Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 19 : Марина Милованова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  19  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  67  68

вы читаете книгу




Глава 19

— Лютена, откуда у тебя ребенок? Что случилось? Ты нашла Мартена?

Едва я появилась в подземелье, друзья обрушили на меня град вопросов. Молчал лишь один Данти. Я, впрочем, также не торопилась расстраивать его грустными новостями. Лишь молча кивала в ответ на бесконечные вопросы, одну за другой открывая тесные каморки, и выпускала всех на свободу. Наконец освобожденные друзья окружили меня с малышом тесным кольцом и требовательно уставились в глаза.

— Отвечаю по порядку! — сдалась я. — Ребенка нашла в одной из комнат, с Мартеном разобралась настолько, что он больше ни для кого не опасен, и теперь мы все можем быть свободны! Надеюсь, вы рады?

— Ты убила Мартена? Да? — Тьяра никак не могла поверить в то, что ее заточение благополучно закончилось. Несмотря на то что она старалась держаться спокойно, было заметно, что девушку била дрожь.

— Нет! — Я отрицательно покачала головой. — Не убила. Но, повторяю, теперь он ни для кого не опасен. Скажем так, я наставила его на путь истинный, и он получил шанс изменить свою жизнь в лучшую сторону.

— Всем понятно, что ничего не понятно, — задумчиво прокомментировала Клякса мои слова, а затем встрепенулась и завопила во всю мощь легких: — Вперед, к свободе!

В ответ заплакал ребенок, испугавшись громких криков. Я укоризненно взглянула на мышь. Та скуксилась и опустилась на плечо Данти. Пришлось покидать подземелье под аккомпанемент детского плача.


— Ничего себе роскошь! — присвистнул Суран, увидев убранство жилых комнат.

— Не раскатывай губу! — шикнула я в ответ. — Здесь все чужое!

— Что дальше? — спросил охотник, озираясь по сторонам.

Обернувшись, я смерила его презрительным взглядом:

— Дальше идем доставать сокровища, чтобы твой Орден ими подавился!

— Но ведь ты сказала, что никаких сокровищ нет! — Удивлению Сурана ничуть не помешала моя грубость.

— Я соврала, и, кстати, вовремя, иначе все богатство досталось бы Мартену. Так что меньше слов, больше дела. Уверена, что во дворе мы найдем конюшню, а в ней лошадей. Пойдемте отсюда быстрей, потому что этот дом мне успел надоесть хуже горькой редьки!

Несмотря на мое желание быстрей покинуть дом, пришлось немного задержаться, чтобы взять еды для ребенка, переодеться в нормальную одежду и, наконец, толком искупаться, поскольку в условиях подземелья никто не мог позволить себе подобную роскошь.

К моему удивлению, за все время Данти не задал мне ни одного вопроса и был отрешенно молчалив. Выбрав момент, когда он был в одиночестве, я сама подошла к нему с малышом на руках, понимая, что больше нельзя оттягивать момент грустной истины.

— Данти, ты все время молчишь. Я тебя чем-нибудь обидела?

— Вовсе нет. — Он смущенно улыбнулся. — Все в порядке. Ты смогла узнать что-нибудь о судьбе моей сестры?

Я молча отвела взгляд. Повисла неловкая пауза. Затем, набравшись смелости, все же подняла глаза:

— Мартен сказал, что твоей сестры больше нет. Прости меня за грустные новости!

— Ты не виновата! Это все Мартен! — Данти вздохнул, но его взгляд остался добрым.

— Ты не хочешь спросить, что я с ним сделала?

— Уверен, что у него теперь будет все отлично. В отличие от моей сестры. — Он протянул малышу палец, и тот уцепился за него обеими крошечными ручками. — С тобой он не пропадет и исправится!

— Но… Но как ты догадался? — От удивления я потеряла дар речи. — Я ведь никому ничего не сказала!

— Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять твои слова о полученном шансе изменить его жизнь к лучшему. Еще и вот эта деталь подсказала. — Данти поднес руку к затылку ребенка.

Проследив за рукой, я увидела большое родимое пятно правильной овальной формы. Таких детей в народе называли мечеными и обвиняли в том, что при рождении к ним прикоснулся сам дьявол. Отношение к ним всегда было особым, причем далеко не в лучшую сторону. Теперь мне стало понятно, что Мартен не меньше меня натерпелся в жизни, оттого его ненависть ко мне и была такой жгучей. Хотя иногда бывает наоборот — настрадавшийся человек старается не причинять страданий другим. Но в случае с Мартеном все вышло иначе.

Увидев замешательство на моем лице, Данти поспешил меня успокоить:

— Не волнуйся, никто ничего не поймет. Просто однажды во время драки я разглядел у Мартена эту отметину, но никому и никогда не раскрою твою тайну.

— Спасибо! — В знак благодарности я обняла друга настолько крепко, насколько позволял ребенок на руках. — Надеюсь, ты пойдешь со мной за сокровищами?

— Разумеется, я с удовольствием составлю тебе компанию, — улыбнулся в ответ Данти.

— Я еще вот что хотела тебе предложить…

— Слушаю!

— Не знаю, как сказать… Ну, раз теперь в этом доме нет владельца, может, ты согласишься принять его… Ну что-то сделать с ним… Ну в смысле… не знаю! — Не найдя подходящих слов, я окончательно смутилась и посмотрела на менестреля умоляющим взглядом.

— Хорошая идея, но думаю, этот дом нужно отдать не мне. — Данти мягко улыбнулся и взял меня за руку. — Гораздо больше он нужен другому человеку. Я говорю о Тьяре. Бедная девушка достаточно настрадалась от злодеяний прежнего владельца и теперь имеет право получить во владение все его имущество. Что скажешь?

— Данти, ты очень милый! — искренне улыбнулась я.


К счастью, дом Мартена оказался в двух сутках пути от гор с сокровищами, поэтому в этот раз мы добрались гораздо быстрее. Разумеется, ни Клайва, ни Джаны на месте не оказалось, потому что обозначенные мною три дня давно прошли. Я была уверена, что ребята благополучно вернулись домой и оплакивают нас, считая погибшими.

Артефакт, чудом сохранившийся в одном из моих многочисленных карманов, вновь открыл высокие двери, и, пройдя по знакомому коридору, мы оказались возле пропасти с башней. Мне пришлось, как и в прошлый раз, спускать друзей на дно, только теперь все обошлось без внезапных поцелуев. Суран даже не разговаривал со мной, не пытался извиниться или объясниться, хотя я ждала, что он это сделает, и была готова к разговору с ним. Хотя и допускала, что после всего, что произошло со мной, я стала ему неприятна, впрочем, как и он мне.

Больше всего я волновалась за ребенка — не навредит ли ему желтый туман, как он перенесет все трудности, связанные с дальней дорогой? К счастью, малыш оказался очень спокойным, а мои опасения совершенно напрасными. Глядя на него, я уже с трудом верила в то, что именно он был когда-то Мартеном, и все больше привязывалась к нему как к собственному ребенку. Имя ему, кстати, решила оставить прежнее, будучи твердо уверенной в том, что на судьбу влияет прежде всего воспитание, а не то, как тебя зовут. Окружающим свое решение объяснила просто, сказав, что ребенок был найден именно в доме Мартена, а значит, имеет право носить его имя.

Кстати, Тьяра поначалу с удивлением отнеслась к моему предложению принять дом во владение, но потом, немного поразмыслив, с большой радостью согласилась. Но с еще большей радостью она отправилась с нами, чтобы помочь в дороге с малышом.

Теперь, стоя возле небольшого отверстия в полу, ведущего в сокровищницу, я соображала, как быть дальше, и отчетливо понимала, что, кроме меня, достать сокровища никто не сможет. Пришлось распределять обязанности.

— Суран, Данти, сбрасывайте сумки, будете спускать их вниз на веревках, а потом поднимать и опустошать. Тьяра, ты смотри за Марти и будь, пожалуйста, осторожней! Если будет плакать, дай бутылочку с молоком. А я полезу в сокровищницу вместе с Кляксой и Ерошкой.

К счастью, возражать никто не стал, даже ребенок равнодушно воспринял мое превращение из человека в мышь, сосредоточившись на игрушках, которые ему подсунула Тьяра. Я же, вцепившись лапами в чертенка, рухнула в дырку к сокровищам. Клякса полетела следом.

К сожалению, несмотря на своих помощников, один из которых был очень шустрым, процесс подъема клада шел медленно и растянулся на весь день. Последняя сумка с сокровищами была поднята глубоким вечером. Из дырки мы выбрались уставшие и порядком замученные и некоторое время лежали на полу, приходя в себя после работы. Затем поужинали и шепотом приступили к дележке, потому что Марти, как и положено всем детям, спал глубоким сном.

У меня не было особого желания выступать в роли главного распределяющего, Суран тоже не проявил энтузиазма, видимо, решив на этот раз вспомнить о благородстве. Данти отказался, сообщив, что слишком ленив для этой работы. К счастью, в столь сложном деле нам помог чертенок, который быстро разделил все сокровища на семь частей.

Правда, периодически ему мешала Клякса, которая, увидев в яркой россыпи драгоценностей что-то понравившееся, хватала это в лапы и, взмыв под потолок, носилась там до тех пор, пока ее не оставляли в покое. В итоге мышь разбогатела на парочку роскошных ожерелий, с десяток колец и солидную горку блестящих камушков, среди которых были и крупные алмазы, и рубины с изумрудами. Приземлившись на свою часть, значительно превышающую рост маленькой хозяйки, Клякса молча вытаращила глаза и растопырила крылья, всем своим видом показывая готовность защищать обретенное имущество.

Желающих вернуть отобранное не нашлось. Лишь я, укоризненно взглянув на мохнатую подружку, осуждающе покачала головой:

— Ты же вполне могла выбрать себе камни и украшения из моей части!

— Нет, не могла, — зашептала мышь в ответ. — Как ты не понимаешь, там же совсем другие камушки!

Спорить я не стала. Не люблю обижать маленьких. В конце концов от пары-тройки камней никто не обеднеет. И я в том числе. Да, у каждого из нас имеются свои маленькие слабости…

Сложив части сокровищ для себя, Джаны и Клайва в специально припасенные сумки, я уменьшила их и рассовала по карманам, а сумки друзей окружила заклинанием неприкосновенности и отправилась на свои одеяла, досыпать остаток ночи. Едва успела сомкнуть глаза, как ощутила чье-то робкое прикосновение к своему плечу. Обернувшись, увидела Сурана.

— С тобой можно поговорить? — тихо прошептал он.

Первоначально мне захотелось послать охотника в непроходимые дебри отборной ругани, но потом я передумала. Все вокруг уже спали, и шуметь было неуместно. Подавив тяжелый вздох, я осторожно поднялась, стараясь не разбудить Марти, и пошла за охотником. Вдвоем мы вышли из башни. Вокруг разливался мягкий желтый свет и стояла тишина, которую не нарушали даже наши шаги, поскольку их заглушал слой пыли под ногами.

— Слушаю тебя. — Я посмотрела на Сурана.

— Теперь, когда мы добыли сокровища, что ты будешь делать дальше? — Как ни странно, его голос был сухим и жестким. — Ты намерена как-то изменить свою жизнь?

— Моя жизнь уже изменилась. — Я хоть и удивилась вопросу и тону, которым он был задан, но ответила мягко и спокойно. — У меня появился ребенок, а дети обычно меняют нашу жизнь, делая ее более яркой и насыщенной.

— Вот только не нужно мне рассказывать сказку о том, что ты любишь этого ребенка! — Суран досадливо поморщился. — Он тебе чужой, и вряд ли ты к нему уже смогла настолько привязаться. Не думаю, что тебя настолько сильно привлекает роль матери. Ты же вампир!

— Я помню, что я вампир, и именно поэтому ты и твои дружки хотели меня убить! — как ни старалась удержаться, но в голосе проскользнули нотки сарказма. — Только, прежде всего, я женщина! И не собираюсь тебе ничего объяснять или доказывать. Если это все, что ты хотел мне сказать, то я пойду.

— Нет! Постой! У меня к тебе предложение! — Охотник мрачно взглянул на меня. — Подбрось ребенка в какую-нибудь семью и присоединяйся ко мне. Если мы будем вместе, в твоей жизни больше не будет проблем. Моя работа нас прокормит, а тебя защитит. Поверь, это самый безопасный вариант.

Я приблизилась и внимательно посмотрела в синие глаза, все еще надеясь, что ослышалась или неверно его поняла. Суран не выдержал и опустил голову. В глухой тишине зазвенел сталью мой голос:

— Значит, ты предлагаешь свою защиту? Защиту охотника? В таком случае, где же основная деталь, которая в случае согласия должна будет украсить мои руки? Давай доставай! Теперь понятно, зачем именно к тебе дружки в камеру приходили! Совсем не ради денег. Что же ты стоишь? Или думал, я ничего не знаю? — В ответ Суран медленно разжал ладонь. В желтоватом свете, подтверждая мою догадку, тускло заблестели два широких браслета. Не удержавшись, я дала ему пощечину. — Сколько еще ты будешь предавать меня? Неужели ты настолько глуп, что не видишь дальше собственного носа? Или охотники совсем забили твою голову Уставом и ты перестал отличать добро от зла? Мне жаль тебя. Завтра с утра наши дороги разойдутся, и я прошу тебя по-хорошему: больше никогда не появляйся в моей жизни. А на твое предложение я говорю — нет! Впрочем, если совесть позволит, можешь нацепить на меня свои побрякушки во время сна. — Развернувшись, я пошла в башню, внешне стараясь сохранять спокойствие, но ощущая на плечах неимоверную тяжесть от очередного потрясения.

Позади не слышалось шагов. Суран остался снаружи.

Осторожно улегшись на одеяло, я устало прикрыла глаза. К сожалению, спать совершенно расхотелось. После разговора я ощущала себя разбитой и подавленной.

Несмотря на то что охотник однажды уже предал меня, повторного удара в спину я не ожидала. Тем более такого. То, что он предложил, называлось Соглашением, которое заключалось между охотником и жертвой в том случае, если последняя была повержена в бою, но не хотела умирать. В знак полной власти охотник надевал на нечисть оковы подчинения, и та была обязана служить ему верой и правдой до конца дней своих или до того момента, пока ее не отпускали на волю. Последнего обычно никогда не происходило. На оковы я бы ни за что не согласилась, потому что всей душой ненавижу рабство. Суран же осмелился мне их предложить вот так запросто, даже не вызвав на бой. Это вызывало во мне чувство справедливой обиды и острое разочарование, поскольку я надеялась на совершенно другой исход разговора. Прав был Мартен, назвав меня неисправимой романтичной дурочкой, потому что только я умудряюсь в отрицательном видеть положительное, существующее на самом деле только в моем глупом воображении.

Полностью отдавшись расстроенным мыслям и чувствам, я не заметила, как уснула, и не услышала осторожных шагов.

Суран присел возле меня и некоторое время смотрел, не отводя глаз. Затем вздохнул, поправил сползшее одеяло и, поднявшись, отошел к своей постели.


Содержание:
 0  История, рассказанная ночью, или добро с клыками : Марина Милованова  1  Глава 1 : Марина Милованова
 2  Глава 2 : Марина Милованова  4  Глава 4 : Марина Милованова
 6  Глава 6 : Марина Милованова  8  Глава 8 : Марина Милованова
 10  Глава 10 : Марина Милованова  12  Глава 12 : Марина Милованова
 14  Глава 14 : Марина Милованова  16  Глава 16 : Марина Милованова
 18  Глава 18 : Марина Милованова  19  вы читаете: Глава 19 : Марина Милованова
 20  Глава 20 : Марина Милованова  22  Глава 22 : Марина Милованова
 24  Глава 2 : Марина Милованова  26  Глава 4 : Марина Милованова
 28  Глава 6 : Марина Милованова  30  Глава 8 : Марина Милованова
 32  Глава 2 : Марина Милованова  34  Глава 4 : Марина Милованова
 36  Глава 6 : Марина Милованова  38  Глава 8 : Марина Милованова
 40  Глава 2 : Марина Милованова  42  Глава 4 : Марина Милованова
 44  Глава 6 : Марина Милованова  46  Глава 8 : Марина Милованова
 48  Глава 10 : Марина Милованова  50  Глава 12 : Марина Милованова
 52  Глава 14 : Марина Милованова  54  Глава 2 : Марина Милованова
 56  Глава 4 : Марина Милованова  58  Глава 6 : Марина Милованова
 60  Глава 8 : Марина Милованова  62  Глава 10 : Марина Милованова
 64  Глава 12 : Марина Милованова  66  Глава 14 : Марина Милованова
 67  Эпилог : Марина Милованова  68  Использовалась литература : История, рассказанная ночью, или добро с клыками



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap