Фантастика : Юмористическая фантастика : Московские джедаи : Василий Мидянин

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0

вы читаете книгу

Небольшая пародийная повесть о том, что в действительности все выглядит не так, как на самом деле.

— Да пребудет с нами Сила! — горестно возопил Титус Рутра Пазузу, падаван второй ступени, в отчаянии роняя руки на руль. — Все, приехали!

Магистр Джагавр Чоудхури наклонился к лобовому стеклу и близоруко прищурился, пытаясь разглядеть, отчего на дороге возникла столь серьезная пробка. Похоже, из Нагатинского затона на Третье транспортное кольцо выполз гигантский плотоядный слизень, потерявший ориентацию в пространстве из-за внепланового сброса ядовитых фабричных стоков в Москву-реку. По крайней мере, слизистая сизая туша величиной с двухэтажный дом, колыхавшаяся далеко впереди над рядами нетерпеливо сигналящих машин, наводила именно на такую мысль.

— Опоздаем? — озабоченно спросил Титус Рутра.

— Неизбежно, — согласился магистр Чоудхури, вытащив из кармана платок и степенно промокнув морщинистый доб.

— Не помешал бы кондиционер, — произнес Пазузу, до упора откручивая окошко со своей стороны. Особого облегчения это, впрочем, не принесло — окружающее пространство было наполнено густым бензиновым выхлопом. — Кажется, это надолго.

— Не помешал бы, да, — после паузы невозмутимо ответствовал Чоудхури, пряча платок в карман.

Титус помолчал и, не дождавшись продолжения, опустил голову, привычно сцепив руки перед лицом в молитвенном жесте.

— Мой разум отравлен ядом сомнения, учитель, — сказал он, прикрыв глаза.

— Хочешь поговорить об этом, юный падаван? — приподнял бровь магистр.

— Да, учитель.

— Что ж.

Магистр поудобнее устроился на переднем сиденье и начал неторопливо перебирать извлеченные из рукава кипарисовые четки, глядя прямо перед собой. Поняв, что это было приглашение к откровенности, падаван несмело начал:

— Видите ли, магистр Чоудхури...

Машина впереди тронулась, и Титус Рутра, тихо чертыхнувшись, подал «Ладу» вперед. Наставник неодобрительно поморщился, но промолчал. Через десяток метров падавану опять пришлось затормозить, и он вновь сложил руки в жесте покорности.

— Не делай так, — разрешил магистр.

— Но, учитель! — запротестовал Пазузу. — Это не по Уставу!..

— Не джедаи для Устава, но Устав для джедаев, — наставительно проговорил Джагавр. — Правила писаны для того, чтобы поддерживать внутренний порядок среди братьев, но не для того, чтобы возводить их в абсолют и молиться на них, как на идола. Правила хороши тем, что в экстренной ситуации ими можно пренебречь, иначе они превращаются в мельничные жернова на ногах пловца. Держись в среднем ряду, сынок, следи за дорогой и поведай мне свои сомнения.

— Да, учитель.

Падаван сосредоточился на дороге и несколько мгновений молча лавировал между неуклюже движущимися металлическими экипажами, сердито бибикая на нерасторопных коллег. Наконец, собравшись с духом, спросил:

— Скажите, учитель Чоудхури, почему мы с вами не выезжаем на задания с мигалкой и сиреной, как делают многие братья? Это ведь не гордыня и не стремление к комфорту, правда-правда, это насущная необходимость! Для чего мы торчим в пробках, опаздывая на чрезвычайно важные миссии, и позволяем надутым ничтожествам с милицейскими номерами обгонять нас? Во имя Альмонсина-Метатрона, да если бы порядок в этом городе был возложен на плечи милиции, здесь уже на третий день воцарилась бы анархия! Меж тем они имеют преимущественное право проезда в любой ситуации, а мы нет...

— Все крайне просто, юный падаван, — ответил Джагавр Чоудхури, монотонно перебирая пальцами четки. — Если мы решим воспользоваться спецсигналом, нам придется взять в гараже Ордена машину представительского класса. Согласись, мигалка на «Ладе» будет выглядеть анекдотично. Услышав сирену, водители судорожно начнут озираться в поисках правительственного «гелендвагена» или фургона «Скорой помощи» — им даже в голову не придет, что спецсигнал установлен на нашей машине, дешевенькой и побитой. Хорошо, мы взяли автомобиль представительского класса, дорогой и комфортабельный, с милым твоему сердцу кондиционером. Что дальше? Друг мой, гидра порока коварна и вкрадчива. Тебе непременно захочется между заданиями катать на этом лимузине красивых девочек и парковать его возле шикарных ресторанов. Ты станешь требовать у меня денег на девочек и рестораны, и я буду удовлетворять твои желания, поскольку Устав Ордена в воспитательных целях рекомендует наставникам выдавать ученикам на мелкие расходы определенные суммы из орденской кассы, которые, по мнению наставника, не выходят за рамки приличий. Рано или поздно суммы, в которых ты станешь нуждаться, неизбежно выйдут за эти рамки, и я буду вынужден отказать тебе. И тогда ты возьмешь без спросу — неважно, из кассы Ордена или у беззащитных горожан, хотя первое, безусловно, гораздо более отяжелит твою карму. Поверь мне, юный падаван: путь на темную сторону Силы короче, чем на другую сторону улицы.

— Простите мне мою дерзость, учитель Чоудхури, но отчего же тогда мастер Гаумата и его падаван Миахил Минотаурус разъезжают по Москве на «мерседесе» и вовсю используют спецсигнал? Разве Минотаурус уже на темной стороне Силы? Что в таком случае он делает в Ордене, и почему же Великий магистр Миллер не изгонит его?

— Ну, начнем с того, что мастер Гаумата — сам пьяница и развратник, каких свет не видывал, — проворчал магистр Чоудхури. — Своим поведением, на мой взгляд, он порочит звание рыцаря-джедая. Но в нем есть могучая искра. Видишь ли, юный падаван, у каждого рыцаря свой путь. Кто-то способен опрометчиво предаваться пагубным земным утехам, но при этом оставаться ревностным Воином Света, готовым по первому зову броситься на защиту светлых идеалов. А кому-то достаточно одного неверного шага, чтобы навсегда сгинуть в пучине порока. Именно поэтому мы смиренно терпим недостойное поведение мастера Гауматы, ибо нет в нашем Ордене равного ему по силе и умению, разве что Великий магистр. Изгнать его за незначительные и в общем-то простительные грешки — значит неизбежно ослабить Орден. А от смертных прегрешений, я уверен, Гаумата удержаться сумеет, ибо силен дух его на светлой стороне Силы. И падаван Миахил также гораздо далее продвинулся по пути Силы, чем ты. Кто проиграл ему всухую в Смертельной Битве на прошлой неделе? Три раза подряд!

— Учитель! — запротестовал Пазузу. — Вы же в курсе: у меня заело джойстик!..

— Это самообман, юный падаван! — отрезал Чоудхури. — У высших магистров никогда не заедают джойстики, не ломаются будильники и не отключается горячая вода в летний период. Для истинного джедая не существует случайностей. Нелепые случайности — это просто придуманный нами термин для обозначения наших собственных промахов, когда мы не в силах вывести закономерности их возникновения. Случайности возникают исключительно благодаря нашему несовершенству. — Наставник помолчал, потом дружелюбно вопросил: — Я развеял твои сомнения, юный падаван?

— Вполне, учитель Чоудхури, — смиренно склонил голову Титус Рутра.

Наконец пожарным, пешком пробившимся в эпицентр автомобильной пробки с ранцевыми огнеметами, удалось согнать слизня с моста. Побалансировав несколько мгновений на эстакаде, словно неуклюжий верблюжий горб, плотоядный моллюск плюхнулся в мутную воду и начал стремительно погружаться на дно. Могучая волна жадно лизнула бетонные берега. Тут же у второй опоры моста опустился вертолет Людей в Черном, закамуфлированный под санитарную винтокрылую машину МЧС, из него выпрыгнули несколько агентов в строгих костюмах и темных очках, засверкали вспышки мнемоцидов, замаскированных под чернильные ручки, и пробка понемногу начала рассасываться.

— Ну, хвала Верховному Архитектору, — облегченно вздохнул магистр. — Если и опоздаем, то ненамного.

— Интересно, — проговорил Пазузу, когда они миновали заслон спецслужб. Один из агентов сверкнул мнемоцидом прямо у него перед носом, но мифриловый фильтр, встроенный в лобовое стекло, полностью поглотил излучение амнезирующей вспышки. Падаван презрительно скривился. — Как этот инцидент будет отражен в сегодняшнем «Дорожном патруле», хотелось бы знать? Отражать-то придется так или иначе, пробка все-таки была заметная. Просто никто не вспомнит ее причин. Значит, правдоподобную причину населению не обходимо мягко подсунуть, чтобы особо пылкие умы из праздности не докопались до настоящей... Что третий канал выдаст на сей раз? Перевернувшийся грузовик? Массовая авария? Рухнувшая опора моста?..

— Пути государственных СМИ неисповедимы, — отозвался магистр Джагавр Чоудхури. — Современные технологии открывают самые широкие возможности. Это раньше приходилось инсценировать и снимать новости на специальных секретных полигонах под Москвой, а сейчас даже в районной студии кабельного телевидения легко подчистить все, что надо, прямо на записи, а потом наложить нужное изображение. И в результате вместо гигантского слизня предъявить аудитории перевернувшийся грузовик.

— Столько ресурсов уходит на то, чтобы держать профанов в неведении, — покачал головой Титус Рутра. — Мы так упорно выстраиваем для них иную, кастрированную, реальность, информационный вакуум, в котором они живут, как внутри яичной скорлупы... То есть, — смутился он, — я понимаю, конечно, что это совершенно необходимо...

— Пустое, юный падаван, — устало махнул рукой в черной перчатке магистр. — Разумеется, Совет уже неоднократно обсуждал это. Смею тебя заверить, аналогичные дискуссии велись и среди высшего руководства РПЦ, и среди владык Темного Ордена, и в Ватикане, я в конгрессе Империи Добра. Политика, проводимая посвященными на протяжении последних пятисот лет, действительно слишком энергозатратна. Но по-другому не получится привести человечество к соответствию изначальному замыслу Верховного Архитектора. Чересчур силен будет шок, когда люди протрут глаза и вдруг с ужасом осознают, что живут совсем в других декорациях, нежели те, к которым они привыкли с детства, что на самом деле они со всех сторон окружены неведомыми опасностями и беспощадными монстрами, что в действительности они — лишь мясо для зверя...

Справившись наконец со сложной развязкой на эстакаде, падаван прибавил скорости, не забывая сохранять на лице выражение почтительного внимания.

— Как ты думаешь, — продолжал воодушевившийся магистр Чоудхури, — какие социальные катаклизмы потрясут этот регион, если население узнает, что под мавзолеем Ленина в тридцатые годы было оборудовано подземное святилище, где до сих пор живет древний червь Аварон, а тело самого Ленина подменили мумией ламы Агвана Доржиева, выкраденной из тибетского дацана, и именно этими обстоятельствами была обусловлена дальнейшая причудливая судьба Советской империи? Что произойдет, когда профаны дознаются, что вместо Собора Василия Блаженного на Красной площади уже более четверти века зияет огромная зловонная яма, населенная галлюциногенными жабами, которые и создают массовый морок, будто собор все еще стоит на прежнем месте? Как отреагируют неподготовленные массы, выяснив, что на московских улицах время от времени десантируются и начинают крушить все подряд големы из преисподней, составляющие себе твердые тела из всего, что только подвернется? Хорошо ли будет, если простой народ получит такую информацию: крыша аквапарка «Трансвааль» в действительности обрушилась оттого, что на нее случайно наступил пьяный элоим, защитник города?.. Это будет крушением всех привычных представлений, это будет внезапным и катастрофическим изменением устоявшейся картины мира. Кто из современных людей сумеет сохранить трезвомыслие, а то и рассудок, когда увидит подлинные фотографии, сделанные из космоса, и удостоверится, что Земля на самом деле диск и покоится на спинах четырех слонов, кои стоят на спине огромной черепахи, которая, в свою очередь, лениво плывет в безбрежном Изначальном Океане? Результаты будут самые непредсказуемые, но с большой долей вероятности можно прогнозировать кровавые смуты, бунты, массовые истерии и коллективные помешательства. Вспомни, как ты сам воспринимал окружающее, когда тебе при поступлении в Орден была дарована возможность познать истинную ткань бытия, реальную подоплеку происходящих событий и настоящие мотивы поступков власть имущих, кажущихся непосвященным абсурдными. Когда тебе была дарована способность видеть...

— Да уж, — пробормотал падаван. Он не забыл, что только интенсивная психотерапия удержала его в то время на краю бездны, в глубине которой непрерывно хохотал слепой бог Азатот.

— Раскрывать истинную реальность нужно крайне осторожно, — рассуждал тем временем Чоудхури, — а еще лучше не раскрывать вообще, дабы избежать ненужных соблазнов и искушений. Возьмем, скажем, вампиров. Легко предугадать, как откликнется широкая общественность, узнав, что большая часть людей, пропавших без вести в прошлом году, — это жертвы кровососов, получивших лицензии на кормление в Ночном Дозоре. Да штаб-квартира Дозора будет разгромлена в тот же день, а вампиров начнут преследовать и травить повсюду!

Увы, вампирофобия — жуткая, постыдная болезнь, уже практически побежденная в Европе и Штатах, но все еще дающая свои уродливые метастазы в мусульманских странах и в России. А между тем вампиры — очень талантливые существа, они весьма тонко чувствуют, они прекрасные любовники, они гораздо возвышеннее, чем гетеро— и гомосексуальное быдло. Вампирами были Моцарт, Достоевский, Черчилль, Леонардо да Винчи, Оскар Уайльд, Уолт Дисней. На Западе вампиры имеют возможность сполна реализовать свой потенциал — Роберт Родригес, Пауло Коэльо, Кондолиза Райс, Рональдо, Николас Кейдж, Мадонна не считают необходимым скрывать свою истинную сущность, и общество дружелюбно принимает их такими, какие они есть. Десяток бездомных бродяг, которых упырь уничтожает в течении месяца — ничто по сравнению с тем высокодуховным творческим продуктом, что он производит за то же время. Вампиры надежно удерживают западную цивилизацию от скатывания в средневековое варварство. Но как ты думаешь, если отечественный плебс докопается, что кровососы живут среди нас — сможет ли он вести себя толерантно? Сильно сомневаюсь. Страну ждут погромы, разгул ксенофобии и мракобесия. И наши конкуренты из РПЦ наверняка будут в первых рядах вампирогонителей, отстаивая дикий и абсолютно несовременный тезис о том, что убивать людей для собственной прихоти греховно.

Церковь вообще прискорбно отстает от времени, упрямо продолжая отрицать новые веяния. «Не убий», «не укради», «не прелюбодействуй» — это уже не работает в современных условиях, это пережитки тех времен, когда данные, с позволения сказать, грехи действительно тормозили развитие человеческого социума. Или вот, допустим, «не пожелай». Во имя Альмонсина-Метатрона, да вся современная цивилизация построена на этом постулате — «пожелай!» Пожелай жены, раба, вола ближнего своего. Пожелав, ты начинаешь шевелиться, ты начинаешь делать какие-то телодвижения, чтобы у тебя были жена, раб, вол ближнего твоего — или хотя бы их суррогатные аналоги, в наш-то век массовых технологий. Если же следовать замшелым постулатам христианской церкви, прогресс человечества остановится. Мы все станем носить бороды и жить в кибуцах...

Магистр мрачно замолчал. Титус Рутра не решался нарушить возникшую паузу, опасаясь, что неосторожным замечанием снова вызовет водопад учительского красноречия.

— Нет, юный падаван, — устало произнес наконец Джагавр Чоудхури, откидываясь на спинку сиденья. — Люди в основной своей массе слабы, инертны и суеверны, им нужна надежная опора в этом качающемся мире. Нельзя давать знание всем, ибо обратят его во вред себе и другим. Вотще делать Истину всеобщим достоянием, ибо повергнут ниц, сомнут и растопчут ее и вновь растащат на тысячи крошечных правд, не в силах постичь неразвитым умом своим великого замысла Верховного Архитектора. Мы, джедаи, владеем Истиной и делим ее между страждущими не поровну, но по справедливости. Не навреди — вот наш Закон. В мире должны сохраняться священные порядок и равновесие, поэтому мы бескомпромиссно противостоим поползновениям темных владык ситхов, которые всячески стараются расшатать существующее мироустройство...

— Но ведь ситхи тоже считают, что делят между людьми Истину. — Титус более не в силах был молчать. — Никто из них не говорит: давайте-ка, братие, расшатаем этот мир, дабы повергнуть его в хаос и отчаяние. Напротив, они говорят: миру необходимо развитие, а без внесения в бытие некоторых строго дозированных элементов беспорядка, для устранения коих мир мобилизует все свои интеллектуальные ресурсы, никакое развитие невозможно...

— Похоже, постулаты учения ситхов ты выучил лучше, чем мои коаны? — сердито приподнял бровь магистр.

— Что вы, учитель! — переполошился падаван. — То есть... Великий магистр на пятничной трапезе говорил, что врага нужно знать в лицо, а для того следует его внимательно изучать...

— Ситхи на темной стороне Силы, — задумчиво проговорил Чоудхури. — Им кажется, что они владеют Истиной, но она просачивается у них между пальцев, словно сухой песок. Делай, что требует твое естество — вот их ложный Закон. Впрочем, они, так же как и мы, обладают знанием о реальном положении вещей, и они достойные противники, поэтому мы, как минимум, должны уважать их. Но их путь ошибочен и в случае победы приведет всех к гибели. Лишь джедаи дарят человечеству мир, любовь и свет. Тьма, непомерная гордыня и постоянные раздоры — вот удел ситхов.

— Простите, учитель, — сказал Пазузу, склоняя голову — но не до конца, а так, чтобы исподлобья наблюдать дорогу впереди. — Зря я поднял эту тему.

— Тебе не за что извиняться, юный падаван. Честно говоря, у меня тоже давно вызывает озабоченность то, что действия сильных мира сего с каждым годом все больше и больше выглядят для населения театром абсурда. Но это неизбежно. Непосвященным невдомек, что на самом деле картинка в теленовостях — лишь верхушка айсберга, что в действительности тайные и явные владыки мировых держав плетут сложнейший сакральный узор бытия, охватить который единым взглядом способен лишь хорошо осведомленный духовный рыцарь. Что иногда просто нет выбора.

Допустим, властелины древнего Израиля — они ведь бомбят гражданское население Ливана вовсе не из-за собственной кровожадности, как это выглядит по сообщениям агентства «Рейтер», а из-за того, что «Хезбалле» удалось призвать из Гулкой Пустоты многочисленных мерзких демонов-мстителей. Эти твари вселяются в мирных ливанцев, предпочитая детей: при помощи темной магии в течении нескольких часов превращают их тела в ракеты и выстреливают ими в направлении Земли обетованной, убивая иудеев в приграничных районах. Единственный шанс остановить их еще до метаморфирования — это уничтожить инфицированного человека, личность которого все равно уже необратимо разрушена в момент подселения адского существа. Но пойди докажи мировому общественному мнению, что все бомбовые удары Израиля на самом деле были адресными и не захваченных демонами гражданских лиц за все время бомбежек погибло меньше десятка!.. — Закашлявшись, магистр извлек из-за пазухи плоскую фляжку серебристого металла, открутил крышечку и сделал солидный глоток. В салоне автомобиля резко и прохладно запахло душистыми травами. — Мало кто догадывается, что запрет на продажу в России «Боржоми» был введен не столько потому, что русские решили финансово задушить гордую и свободолюбивую Грузию, а в основном из-за того, что горные источники кавказской минеральной воды в соответствии с тысячелетним циклом своего существования разом поменяли знак и теперь текут мертвой водой, однако Грузия из экономических соображений отказывается это признать. Как и то, что напитки из винограда, поливаемого мертвой водой, тоже опасны для ментального здоровья.

А резня в Дарфуре продолжается не из-за дикости и свирепости враждующих сторон, а только лишь потому, что авторитетное пророчество указывает: владеющие Дарфуром станут контролировать всю территорию Судана, их же религиозные оппоненты будут поражены эпидемией ультравируса Эбола++. Мир давно был бы установлен, но ни одной из сторон не хочется вымереть на корню... — Старец взболтнул фляжку — что-то царапнуло изнутри по стенке сосуда — и сделал еще один вдумчивый глоток. — Или, допустим, Россия, которая сейчас стремится стать мировой энергетической супердержавой, — продолжал Чоудхури, вернув фляжку на место. — Практически все западные аналитики видят в этом экономическую экспансию коварных русских, так и не оставивших своих имперских амбиций после крушения Советского Союза. И лишь посвященные понимают, что на самом деле это всего-навсего поспешная, судорожная попытка успеть выкачать побольше энергоресурсов из восточных территорий Сибири, прежде чем через двенадцать лет они вплоть до Уральского хребта отойдут к окрепшей Поднебесной империи...

— Простите, учитель, — вновь решился подать голос Пазузу, — позволено ли будет недостойному задать вопрос по последнему пункту? Меня уже не первый день терзает сомнение: почему Московский Совет джедаев не делает ничего, чтобы предотвратить эту катастрофу? Возможно, мы могли бы довольно серьезно повлиять на ситуацию...

— В чем же ты видишь катастрофу, юный падаван? — удивленно вскинул брови магистр. — Москва никуда не денется, и ее новым хозяевам не обойтись без городских джедаев. Мы будем соблюдать строгий нейтралитет и вскоре после смены власти восстановим свое влияние в полном объеме.

— Вам совсем не жалко людей, интересам которых мы сейчас служим, — дерзко произнес Титус и тут же осторожно стрельнул глазами в сторону магистра: не вознегодовал ли старец. Однако обычно вспыльчивый Чоудхури был сегодня ангельски терпелив.

— Всех людей жалко, мой мальчик, — рассудительно проговорил он. — Не забывай, что мы служим человечеству, а не отдельным нациям и народам, на территории которых расположен наш филиал. Чем китайцы хуже русских? Тем, что едят кошек и змей, а маленькие китайчата присаживаются по большой нужде в любом месте улицы, где приспичит?.. Полно, юный падаван. Это древний, мудрый, терпеливый народ, создавший огромное количество бесценных культурных артефактов, более многих достойный мирового господства.

Русские же со стороны выглядят восточными варварами — с их поразительной нетерпимостью ко всему живому, ужасающим пьянством, патологическим пристрастием к тоталитаризму. Да, русских жалко, но ничто не вечно под луной. Этот народ сам избрал свою судьбу — медленное угасание, постепенное сползание в бездну. За три века максимального напряжения всех душевных и физических сил он полностью вычерпал свою пассионарность и теперь обречен уйти с мировой арены.

Поверь мне, триста лет в таком режиме — это подвиг. Многие народы начисто исчезали за гораздо более короткий срок, едва успев мелькнуть яркими метеорами на небесах чедовсческой истории. Впрочем, и тысячелетние империи неизбежно рушатся, оставляя после себя лишь груды мусора, поэтому какая разница, кто находится на вершине в очередной момент вечности... — Магистр снова кашлянул и, поморщившись, потер левую сторону груди ладонью в черной перчатке. — В связи с этим я сейчас зачту тебе один коан, который составил сегодня под утро. Слушай. Как может звучать хлопок одной рукой в чаще леса в три часа ночи, если предварительно накуриться ароматических палочек?..

Падаван озадаченно сдвинул брови к переносице.

— Только не вздумай играть в Ли Бо и следи за дорогой, — предупредил старец. — А то будешь потом оправдываться, что, дескать, врезался в столб из-за того, что слишком глубоко задумался над сутью коана. Разрешаю тебе дать ответ после вечерней трапезы.

— Спасибо, учитель, — с видимым облегчением сказал Пазузу. — Честно говоря, вы меня несколько огорошили. Это очень трудный коан.

— Да ни хрена он не трудный! — внезапно вспыхнул Чоудхури. — Ну, быстро, отвечай не задумываясь: имеет ли собака природу Великого магистра?

— Нет!

— Чушь!

— То есть да!

— Кретин! Убийца мозга!

— Отчасти!..

— Епитимья по прибытии в расположение Ордена! Две!.. Что можно налить в бочку без досок и обручей? Ну, быстро!

— Воздух... то есть... пространство?

— Бестолочь!

— Суть? Суть вина?..

— Да! В каком году состоялась битва при Пуатье?

— В семьсот тридцать втором!

— Еще!

— В тысяча триста пятьдесят шестом!

— Еще!

— Э-э-э... В пятьсот семьдесят...

— Душу выну!

— В пятьсот седьмом!

— «Зачет»! Блокировка удара «симатта ё» производится в вертикальной или горизонтальной плоскости?

— По диагонали сверху вниз!

— Дельно! Молодец! Слово, в котором есть четыре буквы «о»! Быстро, быстро!

— Э-э-э... Коловорот?..

— Это ты уже называл вчера! Не засчитано! Ну?!

— М-м-м...

— Епитимья?

— Нет, нет, учитель... Сейчас... О! Головотяпство!..

— Что ж.

Чоудхури скрестил руки на груди и закрыл глаза. Падаван опасливо покосился на него.

— Ладно, «зачет», — неохотно согласился магистр, открывая глаза. — В теории ты более или менее подкован, но твое духовное зрение требует серьезной корректировки. Сегодня после вечерней трапезы и епитимьи мы займемся разбором коанов. Обещаю сразу: легко не будет.

Титус Рутра привычно подавил горестный вздох.

Вырулив на проспект Вернадского, падаван направил свой механический экипаж в сторону циклопической башни РАО «ЕЭС России» из стекла, металла и бетона, вздымавшейся над почтительно присевшей окрестной застройкой. Здание было величественным, оно походило на невероятно огромную волну цунами, которая надвинулась на город с юго-запада, но в последний момент, перед тем как обрушиться с чудовищным ревом и расплескать игрушечное человеческое поселение до горизонта, застыла в камне, угрожающе нависнув над ближайшими многоэтажными домами. Оно таило в себе неизъяснимую угрозу, поэтому Титус старался не смотреть на него, опасаясь, что это грандиозное зрелище отвлечет его внимание и спровоцирует аварийную ситуацию на дороге. Магистр Чоудхури, напротив, подался вперед, впившись пронзительным взглядом в ненавистное строение.

— Возведенная на месте обширного военного кладбища восемьсот двенадцатого года, Башня ситхов скрывает в себе невероятную мощь, — вполголоса, словно бы даже для самого себя, проронил старый джедаи, однако Пазузу жадно ловил каждое его слово, ощущая, как понемногу сгущается в окружающем пространстве зловещая тень приближающейся враждебной твердыни. — Когда три года назад против гнета Маммоны восстали Бирюлево и Капотня, Рунарх поднялся на башню и дважды брызнул в южном направлении лиловым солнцем. Теперь, как ты знаешь, в этих районах зона сплошной застройки и метр жилой площади самый дешевый по Москве. Полагаю, правда, что его стоимость будет расти параллельно очистке местности от спекшихся шлаковых завалов и постепенному снижению уровня радиации. Население, разумеется, убеждено, что такое количество свободных площадей появилось в результате городской программы по сносу ветхих пятиэтажек... Этот случай послужил хорошим намеком для многих, и даже Архимэру Москвы, давнему противнику Рунарха, пришлось сдать некоторые свои принципиальные позиции, хоть он и остался в результате новой застройки в значительном финансовом выигрыше. Но Орден джедаев обладает не менее мощным оружием, юный падаван. Могучее оружие возмездия — это мы, Рыцари Света, Воины Биотора. Нам нет преград ни в море, ни на суше...

Совершив несколько сложных виражей между выложенных орденскими крестами цветников и альпинариев возле фасада, они остановились перед шлагбаумом, который перегораживал въезд на внутреннюю территорию РАО «ЕЭС». Текли секунды, но шлагбаум оставался неподвижен, как верхняя перекладина Врат Солнца в Тиауанако.

— Ну, в чем дело? — нетерпеливо побарабанил пальцами по рулю Титус. — Почему стоим?

Он потянулся к дверце, но магистр накрыл его руку своей ладонью, затянутой в черную блестящую кожу перчатки.

— Не суетись, юный джедай, — проговорил Чоудхури. — Сохраняй рыцарственное достоинство. Сами придут и все дадут.

Вздохнув, Титус Рутра откинулся на спинку сиденья.

Стражник в будке, едва угадывавшийся за темным стеклом, неподвижностью своей напоминал каменное изваяние. Падаван уже начал было подозревать, что тот просто тайком направился пить пиво, оставив вместо себя на посту муляж из поставленной на стол пустой титановой кирасы и водруженного сверху арбуза средних размеров, прикрытого шлемом. Однако внезапно фигура за стеклом пришла в движение. Приоткрылась дверь КПП, и страж нехотя выбрался из кондиционированного пространства в липкую духоту июльского полдня. Постоял на пороге, похлопывая по колену висящей у бедра укороченной секирой с литым резиновым древком, затем неторопливо направился к обшарпанной «девятке» с двумя лохами, для чего-то остановившимися Перед въездом на сакральную территорию РАО «ЕЭС России».

— Чего хотели, ребята? — поинтересовался он вальяжно, с глубоким чувством собственного достоинства и абсолютного превосходства, качнув султаном из страусиных перьев на шлеме, с прищуром пытаясь разглядеть через тонированное стекло лица сидящих в машине.

Чоудхури, которому не так давно исполнилось шестьдесят два, едва заметно поморщился.

— Рыцари-джедаи! — выпалил Титус, расправив плечи. — Прибыли для конфиденциальной беседы с владыкой ситхов!

— Ну! — радостно изумился страж. — Надо же. А я Папа Римский Бенедикт Шестнадцатый и ожидаю тут прибытия Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия Второго. Он, случайно, не попадался вам по дороге?

— Пропуск, — сквозь зубы прошипел Чоудхури.

Покраснев, как вареный крипозоид, Пазузу поспешно полез в бардачок. Оттуда посыпались какие-то мятые накладные, штрафные квитанции ГИБДД, упаковки антипохмелина, презервативы, пустые надорванные пакетики из-под растворимого кофе, бамбуковые палочки в фирменных упаковках ресторанов японской кухни. Учитель молча смотрел на Титуса; в его взгляде не было ни насмешки, ни осуждения, но падаван под этим пристальным взглядом терялся все больше и больше. Наконец весь взмокший, багровый от стыда ученик нашарил в бардачке заламинированный прямоугольник картона с многочисленными печатями и голограммами и с размаху пришлепнул его с внутренней стороны к ветровому стеклу. Стражник прищурился, внимательно изучая автомобильный джедайский пропуск третьей категории, затем с преувеличенной любезностью поклонился в пояс и ушел в свою кабинку. Металлический шлагбаум поднялся, и Титус Рутра, чертыхаясь про себя, вырулил на стоянку для сотрудников РАО «ЕЭС».

— Прежде чем завидовать братьям по Ордену, необходимо убедиться в собственном совершенстве, — невозмутимо проронил магистр, вколачивая последний гвоздь в гроб самолюбия падавана.

— Но, учитель!.. — взмолился Пазузу. — Никто не совершенен, кроме Великого магистра! Всякий может забыть...

— Я уже говорил тебе, юный падаван, что истинные джедаи никогда не забывают удостоверения в бардачке, — прервал его Джагавр Чоудхури, — В следующий раз ты забудешь световой меч в барсетке и потеряешь голову в простой схватке не потому, что ты слабее противника, а только лишь из-за своей прискорбной безалаберности.

— Вы могли просто применить Силу и заставить это ничтожество пропустить нас безо всякого удостоверения, — пробурчал Титус, паркуя машину.

— Зачем? — вопросил Чоудхури. — Ты должен был получить небольшой урок. Надеюсь, ты его получил. Поверь мне, юный падаван, единственный опыт, который чего-то стоит — это опыт личный. Ты можешь часами слушать ворчание старого Джагавра, но пока ты не прочувствуешь заключенную в его словах истину на своей шкуре, ты ничего не поймешь. — Магистр покосился на ученика. — Все, что не убивает нас, делает нас сильнее, мой мальчик. А от стыда на моей памяти еще никто не умирал.

Выбравшись из машины, джедаи по свежеасфальтированной дорожке двинулись ко входу в застекленный вестибюль-аквариум Башни Рунарха.

— Постарайся не делать резких движений, сынок, — произнес магистр, невозмутимо вышагивая чуть впереди ученика. — Пусть не обманывают тебя кажущиеся тишина и спокойствие. Нас держат под прицелом. Постарайся сохранять хладнокровный вид и, ради всего святого, не озирайся по сторонам, будто ты из Нижнего Тагила.

Рыцари вошли через предупредительно разъехавшиеся в стороны автоматические прозрачные двери и приблизились к перегородившему проход турникету из стали и пуленепробиваемого стекла, перед которым неподвижно замер массивный охранный голем. Сбоку от турникета, за роскошным барьером мореного дуба, располагался длинный ресепшн с десятком ослепительно красивых секретарш, большая часть которых оживленно беседовала по телефонам с невидимыми конфидентами. То и дело раздавались мелодичные звонки и ласковые мурлыкающие голоса: «РАО «ЕЭС России», добрый день!»

— Обрати внимание: это Мария-Луиза Виллореаль, в девичестве Альмивар. — Сбавив шаг на пороге, магистр взглядом указал падавану на одну из секретарш. — Крайне опасная особа, трехлетняя самка инсектоида; ударом жала пробивает десятисантиметровую дубовую доску. Слева от нее — Инга Жилинскайте, более известная как Леди Ящерица. У нее все тело покрыто чешуей, кроме лица, шеи до линии декольте и кистей рук, поэтому в деловом костюмчике она, как видишь, выглядит вполне по-человечески. Страшно ядовита, прекрасный экземпляр Saura edibamis. Рядом с ней — Этаоин Шрдлу, жуткая стерва, в момент оргазма отращивает крокодилью пасть и выпускает когти, крепостью не уступающие стальным крючьям. Не рекомендую ее злить, как, впрочем, и любого половозрелого мескалозавра. А вон, видишь, черненькая? Это графиня Франческа Пече Шалое. Осенью ей стукнет шестьсот сорок семь лет, а выглядит как новенькая. Дашь больше тридцати? Вот именно. Она высший вампир и не способна удовлетворяться кровью простолюдинов, тем более бомжей или преступников; ей необходимы публичные фигуры, утонченные творцы, мировые знаменитости. Серж Лифарь, Сальвадор Дали, Бенито Муссолини, Джина Лоллобриджида, Никита Хрущев, Жак Майоль, Фил Эспозито, Сильвио Берлускони, Анна Курникова — все они в разное время служили источниками для утоления ее неутолимой страсти. Почти всем понравилось. За ней, в розовом тюрбане — Ирина Шамбло. Ниже пояса у нее щупальца, а под тюрбаном живые змеи, растущие из черепа. Во время акта высасывает из партнера жизненную энергию, но противостоять этому довольно просто: достаточно до начала любовной прелюдии выпить около двухсот граммов водки. Следующая, вон та белокурая бестия — Ингремия Хвать Жаволотса, в посвященных кругах также именуемая Сатанеллой, юный хемуль репродуктивного возраста. Смотри, какие бицепсы. С огромной силой мечет из естественных отверстий тела острые роговые шипы, которые шутя пробивают милицейский бронежилет...

— Ну, отбить такую штуку световым мечом наверняка не сложнее, чем пулю, — самоуверенно усмехнулся Пазузу.

— Разумеется, — подтвердил Чоудхури. — Только естественных отверстий у нее семьдесят восемь, и она способна произвести до тридцати пяти залпов в минуту. А вон в том углу, за компьютером, пристроилась Маша Порываева — паразмат в стадии имаго. Большая поклонница Пелевина. Абсолютно ничем не отличается от среднестатистического человека, кроме одной пренеприятной особенности: вагина у нее, я извиняюсь, дентата, то бишь с зубами. Многие рыцари-джедаи пострадали из-за этой омерзительной особенности дамской физиологии... Запоминай, мой мальчик, запоминай, а лучше записывай в книжечку, ибо рано или поздно тебе неизбежно придется сразиться либо совокупиться с одной или несколькими из этих тварей. И я не знаю, что опаснее, ибо в постели при тебе не будет светового меча, сексуальное же поведение многих из них несовместимо с жизнью; у некоторых даже принято поедать самца после спаривания... Да пребудет с вами Сила! — вежливо, хотя и с оттенком агрессии обратился Джагавр Чоудхури к стражнику, который преградил ему дорогу к турникету титановой секирой на длинном древке. — Соблаговолите подвинуться, любезнейший, иначе я никак не смогу миновать вас, не задев плечом.

— Извольте предъявить служебный пропуск, уважаемый, либо гостевой допуск по форме номер пять, — невозмутимо прогудел охранный голем, и вделанные в его виски бронзовые кольца негромко звякнули, когда он чуть повернул голову.

— Да вы... да как вы смеете! — задохнулся от возмущения Титус. — Это же магистр Чоудхури! Вы что, телевизор не смотрите, газет не читаете?!

— Спокойнее, спокойнее, юный падаван. — Джагавр потянул его за рукав. — Не забывай о рыцарственном самообладании. Они только и ждут повода, чтобы устроить провокацию, но пока их требования не выходят за рамки приличий. Где мы можем получить допуск, о доблестный страж?

— Бюро пропусков справа от входа, — флегматично пояснил голем.

Мягко ступая по мраморному полу, инкрустированному мозаикой из яшмы и смальты, джедаи приблизились к бюро пропусков. Возле слишком низко расположенного окошечка

Джагавр Чоудхури нервно закряхтел, но все же нагнулся, приняв несколько унизительную для рыцаря его ранга позу.

— Здравствуй, о достойная самка мирмекоида, — проговорил он в окошечко. — Соблаговоли выписать нам допуск в Башню, да поскорее, ибо мы весьма ограничены во времени.

— Здравствуйте! — профессионально обрадовалась девушка по ту сторону окошечка. — Кто вас ждет?

— Рунарх, — солидно произнес магистр.

Самка мирмекоида смутилась. Она еще раз бросила пристальный взгляд на посетителя, зачем-то быстро застучала по клавиатуре стоявшего перед ней компьютера — вероятно, чтобы скрыть растерянность. Казалось, еще мгновение, и она встанет по стойке смирно перед человеком, удостоенным чести общаться с главой Темного Ордена.

— Он вам назначил?.. — в благоговейном ужасе прошептала она.

— Нет, — признался Чоудхури, — но я магистр Чоудхури, член Внутреннего круга джедаев. Я имею право войти, и я непременно войду, с вашего разрешения или без оного.

Лицо девушки мгновенно превратилось в застывшую маску. Уголок ее рта презрительно искривился.

— К сожалению, Рунарх не принимает без предварительной записи, — холодно проронила она. Ей явно хотелось сказать нахальному посетителю что-нибудь более дерзкое, но ее сдерживала профессиональная выучка.

— Что ж, — веско сказал магистр, — не видать вам доброго посмертия.

Падаван покосился на наставника, опасаясь, как бы тот не пустил в ход световой меч, но Чоудхури лишь яростно раздул ноздри и вновь направился в сторону голема, стоявшего на воротах. Пазузу мысленно вздохнул: схватка все равно была неизбежной. И он не сомневался, что теперь им придется иметь дело разом со всеми этими тварями, которых только что в красках живописал ему магистр.

— Ой, постойте! — вдруг истошно закричала девушка из окошечка бюро пропусков. — Ваша фамилия Чоудхури? Вы есть в списке! По договоренности с руководством Ордена джедаев вы входите в число лиц, которые имеют право на встречу с Рунархом без предварительного согласования!

Удовлетворенно хмыкнув, магистр вернулся к окошечку. У девушки теперь был такой вид, словно она готова была не просто вытянуться перед магистром в положении «руки по швам», но и разорвать себя пополам, если того потребует почетный гость.

— Извините, очень нервная работа, — пролепетала она. — Я тут совсем недавно...

— Ничего, ничего, — снисходительно кивнул магистр. — Упоение крошечной властью. С пониманием относимся.

— Простите, а кто вас сопровождает? — несмело осведомилась девушка, не прекращая колотить наманикюренными пальчиками по клавиатуре.

— Это мой ученик, о достойная самка мирмекоида, — ответствовал Джагавр Чоудхури. — Мы войдем вдвоем, либо я подаю жалобу в Инквизицию.

— Не сердитесь, рыцарь, вы войдете вдвоем, — ласково прощебетала секретарша. — Будьте любезны, господа, суньте левые руки в отверстия в стене слева от вас — получите временные допуски.

Титус на мгновение замешкался, но увидев, что учитель хладнокровно исполнил требуемое, тут же последовал его примеру. Еще мгновение — и падаван содрогнулся от внезапной нестерпимой боли: в его запястье впились миллионы крошечных ледяных игл. Магистр перенес процедуру стоически — видимо, подвергался ей не в первый раз.

— Можете вытащить руки, — сообщила девушка в окошечке.

Титус Рутра извлек покрасневшую кисть из пыточного отверстия и с изумлением уставился на свое левое запястье. Чуть выше браслета наручных часов появилось странное вздутие, словно под кожу засунули столбик из нескольких пятирублевых монет, впрочем, нигде не было видно ни швов, ни разрезов, ни каких-либо других повреждений. Через эпителий на верхней части загадочного цилиндра просвечивали зеленые сегментированные цифры: «00.59.59». Последняя уменьшалась на единицу с каждой секундой.

— Это временный гостевой допуск, — любезно пояснила девушка. — У вас один час. По истечении установленного времени вживленные в ваши тела заряды автоматически сдетонируют, и вас разорвет в клочья. — Она ослепительно улыбнулась. — Продлить допуск можно у личных секретарей Рунарха или здесь, в бюро пропусков. Извлекается допуск нашими сотрудниками при выходе из здания. Удачного дня. И, пожалуйста, во имя Альмонсина-Метатрона, не говорите начальнику охраны, что я сперва была так холодна с вами, иначе мне отрубят голову...

Чоудхури пробормотал в ответ что-то сердито-невразумительное и, развернувшись на каблуках, направился к стражу. Через трещину в бронзовом черепе у того внезапно просочилась струйка пара, еще раз убедив посетителей, что это рукотворный гомункулус.

— На! — рявкнул магистр, выбрасывая левую руку вперед. — Съел?

Пазузу молча повторил жест наставника. Голем считал данные с допусков джедаев ручным сканером, встроенным в левую ладонь, и почтительно поклонился.

— Вы можете пройти, господа рыцари. Вам будет выделен почетный эскорт до кабинета Рунарха. — Он звонко щелкнул металлическими пальцами, и два его каменных помощника, вышагнув из-за угла, заняли место в арьергарде колонны. — Нижайше прошу вас, господа.

Он двинулся вперед, не оглядываясь, нисколько не сомневаясь, что гости последуют за ним. Падаван бросил вопрошающий взгляд на учителя, и тот, пожав плечами, направился следом за големом.

— Там у вас девушка в бюро пропусков, — произнес Чоудхури в бронзовую спину охранника. — Самка мирмекоида. Она не сразу выдала нам допуски. Проследите, пожалуйста, чтобы ей сегодня же отрубили голову.

— Как скажете, магистр, — невозмутимо ответствовал голем.

Они миновали еще одни раздвигающиеся стеклянные, двери и оказались в огромном атриуме под открытым небом. Многоэтажное здание, из которого они вышли, опоясывало Башню Рунарха на манер солидной крепостной стены; турникеты-врата и бюро пропусков, таким образом, располагались как бы в донжоне крепости ситхов. Вход в это здание-стену с улицы был всего один, зато со стороны внутреннего двора врат было превеликое множество.

— Портативная империя ситхов, — негромко проговорил магистр. — На территории РАО «ЮС» можно жить годами, не выбираясь в город. Это государство в государстве. В этом здании расположены магазины, рестораны, киноконцертные залы, библиотеки, сауны, гостиницы, кондоминиумы, прачечные, зимние сады, храмы, нотариальные конторы и выставочные галереи. Цены на всё до смешного низкие, но если потребитель демонстрирует атрибуты принадлежности к Темному Ордену, а не к обслуживающему либо вольнонаемному персоналу, то цены еще дополнительно делятся на два. В библиотеке можно взять на дом подлинные фрагменты «Некрономикона», оригиналы сочинений Парацельса, Джона Ди, Алистера Кроули, Гермеса Трисмегиста и Агриппы Неттесгеймского. В ночных клубах выступают приглашенные на три часа и доставленные чартерными рейсами Майкл Джексон, Робби Уильяме, Бритни Спирс и «Резиденте». В ресторанах и барах подают запретную черную икру, элитную мраморную говядину «Кобе», трюфели, экскрементный кофе «Копи Лувак», чай «Да Хун Пао» и «Сотерн» урожая 1787 года. Владыки ситхов заботятся о своей пастве и тщательно следят, чтобы их воинство не теряло лояльности по отношению к ним. Хлебом и зрелищами держат они на темной стороне Силы толпы неразумных неофитов...

Процессия пересекла обширный двор, заполненный снующими простолюдинами, стражниками и офисными менеджерами с пластиковыми файлами в руках, и через массивные железные ворота вступила во врата Башни. После тщательной проверки на металлодетекторе, газоанализаторе, масс-спектрографе и ультразвуковом сканере джедаи в сопровождении охранных големов были допущены во внутренние помещения цитадели ситхов.

Титус Рутра нервно поглядывал на левое запястье, на котором электронные цифры неумолимо отсчитывали драгоценное время, оставшееся до взрыва; магистр сохранял рыцарственное достоинство и хладнокровие, ни разу не бросив даже беглого взгляда на свой допуск. Механические стражники Башни Рунарха поначалу настаивали на том, чтобы джедаи оставили световые мечи на посту охраны, но потом, еще раз считав данные с допуска Чоудхури, рассыпались в извинениях и более препон не чинили.

Светлые рыцари вновь двинулись за бронзовым големом, коий указывал им путь к лифтам. Широкий сводчатый коридор, по которому они гулко шагали, был украшен увеличенными рисунками из исторических хроник и комиксов, посвященных великим деяниям ситхов. Крупно выписанные объемные слова «Бах!», «Трах!», «Буме!» и «Тресь!» прыгали навстречу входящим со всех стен и с треском лопались у них за спиной, подобно огромным мыльным пузырям.

— Внутри Башни расположены офисы, лаборатории, мастерские, гигантские боевые машины и пыточные подвалы Темного Ордена, — поведал наставник ученику, во все глаза разглядывавшему настенные фрески и готическую лепнину контрфорсов. — Здесь в алхимических тиглях и ретортах кипит мировое зло. Здесь вынашиваются коварные планы и разрабатываются бесчеловечные научные проекты. Здесь в ткань бытия вплетаются грубые черные нити...

Вскоре воины-джедаи вместе со своим почетным караулом вышли в просторную рекреацию, в стенах которой располагались серебряные двери лифтов. Над ними скалились и дразнили посетителей длинными острыми языками каменные горгульи, по пояс высунувшиеся из-за угловых балок, да так и застывшие навеки гротескными памятниками самим себе.

— Спасибо за компанию, господа, — внезапно обратился к големам сопровождения Чоудхури. — Было крайне приятно познакомиться с вами, но дальше, с вашего разрешения, мы уже сами.

В руке его блеснул световой меч. Отточенным самурайским движением магистр смахнул с плеч главного стражника бронзовую голову, и та, весело подскакивая на гранитных плитах пола, покатилась к выходу.

Ничего не понимая, падаван выхватил свое оружие. Каменные големы разом атаковали его с двух сторон; прянув назад, Титус сверху донизу располовинил первого противника, второго же с разворота полоснул поперек поясницы учитель. Големы кучей булыжников загрохотали по полированному граниту.

— «Зачет», юный падаван! — одобрил Джагавр. — Быстро и четко!

— Во имя Альмонсина-Метатрона, но зачем мы это сделали?! — воскликнул Пазузу.

— Потому что безгранично коварство ситхов, — снисходительно пояснил Чоудхури. — В тесной кабине лифта, где негде как следует размахнуться, у нашего эскорта было бы гораздо больше шансов расправиться с нами. Бронзовое шило в почку или стилет в печень. Или ты придерживаешься мнения; что им непременно нужно было дать шанс? Так было бы благороднее?..

— О Верховный Архитектор, — пробормотал Титус Рутра, глядя, как из-за угла один за другим выкатываются и принимают боевую стойку армейские роботы РАО «ЕЭС». — Я придерживаюсь мнения, что теперь нам крышка.

— Уныние — омерзительный смертный грех, юный падаван, — сообщил Чоудхури. — Тому, кто избавился от страха смерти, ничто не печалит душу. Лучше займи правильную позицию для отражения вражеской атаки.

— Внимание, злоумышленники! — пролаял один из роботов голосом дистанционного оператора. — Бросайте оружие и выходите в коридор с поднятыми руками!

— Что ж, мой мальчик, — хмыкнул магистр, стискивая рукоять светового меча, — нас ожидает славная разминка!

— Но учитель! Их же слишком много!..

— В чем дело? — ледяным тоном осведомился наставник. — Я ощущаю эманации трусости? А ну-ка быстро: слово, в котором имеется пять «о»!

— Но учитель!..

— Быстро, я сказал! — Чоудхури опустил меч. — Я не стану отражать выстрелы противника, пока не услышу слово с пятью «о». Ну?

— Это... сейчас... — пролепетал несчастный Рутра, заворожено глядя, как понемногу начинают вращаться барабаны встроенных пушек-пулеметов армейских роботов.

— Последнее предупреждение! — загремел динамик. — Если в течение пятнадцати секунд вы не бросите оружие и не выйдете в коридор с поднятыми руками, будет открыт огонь!

— Однако как нелепо мы с тобой погибли, юный падаван, — горестно вздохнул магистр.

— Нет-нет, учитель! Сейчас... М-м-м... Сейчас, сейчас.» Э-э-э... Молоковозов! — выкрикнул Пазузу. — Молоковозов!

— Это что, дурацкая фамилия?! — возмутился магистр.

— Нет, это множественное число, родительный падеж! Не вижу чего? Молоковозов!

— Ладно, «зачет», — нехотя проговорил Чоудхури. — Но молокозаводы в следующий раз уже не приму. И вообще не приму ничего, что не будет в единственном числе именительного падежа. Ясно?

— Ясно, мастер, — облегченно выдохнул Титус.

Они встали плечом к плечу у дверей лифта, ощетинившись лезвиями световых мечей.

— Ваше время вышло! — рявкнул оператор.

Звонко заработали пушки-пулеметы, выплевывая порции концентрированной перегретой плазмы. Магистр и его падаван стремительно завертели световыми мечами, отражая направленные в них сгустки. Два робота почти сразу были разрушены рикошетами, но остальные усилили огонь.

— Что нам делать, магистр? — прокричал падаван, едва успевая бешено манипулировать мечом. — Может быть, попробуем укрыться в лифте?

— Может быть, кто-нибудь догадается наконец его вызвать? — отозвался Чоудхури.

Не прерывая фехтовальных упражнений, Пазузу хлопнул ладонью левой руки по стене за своей спиной. Мелодичный звук прибывшей на этаж кабины лифта возвестил, что он крайне удачно попал пальцем в кнопку вызова.

Падаван спиной вперед ввалился в лифт. Отступление прикрывал магистр, меч в руках которого вспарывал окружающее пространство, словно архимедов винт.

— На самый верх, сынок! — скомандовал Чоудхури, ступив на порог кабины.

Титус Рутра поспешно ткнул в одну из верхних кнопок, и двери с легким шелестом схлопнулись. Снаружи снова донесся вой рикошетов: кабина лифта на случай непредвиденных ситуаций была бронирована. Среди шума стрельбы рыцари сумели различить металлический лязг — один из зарядов, отраженный дверями, вдребезги разнес выпустившего его робота РАО «ЕЭС», и деструктурированные останки боевой техники разлетелись по всему коридору.

Электронное табло над головами джедаев начало размеренно отсчитывать этажи: «1», «2», «3», «4»...

Падаван Титус убрал лезвие светового меча и очумело посмотрел в зеркало на противоположной стене. Судя по выражению лица, увиденное ему не понравилось. Вид у типа в зеркале был совершенно не героический, даже более того: встрепанный и ошарашенный. И по его левой щеке, в довершение конфуза, пролегла широкая полоса копоти.

— Ну-ну, юный ученик. — Чоудхури ободряюще похлопал падавана рукой в черной перчатке по плечу. — Ты держался молодцом.

— Спасибо, учитель. — Титус Рутра низко склонил голову в ритуальном поклоне, почти упершись лбом в надпись «Otis» на кнопочной панели, и тут же начал яростно оттирать сажу с лица. Магистр снисходительно усмехнулся, глядя на него.

Когда они миновали восьмой этаж, стрельба внизу прекратилась.

— Надо же, — удивился магистр Чоудхури, — перегруппировались! Я-то думал, что они будут корежить двери, пока не выпустят весь имеющийся боезапас. Значит, их оператор не столь туп, как мне представлялось... Что ж. Это даже интересно.

Табло продолжало торопливо отсчитывать этажи: «16», «17», «18», «19»...

— А вот на лифтовом хозяйстве сидит тупица, — прокомментировал старый джедай. — Впрочем, поглядим. Безопасности лифтовых шахт ситхи придают особое значение — с тех пор, как в семьдесят первом году взбунтовавшаяся чернь поднялась по ним и атаковала кабинет Рунарха, Во избежание подобного для незваных гостей должны быть приготовлены любопытные сюрпризы...

После некоторой Паузы, словно подтверждая его слова, кабина лифта внезапно остановилась между этажами, дернулась и замерла. Плафон под потолком мигнул и погас.

— Нас заблокировали? — встревожился Титус.

— Именно, — кивнул магистр Чоудхури. — И даже несколько позже, чем я рассчитывал. Задержи дыхание: возможно, сейчас будет пущен газ. — Он вновь активизировал световой меч, молнией прорезавший тьму, воцарившуюся было в кабине, и несколькими движениями клинка вскрыл крышу лифта. Посыпались стекло и пластик, внушительный металлический квадрат с оплавленными краями упал к его ногам. — Полезай, юный падаван, — велел мастер.

Титус подпрыгнул, ухватился за еще горячий край дыры, с удовольствием подтянулся, ощущая, как играют молодые мышцы после фехтовальной разминки, и выбрался на крышу лифта.

Шахта над его головой, освещаемая тусклыми аварийными фонарями в предохранительных проволочных подстаканниках, уходила в головокружительную бесконечность. Покачивались натянутые тросы, соединявшие кабину лифта с лебедками и иными подъемными механизмами где-то в недосягаемой вышине. В тускло поблескивавших направляющих на стене, метрах в десяти над головой джедая, замер массивный противовес, заблокированный огромным чугунным храповиком.

Пазузу шагнул в сторону, оставив четкие ребристые следы в густом слое пыли, скопившейся на крыше.

— Давайте руку, магистр Чоудхури, я помогу вам выбраться.

Однако не успел он наклониться, как под ногами у него раздался оглушительный металлический щелчок. Падаван определил взглядом источник звука и остолбенел.

— Учитель! — воскликнул он. — Они отстрелили тросы! Лифт больше ничто не удерживает!

— Ну конечно ничто! — придушенным голосом проговорил Чоудхури. — Я держу его при помощи Силы! Скорее хватайся за трос и вытаскивай меня отсюда!

Титус поспешно вцепился одной рукой в трос и сунул ладонь другой в широкую дыру с оплавленными краями.

— Держитесь, мастер!

— Если я шевельнусь, лифт рухнет! — прохрипел Джагавр. — Ну же! Ослабеваю!..

Падаван свесился и ухватил учителя за капюшон балахона. В ту же секунду лифт ринулся вниз. Чоудхури, стремительно выдернутый учеником из люка, повис, как тряпичная кукла. Долю секунды он пребывал в неподвижности, затем зашевелился. В руке его, словно звездочка электросварки, ослепительно блеснуло лезвие светового меча. Медленно погрузив меч на всю длину в двери лифтовой шахты, мастер стал деловито вырезать в них прямоугольную дыру.

Кабина, пролетев около десятка этажей, начала чиркать о бетонные стены, и вскоре ее намертво заклинило в шахте: сработала предохранительная блокировка.

— Скорее, учитель! — жалобно попросил Титус, который все это время висел на одной руке, удерживая другой рукой наставника.

Наконец отверстие было проделано, и магистр убрал лезвие светового меча.

— Учитель! — воззвал Пазузу. — Сейчас я раскачаю вас, вы сумеете уцепиться за край, а потом...

— Нет, юный падаван, — возразил мастер-джедай. — Нам необходимо выбраться из шахты двумя или тремя этажами выше.

— Зачем же вы потратили столько времени на эту дыру?! — заорал несчастный Титус Рутра.

— Это военная хитрость, — отрезал Чоудхури. — Она здорово нам поможет.

— Хорошо. — Падаван привычно проглотил ругательство, готовое сорваться с языка. — Тогда хотя бы ухватите меня за ноги, наставник.

— И не подумаю даже. — Магистр демонстративно скрестил руки на груди. — Рыцарь-джедай должен уметь шутя выходить из подобных примитивных ситуаций. Подумай, как бы эту проблему разрешил я или мастер Гаумата.

— Учитель, — взмолился Пазузу, — это ведь не тренировка, это боевая операция! Сейчас не время экзаменовать меня на выносливость!..

— Епитимья по прибытии в Орден.

— Магистр Чоудхури! — взвыл Титус. — Я уроню вас!

— Орден тебе этого не простит, — резонно заметил наставник.

— Черт!..

Примерившись, падаван собрался с силами и, изо всех сил стискивая трос ногами и судорожно перехватывая его правой рукой, крошечными шажками, словно гусеница, пыхтя от напряжения и усердия, с трудом Пополз вверх. Магистр расслабился и, приняв позу лотоса, погрузился в медитацию.

— Здесь, — простонал ученик, когда мастер оказался на уровне дверей следующего этажа. — Вскрывайте!

— Я сказал «два или три», — произнес Чоудхури, не открывая глаз. — Хочешь, чтобы я сказал «четыре»? Может быть, желаешь найти мне еще одно слово с пятью «о»?

Надрывно дыша, падаван полез еще выше, подтягивая за собой наставника.

Снизу донесся характерный треск: металлические клинья, удерживавшие кабину лифта от дальнейшего падения, выстрелили из пазов. Видимо, ситхи окончательно решили не брать джедаев живьем и дистанционно привели в действие вторую очередь системы самоуничтожения.

— Меня всегда мучил вопрос, — задумчиво промолвил магистр, приоткрыв глаза и провожая взглядом кабину, проваливающуюся с мучительным скрежетом, — почему в голливудских фильмах лифты, упав вниз, с грохотом взрываются, исторгая море огня? Ведь они просто железные коробки? Поправь меня, если я ошибаюсь. Впрочем, лифты РАО «ЕЭС» вполне соответствуют голливудским стандартам. Видишь ли, на уровне нулевого этажа во всех лифтовых шахтах этой магической башни расположены обширные резервуары с легковоспламеняющимися жидкостями. Именно на тот случай, если атакующие прорвутся в атриум и, как тридцать пять лет назад, решат воспользоваться лифтами для штурма цитадели. Эрго, фейерверк при падении этой штуки должен получиться преизрядный...

— Так что ж вы сразу-то!.. — Следующий этаж падаван форсировал за рекордное время. — Режьте! — истерически всхлипнул он, мертвой хваткой вцепившись в трос.

— Зачем же резать? — удивился Чоудхури. — Вполне достаточно применить Силу.

— Режьте, он уже внизу! — прохрипел Титус.

До них донесся глухой раскатистый удар, и снизу начало стремительно подниматься клубящееся облако раскаленных газов.

Чоудхури хладнокровно щелкнул пальцами, и двери этажа распахнулись. Протяжно застонав, падаван швырнул наставника в образовавшийся проем и рыбкой нырнул следом. Металлические двери щелкнули челюстями за его спиной, и в шахте лифта в полутора метрах от него загудел огненный смерч.

— «Удовлетворительно», юный падаван, — проговорил магистр, поднимаясь с пола и тщательно отряхивая балахон, — с минусом. Еще немного — и крайне важная миссия была бы провалена вследствие гибели исполнителей. Недопустимое легкомыслие. — Он неодобрительно покачал головой. — Впрочем, все закончилось хорошо, поэтому — «зачет». Но в другой раз постарайся не доводить ситуацию до критического предела. Всегда сохраняй хладнокровие, мой мальчик, и у тебя будет отличное пищеварение. — Чоудхури приложил ухо к дверям лифта. — Боюсь, что некоторое время эта шахта будет непригодна. Нам придется воспользоваться другой.

Падаван Титус Рутра Пазузу, который в продолжение этого монолога лежал на полу возле лифта и жадно глотал воздух, приподнялся на локте.

— Да, учитель, — прохрипел он. — Простите, учитель.

Едва он успел произнести это, как из соседней шахты тоже донеслись приглушенный грохот и рев пламени, прокатившегося по бетонному колодцу. Мгновение спустя такая же участь постигла лифтовые кабины номер три и четыре.

— Однако! — вымолвил магистр Чоудхури. — Они обрушили все имевшиеся в нашем распоряжении средства передвижения. Можно с уверенностью сказать, что некоторый элемент паники в стан врага мы уже внесли.

— Да, но как мы теперь доберемся до верхнего этажа? — осторожно поинтересовался Пазузу. Он очень боялся заработать еще одну епитимью, но вопрос, по его мнению, не терпел отлагательства. — Времени осталось не так уж много. — Он снова, в четвертый раз за последнюю минуту, бросил взгляд на свое левое запястье.

— Времени у нас более чем достаточно, юноша, — отрезал магистр. — Мы можем успеть спуститься вниз по лестнице, добраться до ВВЦ, сделать круг на гигантском колесе обозрения и вернуться сюда для беседы с Рунархом. Поступим так, или ты предпочитаешь найти мне слово, в котором есть пять букв «о»?

— Пять букв «о»! — торопливо выпалил Титус Рутра, закономерно опасаясь епитимьи.

— Епитимья по возвращении в Орден, — флегматично заметил Чоудхури. — Истинный рыцарь не должен выбирать легчайший путь к цели — это неизбежная деградация для воина. Но что ж, выбор сделан. Изволь отвечать, и пока ты не найдешь необходимое слово, мы будем стоять тут без движения.

На падавана страшно было смотреть. Его лицо перекосила ужасная гримаса. Казалось, сейчас он шагнет к учителю и совершит непоправимое — скажем, схватит его двумя пальцами за нос или сделает ему лося.

— Время идет, — подлил масла в огонь магистр.

Титаническим усилием воли Пазузу взял себя в руки и погрузился в размышления. Впрочем, нервическое подрагивание правого века указывало на то напряжение, с которым это ему дается.

Молчание затянулось. Мастер пристально смотрел на ученика. Наконец Титус мрачно проронил:

— Холодоустойчивость.

— «Зачет»! Однако морозоустойчивость в следующий раз уже не приму. — Выхватив меч, Джагавр Чоудхури направился к дверям, отделявшим лифтовую рекреацию от офисного коридора. — Придется нам найти другие лифты — допустим, в противоположном крыле здания. Не может такого быть, чтобы в столь циклопическом строении имелся лишь один комплекс подъемных машин. Это нерационально.

— Как скажете, наставник.

Стены и потолок коридора состояли из переплетения темно-коричневых барельефов — не то впаянных в гипсокартон гигантских рыбьих кишок, не то трахей огромных четвероногих хищников, не то гофрированных шлангов от пылесоса. Отдаленно обстановка напоминала некоторые интерьеры, в которых происходило действие кинофильма «Чужие». Коридор был абсолютно пуст. В дальнем конце виднелся кулер с огромной пластиковой бадьей питьевой воды сверху. Над ним прямо на стене пылали большие буквы из текучего огня: «Каннибализм менеджеров среднего звена — это не только дополнительный источник финансирования и символ унижения конкурента, это еще и бесценный духовный опыт».

— Что ж, — произнес Чоудхури, — я думаю, теперь было бы разумно...

Его прервал раскатившийся по коридору энергичный голос, многократно усиленный мощными динамиками:

— Внимание! Сотрудникам тридцать седьмого этажа: на ваш уровень проникли вражеские лазутчики, поэтому в настоящий момент он полностью блокирован. Через пять минут в вентиляционную систему будет подан нервно-паралитический газ. Попросите прощения у коллег за все те неприятности, которые вы могли доставить им за время совместной службы, приведите в порядок рабочее место и кратко помолитесь слепому богу Азатоту. Затем следует организованно выйти в коридор, лечь на пол лицом вверх, ногами по направлению к выходу, скрестить руки на груди и ожидать поступления газа — эта поза максимально облегчит действия похоронной команды, которая будет вывозить ваши трупы из здания. Извините за доставленные неудобства. Благодарим за понимание и сотрудничество.

— Тридцать седьмого этажа! — Чоудхури со значением поднял палец вверх. — А мы на тридцать девятом. Выходит, старый Джагавр не зря терял время, кромсая двери лифта двумя этажами ниже. Видишь ли, юный падаван, людям присуща некоторая инертность мышления. Стоит ремонтным роботам обнаружить дыру в двери на тридцать седьмом этаже, как слабый аналитический аппарат смертных тут же перегревается и теряет способность к дальнейшей работе. А подумать стоило бы — хотя бы о том, что джедаи славятся своей изысканной военной хитростью. Увы, невозможно на всякую малозначительную должность посадить боевого мага, джедая иди ситха, которые сразу уловили бы в происходящем некоторую странность. Мы штучный товар и обходимся очень дорого...

— Преклоняюсь перед вашей интуицией, мастер. — Падаван, уже пришедший в себя после очередной выволочки, склонил голову в знак почтения. — Однако как же безжалостно поступили ситхи в сложившейся ситуации!..

— Чепуха, — отмахнулся магистр. — Это закон астральной войны. Охрана здания «Газпрома» действовала бы точно так же. В этих офисах сосредоточено слишком много стратегических секретов, чтобы позволить вражеским лазутчикам безнаказанно шмыгать по коридорам. Поверь мне, потеря подготовленного персонала числом в несколько сотен человек — ничто по сравнению с сохранением абсолютной секретности.

— Но тогда выходит, что мы сейчас запросто можем похитить какие-то важные разработки и документы ситхов, которые принесут реальную пользу нашему Ордену? Да, учитель?

— Остынь, юноша. Мы явились сюда не за этим. Каждый должен заниматься своим собственным делом. Не забывай, мы пришли, чтобы поговорить с Рунархом. Пустяками пусть развлекаются мальчишки из внешней разведки «Газпрома». Не станем же тратить время на ерунду, лучше убьем всех, кто попадется нам по дороге. Это будет деяние, достойное рыцарей-джедаев!

— Но учитель! — запротестовал Титус. — Это ведь просто обслуживающий персонал! В будущем кто-то из них мог бы склониться на светлую сторону Силы...

— Раковую клетку бесполезно лечить, — покачал головой магистр Чоудхури. — Вотще взывать к ее изначальной благой сущности, крепко спящей внутри смертельно опасного мутанта. Ее можно только уничтожить — более или менее болезненным способом. Начнем же!

— Как скажете, мастер, — покорился падаван. Вежливо постучав в дверь первого по ходу офиса, они вошли внутрь и за восемь с половиной секунд безжалостно зачистили весь планктон, который обнаружили внутри.

Так же они поступили и в следующем помещении. И в следующем. И в следующем.

В очередном офисе падаван Пазузу не утерпел и заглянул в плоский монитор, за которым несколько мгновений назад сидел приспешник ситхов. Однако никаких стратегических секретов там не обнаружилось. Видимо, покойный составлял стандартный ответ на поступившую рекламацию — империя темной стороны Силы, как и всякая империя, не могла обойтись без бюрократии:

Уважаемый миноритарный акционер! В ответ на Вашу жалобу сообщаем, что допустивший халатность сотрудник РАО «ЕЭС России» распят на may-кресте в соответствии с установленной процедурой. Заверенный правоохранительными органами акт о распятии, отчет патологоанатома и фотоснимки с места экзекуции прилагаются.

Фотоснимки менеджер приложить не успел.

У его разрубленной надвое соседки на мониторе было следующее:

Уважаемые сотрудники! В этом году День российского триколора будет отмечен массовым пожиранием омерзительных морских тварей, как то: каракатицы, трепанги и мидии. Просьба заранее получить тварей в отделе снабжения.

Ее обезглавленный сосед слева несколько минут назад трудился над корпоративной рассылкой:

Коллеги! В связи с постоянно возникающими вопросами напоминаем еще раз, что во время активизации Интернет-карт МТУ необходимо после введения пин-кода громко и четко сказать вслух: «Мене-текел-упарсин!» Только в этом случае МТУ гарантирует, что номинал карточки будет удвоен...

Ниже шла длинная строчка, состоявшая из букв «и», — отсеченная кисть руки менеджера упала на клавиатуру и, прежде чем соскользнуть на пол, на несколько мгновений заклинила соответствующую клавишу.

— Откуда этот запах? — Стоя в дверях офиса, магистр с интересом поводил носом.

— Горелое мясо? — предположил падаван.

— Да нет же. Я бы сказал, очень неплохо!

Недолго порыскав по этажу, мастер-джедай обнаружил в нише кофейный автомат, издававший негромкое гудение. Определенно, ситхи не жалели средств для удобства своих сотрудников: автомат был бесплатным и готовил на выбор дюжину сортов кофе.

— О! — приятно изумился магистр Чоудхури. — Проклятые темные, умеют жить красиво! Ты что будешь? — поинтересовался он у падавана. — Не стесняйся, мы честные посетители и имеем полное право воспользоваться щедротами владык ситхов. Две чашечки кофе я категорически отказываюсь рассматривать как мародерство.

— Не разумнее ли нам двигаться дальше, пока на нас не вышла группа захвата? — осторожно спросил Титус Рутра. — Да и время тикает... — Он в очередной раз с тоской посмотрел на свой гостевой допуск, на котором неумолимо скакали проклятые цифры.

— Пять минут в данном случае роли не играют, — заявил магистр. — Кроме того, ты снова забываешь главный постулат рыцаря-джедая: ни при каких обстоятельствах не суетиться. Итак, что ты предпочитаешь?

— Капучино, учитель, — обреченно проговорил Титус.

Чоудхури выбрал в меню капучино и произвел необходимые манипуляции с пультом согласно наклеенной на боку агрегата инструкции. Из прозрачного цилиндра в недра автомата просыпалась порция жареных кофейных зерен. Он загудел, размалывая их, забулькала в его чреве перегретая вода,

— Тебе сахару побольше или поменьше? — деловито осведомился магистр.

— Побольше.

— Сластена.

— Много углеводов сжег в шахте! — обиженно вскинулся падаван.

— Ладно, будет тебе побольше сахару.

Кофейный автомат изготовил порцию капучино почти мгновенно. Магистр бережно передал пластмассовую чашечку ученику и снова начал колдовать над автоматом, пытаясь изготовить себе двойной эспрессо.

Менее чем через пять минут они уже сидели на гостевом диванчике возле ближайшего офиса и неторопливо, с достоинством завершали кофе-брейк. Внезапно в дальнем конце коридора щелкнул и захрипел динамик. Затем по этажу раскатился искаженный помехами властный голос:

— Уважаемые господа джедаи! Все выходы из здания заблокированы. Предлагаем вам сдаться в почетный плен. Вы будете со всем возможным уважением переданы вашему Ордену в обмен на пленных оператийников-ситхов. Убедительная просьба воздержаться от дальнейшего причинения ущерба имуществу и персоналу РАО «ЕЭС России», поскольку это серьезно отяготит вашу карму. Спасибо за понимание и сотрудничество.

— Забегали, тараканы! — с удовольствием отметил Чоудхури, — Это значит, что мы до сих пор опережаем их на шаг. А ну-ка, попробуем... — Он щелкнул пальцами в направлении динамика.

Раскатистый голос умолк, однако акустический фон и потрескивания не исчезли. После паузы из динамика негромко донеслось:

— Во имя Альмонсина-Метатрона! Рунарх нас конкретно уроет. Лестницы блокировали?

— Так точно, эксцелленц, — отозвался другой голос.

— Всех штурмовиков на лестницы! И дармоедов из Особого отдела тоже. Мидянина и Вендиго срочно на тридцать девятый! Где Саня Бафомет?

— Повез ребенка в бассейн.

— Ну что за невезуха! Еще хоть кого-нибудь из ситхов мы можем реально выставить? Где Говорящий Череп Ибикус?

— В отпуске. В Коста-Брава. До вечера не успеем выдернуть.

— Терминатрица тоже в отпуске?

— Угу. В Эквадоре.

Что-то звонко щелкнуло, и в разговор вступил новый конфидент:

— Епископ! Шеф велел выпускать зубырастения на тридцать девятый.

— А кто потом будет ремонт на этаже оплачивать?! Он же там все разнесет к чертовой матери!

— Не могу знать. Распоряжение я до вас довел, дальше как хотите.

Снова звонкий щелчок.

— Ну, блин! Парни, выпускайте тогда уже и проволоколака. Кашу маслом не испортишь.

— Может быть, попробуем поднять из подвала еслобынерога?

— Не поднимем. Слишком большой...

— Эй, вояки, — раздался вдруг новый голос, прокуренный и хриплый. — Селектор нажмите еще раз, а то на все здание транслируете.

— О черт!

Что-то треснуло, щелкнуло, и шипение в динамике оборвалось.

— Что ж, — произнес магистр. — Такой трюк не всегда удается, но когда удается, можно узнать много любопытного о планах противника... И кстати, наконец-то диспетчер обратил внимание на то, что наши метки высвечиваются двумя этажами выше положенного. Чувствуешь — появилось что-то большое и агрессивное? Какой-то охранный организм.

— Как же они отличают наши метки от меток собственных сотрудников? — поинтересовался Пазузу.

— Очень просто. — Чоудхури поднял левую руку и поболтал ее в воздухе.

— Подождите-ка. — Голос ученика дрогнул. — Значит, эти гостевые допуски еще и сообщают ситхам, где мы находимся?

— Точно так, юный падаван. В каждый из них встроен микропередатчик. Очень удобно: охрана может постоянно контролировать наши перемещения и следить, чтобы мы не совались в запретные помещения — скажем, в магический арсенал, сокровищницу или комнату релаксации старшего менеджмента. Впрочем, общая паника и прорезанные двумя этажами ниже двери лифта все-таки сбили их с толку.

— О учитель! Но что же тогда мешает ситхам через те же устройства дистанционно активировать заряды в наших запястьях и мгновенно отправить нас с вами к Верховному Архитектору?!

— Закон, юный падаван, закон! Конвенция о честных методах ведения астральных военных действий, подписанная после того, как в результате ошибки персонала в Башне Рунарха посредством допусков были дистанционно уничтожены трое архатов из Шамбалы. Тогда это едва не привело к Четвертой астральной войне. Теперь ситхи лишены этого весьма эффективного средства контроля за нежелательными посетителями. Конечно, они могут пытаться применять его тайком, но вряд ли, потому что если тот, против кого они его используют, окажется тайным инспектором Инквизиции, их ждут более чем серьезные проблемы...

Оглушительный рев сотряс волнообразные стены цитадели ситхов.

— Оп! — Магистр взял меч наизготовку. — А вот и организм.

Гулкий мерный топот возник где-то в недрах гигантского здания и начал понемногу приближаться из дальнего конца коридора. Судя по характеру доносившихся звуков, существо было огромным и передвигалось на вывернутых лапах, словно варан.

— Что это? — недоуменно спросил Титус.

— Надо полагать, зубырастений, — хладнокровно откликнулся наставник, крепче сжимая рукоять меча. — Потому что проволоколак, если это имя отвечает его внутренней сущности, должен быть длинным, гибким и проворным...

Внушительное треугольное рыло выглянуло из-за поворота. Морда зубырастения напоминала ночной кошмар африканского охотника на носорогов. Она состояла из множества бородавчатых костяных пластин, наслаивавшихся одна на другую. Больше всего она походила на морду гигантского кабана, только вместо пятачка красовался внушительный роговой нарост, напоминающий острие топора. Голову твари венчали два массивных кривых рога; третий, покороче, торчал у нее из подбородка.

Гигантское существо выбралось в коридор целиком, и теперь стало окончательно ясно, что это рептилия. Ее ноги действительно соединялись с туловищем на манер вараньих. Тварь была цвета сырого цемента, вся покрыта лоснящейся чешуей, омерзительно смердела даже на таком расстоянии и яростно грызла трензель упряжи из металлического троса, которая охватывала переднюю часть ее тела. Вслед за зубырастением из-за угла вынырнули двое громил в черных кожаных фартуках на голое тело, в руках которых были концы плетеных поводков, прикрепленных к узде гигантской рептилии, — видимо, дрессировщики. Оба были вооружены короткими заостренными прутами, по которым то и дело проскальзывали колючие сиреневые молнии.

Увидев джедаев, чудовище вновь бешено взревело — так, что у рыцарей заложило уши, а падаван едва не присел от неожиданности. Треснули и посыпались вниз кусками пластика несколько плафонов дневного света. Погонщики монстра не отреагировали никак — то ли на эту работу специально подбирали глухих, то ли они предусмотрительно пользовались берушами, прекрасно понимая, чего можно ожидать от своего подопечного.

— Большой, — нервно выдавил Титус Рутра.

— Вижу, — проговорил Чоудхури. — Да, великоват. И три крошечных мозга, расположенных в разных частях тела и хорошо защищенных роговыми наростами, поэтому уничтожить его будет более чем непросто. Медленно отступаем к лифтам. Разумная осторожность — главный залог успеха в любой битве.

Однако со стороны лифтов внезапно донеслись странные шорохи, а затем по коридору разнесся пронзительный вой. Похоже, пути к отходу были отрезаны — прибыл проволоколак.

Это существо опровергало своим видом всякое материалистическое мировоззрение, даже более, чем его коллега. Оно представляло собой упругий сгусток первобытного ужаса, мягко крадущийся на огромных кошачьих лапах. Пылающие ненавистью зеленые глаза то и дело исторгали крошечные электрические разряды Из разверстой пасти торчали два огромных зуба, напоминавших остро заточенные ятаганы, с них стекала и капала на пол дымящаяся концентрированная кислота, оставляя в полимерном покрытии пола неопрятные дыры и опаленные пятна. Кожа проволоколака была гладкой, черной и блестящей, в его впалых подрагивающих боках отражались огни светильников и искаженные фигуры дрессировщиков, которые с большим трудом сдерживали рвущуюся вперед адскую бестию толстыми металлическими цепями, прикрепленными к строгому ошейнику. В отличие от погонщиков зубырастения, укротители проволоколака были тощими и с ног до головы затянуты в черный скрипящий латекс, в котором у каждого была прорезана единственная узкая щель — для глаз.

— Это несколько осложняет дело, — задумчиво произнес магистр. — Похоже, каждому из нас придется взять на себя по одной твари.

Увидев четвероногого собрата, зубырастений оглушительно взревел. Проволоколак ответил ему столь пронзительным воем, что у джедаев заныли корни зубов. Погонщики тут же остановили своих животных и начали безжалостно охаживать их энергетическими жезлами.

— Вы уверены, что я справлюсь, наставник? — шевельнул пересохшими от страха губами Титус Рутра.

— Разумеется. Это все же не высшие инсектоиды. Вот если бы ситхи сумели поднять из подвала еслобынерога, нам пришлось бы туго... Возьмешь на себя зубырастения, — деловито распорядился Чоудхури. — Проволоколак слишком проворен для тебя.

— Да, учитель, — пролепетал падаван, стискивая рукоять меча потными ладонями.

Зубырастений мотал огромной башкой, пытаясь отогнать назойливых электрических пчел, жалящих его бока, но воинственно реветь не прекращал. На его территории находился древний противник, а ему зачем-то мешали немедленно атаковать эту черную скотину и разорвать ее пополам по линии хребта.

Внезапно чудовище на вараньих лапах рванулось вперед с такой силой, что не ожидавшие этого погонщики не сумели его удержать. Джедаи едва успели вжаться в стену — огромная туша пепельного цвета пронеслась мимо них в каких-то сантиметрах, едва не зацепив огромными каменными бородавками, следом за ней по полу скользили так и не выпустившие поводков погонщики. Увидев приближающегося противника, проволоколак бросился ему навстречу, волоча за собой упирающихся изо всех сил дрессировщиков. Метрах в десяти от джедаев два огромных монстра с гулким шлепком сшиблись, словно элитные борцы сумо, и с яростным ревом начали свирепо полосовать друг друга передними лапами и кошмарными клыками. Зубырастений с такой силой ударил мордой своего соперника, что тот врезался в стену, едва не проломив ее и оставив в гипсокартоне четкий вдавленный след. Погонщики, попавшие в жернова битвы чемпионов, были обращены в окровавленные лохмотья в первые же секунды.

Из лифтовой рекреации показалась группа имперских штурмовиков во главе с ситхом в строгом деловом костюме. В руке у ситха пылал световой меч. Сражающиеся монстры в пылу схватки врубились в толпу, сходу разорвав на части троих или четверых последователей Тьмы. В коридоре образовалась куча мала; махая световым мечом, точно дрыном, ситх случайно зацепил датчик противопожарной сигнализации в потолке, и на бурлящую кашу из людских и звериных тел хлынули сверху потоки ледяной воды.

— Что ж, — сказал Чоудхури, когда они с Пазузу, достаточно насладившись зрелищем, свернули за угол, из-за которого несколько минут назад появился зубырастений, — зло, сколь бы велико оно ни было, всегда рискует оказаться побежденным собственной звериной ненавистью. Запомни это, мой юный ученик.

Адептам темной стороны Силы, выглядывавшим на шум из офисов, они на ходу отрубали головы световыми мечами.

Коридор вильнул еще раз и наконец вывел джедаев в рекреацию, аналогичную той, которую они покинули четверть часа назад.

— Так. И эти лифты они с перепугу обрушили, — прокомментировал Чоудхури, безуспешно попытавшись вызвать хотя бы одну кабину. — Интересно, как сюда прибыл зубырастений? Вряд ли по лестнице, как проволоколак, — он бы там застрял. Значит, существует грузовой лифт. Впрочем, его потом тоже могли сбросить вниз...

— Сложности, магистр Чоудхури? — вежливо поинтересовался падаван, украдкой поглядывая на левое запястье.

— Не то чтобы... — задумчиво проговорил наставник. — Скорее морального порядка. Ты когда-нибудь тренировался в перемещении по вертикальным поверхностям?..

Титус Рутра виновато опустил взгляд.

— Ясно. — Магистр побарабанил пальцами по рукояти меча. — Что ж, хорошо. Пусть вся ответственность ляжет на меня. Смотри. — Он извлек из внутреннего кармана ампулу с густой ярко-лиловой жидкостью. — Видишь? Это оборвах, специальное химическое средство, разработанное учеными «Газпрома». Страшная штука. Полностью меняет восприятие воина, что позволяет последнему выполнять задачи, недостижимые при обычном состоянии психики. Побочные эффекты — временная утрата связи с реальностью и гарантированная импотенция в случае постоянного применения. — Он покосился на сразу погрустневшего ученика. — Не волнуйся, от одного раза ничего не будет. Меня беспокоит другое: в юном возрасте препарат довольно быстро вызывает устойчивое привыкание. А это приводит, во-первых, к психическим сдвигам в сознании рыцаря, а во-вторых, к утрате им боевых навыков. Без оборваха такой джедай уже ни на что не способен. Поэтому поклянись на мече, юноша, что в ближайшие шесть месяцев ты не станешь больше экспериментировать с этим коварным веществом.

Титус Рутра решительно возложил левую руку на рукоять своего меча, а правую — на грудь в районе сердца.

— Клянусь на мече, — заявил он, — что до тех пор, пока я не начну обучать собственного ученика, я буду принимать оборвах только с разрешения своего наставника. Афара мабат!

— Прекрасно, юный падаван. — Магистр извлек из кармана балахона безыгольный иньектор и надломил ампулу. Быстро впрыснув вещество себе и ученику, он помахал раскрытой ладонью перед глазами Титуса. — Сколько пальцев видишь?

— Пять, учитель.

Чоудхури помолчал, задумчиво теребя нижнюю губу. Полминуты спустя он вновь махнул рукой перед лицом ученика.

— А теперь?

— Подождите... девять... нет, восемь с... с половиной... — Падаван перевел на наставника очумелый взгляд. — Восемь с половиной, верно?

— Отлично! Ты готов.

Магистр повернулся к дверям ближайшего лифта и раздвинул их. Перед джедаями открылся черный провал, из которого дохнуло зноем и металлической окалиной.

— Сможешь ли ты забраться вот по этой стене на этаж выше? — Джагавр Чоудхури похлопал ладонью рядом с распахнутыми дверями.

— Конечно, учитель! Это очень простое задание.

— Тогда выполняй. Поднимись, повисни на арматуре и дожидайся меня.

Падаван опасливо выглянул в шахту. Дышать в ней было тяжеловато — далеко внизу еще клубились ленивые облака то ли дыма, то ли потревоженной пыли. Однако непосредственной опасности вроде ползущих по стенам дроидов или спускающихся огненных змей Титус Рутра не зафиксировал. Нащупав на стене опору, падаван ловко полез вверх, довольный тем, что хоть в чем-то может продемонстрировать старому учителю свою ловкость и выучку. С проворством паука он вскарабкался на этаж выше и остановился, ожидая дальнейших указаний.

Магистр не заставил долго себя ждать. Он неторопливо подошел к вцепившемуся в теплую от недавнего пожара арматуру ученику и присел рядом с ним на корточки.

— Не желаешь ли подняться на ноги, молодой человек? — произнес Чоудхури.

На мгновение Титус от изумления потерял дар речи.

— Но как вы ходите по вертикальной стене, магистр?! — выдавил он наконец.

— Мне кажется, ты заблуждаешься, юный ученик, — строго проговорил Чоудхури. — По-моему, я хожу как все обычные люди. А вот ты разлегся на полу, что не очень-то гигиенично и не вполне вписывается в правила приличия, принятые в современном цивилизованном обществе.

— Да, действительно, — сконфузился Титус Рутра, поднимаясь и отряхивая испачканный ржавчиной балахон.

Он огляделся. В тусклом свете немногочисленных уцелевших после взрыва светильников было видно, что они стоят в длинном бетонном туннеле, оба входа в который исчезают в густом мраке.

— А куда же делась лифтовая ша... — начал было ученик, но магистр приложил палец к губам, призывая к молчанию.

— Это мы обсудим после, — сказал он. — Сейчас нам нужно добраться до противоположного конца, пока не закончилось действие оборваха.

Они двинулись вперед: сначала медленно, поскольку ноги Титуса все время заплетались с непривычки — при хождении по вертикальной стене силу тяжести приходится преодолевать совсем под другим углом, нежели при горизонтальном перемещении, — потом все быстрее и быстрее. Наконец они со всех ног побежали вверх по боковой стене шахты, грохоча по регулярно попадавшимся в полу металлическим дверям и от полноты чувств радостно крича во все горло:

— Оборвах! Оборвах!

На голодный желудок секретное средство «Газпрома» вставляло особенно сильно.

Внезапно сталь под их ногами разъехалась в стороны, и джедаи провалились в образовавшийся проем. Они пронеслись мимо остолбеневших имперских штурмовиков, столпившихся возле дверей, и с головокружительной скоростью рухнули в длинный коридор, ставший для них глубоким колодцем. Мимо проносились упавшие набок двери офисов, мелькнула оторопевшая секретарша, сидящая за приклеенным к стене столом. А снизу с огромной скоростью, неудержимо надвигалось большое тонированное окно на дне.

Магистр и его ученик с размаху врезались в стекло, разнеся его вдребезги, словно в одном из тех голливудских фильмов, в которых взрываются упавшие лифтовые кабины. В этом месте отнюдь не помешала бы рапидная съемка и крупный план Сильвестра Сталлоне или, скажем, Арнольда Шварценеггера, эффектно выныривающего из облака острых осколков. Однако обошлось без этого: реальность гораздо более сурова и менее эффектна, нежели ее аудиовизуальные суррогаты. Тем не менее, проявив более чем похвальную скорость реакции, падаван одной рукой намертво вцепился в оконную раму, а другой ухватил пролетавшего мимо магистра за рукав.

— Дельно, — похвалил Чоудхури, вновь покачиваясь над бездной, — правда, теперь эта бездна располагалась в горизонтальной плоскости. — «Зачет». Пожалуй, одну епитимью я с тебя сниму... Кстати, надо же — оперативные данные о том, что во всем здании РАО «ЕЭС» пуленепробиваемые стекла, категорически не подтвердилась! Это можно использовать для планирования будущих диверсионных операций...

Почтительно дождавшись, пока наставник замолчит, падаван срывающимся голосом заговорил:

— О учитель Чоудхури! Позволено ли будет недостойному спросить: что же нам теперь делать? Если я отпущу раму, мы будем лететь параллельно земле, пока не столкнемся с более высоким зданием или какой-нибудь горной грядой. Что делать?!

— Я не собираюсь думать за тебя всякий раз, юный падаван, — заявил мастер, привычно скрестив руки на груди. — Ты до старости будешь бегать к старому Джагавру, чтобы тот подсказал тебе выход из сложного положения?! Стыдись, ты же джедай! В бою ты должен уметь мгновенно принимать решения, поскольку противник не станет ждать, пока ты посоветуешься с наставником. Ну, живо: слово, в котором пять «о»! Быстренько!..

— Учитель, сейчас не время... — простонал несчастный падаван.

— Большая епитимья! — рявкнул магистр. — Ну? Будешь отвечать, сын осла? Две большие епитимьи! Ну же?.. Две большие епитимьи и наряд на кухню вне очереди!

— Подождите я.

— Ну? Раз... два... — начал отсчет Чоудхури. — Нет? Две большие епитимьи, два наряда на кухню вне очереди и поражение в финансах до конца недели!

— Постойте, отче!.. Пощады! Хорошо, я... Вот, знаю! Головоногое! Головоногое!.. То есть нет.... Да, да: го-ло-во-но...

— «Зачет», юный падаван, — сухо похвалил магистр. — Теперь вернемся к основной проблеме. Прояснилось ли у тебя в голове?

— Проя... снилось, мастер, — отозвался Титус, мышцы которого уже трепетали от напряжения.

— Теперь ты понимаешь, почему Будда не пробовал ничего вкуснее той землянички, которую обнаружил растущей в трещине на скале, куда его загнали два голодных тигра?

— Кажется, понимаю, учитель... — прохрипел падаван.

— Итак, как нам выйти из создавшейся ситуации?

— Не ведаю, учитель, — сипел несчастный падаван. — Епитимьи, учитель...

— Идиот! — закричал Чоудхури. — Как можно быть таким деревянным?! Подумай хорошенько: мы падаем вбок только потому, что оборвах изменил наше восприятие! Когда ты уже поймешь, что все в мире относительно?!

В глазах падавана мелькнуло понимание.

— О учитель! — воскликнул он. — Кажется, я осознал...

В ту же секунду изменившийся вектор тяготения швырнул их через пустую раму обратно в коридор, который снова стал глубоким колодцем. Однако теперь окно было над головой, а на дне оказались двери лифта. Джедаи еще раз пролетели мимо ошеломленной секретарши и группы имперских штурмовиков. Те наконец догадались открыть огонь; за неимением времени на то, чтобы активизировать световой меч, магистр поймал несколько плазменных зарядов рукой в перчатке и швырнул их обратно, повергнув в Гулкую Пустоту сразу троих противников.

Джедаи рухнули в распахнутые двери и неминуемо разбились бы, если бы не спасительное воздействие оборваха. Вскочив на ноги, рыцари вновь бросились вверх — но теперь уже по той стене шахты, которая несколько минут назад представлялась им потолком. Чоудхури при помощи Силы заклинил двери лифта, чтобы уцелевшие штурмовики не принялись стрелять им вслед. Цель была близка.

Метров через сто они уперлись в тупик.

— Девяносто девятый этаж! — произнес Титус, разглядывая в неярком сиянии светового меча преградившую им путь шероховатую бетонную стену. — Кабинет Верховного владыки ситхов на сотом. Где же сотый?

— Справедливо замечено, юный падаван, — кивнул магистр. — Подними голову.

Тутус подчинился и обнаружил у себя над головой широкое прямоугольное отверстие, в которое как раз поместилась бы кабина лифта, уложенная на бок. Оно открывало уходящий вверх коридор, который быстро скрывался в кромешном мраке.

— Смертному не суждено доехать в лифте до сотого этажа, — пояснил магистр. — Трос заканчивается на девяносто девятом. В случае необходимости добраться до самого верха трос отстреливается, кабина уходит вбок, вот в этот коридор, и дальше некоторое время перемещается в горизонтальной плоскости, следуя изгибам охранного лабиринта, всякий раз новым маршрутом. И лишь в конечной точке траектории она подается на этаж вверх и оказывается прямо в кабинете Рунарха. Не знаю, каким образом ситхи это делают. Возможно, лифт при помощи Силы перемещает сам Рунарх. В любом случае нам — туда. — Обтянутым черной лайковой кожей пальцем он ткнул в потолок.

— Как же мы туда заберемся? — Падаван с сомнением посмотрел наверх, затем оглянулся, окинув взглядом опрокинутую набок лифтовую шахту, по которой они только что добрались сюда. — Разве что используя оборвах...

Видимо, что-то внезапно щелкнуло у него в голове относительно реального взаиморасположения бетонных плоскостей, потому что он нелепо взмахнул руками и ухнул в бездну, в которую внезапно превратился для него горизонтальный коридор. Очень вовремя магистр ухватил его за шиворот.

— После принятия оборваха категорически запрещено мыслить привычными категориями, — заметил магистр, затащив ученика в прямоугольное отверстие в потолке, которое теперь, когда верх и низ снова заняли свои привычные места, располагалось в левой стене шахты. — Но я рад, что мне не пришлось прибегать к другим сильнодействующим средствам, скажем, рукоприкладству, дабы избавить тебя от его воздействия. Больше оно нам не требуется.

Согласованными движениями они вонзили лезвия световых мечей в стену и начали медленно, с трудом преодолевая сопротивление материала, вырезать в ней дыру.

— Вы чувствуете, как похолодало? — с тревогой спросил падаван, орудуя мечом.

— Совершенно ничего удивительного, — спокойно ответил Чоудхури. — Ситхи решили дополнительно подстраховаться и залить лифтовые шахты жидким азотом. Он уже начал поступать с крыши здания по специальным трубопроводам, но еще не проник сюда. Если мы не поторопимся, то скоро будем иметь сомнительное удовольствие играть в снежки прямо здесь.

Менее чем через пять минут они уже двигались прогулочным шагом по охранному лабиринту. За их спинами остались вскрытая стена, несколько разрезанных на куски боевых дроидов, два десятка тел армейских рептилий, ряд сложных ловушек ситхов, состоявших из восьмидесяти кубометров плавиковой кислоты и сорока пяти метров колючей проволоки под напряжением в четыре тысячи вольт, а также шахта лифта, залитая жидким азотом и промороженная настолько, что бетон и металлические конструкции Начали трескаться, не выдержав столь свирепых температур.

— Учитель, — внезапно нарушил молчание Пазузу, — а можно мне еще немного оборваха?

Чоудхури нахмурился.

— В чем дело, юный джедай? — В его голосе прозвучали угрожающие нотки.

— Оборваха! — Глаза падавана горели, как угли. — Немножко! Вы знаете, после него так хорошо... свободно... — Его взгляд затуманился. — Дай мне немедленно оборваха, старая скотина! — заорал он, поворачиваясь к учителю. В его руке блеснул световой меч.

Меч возник и в руке магистра.

— Ты поклялся клятвой рыцаря, — медленно произнес Чоудхури, описывая перед собою кончиком меча небольшие восьмерки. — Ты желаешь ее нарушить?

— Я не собираюсь ничего нарушать, — помотал головой падаван. — Четверть ампулы, а? Ну хотя бы восьмую часть?..

Давай сюда оборвах, ты, вздорный старик! — Он сделал стремительный выпад.

Магистр парировал удар и снова замер напротив ученика в оборонительной стойке.

— Я опасался этого, — проронил он. — И мне некого винить, кроме самого себя. Будь любезен, юный падаван, быстренько найди мне слово, в котором есть шесть «о».

— Какое еще слово, к дифференциальной матери, — безнадежно проговорил Пазузу. Меч в его руках начал едва заметно подергиваться и вибрировать. — Не существует слова с шестью «о»!

Наставник поморщился.

— Ладно, в твоем нынешнем состоянии это слишком сложное задание, — сказал он, — приму даже в родительном падеже.

— Нету даже в родительном падеже! — дерзко бросил Титус.

— Как это нету?! — вновь вскипел Чоудхури. — Щенок! Поролонового! Многопользовательского!

— Простите, наставник... — Титус Рутра медленно опустил меч, с ужасом глядя на магистра.

— Ну? Громоподобного! Многоголосого!

— Пощады, учитель!

— Все еще не придумал, недоносок? Электровозостроительного!

— Стойте, стойте, наставник! Не добивайте! Я придумал... Колобкообразного!

— Это еще что за языковой кадавр?!

— Порошкообразного! Порошкообразного!

— «Зачет»! Но более ничего «образного» не приму! — Магистр посмотрел на сконфуженного ученика и смягчился. — А помнишь, как ты с круглыми глазами уверял меня, что нет в русском языке слова с четырьмя «о»? — миролюбиво закончил он.

— Помню, учитель Чоудхури.

— Вот и хорошо. Убери меч.

— Простите, учитель, мне нет оправдания и...

— Убери меч.

Титус послушно выполнил приказ.

— Иди вперед. Об этом твоем поступке мы серьезно поговорим по возвращении в Орден.

Благополучно миновав несколько искажающих порталов, установленных в охранном лабиринте Рунарха, преодолев еще несколько хитроумных ловушек и обратив в бегство свирепого зверя эльчупанибрея, измученные джедаи с трудом сдвинули тяжелую гранитную плиту, прикрывавшую выход на верхний уровень Башни, и через квадратный люк выбрались в циклопический колонный зал, освещаемый множеством факелов. Глазам воинов Света предстали огромные золотые врата, перед которыми за массивными металлическими столами, более напоминавшими долговременные огневые точки, заняли позицию две личные секретарши Рунарха.

— Здравствуйте, господа, — прощебетала светленькая, та, что сидела слева. Бэджик на лацкане делового костюмчика свидетельствовал, что ее зовут Гнуся Согнилом. — Боюсь, к Руиарху нельзя.

— Он занят, — подхватила вторая, та, что сидела справа, — жгучая брюнетка с чуть раскосыми глазами и смуглой кожей. Звали ее Улеглася Махнагова.

— Он уехал, — продолжила Гнуся. — В отпуск. Его не будет до августа.

— У него важное совещание, — подтвердила Улеглася. — И он не сможет вас принять.

— Он обедает.

— Он заболел.

— Он принимает делегацию дружественных тибетских лам. — Он отправился в Кремль для личной встречи с Хозяином Тайги.

— Он отдыхает и велел никого не впускать.

— Извините, господа, — подытожила Махнагова. — Всего наилучшего.

— Девушки, — сумел наконец вклиниться Чоудхури, — мы войдем и побеседуем с Рунархом, хотите вы этого или нет.

— Тю! — изумилась Гнуся. — Как же вы это сумеете, ребятки?

— Смешной старичок! — обворожительно улыбнулась Улеглася. — Убирайся отсюда, слушай, да? И мальчика прихвати, иначе мы сделаем из него питательный бульон...

Секретарши сексуально захихикали, глядя друг на друга.

— Магистр, — заявил Титус Рутра, — почему бы нам немедленно не изрубить этих дерзких девчонок в крабовый салат, как мы уже поступили с несколькими десятками их коллег?

Судя по всему, подвиги последнего получаса настроили его на воинственный лад.

— Как ты думаешь, юный падаван, — напряженно заметил магистр, не сводя пристального взгляда е секретарш, — почему на последнем рубеже обороны у Рунарха всего-навсего две хрупкие девушки?

— Неужели?..

— Вот именно. Хорошо еще, что Аленка Исполинка ушла в декрет, иначе нам пришлось бы совсем туго...

— Господа, — снова заговорила Гнуся Согнилом, — Рунарх не желает напрасного кровопролития. Если вы выразите намерение немедленно покинуть здание РАО «ЕЭС России», вам будет обеспечена торжественная безопасная нуль-транспортировка. В противном случае вы умрете здесь и сейчас.

— Без аудиенции у Рунарха мы не уйдем, — сказал магистр.

— Значит, вы выбрали смерть, — со смешком поведала Улеглася.

Миловидное личико Гнуси внезапно потемнело и зловеще исказилось. Она начала подниматься из-за стола, и падаван с ужасом увидел, что ниже пояса у нее нечто огромное, бесформенное, белесое, Колышущееся от каждого движения, словно тело гигантской королевы термитов или личинки майского хруща.

— Высшие инсектоиды, — процедил Чоудхури, крепче стискивая обеими ладонями рукоять светового меча. — Матерые пятисотлетние твари. В их гнилосомах полно генов древних хтонических чудовищ. Будь предельно осторожен, юный падаван.

Улеглася Махнагова тем временем тоже поднялась во весь свой устрашающий рост. За ее столом, как выяснилось, скрывалось черное, покрытое хитином, сегментированное тело гигантской сколопендры с множеством коротких омерзительных лапок, которые с сухим треском судорожно стригли воздух. Физиономию Улегласи перекосила гримаса ненависти, превратив ее в маску театра кабуки. В лице Гнуси к этому моменту уже Вовсе не осталось ничего человеческого — это была морда невообразимого чудовища из фильма «Капитан ЕО». Угрожающе шипя, две человекообразные насекомые твари выползли из-за своих столов и начали надвигаться на джедаев.

— Девочки, спасибо большое, — внезапно ожил селектор над вратами. Голос у Рунарха был немного усталый и грустный. — Пропустите, пожалуйста, господ рыцарей. Еще не хватало, чтобы они и вас поцарапали.

— Вы уже пообедали? — вежливо осведомилась Гнуся.

— Пообедал, — подтвердил владыка ситхов. — Bсe в порядке.

— Обед сопротивлялся? — благоговейно вопросила Улеглася.

— Недолго. Он был успешно загипнотизирован и мгновенно проглочен. Всегда делайте только то, что вам хочется, девочки, и у вас будет отличное пищеварение. А теперь пусть эти назойливые рыцари войдут.

Золотые врата скрипнули и начали медленно раздвигаться. Чудовищные секретарши вытянулись по обе стороны от них по стойке «смирно» — насколько это позволяла им насекомая комплекция тел.

— Войдем же, юный падаван, — негромко произнес Джагавр Чоудхури, и ученик с изумлением отметил, как дрогнул голос наставника. Судя по всему, старый джедай предпочел бы сразиться с двумя высшими инсектоидами, нежели беспрепятственно проникнуть в логово злейшего врага. То, что владыка ситхов отказался от жестокого сражения на последнем рубеже обороны, было странно, а следовательно, крайне опасно. Ситхи всегда были известны своим изощренным коварством.

В сопровождении ученика магистр Чоудхури вступил под своды кабинета Рунарха.

Вопреки ожиданиям и размерам приемной обитель владыки ситхов была довольно скромной, даже аскетичной, как и подобает обители всякого великого духом воина, далеко ушедшего по пути Силы. На стенах, сложенных из дикого камня, висели черепа самых знаменитых противников Рунарха и их оружие. Стены были испещрены многочисленными рунами. В дальнем углу кабинета в громадном очаге пылали поленья древнего чинара. В ближнем углу располагался небольшой бар красного дерева со множеством заманчивых бутылок. На внушительном дубовом столе посреди кабинета были в беспорядке свалены древние, покрытые плесенью фолианты, стояли колбы и реторты, наполненные разноцветными мутноватыми жидкостями, тлел в бронзовой курительнице ароматический бамбук. Возле плоского компьютерного монитора, на котором извивалась энергосберегающая мультипликационная заставка, тихо шелестела действующая модель вечного двигателя. За монитором виднелся анчар в изящном керамическом горшочке. Рядом с массивным креслом владыки ситхов замерла на вешалке его полевая форма — длинный черный плащ с кровавым подбоем и глухой блестящий шлем, похожий на голову злого робота. Судя по внушительному слою пыли на столе и книгах, Рунарх запрещал уборщицам прикасаться к своему рабочему месту.

— Зачем ты убил моих людей, Джагавр?

Хозяин кабинета стоял возле стола, скрестив руки на груди. Он был одет согласно принятому в корпорации ситхов дресс-коду — строгий черный костюм, белоснежная рубашка, галстук в тон. Лишь огненно-рыжая шевелюра нарушала цветовую гамму его костюма, но либо с этим ничего нельзя было поделать, либо Рунарх не считал необходимым тратить свое драгоценное внимание на такие пустяки.

— Чтобы не терять зря времени, ожидая аудиенции, мы решили совместить приятное с полезным, — ответствовал магистр после некоторой паузы.

— Что ж, весьма достойная мотивация, — кивнул Рунарх. — Устроили нам, значит, небольшой холокост? Маленький такой холокостик. Несомненно, попади я в цитадель «Газпрома», повел бы себя точно так же. Кстати, господа, прошу вас, спрячьте оружие. В любом случае вам не будет от него никакого толку: в этом помещении сгенерировано очень мощное магнитное поле, в котором лезвия световых мечей — не более чем очень яркие пучки света. Если не верите, соблаговолите нанести несколько ударов мечом по какому-либо предмету обстановки на свой выбор.

— Ладно, верим, — произнес Чоудхури, убирая свой меч. Падаван последовал его примеру.

— Кроме того, — продолжал владыка ситхов, — тройной силовой кокон сформирован непосредственно вокруг моей персоны. Это на тот случай, если вы решите полезть на меня с кулаками. Вот это, — он прикоснулся к висевшему у него на шее на кожаном шнурке фианиту, — если вы надумаете плюнуть в меня ядом или другой агрессивной субстанцией. Ну и, наконец, хочу сразу предупредить вас, что в отношении меня вообще бессмысленны какие-либо поползновения. Как только вы вошли в здание, я включил режим форсированного обмена веществ и к настоящему моменту за счет ускорения всех процессов, протекающих в моем организме, удалился от вас в будущее на четырнадцать секунд. Таким образом, в каждый момент времени я точно знаю, что именно вы предпримете, поскольку для меня это уже прошлое. Поэтому я способен пресечь любое ваше враждебное действие еще до того, как вы начнете его осуществлять, а если не сумею — надо мной мгновенно опустится пуленепробиваемый и взрывоустойчивый колокол, в котором я буду немедленно телепортирован в свою загородную резиденцию. Пусть не смущает вас то, что я якобы беседую с вами в реальном времени: на самом деле для каждой своей реплики я делаю четырнадцатисекундную задержку, чтобы не доставлять вам лишних неудобств. — Он помолчал, давая собеседникам время переварить услышанное. — Теперь, когда вы проинформированы в достаточной степени, можете присесть. Не желаете ли чаю или кофе, господа? Ничто так не бодрит утром, как чашка крепкого, горячего черного кофе, выплеснутая в лицо.

— Нет, большое спасибо, — вежливо отказался магистр, располагаясь в гостевом кресле.

— Может быть, в таком случае желаете спуститься со мной в подвал? Я покажу вам бочонок амонтильядо.

— Благодарю вас, но сегодня я позавтракал лишь стаканом холодной воды и оттого не уверен, что мой организм сумеет адекватно воспринять порцию алкоголя, — покачал головой Чоудхури. — Давайте не умножать сущностей сверх необходимого, владыка.

— Что ж, хорошо. Тогда извольте разъяснить свое вопиющее поведение, любезный магистр. Вы напали на цитадель нашего Ордена в середине июля, когда все достойные рыцари-ситхи разъехались в отпуска! С вашего позволения, это подло, господа!

— Мы вовсе не собирались нападать на цитадель, — заявил Чоудхури. — Мы собирались мирно побеседовать с вами, владыка. И если бы не коварство вашего почетного эскорта, в этом здании не пролилась бы кровь.

— Странно, я не давал охране указаний уничтожать вас, — удивился Рунарх. — А что касается крови... Она в этом здании проливается регулярно — боевых монстров надо чем-то кормить, да и пыточные орудия подвергаются коррозии, если долго лежат без употребления... И персонал начинает вести себя слишком развязно, если хотя бы раз в неделю не устраивать публичную корпоративную казнь. В общем-то сотня-другая обученного быдла, что я потерял сегодня, — пустяки, не стоит даже говорить о такой мелочи. Однако вы внесли определенный хаос в размеренный ритм работы моей корпорации. Ситхи не прощают подобного.

— О чем вы говорите, мерзкое чудовище! — вскричал магистр джедаев. — У вас только что погибло несколько сотен сотрудников, а вы смеете думать о нарушенном ритме работы?!

— Спасибо, вы приятно оскорбили меня в лучших чувствах, — с достоинством ответил владыка ситхов. — Что ж, вы правы, я влияю тлетворно буквально на всё, это ни для кого не секрет. Смрадно дыхание мое, огнь серный исходит из уст моих, страшно далек я от народа. Но не произошло ничего катастрофического, не беспокойтесь: я дам объявление в Интернете и привлеку на темную сторону Силы еще пару сотен неофитов. Возможно, больше; Ордену давно пора расширяться.

— Ринпоче Иисус некогда справедливо сказал: «Горе тем, кто соблазнит малых сих», — мрачно произнес Чоудхури.

— Однако равноапостольный Оззи Осборн возразил на это: «Я ничего не могу поделать с тем, что люди для самых невероятных своих поступков используют мое творчество словно тележку, подвозящую их к тому или иному безумству». Ему вторили в этом такие авторитеты теологии, как Элис Купер, Стивен Кинг и Мэрилин Мэнсон.

— Златоуст Равиньяни крайне удачно парировал: «Главный успех Сатаны заключается в том, что он уверил нашу эпоху, будто его нет».

— Преподобный Амброз Бирс заметил на это: «Страх перед дьяволом убил людей больше, чем сам дьявол». А настоятель-бессребреник Густав Манринк весьма справедливо указал: «Тот, кто всегда слышит песнь соловья, — всегда безгрешен, даже если убьет своих отца и мать».

— Он же утверждал: «Вы получите чечевичную похлебку, ибо не жаждете большего», — возразил магистр.

— Он также называл глупцом того, кто, разбив электрическую лампочку, считает, будто нанес урон электричеству. — Рунарх насмешливо посмотрел на магистра. — Вы все еще полагаете, что нанесли сегодня серьезный урон Ордену ситхов?

— У нас не было такой цели.

— И тем не менее вы выступили в роли, так сказать, санитаров офиса. Что ж, этот планктон давно пора было немного почистить. Ротацию менеджеров следует проводить не реже раза в два года, иначе они прирастают к своим местам, словно морские желуди» и начинают слишком много о себе мнить. А ведь даже святой Дион Кассий призывал: «Ублажайте воинов, на всех остальных можете не обращать внимания».

— Однако отшельник Юлий Капитолий добавил: «Нет возможности держать в узде воинов, если их души полны ненависти».

— Пустое. Мудрец Вантала изрек: «Хищник не сражается, он добывает себе пищу. Всякий обученный воин темной стороны Силы умеет контролировать себя и выпускает свою ненависть на свободу только по приказу своего верховного божества — Рунарха».

— Евангелист Лидбитер часто повторял: «Каждое божество, требующее кровавых жертв, должно быть причислено к разряду низших отвратительных элементалей», — хмыкнул Джагавр Чоудхури.

— А пустынник Адриан констатировал: «Единственный бог — деньги. Вот божество, которому поклоняются и христиане, и евреи, и всякого рода люди».

Рунарх и магистр замолчали; первый раунд был окончен. Они уважительно поклонились друг другу, приветствуя достойного соперника.

— Постник Плутарх Херонейский отмечал: «Пороки входят в состав добродетели, как ядовитые снадобья в состав целебных средств», — проговорил владыка ситхов после паузы. — Современная медицина катастроф, спасающая ныне миллионы жизней по всему миру, почти целиком базируется на живодерских опытах доктора Менгеле и прочих медиков фашистских концлагерей, ибо только они имели возможность проводить лабораторные исследования на неограниченном количестве свежего человеческого материала. Это называется дуализм существования... По этому поводу патриарх Эвклид Мегарский заявил, что добро не имеет противоположности, поэтому зло не существует.

— Вздор.

— Всесвятейший Ремарк утверждал, что человек жив именно вздором, а не черствым хлебом фактов. А что касается вашего нескончаемого плача по поводу жестокости ситхов, то столпник Бхактиведанта Свами Прабхупада декларировал следующее: «Правители никогда не должны лицемерно объявлять себя сторонниками ненасилия, так как для них это прямая дорога в ад». Как насчет джедайского лицемерия, о рыцарь?

— Он же провозгласил: «Убийство в бою и убиение животных на жертвенном огне не считаются актами насилия, ибо совершаются во имя религиозных принципов и являются благом для всех», — отреагировал магистр Чоудхури. — И еще из него: «Кто не руководствуется ложным это и чей разум свободен, тот, даже убивая людей в этом мире, не убивает, и поступки его не имеют для него последствий». И еще: «Для уничтожения безбожников у Господа есть много энергий и посредников, которые и без него могут выполнить эту задачу...»

— Хватит, хватит! — взмолился рыжий Рунарх. — Ты победил меня, колдун!.. — Тяжело дыша, он откинулся на спинку своего массивного кресла. — А вы неплохо фехтуете теологическими максимами, магистр, — признал он, дотянувшись до бара и шедро набулькав себе в стакан торфяного шотландского виски. — Было крайне любопытно побеседовать с вами. Я даже готов отдать чью-нибудь жизнь, чтобы вы всегда имели возможность беспрепятственно высказывать свое мнение... Однако мое оскорбленное самолюбие настоятельно требует реванша. Какое оружие вы предпочитаете теперь?

Чоудхури задумался.

— Может, партию в гипершахматы! — предожил он.

— В гипершахматы? — Рунарх с сомнением посмотрел на Титуса. — В присутствии младшего?..

— Ничего страшного. Это мой падаван, а следовательно, можно расценивать его просто как одну из моих рук, — произнес магистр и безжалостно уточнил: — Левую.

Пазузу понурился.

— Что ж, прекрасно! — согласился Рунарх. — На каком поле будем играть? У меня есть треугольное, круглое, кубическое, в форме пирамиды, конуса, шара и додэкаэдра, В объемных полях ходы можно делать как снаружи, так и внутри роля. Есть поле-плоскость, состоящее из бесконечного числа. Есть поле в виде ленты Мёбиуса. Играть на двух последних можно бесконечно долго, целую вечность получая непрекращающееся наслаждение от игры.

— Не сомневаюсь, сударь. Однако я консерватор и предпочитаю классическое поле. Не в моем возрасте обманывать себя вечностью.

— Хорошо. Пусть будет классическое.

Владыка ситхов нажал на кнопку, утопленную в столешнице, и та автоматически сдвинулась в сторону, уступив место огромной плите из цельного куска лазурита. Плита была испещрена многочисленными складками местности, миниатюрными водоемами и горными хребтами, нитками рек и стенами городов, покрытых масштабной сеткой.

— Желаете играть белыми, черными, желтыми, красными, зелеными или голубыми? — любезно осведомился Рунарх.

— Если позволите, я буду играть своим набором фигур. — Магистр Чоудхури извлек из широкого рукава небольшой полотняный мешочек.

— Как вам будет угодно. Но учтите, что в таком случае я задействую собственный сувенирный набор.

— Извольте.

Два иерарха начали расставлять гипершахматные армии на исходные позиции.

— Что это? — поинтересовался магистр, разглядывая необычную ладью ситха.

— Это танк, — вежливо пояснил Рунарх. — Причем не обычный, а танк-рикошет. Он способен отражаться от краев доски и от объектов на местности, подобно бильярдному шару, после чего двигаться юзом, то есть по диагонали. Делает два хода подряд. Очень полезная фигура.

— Не сомневаюсь.

— А вот это кентавр. Объединяет в себе качества слона и коня. Это шут, он ходит буквой «ж». Епископ, дракон, императрица. Некромант оказывает воздействие на поля доски через другие фигуры. Адвокат-правозащитник — его брать нельзя ни при каких условиях, а стоящие рядом с ним фигуры имеют статус женщин и детей и оттого неприкосновенны. У меня целый батальон правозащитников. Камикадзе покидает доску вместе со снятой фигурой, но побить может абсолютно любого, вплоть до Ктулху. А вот это голем. Сокрушить голема очень тяжело, это может сделать только равноценная или старшая фигура, например, боевой маг. Либо младшая, вроде падавана или спецназовца, но за три-четыре хода, на протяжении коих ей придется непрерывно нападать на голема, который, естественно, станет защищаться.

— Принимается, — сказал Чоудхури и тут же ввернул: — Однако из-за своей тяжести и неповоротливости голем не отличается быстротой перемещения и скоростью реакции. За один ход он может преодолеть не более двух клеток вперед и не более одной в стороны и назад.

— Принимается, — недовольно проворчал Рунарх. — Начнем же? — поспешно добавил он, опасаясь, что соперник начнет вносить поправки в характеристики и других фигур.

— Начнем, пожалуй, — отозвался старый магистр. Они приступили.

Падавану с его места не было видно, что происходит на игровом поле, а когда он попытался приблизиться, наставник остановил его строгим жестом; однако, судя по приглушенному шуму битвы и доносившимся воплям умирающих, схватка развернулась ожесточеннейшая.

— Почему вы возвращаете фигуры на поле, владыка? — несколько минут спустя нарушил молчание Джагавр Чоудхури. — Они побиты и не могут вернуться к жизни.

— Это зомби, — усмехнулся Рунарх, — поднятые из могил темной магией руководителя РАО «ЕЭС России».

— Принимается, — не стал спорить Чоудхури. — Но в результате трупного окоченения они утратили половину быстроты и треть поражающей силы.

— Принимается.

Игроки вновь погрузились в молчание.

Прошло еще несколько минут. Сгоравший от любопытства падаван грыз ногти, пытаясь хотя бы одним глазком взглянуть на доску, но ему мешал высокий горный хребет, расположенный на юго-востоке.

Внезапно за игровым столом вновь возникла активность.

— Ядерная бомба! — торжествующе вскричал Рунарх, выставляя фигурку в форме ракеты. — Внезапная ядерная атака! Половина игрового поля уничтожена! Чоудхури, вы разбиты, вы оккупированы, вы на коленях, шестьдесят шесть лет вы платите репарации! У вас осталось менее четверти войска. Если вы сдадитесь в почетный плен, я обещаю подумать над тем, чтобы не пытать вас перед казнью. Можете начинать умолять меня прямо сейчас.

— Не так быстро, уважаемый. — Магистр пристально посмотрел на Рунарха. — Что это вы вдруг спали с лица? Ах, да — четырнадцатисекундная фора... Вы ведь уже знаете, что сейчас произойдет? — Он извлек из широкого рукава балахона причудливую раскоряченную фигурку и утвердил ее в центре поля. — Туши свет. Медвед пришел.

Помертвевшее лицо рунарха пошло красными пятнами. Он несколько раз открыл и закрыл рот, словно пытаясь глотнуть воздуха или что-то сказать. Чоудхури тем временем, убедившись, что противник окончательно осознал произошедшее, начал неторопливо собирать с доски и прятать в полотняный мешочек свои уцелевшие фигурки. Пресловутый Медвед Туши Свет был вновь бережно помещен в рукав. Только после этого падаван понял, что игра, похоже, окончена.

— Мне-е-е... — проблеял потрясенный Рунарх. — Я-а-а... Может быть, партию в города или поедим бананов на скорость?.. У меня есть право на реванш!

— Достаточно! — отрезал магистр. — Даже если в третьей игре вы одержите победу, счет все равно будет два — один в мою пользу. Хватит вилять, владыка ситхов! Извольте наконец выслушать нас!

— Ты снова победил меня, старый колдун, — надменно проговорил Рунарх. Он довольно быстро приходил в себя после унизительного поражения. — Немыслимо! Что ж, я уважаю правила. Говори, чего ты от меня хочешь. Только поторопись — через двадцать минут у меня гольф с послом Империи Добра.

— Две сущих безделицы, — ответствовал магистр. — Начнем с более важной. Ваш рыцарь Дарт Вейнгарт третьего дня причинил нестерпимые моральные страдания джедаю Гаруде Чаклгоолю. Они оба сопровождали своих наследников на утренник в элитный детский сад. Во время представления Вейнгарт отпустил язвительное замечание в адрес юного Чаклюоля, а на закономерное приглашение его отца выяснить возникшие разногласия при помощи поединка встал и молча нанес последнему серьезное оскорбление действием.

— Честно говоря, сколько живу, никогда не мог представить себе, как это — оскорбление действием, — проворчал владыка ситхов.

— Так я вам охотно продемонстрирую! — оживился магистр. — Извольте приблизиться на расстояние вытянутой руки.

— Благодарю, я верю вам на слово.

— Атаковать нахала на месте Гаруда не счел возможным, поскольку кругом были дети. Поэтому он решил написать жалобу в секретариат Ордена джедаев.

— Что ж, весьма достойный ход. Я вполне понимаю его чувства. Заверяю вас, мы проведем внутреннее расследование и независимо от его результатов строго накажем брата Вейнгарта. Акт, подписанный представителями московской администрации, и видеозапись экзекуции мы предоставим Внутреннему кругу Ордена джедаев в течение недели.

— Спасибо, коллега, — кивнул Чоудхури. — Я знал, что в этом вопросе мы быстро достигнем взаимопонимания. Теперь второе, хотя это уже сущие мелочи. Нас по-прежнему тревожит ваша поддержка бесчеловечного украинского режима. Мы вообще против того, чтобы демонические сущности и элементали занимали высшие посты в правительствах каких-либо государств, а в оранжевой коалиции таковых сразу двое.

— Мне хорошо известна ваша ксенофобская позиция по этому вопросу, — вскинулся Рунарх, — И я готов подтвердить, что мы и далее будем противостоять ей по мере сил. Если у вас есть какие-то менее расплывчатые претензии, просьба конкретизировать.

— Газ «паписят»! — зарычал магистр. — Нам совершенно непонятно, отчего вы ратуете одновременно и за рыночные условия для всех участников, и за газ для Украины «паписят»! Я так понимаю, если страна собирается вступать в Атлантический магический блок, то пусть и платит как все его члены: по двести пятьдесят! Мы не собираемся субсидировать экономику вражд


Содержание:
 0  вы читаете: Московские джедаи : Василий Мидянин    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap