Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА ШЕСТАЯ : Дмитрий Мансуров

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25

вы читаете книгу




ГЛАВА ШЕСТАЯ

— Хитро мы провернули дело с каретой! — веселился Доминик.

Советник Ларриан одобрительно кивнул, хотя отдавать на растерзание собственную карету ему было искренне жаль: новая модель и так удачно собрана, до сих пор ни одной поломки не было. Некоторым утешением служило то, что там остались ненавистные парики, и кто-то другой отныне будет мучиться, надевая их по утрам и расхаживая в них целыми днями напролет.

Лилит розыгрыши пришлись по душе, и у нее появилась возможность самой насолить ненавистному советнику. Она выделила путешественникам карету из собственного парка и в компании преданных друзей, с шумом, гамом, песнями и плясками отправилась на стоянку в качестве провожающего лица. Охранники не посмели их не пропустить, и гомонящая толпа окружила карету Ларриана, делая вид, что прощается с гостями. Обнимались напоследок, восхищались дизайном салона кареты и заодно упросили царевича разрешить всем желающим немного посидеть внутри. Карета раскачивалась от постоянного передвижения желающих забраться внутрь. Благодаря этому прикрытию, Кащей и охранники Доминика быстро сняли багаж с крыши, сделали вид, что занесли его в карету, сменили номера и вынесли из самой кареты всё необходимое.

Кащей наспех настрочил прощально-объяснительное письмо, вложил его в лукошко, достал из вместительных кармашков плаща три «разговорника» и включил их на уровень плавного перехода от бесед о свадьбах и высокой моде до сплетен о политиках и их темных делишках.

Извозчику дали кошелек с нормальными монетами, рядом посадили прихваченный по дороге из дворца наряженный манекен, а Кащей включил и настроил «навигатор» на поездку без остановок до полной разрядки аккумуляторов. Извозчику пожелали долгих лет счастливой жизни и приказали: как только представится удобный случай, пусть спрыгивает. А потом идет, куда душа пожелает и выданные средства позволят.

Дружно попрощавшись с пустой каретой, окружившие плотным кольцом Кащея, Доминика, советника, их охрану и багаж друзья протопали к ряду личных карет царевны, усадили путешественников и пожелали им счастливого пути.

— Будем ждать в гости! — сказали напоследок Лилит и Эрнест, толпа помахала руками, и карета отправилась в дальний путь.

— Должен сказать, что этот розыгрыш понравился мне намного больше, чем обычные соревнования по остроумию, — заметил советник Ларриан, на всякий случай заглядывая на полочки для сумок: не завалялся ли там из вредности какой-нибудь парик? Салон сверкал первозданной чистотой и радовал отсутствием посторонних предметов. — Я могу сравнить соревнования разве что со столкновением теоретиков юмора, а ты, Змейго, показал, что подобные шоу надо проводить практически — эффект просто потрясающий, можешь мне поверить, я довольно опытный в этих делах человек!

— С этим трудно поспорить! — уклончиво сказал Кащей. Советник решил было уточнить, но довольно быстро понял, что ответ идеально подходит под каждую фразу, и довольно хмыкнул.


До границы двадцать, третьего царства они доехали без особых приключений. Два охранника сменяли друг дружку для того, чтобы быстрее добраться до цели, и карета почти безостановочно находилась в движении. Лошадей меняли на станциях и попутно спрашивали о новостях из царства Ниты. Как ни странно, но именно оттуда шли самые прекрасные, неимоверно фантастически красочные известия о том, как там живут и что делают люди. Про саму царевну никто не говорил, но частенько упоминал имя одного графа, появившегося при дворе несколько лет назад и с тех пор выбившегося в фавориты царской семьи.

«Граф был то, граф был се, — говорили люди, — благодаря ему каждый раз всходило солнце и сияла по ночам луна. Он был лучшим, он был могучим…»

— Он делал по утрам зарядку и ел манную Кащу! — с пафосом добавлял Кащей, и выбитые из колеи его словами люди кивали в ответ, не зная, как правильно реагировать.

— Офигеть! — комментировал советник. — Лишь бы не овсянку!

— А то однажды говорит он слуге, — вдохновенно продолжал Кащей, указывая на советника пальцем и переходя на старый, но веселый анекдот: — Что это у меня в ботинке хлюпает?

— Каща, граф! — отвечал за слугу царевич.

— А что она там, собственно говоря, делает? — выспрашивал Кащей.

— Хлюпает, граф, она там хлюпает! — объяснял царевич.

Народ расходился в легком смятении.


На границе было хмуро; взбудораженные чужой райской жизнью люди мелкими и крупными группами постоянно пытались пройти через нее в поисках лучшей доли, но пограничники, повсюду ходившие с особо кусачими собаками, не пропускали никого из тех, у кого не было предварительно оформленного разрешения на въезд. Успевшие проскочить обнаруживали, что границу обнесли колючей проволокой и настроили вышки, с которых наблюдали за местностью вооруженные, зоркие и меткие солдаты.

— Царство описывают настолько хорошо, что мне становится не по себе! — говорил Кащей, тревожно поглядывая на пограничников, проверявших документы у желающих попасть в светлое настоящее и заворачивавших большинство в обратном направлении. Редкие счастливчики, получавшие возможность пересечь границу, сияли от счастья и уже не обращали внимания на тщательный досмотр багажа.

— Зачем сразу думать о плохом? — удивился советник. — На месте царя, сумевшего построить нормальное общество, где почти или совсем нет недовольных, я и сам приказал бы обнести страну непроницаемой границей. Иначе страну просто захлестнет волна преступности из-за рубежа.

— Поверьте мне, господа, но в таких местах всегда находится парочка зубастых скелетов в шкафу, — ответил Кащей.

Пограничники были рядом и досматривали экипаж, следом за которым шла карета путешественников.

Оттуда донеслись невнятные возгласы, и пограничники внезапно резким тоном категорически отказали во въезде на территорию царства.

— Но почему?! – возмущенные пассажиры затрясли перед носами стражей полученными разрешениями. Пограничники молча перехватили и разорвали розовые листки в клочья.

— Вы занимаетесь подлогом, — стальным голосом сказал начальник караула. Он указал на печать, оставшуюся практически целой на одном из кусочков бумаги. — Здесь, здесь, здесь и здесь четыре ошибки. Ни один работник в посольстве не станет выдавать документацию с ошибками в тексте, а тем более с ошибками в печати. И скажите спасибо, что мы не арестовали вас за подделку документов, поскольку у нас это карается коротким и непродолжительным пожизненным заключением.

— Почему коротким? — опешили пассажиры.

— Потому что расстрел производится на следующее утро после ареста! — пояснили пограничники. На миг повисла тишина, следом захлопали закрываемые двери, и горе-путешественники молча и торопливо повернули в обратный путь.

Охранник царевича щелкнул вожжами, лошади сделали несколько шагов вперед, а когда пограничник поднял вверх руку с раскрытой ладонью, показывая, что дальше хода нет, притормозил. Лошади остановились у белой черты, за которой начиналась территория двадцать третьего царства.

Впереди, метров через тридцать, дорогу пересекла красная полоса, и именно там шел досмотр багажа въехавших в страну счастливчиков.

На улице темнело: серые облака закрыли обычно ясное небо, и подул прохладный ветерок. Пограничники ходили вокруг да около с зажженными фонарями и освещали ими темные уголки кареты, одновременно простукивая ее легкими резиновыми молоточками и определяя с их помощью, нет ли где полых стенок и запрятанной в них контрабанды. Звук от дерева хорошего качества был гулким и напоминал тихие удары барабана, а полое и забитое чем-нибудь посторонним пространство звучало тускло и отвратительно.

Пограничники обстучали карету, пару раз стукнув по голому затылку извозчика — для подтверждения эталона звучания, и отворили обе дверцы разом. Фонари с горящими свечками осветили кабину тускло-желтым светом.

— Ваши документы! — потребовал пограничник. Сидевшая у его ног собака профилактически гавкнула на случай, если кто будет медлить, и советник Ларриан поспешно подал стражу кипу бумаг. Пограничник вчитался в имена и должности: — Пять человек: два слуги, один владелец и два сопутствующих лица. Царевич Доминик… Хм. Больные есть?

— Нет! — ответил Кащей. — А это обязательное условие?

Пограничник сердито уставился на Кащея.

— У вас есть разрешение на въезд? — строго спросил его коллега.

— У нас есть международно закрепленное право свободного проезда на территорию любого царства, ибо здесь есть царевич, практически верховное лицо страны.

— На наше царство это правило не распространяется! — оборвал его пограничник. — Оно в одностороннем порядке расторгло все ранее заключенные договоры. Мы — самые лучшие на земле и имеем право самостоятельно решать, командовать и строить мир так, как нам необходимо!

— Опять политинформация! — простонал Доминик. — Во дворце надоело, хуже пареной репки!

— Что, простите? — сурово спросил не расслышавший его бормотание пограничник, оторвавшись от процесса убийственных переглядок с Кащеем.

— Это живот пробурчал, — не растерялся царевич. — Мы в дороге давно не ели.

— Крайне любопытный и оригинальный у вас желудок, царевич. Мне показалось, что он бурчит на чистом русском языке, вы не находите?

— Да бросьте вы, господин пограничник! — приветливо улыбнулся Кащей. — При вашей тяжелой работе и непомерных нагрузках… вы ослышались, ей-богу!

— Имя! — потребовал в ответ пограничник. — Назовите ваше имя!

— Меня зовут Рыныч, — представился Кащей, — я почетный дайн одной крайне миролюбивой организации под названием Вольходром.

— Проповедовать приехали? — пограничник пробежался глазами по списку и ехидно, выговаривая каждое слово, спросил: — А вам не кажется, что наша страна не нуждается в ваших услугах?

— Не просто не кажется, а я глубоко убежден, что не нуждается! — с готовностью поддакнул Кащей: положительные ответы на подобные вопросы постоянно выводили из равновесия умудренных опытом профессионалов своего дела. Пограничник исключением не стал и тоже сбился с рабочего настроя.

— И какого… чего ради вы сюда прип… приехали? — растерянно спросил он.

— Я, ко всему прочему, еще и великий путешественник и могу рассказать о настолько дальних краях, что вам и не снилось! — похвалил себя Кащей.

Пограничники саморекламы не оценили.

— Вы сумеете рассказать нам о мире лучше мировой энциклопедии, написанной нашими лучшими профессорами?

— Я расскажу об этом простым и понятным языком так, что после этого вам самим захочется отправиться в путешествие.

— Нам и здесь неплохо живется.

— Я могу рассказывать о вашем царстве в других странах!

— Вот уж спасибо! — совершенно безрадостно воскликнул пограничник. — Много вас тут таких… рассказчиков… а мы из-за вас круглыми сутками, почитай, работаем! Вам каля-баля, а нам выпроваживай разную шелупонь тысячами! Нашли, понимаешь, светлое царство в потоке тьмы и решили приобщить к нему свою темность… Недостойны вы, понятно, приобщаться к нашему миру! Просто недостойны! Здесь место только самым лучшим!

К пограничнику подошел караульный, протягивая ему листок бумаги. Пограничник на секунду отвлекся, прочитал написанное и отдал листок.

— А вы, советник Ларриан, чем можете быть полезным нашему государству?

Ларриан приосанился. Кащей сунул руку ему в карман и с невероятной ловкостью сделал вид, что выхватил оттуда пухлый свиток. Ларриан и словом не успел обмолвиться, как Кащей щелкнул застежкой, и длинный список растянулся почти до пола.

— Позвольте, я представлю вам нашего скромного друга, — затараторил Кащей, — он — лауреат трех премий по искусству, шести — по спортивной стрельбе из лука, четырежды номинант на самую выдающуюся личность года, многократный победитель международных соревнований по остроумию и просто очень-очень-очень хороший человек.

Ларриан едва сдержался, чтобы не выдать охватившее его изумление.

— Дай сюда! — возмущенно воскликнул он, хватаясь за впервые в жизни увиденный список. — Вечно ты хватаешь его своими грязными руками!

— Зато от чистого сердца!

— Знаешь, что я тебе скажу, Змейго?

— Догадываюсь, а знаешь, что я тебе отвечу?

— Прекратить перебранку! — не выдержал пограничник. Он еще раз поглядел на каждого из них с сомневающимся видом и неожиданно для всех махнул рукой:

— Так и быть, проезжайте! Двигайтесь до красной линии, там мы проверим ваш багаж — и пеняйте на себя, если мы что-то обнаружим. Там наша территория, и судить вас будут по нашим законам. Если вы сомневаетесь — у вас есть ровно одна минута, чтобы развернуться и уже никогда больше не пытаться проехать в наше царство. Если уверены — вся ответственность за ваши тайные дела ложится целиком и полностью на вас же. Вопросы-предложения есть?

— Может, чайку? — спросил-предложил Кащей.

— Проезжай, на фиг! — разозлился пограничник, поглядев на него излишне пристальным взглядом.

Советник махнул рукой, но пограничник внезапно приказал остановиться и указал на охранников.

— А вот их я попрошу остаться! Наемная сила представляет собой опасность для мирных жителей, а нам инциденты не нужны!

— А как мы без охраны? — возмутился Доминик.

— В нашем царстве охрана не нужна. У нас мирный край, и опасность вам не грозит. Зато вы потенциально представляете угрозу для мирных жителей.

— Но это нереально! У нас охранники-профессионалы, а не какие-нибудь проходимцы, нанятые в дороге! И потом, у нас не будет извозчика — как мы без него поедем?

— Ничего не знаю! Выбор за вами! — отрезал пограничник.

Доминик с надеждой посмотрел на советника, надеясь на его умение заболтать любого, но тот развел руками: чужая сторона, хозяин — барин, они сами себе указ, и уговаривать их бесполезно.

— А извозчика мы вам дадим, у нас есть отличные извозчики экстра-класса, которые с легкостью довезут вас туда, куда нужно.

Охранники спустились с кареты.

— Мы останемся, — сказали они. — Если говорят, что здесь безопасно, то мы за вас не беспокоимся. Тем более что рядом с вами сидит замечательный путешественник, чье веское слово однажды спасло всем нам жизнь. Ваше Высочество, за нас не переживайте — у нас работа такая, быть готовыми к разным неожиданностям. А у вас личная жизнь под вопросом, и ломать ее из-за того, что двух человек не пускают на территорию царства — глупо! Царь с нас потом головы снимет, когда узнает, что помешало его сыну найти себе невесту.

— Возьмите на дорогу, — царевич передал им два мешочка с золотом. — Возвращайтесь домой и обо всем доложите царю-батюшке.

— Итак, к какому решению вы пришли? — полюбопытствовал пограничник, отошедший на какое-то время к начальнику группы и о чем-то с ним разговорившийся. Оба стояли, старательно делая равнодушные лица, что заставляло Кащея крепко задуматься о ближайшем будущем. Пограничники явно пытались что-то скрыть. И хотя им и так было положено ничего не говорить путешественникам, но здесь, судя по всему, был совсем другой случай. Посыльный, стоявший там же, успел шесть раз помахать листком бумаги, пограничники отрицательно качали головами и показывали на длинную колонну из карет, телег и просто пешеходов, решивших начать новую жизнь с нуля и потому ничего существенного с собой не бравших. Впрочем, существенного у многих из них отродясь не водилось.

— Мы хотим выразить ноту протеста, хотя и вынуждены согласиться с вашими требованиями! — процедил сквозь зубы советник. — Ваше негативное отношение к экипажу члена семьи известной царской династии не должно остаться незамеченным!

Пограничник расцвел от радости, изрядно смутив этим советника. Кащей начинал восторгаться этим человеком, неадекватно реагирующим на практически прямым текстом прозвучавшую в его адрес угрозу. Мало того что он нисколько не разозлился и не призвал коллег вышвырнуть наглых «проходимцев через границу» туда, откуда они явились, но еще и сказал с благодарностью в голосе:

— Только вы обязательно напишите обо мне рапорт, не забудьте! — Он словно пытался уговорить советника сделать это как можно скорее и ни в коем случае не забыть про обещание. — Как только оно попадет на стол к царю, он прочитает ваши претензии и узнает о том, что я есть на белом свете и защищаю его покой от посягательств сотен и сотен малокультурных и многогрубых людей с манией величия! Он меня в должности повысит, я глубоко в этом убежден!

— Вы так уверены?

— А как же? Я четко выполняю свою работу, а если первому человеку в стране пытаются сказать, что я делаю ее слишком хорошо, то о чем я еше могу подумать, как не о повышении по службе?

— Цербер! — обозвал его советник. Идея с обнесением страны забором уже не казалась ему особо удачной.

— Да уж не Красная Шапочка! — согласился пограничник. Собака у его ног одобрительно гавкнула и повиляла хвостом. — Вы попрощались? Нет? Даю вам двадцать секунд, и еще хоть одна секунда промедления, вы уже все вместе попрощаетесь с нашим царством!

— Да попрощались, попрощались… Попрощались!

Пограничник улыбнулся дежурной улыбкой и проговорил стандартный текст напоследок:

— Желаю приятно провести время в нашей чудной и славной великой стране!

— Глаза б мои тебя не видели! — пробормотал советник.

— Это запросто! — кивнул пограничник. — Как только вы уедете туда, — он махнул рукой в сторону царства, — или вернетесь обратно, больше вы со мной не встретитесь! Я вам это гарантирую.

— Я наперед не загадываю! — сказал советник.

Кащей всё еще наблюдал за пограничниками, стоявшими неподалеку от них и разговаривавшими о своих проблемах, сгрудившись в кучу из семи человек и трех собак. Собаки в обсуждении неведомой Кащею проблемы участия не принимали, только молча посматривали вокруг и угрожающе рычали.

— Удачи! Я принимаю на себя вашу работу, — сказал Кащей охранникам. — Так что идите и ни о чем не беспокойтесь. Всё будет так, как всегда!

— Мы и не сомневаемся, — ответили охранники.

— Счастливо, парни! — попрощался советник.

— Удачи вам! — вслед за Кащеем повторил Доминик. Они пожали друг другу руки напоследок, извозчик щелкнул вожжами, и карета покатилась к красной широкой линии, у которой их уже ждала небольшая группа из пяти человек.

На их хитрых округлых и сытых мордах читалось такое удовлетворение от собственной работы, что Кащею, Ларриану и Доминику сразу стало ясно: после тщательной проверки багажа он основательно уменьшится в количестве и совершенно не улучшится в качестве.

— Жаль, парики остались в нашей карете, — в первый раз высказал сожаление о бесславно забытых предметах изуверской моды советник. — Я бы лично с большим удовольствием вручил их проверяющим и даже доплатил бы им за это немного денег!

— Мечты, мечты! — отозвался Доминик. — А вообще-то им бы подошли парики на их работе — морды не так распирало бы.

— В багаже есть что-нибудь ценное? — поинтересовался Кащей, заранее убирая меч-кладенец и шпагоплеть в кармашки плаща. — Если у вас с собой есть что-то важное, давайте сюда, иначе, я чувствую, расстанемся мы с нашим багажом на веки вечные и не дождемся его возвращения даже на смертном одре.

Советник и Доминик прошлись по карманам. На столике перед Кащеем легли шесть мешочков с золотом и несколько документов. В плащ поместилось всё. И еще осталось много места и для самих путешественников, если бы Кащей вздумал сделать карман пошире.

— В чемоданах только вещи.

— Модные?

— А как же?

— Попрощайтесь с ними! Их передадут в фонд помощи проверяющим. Они сами себе и передадут.

— Да и фиг с ними! — равнодушно ответил Доминик. — Мода скоротечна, и только белые парики вечны.

— Чувствую, они тебя капитально достали, — усмехнулся Кащей.

Дверца отворилась, и в кабину заглянуло лоснящееся лицо улыбающегося проверяющего. Троица уставилась на него мрачными взглядами, и лицо раскрыло рот:

— Чего привезли, показывайте, поделитесь… — он запнулся на миг и сразу же добавил: — …опытом. Что в багаже?

— Как обычно, — не сдержался Кащей, — три тонны динамита, двести двадцать метров бикфордова шнура, четыре автомата и одна термоядерная боеголовка.

— Что-что? — присутствующие уставились на него во все глаза, соображая, что означают произнесенные Кащеем диковинные слова.

— Страшные варианты костюмов высокой моды для огородных пугал — сохранность урожая достигает девяноста пяти процентов!

— А почему так мало?

— А потому что оставшиеся в пяти процентах двуногие садовые вредители от костюмов не шарахаются!

Проверяющие забрались по ступенькам на самый верх, спустили багаж, передавая его по цепочке и оценивая тяжесть каждого чемодана: чем тяжелее, тем больше разной всячины в нем запрятано. И мало кто из хозяев заметит, что из них что-то пропало. А если и заметит, то это легко объяснить тем, что пропавшая вещь официально конфискована, и пусть путешественники благодарят Бога за то, что их самих не арестовали за попытку провоза в страну опасной контрабанды.

— Говорите сразу, что везете, если сами найдем, вам плохо придется!

— А если сказать, то вы у нас автограф попросите, что ли? — съязвил Доминик.

— Правильно, на бланке дачи добровольных показаний и добровольного же участия в сдаче контрабандных материалов. Подойдет такое?

— Нет!

Кащей скрестил руки на груди.

— Нет у нас ничего! — сказал он твердо. — Мы сюда приехали для налаживания дружеских отношений с местным монархом.

— Вы все так говорите! — съехидничали проверяющие. — А вот мы сейчас это лично и проверим!

Тот самый проверяющий, первым заглянувший в салон, протянул раскрытую ладонь.

— Предпочтете выдать ключики или желаете посмотреть, как ловко мы умеем вскрывать замки?

Советник зашарил по карманам, из вредности растягивая время. Но насладиться ожиданием так и стоявшего с протянутой рукой проверяющего не позволил крик с улицы. Другой проверяющий, склонившийся над самым большим чемоданом, в нетерпении вращал в пальцах тонкую, но прочную универсальную отмычку-микромонтировку.

— Так мы начинаем, или как? — воскликнул он. — Время не терпит, работа заканчивается, вот-вот сменщики подойдут и перехватят лакомые кусочки!

— Хватай, держиморда! — Советник с места кинул связку ключей, и они, описав короткую дугу, с металлическим звоном упали в широкую ладонь проверяющего.

— Вы так любезны! — услышал он в ответ.

Сам проверяющий в ответ услышал, как советник заскрежетал зубами.

Ключи передали по цепочке призывавшему поскорее завершить последнюю проверку чемоданов, и далее они разбрелись по всем проверяющим. Изумленная троица недолго понаблюдала за попытками проверяющих открыть замки тем, что оказалось в их руках. Их совершенно не заботило, подходит ли ключ к замку или не подходит. Им надо было открыть чемоданы, и они их открыли.

В результате Кащей, Доминик и Ларриан убедились, что проверяющие бывают двух видов: везунчики — это те, которым попались нужные ключи, и сильные упрямцы — это те, кому ключи с первой попытки не подошли, но со второй попытки такой проблемы уже не было.

Через три минуты чемоданы были открыты независимо от того, обменивались ли проверяющие ключами или вбивали их в замок, выжимая из них максимум полезности. Четыре ключа были зверски смяты по часовой стрелке, намертво застряв в узких скважинах.

В дело пошли привычные для персонала отмычки.

— И для чего я вам ключи передал? — вопрошал недовольный разгромом советник. — Если вы всё равно взломали их так, как и планировали с самого начала?

— Ну так кое-что осталось целым! — возразил проверяющий. Вещи были вывалены на широкий стол. Проверяющие поначалу азартно, а под конец с явным недовольством переворошили весь багаж и сердито глянули в сторону путешественников, наблюдавших за ними с молчаливым неодобрением.

— Что за гадость вы нам… вы сюда привезли? — загомонили они. — Где припрятанные матрешки, где чепчики с драгоценными камешками для понравившихся фрейлин, где портреты царского рода в рамках из чистого золота? Вы совсем озверели, человеки, у вас и конфисковать нечего!

— Могу предложить почетную грамоту самого выдающегося пиликальщика на скрипке! — с удовольствием предложил Кащей, показывая проверяющим сложенный вчетверо пергаментный лист. Развернул его, и глазам зрителей предстала картинка, изображающая человека, с остервенением водящего по скрипичным струнам лобзиком для работы по металлу. Ниже большими красными буквами было написано: ГРАМОТА, и далее мелкими черными витиеватыми буковками расшифровывалось: за что, куда и почему? Кащей не отказал себе в удовольствии вслух прочитать сделанную им же много-много лет назад запись:

— «Настоящая грамота выдана почетному пиликальщику на скрипке, своим пиликаньем запиликавшему до полусмерти концертный зал виртуозов пиликанья». С этой грамотой вам никогда не предложат сыграть в гостях на пианино или на рояле, спеть песню чудным басом, напоминающим рев льва, которому наступил на хвост индийский слон, или просто рассказать плохой и несмешной анекдот.

— Ты над нами издеваешься, правда? — с надеждой в голосе спросили проверяющие, нащупывая на поясах мечи, ножи и дубинки.

— Нет, что вы, я говорю вполне серьезно! — обиделся Кащей. — Ну, посмотрите на себя: какие тут могут быть шутки? Разве можно шутить с хорошо вооруженными профессионалами, находящимися при исполнении? Я говорю правду и только правду!

— Так-то! А то смотри, — пригрозил пальцем проверяющий, — с нами шутки плохи!

— Это заметно, — прошептал царевич. — Что ж. Господа, вы проверили то, что хотели, теперь сложите всё обратно, как было, и мы разъедемся в разные стороны, словно ничего не случилось и как будто нас здесь и вовсе не существовало.

Проверяющие посмотрели друг на друга и захохотали так, будто услышали самую остроумную шутку в мире.

— Извини, царевич, но наша смена закончилась, так что ничего складывать мы не будем. И потом, мы умеем только раскладывать, понимаешь, работа у нас такая! Складывание вещей не входит в круг наших обязанностей. Этим вы должны заниматься сами.

— А если я заплачу один золотой?

— Подкуп должностного лица при исполнении? — нахмурились проверяющие.

— Как это, при исполнении, если у вас работа закончилась? — отпарировал царевич. — Это внеурочная работа с дополнительным заработком.

Проверяющие получили золотую монету, и только после этого царевич на самом деле убедился в том, что собирать чемоданы не умеет далеко не он один. Разные рубашки, брюки, костюмы были заброшены в чемоданы в произвольно сложенном виде и порядке, рукава выглядывали наружу из-под захлопнувшихся крышек, и проверяющие добродушно приговаривали: — А всё равно замки не закрываются, и так выпадет, если что не так!

Чемоданы забросили на крышу, перетянули веревками для пущей надежности и отчитались о проделанной работе:

— Всё готово! Путь свободен, проезжайте, куда хотите. Приезжайте к нам еще!

— С удовольствием! — воскликнул Кащей. — Как только мне надо будет открыть заклинивший чемодан, я вспомню про ваш бесплатный сервис!

Дверцы захлопнулись, карета тронулась с места. На небе сквозь серую пелену облаков проглянула первая звезда.


Содержание:
 0  В конце времен : Дмитрий Мансуров  1  ГЛАВА ПЕРВАЯ : Дмитрий Мансуров
 2  ГЛАВА ВТОРАЯ : Дмитрий Мансуров  3  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Дмитрий Мансуров
 4  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Дмитрий Мансуров  5  ГЛАВА ПЯТАЯ : Дмитрий Мансуров
 6  вы читаете: ГЛАВА ШЕСТАЯ : Дмитрий Мансуров  7  Часть 2 ОХОТА ЗА СУНДУКОМ : Дмитрий Мансуров
 8  ГЛАВА ВТОРАЯ : Дмитрий Мансуров  9  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Дмитрий Мансуров
 10  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Дмитрий Мансуров  11  ГЛАВА ПЯТАЯ : Дмитрий Мансуров
 12  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Дмитрий Мансуров  13  ГЛАВА СЕДЬМАЯ : Дмитрий Мансуров
 14  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Дмитрий Мансуров  15  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Дмитрий Мансуров
 16  ГЛАВА ПЕРВАЯ : Дмитрий Мансуров  17  ГЛАВА ВТОРАЯ : Дмитрий Мансуров
 18  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Дмитрий Мансуров  19  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Дмитрий Мансуров
 20  ГЛАВА ПЯТАЯ : Дмитрий Мансуров  21  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Дмитрий Мансуров
 22  ГЛАВА СЕДЬМАЯ : Дмитрий Мансуров  23  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Дмитрий Мансуров
 24  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Дмитрий Мансуров  25  Использовалась литература : В конце времен



 




sitemap