Фантастика : Юмористическая фантастика : 4 : Александр Матюхин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  41  42  43  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  63  64

вы читаете книгу




4

деревянной резной рукоятью.

Витек ошарашенно вытаращил глаза. Кажется, подумал он, сейчас будут рубить голову.

Так и случилось.

Кроль перемахнул через стол, двумя огромными скачками приблизился к Витьку и, выкрикнув: «Э-эх! Сегодня на мороженое заработал!» — с размаху снес ему голову…

Темнота длилась мгновение. Следом появился пейзаж: свинцовые тучи, вальяжно плывущие по багровому небу, стаи диких уток, пронесшихся всего в метре над Витькиной головой.

Боже, на какой же он тогда высоте? Витька с замиранием дрожащего сердца посмотрел вниз, и у него перехватило дыхание. Под ногами была небольшая квадратная площадка, не более метра в ширину, а вниз тянулась длинная пыльная дорога, уходившая в облака. Земли видно не было. Только серый туман.

Осмотревшись, Витька увидел еще одну подобную конструкцию, на площадке которой расплылся Серомас. Он довольно хихикал и махал Витьке рукой, показывая фиолетовый кукиш.

— Ну, Витек, первый конкурс, ты, как гритца, профукал. — Голос Цеденбала прозвучал, как всегда, неожиданно и больно ударил по ушам. — Счет один-ноль, а впереди еще четыре конкурса! Этот конкурс я назвал «Смертельные Машинки». Как гритца, суть такова: ты садишься в машину и едешь вниз. Если не перевернешься — выиграл. Ясно?

И Витек очутился в машине. Точнее будет выразиться — в машинке, поскольку она была чудовищно мала. Коленки мгновенно уперлись в подбородок, голову сверху приплющила крыша, а в спину больно врезалась спинка сиденья.

— Ничего себе удобства, — прохрипел Витька, — а где руль?

— Ты бы еще педаль тормоза или, как гритца, парашют попросил, — довольным гласом процедил Цеденбал в левом ухе. — Довольствуйся педалью газа. Кстати, тебе пора!

Машинка дернулась, накренилась. Витька с ужасом разглядел в лобовое окошко полосу дороги, серый туман вокруг него и истошно завопил.

Дорога стремительно оборвалась перед ним, сужаясь до размеров едва видимой ниточки, туман рвался и клочьями цеплялся за боковые зеркала. Воздух насвистывал в ушах траурную музыку, а крепкие выражения Витьки, касавшиеся судьбы Цеденбала, перешли в истерический вопль. Не миновал участи именоваться «козлом маринованным» даже Вухоплюев, который виноват был лишь косвенно.

Машинку занесло секунд через двадцать. Подпрыгнув, она крутанулась, перебрасывая зад через себя, накренилась набок и, слетев с дороги, рассыпалась на множество запасных частей, предоставив нашему герою шанс насладиться всей красотой свободного полета. Его наикрепчайшие выражения захлебнулись в тумане. Витька летел в бездну с открытым ртом и не менее открытыми глазами…

Хотя лететь, конечно, было не так страшно, внизу ничего, кроме мглы, не наблюдалось, и от этого создавалось впечатление, что он просто висит в воздухе. Правда, этот воздух так и норовил захлестнуть Витьку и повернуть его в безобразную позу.

— Привет, двуногий! — закричали сбоку. Рядом возникла птица средненьких размеров, чуть меньше самого Витьки. Птица была светло-ко-ричневого цвета и с черным клювом. Над клювом блестели два красных глаза.

— Падаем? — посочувствовала птица.

— Ну, — буркнул Витька, глотая обжигающий воздух. — А вы кто?

— Я — Вездесущий Ястребок. Но друзья именуют меня просто — Недержанец. А ты кем будешь?

Витек назвался, а заодно поинтересовался, отчего у Ястребка такое интересное прозвище.

— О-о! Да это долгая история, как раз к нашему с тобой случаю, — обрадовалась птица, презирая все законы гравитации и делая мертвую петлю. — Но главная причина в том, что я жутко нетерпеливый.

— В каком смысле?

— Разве слово «Недержанец» не наводит ни на какие мысли?

Внизу по-прежнему ничего, кроме тумана, видно не было.

— Честно говоря, нет. Скажите лучше, долго еще лететь?

— Долго. Я как раз за этим и прилетел. Меня Цеденбал послал предупредить, чтобы ты не расслаблялся — внизу третий конкурс. Причем сразу.

— А правила он объяснил?

— Конечно. Он хотя и демон, но мозги имеет. Я записал тут где-то… — Ястребок запустил крылья в перья на груди, от чего резко впал в штопор и камнем улетел куда-то вниз. Вскоре он появился, зажимая в когтистых лапах клочок бумаги.

— В общем, так. Внизу тебя ожидают река с водопадом и лодка. Как только упадешь, выныривай, залезай и греби изо всех сил, пока не увидишь два дерева — это финиш. Если не выгребешь, то свалишься с водопада. Еще написано, что все, что ты о нем говорил, пока ехал в машине, он прощает. Но если услышит еще раз подобное, то, цитирую, «Буду щипать твои усы и вырывать ноздри».

— У меня нет усов.

— Хватит и ноздрей, — заверила птичка.

Неожиданно где-то в стороне раздался дикий скрежет. Вслед за ним громыхнул взрыв, озарив мрак яркой вспышкой. И на Витька с Ястребком посыпались обломки еще одной машинки.

— Кажется, Серомас! — азартно прокричала птица.

— А-а-а — Визг потряс окрестности и Витькины уши. Вслед за визгом показался и его обладатель. Серая масса вынырнула в метре над летящей птицей и рухнула прямиком ей на спину. Теперь к визгу прибавился вопль ничего не понявшего Ястребка. Он попытался взмахнуть крыльями, но ветер подхватил его и завертел как юлу. Когда птица приняла очертания маленького смерча, что-то со свистом оторвалось от нее и с визгом и подвывом улетело вниз. Следом спикировал и Ястребок, громко призывая на помощь Цеденбала. Тот или не слышал, или тихо посмеивался в кулачок, наблюдая все это со стороны.

Тут как раз разверзлась мгла, и Витька обнаружил, что до земли рукой подать. Летел он аккурат в реку. Чуть левее от реки стоял замок, похожий на тот, которым воспользовался демон в Витькином мире. За замком четко просматривалось обширное кладбище, на котором горели костры, а в небо тянулись черные нити дыма. Как предположил Витька, они и составляли основную часть мглы вокруг. За кладбищем простиралось поле.

С другой стороны реки был широкий, необъятный лес, такой, что Витька так и не смог до конца рассмотреть, есть что-нибудь за ним или нет. Но он бы и не успел…

Внизу визг Серомаса перешел в громкое «БУЛТЫХ», потом еще один — это грохнулся Ястребок. А за ними нырнул Витька…

Вода была мутной. Одежда мгновенно вспузырилась, и вылезшая из штанов рубашка попыталась накрыть лицо. Витька сделал несколько вертикальных взмахов руками, чтобы остановить падение, и начал всплывать.

Первое, что он услышал, когда вынырнул и жадно вдохнул свежего воздуха, было хихиканье Серомаса. Оглянувшись, Витька заметил, что тот в нескольких метрах левее плывет к лодке. Вторая лодка, к счастью, находилась рядом с Витькой. Он без труда доплыл до нее и забрался внутрь.

На дне лежало весло.

— Третий, как гритца, уровень, — привычно долбануло по ушам. — Второй ты играл еще хуже, чем первый. Но кто, как гритца, мешал тебе проехать еще пару-тройку километров? Ну да ладно. Третий конкурс немного легче. Берешь весло и гребешь, гребешь…

— Я это уже слышал. — Витька закашлялся и стал снимать с себя мокрую рубашку. Кожа покрылась мелкими пупырышками.

— Ястребок рассказал? Умная птица. Только гадит много и, как гритца, клюв закрытым держать не умеет. Значит, все ясно?

— Угу. А почему одно весло?

— Потому, что трех не нашлось.

Лодка, словно оторвавшись от причала, резко дернулась и поплыла по течению, вероятно в сторону водопада. Витька от неожиданности упал на спину, а когда поднялся, оказалось, что на нос лодки лезет сырой до косточек Ястребок.

— Холодно. Голодно. Перышки все намокли! — гаркнул он, отряхиваясь, — Мы так не договаривались! Цеденбал, слышишь, за такие неудобства я требую еще дополнительно как минимум шестнадцать пачек подгузников!

Цеденбал к прошению остался равнодушен. Лодка тем времени приближалась к краю водопада. Нарастал грохот падающей воды, который заглушал даже гнусный хохот Серомаса. Тот, ловко орудуя одним веслом, сумел проплыть против течения приличное расстояние и вот-вот должен был скрыться за поворотом.

Ястребок, усевшись на скамейку, что-то невнятно бормотал, а Витька схватил весло и стал еще резвее орудовать им на манер японского стиля гребли. В третий раз умирать не хотелось.

Лодка замедлила свой бег совсем немного, а потом вдруг и вовсе остановилась, однако плыть вперед по-прежнему не собиралась, как Витек ни старался.

— А у тебя ничего и не выйдет, — уткнувшись клювом в перья под крылом, невнятно промычал Ястребок. — Серомас в этом конкурсе выигрывает всегда, это его профессиональный конек!

Вырвав пук мокрых перьев, Ястребок сплюнул за борт и полез клювом под другое Крыло.

— Тем более Цеденбал обожает смотреть, как с водопадов всякие падают. Нажарит полную корзинку воздушной кукурузы, напитков возьмет с поллитры, сядет у магического зеркала, ноги в кресло и наслаждается.

— Откуда такие глубокие познания? — поинтересовался Витька, продолжая грести с неослабевающим энтузиазмом.

— А об этом в аду все знают, — пожал плечами Ястребок, — даже самый мелкий Женов родственник. Они-то как раз всю информацию обо всех и собирают. Лезут в любую щель, прогрызают дырки везде. Неистощимый источник полезной информации, поверь мне!

— Знавал я одного родственника, — пробурчал запыхавшийся Витька.

— Мелкого?

— Почти самого.

— Мгм, — подивился Ястребок и вынул клюв из-под крыла. — А что это у тебя на весле?

Витька вытащил весло из воды и, к своему ужасу, обнаружил, что его оккупировали три странных существа. Симпатичными их невозможно было назвать ни при каких обстоятельствах. Угловатые, неправильной формы, покрытые редкими колючками, с оттопыренными ушами и перепонками между длинных пальцев. Они были целиком и полностью заняты тем, что вгрызались в лопасть весла мелкими зубками. К слову сказать, лопасти уже не было, а был лишь небольшой огрызок и куча щеп на воде.

Несколько секунд Витя пребывал в состоянии, близком к шоку, потом попробовал весло тряхнуть. Существа не замедлили осыпаться в воду, страшно при этом ругаясь.

— Кто это был? — Витек повернулся к Ястребку.

Там, где только что была птица, расплывалось мокрое пятно и кружились в воздухе легкие рыжеватые перышки. Где-то в черном небе виднелась беленькая точка, стремительно удаляющаяся прочь.

— Вот и доигрались, — пробормотал Витька, обреченно наблюдая за тем, как лодка медленно, но уверенно начинает вновь набирать обороты.

Одного взгляда на обглоданный остаток весла хватило, чтобы понять простую и непоколебимую истину — сейчас Витька узнает всю красоту полета с водопада.

Стоит ли говорить, что так оно и случилось…

— Как гритца, Витек, я поражен! Я ошеломлен, подавлен и растерян! Ну не приходилось мне еще встречать человека, который, грубо выражаясь, прокакал три самых простых моих конкурса! И это при том, что я не заказывал тебе, скажем, конкурс под названием «Кто за три часа съест больше глаз лакеев, нанизанных на деревянные щепочки для ковыряния в зубах». Вот это по-настоящему трудный конкурс!

Витька осмотрелся. Собственно, осматриваться в ТАКОМ месте не имело смысла — все та же темнота окутывала пространство, холодила затылок, и болтался Витек в воздухе непонятно каким, совершенно непостижимым образом, не чувствуя ни невесомости, ни веса своего собственного тела. Глас демона Цеденбала уже привычно звучал отовсюду сразу и отдавался гулким эхом в Витькиных ушах.

— Как ты в армии с Такими своими способностями служить-то собрался?

— Меня в армию не взяли, по здоровью, — вяло огрызнулся Витька.

— Все равно. — Демон помолчал и подвел итоги: — В общем, к моим конкурсам ты, Витек, не годен. Я тебя теперь запомнил. На пушечный выстрел к своим палатам не пущу. Даже и не думай. Иди куда шел, добрый путник, как гритца, своей дорогой, вот.

— А как же дом? — воскликнул Витька. Темнота вокруг него вдруг зашевелилась и дрогнула.

— Что? Какой дом? Ах дом. Ну тэк, как гритца, плюнем и разотрем. Я, если хочешь знать, демон не злопамятный. А из-за того, что ты искупал ни в чем не повинную птицу, повеселил Мумию Кроля и забыл парашют на заднем сиденье автомобиля…

— Там был парашют?! — задохнулся от праведного гнева Витька.

— Даже два, — с вызовом отозвался демон. — Забыл предупредить, с кем не бывает, ну? Короче, столько ты пакостей тут наделал, что возвращайся-ка обратно, а замок я заберу, так и быть… А ежели ваша отрубленная голова ругаться будет, скажи, мол, Цеденбал ни капли не раскаивается и ждет в гости на шашлыки, как гритца, с помидорами. Так и передай, Витек, не запамятуй!

Темнота зашевелилась, стала плотной, почти осязаемой. Кто-то тихо запел с подвывом: «О Заис! Ты такой сиреневый, как лед…» — а темнота уже вставала стеной, перекатывалась волнами, потягивалась, хрустела застоявшимися суставами…

И перед тем как темнота накрыла Витька непроницаемой глухой пеленой, он расслышал затухающий голос демона:

— И привет не забудь крючконосому графу…


Содержание:
 0  Голова, которую рубили : Александр Матюхин  1  Глава первая : Александр Матюхин
 2  2 : Александр Матюхин  4  1 : Александр Матюхин
 6  3 : Александр Матюхин  8  2 : Александр Матюхин
 10  4 : Александр Матюхин  12  2 : Александр Матюхин
 14  4 : Александр Матюхин  16  2 : Александр Матюхин
 18  2 : Александр Матюхин  20  2 : Александр Матюхин
 22  1 : Александр Матюхин  24  3 : Александр Матюхин
 26  2 : Александр Матюхин  28  4 : Александр Матюхин
 30  2 : Александр Матюхин  32  4 : Александр Матюхин
 34  2 : Александр Матюхин  36  1 : Александр Матюхин
 38  3 : Александр Матюхин  40  2 : Александр Матюхин
 41  3 : Александр Матюхин  42  вы читаете: 4 : Александр Матюхин
 43  1 : Александр Матюхин  44  2 : Александр Матюхин
 46  4 : Александр Матюхин  48  2 : Александр Матюхин
 50  1 : Александр Матюхин  52  3 : Александр Матюхин
 54  2 : Александр Матюхин  56  1 : Александр Матюхин
 58  3 : Александр Матюхин  60  2 : Александр Матюхин
 62  2 : Александр Матюхин  63  Эпилог : Александр Матюхин
 64  Использовалась литература : Голова, которую рубили    



 




sitemap