс» настал. Едва бойцы закончили завтрак, как майор включил сигнал тревоги, вынудив всю пятерку пулей нестись в оружейную комнату. Сам Раимов, естественно, стоял на одном месте с секундомером в руках и, удовлетворившись той скоростью, с которой экипировались бойцы, вызвал их в штаб. Ну и обойтись без торжественной речи перед застывшим по стойке «смирно» строем майор, конечно же, не мог.

– Бойцы, настал самый важный момент в истории Земли! – с должным пафосом провозгласил Раимов. – Сегодня мы начинаем операцию, от которой зависит судьба человечества. Чтобы раз и навсегда поставить зарвавшихся инопланетян на место, вы должны сегодня уничтожить их базу и прекратить агрессию против нашей планеты. В ваших руках находится…

– Лазерное оружие, – даже в такой торжественный момент Пацук не мог не перебить командира. – Товарищ майор, мы уже все это сто раз слышали на психологическом тренинге у Инквизитора. Сколько ж можно нам мозги промывать? А то воно ж знаете, как бывает, когда людям на темечко капают?..

– Отставить разговорчики, агент Пацук! – рявкнул Раимов, и неожиданно для бойцов вдруг шмыгнул носом. – Волнуюсь я за вас, детки мои. Будь моя воля, никогда бы вас не послал на эту проклятую базу, а нанес бы по ней ракетно-ядерный удар. Или начинил бы эту «летающую тарелку» ураном и отправил бы ее бандеролью на Луну. Но начальству, видите ли, технологии, информация нужны. Вот и бросают вас черт знает куда, детки мои, – и, устыдившись минутной слабости, тут же приказал сам себе: – Отставить разговорчики! В общем, бойцы, ваша задача – уничтожить базу пришельцев, захватив с нее все, что можно. Я верю, что вам это по силам. Вперед. И да хранит вас Аллах!

– А если у некоторых с Аллахом нелады? – наивно поинтересовался Микола. – У агента Штольц, наверняка, из-за Палестины найдется для него парочка ласковых слов…

– Ну, Пацук, вернешься с задания!.. – в бешенстве заорал майор и тут же оборвал себя. – А-а, ладно! Вы только вернитесь. Все!

Больше Раимов ничего не сказал. Отдав приказ выдвигаться на аэродром, майор отвернулся, и до самого подлета к Луне «икс-ассенизаторы» не услышали от него ни слова.

В захваченную «летающую тарелку» бойцы входили с некоторым опасением. Все-таки необычная геометрия корабля пришельцев, как внешняя, так и внутренняя, не внушала уверенности в благополучном окончании перелета. Однако, увидев в кабине пилотов знакомую рожу летчика с родного самолета, «икс-ассенизаторы» успокоились. Все, за исключением старшины.

– Вот, блин, додумались этого алкоголика за штурвал посадить! – простонал Шныгин и погрозил пилоту кулаком. – Смотри, если расшибешь нас, я с того света вернусь и буду твоей персональной белой горячкой, пока ты ко мне не присоединишься.

Летчик, решив не вступать с истосковавшимся по алкоголю старшиной в бессмысленную дискуссию, поспешил скрыться в кабине пилотов, переоборудованную под нужды землян. Три раза проверив, насколько хорошо заперта дверь, пилот, следуя устоявшейся привычке, приказал пассажирам пристегнуть ремни и пожелал счастливого полета. И лишь затем запустил двигатели.

К удивлению бойцов, перелет от Земли до Луны на инопланетном корабле занял куда меньше времени, чем предыдущий рейс колхоз «Красное вымя» – Южный полюс. За весь путь никаких происшествий не случилось, кроме того, что Кедману так и не удалось побриться, поскольку в состоянии невесомости оная операция была строжайше запрещена. Зибцих не смог почистить оружие. Но не из-за невесомости. А потому, что в лазерном ружье чистить просто было нечего. Ну а то, что Миколе не пришлось физиономию гримировать, а старшине не удалось поспать, так как из-за отсутствия ярко выраженного низа и верха Сергея замучила бессонница, можно было и не считать. Хотя то, что во время полета бойцам не удалось осуществить практически ни одной операции из тех, что они считали счастливой приметой, уже можно было считать плохим предзнаменованием. И для того, чтобы хоть как-то разогнать мрачные предчувствия, Кедман выдал такое соло на свистке, что даже у пилота заложило уши.

– Засунуть бы тебе эту сопелку туда, где желудок начинается. Причем, с любого конца, по выбору, – выругался Микола, но никто, даже Сара, в этот раз его ворчание не принял всерьез.

Из-за отсутствия в корабле пришельцев каких-либо подобий иллюминаторов полюбоваться красотами открытого космоса бойцы смогли только после посадки. Но перед этим им пришлось пережить хорошую встряску. В буквальном смысле этого слова. Пилот, не обученный приземлению, а точнее, прилунению в условиях пониженной гравитации, с такой силой опустил корабль на поверхность естественного спутника Земли, что тот отскочил обратно почти на двести метров. Во время этого удара Шныгина, пренебрегшего просьбой пилота пристегнуть ремни, вышвырнуло из кресла. Пацук клацнул зубами так, что искры из глаз посыпались, а Кедман едва не проглотил свисток, который с самого начала прилунения держал в зубах. На счастье. Остальные «икс-ассенизаторы» отделались легким испугом, так как строго соблюдали технику безопасности.

Запомните это, дети!

– Мужики, этого извозчика сразу убить, или подождем, пока он нас домой привезет? – поинтересовался Шныгин, поднимаясь с пола.

– Лучше сразу, – посоветовал Пацук. – А то если воно ж нас так сажать на Землю будет, то мы не вверх, а вниз на двести метров уйдем. Кто же потом такую могилку засыпать возьмется?

– Типун тебе на язык! – рявкнул Кедман. – Кто же перед заданием о могилах говорит?!

– Внимание, зверинец! – не дав капралу договорить, раздался в наушниках голос майора. – Через несколько секунд прибываете на место сбора сельдерея…

– Спасибо, товарищ майор, что вовремя оповестили! – съязвил Пацук, однако Раимов на его реплику никак не отреагировал.

– …Проверить снаряжение и убедиться, что пробирки воздух не пропускают, – закончил фразу майор, и лишь затем пообещал есаулу: – Барсук, я тебя точно за твой длинный язык на месяц в клетку посажу. С собаками!

– Что это у нас шеф сегодня притормаживает? – ехидно поинтересовался в ответ Микола. – Не выспался, мабуть?

– Нет, с шефом все нормально, – ответил вместо майора умный Зибцих. – Просто радиосигнал от Земли до Луны несколько секунд идет. Поэтому и кажется, что шеф немного не в себе.

– Отставить разговорчики! – скомандовал Раимов, абсолютно подтверждая слова ефрейтора. – Закупорить пробирки и приступить к выполнению задания.

– Да про какие пробирки шеф все время говорит? – удивленно поинтересовался у Шныгина капрал, но вместо Сергея ему ответил Пацук.

– Нет, Джонни, я ошибался, – признался есаул американцу. – Ты точно не еврей. Ты бабуин! Тупой потому что очень, – и постучал капрала по откинутому шлему. – Вот пробирка, идиот! И именно из нее тебя и вывели, а не естественным способом на свет произвели…

– Прекратить трепотню в эфире! – рявкнул майор, но к тому моменту, как радиосигнал с базы достиг Луны, Микола уже вдоволь наговорился. – Бегом марш на выход!

Бегом не получилось. То есть, кое-кто, конечно, побежал, но ничего хорошего из этого не вышло. Сара Штольц, резко вскочив с кресла, из-за пониженной силы тяжести настолько далеко пролетела вперед, что благополучно спикировала над головой Шныгина и врезалась в живот есаулу. И только благодаря энергоскафандру Микола обошелся без переломов, а девушке удалось выслушать в свой адрес несколько особо остроумных выражений. В противном случае Пацук бы не ругался, а тихо и мирно стонал.

Как и предполагало командование, «икс-ассенизаторов» пришельцы не ждали. Поблизости от места посадки космолета, не было заметно никакой активности, и лишь метрах в трехстах впереди, на крыше странной конструкции, напоминающей пятиугольную трансформаторную будку, сверкали разноцветные огоньки. Все остальное пространство обратной стороны Луны, согласно установившемуся там испокон веков порядку, было погружено во тьму – спутнику Земли, видите ли, лень было поворачиваться этим боком к Солнцу!

– Ой, смотрите, какие тут звезды крупные и красивые, – невольно восхитилась Сара, едва успев выбраться из переходного отсека «летающей тарелки» на поверхность Луны.

– Шеф, может быть, вернем Рысь обратно в зверинец, пока не поздно? – взмолился есаул. – А то я боюсь, пока она по сторонам таращится, весь сельдерей разбежится.

Ответом Пацуку было гробовое молчание в эфире. Раимов, видимо, решил никак не реагировать на вопли есаула, чтобы не накалять и без того напряженную обстановку, а Сара посчитала ниже своего достоинства ввязываться в пререкания с украинцем. Поэтому ничего и не сказала, лишь опалив Миколу испепеляющим взором. Пацук, естественно, оного взгляда за забралом шлема не увидел, зато почувствовал его всей шкурой. Из-за чего и решил не развивать свою мысль.

Кроме вышеупомянутой трансформаторной пятиугольной будки, никаких искусственных сооружений поблизости не наблюдалось. Было очевидно, что это строение и является входом в подземный, а точнее, подлунный бункер пришельцев, и бойцы осторожно направились к нему. Метров через сто «икс-ассенизаторам» удалось-таки приспособиться к уменьшенной силе тяжести, и к переходному отсеку они подошли уже без скачков на несколько метров от поверхности малой планеты. Шныгин и Кедман, как и положено авангарду, заняли позиции непосредственно у входа на инопланетную базу. Зибцих с Сарай остались чуть позади, причем, сержант прикрывала Миколу, а ефрейтор держал под наблюдением пространство, оставшееся у бойцов за спиной. Но, хоть Ганс и обладал отличным зрением, заметить, как от космолета отвалилась часть обшивки, он не сумел.

– Хлопцы, дверь, наверное, рвать придется, – проговорил Пацук, который, как и положено подрывнику и специалисту по проникновению на объекты, пытался понять, как пробраться внутрь вражеской базы. – Рискованно, конечно, поскольку сильный выброс газов может быть, но иного выхода я не вижу.

– Тогда, рви, – пожал плечами старшина. – Не сидеть же нам здесь до тех пор, пока какой-нибудь сельдерей войти или выйти надумает.

– Отставить! – как и положено, с небольшим запозданием, скомандовал майор. – Наш Заяц только что передал мне, какой «сим-сим» дверь в нору открывает. Запоминайте! Сначала нажмите крестообразную фигулинку на пульте, затем надавите на параллелепипед в нижнем углу. Потом три раза стукните по спиральной хреновинке и ждите. Дверь сама и откроется.

– А может, все-таки лучше за веревочку дернуть? На связке гексагеновых шашек? – поинтересовался Пацук и, выслушав в свой адрес немало лестных эпитетов, сделал то, что рекомендовал майор. И дверь, действительно, открылась.

Шныгин первым нырнул в переходной отсек. Перекатившись через голову, старшина принялся искать глазами вторую дверь, однако ее не было! Как не было и вообще никаких признаков того, что из пятиугольного трансформатора существует какой-нибудь второй выход. И все же старшина решил рискнуть. Как-то же пришельцы базы внутрь попадали?! Значит и люди должны были пробраться тем же путем!

– Все чисто! Ко мне, – скомандовал Шныгин, и прежде, чем двери переходного отсека успели открыться до конца, вся группа оказалась внутри небольшого помещения.

Несколько долгих, томительных секунд абсолютно ничего не происходило. «Икс-ассенизаторы», на всякий случай заняв круговую оборону, терпеливо ожидали хоть каких-нибудь изменений в окружающей обстановке, и дождались. Сначала внешняя дверь плавно вернулась на место, отрезав их от поверхности Луны и спасительного корабля, а затем пол под ними резко обрушился вниз, превратившись в супер-скоростной лифт. Примерно минуту он падал вниз, а затем плавно остановился, и перед спецназовцами открылся тускло освещенный коридор, ведущий куда-то вглубь планеты.

Ждать, пока лифт вернется назад, никто, естественно, не стал. Шныгин с Кедманом покинули площадку первыми и осторожно двинулись по коридору, пытаясь найти какие-нибудь признаки дверей или боковых ответвлений. Долгое время ничего подобного не наблюдалось, а затем справа от капрала разошлась в стороны едва заметная щель в стене. Шныгин не стал ждать, что или кто покажется оттуда. Джон находился слишком близко от открывшегося прохода, и старшина просто не мог своим промедление подвергнуть его опасности.

– Ложись! – завопил он, обращаясь к Кедману и прыгнул вперед, расцвечивая полумрак коридора вспышками лазерных лучей.

Что-то внутри открывшегося прохода загрохотало, сверкнуло искрами коротких замыканий и вывалилось в коридор, подрыгивая страусиными ногами. Лишь после этого старшина постарался рассмотреть, кого именно он подстрелил, и дичью оказался точно такой же робот, как тот, который не так давно вскрывал переходный салон на родной для «икс-ассенизаторов» базе. Уродливая железяка, вывалившись в коридор, пару раз дернулась и застыла. Шныгин, решив, что угроза миновала, облегченно вздохнул, но в этот момент коридор, по которому шли бойцы, вспыхнул разноцветными огнями, и воздух огласили истошные вопли, похожие на визг кастрируемого борова, смешанный с истеричным хохотом дятла Вуди.

– Во, блин, мужики, похоже на тревогу! – обеспокоено заявил старшина.

– А что ты хотел? Чтобы нас до самого центра управления беспрепятственно попустили, да еще и секретные файлы на блюдечке вынесли? – фыркнул есаул. – Я вообще удивлюсь, что тут за система охраны? Чужаки на базе уже минут пять находятся, а их никто так и не обнаружил. У нас бы на Украине всех за это разжаловали бы к чертовой матери.

– А вы заметили, что пришельцы нам ни разу настоящего сопротивления не оказали? – поинтересовалась Сара, водя стволом лазерного ружья из стороны в сторону, вдоль стен коридора. – Вам это не кажется подозрительны?

– Отстань ты, дивчина, не до святочных гаданий сейчас! – завопил Пацук и выстрелил в открывшуюся за спиной Шныгина дверь. – Хлопцы, берегись. Нас окружают.

Действительно, со всех сторон коридора, позади и впереди «икс-ассенизаторов» начали распахиваться незамеченные бойцами двери. Каждая из них исторгала из себя двух, а то и трех длинноногих роботов, тут же бросавшихся вперед. Под этим напором вражеской атаки бойцы были вынуждены сбиться в кучу, заняв оборону спина к спине. И вот тут от гибели «икс-ассенизаторов» спасли лишь энергоскафандры! Судя по тому, как они справились с мощнейшей дверью переходного отсека на земной базе, странные резаки инопланетных роботов могли бы в конечном итоге вспороть скафандры бойцов, но те не давали врагу ни на секунду задержать на себе огонь. Лазеры работали прекрасно, и роботы сыпались на пол один за другим, вскоре завалив весь коридор обломками. Контратака пришельцев захлебнулась.

– Вперед! – раздался в наушниках вопль майора. – Ищите командный пункт, пока эти уроды не очухались и не послали на вас что-нибудь посерьезнее!

Подгонять бойцов не требовалось. Шныгин с Кедманом рванулись вперед. Однако, как они ни спешили, проскакивать мимо открытых дверей, не проверив, зачищены ли минуемые комнаты, они не могли. Сила привычки, что тут говорить!.. Сара передвигалась в центре группы, а вот есаул с Зибцихом прикрывали тылы, двигаясь фактически спиной вперед. И так продолжалось до конца прямого, как стрела, коридора. А в том месте, где тоннель раздваивался, по кривой уходя вправо и влево, «икс-ассенизаторы» остановились. Шныгин с Кедманом осторожно выглянули за угол и едва успели отскочить назад, уворачиваясь от летевших прямо в голову огненных мячиков, удивительно похожих на шаровые молнии. Ударившись о стену над головами бойцов, пылающие снаряды мгновенно превратили в пар огромные куски стен.

– Ни фига себе, блин, это что за ерунда такая? – удивленно завопил Шныгин, больше не рискуя высовываться за угол.

– По-моему, это плазменные пушки, – заявил всезнающий Зибцих и, в ответ на удивленные взгляды сослуживцев, пояснил: – Я в фантастических книгах про такое оружие читал.

– А наши скафандры прямое попадание выдержат? – поинтересовался Кедман у ефрейтора.

– Сомневаюсь, – покачал головой немец. – По крайней мере, судя по тому, что я читал, плазменное оружие куда мощнее, чем лазеры. Боюсь, эти пушки нас вместе со скафандрами на атомы разнесут.

– И что же делать? – поинтересовалась Сара.

На несколько секунд в коридоре наступила тишина. «Икс-ассенизаторы» молчали, изо всех сил пытаясь отыскать выход из создавшегося положения. Даже Раимов не подавал признаков жизни, совершенно справедливо предполагая, что бойцы на месте способны куда эффективнее разобраться в проблеме, чем он, находящийся за многие тысячи километров от них. И все же абсолютно бездействовать майор не собирался. Мгновенно связавшись с учеными на базе, Раимов обрисовал им ситуацию и потребовал немедленно найти выход из сложной ситуации. Однако прежде, чем Зубов с компанией приступили к обдумыванию поставленной майором задачи, Пацук нашел решение проблемы.

– Я так понимаю, что плазменные пушки должны от какого-то энергопитания работать? – поинтересовался он, и Зибцих утверждающе кивнул головой. – Ну так обесточим их на хрен!

Прежде, чем кто-либо успел что-нибудь сообразить, Микола полоснул лазером по толстым кабелям, пролегающим под потолком инопланетной базы и, едва погас свет, рванулся вперед. Ганс заорал, пытаясь предупредить есаула о том, что плазменные орудия могут работать от автономных источников питания, независимых от энергообеспечения базы в целом, но есаула уже было не остановить.

Выяснить, что именно поставляет энергию защитным орудиям инопланетного бункера, так и не удалось. То ли перебой с питанием вызвал какой-то сбой в функционировании плазменных пушек, то ли беспечные пришельцы просто не подумали о возможности того, что вторгнувшиеся на базу незваные гости догадаются, как заставить орудия прекратить стрельбу, но за те несколько секунд, которые потребовались Миколе для того, чтобы добраться до первого орудия, плазменные пушки не произвели ни единого выстрела. А затем уже просто не успели. Поскольку сначала есаул, а затем и Шныгин точными выстрелами из лазерных винтовок срезали орудийные крепления под основание. Плазменные пушки, сверкнув искрами, свалились на пол, и бойцы облегченно вздохнули.

– Теперь я понимаю, почему никто славян не смог победить, – выдохнул ефрейтор. – Да с такими сумасшедшими придурками просто невозможно сражаться.

– Кстати, ты не первый, – усмехнулся старшина. – Еще ваш Бисмарк что-то похожее говорил!

Видимо, беспечные инопланетяне и в самом деле не рассчитывали на то, что на их базу может быть предпринято вооруженное нападение. По крайней мере, «икс-ассенизаторы» препятствий на своем пути больше не встретили. Майор, конечно, рисковал, когда приказал группе разделиться, но он не ошибся. Как и предполагал Раимов, расходящийся по дуге в разные стороны коридор в итоге замкнулся, образуя правильную окружность. И дверь во внутреннее пространство этого круга оказалась прямо с противоположной стороны коридора, шедшего от лифта. На секунду бойцы замерли, раздумывая, как попасть внутрь, но двери открылись сами собой.

– Приветствую вас, жители третьей планеты, – раздался в наушниках странный механический голос. – Вот уж, действительно, никто и подумать не мог о том, что такие примитивные идиоты, как вы, уступающие по своим характеристикам даже искусственным созданиям, могут оказаться разумными.

– Так, блин, ты базары фильтруй, еври бади! – рявкнул Шныгин. – А ну-ка, покажись, умник. Я сейчас тебе покажу, у кого разума больше.

– Смотрите и трепещите, – самодовольно произнес тот же механический голос.

Пространство внутри круглого зала осветилось двумя перекрещивающимися лучами, и бойцы, к своему вящему удивлению, увидели в центре, на небольшом постаменте, странную аморфную массу, отдаленно напоминающую человеческий мозг. Причем, такой, каким его изобразил бы двоечник на уроке биологии. Пацук присвистнул.

– Так шо, это и есть небесный? – удивился он. – Если у них на небесах такие уроды живут, я, пожалуй, попрошу себе прописку под землей оформить.

– Я не небесный. Создателей здесь нет, и радуйтесь этому! А я всего лишь робот-координатор, – торжественно заявил мозгоподобный слизень. – Одна из наших экспедиций неожиданно открыла, что в вашем мире есть вещество, которого больше не существует нигде в галактике. Именно из-за него мы и построили здесь базу. Ну а попутно решили сваливать мусор на вашу захламленную и ничтожную планетку, чтобы не гонять впустую космические корабли.

– О каком веществе ты говоришь? – поинтересовался любопытный ефрейтор.

– О скуубе! – еще более торжественно, хотя казалось, что дальше уже некуда, провозгласил робот-координатор. – Это то, что вы называете алкоголем. Раньше мы считали его естественным продуктом вашей жизнедеятельности. Таким, каким считается кислота некоторых насекомых. Но теперь, судя по всему, нам придется пересматривать эту позицию. Вероятнее всего, алкоголь является плодом вашего технического прогресса. И теперь нам предстоит решить, что с вами дальше делать, – мозго-слизень на секунду запнулся. – А это существо вы с собой привели?

«Икс-ассенизаторы» обернулись и застыли в немом удивлении. Прямо за их спинами возвышалась фигура, отдаленно напоминавшая человеческую, но серебристого цвета и, к тому же, постоянно меняющая очертания. Шныгин с Кедманом тут же вскинули оружие, беря на прицел неизвестного гостя, а остальные, встав спинами к боевым товарищам, направили лазеры на робота-координатора.

– С ними я, с ними, – прежде, чем кто-то из бойцов успел сказать хоть слово, произнес новый монстр. – Ох, сколько времени и сил я потратил для того, чтобы сюда добраться. И кухаркой был, и секретарем Президента. Даже крысой, телефоном и ковром поработать пришлось. А на Луну и вовсе добирался в качестве обшивки космического корабля. И все из-за того, что в проклятом «Аэрофлоте» ни один самолет вовремя не прилетает!

– Да кто ты такой, блин, еври бади? – грозно поинтересовался старшина.

– Позвольте представится, Черментатор две тысячи первый, – картинно поклонился серебристый уродец. – Сверхсовременная модель боевого робота. И здесь я для того, чтобы уничтожить и базу пришельцев, и всех «икс-ассенизаторов», вместе взятых.

Если кто-то подумал, что сюрпризы на том закончились, то он сильно ошибался. Толстая стена позади инопланетного робота-координатора разлетелась на куски, пропуская на общее собрание еще одного персонажа. Если бы спецназовцы не устали уже удивляться, то непременно поразились бы тому, что увидели. А именно, явлению народу Черментатора две тысячи. Без единицы.

– Оба-на, кто из вас сюда цирк заказывал? – поинтересовался Пацук. – Товарищ майор, ваших рук дело?

– Да я сам ни хрена ничего не понимаю! – рявкнул по рации Раимов, прекрасно видевший все происходящее благодаря телекамерам на шлемах бойцов. – В общем, хватит болтать! У вас был приказ уничтожить вражескую базу, этим и займитесь. В деталях потом разбираться будем!..

Прежде, чем «икс-ассенизаторы», которым бардак вокруг тоже изрядно надоел, нажали на спусковые крючки лазерных ружей, инопланетный робот-координатор успел на всех частотах, языках и волнах спектра закричать одно единственное слово: «нет!» Вот только ни для кого эти вопли интереса не представляли.

А вот серебристый Черментатор не кричал. Напротив, он истерично захохотал. Да и было от чего! Залп лазерных ружей Шныгина и капрала просто прошел сквозь него. Дырки, конечно, в роботе образовались, но не надолго. Через пару секунд от них не осталось и следа, тогда как инопланетный робот уже превратился в лужу слизи, отвратительной на вид, запах и вкус, если бы, конечно, кто-нибудь захотел ее попробовать. Все пятеро «икс-ассенизаторов», совершенно позабыв про своего старого знакомого – Черментатора две тысячи – сосредоточили огонь на серебристом монстре. Однако, даже вся огневая мощь спецназовцев урона противнику не нанесла. Он лишь расхохотался еще раз и, вскинув руки вверх, опустил их ладонями в направлении бойцов, словно демонстрируя одну из стоек ушу.

На что именно надеялся серебристый робот после исполнения такого гимнастического упражнения, истории осталось неизвестно. Однако, чего бы расплывчатый урод ни хотел, ничего из этого не получилось. Между ладонями монстра проскочили сверкающие искры, и на этом все закончилось.

– Что случилось?! – изумленно завопил он. Ответил предшественник серебристого – Черментатор две тысячи.

– Возможные варианты ответа: «да», «нет», «не знаю» и «а ты думал, тебе тут медом намазано?!» Интерпретировать, – скомандовал сам себе старый знакомый спецназовцев и, подойдя к серебристому уродцу, положил ему руку на плечо. – Изыди, сатана, ибо твое время еще не пришло, – и запнулся. —

Блин, чертовы менты, не могли более простой команды для запуска вируса придумать.

– Ты меня заразил? – изумленно завопил серебристый и вдруг начал стекать на пол.

– А что делать? – поинтересовался Черментатор. – Кто же виноват, что ты ОЗК не носишь? – и, предупреждая возможные вопросы, повернулся к «икс-ассенизаторам». – Мы из будущего. Я послан управлением по борьбе с организованной преступностью российского МВД, а этот серебристый урод, – Черментатор ткнул пальцем в быстро испаряющуюся лужу, – Биллом Гейтсом.

– Не понял, – оторопел старшина. – А какое отношение имеет Билл Гейтс к российскому МВД?

– Варианты ответа: «да», «нет» и «сейчас объясню», – прогремел Черментатор. – Вы еще не знаете, но через пятьдесят лет на всеобщем референдуме Соединенные Штаты Америки выразят желание вступить в состав Российской Федерации. Их примут, хотя только из-за того, чтобы не дать американцам умереть с голоду, и Билл Гейтс Вечный попадет под юрисдикцию российской налоговой инспекции.

– Почти в то же время, – после секундной паузы продолжил Черментатор, не обращая внимания на всеобщее оцепенение, – некий Хиро Харакири организует компьютерную фирму «Хиробайт», которая из-за технологий, украденных у пришельцев, в считанные месяцы вытеснит Билла Гейтса с рынка компьютеров, а сын Сары Штольц под шумок, прежде, чем Гейтс сможет выровнять курс своих акций, скупит практически все фонды и сделает Гейтса практически нищим. Вот поэтому директор «Майкрософта» разработал на последние деньги и послал в прошлое робота. Он должен был уничтожить Сару Штольц, а вместе с ней и базу пришельцев, дабы позиция Билла Гейтса на рынке компьютеров вечно оставалась незыблемой.

Черментатор посмотрел на часы.

– Е-мое, уже к моменту открытия обратных врат опаздываю! – изумился он. – Счастливо оставаться.

Несколько секунд «икс-ассенизаторы» оторопело смотрели в пустоту, пытаясь переварить слова, услышанные от Черментатора. затем Кедман истошно завопил. Янки никак не мог поверить в том, что великая Америка вдруг добровольно вступила в состав Российской Федерации. И то ее еще принимать не больно-то хотели! В итоге друзья успокоили капрала лишь тем, что обнадежили, будто своей работой на благо борьбы с пришельцами Кедман сможет спасти независимость Америки.

– Ну, сынки и дочки, по-моему, все кончилось, – облегченно объявил по рации Раимов. – Давайте, демонтируйте все, что можно, и мотайте оттуда. Вы свою миссию выполнили.

«Икс-ассенизаторы» радостно загалдели и бросились разбирать аппаратуру. Как-то незаметно, но раньше всех остальных, у центрального компьютера инопланетной базы оказалась Сара Штольц. Осмотревшись по сторонам, девушка улыбнулась и, достав из кармана небольшую коробочку, присоединила ее к системному блоку. Как вы думаете, зачем?..


Содержание:
 0  Звездная каэши-ваза : Алексей Лютый  1  ПРОЛОГ : Алексей Лютый
 2  ГЛАВА ПЕРВАЯ : Алексей Лютый  3  ГЛАВА ВТОРАЯ : Алексей Лютый
 4  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Алексей Лютый  5  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Алексей Лютый
 6  ГЛАВА ПЯТАЯ : Алексей Лютый  7  ЧАСТЬ ВТОРАЯ УМИРАЮ, НО НЕ НАПЬЮСЬ! : Алексей Лютый
 8  ГЛАВА ВТОРАЯ : Алексей Лютый  9  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Алексей Лютый
 10  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Алексей Лютый  11  ГЛАВА ПЯТАЯ : Алексей Лютый
 12  ГЛАВА ПЕРВАЯ : Алексей Лютый  13  ГЛАВА ВТОРАЯ : Алексей Лютый
 14  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Алексей Лютый  15  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Алексей Лютый
 16  ГЛАВА ПЯТАЯ : Алексей Лютый  17  ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ У ПОБЕДЫ НЕТ КОНЦА! : Алексей Лютый
 18  ГЛАВА ВТОРАЯ : Алексей Лютый  19  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Алексей Лютый
 20  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Алексей Лютый  21  ГЛАВА ПЕРВАЯ : Алексей Лютый
 22  ГЛАВА ВТОРАЯ : Алексей Лютый  23  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Алексей Лютый
 24  вы читаете: ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Алексей Лютый  25  ЭПИЛОГ : Алексей Лютый



 




sitemap