Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Дмитрий Мансуров

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25

вы читаете книгу




ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Яга пекла к завтраку свои любимые пирожки с творогом, когда наблюдавшая за Кащеем Злата подозвала ее к тарелке. Яга, до этого создавшая свежий творог в бытовом синтезаторе материи, экспериментировала с его жирностью и рассыпчатостью, а потому не сразу откликнулась на ее голос. Привычно ожидая, что Кащей, как обычно, устраивает очередную хохму в своем стиле, а не тратит время на что-то дельное, вроде поисков сундука, она с небольшим запозданием поняла, что голос Златы далеко не так безмятежен, как раньше, — она встревожена.

Часы прокуковали три ночи — Яга, как и Злата и Кащей, давно уже отказалась от сна за его ненадобностью и теперь бодрствовала круглые сутки.

Яга выключила синтезатор, сложила все сорта получившегося творога в одну большую миску и поставила ее под миксер на смешивание. Опыт подсказывал, что лучшим вариантом будет объединение мелких порций разных видов творога. Она уже привыкла пользоваться синтез-продуктами, но душа требовала готовить самой, без помощи сверхумелых технологий, и пирожки Яга всегда делала сама, не перепоручая это дело никому, даже профессиональной робототехнике. Подумаешь, программа учитывает все технические условия, включая температуру окружающего воздуха, атмосферное давление, облачность, осадки и настроение того, кто заказывает еду. Слишком это профессионально и не менее бездушно, как будто робот-синтезатор готовит еду для таких же роботов, как и он сам. Впрочем, другую еду Яга позволяла ему готовить, и особенно обожала его фирменный борщ.

— Что случилось, Злата? — поинтересовалась она, поднимаясь на второй этаж.

По тарелке показывали кадры из фильмов ужасов, но Злата взирала на них так, как будто они происходили в реальности. Яга посмотрела на экран, снято было профессионально и с разных ракурсов, но видеомагнитофон показывал, что записывает происходящее, а не демонстрирует его. Яга нахмурилась.

Огромные волки только что закончили атаку на деревню. Те из людей, кто пытался им противостоять, лежали бездыханными на дальнем плане, а выжившие прижимались друг к другу, испуганно глядя на брызжущие слюной оскаленные пасти. Повсюду горели костры, деревня полыхала, и темное небо озарялось красными бликами.

— Что за место ты обнаружила? — спросила Яга.

Злата ответила далеко не сразу.

— Я не знаю! — пробормотала она. — Я хотела посмотреть на царство, в котором находится Кащей. Вместо этого мне стали показывать эти кошмары. И Кащея я рядом не вижу.

Тарелка показывала окровавленные лица, написанное на них отчаяние, беснующихся волков и… И одного человека в темно-синем костюме, с роскошной прической, напоминающей гриву льва или, скорее, отдаленно похожую на прическу Сфинкса.

Человек вел себя совершенно спокойно, как будто только и делал, что расхаживал среди волков и их жертв с самого рождения, да и волки уже к нему то ли привыкли, то ли просто не обращали внимания. Человек смотрел на бледных крестьян и выискивал среди них кого-то, кто ему был особенно нужен. На помещика человек похож не был, да и ситуация была далека от той, когда он мог разыскивать беглых крестьян. Яге не нравилось то, что они попали именно в такое время, но делать было нечего.

— Включи звук! — попросила она, поняв, что изображению не хватает голосов тех, кого показывает тарелка: слова скажут намного больше, чем привычное для нее гадание на кофейной гуще. Узнать бы, что ищет этот холеный человек в заброшенном краю. Для подобных типов оказаться в деревне — это нечто из разряда черного юмора, ибо роскошь и деревня — две вещи несовместные.

— Честно говоря, я боюсь их слышать! — поделилась своими страхами Злата. — Они слишком свирепые.

— Акул ты не боялась.

— Я знала, чего от них можно ожидать. А эти совсем другие, и я не могу превратить их в безобидных мальков, потому что Бог ограничил наши волшебные возможности.

— Зато сохранил обычные! — ответила Яга, поглядывая на потолок, туда, где хранился ее боевой арсенал. — Если что пойдет не так, как мы задумали, то я без раздумий использую его против кого бы то ни было. Если тарелка показывает этого типа на просьбу показать Кащея, значит, он с ним как-то связан, и нам надо узнать, как именно?

Включился звук, избушка наполнилась объемным звучанием — Кащей как-то, от нечего делать, оборудовал домик Яги системой «домашний кинотеатр» с пятнадцатью колонками разного частотного уровня. Теперь при желании она могла ощутить себя в гуще событий и наслаждаться эффектом присутствия. Голографические проекторы, которые Кащей установил вместе с колонками, позволяли не только слышать объемный звук, но и видеть не менее объемную картинку. Разве что Яга к этому так и не привыкла, предпочитая наблюдать за хорошими и плохими новостями по старинке, через тарелку. Пусть даже и через новую модель с кучей дополнительных возможностей.

Рычание волков было настолько агрессивным, что хотелось закрыть уши, чтобы никогда больше не слышать ничего подобного. Обычные волки по сравнению с этими смотрелись как простые дворняжки. Люди умоляли не убивать их, а холеный тип в который раз спрашивал у людей, не видели ли они путника в плаще и с мечом на поясе? Его голос хоть и был спокойным, но интонации давали понять, что человек этот слишком жестокий, еще хуже, чем волки-переростки.

Упоминание о человеке в плаще и с мечом первым делом напомнило Яге о Кащее, но она не стала делать поспешных выводов: мало ли на свете бегает мужиков в плащах? Вот если бы он сказал, что на плаще у этого человека вышит смеющийся череп, тогда…

— На плаще у этого человека есть золотой череп. Стилизованный! — как будто услышав мысли Яги, сказал человек. — Он представляется кем угодно, обожает имя «Кащей Бессмертный», но его настоящее имя — Леснид.

Средь ясного неба сверкнула молния, и грохот ударил по ушам запредельными децибелами. Люди сжались, волки отпрянули, не ожидавший незапланированного грохота человек вздрогнул.

— Смотри-ка! — восхитилась Яга. — До сих пор на его имени проклятья висят!

— Если вы приютили этого человека и дали ему кров, еду, то я убью всех вас. Не я сам — это сделают волки, видите, как у них шерсть дыбом становится? Они любят есть непокорных человечков на завтрак. На обед еще больше, а на ужин пожирают целые деревни. Небось, слышали о том, что страна пустеет? Думали, это страшилки на ночь глядя? Нет, дорогие мои, это правда! И теперь настал ваш черед! Говорите скорее, пока вас не разорвали на кусочки: был у вас такой человек или нет? Но учтите: обманете — попадете на тот свет с грязной совестью, и там с вами будут говорить совсем в другом тоне. Намного хуже, чем сейчас! Вам ясно, или мне повторить для тех, кто в телеге? Обещаю: тем, кто скажет правду, я гарантирую легкую и быструю смерть. Всем остальным придется изрядно помучиться перед гибелью. Так что не молчим, а говорим! Иногда лучше сказать, чем промолчать, запомните это! Итак, кто первый готов покаяться в сокрытии вышеназванного мною человека или предпочтет умереть молча, как партизан? Знаете, кто такие партизаны? Это люди, которые будут молчать, но своих не выдадут. Похвально с их стороны, но этот человек вам никто, он посторонний, и пользы от того, что вы его выгораживаете, никакой. Вам нечем будет похвалиться после смерти ожидающим вас бесхозным ангелам. Они долго живут без любимого Создателя и очень по нему тоскуют, но ничего не могут сделать, потому что вход на планету для них запрещен.

— Очередной мегазлодей с манией величия? — удивилась Злата. — Бог нам ничего про него не говорил.

— Откуда они берутся? — пожала плечами Яга. — Вроде бы новый мир, и тут пролезли! Как тараканы, ей-богу! Везде щели найдут!

Человек по-прежнему ходил между волками, периодически поглаживая их по загривкам и глядя на них повелительным взглядом. Яга постукивала пальцами по столу и оттого казалась еще более задумчивой, чем обычно. Злата молча смотрела, как волки окружили кучку людей и, оскалили пасти. Человек так и не дождался положительного ответа на поставленный вопрос и потому повернулся и отошел в сторону. Волки набросились на крестьян, но не убивали их, а только кусали: пройдет не больше суток, как многие из них сами станут волками и присоединятся к стае в качестве новобранцев. Не было нужды убивать всех, если можно было пополнить войско.

Яга отключила тарелку. Злата молча перевела взгляд с тарелочки на окно.

— Что будем делать? — Она посмотрела, как на ветку березы села птичка. Воробей, довольный собой и собственной жизнью, понятия не имел о том, что у сидящих в избушке людей настроение упало ниже нуля. Да и не было ему никакого дела до людских проблем.

— Есть деловое предложение: посмотрим на Бога, что он делает?

— Тоже идея! — очнулась Яга, заново включая тарелку. — Покажи мне Бога! — потребовала она.

Тарелка озарилась ярким сиянием и показала того, кого они хотели. После чего Яга сжала губы, нахмурилась и сказала золотой рыбке, скрестившей руки на груди:

— Вот что я думаю, подружка дней моих ненастных: мы с тобой сейчас бросим все дела и поедем туда. И на месте выясним, что к чему? Мне не нравится, что здесь происходит, и я решила, что нам, как судьям, давно пора наблюдать за происходящим не из комментаторской будки, а прямо на поле.

— Думаешь, они согласятся на такое?

— А куда они денутся? Игра вышла из-под контроля! Самое время вмешаться в происходящее. Возражения есть?

— Смеешься, что ли?

Избушка выпрямилась, погудела моторчиками — усилителями мощности и, плавно покачиваясь и слегка переваливаясь с боку на бок, зашагала по направлению к двадцать третьему царству. С каждым шагом ее скорость увеличивалась, и под конец она вышла на расчетную скорость триста сорок километров в час. Попадись на дороге какая-нибудь телега или карета, она бы с легкостью перепрыгнула через нее. Пассажиры избушки ничего не почувствовали бы из-за контролируемой компьютером амортизации, но извозчики или сами лошади этого просто не перенесли бы. Не каждый день видишь, как знаменитая избушка на курьих ножках бежит по дороге и перепрыгивает через попутный и встречный транспорт на приличной высоте в три-четыре метра.

Самое веселое в таких ситуациях заключалось в том, что никто не пытался свернуть с дороги, загипнотизированный быстротой приближения избушки. Подобные скорости были для средневековья немыслимыми, и потому ни у кого не хватало смелости отойти в сторонку. Они смотрели на бегущий к ним домик и боялись пошевелиться лишний раз. И, если бы не предусмотренная Кащеем усиленная прыгучесть избушки, аварий на дорогах было бы не счесть.

В такие моменты Яга соглашалась с тем, что от компьютеров бывает польза: она без большой любви относилась к механическим и кибернетическим мозгам, помня о том, что сама была создана в лаборатории с нормальными мозгами и ничем не отличалась от других людей, разве что неожиданным бессмертием. Но всем известно, что самый первый экземпляр, по обычаю, оказывается и самым надежным. Штучная работа: повышенное внимание, не то что конвейерное производство. И потому всё то, что было создано человеком на более слабом уровне, для нее так и осталось предварительной работой, черновиками для будущих задач, переходным этапом, следом за которым появится новая, куда более мощная модель искусственного разума. Киборги были для Яги почти на уровне, но им чего-то не доставало. И только недавно она узнала, что реальный мир, ее окружавший, на самом деле оказался миром с искусственной жизнью, умело созданной Кащеем. Настолько умело, что Яга догадалась об искусственности мира только тогда, когда Бог своим приказом стер его. Ирония судьбы: ждать появления высокоразвитых искусственных форм жизни и не видеть их, копошащихся под боком, летающих и бегаюших прямо под носом.

Избушка выбежала на дорогу. Яга уселась в специальное кресло, из-под стола вытянулся штурвал. Избушка сама могла бежать, куда надо, но когда дело касалось серьезного вмешательства посторонних сил в игру или требовалось повышенное внимание, Яга брала управление на себя.

Злата уселась на кресло второго пилота и через маленькую удлиненную тарелочку смотрела на дорогу и диктовала Яге появляющиеся на ней числа. Яга рулила влево-вправо, избушка, когда надо, высоко подпрыгивала и неслась сквозь преграды, как будто их и не существовало. На дороге оставались глубокие следы от курьих ножек.


Содержание:
 0  В конце времен : Дмитрий Мансуров  1  ГЛАВА ПЕРВАЯ : Дмитрий Мансуров
 2  ГЛАВА ВТОРАЯ : Дмитрий Мансуров  3  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Дмитрий Мансуров
 4  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Дмитрий Мансуров  5  ГЛАВА ПЯТАЯ : Дмитрий Мансуров
 6  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Дмитрий Мансуров  7  Часть 2 ОХОТА ЗА СУНДУКОМ : Дмитрий Мансуров
 8  ГЛАВА ВТОРАЯ : Дмитрий Мансуров  9  вы читаете: ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Дмитрий Мансуров
 10  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Дмитрий Мансуров  11  ГЛАВА ПЯТАЯ : Дмитрий Мансуров
 12  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Дмитрий Мансуров  13  ГЛАВА СЕДЬМАЯ : Дмитрий Мансуров
 14  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Дмитрий Мансуров  15  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Дмитрий Мансуров
 16  ГЛАВА ПЕРВАЯ : Дмитрий Мансуров  17  ГЛАВА ВТОРАЯ : Дмитрий Мансуров
 18  ГЛАВА ТРЕТЬЯ : Дмитрий Мансуров  19  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ : Дмитрий Мансуров
 20  ГЛАВА ПЯТАЯ : Дмитрий Мансуров  21  ГЛАВА ШЕСТАЯ : Дмитрий Мансуров
 22  ГЛАВА СЕДЬМАЯ : Дмитрий Мансуров  23  ГЛАВА ВОСЬМАЯ : Дмитрий Мансуров
 24  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ : Дмитрий Мансуров  25  Использовалась литература : В конце времен



 




sitemap