Фантастика : Юмористическая фантастика : История, рассказанная ночью, или добро с клыками : Марина Милованова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  67  68

вы читаете книгу




Хорошо тем, кому жизнь преподносит приятные сюрпризы. В моем же случае все совершенно иначе. Одни хотят меня убить, другие — получить власть надо мной, третьи… В общем, тоже ничего хорошего. Поэтому не остается ничего другого, кроме как бороться за выживание. А чтобы не было скучно, бороться нужно в компании друзей, готовых пойти за тобой не только по велению сердца, но и корысти ради и на край света, и в горы, и даже под землю. Вот только что из этого получится?

Часть первая

БЕГСТВО

Глава 1

Нынешняя ночь выдалась теплой, даже душной. Бархатная темнота просто ощущалась в ладонях, протекала сквозь пальцы густым черничным вареньем. Хотелось облизнуться и попробовать ее на вкус. Но, увы, несмотря на всю кажущуюся доступность, узнать вкус ночи еще не удавалось никому, в том числе и мне. Поэтому я спокойно сидела на балконе, мерно покачиваясь в плетеном кресле-качалке, и наслаждалась видом засыпающего города. В моих пальцах светилась ярко-красным огоньком тонкая сигарета. Я отдыхала.

Внизу негромко переговаривались прохожие, а в доме напротив назревала очередная семейная ссора. Судя по доносящимся обрывкам фраз, муж вновь обнаружил любовника в спальне своей жены, но почему-то грозился выкинуть именно шкаф, в котором прятался незадачливый совратитель, а не жену. С одной стороны, этот поступок можно было бы назвать логичным, поскольку мадам имела обыкновение прятать всех посторонних лиц противоположного пола именно там; с другой стороны, вспоминая о том, что эта ссора была далеко не первой, то на месте мужа лично я выкинула бы именно жену. Несмотря на всю мою нелюбовь к мужскому полу, в этой ситуации я сочувствовала соседу, поскольку характер у его второй половины был на редкость сварливый и несносный.

Не то чтобы я прислушивалась ко всем спорам и разговорам, просто мой острый слух, к сожалению, улавливал намного больше, чем ухо простого человека. Нет, я, конечно, тоже была человеком, но лишь наполовину. Второй своей половиной, а также набором всех прилагающихся к ней способностей и особенностей была обязана своей прабабушке, неизвестно как умудрившейся согрешить с вампиром и остаться при этом живой.

Почему-то и бабушку, и маму сверхъестественные дары благополучно обошли стороной, а вот на меня излились щедрым наследственным потоком. Мне достались обостренный слух, прекрасное ночное зрение, способности к магии и регенерации, а также умение летать. Но пользовалась я этим даром крайне редко и только в случае острой необходимости, поскольку процесс мгновенного вырастания крыльев был весьма болезненным, а еще после полетов порванную крыльями одежду приходилось магически латать, иначе никаких ниток не напасешься. Также я имела утонченный вкус, хорошие манеры и, несмотря на темную наследственность, доброе сердце. Разумеется, еще нужно упомянуть пару небольших верхних клыков, благополучно соседствовавших в моей улыбке с нормальными зубами. К счастью, они были настолько аккуратными, что окружающие их не видели без моего на то желания. Зато когда это самое желание возникало, по причине злости или ярости, клыки вырастали вдвое, что, признаюсь, было крайне неудобно, зато резко повышало мой авторитет в глазах собеседника.

Остальные «подарки», по счастью, обошли дальней стороной. Меня тошнило от одного только вида крови, я никогда не набрасывалась на прохожих в темных переулках, а солнце и серебро не причиняли мне никакого вреда, равно как и святая вода, вместе с крестами и святыми иконами во всех храмах многочисленных городов, которые мне пришлось сменить за свою достаточно долгую жизнь. Поэтому я старательно скрывала от окружающих свою необычность, не желая понапрасну беспокоить и пугать живущих в городе людей, исключая домашних, которые, разумеется, были прекрасно осведомлены о моей «нечистой» крови и прилагающихся к ней способностях. Но все же я невольно выделялась из толпы яркой внешностью.

Природа наградила меня молочно-белой кожей, которая, несмотря на все мои старания, совершенно не загорала, иссиня-черными волосами, спускающимися тугими кольцами до самой талии, пронзительными глазами цвета крепкого кофе и стройной фигурой, которую я выгодно подчеркивала одеждой. В общем, я себе нравилась. Окружающим тоже. Когда несколько лет назад переехала в этот дом, соседские кумушки поначалу неодобрительно посматривали в мою сторону, стараясь вовремя убирать своих мужей с улицы и от окон. Но позже, увидев мою реакцию, а точнее, полное отсутствие таковой на своих дражайших супругов, перестали видеть во мне соперницу. Которой я, впрочем, вовсе и не являлась, поскольку на дух не переносила мужскую часть населения.

Нет, с ориентацией у меня все было в порядке, просто представители противоположного пола попадались какие-то хлипкие, несерьезные, а зачастую попросту глупые. В общем, как в народе говорят, не родись красивой, а родись счастливой. Вполне возможно, что я предъявляла несколько завышенные требования к мужчине, которого хотела видеть рядом с собой. Но жизненные приоритеты и сила духа (не говоря уже о физической) не позволяли опускаться до уровня мужиков, ежедневно протирающих свои штаны в трактире с кувшином пива или крепкого самогона. Мне хотелось сильных чувств, доверия, душевной близости, взаимопонимания и прочей романтической чепухи, которая возникает между двумя любящими сердцами. А также мечтала, чтобы мужчина принял меня такой, какая я есть, и не шарахался как от чумной, узнав, что имеет дело с полукровкой. Таких пока не попадалось. Точнее, я не видела достойных кандидатов, которым могла бы доверить свою страшную тайну. Но, несмотря на отсутствие сердечного друга, жизнь была полна ярких впечатлений, а от поклонников отбоя не было. Я не скучала.

— Лютена, вот твой томатный сок! Если больше ничего не нужно, я спать пойду.

Услышав знакомый голос и приближающиеся шаги, я быстро затушила сигарету и щелчком отправила ее вниз, искренне надеясь, что она не попадет на голову какому-нибудь незадачливому прохожему. Рина, помощница по хозяйству, категорически не одобряла моей вредной привычки и была абсолютно права. Не ругала, конечно, но от одного только ее взгляда мне сразу становилось не по себе. Порой я даже серьезно задумывалась, кто из нас двоих вампир. Разумеется, Рина была обычным человеком в почтенном возрасте пятидесяти лет, и поскольку уже долгое время работала у меня, то просто любила и переживала. Я же старалась ее не расстраивать, тщательно скрывая сигареты.

Нельзя сказать, что я была абсолютно подвержена этой пагубной привычке, но иногда позволяла себе пару-тройку затяжек. Но такие моменты случались очень редко.

— Хорошая ночь сегодня! — Рина вышла на балкон и протянула мне стакан с моим любимым напитком. — Держи, я только что приготовила.

Улыбнувшись Рине, я с удовольствием принюхалась к томатному аромату:

— Спасибо!

— Спокойной ночи, Лютена.

— Доброй ночи! — кивнула я, искренне надеясь, что запах сигаретного дыма успел полностью развеяться. Впрочем, судя по спокойствию Рины и моему обонянию, так оно и было.

Рина ушла, а я пригубила сок. Томаты были моей настоящей страстью. Я их обожала в любом виде: жареном, запеченном, сыром, тушеном. А томатный сок могла пить литрами, добавляя в него по вкусу соль и пряности. Когда приходила на рынок, придирчиво выбирала плоды, оценивая по величине, цвету и аромату. Брала много. Поэтому торговки меня любили, а зная критерии выбора, заранее откладывали лучшие плоды. Сейчас я пила сок и жмурилась от удовольствия, словно кошка перед миской сметаны.

— Люта, лови помидор!

В воздухе просвистело, и на макушку мне шмякнулось что-то текучее. Судя по ощущениям и аромату, тот самый обещанный помидор. Не оборачиваясь, я вытянула руку и поймала виновницу, устроившую это безобразие, прямо в полете.

— Не добросила! — виновато сообщила летучая мышь и, закатив глаза, симулировала глубокий обморок, красиво распластавшись на моих коленях.

Вздохнув, я допила сок и задумчиво потрогала пальцем мохнатое брюшко. С моего лба скатилась томатная капля и попала на мышиный нос. Симулянтка открыла глаза, посмотрела на меня с явным осуждением, а затем взлетела и принялась нарезать круги в воздухе, вереща что-то неразборчивое.

— Клякса, перестань, а то соком оболью! — беззлобно пригрозила я пустым стаканом. Впрочем, мои слова были самым наглым образом проигнорированы. Истошно вопя, мышь носилась в воздухе, окурок сигареты валялся где-то внизу, а на макушке было мокро от лопнувшего помидора. По всем признакам выходило, что мне пора покинуть балкон и переместиться в ванную, чтобы вымыть голову.


В ночной тишине мелодично зазвенел колокольчик. Я толкнула тяжелую дверь и вошла в ярко освещенное помещение. Резко запахло свежей сдобой с примесью ванильного, фруктового и шоколадного ароматов. Как самый неправильный вампир из всех существующих, я держала небольшой магазинчик горячей выпечки. Разумеется, мои изделия несколько отличались от обычных, поэтому пользовались повышенным спросом у населения. Желая привнести в жизнь окружающих добро и положительные эмоции, я щедро добавляла в хлеб, булочки, пироги и прочие изделия нужные заговоры и заклинания. Разумеется, это была моя профессиональная тайна, тщательно скрываемая от покупателей. Я ее утаивала даже от Джаны, помогающей мне в магазине. Она была милой и доброй девушкой, умной и ответственной, но я не считала нужным перегружать наше общение лишней информацией.

Поскольку на сон мне хватало трех-четырех часов, ночи напролет я проводила в своем магазинчике, занимаясь приготовлением продукции и возвращаясь домой лишь на рассвете. Часть выпечки разбиралась покупателями за день, а остатки расходились за половину цены.

Сейчас меня ожидало море теста и начинки, которое к утру должно было превратиться в свежую ароматную сдобу, поэтому я закатала рукава, убрала волосы под специальную косынку и надела белоснежный фартук. В таком виде прошла к двери в дальнем углу, умело задрапированной большой картиной, изображающей разнообразную выпечку. Сопровождающая меня Клякса первой влетела в небольшое помещение и принялась летать от стола к столу, пробуя на вкус все, что попадалось на пути. Пригрозив мыши пальцем, я принялась привычно колдовать над тестом, совмещая приятную сдобу с полезными заклинаниями и составами.

В большие ароматные бублики необходимо было добавить немного укрепляющего зелья. У сына мадам Анны слабое здоровье, малыш обожает бублики. В начинку сахарных пряников нужно влить состав, сращивающий кости. Маленькая Лоретта недавно сломала ногу, но ее бабушка непременно появится утром на пороге магазина, чтобы порадовать внучку сладостями. В тесто для пирога мадам Флоры необходимо всыпать порошок, дающий мужскую силу. С тех пор как Флора зачастила в мой магазин, супругам пришлось пару месяцев назад приобрести новую кровать в мебельной лавке. Для почтенной мадам Клавии нужно добавить успокоительного зелья в столь любимые старушкой рогалики. Клавия, хоть и преклонных лет, но ругается громче любой базарной торговки. Когда она полюбила мои рогалики, окружающие наконец смогли вздохнуть спокойно. Для юной Далии добавим в булочки средство для похудения, поскольку ее жених слишком громко возмущается объемами невесты и грозится отменить свадьбу, несмотря на то что Далия уже сбросила несколько килограммов. На месте юной девы я гнала бы такого жениха прочь поганой метлой, но Далия покорно сносит все его претензии. Возможно, виной тому приличное состояние будущего мужа.

— Люта, на помощь!

Оторвавшись от мыслей и теста, я поспешила на зов. Мышь обнаружилась в кастрюле с малиновым сиропом. Вытащив горестно пищащий липкий комок, посадила ее на стол рядом с собой и попросила больше ничего не трогать. Клякса была весьма обижена на несовершенство мира, устроившего ей такую сладкую, но неожиданную подлянку, а потому, к моей великой радости, с места не двигалась и тихо слизывала с крыльев вкусную липкую массу.

Разложив на столах приготовленные изделия, я принялась медленно водить над ними ладонями. Под воздействием магии тесто превращалось во вкуснейшую выпечку, приобретая красивый золотистый цвет. В воздухе поплыл стойкий аромат свежеиспеченного хлеба. Магия существенно экономила мне время и затраты на возню с печью. Джана, хоть и заметила отсутствие столь необходимой детали в подсобном помещении, но вопросов не задавала, за что я ей была весьма благодарна.

Потратив некоторое время на то, чтобы разместить приготовленные изделия на витрине и прилавке, я поняла, что могу быть совершенно свободна.

— Хочу пряник! — внезапно завопила перенесенная мною на прилавок все еще малиновая Клякса, желая таким образом компенсировать неудачное, но вкусное падение в сироп.

Я подула на требуемое лакомство, чтобы оно было не таким горячим, и сунула его в цепкие перепачканные лапки. Затем сняла фартук и косынку, подхватила мышь и покинула помещение. На улице к этому времени уже рассвело. Нужно было выкупать зверюшку и поспать самой.

Глава 2

Ни того, ни другого, к сожалению, сделать быстро мне не удалось. Дело в том, что когда я подошла к дому, то обнаружила у ворот мужчину. Незнакомец лежал на земле и, судя по всему, пребывал в глубоком обмороке. Это обстоятельство меня сильно заинтересовало, поскольку перед моим жильем люди просто так чувств не лишались. Подобное могло произойти только по определенным причинам, напрямую связанным со мной.

Дело в том, что я хоть и жила в городе спокойно, но ни на минуту не забывала о том, что являюсь наполовину вампиром. Поэтому дом был окружен разработанным мной хитроумным заклинанием, которое в буквальном смысле лишало чувств всех приближающихся охотников за вампирами и прочей нечистью. Из-за своей необычности и так пришлось покинуть несколько предыдущих городов, когда некоторые личности, возжелав моей скорой и неминуемой смерти, караулили меня на каждом шагу. Здесь же все было спокойно, но лишь до сегодняшнего утра.

Я присела перед незнакомцем и перевернула его на спину. Молодой. И глупый. Поскольку умный человек ни за что не сунется прямиком в главные ворота, а попробует обойти и забраться в дом иным путем. Правда, заклинание действовало по всему периметру, так что на самом деле особого выбора у него не было. К тому же от мужчины нестерпимо разило чесноком. Видимо, начитался сказок или свято уверовал в «Законы истребления нечисти» этих самых охотников за нечистью, один из пунктов которых гласил:

«Всякая непотребная тварь, насыщающая себя кровью невинных людей, пуще всего боится чесночного запаха, а также святой воды церковной, а также серебра освященного. Долг каждого охотника убить такую тварь, дабы не попирала она своими грязными ногами чистую землю и не занималась убийством премерзким. Необходимо одурманить ее чесночным ароматом, затем окропить святой водой, а затем повесить на шею крест серебряный освященный, дабы истлела тварь без остатка. Ежели нет таковой возможности, по причине отсутствия необходимых конечностей, или не истлеет тварь, то нужно предать ее тело земле, вогнав в сердце осиновый кол».

Помню, я от души повеселилась, когда читала эти самые «Законы», окольными и совершенно случайными путями попавшие мне в руки. Интересно, где они найдут такого вампира, который позволит безропотно надеть на себя серебряный крест? К тому же от неповторимого чесночного амбре будут шарахаться не только вампиры, но и вполне обычные люди. Угадай после этого, кто из них «тварь непотребная». Разве что поголовно поливать всех встречных-поперечных святой водой, но для этого нужно за собой целую бочку таскать. Ну или как последний вариант тыкать каждому под нос серебряное распятие, тогда слава полоумного вам будет обеспечена сразу и безоговорочно и побежит впереди на многие мили. К тому же, к примеру, на меня такие штучки не действовали. И на «тварь» я даже отдаленно не походила, поскольку приносила населению пусть и малую, но ощутимую пользу. А вот вреда от меня никакого не было. Впрочем, этот охотник явно был другого мнения, иначе не притащился бы ночью под мои ворота.

— Люта, не трогай его! — громко зашептала на ухо сидевшая на плече мышь. — Может, он больной и заразный. Вон как воняет.

— Это всего лишь чеснок, Клякса, не переживай, — возразила я, беззастенчиво расстегивая молнию на чужой куртке и исследуя карманы на предмет поиска прочего арсенала. — Этот аромат призван отпугнуть меня, правда, как видишь, безрезультатно.

— Он дурак, да? — озадачилась мышь, соскакивая на живот к незнакомцу. — Чеснок — это же жутко невкусно! А что это за блестящие штучки? Дай одну!

— Не дам.

— Жадина!

— Проснется, сама у него попросишь.

— Правда?

— Нет!

«Блестящие штучки» оказались не чем иным, как серебряными наконечниками для арбалетных стрел. В кожаном чехле обнаружился и сам арбалет.

Пригодится в хозяйстве, решила я и забрала оружие вместе с серебром. Также в процессе поиска нашлась святая вода в небольшом пузырьке и несколько серебряных крестиков на цепочке. Я отобрала один красивый для Рины, а остальные оставила. Воду, за ненадобностью, также трогать не стала. «Обезоружив» таким образом незнакомца, оттащила его под дерево, поскольку утреннее солнце могло напечь его и так неразумную голову, и развернулась, чтобы уйти. Сделав пару шагов, почему-то обернулась и посмотрела на лежащего мужчину. Он выглядел таким беззащитным, что мое сердце, вопреки всем убеждениям, дрогнуло. Ругая себя на все лады за не вовремя проснувшееся человеколюбие, я вернулась и потащила незнакомца в дом.

— Люта, ты хорошо понимаешь, что делаешь? — озадаченно спросила мышь, спикировав на грудь незнакомца и удобно устроившись в одном из многочисленных карманов его куртки.

— Не очень! — честно призналась я, пропихивая мужчину в калитку. (Открывать ворота для такого знаменательного события было, откровенно говоря, лень.) — Но делаю. А ты не забудь вылезти, а то еще придавит ненароком.

— А вдруг он буйный? — Из недр кармана высунулась любопытная мордочка.

— Тогда я разрешу тебе уронить ему на голову что-нибудь тяжелое! — пропыхтела я, взваливая незнакомца себе на плечи. Не то чтобы было очень тяжело, просто сам факт присутствия на собственной шее мужчины воспринимался мной как личное оскорбление.

На пороге нас встретила Рина, давно привыкшая к моим ранним возвращениям.

— Лютена, ты что-то сделала с этим молодым человеком? — ласково, но без малейшей тени удивления спросила она.

— Еще не успела, — улыбнулась я, протискиваясь в дом. — Все будет зависеть от его дальнейшего поведения.

Пристроив незнакомца на диване в гостиной, я поднялась наверх, вымыла громко возмущавшуюся процессом купания мышь, закутала ее в полотенце, а затем легла в кровать. Вампир я или нет, а поспать пару часиков никогда не помешает.


Мой приятный сон прервали женские причитания. Им громко вторил грозный мужской голос, выкрикивая что-то отрывистое. Поморщившись, я повернулась на бок и открыла глаза. На подушке молча приплясывала мышь, умоляюще глядя на меня бусинками черных глаз.

— Они там сейчас друг друга поубивают! — жалобно сообщила она в ответ на мои приподнятые в немом вопросе брови.

Скептически хмыкнув в ответ на столь трагичное предположение, я слетела с кровати и понеслась прочь из комнаты, на ходу запахивая пеньюар. Следом полетела мышь. Понадобилось несколько секунд на то, чтобы спуститься с третьего этажа на первый, и вот я застыла на последних ступеньках лестницы, пытаясь разобраться в происходящем.

Открывшееся зрелище поражало своей бессмысленностью и масштабностью. Рина подпирала одну из стен, выставив перед собой в качестве защиты поварешку, при этом ее лицо и волосы были мокрыми, видимо, в лицо плеснули святой водой, флакон из-под которой валялся сейчас пустым на ковре. На нее надвигался уже пришедший в себя незнакомец, угрожающе размахивающий серебряным распятием на цепочке и громко вопивший:

— Умри, тварь безбожная!

Сцена выглядела забавно, но дальнейший осмотр мне не понравился. Две из трех картин, украшавших гостиную, лежали на полу, при этом в одной из них зияла приличная дыра. Это меня разозлило. Дело в том, что я весьма трепетно относилась к живописи и собрала богатую коллекцию картин, которую, во избежание лишних вопросов и любопытства, расположила на третьем этаже и куда не допускала никого из чужих. Но несколько самых простых полотен все-таки повесила внизу. И вот сейчас по причине бесчинства некоего недоразумения, по ошибке называющегося мужчиной, часть моей драгоценной коллекции пострадала. Обездвижив легким заклинанием настырного незнакомца, уже почти подобравшегося к Рине, я подошла и спокойно заглянула в искаженное злобной гримасой лицо.

— Допустим, единственный вампир в этом доме я! Что теперь будешь делать? — Состроив горе-охотнику пальцами «козу», отобрала у того крест. Пошарив в куртке, вытащила и остальные. — Отдай святыни, я в церковь отнесу, нечего им делать в руках такого балбеса! А вот тебе настоятельно рекомендую подумать о том, как будешь восстанавливать испорченное имущество. А как ты хотел? — пояснила в ответ на вытаращенные глаза. — Устроил погром, испортил чужую собственность — и в кусты? Фигу! Я, между прочим, за картину бешеные деньги отдала для того, чтобы смотреть на нее и радоваться, а не для того, чтобы идиот вроде тебя в ней дырку сделал. Слушай, а давай я в тебе тоже дырку сделаю? Ты — в картине, я — в тебе! По-моему, справедливо. Как считаешь?

Судя по бледности, залившей лицо незнакомца, с моим мнением он был явно не согласен. А судя по выражению горящих глаз, если бы не неподвижность, выслушала бы я в свой адрес массу нелестных эпитетов, из которых самыми приличными были одни предлоги. Что ж, не стоит человека лишать возможности «выпустить пар», говорят, некоторые после этого становятся добрее. Проверим. Звонким щелчком я вернула речь незнакомцу.

— Ты исчадие ада! — категорично заявил мужчина, когда смог шевелить языком (двигать остальными конечностями я пока ему не разрешила). — И заслуживаешь смерти!

— Да ты что? — Отодвинув тяжелую бархатную портьеру, я села на подоконник напротив него. — Надо же, всю жизнь была уверена, что меня мама с папой сделали! Какие еще новости?

— Я должен тебя убить, — как-то менее уверенно добавил незнакомец.

— Ничего, если буду сопротивляться? — усмехнулась я. — Сможешь потом людям ужастики рассказывать, если, конечно, жив останешься.

— Вот тебе! — В поле зрения возникла мышь. В цепких лапках она держала стакан с соком, который по приближении вылила на голову незнакомцу. — Получай!

— А-а-а! — внезапно заорал мужчина. — Кровь невинных людей!

— Всего лишь томатный сок, придурок! — обиделась мышь и вдобавок уронила ему на темечко стакан, который, к счастью, не пострадал и упал целым на ковер.

— Клякса, не переводи томаты, — попросила я. — Лучше укуси, дешевле будет.

— Да? Сейчас! — обрадовалась мышь.

— Я пошутила.

— У, противная… — Расстроенная Клякса приземлилась на макушку незнакомца и принялась копаться в волосах, приводя их в окончательный беспорядок.

Следовало отметить, что шевелюрой незнакомец обладал весьма густой. Пышные темно-каштановые локоны, на данный момент наполовину свисавшие мокрыми сосульками, красиво обрамляли довольно приятное лицо. А пронзительно-синие глаза сверкали сейчас такой решимостью и яростью, что любому человеку на моем месте захотелось бы удавиться. Поскольку я была не совсем человеком, то у меня его вид вызывал лишь веселье и желание пошутить. Сделав серьезное лицо, я прошлась задумчивым взглядом по фигуре незнакомца. Обычный, как все, правда, без пивного живота и ростом выше меня. А так — две руки, две ноги, одна голова. Ничего особенного. Ладно, следовало вспомнить об испорченной картине.

— Значит, так, незнакомец. — Я подняла глаза и обнаружила, что мужчина весьма заинтересованно рассматривает меня. Точнее, мои ноги, выглядывающие из откровенных разрезов длинного пеньюара. — Посмотри мне в глаза и включи на время мозги. Ты испортил дорогую картину, за которой я несколько лет гонялась по аукционам. И теперь у тебя есть два варианта возмещения ущерба. Первый: ты возвращаешь стоимость картины деньгами. Второй: отрабатываешь своим трудом. Что выбираешь?

Во время монолога я слезла с подоконника и, приблизившись, произнесла последние слова прямо ему в лицо, для пущего эффекта понизив голос в конце фразы. Повисла пауза.

— Я отработаю, — произнес мужчина.

Хотя слова были сказаны тихим голосом, я видела, что огонь ярости в его глазах не погас. Мне это понравилось. Подобная непокорность вызывала у меня уважение. Но показывать это не хотелось.

— В таком случае, к тебе просьба и вопрос.

— Какие?

— Назови свое имя, чтобы я знала, как обращаться к тебе. И пожалуйста, не дыши в мою сторону! Чеснок для меня абсолютно безвреден, как ты уже понял, но я не хочу дышать столь вульгарным ароматом.

Глава 3

Передав незадачливого охотника со звучным именем Суран под присмотр Рины и поручив ему самое неприятное и непонятное дело для мужчины — готовку грядущего ужина, я направилась в магазин посмотреть, как идут дела у Джаны. Порой людей в магазинчике набивалось слишком много, и девушке требовалась помощь.

Мои ожидания оправдались. Очередь покупателей заканчивалась у самых дверей, заполнив собой весь магазин. Пришлось мило улыбаться и здороваться налево и направо, протискиваясь к прилавку. С моим появлением дело пошло намного быстрее. Через час людской поток схлынул, и мы остались вдвоем.

— Прекрасный день! — Довольная Джана, звеня монетами, пересчитывала выручку. — Покупатели нас любят.

— В первую очередь они любят нашу выпечку, — поправила я девушку. — Как твои дела с Клайвом?

— Все в порядке, — Джана вдруг сделала вид, будто сильно заинтересовалась видом из окна, — не переживай.

Больше вопросов задавать не потребовалось. Вид подруги говорил сам за себя: проблемы были, есть и продолжаются. Что-то у меня сильно чешутся руки «поговорить» с этим самым Клайвом!

Уже несколько месяцев Джана встречалась с парнем. Поначалу все было благополучно, и девушка цвела, словно роза. Но пару недель назад я стала замечать, что после свиданий подруга непривычно тиха и задумчива. На смену улыбкам, шуткам и веселому щебету пришли молчаливость и отсутствующий взгляд. На все мои вопросы Джана говорила, что все хорошо, но я ей не верила. С одной стороны, мне очень хотелось узнать, что происходит между ними, с другой — я считала невежливым следить за влюбленными. Но чем больше проходило времени, тем дальше посылались мною правила хорошего тона. Девушка была сиротой, и кроме меня у нее никого не было. И пусть она не просила о помощи, но я считала, что должна вступиться за подругу.

— Люта, ты останешься в магазине до вечера?

Контрольный вопрос. Он означал, что сегодня Джана встречается с Клайвом. Значит, именно сегодня у меня есть шанс узнать, что происходит между ними.

— Если хочешь, можешь идти, — успокоила я подругу. — Думаю, что отлично справлюсь одна.

— Спасибо! — Джана сняла белый фартук, послала мне воздушный поцелуй и выбежала на улицу.

В наступившей тишине мелодично звякнул дверной колокольчик.

Выждав несколько минут и наплевав на вечернюю выручку, я покинула магазин. Должна сказать, что в богатом арсенале моих возможностей имелась еще одна — умение быть незаметной в тех случаях, когда это требовалось. Невидимкой я, конечно, не становилась, но при необходимости меня не видели даже те, у кого я находилась перед самым носом. Поэтому сейчас быстро догнала подругу и спокойно шла за ней по узким городским улочкам.

Свернув в подворотню, Джана постучала в низкую, неприметную дверь. Мне пришлось основательно пригнуться для того, чтобы пройти внутрь.

В подвале было темно. Помещение освещали лишь несколько факелов, дававших неровный, чадящий свет. Длинный стол из грубых досок, лавка возле него и тюфяк в углу — больше ничего не было. В нос било затхлостью. Из-за стола навстречу Джане поднялся человек. Присмотревшись, я узнала Клайва. Его лицо было сосредоточенным, если не сказать злым. Впрочем, Джана также не спешила радоваться встрече с возлюбленным.

— Итак, что ты решила? Будешь мне помогать? — прозвучали отрывистые слова. Я заметила, что Клайв подобрался, словно зверь перед прыжком.

— Нет! — Джана опустила голову, но ответила твердо. — Не рассчитывай на мою помощь. И тебя прошу, не делай этого!

— Да ты с ума сошла?! — Парень в ярости ударил кулаком по столу, заставив старые доски жалобно заскрипеть. — Кого ты жалеешь? Чудовище? Тварь, которая погубила не одну человеческую жизнь?

«Что-то подозрительно знакомые слова! — мелькнула в голове странная мысль. — Подобные речи довольно часто звучали в мой адрес».

— Я не верю в это! — Джана отступила на шаг назад и резко вскинула голову. На ее лице я увидела решимость. — Если бы ты пообщался с нею, то понял, что она не такая. Лютена не похожа на других, она добрая и хорошая.

Итак, они действительно говорят обо мне! Кто же ты такой, мальчишка?

— Ты ее защищаешь лишь потому, что она платит тебе, — скривился Клайв. — Но ты не знаешь, чем твоя вампирша занимается по ночам. И скольких людей она убила за свою долгую жизнь!

Да, юнец, ты прав, жизнь у меня намного дольше твоей! И даже не потому, что я вампир, а потому, что спущу с тебя шкуру, если ты причинишь хоть малейшее зло моей Джане. Впрочем, разбитое тобою сердце уже вполне можно считать причиненным злом.

— Если тебе интересно, — сквозь размышления услышала я голос Джаны, — то знай, что по ночам Лютена печет пироги в своем магазине, которые я потом продаю днем.

Браво, девочка! Значит, ты все знаешь! И столько времени молчишь…

— Не рассказывай мне сказки! — судя по голосу, Клайв рассвирепел. — Пироги — это всего лишь безобидное прикрытие. Нужно сжечь этот магазин ко всем чертям! Кстати, дорогая, — неожиданно в его голосе послышались елейные нотки, — если откажешься нам помогать, я лично сожгу твой дом, и тебе придется жить на улице!

Ну ладно, шутки в сторону, пора показаться на глаза.

— Так кого ты там собрался убить? Случайно не меня? — Я сбросила чары, отводящие глаза, сделала несколько шагов и схватила парня за горло. — Не дергайся, иначе сломаю шею! Джана, извини, что вмешиваюсь, но ты мне не чужая. Итак, — я посмотрела Клайву в глаза, — ты решил взять на себя труд избавить общество от злостной вампирши? Рановато, мальчик, я намерена еще пожить на этом свете! А вот тебя хочу отправить на тот! Не возражаешь?

— Лютена! — Я почувствовала робкое прикосновение к моей руке. — Пожалуйста, не убивай его!

Обернувшись, увидела, что глаза девушки полны слез.

Черт! Похоже, я несколько поспешила с выводами о ее равнодушии! Кстати, а почему в словах мерзавца прозвучало загадочное «нам»?

— Кто поручил тебе убить меня?

Судя по моментально покрасневшему лицу, мой вопрос был верным.

— Никто! — прозвучало глухо и неуверенно.

— Настоятельно советую подумать о том, что врать мне попросту опасно. — В доказательство я слегка вонзила длинные ногти в кожу. Показалась кровь, заставив меня досадливо поморщиться.

— Мартен!

Тихое, короткое слово резануло мою память острой болью…


— Милая, я люблю тебя. Выходи за меня замуж! — Он ласково улыбается и подхватывает меня на руки. Я улыбаюсь в ответ и смотрю, как в его зеленых глазах отражается солнце. В сердце порхают яркие бабочки, и мне хочется поделиться своим счастьем со всем миром. Но есть один важный момент, время для которого наступило только сейчас.

— Марти! Я должна тебе кое-что сказать.

— Да, любимая!

Жаркий поцелуй прерывает на время мои объяснения. Затем я все же выбираюсь из его рук и сажусь в траву. Он присаживается рядом. Вздохнув, я опускаю голову.

— Дорогой, я люблю тебя и очень хочу быть с тобой. Но прежде чем мы пойдем к алтарю, ты должен узнать, что я не только человек, но и наполовину вампир. Я не пью кровь и не причиняю никому вреда, просто обладаю некоторыми способностями к магии и отлично вижу в темноте. Это никак не помешает нашему счастью, просто ты, как самый близкий и родной человек, должен об этом знать. Ну что, дорогой, ты по-прежнему хочешь взять меня в жены? — умолкаю и смягчаю рассказ усталой, но искренней улыбкой.

— …Нет!

Вздрогнув от резкого голоса, поднимаю глаза, искренне надеясь, что он шутит. Но это не так. Реальность жестоко смотрит на меня холодными глазами любимого. Чувствуя, как сердце застывает от боли, я шепчу:

— Но, Марти, ты знаешь меня уже несколько лет. Ты же знаешь, какая я! Ты меня любишь!

— Не знаю! — Он встает и смотрит на меня сверху вниз. Я чувствую себя побитой собачонкой, свернувшейся у его ног. — Все, что я знал о тебе, — ложь! А насчет любви к тебе — возможно, ты меня просто приворожила. Но это тебе не поможет. Ты демон в человеческом обличии, и я ненавижу тебя! Забудь все, что было между нами. И никогда, слышишь, — Мартен наклоняется ко мне и впивается стальной хваткой в плечи, — никогда не попадайся мне на глаза, иначе я тебя убью!

От яростного огня его глаз мне становится холодно. Я вдруг понимаю, что передо мной совсем чужой человек. Человек, с которым меня ничего не связывает. Он уходит. Я молча смотрю ему вслед. Внутри меня холодно и пусто. И еще очень больно. Мир разлетается на сотни осколков, каждый из которых остро впивается в мою душу. Хочется кричать. Поднявшись на ноги, я бегу подальше от города, в лес, чтобы там, наедине с собой, справиться с этой ужасной болью.

Долгий бег и сдерживаемые слезы выматывают меня. Задыхаясь и скуля, словно раненый зверь, я падаю и зарываюсь лицом в траву. Здесь никого нет и можно не сдерживаться. Горе выливается беззвучными слезами. В отчаянии царапаю землю и катаюсь по траве, едва не вырывая себе волосы…

В город я возвращаюсь лишь на рассвете, но уже другим человеком. Еще издалека замечаю, что в воздухе висит тяжелый запах гари, а приблизившись, вижу, что от моего дома остался лишь обгорелый остов. Горькая, но вполне ожидаемая неприятность. Выпачкавшись в золе, руками раскапываю еще горячую землю. Нахожу нетронутой заветную шкатулку с припасенными на черный день средствами. Ухожу.

Когда взошло солнце, я была уже далеко. Уставшая, разбитая, подавленная, но не сломленная. Растерявшая все иллюзии, но твердо решившая начать жизнь заново. Моя боль никуда не ушла, но я не стала мстить ни за разбитое сердце, ни за сожженный дом, решив все содеянное оставить на совести бывшего возлюбленного. Впереди ждала неизвестность, но я твердо решила, что больше не впущу в свою жизнь ни одного мужчину и не позволю вновь разбить мне сердце.


Теперь, спустя много лет, следовало признать, что прошлое решило меня уничтожить, пусть и чужими руками. Я тряхнула головой, отгоняя воспоминания, и вновь переключила внимание на дрожащего под рукой парня.

— Я не стану тебя убивать, но только потому, что не хочу расстраивать Джану. Впрочем, отпускать тебя тоже не собираюсь. Если бы не мое вмешательство, ты без колебаний причинил бы зло моей подруге, а значит, должен понести заслуженное наказание. Поэтому сделаем так…

Не выпуская из рук шею несчастного, я пристально посмотрела ему в глаза. Под моим взглядом Клайв стал уменьшаться в размерах. Через минуту на полу оказался небольшой и совершенно очаровательный розовый поросенок.

Удивившись, я присела перед животным. Поросенок прикрыл глаза и обреченно вздохнул. Повисла долгая тишина.

— А почему ты превратила его в поросенка? — отчего-то шепотом спросила Джана.

— Вообще-то не превращала, — подняла я на подругу честные глаза. — Он как-то сам… Видимо, натура у него действительно свинская. Понимаешь, то заклинание, которое я к нему применила, отражает суть души человека. Но если вспомнить о том, как он собирался с тобой поступить, то удивляться особо нечему.

— А когда же он превратится обратно в человека?

— Наверное, когда перестанет быть свиньей. — Я робко улыбнулась, скрывая за шуткой неловкость и смущение.

Джана присела и потрогала пальцем розовую спинку, затем посмотрела на меня:

— Знаешь, а поросенком он мне, если честно, больше нравится!

Послышался тихий всхлип. Я подмигнула Джане и кивнула в сторону выхода:

— Кажется, пора выбираться отсюда. Уверена, хороший ужин никому из нас не помешает!

Глава 4

Поначалу Клякса ревниво восприняла появление в доме нового жильца звериной наружности, но затем, узнав о том, что это всего лишь плачевный результат последствий моего колдовства, смирилась с неизбежным, перестав вопить и носиться под потолком. Затем мышь не на шутку заинтересовалась поросячьим хвостом и, донимая несчастного вопросом: «А зачем тебе эта закорючка?», принялась бегать по полу, хватая раз за разом предмет своего любопытства.

Как ни странно, вопреки моему ожиданию Суран приготовил приличный и даже вкусный ужин. На мои шутливые расспросы об оказании помощи Рина упрямо твердила, что «господин все приготовил самостоятельно». Я хоть и удивилась, но честно съела все, что было на тарелке. «Завербованный» охотник за весь ужин не проронил ни слова, а вот Джана мило улыбалась и кокетничала, явно играя на публику, точнее на одного маленького розового поросенка, выгодно используя ситуацию. Я понимала подругу, но наблюдала происходящее с отчаянной скукой, поскольку считала, что Клайв не стоит прилагаемых усилий. Но высказывать свое мнение вслух не стала. Закончив ужинать, поблагодарила новоиспеченного повара за вкусный кулинарный дебют, попросила Джану выбрать любую понравившуюся комнату для ночлега и, подхватив розовую тушку под брюхо, поднялась в свою комнату. Следом полетела мышь.

— Значит, так, теперь ты поможешь мне найти Мартена! — скомандовала я, блаженно развалившись на кровати. В ответ послышался возмущенный визг. Я поморщилась. — Будь добр, не ломай комедию и переходи на нормальную человеческую речь. Ты же по-прежнему умеешь разговаривать.

— Зачем тебе Мартен? — привстав на задние ноги и сообразив, что на кровать ему не запрыгнуть, поросенок вздохнул и улегся на пушистый ковер. — Он не один, у него банда из нескольких десятков человек, вряд ли ты сможешь справиться со всеми.

— Справиться смогу, но над способом расправы придется основательно подумать. — Свесившись с кровати, я посмотрела на животное. — Веришь ты или нет, но дело в том, что я еще ни разу в жизни не убивала, а стадо свиней вроде тебя мне совершенно ни к чему.

— Не убивала? — В голосе собеседника послышались недоверчивые нотки. — Ты уверена?

— Ах, ну да, забыла, что являюсь в твоих глазах злостной душегубкой! — Я изобразила самую зловещую усмешку, на которую была способна. — В таком случае, у тебя нет выбора и к Мартену мы отправимся вдвоем, хотя бы просто потому, что я так хочу.

Похоже, поросенка впечатлило мое лицо, поскольку он закрыл глаза и прошептал:

— Договорились!


Темнота обволакивала спящий город, проникая в самые узкие улочки и трещины домов и тротуаров, пугливо отступая лишь перед светом редких факелов, расположенных вдоль зданий. Зажав поросенка под мышкой, я быстро шла по улицам, внимая негромкому голосу, возмущенно бубнившему у меня под ухом. Впрочем, мой провожатый мог даже вопить во всю глотку, нас все равно никто бы не заметил и не услышал. Отряд стражников проехал мимо, даже не обратив на нас внимания. Над нами в ночном небе летела маленькая Клякса, которая устроила целый скандал, когда поняла, что мы куда-то идем без нее. Пришлось взять скандалистку с собой, но под строжайшим запретом во что-либо вмешиваться.

Сейчас, несмотря на все свои умения и способности, я заметно нервничала. Сталкиваться с прошлым не хотелось, но другого выбора я не видела, предпочитая знать врага в лицо. Прошло много лет, Мартен изменился, изменилась и я сама, но вероятное возвращение старой боли меня откровенно пугало.

— Пришли.

Тихий голос Клайва вывел меня из размышлений. В темноте перед собой я увидела ступеньки, ведущие вниз. Пришлось спуститься. В нос ударил запах затхлой сырости. Дверь внизу была заперта, но для меня это не было проблемой. Наложив руку на металлическую скобу, служившую ручкой, я прошептала пару слов. Дверь бесшумно открылась. Из меня вышел бы неплохой грабитель, вздумай я заниматься столь непотребным делом.

В помещении было светло и душно. Спертый воздух с примесью вони бил в нос, заставляя досадливо морщиться. На полу хаотично спали несколько десятков человек. Стараясь никого не задеть, я осторожно пошла по подвалу. Под ногами шуршала солома, отовсюду слышался храп. Брезгливо морщась, я вглядывалась в каждое лицо. Здесь были как мужчины, так и женщины. Все, как один, неопрятные, откровенно пьяные, изредка бормочущие во сне. Очевидно, накануне состоялась грандиозная попойка, потому что рядом со спящими я видела остатки пиршества: пустые бутылки, недоеденное мясо, разбросанные раздавленные овощи и фрукты. Мне было откровенно противно. Застывший под мышкой поросенок молчал, а вот Клякса беззастенчиво ползала по спящим, сопровождая своеобразную прогулку язвительными репликами.

— Ну и рожа! Тебя от себя по утрам не тошнит? — допытывалась мышь, приподняв веко спящего толстяка. — Нет? А жаль, похудел бы! Ой, вы посмотрите на него, набрал бутылок и спит с ними в обнимку! Пьянство — великий грех! — выдав сие нравоучение, Клякса принялась по одной вытаскивать бутылки из рук очередного выпивохи и уносить на улицу. Видимо, это было делом тяжелым, периодически слышался звон битого стекла и ругань мыши.

Пройдя больше половины помещения и устав от бесконечной череды лиц, я пришла в отчаяние, решив, что Мартена в подвале нет, но тут Фортуна решила повернуться ко мне лицом. У стены, в обнимку с женщиной, спало мое прошлое, решившее стать настоящим и вознамерившееся поставить крест на моем будущем. Я осторожно приблизилась, присела и с любопытством вгляделась в теперь уже малознакомые черты. Мартен изменился. От веселого юноши, которого я когда-то знала, не осталось ничего. Некогда белокурые волосы свисали сальными прядями на заросшее щетиной лицо, левую щеку пересекал шрам, а столь любимые мною когда-то зеленые глаза были сейчас закрыты, и, скорее всего, их цвет был мутным от бродившего в голове хмеля. Он спал, прижимая к себе черноволосую женщину. Она была молода, и на ее лице я не увидела печати разврата, скорее всего, она появилась рядом с ним недавно. Даже платье на ней было вполне приличное. В глубине души я предположила, что она была любовницей Мартена, поскольку он обнимал ее обеими руками за тонкую талию, затянутую в корсаж.

Мартен, Мартен, в кого же ты превратился? Разве такого будущего ты хотел? Об этом мечтал? Согласна, жизнь ломает многих, но стоит ли опускаться на самое дно, выбирая жизнь преступника…

Мне стало тоскливо, негодование и злость ушли, уступив место грусти и жалости. Вздохнув, я поднялась и собралась уйти. Но тут меня схватили за ногу. Вздрогнув от неожиданности и чуть не выронив поросенка из рук, я обернулась. Мартен ухмылялся, держа одной рукой меня за щиколотку. Я была права, глаза оказались мутными и бесцветными, а во рту, растянутом ухмылкой, не хватало пары зубов.

— Пришла? — Мартен пьяно растягивал слова, но держал меня крепко. — Я знал, что ты придешь! Поэтому подготовился. Гляди, какой амулет мне дали. — Он потряс в воздухе какой-то безделушкой. — Это из-за него я и сумел тебя увидеть! Сейчас вот веревку наброшу — и все!

Обещанная петля со свистом рассекла воздух и оказалась у меня на шее. Я не сочла нужным даже пошевелиться, чем несказанно обрадовала Мартена. Краем глаза заметила, что по воздуху к нам приближается мышь. Нужно было поторопиться, пока Клякса не устроила здесь бурю в стакане.

— Рано празднуешь победу, — процедила я сквозь зубы. — Мало поймать. Ты еще удержать попробуй!

С легкостью разорвав веревку, я рванула к выходу. Мартен, быстро справившись с удивлением, погнался следом. Что-то просвистело, и мимо меня пролетела арбалетная стрела. Добежав до спасительной двери, я вышибла ее одним ударом, более не заботясь о соблюдении тишины. На ступеньках было полно осколков. Работа Кляксы. Пришлось пробираться быстро, но на цыпочках. Получилось. А вот у выскочившего следом за мной Мартена, видимо, не очень, поскольку он сильно матерился. Эта неприятность отвлекла его внимание, дав мне выиграть минуту. Схватив свободной рукой летящую прямо на меня Кляксу, я сосредоточилась и вспомнила о своем очередном даре.

Затрещала разрываемая одежда, я стиснула зубы, чтобы не закричать от пронзившей все тело боли, и за моей спиной развернулись два больших черных крыла. Показав ошарашенному Мартену язык, я взмыла в ночное небо.


Расстроенная и рассерженная, я приземлилась на балкон, опустила живность на пол и с размаху плюхнулась в кресло. Отодвинув на подлокотнике неприметную пластину, пошарила в тайнике и извлекла сигарету. Закурила. То, что Мартен смог увидеть меня, несмотря на чары, стало очень неприятным сюрпризом. Неизвестно с кем он связался, чтобы добыть такие амулеты, а также неизвестно, на что способен этот кто-то и чем еще он может помочь Мартену, навредив тем самым мне.

Пока я предавалась горьким мыслям, целая и невредимая живность шепталась в углу балкона.

— Слушай, а почему она его не убила? Не умеет, да?

— Еще как умеет!

— ???

— Чего ты таращишься? Я не видела, но так думаю. Лютена сильная. Видишь, даже летать умеет! А ты вот попробуй так!

— Не в этом дело. Не умею я летать! Просто она могла его убить, но не убила. Кажется, ничего я не понимаю в этой жизни…

— Если кажется — перекрестись. А если ничего не понимаешь — молчи, — назидательно посоветовала мышь и подняла кверху палец, призывая к тишине. Из глубины комнаты послышались шаги. Затем на балкон вышел Суран.

— Дверь была открыта, — произнес он извиняющимся тоном. — Вот я и вошел. Решил принести тебе томатный сок.

— С чего вдруг такая забота? — равнодушно спросила я, но сок взяла. Сигарета полетела вниз. Томатная жидкость обожгла нёбо, словно огонь. Отплевываясь и фыркая, словно разъяренная кошка, я вскочила с кресла, выронила стакан и схватила не в меру услужливого нахала за горло:

— Совсем ума лишился? Говори, что ты туда добавил?! Говори немедленно, иначе голову оторву!

— Всего лишь кровь! — просипел Суран. — Ты же вампир, а значит, любишь ее.

— Идиот! — Не в силах сдержаться, я залепила ему звонкую пощечину. — Я не пью кровь! Меня от нее тошнит! Если еще хоть раз ты посмеешь выкинуть что-либо подобное, уверяю, тебе уже никто и ничто не поможет в этой жизни! Понял?


Обидевшись, я направилась в ванную, чтобы прополоскать рот после преподнесенного сюрприза. Когда вышла оттуда, в комнате обнаружился Суран, с виноватым видом уставившийся себе под ноги.

— Прости меня, — тихо произнес он. — Я и не думал, что ты вот так отреагируешь.

— А где же ты кровь взял?

— Палец проколол. Глупо, да?

— Ладно, проехали! — отмахнулась я. — Надеюсь, ты не собираешься до утра сидеть в моей комнате? Впрочем, если хочешь, можешь остаться. Все равно я ухожу.

— А ты куда?

Прищурившись, я посмотрела в его глаза:

— Изготавливать отраву для столь любимых тобою людей!

— Ночью?

— Я же вампир. Таким, как я, положено гулять именно по ночам.

— Можно, я с тобой? Только травить меня не нужно, хорошо?

— Пошли, если не лень. А там посмотрим. — К прищуру глаз добавилась ехидная усмешка.

— И меня! — На макушку приземлилась Клякса.

— Я с вами! — засуетилась под ногами розовая поросячья тушка. — Можно?

— Значит, так. — Я обвела компанию строгим взглядом. — Любого, кто будет мне мешать, выставлю за дверь без объяснений! И не говорите потом, что не слышали.

Глава 5

В то время, пока я месила тесто и готовила начинку, Суран тщательно изучал магазин. Пристально осмотрел прилавок, витрину, даже мой фартук. Образно говоря, засунул свой любопытный нос во все возможные и доступные щели. У него под ногами крутился поросенок, надоедая бесчисленными вопросами. Ему, видите ли, казалось, что где-то здесь спрятана великая тайна, которую Суран по своей глупости просто не может найти. Клякса молчаливым столбиком сидела на прилавке, с любопытством наблюдая за перемещениями следопытов и изредка отпуская язвительные комментарии, касающиеся ума и сообразительности обоих.

Обследовав все, парочка с растерянным видом явилась мне на глаза и некоторое время сидела неподвижно, наблюдая процесс приготовления выпечки. Дождавшись готовых булочек, немедленно сняли пробу. В итоге охотник долго дул на обожженные пальцы, а поросенок грустно вздыхал. Но этим дело не кончилось. Недоверчивый Суран умудрился перепробовать весь ассортимент плюшек, ватрушек, пирогов и булочек. В итоге на рассвете по дороге домой с трудом передвигал ноги, жалуясь на тяжесть в животе.

— Ничего, вот поспишь немного, а утром проснешься помолодевшим лет на двадцать и уменьшившимся в размерах. Хотя точно не знаю, каких именно заклинаний ты наелся. Но в любом случае посажу тебя в песочнице играть! — издевалась я над бедолагой. — Думаешь, моя выпечка простая? Я же туда кровь добавляю! Свою собственную! — В доказательство сделала страшное лицо, до предела расширив глаза, а конец фразы произнесла замогильным голосом, заставив Сурана застонать и шарахнуться от меня, как от чумной. Я рассмеялась: — Это шутка! А вот то, что есть слишком много горячей выпечки не рекомендуется, это чистая правда. Кто же знал, что ты такой балбес! Ну не грусти, отоспишься, и все пройдет!

— Перестань делать такое кислое лицо! — На плечо стонущему бедняге приземлилась Клякса. — Лучше посмотри, какое у меня украшение! — Мышь ловко сунула ему под нос какую-то штучку. Мне тоже стало любопытно. Не теряя времени, я выхватила шнурок, на который крепилась безделушка.

— Мое! — завопила Клякса, незамедлительно цепляясь мне на локоть. — Отдай!

— Посмотрю — верну, — успокоила я крикунью.

На деле выполнить обещание оказалось труднее. Безделушка, если меня не обманывали собственные глаза, оказалась выполнена из настоящего золота. Рассмотрев ее внимательней, я едва не села в дорожную пыль от удивления. Затем сжала драгоценность в кулаке, изо всех сил стараясь не выдать охватившее меня волнение.

— Отдай украшение! — Клякса перебралась на плечо и требовательно зашептала в самое ухо, больно вцепившись в него лапой. — Ты же обещала!

— Еще не рассмотрела, — тихо ответила я, освобождая несчастное ухо из цепких лапок. — Здесь плохо видно, дома верну.

Мышь успокоилась, а я прибавила шагу, размышляя о находке. Задумавшись, потеряла бдительность и не заметила, что кто-то пристально уставился мне в спину и до самого дома не сводил глаз.

Оказавшись в своей комнате, я заперла дверь на ключ и полезла в тайник за книгой. Вытащив приличного размера фолиант, принялась перелистывать пожелтевшие от времени страницы. Отыскав нужное изображение, приложила к нему найденное Кляксой украшение. Все совпало. Безделушка оказалась ценнейшим артефактом, если, конечно, древняя книга магии меня не обманывала.

Вздохнув, я принялась внимательно рассматривать вещицу. Золотой кругляш толщиной в палец уютно умещался в ладони и был испещрен непонятными рунами. На его поверхности находились три углубления: круглое, треугольное и квадратное. Если верить написанному в книге, далеко и глубоко в горах спрятаны несметные сокровища. А данный артефакт является ключом к их местонахождению.

С одной стороны, в книге было написано, что сокровища спрятаны с древних времен, в ту пору, когда гномы еще являлись полноправными жителями подземного мира. С другой стороны, не было ни слова о том, как именно помогает артефакт в поиске сокровищ. С третьей же стороны, вещь, очень похожая на этот самый артефакт, лежала сейчас в моей ладони, и от сознания того, что сказка может стать явью, мое сердце бешено стучало в груди. Чем дольше я смотрела на вещицу, тем больше понимала, что Клякса будет очень и очень недовольна, если не получит украшение обратно. Еще раз сравнив артефакт с изображением в книге, я убрала и то и другое в тайник, а сама направилась к шкатулке с драгоценностями. Думаю, мышь будет рада получить взамен настоящее рубиновое ожерелье. Только ей придется немного подождать, поскольку в данный момент я собиралась выспаться после трудовой ночи.


— Извини, Кляксочка, увлеклась и случайно обратила твое украшение в пыль! — покаянно воскликнула я, появившись несколькими часами позже в гостиной. — Взамен вот решила предложить тебе другое. Посмотри, может, понравится?

— Женщины как дети, что ни дай — все норовят потерять или испортить! — Клякса нахохлилась, но подлетела ко мне и взяла украшение. Затем перелетела с ним на стол и продолжила сверлить меня укоризненным взглядом.

Состроив грустное лицо, я в ответ посмотрела на нее такими честными и жалобными глазами, что от переизбытка чувств мышь потеряла равновесие и шлепнулась на пол. К несчастью, на ее пути расположился спящий поросенок. Мышь приземлилась прямо на розовый загривок, а затем, не растерявшись, решила использовать возникшую ситуацию с максимальной выгодой для себя. Рубиновое ожерелье описало высокую дугу и обвило шею поросенка.

— Вперед! — радостно завопила мышь, встряхнув импровизированными поводьями и несколько раз подпрыгнув для убедительности.

Судя по грустным глазам, поросенку бегать совсем не хотелось, но другого выхода он просто не видел. Под мышиное улюлюканье парочка понеслась прочь из гостиной.

— Не жалко ожерелье? — послышался негромкий голос. — Все-таки рубины не самые дешевые камни!

Обернувшись, я увидела охотника, закрывающего входную дверь. Интересно, куда это он ходил, пока я спала…

— Испортила мышиную безделушку, вот и пришлось делиться собственными запасами! — как можно более беззаботно отозвалась я. — Иначе причитаний и обид хватит на несколько дней. Клякса, она очень милая, но вредная, если дело касается лично ее.

— Я все слышу! — донесся издалека голос Кляксы.

Я пристыженно умолкла, а Суран рассмеялся.

— Давно хотел сказать… — Он резко стал серьезным. — Ты, конечно, владеешь магией и все такое, но не думала о том, что скоро сюда придут другие охотники? В том случае, если я не приду с известием о том, что убил тебя. Уверен, что теперь они вряд ли придут поодиночке. Во всяком случае, перед тем как отправить меня на это задание, в Ордене договаривались, что поступят именно так. А это значит, что не сегодня завтра у дверей твоего дома появятся новые гости. Думаю, ты им совсем не обрадуешься.

— Все настолько серьезно? — На самом деле я думала о дальнейшей линии поведения, но ничего стоящего в голову не приходило ровно до сегодняшнего дня. — Ты можешь что-то предложить?

— Не знаю! — Суран пожал плечами. — Может, ты наколдуешь какую-нибудь бутафорскую голову, а я привезу ее в качестве трофея? Вдруг поверят?

— Сделай проще… — Я медленно приблизилась к охотнику, задумчиво склонила голову и выдохнула ему прямо в лицо: — Убей меня по-настоящему!

— Не хочу! — Неожиданно для меня его слова прозвучали тихо, но твердо. — Я не стану тебя убивать.

— Почему же? — Я беззаботно передернула плечами, стараясь ничем не показать своего удивления, и отодвинулась от него.

— Просто ты оказалась не такой, какой я тебя представлял. И хватит об этом!

Услышав непривычно резкие нотки в его голосе, я послушно замолчала и отошла. В конце концов мне совершенно нет никакого дела до мыслей, бродящих в его голове. Или все же есть? А насчет всех этих предполагаемых «гостей», что если поступить следующим образом…

— А знаешь что? — Я развернулась и требовательно уставилась на Сурана. — Несмотря на, как ты выразился, «магию и все такое», я не намерена сидеть и смирно дожидаться твоих охотников, тем более за мной и без твоего Ордена гоняется шайка бандитов. Поэтому предлагаю тебе отправиться вместе со мной в небольшое путешествие. Как говорится, мир посмотреть и себя показать. Если же ты не хочешь, можешь спокойно вернуться к своим и сказать, что не застал меня дома.

— Ты серьезно?

— Можешь расценивать как шутку, если тебе так больше нравится.


Остаток дня и ночь прошли в заботах: часть времени я потратила на сборы в дорогу, а часть на объяснения с Джаной. Услышав, что я собралась в дорогу, подруга явилась ночью в магазин и устроила мне допрос с пристрастием, пересыпая его многочисленными обвинениями в черствости и невнимательности как к себе, любимой, так и к оставляемой на произвол судьбы булочной.

— Пойми, я добавлю в хлеб заклинание длительного хранения, и ты спокойно сможешь торговать им в мое отсутствие. Никто даже не заметит, что меня некоторое время не будет в городе, — честно пыталась я убедить Джану.

— Нет, нет и еще раз нет! — К сожалению, девушка оказалась упряма как осел. — Я никуда тебя не отпущу! Ты моя единственная подруга. Подумай, с какими глазами ты собираешься шляться невесть где, зная, что я осталась здесь совершенно одна.

Я хотела возразить, что Джана уже вполне взрослая и самостоятельная, как-никак девятнадцать годков, но затем махнула рукой. Мне будет веселей, если она будет рядом. Правда, останься она под присмотром Рины, было бы намного спокойней. Но, к сожалению, помимо моего мнения существовало чужое, причем прямо противоположное моему. И с ним приходилось считаться.

— Убедила! — кивнула я. — Значит, ты закрывай витрину ставнями, а я пойду испеку в дорогу хлеб.

Как ни странно, внезапный отъезд подействовал на всех немного удручающе. Даже неугомонная Клякса вела себя на удивление тихо: молча бродила по столу, глядя отсутствующим взглядом в пространство, и задумчиво мяла в лапах небольшой кусочек теста. Рубиновое ожерелье, с которым мышь не расставалась ни на секунду, волочилось за ней, до неузнаваемости испачканное в муке. Я некоторое время последила за мышиными передвижениями, а затем принялась за выпечку. На рассвете нужно было отправляться в путь, а значит, необходимо закончить к этому времени все дела.

Глава 6

Город с кольцом прилегающих деревень остался далеко позади. Впереди начинался лес. Суран и Джана вели в поводу лошадей, я же шла, держа на руках поросенка, которого подруга ни за что не захотела оставлять с Риной.

— А вдруг он расколдуется, а меня рядом не будет? — возмущенно заявила она, едва речь зашла о Клайве. — Западет еще на какую-нибудь красотку! А в путешествии с ним никого, кроме меня, не будет. Ну и тебя, конечно, — покраснев, поспешила добавить она. — Но это же совсем другое дело. У него не будет выбора.

Против столь весомого аргумента сложно было устоять. Предупредив, что с неповоротливой тушкой в дороге будут большие проблемы, я отдала вожделенного поросенка на руки Джане, но подруга довольно скоро сплавила его обратно, оправдываясь тем, что руки заняты поводьями. Пришлось помочь. К тому же подобное соседство весьма устраивало Кляксу, которая ехала на моем плече. Парочка постоянно пререкалась и спорила. Сама же я шла пешком и не собиралась ни на ком ехать. Лошади меня упорно боялись и возмущенно вставали на дыбы, едва я закидывала ногу в стремя. Туманить им головы магией мне не хотелось, поскольку животные хоть и становились послушными, но быстро выбивались из сил. Портить ни в чем не повинных лошадей подобным образом мне было попросту жалко. К тому же, благодаря своей вампирской половине, я была сильна и вынослива, словно бык, несмотря на всю внешнюю хрупкость, поэтому без проблем могла проделать весь путь пешком, совмещая ходьбу с полетами. Кстати, при желании могла даже понести обоих спутников вместе с лошадьми. Вопрос был лишь в том, кто будет держать лошадей, в то время когда я буду держать людей. Поднять тяжеловесные туши ни Суран, ни тем более Джана были не в состоянии. В общем, никто ни на что не жаловался, все были довольны. Только Суран временами бросал скептические взгляды в мою сторону, думая, что я этого не замечаю. Разумеется, я замечала все, но не реагировала. Мне были безразличны его мысли.

В дорогу я отправилась налегке. На мне был надет дорожный брючный костюм с многочисленными карманами, в которых благодаря нужным заклинаниям, позволяющим уменьшить что угодно до размеров подсолнечных семян, разместилось все необходимое для нашего путешествия. Начиная от съестных припасов для всей компании, включая лошадей, заканчивая одеялами, сменной одеждой и несколькими нужными амулетами. Подобный способ был весьма удобным для дальних путешествий. Можно было набрать кучу всевозможных припасов, прочитать над ними заклинание сохранности, а затем попросту уменьшить. Затем, при необходимости, прочитать контрзаклинание и восстановить продукты. Ни на вкус, ни на качество еды подобные действия никак не влияли, впрочем, как и на все остальное. К тому же руки моих спутников, как и мои, оставались свободными. Также в одном из карманов лежал артефакт, из-за которого и началось это путешествие, и страница, вырванная из магической книги. Да простит меня книга за подобное кощунственное обращение!

Густые кроны приветливо зашелестели над нашими головами. Джана и охотник сели на лошадей. Улыбнувшись, я передала поросенка подруге, а Кляксу подсадила на колено к Сурану. Пришло время в очередной раз удивить своих спутников. Под их недоуменными взглядами я встала на колени и совершила кувырок вперед. Через мгновение к Кляксе присоединилась еще одна летучая мышь.

— Удивлены? — кокетливо спросила я друзей, гордо восседая на холке лошади охотника. Впрочем, вопросы были излишними. Вытянутые лица обоих были весьма красноречивыми без всяких слов.

— И как нам вас не путать? — спросила Джана.

— Проявить интуицию! — загадочно пропела я, прищурив глазки-бусинки.

— Я знаю как! — внезапно вклинился Суран, потрясая небольшой флягой. — Я тут взял с собой томатный сок! Так и будем различать. По пристрастиям.

— Знаешь, Суран, с каждой минутой нахожу в тебе все больше и больше положительных сторон. — Я задумчиво наклонила голову. — Вот только еще не знаю, что делать с этой твоей положительностью. Мне она кажется несколько излишней.

— Успокойся, то, что я захватил сок, не обязывает тебя хорошо относиться ко мне. Так что со спокойной душой пей свое лакомство и игнорируй дальше! — равнодушно отрезал Суран.

От столь прямого совета у меня глаза на лоб полезли. На минуту я даже потеряла бдительность. Строптивая лошадка, не признавшая меня в новом облике, дернула ухом, и мою тушку с ветерком снесло в ближайшие кусты. Как назло, колючие. Некоторое время я провела отчаянно матерясь, а Клякса бегала вокруг меня, вытаскивая отовсюду мелкие колючки, и жалобно причитала. В итоге весело было всем. Поросенок сначала тихо давился беззвучным смехом, выслушивая мою витиеватую ругань, а затем икал на руках у Джаны. Сама Джана мило краснела при особенно резких нецензурных оборотах, а Суран жадно ловил каждое мое слово, видимо решив пополнить свой разговорно-ругательный запас за мой счет. Я не возражала, стараясь от всей души. Когда же наконец угомонилась, в нашей компании повисло долгое молчание.

Посчитав, что на пару часов впечатлений хватит всем, я совершила очередной героический поступок: цепляясь за рубаху Сурана, залезла в раскрытый ворот и свалилась ему за пазуху, где мирно уснула. Правда, согласия хозяина этой самой рубахи на подобную затею как-то забыла спросить.


Мне было темно, тепло и уютно. Ощутимо покачивало. Повернувшись на бок, я зевнула, сладко потянулась и только после этого вспомнила, что нахожусь в достаточно непривычной, если не сказать пикантной, для себя обстановке. Вздохнув, уцепилась за ткань и полезла вверх. Высунув нос, некоторое время молча рассматривала бесконечный строй деревьев на фоне вечерних сумерек, а затем чья-то рука достаточно бесцеремонно выдернула меня из теплого местечка. Впрочем, я догадывалась чья.

— Выспалась? — Было похоже, что Суран чем-то страшно недоволен. Интересно, чем именно? — Чтобы я тебя больше за пазухой не видел! — строго произнес он и пересадил меня на холку лошади, а затем отвернулся, давая понять, что разговор окончен.

— Хорошо, в следующий раз глаза тебе завяжу! — буркнула я и перелетела на плечо к Джане. Впрочем, подруга тоже была не в духе, лишь улыбнулась мне краешком губ и вновь погрузилась в мысли. Недоуменно покрутив головой, я перелетела к спящему на руках у Джаны поросенку и требовательно потыкала крылом в розовый бок. Но и тут потерпела неудачу. Поросенок лишь приоткрыл глаза, возмущенно хрюкнул и снова затих. Странно. Похоже, за время сна я пропустила что-то интересное! Ладно, попробуем воспользоваться беспроигрышным вариантом.

— Может, остановимся и поужинаем? — предложила я, понимая, что от еды точно никто не откажется, несмотря ни на что. Увы, но и здесь, как ни странно, меня ждало полнейшее разочарование.

— Позже! — отрезали в унисон два голоса.

Я вздохнула и решила обидеться. Замолчала и взлетела на ветку ближайшего дерева. По чистой случайности оно оказалось елкой. Найдя несколько шишек, метко и с удовольствием запустила их в макушку Сурана. Попала. В ответ послышались возмущенные ругательства. Внезапно рядом со мной что-то зашуршало, напугав до полусмерти. Из-за ствола показалась мордочка Кляксы. Я облегченно вздохнула, а затем решила узнать подробности странного поведения тех двоих, что находились внизу. Но едва открыла рот, как Клякса отрицательно замотала головой, призывая к тишине, а затем поманила за собой.

В стволе обнаружилось дупло. Разумеется, я тут же в него залезла. И моментально об этом пожалела. Внизу, на подстилке прелой травы лежали кости и радостно скалил оставшиеся зубы потемневший череп. На первый взгляд останки казались человеческими. На второй тоже. Мне стало грустно, и я поспешила выбраться.

— Видела? — От нетерпения мышь приплясывала на ветке, помахивая крыльями.

— Угу.

— Страшно, да?

— Угу.

— Расскажем остальным?

— Угу. То есть нет! — Оторопь прошла, и я наконец смогла адекватно мыслить. — Не стоит их пугать понапрасну. Вдруг это какая-нибудь белка просто натаскала себе украшений в дупло, а мы сейчас панику на пустом месте поднимем?

О том, что подобная белка на самом деле была человеком или кем-нибудь более страшным, я не стала говорить. Того несчастного, чьи кости сейчас лежали в дупле, скорее всего, убили, а тело затолкали в дупло. Но меня смущало одно обстоятельство: отверстие дупла было слишком узким для подобных действий. А значит, моя версия терпела сокрушительное поражение. Если же это сделал не человек, то кто тогда?

— Лютена, мы сейчас потеряемся! Может, полетим уже? — затеребила меня мышь.

Потеряться мы в принципе не могли, но Клякса была права — если не знаешь, что делать, уноси ноги. В нашем случае — крылья.

— Полетели! — шепнула я и первой снялась с загадочной елки.

Спускаться вниз не хотелось, поэтому мы просто догнали спутников и принялись исследовать стволы попадавшихся на пути деревьев. К счастью, больше подобных находок не было. Джана и охотник по-прежнему не общались, поэтому, успокоившись, я вновь принялась выяснять у Кляксы обстоятельства их странного поведения.

— Не знаю! Не скажу! — отмахивалась мышь.

— Так не знаешь или все-таки не скажешь? — не отставала я. — Ну пожалуйста, расскажи! Ты же знаешь, что врать некрасиво.

— Врать? — Мышь подпрыгнула на ветке, удивленно раскрыв глаза. — Но как я могу тебе врать, если вообще ничего не говорю?

— Так скажи! Или это трудно? Судя по поведению этих двоих, я пропустила что-то интересное.

— Вот и спроси у них! Только попроси, чтобы рассказали со всеми подробностями! — Мышь засмеялась и улетела.

Я же осталась сидеть на ветке, озадаченно моргая и придумывая план мести.


Разобраться в происходящем смогла лишь поздним вечером, когда мы остановились на ужин и ночлег.

Перекинувшись в человека, я сидела на одеяле и наблюдала за Сураном и Джаной. При свете костра подруга откровенно строила охотнику глазки. К моему удивлению, не выдержав призывных взглядов, Суран приподнялся и что-то сказал ей тихо на ухо, при этом почему-то бросив мимолетный взгляд на меня. Джана покраснела и опустила глаза. На этом все закончилось. Поняв наконец, в чем дело и решив поддержать удачный момент, я искренне предложила:

— Ребята, вы не стесняйтесь, если хотите, мы с Кляксой отойдем на часок, прогуляемся. И поросенка с собой прихватим.

Хм, эффект получился прямо противоположный. Оба побагровели и отрицательно замотали головами, а затем дружно опустили глаза. Я же недоуменно пожала плечами и вгрызлась в кусок вяленого мяса. Подумаешь, какие нежные! Хотела же как лучше! Но раз отказались, сами виноваты.

Поужинав, я раздала спутникам торбы с овсом для лошадей, а еду собрала, уменьшила и убрала ее в один из многочисленных карманов.

Несмотря на кажущееся спокойствие ночного леса, перед тем как лечь спать я очертила охранный круг вокруг нашей стоянки и только потом позволила себе расслабиться. Ель со странной находкой внутри никак не выходила из головы. Костер мы решили оставить, а я вызвалась дежурить первую половину ночи, поскольку привыкла засыпать только на рассвете. Верная Клякса решила составить мне компанию.

— Люта, скажи, а тебе нравится Суран? — дождавшись, когда все уснули, ни с того ни с сего начала мышь громким шепотом.

— С чего это он должен мне нравиться? — удивленно пожала я плечами, отвечая также шепотом, но невольно отмечая, что справа подозрительно громко засопели. — Я же не собираюсь его есть!

Сопение оборвалось придушенным хрипом.

— Скажешь тоже! Я же не в этом смысле, — попыталась вразумить Клякса непутевую меня.

— А в каком? — Шутить почему-то было значительно интересней, чем всерьез отвечать на вопрос мыши. Видимо, окружающая обстановка навевала на меня романтику.

— Ну что значит «в каком»? Люта, не притворяйся, что ничего не понимаешь. Ты же взрослая! И к тому же человечиной не питаешься.

Сопение возобновилось, и в нем появились заинтересованные нотки.

— Слушай, — я наконец решила, что темная ночь самое подходящее время для черного юмора, — если тебе так интересно мое мнение насчет нравится — не нравится, лично для тебя могу начать питаться человечиной. Прямо сейчас подойду, укушу его за палец и смогу наконец ответить на твой вопрос. Согласна?

Было похоже, что охотник на своем одеяле совсем перестал дышать от услышанной перспективы. Клякса, впрочем, тоже не отвечала, поскольку смотрела в противоположную от меня сторону расширенными от ужаса глазами. Проследив за ее взглядом, и сама онемела от увиденного. С одной стороны, я ждала чего-то подобного, с другой — не думала, что действительность окажется столь пугающей.

Глава 7

Вдоль границы очерченного мною защитного круга бродили существа, при взгляде на которых сразу становилось понятно, почему внутри дерева обнаружился скелет. Количество этих существ наводило на мысль, что подобных деревьев в этом лесу не просто много, а очень даже много.

Рост существ вдвое превышал человеческий, они были похожи на тонкие палки с множеством длинных гибких ответвлений-щупалец. Каждое щупальце оканчивалось парой глаз и небольшой пастью с крошечными зубами-иглами в три ряда. В магических книгах этих тварей именовали еловыми лапниками, поскольку обитали они исключительно в стволах вечнозеленых деревьев. А в народе за ними закрепилось более простое название — сосальщики. Когда такая тварь набрасывалась на человека или животное, то присасывалась к нему всеми щупальцами, и от несчастного за считаные секунды оставался один лишь скелет. Зачастую сосальщики растворялись в стволах прямо с жертвой, но иногда убивали, даже не добравшись до дерева.

Эти существа были очень опасны, но в данный момент лично для нас не представляли никакой угрозы, поскольку круг надежно защищал от любых вторжений. Поэтому я спокойно сидела на месте и не обращала никакого внимания на пожаловавшие к нам страшилки. Клякса же, пребывая в шоке от увиденного, таращила до предела глаза и безостановочно тыкала лапой в бродивших «гостей».

— К-кто это? Ч-что это? — Язык у мыши заплетался с перепугу. — Зачем это? Убери их, а?

— Не обращай внимания! — отмахнулась я. — Они тронут тебя только в том случае, если ты выйдешь за пределы круга. Но ты ведь не глупая, а значит, не двинешься с места? — Клякса замотала головой, всем своим видом показывая, что она умная и готова для пущего эффекта даже закопаться в землю прямо на этом месте, чтобы уж точно с него не сдвинуться. — А значит, эти существа для тебя не опасны! — оптимистично закончила я.

— А для других? — Мышь оглянулась на Сурана и Джану, спавшую в обнимку с поросенком.

— К счастью, они спят, а мы не будем их будить.

Рано я обрадовалась. Будто вопреки моим словам, Джана заворочалась и открыла глаза. Несколько секунд она молча рассматривала изменившийся пейзаж, а затем тишину ночи прорезал громкий визг. Досадливо поморщившись (не люблю, когда женщины визжат по каждому поводу), я кинулась к ней, желая зажать ладонью рот, но лишь усугубила ситуацию. Испуганная подруга шарахнулась от меня, вскочила на ноги и бросилась прочь из круга. Онемев от ужаса, я бросилась за ней.

Сосальщики, почуяв добычу, моментально сгрудились вокруг жертвы, которая не успела далеко убежать. К несчастью, передвигались эти твари достаточно проворно. Но все же я оказалась быстрей. Влетев в центр образовавшейся толпы, пинком отправила впавшую в ступор Джану прямо в руки проснувшегося охотника, а сама принялась отбиваться — где кулаками, где заклинаниями — от липучих, в прямом смысле слова, любителей живой плоти. Действовать нужно было очень быстро, поскольку своим необдуманным бегством Джана нарушила целостность круга, и тот больше не мог гарантировать ничью безопасность. А времени на то, чтобы прочитать восстанавливающее заклинание, у меня попросту не было.

Мелькающие щупальца слились в одну серую массу, в ушах стоял непрерывный свист непонятно откуда взявшегося ветра, а я неустанно махала кулаками и читала речитативом заклинания, думая лишь о том, что мои силы вовсе не безграничны. Пусть я, конечно, и вампир, а значит, намного сильнее и быстрее обычного человека, но все равно не смогу продержаться долго в подобном ритме.

К счастью, серая масса перед глазами стала редеть, и вскоре не осталось ни одного живого сосальщика. Утерев пот со лба, я повернулась к стоявшей в кругу возле лошадей Джане с очень злым видом, но ничего не сказала. Сделала пару шагов в центр круга, прочитала заклинание, восстановив защиту, и только после этого напустилась на подругу.

— Ты всегда орешь как ненормальная? — завопила я, грозно нависая над Джаной. — Если не умеешь справляться со страхом, оставалась бы дома! Я не намереваюсь постоянно выручать тебя из неприятностей, в которые ты собираешься влипать по собственной глупости! Я круг для чего, по-твоему, устанавливала? Как раз для того, чтобы ты спала спокойно, без каких-либо проблем. Но если ты сама будешь искать приключения на свою голову, то никакие защитные круги тебе не помогут!

Джана опустила голову, а я наконец решила сделать паузу в потоке возмущения.

— Лютена, кажется, у тебя проблемы. — В запале я и не заметила, как ко мне подошел Суран. — Похоже, ты серьезно ранена!

Присмотревшись, увидела, что на плече зияет рваная рана, а также обнаружила множество мелких укусов. Все же некоторые сосальщики оказались быстрее меня.

— Не страшно! — как можно беспечнее отмахнулась я. — Забыл, что имеешь дело с вампиром? На мне все заживает как на собаке!

Говорить о том, что ко всему прочему зубы сосальщиков содержат яд и от подобных укусов человек умирает, а вампир болеет, я не стала. Но ситуацией все равно воспользовалась:

— Значит, так: в свете произошедших событий думаю, что вполне заслужила отдых и сон. А с дальнейшим дежурством разбирайтесь сами. Но учтите — вполне возможно, что я перебила не всех нежданных ночных гостей. А теперь разрешите пожелать вам спокойной ночи! — Улыбнувшись, я направилась к своему одеялу, достала нужные порошки и присыпала ими рану на плече, а затем моментально провалилась в сон.

Два задумчивых лица и две заинтересованные мордашки склонились надо мной.

— Ты видел, как она двигалась? — восхищенно прошептала Джана. — Вот бы мне так научиться!

— К сожалению, это нечеловеческая скорость. — Голос охотника был откровенно грустным. — Но, несмотря на все способности, эти твари смогли ее задеть!

— Люта сильная и обязательно поправится! — Клякса была непоколебима в своей уверенности, но в голосе проскользнули нотки обиды. — Вы бы сами попробовали в одиночку перебить такую ораву монстров! Ничего бы у вас не вышло. А она одна смогла, в то время как вы стояли и молча смотрели, и даже ничем ей не помогли!

— Мы бы только помешали. — Джана вздохнула. — Лютена сильнее нас всех.

— Никто не спорит, — согласился охотник, — Лютена молодец! А теперь ложитесь спать, а я останусь на дежурстве.

— Мне очень стыдно, — прошептала Джана, опуская глаза. — Если бы не я, ничего бы не произошло. Просто я сильно испугалась и забыла, где нахожусь, а ей теперь страдать!

— Ничего. — Голос Сурана вдруг изменился, став резким и холодным. — Ты же сама слышала: она вампир, а значит, ничего страшного с ней не случится. Хватит разговоров, а то ночь закончится, будешь потом весь день в седле носом клевать.

Джана хоть и удивилась резкой перемене настроения охотника, но особого значения ей не придала, списав на усталость и шок от пережитого. В нашей маленькой компании воцарилась тишина.

Видимо, остаток ночи прошел без приключений, поскольку проснулась я самостоятельно и самая последняя. И тут же поняла, что мне очень и очень плохо. Несмотря на то что рана на плече затянулась, тело ломило, в голове шумело, а перед глазами все расплывалось. Кое-как все же смогла подняться на ноги, извлечь припасы и восстановить их в нормальных размерах. Когда вся компания приступила к завтраку, я кулем свалилась на одеяло.

— Мы можем тебе чем-нибудь помочь? — участливо склонилась надо мной подруга.

— Поешьте нормально перед дорогой и лошадей накормите. Больше от вас ничего не требуется.

Кивнув, Джана отошла, а я закрыла глаза. Послышался шорох.

— Люточка, вот держи!

Пришлось вновь открыть глаза. Клякса пыхтела и волокла по траве большую флягу. Дотянувшись до ремешка, я подтащила флягу к себе и, открутив крышку, принялась с удовольствием пить томатный сок. Оторвавшись от обожаемого напитка, обнаружила, что мышь сидит рядом на одеяле и с тревогой заглядывает в глаза.

— Люточка, с тобой точно все будет хорошо? Ты поправишься? — затараторила она, обнаружив, что я напилась. — Я никуда без тебя не пойду!

— Не волнуйся, все будет замечательно, — улыбнулась я маленькой подружке и потерлась носом о мохнатое брюшко. Мышь закрыла глазки от удовольствия, а я, в свою очередь, от головокружения. Дождавшись конца трапезы наших спутников, прочитала заклинание уменьшения и рассовала запасы по карманам. Затем проглотила несколько порошков, перекинулась мышью и распласталась на макушке одной из лошадей. Можно было трогаться в путь.

Лошадь постоянно стригла ушами и опускала голову. Лежать мне было катастрофически неудобно. Поэтому, проигнорировав прошлое предупреждение охотника, я вновь полезла к нему за пазуху.

— Я против, — попытался остановить меня Суран. — Мне щекотно.

— А мне плевать! — категорично заявила я, карабкаясь по рубахе. — Или вези меня, или в следующий раз сами себя спасайте!

— Может, все же лучше полезешь к Джане за пазуху? — вяло предложил охотник. — Тебе там, того… привычней будет.

— У Джаны ворот стягивается, и мне будет тесно, — все же объяснила я перед тем, как свалиться в вырез рубахи. — А насчет всяких «того», поверь, меня абсолютно не интересуют твои телеса.

На некоторое время мне удалось заснуть, а затем сон испарился. Чувствовала я себя уже немного лучше, но вылезать не спешила. Причиной тому был диалог между Джаной и Сураном. Я, как и все женщины, была очень любопытна, а потому с интересом прислушалась.

— Посмотри на себя, — заливалась соловьем подруга, — такой статный, приятный мужчина, и вдруг один! Как же такое могло произойти? Неужели ты настолько увлечен охотой на нечисть, что тратишь на нее все свободное время?

М-да, Джана, плохо ты знаешь этих охотников! Им плевать на все, что происходит вокруг, лишь бы было полно нечисти, которую можно убить, а потом похваляться всем и каждому, сколько и где порубил, умертвил и прочее.

— Если бы нечисть не причиняла людям никакого вреда, я бы с удовольствием перестал на нее охотиться и сменил профессию, — лениво отозвался Суран.

— И чем бы ты предпочел заниматься? — тут же поинтересовалась Джана.

— Рыбалкой! — категорично отрезал охотник, своим тоном показывая, что вопросы ему надоели до чертиков.

Судя по воцарившейся тишине, было похоже, что очередная попытка Джаны привлечь к себе внимание безуспешно провалилась. Подождав еще пару минут для приличия, я закопошилась и полезла на свободу, нарочно щекоча крыльями грудь охотника. Но едва выбралась, как меня тут же оглушило звуковой волной, и от неожиданности я свалилась обратно.

— Озеро! — кричала радостно Джана. — Пойдемте купаться!

— Еще раз, и получит в глаз! — мрачно пообещала я самой себе и принялась повторно цепляться за рубаху. Реагируя на мои передвижения, Суран затрясся в истерическом хохоте. — Смех продлевает жизнь! — выбравшись, объяснила я насупленному охотнику. — А щекотка является средством добывания смеха вручную. Так что радуйся, только что я сделала твою жизнь на пару лет дольше!

В ответ Суран молча скинул меня с плеча. Не успев даже пикнуть, я улетела в траву.

— Ты что? Она же болеет! — Возмущенная Клякса закружила над охотником, дергая его за волосы. — Будешь обижать Люту, останешься лысым! Я лично сделаю тебе новую прическу.

К счастью, появление озерной глади в поле зрения отвлекло мышь от расправы. Оставив шевелюру Сурана в покое, она полетела к воде.

Глава 8

Приняв свой привычный облик, я с удовольствием плескалась в воде. К счастью, к подобному сюрпризу в виде купания я подготовилась заранее, захватив с собой купальник. Поэтому, быстро переодевшись в ближайших кустах, смогла спокойно наслаждаться озером. А вот Джана не позаботилась о подобной мелочи и вынужденно плескалась в нижнем белье, которое, к моему большому удивлению, оказалось весьма откровенным. Впрочем, саму девушку это обстоятельство ничуть не смущало. А вот охотник старался не смотреть в ее сторону и постоянно погружался в воду с головой. Подругу подобное поведение не устраивало, поэтому она всячески старалась обратить на себя его внимание: подплывала ближе, задавала вопросы, предлагала поиграть в догонялки вплавь. Охотник смущался, отворачивался и делал несчастное лицо, но Джана твердо решила прельстить его своим видом и не отставала от бедолаги ни на минуту. В конце концов Суран обернулся ко мне и взглянул умоляющими глазами, прося избавить от внимания юной обольстительницы, но я лишь мстительно улыбнулась в ответ, давая понять, что на меня ему рассчитывать не стоит. Наплававшись вдоволь, оставила парочку и направилась на берег.

— Учти, чем дольше ты будешь оставаться свиньей, тем выше твои шансы потерять Джану, — «обрадовала» я Клайва, присаживаясь рядом на траву. — Смотри, так и останешься совсем один!

Поросенок в ответ лишь горестно вздохнул и отвернулся от озера:

— Но что я могу сделать? У меня не получается стать снова человеком!

— Зато у Джаны прекрасно получается охмурение охотника! — Улыбнувшись, я встала, взяла свою одежду и направилась к воде. Намечалась небольшая стирка.

— Неужели ты вот так запросто отдашь охотника подруге? — Мышь подскакивала от нетерпения, пытаясь выяснить все волнующие ее подробности.

— А на что он мне? — Закончив стирку, я разложила мокрую одежду на траве, чтобы немного просушить, и растянулась на солнышке.

— Люта, ты меня удивляешь! Ну на что обычно женщине нужен мужчина? — Возглас получился громким, поэтому теперь к нашему монологу прислушивались абсолютно все присутствующие и на берегу, и в озере. Вздохнув, я включила фантазию и принялась загибать пальцы:

— Во-первых, для того, чтобы постоянно носил женщину на руках. Во-вторых, чтобы спал на коврике у кровати, охраняя сон. В-третьих, чтобы убирал, стирал и готовил. В-четвертых, для того, чтобы приносил в зубах тапочки. Впрочем, в зубах необязательно, сойдет и просто в руках. Мне продолжать? — невинно поинтересовалась я, наслаждаясь повисшей над озером тишиной.

— Н-не надо, — заикнулась мышь. — Достаточно.

— Вот и славно! — Подарив остолбеневшим окружающим зловещую улыбку, я направилась к воде окунуться еще разочек. Плавала, разумеется, в гордом одиночестве. Видимо, мой рассказ настолько впечатлил Сурана, что стоило мне только войти в воду, как он тут же выскочил из нее, словно ошпаренный. А верная Джана, разумеется, составила ему компанию. Впрочем, я не обиделась. Все равно им пришлось ждать конца моего купания, поскольку расколдовать продукты могла только я.

Наплававшись, я повернула к берегу. Ощутив под ногами дно, блаженно потянулась. Внезапно нога наступила на что-то скользкое. Удивившись и не издав ни звука, я с громким всплеском ушла под воду. В раскрытый в беззвучном крике рот хлынула вода. Вдобавок почувствовала, как что-то холодное и тугое опасно обвило шею. В голове заметались обрывки заклинаний, но, к счастью, неведомая сила выдернула меня из воды и подняла в воздух.

— Ты цела? — спросил Суран, держа меня на руках.

Я откашлялась и повернулась к нему, чтобы ответить, но увидела над ним какую-то странную тень. Посмотрев вверх, раскрыла в ужасе глаза.

Времени на размышления не было, поэтому я сделала первое, что пришло в голову. А именно выскользнула обратно в воду и вцепилась изо всей силы в охотника, обхватив его и руками и ногами. Нужно сказать, Суран очень удивился моему такому поведению, но не успел издать ни звука, потому что я, поморщившись от боли и отрастив крылья, моментально взмыла в воздух и зависла там, держа его в крепких объятиях.

— Что случилось? — Было похоже, что этот полет навсегда останется в его памяти. Вон как побледнел. — Если ты решила отблагодарить меня таким образом за спасение, то уверяю, не стоит.

— Вниз посмотри! Очень похоже, что именно я тебя сейчас спасаю! — несмотря на то что я держала охотника, мой голос оставался беззаботным и даже веселым. Словно это не мы сейчас избежали скорой смерти, а кто-то другой.

Внизу, метрах в десяти от нас, бесновалась и лупила по воде чешуйчатым хвостом огромная водяная змея. Пресмыкающаяся тварь была поистине исполинских размеров. Судить точно о длине было невозможно, поскольку тело из воды виднелось лишь выступающими полукольцами, головой и хвостом, а вот толщина была впечатляющей. Змея запросто могла проглотить целиком самого упитанного человека.

— Милая зверушка, не правда ли? — рассмотрев водяного монстра, улыбнулся Суран, ничем не выказывая своего испуга.

— Хочешь такого завести у себя дома, чтобы соседей отпугивал? — поддержала я шутливый тон.

— Хорошая идея! — Охотник смешно сморщил нос. — Только есть одна проблема, которая делает ее невыполнимой. Как такового дома у меня нет. А тащить ее в Орден к охотникам, согласись, бесчеловечно. В смысле, они все ей на один укус — выпустил змею, и нет никаких человеков.

В ответ я рассмеялась и полетела к берегу. Приземлившись и выпустив Сурана из объятий, поймала на себе странный взгляд Джаны. Было похоже, что она чем-то недовольна. Впрочем, я тут же отвлеклась на змею и забыла о настроении подруги.

Чудовище еще некоторое время побесилось, а затем ушло на дно. Вода снова стала ровной, будто зеркало.

— А знаете, кажется, я только сейчас смогла оценить по достоинству народную поговорку: не зная броду, не суйся в воду, — задумчиво изрекла Клякса. — Это же подумать только, как нам повезло, что она не проснулась раньше.

— Вообще странный этот лес, — поддержала я крылатую подружку. — В деревьях — лапники, в озере — змея. Надеюсь, из земли никакой сюрприз на нас не выскочит.

Любопытно, остались еще где-нибудь нормальные леса без подобной ерунды?

К сожалению, мой вопрос остался без ответа, поэтому я взяла одежду и ушла в кусты. Переодеваться.


День близился к вечеру. После купания мне было лень перекидываться, и я шла пешком, иногда переходя на бег, чтобы догнать спутников. В такие моменты Клякса взлетала с моего плеча и громко озвучивала свое недовольство моим поведением, жалуясь, что ее трясет, а сидящий на руках поросенок тихонько повизгивал.

— Не хочу ночевать в лесу! — После знакомства со змеей настроение Джаны ухудшилось, и она постоянно ныла и куксилась. — Мне страшно!

— Всем страшно, — ни в какую не поддавались мы на ее жалобы. — Зато нас много, а вместе мы — ужасно страшная сила.

— Боюсь! — капризно кривила губы подруга, отчаянно стреляя глазами в сторону Сурана, но его, похоже, происходящее только раздражало. — Можно мне хотя бы рядом с тобой лечь? Все-таки, когда рядом мужчина, спокойней спится.

— А я на что? — неожиданно пискнул Клайв из моих рук. — По-твоему, я не мужчина?

— Ты? — Джана придержала лошадь и обернулась к нему, гневно сдвинув брови. — Посмотри на себя! Какой из тебя мужчина? Свинья свиньей! Ты даже передвигаешься на женских руках!

Излив на поросенка весь накопившийся негатив, подруга поскакала вперед.

Повисло неловкое молчание.

— За что она так со мной? — расстроился незадачливый жених. — Я же изменился! Ну, внутренне точно…

— Похоже, что теперь она тоже изменилась, — ответила я. — Тебе придется либо привыкнуть к переменам, либо искать себе новую невесту.

— Но я не хочу новую! — Взбрыкнув ногами, поросенок выпал из моих рук на землю.

Я наклонилась, чтобы проверить, все ли у него в порядке, но розовая тушка стала стремительно увеличиваться в размерах и меняться прямо на глазах. Минуту спустя я увидела Клайва в его прежнем облике. В нашей компании прибыло.

— Ничто так не меняет человека, как страх потери, — улыбнулась я. — Теперь нужно добыть тебе коня.

— Впереди деревня! — неожиданно закричала Джана, возвращаясь к нам. — Давайте попросимся на ночлег!

— Вот там и купим коня, — подмигнула я Клайву.

Подъехавшая Джана несколько минут пристально изучала преобразившегося жениха, но радости на ее лице я совершенно не заметила. М-да, Клайву придется очень постараться, чтобы вновь вернуть расположение подруги. Юнец сильно проигрывал против статного и уверенного в себе Сурана. Настолько, что разницу было видно невооруженным глазом.

Когда деревья закончились, мы смогли увидеть обещанную Джаной деревню. Судя по добротному забору и расписным воротам, людям в ней жилось хорошо. Домов было очень много. Забор простирался далеко, края мы так и не увидели. Въехав в ворота, спросили у первого попавшегося жителя, где можно остановиться на ночлег, а также купить лошадь. Нам указали дорогу к трактиру и пожелали приятного отдыха. Настроение в нашей компании резко поднялось. Правда, буквально через несколько метров лично мое сильно испортилось. Деревенские мужчины провожали меня такими плотоядными взглядами, что у меня сильно зачесались руки двинуть им всем по наглым сальным рожам. Разумеется, ничего подобного я не сделала, иначе не видать нам трактира и гостеприимства как своих ушей, а просто прибавила шагу, внутренне кипя от злости, словно самовар.

Трактир оказался опрятным и уютным, трактирщик — большим и добродушным. Без проблем выделил нам две комнаты, взяв оплату вперед. Заказав ужин, мы поднялись наверх, и вот там начались проблемы.

— Ты будешь спать в моей комнате! Все равно там две кровати, — категорично заявил Суран, беря меня за руку. Не успела я открыть рот и излить на нахала свое праведное возмущение, вызванное его словами, как он пояснил: — Так будет меньше проблем. Если деревенские мужики поймут, что мы пара, то не полезут к тебе ночью в окно.

— Но ведь второй этаж! — робко возразила я, несколько сбитая с толку его, как выяснилось, благими побуждениями.

— Ты серьезно считаешь, что это их удержит? — Охотник снисходительно рассмеялся мне в лицо. — Не думал, что ты настолько плохо разбираешься в мужчинах! В любом случае никакие возражения не принимаются! — Он еще крепче сжал мою несчастную конечность и направился в дальнюю комнату.

— А что же делать нам? — воскликнула вдогонку Джана, растерянно поглядывая на Клайва.

— Сами разберетесь! — припечатал мой провожатый. — Не маленькие!

Клякса помахала им крылом, показала язык и полетела следом за нами.

Комната оказалась небольшой, обстановка вполне обычной для трактира: стол, две кровати, слегка покосившийся шкаф и пара линялых занавесок на окнах. К счастью, все выглядело вполне чистым и насекомые по стенам не бегали.

— Будешь приставать — покалечу, — заявила я, плюхаясь на ближайшую кровать.

— Очень надо! — ворчливо отреагировал охотник. — Как любой нормальный мужчина, я предпочитаю более женственных женщин. Так что успокойся, ты не в моем вкусе.

В ответ я лишь равнодушно пожала плечами, поднялась, подхватила Кляксу и вышла в коридор, потому что снизу доносились разнообразные вкусные запахи, а трактирщик, насколько я помнила, обещал нам горячий ужин. Суран озадаченно посмотрел мне вслед, застыв на несколько секунд возле своей кровати, а затем пошел следом.

Спустившись на первый этаж, я растерянно застыла на последней ступеньке деревянной лестницы. Я отлично помнила, что при нашем появлении в трактире зал был практически пустым. Теперь же все места были заняты представителями мужского населения деревни, а в центре зала стоял единственный свободный столик, на котором возвышался жареный поросенок и блюдо с фруктами.

— Похоже, наш приезд для них весьма большое событие, — шепнула мне на ухо Клякса. — Пойдем обратно? Или все же поужинаем?

М-да, откровенно говоря, столь пристальное внимание не входило в мои планы. Но кушать хотелось, причем не только мне, судя по возмущенному сопению за спиной, а значит, никакие личности в любом своем количестве не должны были этому помешать.

— Вина! — громко потребовала я и первая прошла к столу, полностью игнорируя окружающих. За мной потянулись остальные спутники. Посмотрев на их угрюмые лица, я решила, что вечер обязательно должен пройти весело, а сокровища могут немного подождать.

Глава 9

— Эх ты, охотник… Не умеешь пить! Даром что мужчина, — категорично заявила я, ставя на стол початую бутылку красного вина.

— Это правда, пить такими порциями я не умею. Я же обычный человек, десять бутылок за раз не осилю.

В подтверждение его слов пять пустых бутылок уже стояли в ряд под столом.

— Ну а я не обычный человек, так что же, ты теперь постоянно будешь мне об этом напоминать? Смотри, получишь в глаз! — обиделась я, для убедительности помахав бутылкой перед носом Сурана. — К тому же я пью всего… не помню какую, но точно не десятую.

— Это ты сейчас себе глаз бутылкой выбьешь, если не перестанешь ею так размахивать. Или, на худой конец, кому-нибудь из окружающих! — заявил охотник, предусмотрительно выдирая бутылку из моих пальцев.

— Ну и пусть! А чего они пялятся? Я им тут что, обезьяна в цирке? — Заупрямившись, я вцепилась в бутылку, словно в последнюю защиту от этого нехорошего мира.

— Не злись, дорогая! Они просто еще таких, как ты, не видели.

— Что-о?! — Ярость прибавила мне сил. Несчастная бутылка мигом оказалась в моих руках, в знак протеста против такого обращения щедро плеснув вином на столешницу.

— В смысле — городских женщин, — смутился Суран, отшатнувшись от меня и едва не поплатившись за такую поспешность позорным падением с лавки.

— А с какой это стати ты зовешь меня дорогой? — Быстро прикончив остатки вина, я подозрительно уставилась на охотника.

— А что, лучше звать дешевой? — На лице Сурана не дрогнул ни один мускул. Брошенная мной бутылка пролетела мимо, он лишь слегка отклонился в сторону. Послышался звон стекла. Я досадливо поджала губы, раздумывая, чем бы еще таким запустить.

— Ну вот, теперь ты еще и буянить начала! Знаешь, милая, хватит на сегодня! Пора баиньки, — правильно истолковав мой ищущий взгляд и не желая служить мишенью для пустых бутылок, которые я все-таки обнаружила на полу, охотник выдернул меня из-за стола и поднял на руки. — Пожелай всем доброй ночи!

В полной тишине под изумленными взглядами окружающих он понес меня к лестнице и поднялся в нашу комнату. Почему-то скандалить мне расхотелось. Да и устроившаяся на макушке мышь отвлекала своей возней в волосах. Было щекотно, и я тихо хихикала.

— Сейчас ты быстро уснешь, а завтра проснешься в отличном настроении, — принялся убеждать меня охотник, укрывая одеялом. Этот жест был явно лишним, поскольку я была полностью одета.

— Завтра проснусь с головной болью! — упрямо возразила я и активно заработала руками и ногами, стягивая одеяло.

— И почему ты такая холодная! — Придержав меня за руки, Суран заглянул в глаза. Его взгляд показался мне грустным, но особого внимания не привлек.

— Я вампир, — напомнила я. — Но кожа у меня теплая. Ты что-то путаешь, охотник!

— Это ты все путаешь. — Он улыбнулся. — Я не о том, что у тебя в голове, я о том, что в сердце. Ты кого-нибудь любишь?

Несмотря на гуляющий в голове хмель, последнее слово вызвало во мне неприятную грусть. Возмущенно фыркнув, я твердо решила ей не поддаваться.

— Знаешь, кто ты? Ты — зануда! — Улыбнувшись, я шутливо дернула Сурана за волосы. — Потому что я влюблена только в себя и, к счастью, отвечаю себе полной взаимностью! Это насчет сердца. А что касается головы, то в ней мышь. Точнее, на ней. Ну ты меня понял… — Окончательно заблудившись в рассуждениях, я замолчала.

Охотник молча вздохнул в ответ, протянул руку и медленно погладил меня по волосам. Под неожиданной лаской я разомлела и, едва не замурлыкав от удовольствия, потянулась, как кошка. Запрокинув голову, посмотрела в окно. Клякса сползла с макушки, забубнив что-то недовольное. Что именно, я не расслышала. Потому что в темном проеме окна мне почудилось лицо Мартена. Поморщившись, я повернулась к охотнику:

— Вы, мужчины, словно обоюдоострый меч. Как ни поверни, все равно порежешься. За что же вас любить?

Некоторое время охотник молчал, но потом собрался с мыслями и предложил:

— А ты попробуй не за что, а вопреки!

Только я ничего ему не ответила по той причине, что к тому времени уже крепко спала. В комнате повисла тишина. Только Клякса тихо ползала по подушке.


Несмотря на бурный вечер, головная боль не спешила ломиться в мои виски. Весьма довольная этим обстоятельством, я повернулась на кровати, сладко потянулась и открыла глаза. В интерьере комнаты явно произошли изменения. Нахмурив лоб, попыталась понять, какие именно. А когда смогла, звонко рассмеялась, спугнув напряженную тишину, висевшую в воздухе.

У противоположной стены с угрюмым видом сидели трое связанных мужчин. У каждого под глазом красовался приличный фингал. А рядом с ними, на кровати, закинув ногу на ногу, в расслабленной позе расположился Суран. В синих глазах плясало откровенное веселье, словно эта ситуация его забавляла. Впрочем, почему нет?

— И давно у нас гости? — спросила я хриплым со сна голосом.

В ответ охотник склонил голову и пробежался по мне оценивающим взглядом:

— Слушай, и что они нашли в тебе такого, чего я никак не могу разглядеть?

— Во-первых, я не пряник, чтобы всем нравиться! А во-вторых, сильно сомневаюсь, что тебя интересуют женщины, — довольно быстро нашлась я. — Ну и, в-третьих, может быть, ты все же ответишь на мой вопрос?

— Гости сидят с полуночи, пришли через окно. Что тебя еще интересует? Ты спрашивай, не стесняйся, — насмешливо прищурился охотник.

— Добрый ты! — оценила я и, поднявшись с кровати, подошла к неожиданным гостям. Увы, ничего интересного. Сальные взгляды и явно выраженное на лицах отсутствие всякого интеллекта. Все как обычно.

— Озабоченные, да? Какого дьявола вам дома не сидится? — неожиданно завопила Клякса, приземляясь на мое плечо.

Я заинтересованно склонила голову в ожидании какой-либо реакции.

Разумеется, ничего не дождалась. Лишь один из них показал в гнусной ухмылке щербатые зубы. Отшатнувшись от вони, исходившей от него, я замахала руками:

— Мужик, ты бы помылся, прежде чем на свидания шляться! Рядом с тобой дышать опасно! И вообще, убирайтесь-ка все отсюда, пока я от вас блох не набралась!

— Я бы не советовал их отпускать, — подал голос Суран.

— Если они тебе настолько понравились, что не хочешь с ними расставаться, тогда с удовольствием оставлю вас одних, а сама пойду в соседнюю комнату! — Я развернулась и направилась к двери, но охотник крикнул вслед:

— Лучше не ходи туда!

— Это еще почему? — От его назойливости у меня появилось стойкое желание выцарапать ему глаза.

— А ты не догадываешься?

Та-ак, чем бы ему в голову запустить, чтобы стереть эту самодовольную усмешку…

Словно читая мои мысли, Клякса настойчиво пихала мне непонятно зачем стянутый с одного из ночных гостей сапог. Несмотря на злость, прикасаться к изношенному метательному снаряду я не спешила.

— Джана и Клайв помирились, а это значит, что ты там будешь третьей лишней.

М-да, против такого аргумента сложно было что-либо возразить… К тому же я ранее считала, что Клайву придется потратить гораздо больше времени на перемирие. Рада, что ошиблась.

— Третий не лишний, третий — запасной! — все же буркнула я в ответ и, гордо вскинув голову, вышла из комнаты. Вслед мне послышался задорный голос:

— Я и не знал, что твои познания в этой области столь обширны!

Нет, до сокровищ он точно не доедет! Убью прямо сейчас! Вернусь и…

От неминуемой расправы Сурана спасла Клякса. Аккуратно подергав меня за штанину, взлетела на плечо и доверительно шепнула на ухо:

— Кажется, внизу готовят что-то вкусненькое! Может, позавтракаем?

Отложив на время кровожадные мысли, я принялась спускаться по лестнице.

Зал был полон. У меня создалось стойкое ощущение, что посетители провели в трактире всю ночь, не покидая его ни на минуту. Судя по радостной улыбке до ушей, которой встретил меня хозяин заведения, кажется, я не ошибалась в своих суждениях. Поприветствовав его кивком головы, прошла к свободному столику. Никакое сборище мужиков не могло отбить у меня аппетит. Заказав жаркое и фруктов, я со скучающим видом рассматривала потолок и повисшую на балке Кляксу, пока трактирщик не поставил передо мной вожделенные блюда. Вдохнув потрясающий аромат жаркого, я придвинула к себе тарелку.

Внезапно наверху послышались возня и приглушенный смех, а затем по ступенькам дробно застучали каблучки и скоро ко мне присоединилась Джана. Подруга сияла от счастья, словно золотая монета на солнце, и любые вопросы по поводу ее настроения становились излишними. Загадочно улыбаясь, она взяла с блюда гроздь винограда, за что была удостоена самого недовольного из всех взглядов, которые были в арсенале у Кляксы, и принялась есть ягоды, безуспешно стараясь стереть с лица мечтательное выражение. Мне захотелось ее поздравить, но едва я раскрыла рот, как в глубине зала внезапно зазвучала музыка, и красивый мужской голос запел:


Куда ведет тебя дорога под ногами,
И где найти покой израненному сердцу?
Ответов не найти, ошибок не исправить,
И от тоски, хоть плачь, но никуда не деться.

Ты хочешь убежать и спрятаться, но тщетно.
Ты хочешь отыскать забытую надежду,
Но жизнь твоя, как сон коварный и нелепый,
И не спешит дарить любовь и безмятежность.[1]

Я замерла буквально на первых строках и всю песню просидела без движения, жадно ловя каждое слово. Стихи были словно написаны обо мне, будто неведомый менестрель подсмотрел, что творится в моей душе, а потом просто облек эмоции в слова. Когда музыка смолкла, я встала и пошла к дальним столикам, желая увидеть певца своими глазами.

Незнакомый молодой человек с тонкими, но мужественными чертами лица сидел за одним из столиков в окружении деревенских парней. Несмотря на несколько потрепанную одежду, он казался белокурым ангелом, спустившимся с небес и по ошибке попавшим в это недостойное заведение. Светлые кудряшки волос, спускающиеся на ворот серого дорожного плаща, и огромные голубые глаза на нежном лице придавали его облику неповторимое очарование. Рядом с ним я вдруг ощутила себя настоящим порождением ночи, чем-то грязным и дьявольски опасным, хотя до этого никогда не считала себя таковой.

Менестрель опустил на колени гитару и повернулся ко мне. Наши взгляды встретились. Изящные пальцы легли на струны.


Прекрасная дева безлунных ночей,
К тебе я пришел одинокий, ничей
Сквозь сны, расстояния, долгие дни.
Взгляни на меня и во тьму не гони.

Дальше я не дослушала, бросившись через зал к спасительной лестнице.

Глава 10

Едва не сбив с ног спускающегося по ступенькам Сурана, я забежала в комнату и закрылась изнутри. Не хотела, чтобы кто-нибудь видел меня в расстроенных чувствах. Распахнув окно, вдохнула полной грудью утренний воздух, и долго сдерживаемые слезы вырвались наружу. Этот незнакомый менестрель своими песнями совершил невозможное — пробудил в душе всю ту боль, которую я долгими годами прятала внутри.

Моя жизнь, несмотря на кажущееся постоянство и благополучие, была весьма скупа на подарки в виде счастья и любви. Очередной уютный дом, заботливо обставленный и украшенный, пришлось оставить на неопределенное время. Приносивший доход магазин остался закрытым и никому не нужным. Ну и, самое главное, даже сейчас, несмотря на присутствие рядом компании друзей, я была настолько одинокой, что хотелось выть волком. Угнетало и то, что, несмотря на всю свою силу и способность к магии, я совершенно не представляла, что нужно сделать для того, чтобы исправить ситуацию.

Слезы лились ручьями. Я отошла от окна и присела на кровать. Пристроив на коленях подушку, уткнулась в нее лицом и потеряла счет времени.

Когда поток слез иссяк, я почувствовала себя опустошенной. Как ни странно, но стало легче, словно неимоверная гнетущая тяжесть ушла из души.

Внезапно я ощутила чье-то прикосновение к своей голове. Подняв голову, увидела, что передо мной присел Суран и сочувственно гладит меня по волосам. Я тепло улыбнулась ему. Как близкому другу. Пусть он и охотится за такими, как я, но меня он все же не убил. За время нашего путешествия у него было предостаточно шансов выполнить свою работу, но он ни одним не воспользовался. И сейчас, когда я сидела напротив, с распухшим от слез лицом и красным носом, в его глазах читалось участие и не было ни тени насмешки.

— Как видишь, вампиры тоже плачут! — смущенно оправдалась я, по-простому вытирая мокрые щеки рукавами. — И отнюдь не кровавыми слезами, как написано в ваших трактатах.

— Вампир вампиру рознь, — ласково улыбнулся он в ответ. — Надеюсь, теперь тебе легче?

Я кивнула и положила подушку на кровать. После моих слез она имела весьма неприглядный вид: была вся помятая, а на наволочке расплылось большое мокрое пятно. Смутившись, я перевернула ее на другую сторону.

— Только не говори, что собираешься ночью на ней спать, — скептически изрекла Клякса, которая тоже незаметно для меня прилетела на кровать. — Ты же простудишься.

— Не простужусь! — заверила я летучую подружку. — Потому что сегодня же после полудня мы отправимся дальше.

— Может быть, ты все же расскажешь нам о конечной цели путешествия? — Суран склонил голову набок. — А то мне несколько неуютно от отсутствия информации.

— Да нет никакой цели! — смутилась я. Врать было неприятно, поэтому я постаралась перевести разговор. — Кстати, может, объяснишь, как ты смог войти? Я хорошо помню, что запирала дверь на замок.

Охотник посмотрел на меня и честно открыл рот, чтобы что-то ответить, но тут в дверь постучали.

— Войдите! — разрешили мы в три голоса.

В дверном проеме нарисовался хозяин трактира. Увидев нашу компанию, он смутился:

— Простите, если помешал, но мне сказали, что кто-то из вас может помочь разрешить одну проблему…

Посмотрев друг на друга, мы синхронно, но непонимающе кивнули. Трактирщик расценил это как сигнал к дальнейшим действиям и, присев на кровать, принялся выкладывать подробности.

Как оказалось, в кладовую с припасами повадился захаживать какой-то мелкий пакостник. Никто из ночных сторожей не смог рассмотреть безобразника, но по утрам неизменно находили надкусанные продукты и рассыпанные мешки с крупами и зерном. При этом сторожа клялись и божились, что ни на секунду не смыкали глаз. Вначале хозяин не верил словам, но в прошлую ночь решил все проверить самостоятельно. Припасы, к его великому сожалению, постигла та же участь. Теперь, в полном отчаянии, он просил помощи у постояльцев, поскольку ему стало известно, что один из нас охотник за нечистью.

Выслушав жалобную исповедь, я немедленно скосила глаза на Сурана, прекрасно понимая, что в эту ночь придется поработать именно ему, поскольку я, хоть и определила с середины рассказа, о ком может идти речь, была всего лишь нечистью, а не охотником на нее. Хозяин, правильно истолковав мой взгляд, тут же обратил все свое внимание на моего собеседника и в итоге, обо всем договорившись, покинул нашу комнату в прекрасном расположении духа.

— Похоже, что помогать мне ты не намерена, а значит, просить тебя об услуге бесполезно? — лукаво посмотрел на меня охотник.

Ехидненько улыбнувшись, я кивнула и тем самым развеяла его последние иллюзии, если таковые вообще существовали:

— Наконец покажешь себя в благом деле, а то за время общения со мной ты наверняка все навыки растерял.

— Язва! — улыбнулся он в ответ.

— Зато очаровательная. Только с твоим ненормальным вкусом этого не понять, — не осталась я в долгу.

— Милые бранятся — феромоны кружатся! — звонко припечатала Клякса и, взлетев с кровати, исчезла в раскрытом окне. Мы пораженно умолкли, глядя ей вслед.


Весь день я, словно привязанная, провела в зале трактира, слушая песни менестреля, который, казалось, мог петь бесконечно, были бы слушатели. А слушатели, которых оказалось настолько много, что они едва поместились в трактире, с жадностью ловили каждое его слово, к счастью, полностью забыв обо мне. Этот певец умел и рассмешить, и довести до слез. Единственное, что меня несколько смущало, это отсутствие в трактире женщин, не считая меня и Джаны. Понятно, что подобное заведение не пристало посещать приличным дамам, но ради такого певца можно было бы сделать исключение. К тому же в зале не было даже привычной девушки-разносчицы, и все заказы посетителям трактирщик разносил самостоятельно.

Ближе к вечеру я сумела оторваться от песен менестреля и договорилась с трактирщиком о покупке лошади для Клайва. А затем, с чувством выполненного долга, поднялась к себе в комнату, держа на руках Кляксу. Пользуясь тем, что мое внимание в зале было на длительное время отвлечено, мышь объелась фруктов и теперь не могла без посторонней помощи передвигаться с раздувшимся брюхом. Но на жизнь при этом не жаловалась и выглядела вполне довольной.

Посадив Кляксу на кровать, я отошла к окну, собираясь закрыть его, чтобы мелкие мошки не летели на свет, но, к своему безмерному удивлению, обнаружила уцепившегося за карниз мужика. Незамедлительно разжав пальцы незадачливого любителя приключений, я отправила мужика в полет. После этого со спокойной душой закрыла оконные створки. А для того, чтобы больше никто из желающих не смог войти ко мне подобным путем, наложила на стекло заклинание прочности. Посчитав себя в безопасности, прилегла на кровать рядом с мышью, собираясь со спокойной совестью уснуть. Тут в дверь постучали.

Решив, что вернулся Суран, я кинулась было открывать. Но, услышав, что барабанят более чем два кулака, передумала и остановилась. Тем временем что-то царапнуло по стеклу. Обернувшись, увидела знакомую улыбающуюся рожу. Видимо, падение ничуть не умерило его пыл. Понаблюдав некоторое время за бесплодными попытками разбить стекло (мужик попросту долбился в него головой, сохраняя на лице жизнерадостную улыбку идиота), я укрепила таким же заклинанием дверь и снова прилегла на кровать. С одной стороны, я чувствовала себя в полной безопасности. С другой — непрерывный грохот и стук безмерно меня раздражали. Полежав некоторое время в непрекращающейся какофонии, поняла, что пора принимать меры.

Под столом обнаружился металлический тазик, непонятно для каких целей оставленный в комнате. Я им вооружилась и, обнажив в зловещей усмешке острые клыки, открыла дверь. Правда, к этому времени стук немного приутих. Тем не менее я от души приложила первого, кто решил просунуть свою бестолковую голову в дверной проем. От раздавшегося гула у меня зазвенело в ушах, а озабоченный мужик без звука рухнул на пол. Втащив его в комнату, я решила устроить промывку его бестолковых мозгов, чтобы отбить охоту ломиться к дамам, и от души надавала по шее. Затем перевернула на спину и беззвучно осела на пол. Клякса, все это время наблюдавшая за моими действиями с кровати, залилась громким смехом, опрокинувшись на спину. У моих ног лежал не кто иной, как охотник, а в руке он сжимал подозрительно шевелящийся мешок, который по чистой случайности остался нетронутым во время экзекуции.

Расстроившись, я потрогала пальцем мешок и была незамедлительно укушена прямо через грубую ткань. Прошипев пару ругательств, потрясла пострадавшей рукой в воздухе.

— Держи, это тебе! Уверен, вы будете идеальной парой, — вдруг подал голос охотник и с силой сунул мне в руки кусающийся мешок.

Помня печальные последствия своего знакомства с этим предметом, я отдернула руки, и «подарок» упал на колени. Горловина раскрылась, и небольшой чертенок-шушерка быстро вскарабкался мне на плечо.

— Я тебя уже люблю, а ты уйми этого ненормального дядьку! Хорошо? — попросил он, жалобно заглядывая в глаза. — Я его боюсь!

— А я — тебя. — В доказательство я сунула под нос чертенку укушенный палец.

— Извини. — Шушерка покаянно всхлипнул и прижался к моей щеке, обняв лапками за шею.

— Эй, ты! — вдруг завопила с кровати Клякса, воинственно раскрыв крылья. — А ну немедленно отстань от моей Люты, а то я тебе все глаза выцарапаю!

— Глаза? — Чертенок озадаченно почесал макушку, соскочил на пол, а потом запрыгнул на кровать и протянул Кляксе раскрытую ладошку: — На, забирай! Дарю!

Разглядев то, что находилось на ладошке, мышь свалилась в обморок.

— Прекрати безобразничать! — Я поймала чертенка поперек туловища и отняла «глаза», которые оказались ягодами черной смородины. — Обидишь Кляксу, будешь иметь дело со мной! Понял?

Чертенок кивнул. Я успокоилась. Как оказалось, напрасно. Потеребив меня за рукав, шушерка капризно протянул:

— Слушай, а зачем тебе она, если есть я? Я же лучше!

Закатив страдальчески глаза, я приблизилась к охотнику, все еще сидящему на полу, и поднесла к его носу кулак в благодарность за непоседливый подарочек. Он в ответ лишь насмешливо фыркнул.

Глава 11

Несмотря на не совсем удачное появление Сурана, пыл настырных поклонников не угас. Упрямый мужик за окном по-прежнему методично стучался головой, а в дверь после некоторой паузы забарабанили с прежней силой. Присмотревшись к охотнику и поняв, что он вполне пришел в себя после моей атаки и способен адекватно мыслить, я потрясла его за плечо:

— Слушай, а эти ненормальные вчера были такими же активными?

Пробуравив меня насмешливым взглядом, Суран медленно кивнул. Затем поднялся и улегся на кровать, отвернувшись лицом к стене. От его действий мои и без того напряженные нервы заклинило.

— Ты что это такое делаешь? — завопила я и, совершив длинный прыжок, оседлала лежащего охотника. Для достижения большего эффекта вцепилась ему в плечи и принялась трясти. — Вокруг полно озабоченных придурков, от которых у меня голова кругом идет, а ты преспокойно отворачиваешься к стене? Может, уймешь их как-нибудь?

— Спокойно, Лютена! Не бесись! — Несмотря на мою силу, Суран схватил меня за руки и, оторвав от себя, развел их в стороны. — Как любой нормальный человек, я собираюсь поспать. А ты тут панику разводишь! Не знал, что на тебя полнолуние так отрицательно действует.

Его речь вызвала у меня праведный гнев. Это я-то панику развожу? Я? Да учитывая творящийся вокруг грохот, я вообще паинька!

Очевидно, эти мысли были произнесены мною вслух, поскольку охотник захохотал. В ответ я надулась.

— Ой, какие мы обидчивые! А знаешь, когда ты сердишься, то становишься еще красивей. Может, продолжим наше знакомство более тесным образом? — развеселился Суран. — Насколько я вижу, тебе вполне комфортно сидеть на моем многострадальном боку.

— Ты не в моем вкусе. — Поморщилась я, старательно, но безрезультатно высвобождая запястья. — И бок у тебя костлявый.

— Жаль, конечно, — Суран притворно вздохнул. — Но я тебя понимаю. Когда есть выбор, можно и покапризничать. Желаю удачи!

Посмотрев в пронзительно-синие глаза, в которых прыгали веселые чертенята и напрочь отсутствовало какое-либо раскаяние, я решила сменить тему:

— Слушай, а какого дьявола они вообще сюда ломятся? Да еще и с таким упорством. И при чем здесь полнолуние? Я уже ничего не понимаю и не меньше тебя хочу спать.

— Так ты действительно еще не поняла, с кем имеешь дело? — Охотник перестал дурачиться и моментально стал серьезным. — Заметила, что в деревне нет ни одной женщины?

— Как, совсем ни одной?! А я думала, что они просто в трактир не ходят…

— Ну да, замужние дамы в основном сидят по домам, но для повышения интереса посетителей пара хорошеньких разносчиц должна быть в любом уважающем себя трактире.

Что-что,


Содержание:
 0  вы читаете: История, рассказанная ночью, или добро с клыками : Марина Милованова  1  Глава 1 : Марина Милованова
 2  Глава 2 : Марина Милованова  4  Глава 4 : Марина Милованова
 6  Глава 6 : Марина Милованова  8  Глава 8 : Марина Милованова
 10  Глава 10 : Марина Милованова  12  Глава 12 : Марина Милованова
 14  Глава 14 : Марина Милованова  16  Глава 16 : Марина Милованова
 18  Глава 18 : Марина Милованова  20  Глава 20 : Марина Милованова
 22  Глава 22 : Марина Милованова  24  Глава 2 : Марина Милованова
 26  Глава 4 : Марина Милованова  28  Глава 6 : Марина Милованова
 30  Глава 8 : Марина Милованова  32  Глава 2 : Марина Милованова
 34  Глава 4 : Марина Милованова  36  Глава 6 : Марина Милованова
 38  Глава 8 : Марина Милованова  40  Глава 2 : Марина Милованова
 42  Глава 4 : Марина Милованова  44  Глава 6 : Марина Милованова
 46  Глава 8 : Марина Милованова  48  Глава 10 : Марина Милованова
 50  Глава 12 : Марина Милованова  52  Глава 14 : Марина Милованова
 54  Глава 2 : Марина Милованова  56  Глава 4 : Марина Милованова
 58  Глава 6 : Марина Милованова  60  Глава 8 : Марина Милованова
 62  Глава 10 : Марина Милованова  64  Глава 12 : Марина Милованова
 66  Глава 14 : Марина Милованова  67  Эпилог : Марина Милованова
 68  Использовалась литература : История, рассказанная ночью, или добро с клыками    



 




sitemap