Фантастика : Юмористическая фантастика : 2 : Александр Матюхин

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  53  54  55  56  58  60  62  63  64

вы читаете книгу




2

Маленькому лысому Нефилософу можно было только позавидовать в плане сдержанности и ясной оценки обстановки.

Он не стал удивленно озираться по сторонам и спрашивать: «Где я?» — он не зашелся в истерике, требуя, чтобы его вернули, откуда взяли, а сразу сделал страшное лицо, выпучил глаза, надул губы и заорал дурным голосом:

— Что вы себе позволяете?! А?! Опрокидываете на частных лиц полки с книгами, а затем творите черт знает что?!

— Дидро, ты чего несешь? — изумился Сы-соич, — Да я ж… да мы же ж… да как же ж… Мы без тебя, если хочешь знать, шагу ступить не смели. В книгу твою то и дело заглядывали…

— В какую книгу?!! Вот в эту книгу?!! — Дидро подскочил, гневно потрясая томом «Философии». — Да как вы смели лапать своими грешными лапищами святая святых? За одно это вас можно и нужно расстрелять на месте без права помилования!

— А у меня рук нет, — нашелся Сарь.

— Тем более!! Мало ли чем ты открывал книгу! — Дидро оглядел комнату мрачным немигающим взглядом, словно старался запомнить всех, кого впоследствии предаст анафеме. На его лысом лбу выступили блестящие капельки пота, шея покраснела.

— Вот что вы у меня получите, а не гонорар! — сказал он, отдышавшись, и, подскочив к графу Яркуле, ткнул ему под нос кукиш. То же самое он показал и Ирдику. Джинн брезгливо отстранился. Дидро же на этом не остановился. Прижав книгу к пузу, он забрался на стул и заорал еще громче:

— Ну-с, посмотрим, как вы соблюдали Букву Закона! Молитесь, чтобы это были не слишком Тяжкие проступки, иначе…

Дидро положил книгу на колени и раскрыл ее ровно посередине. В потолок ударила струя белого света и растеклась по нему, явно не собираясь срываться вниз. Окунувшись в свет головой (Дидро стал похож на какого-то лысого демона из мультфильма), он послюнявил указательный палец и стал водить по строчкам, громко зачитывая:

— Итак! Статья триста двадцать шестая бэ. Хранение и использование мелкого Женового родственника в размере 1 (одного) человека. Статья одиннадцать-шестьдесят четыре. Уничтожение казенного имущества. Как то: шесть коек для трупов в городском морге, оконные рамы (три штуки), три банки формалина.

— Это я, когда в судорогах корчился, разбил, — довольно пояснил граф.

— МОЛЧАТЬ!! — Дидро слепил из струи света комок и плотно заткнул им вампирский рот. Щеки графа порозовели изнутри, и яркие лучики заструились из остроконечных ушей, — Мы здесь не шутки шутим! Знаете, сколько с меня денег изымут в форме штрафа, когда слухи дойдут до вышестоящих инстанций?

— Так, может, сделаем так, чтобы не дошли? — спросил Ирдик.

— Мне моя работа дорога. — Дидро стукнул себя в грудь кулаком.

— Но ведь если никто не узнает… — Яркула подвигал бровями. Куда делся комок света, я не заметил, но подозреваю, что вампир его просто проглотил.

— Я, по-вашему, аферист какой-то? Я, между прочим, являюсь членом организации по правам граждан, проживающих в психиатрической больнице имени доктора Сивухи.

— Ну, раз член… — сказала Капица, пожимая плечами.

— В этой лечебнице нет граждан, это я вам могу сказать точно. Вампир Голова провел там шесть месяцев и, кроме всякого зверья, никого не видел. Зато, рассказывает, зайцы там — гигантские, пятнадцать кило одна тушка, без ушей и хвоста! Вспоминаю, как много лет назад видел я этого ДиДро ползающим в пеленках. Волосиков на его светлой голове в то время было побольше, сама головка поменьше, да и зубов насчитывалось пять. Мать Дидро была славная женщина, работала дояркой в колхозе и временами приводила работу — шесть дойных коров и быка-осеменителя Фридриха — на дом, пастись в огороде…

Дидро изумленно замолчал, озаряемый мерцающим светом из книги.

— Кто впустил сюда Мишу Кретчетова?

— Никто меня не впускал. Вы сами пришли.

Тут только Нефилософ счел нужным внимательно осмотреться. Благо свет из книги позволял это сделать с особой тщательностью. По мере того как взгляд Дидро скользил по голым стенам, по клеенке на окнах и по нашим фигурам, лицо его вытягивалось, нижняя челюсть ускользала в объятия второго, а то и третьего подбородка, брови взлетали ко лбу, а глаза недвусмысленно намекали на то, что вот-вот выскочат из орбит.

Сева нервно хихикнул и натянул на лоб шапочку.

— Н-не понял, — выдавил наконец Дидро. — А ч-что мы тут в-все делаем?

— Заикаться — это не твоя обязанность, — сказал Сысоич. — А делаем мы здесь то же самое, что делали до того, как на тебя свалилась полка. Тело ищем.

— И как? Нашли?

— Из-за твоих воплей о нарушении закона и всякой прочей чепухи — нет, — ответил Сысоич, — но все еще не теряем надежды.

Дидро, сейчас напоминавший мне рыбу, неожиданно оказавшуюся на тарелке с приправами, открывал и закрывал рот, силясь что-то сказать. Вырвалось у него слабенькое и едва слышное:

— Но ведь закон нарушать нельзя…

— Согласен. Но не в данной ситуации. Видишь ли, Дидро, в жизни любого человека… и вампира и джинна тоже иногда наступает такой момент, когда он ставит на одну чашу весов свою жизнь, а на другую закон. Обычно жизнь перевешивает. Кое-кто уже знает о бесхозном энергетическом носителе и пытается завладеть им раньше нас. Мы должны действовать быстро и, главное, сплоченно! Ты с нами, Дидро?

— Да! — в порыве чувств после столь зажигательной речи заорал граф Яркула.

Дидро колебался. Что-то похожее я испытывал несколько лет назад. Тогда передо мной стоял выбор — как откосить от армии. Было два варианта — прикинуться психом или, выпив два бутыля коньяка разом и натощак, напрочь испортить свою собственную печень. Мусор тогда сидел передо мной за столом, сжимая в пухлых руках два полтинника, и ожидал решения. Далось оно мне нелегко, но Карлу пришлось-таки бежать в киоск за коньяком. Обе бутылки мы распили вместе и с закуской. А на призывной комиссии у меня обнаружили зарождающуюся язву желудка…

Наконец Дидро решился. Он захлопнул книгу, прервав струю света, и весь как-то вытянулся на стуле, выпятив грудь. Плавающая по потолку светящаяся масса обрушилась на наши головы. Яркий ослепительный свет накрыл саваном, рухнул на пол и разбился на стремительно гаснущие брызги.

Снова стало темно, и я не сразу разглядел, что то место, где сидела старуха Капица, пустует. Голова Сысоича лежала на боку под стулом и испепеляла Дидро гневным взглядом.

— Я заявляю, что решительно против всей этой заварушки, которую вы затеяли. Признаю, что ситуация вышла из-под моего контроля, и посему я снимаю с себя всю ответственность за то, что произойдет впоследствии.

— Великолепнейшая речь! — восхищенно заметил чревовещательный бас Миши Кретчетова из дальнего угла.

— Поднимите меня кто-нибудь, — Сысоич зыркал глазами, — а то спалю сейчас первого попавшегося взглядом!

Сева подскочил и, подняв голову, аккуратно положил ее на стул. По недоуменному взгляду моего друга я понял, что делает он это против своей воли.

Дидро тяжело дышал. Сысоич вдруг сказал:

— Так ты, значит, отказываешься?

— Категорически, — менее решительно, но более громко заявил Дидро. — Будете бить?

— Раз ты больше не смотритель за порядком, а так, средних размеров Нефилософишка, то… да. Вяжите его, господа!!

В руке у Зловещего Иердеца оказался моток веревки. Выкрикнув что-то непонятное, чрезвычайно пошлое, он набросился на сжавшегося в ужасе коротышку. За ним, опрокидывая стул, ринулся граф, на ходу закатывая рукава и приговаривая: «Сейчас я тебе вспомню — запрещено одалживать деньги…» Дидро забился в угол и под восторженные крики Миши Кретчетова, предлагавшего делать ставки, стал отбиваться, нанося нападавшим удары короткими ножками в живот. Нападавшие болезненно повизгивали и обещали сделать из Нефилософа поросенка на вертеле, если он сиюжеминутно не сдастся. Дидро в ответ произвел коварный выпад, после которого Ирдик напрочь забыл о нем самом, о веревке и жажде мщения, а схватился за кое-что пониже пояса и уполз в центр комнаты. Миша Кретчетов, захлебываясь от восторга, сообщил, что ставки на Дидро возросли в двадцать шесть раз.

Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы не вмешался Сева. За те неполных два дня, что мы провели в обществе нелицеприятной нечисти, он не только не поумнел, но, кажется, наоборот — терял остатки разума с катастрофической быстротой. Мой тощий друг вдруг решил, что очень всем нужен, схватил табуретку и разбил ее на лысой черепушке Дидро. Нефилософ крякнул и тихо сполз по стене на пол, где и был захвачен вампиром.

— Замечательное решение, марципан, — откликнулся Сарь, — Надеюсь, коротышка не помрет?

— Не должен, — сказал бас Миши Кретчетова.

— Это очередное предсказание?

— Нет. Просто я сейчас выиграл энную сумму денег, которой мне хватит на безбедное существование еще как минимум две тысячи лет, если Дидро не откинется…

— Вернемся к грубо прерванному разговору, — между тем произнес Сысоич. — Время-то идет, а мы все еще не знаем, где находится мое тело.

— А деньги я уже взял? — спросил Миша после недолгого молчания. Во время паузы Дидро из своего угла пообещал, что всех нас в ближайший месяц сожгут на костре и он лично будет поджигателем. На его слова обратили столько же внимания, сколько на стоявший рядом стул. То есть никакого внимания не обратили вовсе.

— А где Капица? — поинтересовался граф.

— А нету вашей старухи! — сообщил Дидро. — Она грубейшим образом нарушила три статьи, и я отправил ее в родной город, где ее будут судить!

— Так взял я деньги или нет? — вопросил Миша Кретчетов таким тоном, словно это не он, а я был чревовещателем со стажем.

— У нас не стаж, а группы, — сказал Миша Кретчетов прямо мне в ухо. — У меня, например, группа восьмая «С». Вот, вспоминаю, лет шестьсот назад сдавали мы с неким И. И. Васильковым экзамен на невидимость. Жюри нам тогда попалось строгое: два старикана из Владимиро-Суздальского княжества, князья Петр и Алексей Ядрено Солнышко и бабулька-гадалка Агафья Петровна Шнапс-Заболотская.

— Постой, так ведь зовут жену моего начальника, — перебил я, крайне заинтересовавшись.

— Теодор Шнапс еще тот человек, — сказал Миша Кретчетов, — Они с женой — одна ягода. В тысяча восемьсот двенадцатом году заманили в засаду и съели тысячу двести французов…

— Достаточно! — рявкнул Сысоич, теряя последние зубы. — В конце концов, когда ты сообщишь нам о теле?!

— Незачем так орать, — оскорбленно сказал бас. — Получайте свою информацию. Хотя насчет денег я еще проверю… Тело Саря Сысоича, именуемое в народе как энергетический носитель, идет по улице Зои Космодемьянской и через двадцать минут подойдет к дому по улице Коммунаров, двенадцать, второй этаж, квартира номер девять. Туда и направится. А теперь будьте добры освободить помещение. Ко мне сейчас люди придут…

— Дом двенадцать? — переспросил Сева, удивленно моргая.

— Квартира девять? — удивился я, — Но ведь там же живет…

— Мусорщик. Карл Давидович. Тот самый, который отрубил Сарю голову, — сказал Ирдик.

— Верно, — без энтузиазма сказал Сысоич, — Вот уж не думал, что мое собственное тело лицемерно предпочтет мне своего убийцу. А зачем оно, собственно, туда направляется?

Миша Кретчетов не ответил. Может быть, его уже давно не было в комнате, но мы об этом не узнали. Зато подал голос Дидро:

— Анафема, она и в Африке анафема, — рассудительно пояснил он. — Всех сожгу к едрене фене.

Яркула поморщился.

— Закройте ему рот, и пошли быстрее.

Ирдик с радостью пульнул в Нефилософа сгусток энергии, и тот плотно залепил Дидро рот.

— Пошли, значит, пошли. Засуньте меня в какой-нибудь пакет — и вперед. Кто знает наиболее короткую дорогу?

— Я! — с готовностью подскочил Сева. — Отсюда на траммвае шесть остановок и пеш-шком минут десять.

И как он успел углядеть дорогу, когда шли в полной темноте? Я так вообще склонялся к мысли, что находимся мы вне пространства и времени…

Пакет нашли в кухне. Он одиноко лежал на подоконнике и явно ждал, чтобы кто-нибудь его взял. Нести пакет с головой поручили мне. Взяв пакет, я осторожно поинтересовался у Са-ря, как же он все-таки узнал, что Миша Кретчетов находится именно здесь.

— Мишу Кретчетова не ищут. Он сам всех находит, — таинственно сказал Сарь, — Нужно просто идти куда глаза глядят и думать, о чем не думается…

Я не стал уточнять, что бы это значило, и поспешил следом за остальными в темный провал коридора.

На улице, судя по звукам, начинался дождь…


Содержание:
 0  Голова, которую рубили : Александр Матюхин  1  Глава первая : Александр Матюхин
 2  2 : Александр Матюхин  4  1 : Александр Матюхин
 6  3 : Александр Матюхин  8  2 : Александр Матюхин
 10  4 : Александр Матюхин  12  2 : Александр Матюхин
 14  4 : Александр Матюхин  16  2 : Александр Матюхин
 18  2 : Александр Матюхин  20  2 : Александр Матюхин
 22  1 : Александр Матюхин  24  3 : Александр Матюхин
 26  2 : Александр Матюхин  28  4 : Александр Матюхин
 30  2 : Александр Матюхин  32  4 : Александр Матюхин
 34  2 : Александр Матюхин  36  1 : Александр Матюхин
 38  3 : Александр Матюхин  40  2 : Александр Матюхин
 42  4 : Александр Матюхин  44  2 : Александр Матюхин
 46  4 : Александр Матюхин  48  2 : Александр Матюхин
 50  1 : Александр Матюхин  52  3 : Александр Матюхин
 53  Глава девятая : Александр Матюхин  54  вы читаете: 2 : Александр Матюхин
 55  3 : Александр Матюхин  56  1 : Александр Матюхин
 58  3 : Александр Матюхин  60  2 : Александр Матюхин
 62  2 : Александр Матюхин  63  Эпилог : Александр Матюхин
 64  Использовалась литература : Голова, которую рубили    



 




sitemap