Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 1 РАЗГОВОР : Дмитрий Мансуров

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17

вы читаете книгу




Глава 1

РАЗГОВОР

Позвольте представиться: меня зовут Иван-царевич.

Нет, в моем паспорте написано только «Иван», без приставки, потому что «царевич» – это не часть имени, а мое кредо. Мне суждено быть царевичем до самой смерти, ведь я младший сын, и царский трон мне светит только во сне. Хотя я могу на нем посидеть, пока братьев и отца с мамой нет рядом. Царем я, конечно, не стану, но настроение себе подниму. Впрочем, особой радости в этом нет. Отец увидит – прогонит со своего рабочего места, братья – тем более: они сами мечтают на троне посидеть. Впрочем, с приходом отца их тоже попросят. Я знаю – отец хитрый, он следит в щель между дверями: не сидит ли кто на троне, и прячется до тех пор, пока я или братья не нагреем холодное сиденье. Вот тогда он и появляется, занимая тепленькое местечко. Это маме хорошо: никто на ее трон не сядет, он всегда свободен. Правда, мамы во дворце почти не бывает: она обожает ездить по царству и дарить яблоки подданным.

Так вот и живу, наслаждаюсь жизнью, мечтаю о несбыточном и развлекаюсь как могу.

Но сегодня случилось невероятное: только что у меня появилась возможность стать царем! Не верите?

Еще вчера я сам не поверил бы в подобную чушь, но сегодня…

Сейчас объясню. Издалека.

Родился я двадцать лет назад в тридевятом царстве. Не удивляйтесь такому названию. Я понимаю: оно звучит сухо и безлико. В стародавние времена было иначе: царства и королевства назывались звучно и красиво, но однажды появился человек, решивший завоевать весь мир. На это дело жизни ему, понятно, не хватило, но он успел создать огромную империю, объединившую десятки царств и королевств. Он лично нарисовал карту империи, изменив границы бывших государств и прочертив новые по линейке. Он дал каждой стране порядковый номер, и с той поры мы так и живем по его математической системе, хотя империя давным-давно распалась. С помощью системы императора легко отыскивалось любое царство-государство: приставка «три» означала, что мы находимся в третьем ряду, а «девятка» – что мы девятые в этом ряду, если считать слева направо.

Я – третий сын в царской семье. Старшие братья-Афанасий и Никита – много лет пытаются поделить царство. Они близнецы, и даже родители не могут толком отличить их друг от друга. Неофициально старшим назван Афанасий, но на самом деле родители умыли руки, предложив братьям самостоятельно разобраться с вопросом первородства. Чем они и занимались всю сознательную жизнь. Я, как младший сын, не имел прав на престолонаследие, а у братьев были равные шансы, и они не желали уступать место перворожденного друг другу. Оба выросли лидерами, готовыми взяться за любое дело, лишь бы доказать свое превосходство: по их негласному договору лучший и становился престолонаследником.

На беду, братья добивались одинаковых успехов. Вперед вырывался то Афанасий, то Никита, но ни тот ни другой не мог явно изменить ситуацию в свою пользу. И продолжалось соперничество до тех пор, пока им не подкинули колоду игральных карт. Кто это сделал, осталось загадкой, но с тех пор прошло три года, а братья до сих пор упорно играли в дурака на земли царства. Они изрезали карту царства на квадратики и сражались за каждый клочок земли. И здесь Никита одерживал победы с завидной регулярностью.

Я как-то предложил им править поочередно, по четным дням – Никите, а по нечетным – Афанасию, но братья подняли меня на смех, сказав, что ничего глупее им слышать не приходилось.

– Мы же разные, как день и ночь! – отвечали они одинаковыми голосами и с одинаковым выражением лица. – У нас интересы не совпадают, мы по-своему думаем о правлении. И как, скажи на милость, народ выдержит то, что сегодня положено одно, а завтра – совсем другое? Так ведь, Ваня, и до народного бунта недалеко! Снесут нам головы за издевательства, и тебе не поздоровится: ты хоть младший, но из нашей же дикой семейки, и ждать от тебя разумного правления, по мнению народа, бессмысленно – у нас одно воспитание! Так что извини, братец, но править будет один из нас, и никак иначе!

Ну это братья думают, что они разные. Им виднее, конечно, но по мне, так более похожих людей найти просто невозможно. Даже отражение в зеркале похоже на них меньше, чем они похожи друг на друга.

Вот так мы и жили-поживали. Братья готовились стать царями, я намеревался посвятить жизнь путешествиям, но сегодня произошло то, что изменило устоявшийся статус-кво, и шанс стать царем появился даже у меня. А если и не стать, хотя бы вволю напутешествоваться, как я и мечтал с самого детства. Так почему бы и не воспользоваться неожиданным подарком, раз он сам падает в руки?

А началось все в тот момент, когда отец среди бела дня срочно вызвал нас во дворец.

Я был в царском саду и стрелял из лука по спелым яблокам. Мартин, мой закадычный друг и слуга по совместительству, хотел отнести несколько штук своей подруге: он решил постепенно накормить ее яблоками всех сортов, какие здесь растут.

– Вон те, красные, подойдут? – спросил я, указывая на верхушку дерева.

– Еще как! – воскликнул Мартин. – Стреляй!

Я разжал пальцы, и тугая тетива метнула стрелу точно в цель. Острый наконечник срезал тонкую, ветку, и она упала на землю вместе с висевшими на ней яблоками.

– Пойдет! – Мартин развязал котомку и сложил в нее плоды.

– Вы бы еще на грибы облаву с собаками устроили! – возмутился пожилой садовник Андэк.

Мы переглянулись.

– Интересное предложение! – согласился Мартин. – Пригласить вас в качестве консультанта?

– Делать мне больше нечего! – Андэк посмотрел на наши серьезные лица и покачал головой: – Анюту свою угощаешь?

– Ага! – коротко ответил Мартин. – Она любит яблоки из этого сада.

– Еще бы, других таких во всем царстве не сыскать! – с гордостью воскликнул я: отец собрал яблони разных сортов со всех концов света. И если где по чистой случайности существовал сорт, о котором он еще не знал, то находился тот в неприступном, скрытом от людских глаз месте, потому что все другие места и закоулки были изучены и обшарены царскими агентами вдоль и поперек с лупами в руках.

– Я все-таки никак не пойму, в чем смысл? – спросил Мартин, когда садовник скрылся за деревьями. – Нормальные цари собирают золото или драгоценности, а твой отец – яблоки!

– А что такого?

– Несолидно как-то для царя. Мелко.

– Не скажи! – усмехнулся я. – Ты просто не знаешь, сколько денег приходит в казну от продажи яблок! Например, те, которые мы сбили сегодня, в сумме стоят половину деревни, где ты родился!

Мартин растерянно поморгал и посмотрел на яблоко в руке как на алмаз схожих размеров.

– Мама родная… – пролепетал он. – И ты мне все эти годы ничего не говорил?! У меня из жалованья не вычтут их стоимость?

– Не вычтут! И дело далеко не в щедрости царя, совсем наоборот. Тебе столько за всю жизнь не заработать, так что ешь и ни о чем не думай: для рабочего персонала и его родственников бесплатно!

Далекая труба проиграла знакомый протяжный мотив. Я прислушался, мелодия повторилась: отец приказывал сыновьям срочно явиться во дворец. Вероятнее всего, появилось безотлагательное дело, требующее повышенного внимания царской семьи. Я торопливо сложил стрелы в колчан и повесил его вместе с луком на плечо.

– Вот так всегда! – сказал Мартин, поднимая котомку. – Стоит нам устроить охоту за яблоками, как найдется веская причина ее прервать.

– В другой раз продолжим – яблоки, в отличие от зверей, не убегут. А я царственно побежал! – сказал я, вскакивая на коня, которого уже подвел стражник. – Анюте привет передавай!

– Непременно. А это как «царственно побежал»? Раньше я от тебя подобных слов не слышал!

Я усмехнулся:

– Я мчусь вперед, не разбирая дороги, но несут меня чужие ноги! Это и есть – царственно бежать!

– Злобный феодал! – прокомментировал Мартин. – Узурпатор чужих конечностей!

– Что поделать, – с грустью ответил я. – Нести мне этот тяжкий крест до самой смерти…

– Махнемся не глядя? – Мартин сощурил правый глаз. – Отдам свою тяжкую долю взамен твоей и яблок сверху добавлю!

– За кого ты меня принимаешь? – возмутился я. – Чтобы я передал непосильную ношу лучшему другу?! До самой смерти себе не прощу! Ты же надорвешься!

– Ладно-ладно… – пробурчал Мартин. – Все вы, царевичи, такие!

– Ты и с братьями на эту тему разговаривал?

– Нет, сам догадался! А царевичам не до бесед, они в карты играют.

– Это они умеют, – кивнул я. – Слава богу, им не подкинули домино, иначе от грохота костяшек все бы давно оглохли!

– А в шахматы почему не играют? Интеллектуальная игра, как раз для высшего света.

– Бесполезно, они угадывают ходы друг у друга – близнецы! А игра в карты несет в себе элемент неожиданности, потому что игрок не видит карт противника.

– Как все сложно… Расскажешь, в честь чего так срочно требуют твоего присутствия во дворце?

– Ага, только сокращу секретную часть, чтобы продлить твою молодость, – кивнул я.

– Меньше буду знать – позднее состарюсь?

– Именно, – подтвердил я. – Когда вернешься?

– Вечером. Удачи, Ваня!

– И тебе того же!

Мартин отправился в свою деревушку неподалеку от нашей разросшейся столицы, а я пришпорил коня и через пять минут прибыл во дворец.

Старшие братья уже сидели за столом, когда я вбежал в тронный зал. Отец строго посмотрел в мою сторону и с намеком перевел взгляд на настенные часы.

Часы пробили полдень.

– Иван! – не менее строго сказал царь. – Право появляться в последнюю секунду есть только у меня. Я польщен, что ты во всем берешь с отца пример, но в следующий раз приходи заблаговременно. А теперь садись к братьям! У нас серьезный разговор.

Я сел за стол – испытывать терпение отца не улыбалось: он хоть и отходчивый, но все равно лучше не перечить.

Афанасий повернулся и прошептал:

– Хамишь, братец!

– Ты научил! – огрызнулся я.

– Когда?! – возмутился Афанасий. – Мне некогда ерундой заниматься, серьезным делом занят!

Никита хмыкнул.

– Три года ходить в подкидных дураках? – язвительно заметил я. – Да, это крайне серьезно! И к тому же отнимает уйму времени.

Никита закашлялся, с трудом сдерживая рвущийся смех.

– А ты чего кашляешь, братец? Воздухом подавился? – вполголоса пробурчал Афанасий, медленно краснея от стыда. – Сейчас по спине хлопну, не паникуй!

И прежде чем Никита успел запротестовать, Афанасий влепил ему крепкий подзатыльник. Голова среднего брата дернулась вперед, но кашель как рукой сняло.

– Это, по-твоему, спина?! – вскипел он, набрасываясь на Афанасия с кулаками.

– В верхних пределах допустимой погрешности! – заумной фразой отпарировал тот, ловко отбивая удары, – Ты от кашля сильно дергался, и я не попал куда надо.

– Прекратить балаган! – рявкнул царь. В зале воцарилась тишина. Мы, как один, уставились на отца.

В пятьдесят лет он все еще выглядел стройным и крепким, но надвигающаяся старость уже напоминала о себе сединой волос и стрелами морщин, расчертивших лоб и щеки самодержца.

– Я собрал вас не для того, чтобы смотреть на ваше баловство! Вы давно не малые дети, так что ведите себя как подобает наследникам престола! Иван – еще ладно, он младший, и трон ему не светит. Но, Афанасий, ты куда старше, а ведешь себя глупо и неразумно. Кто увидит – скажет, что дурак, ей-богу!

– Ага! – подтвердил Никита.

– Подкидной, – негромко уточнил я.

– Поговорите у меня! – не отрывая взгляда от отца, пробурчал Афанасий. Его рука метнулась в прежних пределах допустимой погрешности, но вторая затрещина оказалась куда больнее, чем первая.

– Это я говорил, что ты подкидной?! – вспылил Никита, прикладывая руку к затылку.

– Ты не говорил, – уточнил Афанасий, – ты меня им сделал. Неоднократно! Имею полное право воспользоваться подходящим моментом для личной мести.

– Отомщу!

– Угу…

Отец вполсилы стукнул кулаком по ручке трона.

– Долго вы намерены препираться, сыновья мои разлюбезные?! – стальным голосом рявкнул он. – Не думал, что на старости лет придется вспомнить про ремень…

– Говори, что случилось, отец?! – воскликнул Никита, резко уводя разговор в сторону. У него были свои счеты с названным предметом воспитания, и счет этот был в пользу ремня. – Мы тебя слушаем!

– Вам мало меня просто выслушать, – сказал отец. – Вам предстоит выполнить важное и сложное поручение! И не кивайте в сторону войска: выполнить это дело ему не под силу.

– Это что, намек на внуков? – прервал его Афанасий. – Хватит говорить загадками!

– От вас дождешься… – проворчал царь. – Того и гляди помру, ни одного внука не повидавши! Разве что мой портрет на них полюбуется грустными глазами. Нет, вы отправитесь в дальнее путешествие.

– Для чего?

Царь откинулся на спинку трона и посмотрел на нас весьма загадочно.

– Отец, – занервничал Афанасий, – в чем дело?

– В общем, так, дети мои, – вздохнув, объявил царь, – прослышал я, что в дальних краях растут яблоки…

Я не ослышался? Не может быть! Лучше бы он про женитьбу сказал, господи!

– Что, опять?! – наперебой загалдели мы. – Нет, только не это! Все горшки, все вазы под рассаду заняты! Даже в фонтанах яблони растут!..

– Цыц! – прикрикнул отец. – Из присутствующих в зале царем являюсь я один, так что мои желания обязаны выполняться беспрекословно!

– Так это, – заговорил Афанасий, – их уже много раз… полгорода в яблонях, вишне упасть негде!

– Не о яблонях речь!

– Да ну?! – хором воскликнули мы. – А о чем тогда?

– Старый я стал, – сказал царь.

– В честь чего так внезапно? – не понял Афанасий. – Отец, у тебя странные переходы от темы к теме. Я знаю, ты это обожаешь, но с нами можешь поговорить на одну тему, самую главную…

– Заткнись и слушай! – перебил его отец. – Я постарел и управлять государством уже не так горазд, как раньше…

– Да кто тебе сказал такую глупость? – хором спросили мы. – Врут они, не слушай никого!

Отец скорчил настолько трагическую физиономию, что советник пулей метнулся к ,аптечке за корнем валерианы. Далеко-далеко взвыли коты. Клянусь всем, что лежит у меня в карманах: не стань мой отец царем, из него вышел бы отличный актер!

Кстати, а что у меня там лежит?

– Прости, отец, но при чем здесь яблоки? – озвучил Афанасий наше общее недоумение.

– А при том! – голос царя зазвенел от радости. Что-то он сегодня излишне эмоционален: не ровен час, подвергся редкому приступу сентиментальности. – Я узнал, что в дальних странах есть сад и что растут там яблоки, да не простые…

– А золотые?

– Лучше!

– Бриллиантовые?! – ахнул Афанасий. – Вот фантазеры, чего только не разведут в наше время!

– Молодильные! – укоризненно протянул отец. – Уточняю: это такие яблоки, которые возвращают молодость. И мне нужно одно, чтобы помолодеть. Я понятно выразился?

– Почти, – на всякий случай ответил Никита.

– Буду говорить понятнее, – кивнул отец, – я приказываю вам отправиться в путь-дорогу и найти молодильные яблоки. Или взять саженец. Но еще лучше – забрать первое и второе одновременно: я хочу быть молодым и править страной до тех пор, пока это мне не опротивеет вусмерть. А потом, так и быть, передам вам престол и государство!

У нас и молчаливо взиравшего на царя советника отвисли челюсти: такого от правившего тридцать с лишним лет самодержца никто не ожидал.

– Да мы к тому времени сотню раз окочуримся, отец! – сердито ответил Афанасий: столько лет ходить в подкидных дураках – и ради чего? – От тебя не дождешься, ты сам сколько раз об этом говорил!

– А чего это ты вздумал мне перечить? – поинтересовался царь, подозрительно посмотрев на старшего сына. – Надеешься, что я вскорости перееду в тихое место, где правит бал молчание, нарушаемое тихим плачем тех, кто приводит туда очередного жильца?

– Мне про кладбище еще ни разу так живописно не рассказывали…– пробормотал Афанасий.

– За то, что мне перечишь, я передам царство Никите.

– В честь чего это?! – возмутился старший. – Он еще не привез яблоко! И потом, откуда ты знаешь, что Никита – это он, а не я?

Отец посмотрел на братьев пронзительным взглядом. Никита возмущенно выдохнул и повернулся к брату выразить свое негодование:

– Я – Никита, и тебе никого не убедить в обратном!

– Это я – Никита! – рявкнул Афанасий. Царь поднял глаза к потолку и пробормотал:

– Господи, спасибо тебе, что не наградил меня находчивыми тройняшками!

Мы с отцом с интересом понаблюдали, как братья отбивались от имени Афанасий и называли себя Никитами, но спор закончился неожиданно для них обоих. Отец хлопнул в ладоши, и в тронном зале наступила полная тишина.

– Значит, так! – заявил он. – Поскольку я так и не научился отличать вас друг от друга, то выношу вердикт: править царством будет Иван! Он, слава богу, всего один.

У братьев снова отвалились челюсти. Отец обратился ко мне:

– А что скажешь ты? Как поступишь?

– Как, как… – Я пожал плечами, – Оставлю одно яблоко про запас и взойду на трон молодым и здоровым, пусть мне к тому времени и стукнет двести сорок лет!

– О, ты гений! Просто гений! – возликовал отец. – Но заранее не радуйся, сначала добудь яблоки. А еще уберегись от ловушек коварных братьев. Видишь, как они на тебя вызверились? Таким взглядом не по голове гладить, а вражеские войска уничтожать!

– Да ладно тебе, отец! Нашел из-за чего нас поссорить! – воскликнул Афанасий. – У меня идея: кто первым привезет молодильные яблоки, тот и будет править царством. Возражения есть?

– Есть! – ответил царь. – Править царством буду я. Встречные возражения есть? Встречных возражений не было. Отец широко улыбнулся.

– Отлично, а теперь поговорим серьезно. Тот, кто привезет мне яблоко первым, и будет править царством после меня. Я все сказал!

– Ура! – тихонько воскликнул Никита.

– Это у меня «ура»! – перебил его Афанасий.

Я же ничего не сказал. Потому что не сразу поверил в то, что и у меня появился шанс стать царем.

Теперь предстоит большой и серьезный разговор с Мартином по поводу путешествия в дальние страны. Будем готовиться к походу.

Мартин – мой одногодка, он крестьянин по сословию, но мы дружили с детства, мало заботясь о том, что это вызывало кривотолки среди придворных. Отец не устраивал скандалов и не говорил, что простолюдинам и царевичам негоже общаться на равных. Вместо этого он с ехидцей помянул чванливых придворных, которые лопнут от негодования, узнав о его указе, и назначил Мартина моим слугой.

С той поры любой, косо посмотревший на «выбившегося в люди» крестьянского сына, рисковал получить по шее. Кто рукой, а кто и топором: отец – жесткий человек и в подобных делах не мелочится.

Советник Александр, тезка отца, не имел ничего против Мартина и с иронией отвечал редким жалобщикам на несправедливость этого назначения:

– Царь высочайшим повелением призвал его из грязи в князи, а ты смеешь выступать против мудрых указаний его величества? Да ты знаешь, что с тобой после этого сделают? Смотри сюда! – Советник закатывал глаза и высовывал язык набок, убедительно показывая висельника. Жалобщики застывали с приоткрытыми ртами. – Строго между нами: царь ищет, кого спустить из князей в грязь. Он хочет соблюсти закон равновесия в приводе. Ты намекни ему о назначении Мартина, и он поймет, что искомый противовес стоит перед ним! Ты согласишься стать гирькой-противовесом ради сохранения вселенской гармонии и порядка?

– Но… – заикался было жалобщик. – Я думаю…

– Думаешь? Чего тут думать – действовать надо! – расплывался в улыбке советник. Он вставал из-за рабочего стола, подходил к жалобщику и по-отечески хлопал его по плечу: – С удовольствием помогу тебе в этом серьезном и крайне ответственном деле!

– Но я еще не додумал до конца!..

– Десяти лет в тихой и охраняемой камере Башни Заключенных хватит?

– Еще как! – отвечал испуганный жалобщик, немедленно бледнея или краснея – кому как нравилось. – То есть, я уже… Что тут думать? Указы царя-батюшки пересмотру не подлежат, потому как справедливы и точны!

– Правильно мыслишь! – добродушно улыбался советник. – А теперь иди и радуйся жизни. Это приказ! И поверь мне, это хороший приказ, а его нарушение карается ссылкой или смертной казнью. Не подведи себя! – Советник делал эффектную паузу и деловым тоном добавлял: – Да, и вот еще что: не хлопай дверью. Она едва держится после того, как ты рывком ее открыл, выдернув почти все гвозди из петель!

Обескураженный жалобщик покидал кабинет спиной вперед, тихо закрывал за собой дверь и уходил прочь, бурча под нос что-то неразборчивое, а хитрый советник добродушно посмеивался.

Вот так Мартин и совмещал приятное с полезным: службу и дружбу. Много чего мы с ним успели сделать за прошедшие годы: я был горазд на шутки и розыгрыши, да и Мартин не уступал с фантазиями. Нам не единожды попало бы за это, кабы не старшие братья, постоянно нас выгораживавшие: они были самыми благодарными зрителями наших проделок. С того времени мы с братьями выросли и стали больше ругаться, но до сих пор делали это несерьезно, просто подлавливая друг друга на разных мелочах и наблюдая, кто и как выйдет из создавшегося положения.

Теперь пришло время для серьезных дел.

Вечером, когда Мартин явился в беседку, я рассказал ему о предстоящем походе и подробно объяснил, что мне светит в связи с заданием отца: на поиски яблок в лучшем случае уйдет несколько недель, если не месяцев. В худшем – я потрачу много лет, ведь поиски придется начать с чистого листа. Отец и сам толком ничего не знает. Слухи, домыслы – это все, что есть в его распоряжении. Ни одного конкретного факта, максимум – воспоминания через тридцать седьмые руки, туманные записи в старинных дневниках. С тем же успехом я могу сказать, что где-то далеко под землей зарыт небывалый клад, и отправить по указанному адресу отряд стражи с лопатами. Уверен, что больше я этих стражников не увижу.

– Пойдешь со мной? – спросил я.

Мы хоть и давние друзья и Мартин – мой слуга, но у него есть любимая девушка. А будет ли она ждать его столько времени – больший вопрос: у нас нет ясных перспектив на возвращение в родные края. Путешествие может оказаться в одну сторону.

– Спрашиваешь! – воскликнул Мартин, не раздумывая. – Пропустить такое?! Да разве я похож на сумасшедшего? И потом, я и себе припасу немного яблок.

– Ты же не ешь яблок, – напомнил я.

– Такие съем! – возразил он. – Ты только представь: нам придется идти по миру…

– Стоп-стоп-стоп! – перебил я. Мартину в бытность простым крестьянином пришлось бы выполнить именно то, что он сказал, но царевич идти по миру не имеет морального права. – Нам придется путешествовать по свету! А идти по миру – это нечто иное, в мои планы не входящее. И потом, для чего тебе молодильные яблоки – желаешь быть слугой у моих праправнуков?

– Не придирайся к словам, жадный аристократ! – рыкнул Мартин. – А вдруг нас не будет много лет? Я вернусь домой, когда волосы покроются благородной сединой, войду в дом, и что? Увижу Анюту-старушку с чугунной сковородкой в руках, которой она шлепнет меня по голове в отместку за десятилетия ожидания моего возвращения?

– Хм, – неопределенно высказался я. Мартин на фантазию никогда не жаловался и при желании вышибал слезу из самого толстокожего человека. Но здесь, похоже, ситуация на самом деле прогнозируемая. Он и рта не успеет раскрыть, как случится гулкое столкновение чугуна с его головой.

– А я ей в ответ, – продолжал Мартин, – скушай молодильное яблочко!

– В ответ? – переспросил я. – Можешь мне не верить, но после удара сковородкой ты скажешь в ответ совершенно другое! Если вообще что-нибудь скажешь.

– Я заранее надену ведро на голову, – уточнил Мартин, – а потом войду и предложу яблоко. Она съест его, помолодеет и…

– …и пойдет искать молодого жениха! – не сдержался я. – А тебе все равно сковородкой достанется.

– Почему?

– Чтобы годы ожидания ради свершения мести не прошли впустую!

– Ради такого яблочка я готова забыть что угодно! – раздался сверху девичий голосок. Мы вздрогнули от неожиданности и подняли головы. С крыши беседки на нас смотрел а Анюта. В ее руке было яблоко, которым она целилась в Мартина. – Я и ему разрешу откусить половину.

– Привет, Анюта! – поздоровался я.

– Ты что там делаешь?! – воскликнул Мартин. – Спускайся немедленно, а то упадешь!

– Как ты проскочила мимо охраны? – спросил я. – Они новенькие, о тебе еще не знают.

– Я рассказала им о своей роли в судьбе Мартина, и они меня сразу же пропустили. Даже автограф попросили!

– Автограф? – переспросил я. – Для чего им твой крестик?

– Между прочим, я умею читать и писать! – воскликнула Анюта.

– Я знаю, – улыбнулся я: кто, по-вашему, обучал ее грамоте? – Но когда-то ты именно так и подписывалась, помнишь?

– Погоди, Иван, – перебил Мартин. – Анюта, тебе от родителей влетит!

– В честь чего? – удивилась девушка. – Лови! Мартин поймал знакомую котомку.

– Я им сказала, что пойду за тобой хоть на край света! Вот!

Мартин разинул рот.

– И почему ты сказала это именно сейчас? – недоуменно спросил он.

– Мы немного поругались… – смутилась Анюта. – Из-за тебя поругались, между прочим!

– Я же ничего не делал…

– Вот из-за этого и поругались!

– То есть? – У меня возникло такое чувство, будто не улавливаю причинно-следственной связи в происходящих событиях. Срочно требовались подробности.

– Родители сказали: если Мартин работает во дворце, то почему вместо больших денег приносит исключительно большие яблоки? Выходи, говорят, за него замуж, и пусть нас обеспечивает!

– Прямо так и сказали?

– Угу, – кивнула Анюта.

– А при чем здесь они? – не понял Мартин. – Я же не смогу содержать всех твоих родственников, соседей и их друзей. – Потрясенный, он присел на краешек скамейки.

Известие о том, что хитрые родственники Анюты успели составить план использования его жалованья в личных целях, поразило даже меня.

– Что ты ответила? – спросил я. – Согласилась стать дояркой его кошелька?

– Фу, царевич, какой ты грубый! – нахмурилась Анюта. – Я поругалась с ними и ушла. Теперь у меня нет дома. Я пошла по миру.

– Ты не по миру пошла, а с ума спрыгнула! – воскликнул я. – Немедленно возвращайся домой! Родители не могут от тебя вот так взять и отказаться.

– Очень даже могут! – возразила она. – Я не родная дочь, а приемная. Не приношу деньги – зачем такая нужна?

– Я хорошо знаю их характеры, – заметил Мартин. – Мордобой помог бы стать им человечнее, но до их мозгов и кулаками не достучишься!

– Для таких случаев у нас есть палач с топором! – сухо сказал я.

– Не надо палача, – попросила Анюта, – Они все-таки меня растили. Пусть живут, но я не желаю их больше видеть! Лучше скажите: вы куда-то уходите? Возьмите меня с собой!

– С какой стати?

– А куда еще податься бездомной девушке?

Я призадумался: в путешествии, которое характеризуется фразой «пойди туда, не знаю куда», большое количество участников на руку не играет. Мартин, видимо, подумал о том же и отрицательно покачал головой.

– Ты обещал обо мне заботиться! – строго заявила Анюта. – Помнишь, говорил об этом в деревне?

Мартин глубоко вздохнул:

– Как я могу о тебе заботиться, если не знаю, сумею ли позаботиться о себе?

– Ты хочешь от меня сбежать?! – Анюта запустила яблоком в Мартина. Оно ударилось о его лоб и отскочило в темноту. Мартин возмущенно вскрикнул. – В такой момент?! Да я тебе в жизни не прощу!

– Анюта, ты должна вернуться домой! – приказал я. – Я дам тебе денег на покупку нового домика, в котором ты и будешь ждать возвращения Мартина.

– Не пойдет! – уперлась эта девчонка. – Я не должностное лицо, и меня так просто не подкупить. Без него я не вернусь в деревню!

Она спустилась с крыши на землю. Я задумчиво жевал нижнюю губу и постукивал пальцами по скамейке.

– Он обещал, что мы будем вместе, значит, будем! – твердо заявила Анюта. И глядя на нее, я понял, что от своих слов она не откажется. – Если вы меня не возьмете, я разболтаю о том, что вы ищете молодильные яблоки, и завтра по вашим следам отправится целое царство!

– Ну ты и шантажистка! – воскликнул я. – Послушай, Анюта, сколько тебе лет?

– Восемнадцать! – гордо ответила она. – Я уже взрослая и могу делать все, что захочу.

– В первый раз вижу, как девушки добавляют себе возраст. – Я погрузился в раздумья.

– Что значит «добавляют»? – не поняла она. – Мне на самом деле…

– Не важно. Давно ты там сидишь? – Я поднял сброшенную котомку. Анюта устроилась рядышком с Мартином, который сидел за столом, подперев щеку ладонью, и страдальчески смотрел на мир вокруг.

– Давно, – честно призналась девушка. – Я сидела здесь, услышала ваши голоса и решила, что надо спрятаться, а то вы, чего доброго, ругаться начнете, научите меня плохим словам и нехорошим манерам!

– Правильно решила, – ответил Мартин. – А почему передумала? Так и пряталась бы, пока мы не ушли.

– А потом сколько лет ждать твоего возвращения? – воскликнула Анюта. – Нет уж! Мы вместе отправимся в путешествие, или я расскажу о яблоках всему городу!

– Полегче на поворотах! – чуть повысил я голос. – Здесь я главный, а не ты!

– А я расскажу о яблоках.

– А я прикажу посадить тебя под домашний арест до нашего возвращения!

– А я сбегу!

– Ладно, говори, – сдался я. – Тебе станет легче, если люди поголовно сорвутся на поиски, а ты останешься в царстве одна-одинешенька?

– Я пойду с ними! И мы с Мартином все равно будем вместе путешествовать.

– Так, стоп! – не выдержал я. Искать яблоки толпой в несколько тысяч человек – это явный перебор. Не ровен час, соседи решат, что на них войной идут! – Ответь мне на один вопрос, Анюта: кто из нас царевич?

– Конечно ты! – Девушка округлила глаза. – Разве кто-то сомневается? Но я все равно вас догоню.

– Не выйдет: нас уже и след простынет. – Я положил котомку на стол и начал развязывать тугие узлы.

Анюта закусила нижнюю губу и посмотрела на меня виноватым взглядом.

– Что это ты взяла? – строго спросил я, заглянув в котомку. – Мы едем в долгое путешествие, а не на прогулку по летнему саду. Утверждать не буду, но там по случаю и убить могут! А если ты берешь с собой брелки, побрякушки и зеркальца, то в нашем походе тебе делать нечего!

– Когда я собиралась, то не знала о вашем путешествии… Так вы решились взять меня с собой?! – взвизгнула Анюта от восторга. – А зеркальце, оно и вам не помешает. Вот станете в пути грязными, как сви… – она оборвала себя на полуслове и заменила одно слово другим, но смысл остался тем же, – …как хрюшки, и не увидите этого!

– Он мне расскажет, если что, – я показал рукой на Мартина. – А я скажу ему. И без зеркал обойдемся.

Я передвинул котомку к девушке. Анюта неторопливо развязала последний узелок. Цветастый прямоугольник ткани разлегся на столике смятыми краями, и нашим взорам предстала одна из самых необычных походных вещей, виденных за мою недолгую жизнь: насколько я понимаю, до сего вечера еще никто не догадался брать такое в дальние края.

Мы с Мартином посмотрели друг на друга, еще раз глянули на девичий багаж и одновременно уставились на смущенно улыбнувшуюся девушку.

– Я вижу то, что я вижу, или оно грезится? – спросил я на всякий случай.

– Мне оно тоже грезится, – крякнул в смущении Мартин. – Это тебе зачем?!

– Присоединяюсь к вопросу, – кивнул я. – Сделай милость, ответь: для чего тебе в походе тряпичная кукла? Ты с ума сошла, да? Немедленно собирайся и иди выбирать место для нового дома, где вы будете жить!

Анюта схватила куклу и прижала ее к груди. Мартин принялся увещевать упрямую подружку.

– Анечка! Иван возьмет кучу стрел, лук, меч, метательные ножи, и я не уверен, что этого хватит. А если мы погибнем?

– Это не простая кукла! – воскликнула девушка.

– Где-то я уже слышал похожее…– пробормотал я. Лицо отца стало перед мысленным взором во всей красе. Сверкающая корона, как обычно, и в воображении слепила глаза. – Она золотая внутри?

– Она волшебная!

– Да ну?! – изумился Мартин.

– В обычной крестьянской семье? – переспросил я. – Волшебная кукла?

– Наверное, она гладит, стирает и мусор убирает! – Оказывается, сарказма у Мартина тоже хватает. Не ожидал. – У нас боевой поход. Чем она поможет?

Кукла шевельнулась и повернула голову на полоборота. Ее рисованные на обычной холщовой ткани глаза моргнули, и прочерченная угольком полоска рта раскрылась. Оттуда высунулся розовый язычок.

– Вы всё сказали? – строгим голосом спросила она.

Мартин остолбенел. Наверное, я тоже. Не помню.

– Всё, – коротко ответил он, не в силах оторвать глаз от куклы.

– Вот и ладушки! Зовите меня Юлька. – Она повернула голову так, как ей и полагалось быть, а улыбающаяся Анюта с видом победителя оглядела наши растерянные лица и тоже показала язык.

– Чтоб мне провалиться! – вымолвил Мартин. – Она говорящая!

– Анюта, нам на самом деле будет трудно, – сказал я. – Ты уверена, что сумеешь перенести трудности похода?

Не успели уйти, а уже сталкиваемся с разными чудесами. Может, не стоит никуда ходить, а молодильные яблоки сами к нам прикатятся, раз пошла такая пьянка?

– Я сумела перенести приемных родителей, а это трудности не из простых! Я не буду обузой в походе, не переживайте за меня.

– Только вовремя кормите, поите и спать укладывайте, – добавила кукла.

– Юлька! – воскликнула Анюта.

– Молчу, молчу…

Я решил удостовериться, что она не испугается, и вдохновенно рассказал о грядущих трудностях, вкладывая в россказни всю свою фантазию. Я пользовался словами, как красками, создавая живописное и потрясающее размахом эпическое полотно, и под конец импровизированного выступления Анюта и Мартин сидели с раскрытыми от удивления ртами и остекленевшими глазами. Кукла безмолвствовала, не подавая признаков жизни. А когда я произнес финальное слово, наступила долгая тишина. Слушатели молчали, до глубины души потрясенные моими фантазиями, и стало ясно, что во мне пропадает гениальный рассказчик.

Анюта очнулась первой.

– Потрясающе! – восторженно выдохнула она. – Я хочу видеть эти чудеса собственными глазами. Делайте со мной что хотите, но вы должны… нет, вы обязаны взять меня с собой! А то я умру от тоски и отчаяния, потому что никогда не увижу это великолепие наяву.

– Мартин! – окликнул я друга. Тот явно не желал возвращаться из описанного мира фантазий и грез. – Ты чего размечтался? Мы же это все наяву увидим, если не окочуримся в пути.

– Так вы меня возьмете, – повторила Анюта, – или оставите одну в родном краю, обреченную на нищенское существование и прозябание? Я достал из кошелька монетку.

– Предоставим это дело судьбе, – предложил я. – Как она покажет, так и будет. Говори, что выбираешь? Заодно проверим, счастливая ли у тебя судьба.

– Если хочешь, чтобы я померла, не повидав красот мира, так и скажи!

– Напомнишь мне об этом, когда устанешь от дальних странствий. Что выбираешь?

– Орел!

Золотая монетка взлетела вверх, вращаясь, зависла на секунду и устремилась вниз. Упала на деревянный стол и ловко вклинилась ребром меж двух досок.

Намертво. Почти.

– Нет, я так не играю! – буркнул я, стукнув по столу кулаком. – Судьба не знает, как поступить?!

– Я же говорила, что последнее слово за тобой, – излишне вежливо произнесла Анюта. – Ты царевич или так, погулять вышел?

– Одно другому не мешает.

– Тогда решай! – напирала она. – Ведь ты умный, правда?

Мартин закашлялся.

– Анюта, из тебя выйдет отличная придворная дама, – почти искренне ответил я. – Так и быть, уговорила!

– Значит, в путь? – Анюта затаила дыхание.

– И чем быстрее, тем лучше, – нарочито мрачным тоном сказал я. – А то передумаю!


Содержание:
 0  Молодильные яблоки : Дмитрий Мансуров  1  вы читаете: Глава 1 РАЗГОВОР : Дмитрий Мансуров
 2  Глава 2 СОН : Дмитрий Мансуров  3  Глава 3 ТРОЕЛЬГА : Дмитрий Мансуров
 4  Глава 4 НОЧЬ В ГОСТИНИЦЕ : Дмитрий Мансуров  5  Глава 5 НЕЖДАННО-НЕГАДАННО : Дмитрий Мансуров
 6  Глава 6 ЗНАКОМСТВО С МАРТИНОМ : Дмитрий Мансуров  7  Глава 7 ВСТРЕЧИ : Дмитрий Мансуров
 8  Глава 8 СЕМЬЮ-ВОСЬМОЕ КОРОЛЕВСТВО : Дмитрий Мансуров  9  Глава 9 ПРИЕМ У КОРОЛЯ АГАТА : Дмитрий Мансуров
 10  Глава 10 ТУРНИР : Дмитрий Мансуров  11  Глава 11 СТАРАЯ КНИГА : Дмитрий Мансуров
 12  Глава 12 ИСТОРИЯ О МОЛОДИЛЬНЫХ ЯБЛОКАХ : Дмитрий Мансуров  13  Глава 13 ПОКУШЕНИЕ : Дмитрий Мансуров
 14  Глава 14 ГОРОД : Дмитрий Мансуров  15  Глава 15 МОЛОДИЛЬНЫЕ СТРАСТИ : Дмитрий Мансуров
 16  ЭПИЛОГ : Дмитрий Мансуров  17  P.S. : Дмитрий Мансуров



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap