Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 1 : Марина Милованова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  53  54  56  58  60  62  64  66  67  68

вы читаете книгу




Глава 1

Он находился рядом, такой близкий и родной. Я радостно взвизгнула и повисла у него на шее:

— Данти, милый, наконец-то я тебя нашла! Теперь все будет хорошо!

В ответ он убрал мои руки и печально улыбнулся, прикоснувшись губами поочередно к каждой ладони, а затем вдруг запел красивым, почему-то женским голосом:


Только сердце рвется,
Плачет и зовет.
Верит, что найдется,
Верит, что придет.

Затем его черты стали таять, а голос стихать. Я попыталась что-то выкрикнуть в знак протеста, но слова застряли в горле, уступив место тихому мышиному писку. От обиды на глаза навернулись слезы, а писк почему-то стал настолько громким, что я поморщилась и… проснулась.

В поле зрения попала Клякса, которая сидела рядом со мной и плакала, непрерывно пища, забавно утирая мордочку лапками. Увидев, что я открыла глаза, мышь с радостным воплем кинулась меня обнимать, закрывая крыльями обзор. Пришлось приподняться и переместить ее на колени.

Как и следовало ожидать, окружающая обстановка полностью изменилась. Я лежала на большой кровати под балдахином в роскошной спальне. Огромных размеров комната, выдержанная в бордовом цвете, причудливо сочетала массивную мебель темных тонов, инструктированную золотом, с многочисленными картинами, почему-то не висевшими, как положено, на стенах, а просто выстроенными в ряд на полу. Тяжелые канделябры с несгорающими свечами (безумно дорогими магическими изделиями) давали много света, но углы огромной спальни были погружены в пугающий полумрак. Это создавало гнетущее впечатление. Помимо всего было еще что-то совершенно непривычное в окружающей обстановке. Присмотревшись внимательней, я поняла, что именно: в комнате не было ни одного окна. Внезапно сверху на меня, напугав до нервной икоты, шлепнулся Ерошка и виновато сообщил, стараясь перекричать мышиный писк:

— Извини, я ничего не смог сделать, он очень сильный! Даже сильнее меня.

— Не волнуйся, мы обязательно что-нибудь придумаем, — подбодрила я чертенка, на самом деле сильно сомневаясь в правдивости собственных слов.

— Мы сейчас находимся под землей, — продолжил он, добив меня окончательно. — И я не знаю, где находится выход…

Впрочем, чего-то подобного вполне можно было ожидать. По крайней мере, становилось понятным отсутствие окон. Действительно, кому они нужны под землей…

Решив все же не расстраиваться раньше времени, я встала с кровати и направилась к двери, намереваясь изучить то место, в котором оказалась. К счастью, одежду никто не забирал, и мой костюм, со всем его содержимым, по-прежнему был на мне.

Увы, едва я приблизилась к двери, даже не успев взяться за ручку, она самостоятельно распахнулась, а на пороге возникла высокая и, в прямом смысле слова, широкая женщина. Точнее, женщину я в ней опознала исключительно по наличию необъятной груди, грозившей при малейшем неверном движении разорвать кожаные доспехи, в которые была облачена незнакомка. В остальном же дама напоминала мужчину: мощные, бугрящиеся мышцами руки, нахмуренный лоб с сурово изломанными бровями и твердый, лишенный каких-либо эмоций взгляд. Этакий цербер. Точнее, церберша. По сравнению с ней я ощутила себя настолько тоненькой и маленькой, что захотелось отбежать и спрятаться в самом дальнем и темном углу. Разумеется, ничего подобного я не сделала, лишь гордо задрала подбородок, стремясь казаться повыше, и требовательно уставилась на незнакомку.

Не обращая ни малейшего внимания на мое поведение, она выбросила вперед пудовую руку и оттолкнула в глубь комнаты, чудом не сломав мне костей. После чего дверь снова закрылась, и я услышала, как щелкнул замок. В ответ на выпущенное заклинание ручка лишь протестующе заискрилась, но ничего другого не произошло.

— Я тебе покажу, как толкаться! — завопила оскорбленная мышь, кидаясь на лакированную поверхность красного дерева. — Ты у меня еще получишь! — пообещала она. Правда, немного подумав, добавила: — Позже.

Я озадаченно почесала макушку и, подмигнув мыши, громко сообщила:

— Послушай, кажется, я начинаю сочувствовать этому вампиру! Подумать только, если его окружают такие женщины, как он, бедняга, еще не повесился?

— А может, он их разводит, ну как стадо свиней или коров! — захихикала мышь. — Уж больно похожа!

За дверью что-то грохнуло и осыпалось. Наверное, подслушивающая наш разговор церберша засадила кулаком в стену, проломив ее от злости.

Совершив свою маленькую месть, я принялась мерить шагами комнату, размышляя над создавшейся ситуацией. Было не совсем понятно, зачем я настолько понадобилась вампиру, что он потратил на меня кучу времени и денег. И было совсем непонятно, как теперь выбираться из очередных неприятностей. Бунтовать открыто я боялась, убедившись, что магия вампира по силе значительно превышает мою. Но и сидеть, сложа руки, тоже не собиралась, решив в отместку за свое пленение устроить всем здешним обитателям, ведомым и неведомым, бесконечно сладкую жизнь. Разумеется, в самом горьком значении этого слова.

Развлекаться я решила с того момента, когда в комнату впервые доставили еду. Точнее, заставленный всякими блюдами, блюдцами, кувшинчиками и чашками поднос самостоятельно материализовался на низеньком столе, вероятно предназначенном именно для этой цели. Из-за отсутствия окон я не смогла понять, был это завтрак, обед или ужин, но с удовольствием перебила всю посуду, поочередно швыряя ее вместе с содержимым о бордовые стены. При этом, разумеется, не забывая громко и надрывно визжать. К счастью, общение с Джаной не прошло даром, и от звука собственного голоса даже у меня заложило уши. Потом к моему занятию присоединились Клякса с шушеркой, и стало еще веселей. Когда в очередной раз моя рука нащупала лишь пустой поднос, я присела на кровать, перевела дух и с удовольствием осмотрела последствия устроенного мной погрома.

Честно говоря, картина впечатляла: благородный бордовый цвет стен смешался с изобилием желтого (соус), бежевого (суп), почти черного и ужасно жирного (подумаешь, жарким запустила) и, наконец, белого (молоко). На полу все это великолепие живописно дополнялось мелкими осколками, перемешанными с остатками еды. В общем, я осталась довольна.

Огорчало лишь одно: на мою выходку ни во время совершения безобразия, ни после никто не спешил реагировать, хотя я была твердо уверена, что охранница за моей дверью никуда не отходила и все прекрасно слышала, если, конечно, она не глухая. А она точно не глухая, в этом я уже успела убедиться.

Просидев несколько часов в подобном разгроме, я все же решила убрать беспорядок, применив соответствующее заклинание. Потом достала из кармана припасы и устроила нормальный ужин на троих. Затем, решив не останавливаться на достигнутом, переколотила кучу вазочек и статуэток, находившихся в комнате.

Наконец, понимая, что, к сожалению, бить больше нечего, принялась громко петь, перебирая весь имеющийся в памяти как городской, так и деревенский репертуар. Точнее, издаваемый мною ор даже отдаленно не напоминал песню, но я старалась изо всех сил. Слух у меня, разумеется, был, да и голос имелся, но в данный момент они были совершено ни к чему, поэтому пение больше напоминало вопли расстроенной баньши, у которой в придачу медведь плясал на ушах без остановки.

Продержавшись из вредности пару часов, я охрипла, оглохла и окончательно устала. В итоге, едва добравшись до кровати, забылась беспокойным сном, потеснив с подушки своих мохнатых друзей. В комнате воцарилась тишина. Прошло несколько минут, и в двери тихо щелкнул замок. Золотая ручка медленно повернулась…


По всемирно известному закону подлости, тяжелый день перешел в не менее тяжелую ночь. Я вертелась словно уж на сковородке, пытаясь избавиться от всех кошмаров, старательно преследующих меня во сне, но липкая паутина страха не хотела выпускать из своих объятий, не позволяя проснуться. В конце концов мое упорство победило, и я раскрыла глаза, одновременно садясь на кровати и утирая рукавом испарину с лица. Едва же откинула волосы со лба, застыла и чуть не заорала от неожиданности, отмечая произошедшие в комнате изменения.

Напротив моей кровати в кресле сидел незнакомый мужчина и молча смотрел на меня. В его больших темных глазах отражалась такая печаль, что у меня крик застрял в горле, а страх незамедлительно улетучился, унося с собой панику от внезапного вторжения неизвестного. Неожиданно для себя самой мне вдруг захотелось встать, подойти к нему, протянуть руку и провести по волосам незнакомца цвета воронова крыла, сказать слова утешения, как-то приободрить. Что и говорить, он был красив, причем именно настоящей мужественной красотой, без изъянов и вульгарного лоска. От его облика буквально веяло благородством. Темные глаза смотрели грустно, но внимательно и казались двумя омутами, в которых можно утонуть и раствориться без остатка. Высокий лоб, гордый излом четких бровей и чувственные, слегка бледные губы. Он был облачен во все черное, лишь на груди отливал золотой вышивкой полураскрытый ворот рубахи. В ровном свете свечей его кожа казалась перламутрово-бледной, и сам он был похож на нереальное видение, надолго лишившее меня дара речи.

Некоторое время я любовалась молча, беззастенчиво скользя взглядом по неожиданному гостю, но затем в голове все же стали появляться разумные мысли, а вслед за ними и соответствующие вопросы. В итоге, вдоволь налюбовавшись незнакомцем, я раскрыла было рот, чтобы задать вполне логичный вопрос, кто он такой и почему находится в моей комнате. Мужчина, увидев, что я собираюсь заговорить, резко подался вперед, разрушив свою нереальность, и что-то тихо шепнул. Мне резко захотелось спать. Не сказав ни слова, я упала на кровать и моментально уплыла в сновидения, на этот раз, к счастью, светлые и спокойные.


Когда я в очередной раз раскрыла глаза, в комнате было тихо и пусто, а на столе дожидался моего пробуждения очередной поднос с соком и блюдом с ароматными пирожными. Посчитав незнакомца сном и весьма расстроившись по данному поводу, я решила, что травить меня после столь долгих поисков и затрат со стороны вампира будет, по меньшей мере, глупо, и без опасений съела угощение, поделившись пирожными с Кляксой. Ерошка от сладостей благородно отказался, затребовав из моих запасов кольцо колбасы. Едва поднос опустел, я вновь расколотила посуду и осталась очень довольна собой, рассчитывая, что подобным поведением быстро выведу вампира из равновесия, и он поймет, что держать меня в плену не только беспокойно, но и весьма расточительно.

Едва я добила посуду, послышался тихий шорох, и на кровати материализовалось платье. Длинное, розовое, с неуловимым мерцающим блеском, расшитое редкими вкраплениями бриллиантов. Одним словом, именно то, что я всем сердцем ненавидела. Точнее, само платье, невзирая на яркий цвет, было потрясающе красивым, но раз я решила строить из себя невыносимую особу с отвратительным характером, значит, не имела никакого права на восхищение и любование.

Озадаченно переглянувшись с Кляксой, я немедленно придумала очередную пакость и ринулась претворять ее в жизнь. А именно, заталкивая чувство жалости в самый дальний уголок души, принялась разрывать тонкую ткань своими острыми ногтями. Через час обрывки былого великолепия розовыми лепестками усеяли пал, а я, демонстративно посмотрев по сторонам, громко заявила в пустоту:

— В следующий раз советую кому-то хорошо подумать, прежде чем предлагать мне наряд цвета взбесившейся свиньи!

— Винограду бы, — задумчиво протянула Клякса, сосредоточенно копаясь в ворохе обрывков. — Жаль, что его здесь не подают.

Едва она закончила фразу, как прямо в центре кровати появилась ваза с большими гроздьями зеленых и темно-фиолетовых ягод. Онемев от неожиданного счастья, мышь взлетела на кровать и кинулась к вазе, спотыкаясь от восторга на покрывале.

— Ага! Так, значит, нас здесь действительно прекрасно слышат? — Нахмурившись, я поднялась и уперла руки в бока. — А может быть, еще и столь же прекрасно видят?!

В течение следующих минут я старательно корчила рожи, поворачиваясь на все четыре стороны, не забывая на всякий случай и потолок. Потом устала и вернулась обратно на кровать. Там обнаружились пустая ваза и объевшаяся мышь, которая блаженно жмурила глаза, лежа кверху пузом. Запустив хрустальным изделием в стену, я щелчком пальцев убрала осколки и растянулась на покрывале, прикидывая, чего бы такого еще вытворить. На ум пришли частушки, подслушанные на одной из воскресных ярмарок. Немного переделав слова, чтобы подошли по смыслу, я завопила во все горло:


Мой миленок-вампиренок
Был наивный, как теленок,
С коромыслом повстречался
И клыков не досчитался.

Пей побольше самогона,
И вампир тебя не тронет,
Потому что алкоголь
Отравляет нашу кровь!

Замолчав, я прислушалась, ожидая какой-нибудь реакции от принимающей стороны. Увы, ничего не было. Расхрабрившись, загорланила с удвоенной силой:


Я вампира проучу —
Уши напрочь откручу.
Дам пинка ему под зад,
Пусть летит обратно в ад!

Эх, раз, еще раз!
Мы ладим вампиру в глаз!..

— Лютена, посмотри! — неожиданно закричала мышь.

Перестав вопить, я повертела головой и обнаружила подружку восторженно подпрыгивающей на туалетном столике. Как она смогла переместить туда свой объемный живот, для меня осталось загадкой. Видимо, причиной послужило нечто, действительно стоящее внимания. Заинтересовавшись, я приблизилась.

Предметом мышиных криков стала небольшая бархатная коробка. Открыв ее, я с напускным равнодушием минуту молча изучала восхитительное ожерелье из розового жемчуга, покоившееся на черной бархатной подушке. Идеально ровные крупные жемчужины отливали еле уловимым розовым блеском, расположившись в три ряда.

Решительно наступив на горло своему восторгу, я протянула футляр Кляксе, обронив как можно более равнодушно:

— Если тебе нравится эта безделушка, носи на здоровье.

Клякса выпучила глаза, не веря собственному счастью, а затем быстро схватила коробку и взмыла с ней к потолку. Спустя мгновение пресловутый футляр свалился мне на голову, достаточно больно ударив по макушке, а довольная мышь принялась нарезать круги под потолком, нацепив жемчуг поверх неизменного рубинового ожерелья.

Почесав голову, я вернулась на кровать, обняла шушерку и закрыла глаза, размышляя над своим дальнейшим поведением и возможной реакцией вампира на мои выходки. Почему-то теперь я начала реально опасаться, что мой план по выведению его из него самого близок к оглушительному провалу.


Содержание:
 0  История, рассказанная ночью, или добро с клыками : Марина Милованова  1  Глава 1 : Марина Милованова
 2  Глава 2 : Марина Милованова  4  Глава 4 : Марина Милованова
 6  Глава 6 : Марина Милованова  8  Глава 8 : Марина Милованова
 10  Глава 10 : Марина Милованова  12  Глава 12 : Марина Милованова
 14  Глава 14 : Марина Милованова  16  Глава 16 : Марина Милованова
 18  Глава 18 : Марина Милованова  20  Глава 20 : Марина Милованова
 22  Глава 22 : Марина Милованова  24  Глава 2 : Марина Милованова
 26  Глава 4 : Марина Милованова  28  Глава 6 : Марина Милованова
 30  Глава 8 : Марина Милованова  32  Глава 2 : Марина Милованова
 34  Глава 4 : Марина Милованова  36  Глава 6 : Марина Милованова
 38  Глава 8 : Марина Милованова  40  Глава 2 : Марина Милованова
 42  Глава 4 : Марина Милованова  44  Глава 6 : Марина Милованова
 46  Глава 8 : Марина Милованова  48  Глава 10 : Марина Милованова
 50  Глава 12 : Марина Милованова  52  Глава 14 : Марина Милованова
 53  вы читаете: Глава 1 : Марина Милованова  54  Глава 2 : Марина Милованова
 56  Глава 4 : Марина Милованова  58  Глава 6 : Марина Милованова
 60  Глава 8 : Марина Милованова  62  Глава 10 : Марина Милованова
 64  Глава 12 : Марина Милованова  66  Глава 14 : Марина Милованова
 67  Эпилог : Марина Милованова  68  Использовалась литература : История, рассказанная ночью, или добро с клыками



 




Всех с Новым Годом! Смотрите шоу подготовленное для ВАС!

Благослави БОГ каждого посетителя этой библиотеки! Спасибо за то что вы есть!

sitemap