Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 26 : Юлия Морозова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29

вы читаете книгу




Глава 26

— Бабу бы сейчас сюда! — мечтательно вздохнул охранник, разглядывая разворот журнала. — Вот такую вот. Голую!

Мужик не подозревал, насколько близки его мечты к воплощению в жизнь.

Кстати, в детстве мне представлялось, что желания, как шарики, поднимаются прямо на небо, а там их ловит Создатель. Что поймал, то исполнилось. Сейчас же мне порой думается, что для желаний у Всевышнего три корзины. На первой написано «Ни брэга невыполнимые», на второй — «Надо попотеть», а на третьей — «Легко!». Вкалывать, как уже говорилось выше, мало кто любит, поэтому первая корзина сразу выкидывается к чертям (ну, чтоб те знали, чем народ искушать). Вторая ставится в самый дальний угол, на случай, если на Создателя «найдет». Ну, знаете, у каждого бывают немотивированные приступы трудолюбия, как, например, разобрать чердак, куда десятилетиями складировалось всякое барахло, или перемыть весь прапрабабушкин хрусталь, включая люстру. О произошедших чудесах потом пишут в газетах или рассказывают внукам. Ну и, наконец, третья корзина. Берет оттуда Создатель шарики и начинает прицельно бить по желающему. Бывает, в голову попадает, а бывает, куда похуже.

«Бойтесь своих желаний», — вздыхает «осчастливленный», потирая ушибленное место.

— Что скажешь, синемордый? Хороша? Хотя кого я спрашиваю!..

Он махнул рукой и снова залюбовался, откинувшись в кресле и держа журнал на вытянутой руке. И тут его взгляд скользнул мимо глянцевого разворота и сфокусировался на мне. Глаза потрясенно расширились. Он зажмурился, мотая головой, отчего не удержал равновесия и рухнул на пол. За это время я успела юркнуть за колонну. Застыла там, пытаясь унять бешено колотящееся сердце.

— Уф… Вот ужас-то… — Охранник поднялся на ноги, потирая спину. — Привидится же такое!

Да уж, просто гимн моей женской привлекательности.

Нагнувшись, я пробежала за стойкой охранников, проползла под турникетами и нырнула в ближайшую незапертую дверь, благодаря чему оказалась в оперзале. Он весь просматривался через зеркальную стену, что соединяла его с помещением охраны, поэтому я опустилась на четвереньки и, постоянно оглядываясь, поползла между столами. Зажатый в правой руке браслет тихонечко постукивал о ламинат. Сейчас главное было незаметно добраться до клиентского отдела. Интуиция мне подсказывала, что Александр с Евой уже где-то там, а значит, и Малыш рядышком. Надо попробовать его как-нибудь оттуда выманить. Подальше от суккуба. А потом, глядишь, он и очнется. Снова станет самим собой. Пытался же Виргиний меня предупредить тогда, на складе. Да только кто его слушать стал. Уж точно не одна проклятая, увлекшаяся ролью спасительницы заблудших оборотней.

Занятая лихорадочным обдумыванием плана по очередному спасению Виргиния, я со всей дури ткнулась лбом в нечто твердое, перегородившее мне путь.

— Так, — проскрипел зомби, смотря на меня сверху вниз. — Птичка…

Не дожидаясь, пока он договорит, я перекувырнулась назад и припустила что было мочи в противоположную от него сторону; с разбегу влетела в дверь, перемахнула турникеты. Не задумываясь, перепрыгнула через бездыханное тело охранника, еще недавно мечтавшего о голой женщине.

Но тут мой бег был остановлен.

Коридор перекрыл широко расставивший лапы волк.

Он оскалил зубы. Кто там недавно рассуждал про сбывшиеся мечты?

Вот он, Малыш. Как говорится, берите, не стесняйтесь — приводите блудного оборотня в чувство.

Тело опять сработало быстрее впавшего в ступор разума. Не дожидаясь, что предпримет вымечтанный Виргиний, я ринулась в боковой коридор. Позади меня в бронированную дверь кассового узла с разгона врезалась тяжелая туша волка, не успевшего затормозить на повороте.

Скользкие ступеньки под ногами. Вихрем вниз по перилам. Боковой коридор. Два пролета вверх по служебной лестнице. На пару-тройку ударов сердца впереди волка. И то благодаря тому, что знала, как свои пять пальцев, этот лабиринт из переходов в нашем здании.

Не прошла все-таки даром стажировка на сшиве документов дня. Вы бы знали, какой километраж я наматывала, собирая недостающие подписи!

Впрочем, надолго меня не хватило.

Вскоре уже дыхание перехватывает. В боку колет, в глазах темнеет, а в ушах бухает. В последний момент успеваю увернуться от идущего навстречу зомби. Только чиркнул по коже острый сгиб клеенки на локте мертвяка. Кстати, это был не Дэниэл. Видимо, Ева решила не ограничиваться одним зомби, предпочитая иметь запасной вариант на крайний случай. Интересно, сколько еще таких бродит по банку?

Эта мысль, не задержавшись, вихрем пролетела в голове и, подстегиваемая угаром погони, сгинула в неизвестном направлении.

Опять вниз. Запинаюсь на последней ступеньке и с размаху влетаю в двери к клиентщикам.

Как неправдоподобно бы это ни звучало, ночью здесь далеко не так жутко, как днем. Паутина со свисающими с нее клочьями «вековой» пыли смотана на специальные рогатины, чтобы персоналу было сподручнее делать влажную уборку помещения. Бутафорские магические шары убраны в специальную машину для их мойки — за день стекло так залапывается посетителями, что обычная полировка уже не помогает. Бархатные портьеры скатаны. Вместо них на окнах обычные металлические жалюзи. Раскладная мебель собрана и сложена у стены. Обычное серое офисное помещение, освещаемое лампами дневного света.

Общую картину безликого официоза портила только висящая на стене драконья голова почти в человеческий рост. Мшисто-зеленая, с пегими проплешинами. Ощеренная пасть, выпученные стеклянные глаза, шипастые наросты по бокам и сдвоенный рог в середине лба. Клиенты впечатлялись на раз. Ну и цена у нее была соответствующая — последнего дракона Пустоши истребили лет эдак сто пятьдесят назад. Поговаривали, начальник АХО банка плакал горючими слезами, подписывая счет на оплату. Если бы прикупили, как он советовал, куда более яркий муляж этой чудовищной головы, оставшейся разницы в деньгах хватило бы, чтобы выдать годовую премию всей хозяйственной службе.

Еще более чужеродно здесь смотрелись обнаженные Ева и Александр. От их совершенных тел было невозможно отвести взгляд. Меня бросило в жар. Кровь прилила к щекам, а взгляд машинально метнулся… сами знаете куда. Я поторопилась стыдливо его отвести.

— Ну что, птичка, размяла крылышки? — Суккуб льнула к возлюбленному, лихорадочно поглаживала его обнаженные плечи. — Мы тебя тут уже заждались. Давно пора начинать, а ты где-то бегаешь.

Мне все не удавалось успокоить дыхание. Волосы взмокли от пота и противно липли к коже. Тяжело дыша, я тупо посмотрела на свои пустые руки. И тут до меня дошло.

Кажется, мой ключ доступа сгинул где-то там, в коридорах.

— Ничего не выйдет. — Я утерла со лба пот и с трудом поднялась на ноги. — Я потеряла ключ.

— Это поправимо. — Ева щелкнула пальцами.

Я вздрогнула, когда из-за спины неслышно вышел волк, положил к моим ногам браслет и сам улегся рядом.

— Приступай, — глухим голосом приказал Александр, крепче прижимая к себе девушку.

— А что, если нет?

— Птичка решила проявить характер? — Ева сузила глаза. — Малыш! Ко мне!

Тот с готовностью снова поднялся на лапы и потрусил к суккубу. Она высвободилась из объятий Александра и опустилась на колени рядом с оборотнем. У меня засосало под ложечкой от нехорошего предчувствия.

— Давай, волчок, превращайся. Порадуй свою Луну.

Отзываясь на этот страстный шепот, тело Малыша «поплыло», удлиняясь и трансформируясь. И вот уже на четвереньках, потряхивая головой, стоял обнаженный юноша. Кожаный ошейник болтался на тощей мальчишечьей шее.

— Сладенький мой мальчик, — приговаривала Ева, поглаживая его по спине. — Вку-у-усный зверек.

Его длинная спина вздрагивала от каждого прикосновения суккуба, как от удара плетью.

— Малыш!

Он поднял на меня взгляд. Желто-мутный. Как луна в загаженном небе городской ночи.

— Что, прекратить? — Ева притянула оборотня к себе, уткнув его лицом в свою мягкую грудь. Виргиний мелко дрожал. Он вцепился в белое тело, как голодающий в свежеиспеченный хлеб.

— Прекратите! — выкрикнула я. — Зачем вы это делаете?!

— Чтобы выжить. — Лицо девушки было бесстрастно.

— Но ведь вы можете жить, не убивая!

— Можем. Но что это за жизнь? Вечный неутоленный голод. Жалкое существование в страхе пред грядущим продлением, ибо под клеймом оно нам недоступно. Инквизиторы придумали очень действенный способ нас изничтожить — они просто не дают нам размножаться. И мы сгораем, не продолжив цепь. Весьма умно и очень гуманно, не находишь?

Стоящий доселе в сторонке Александр обошел эту парочку и мягкой кошачьей походкой подошел ко мне. Под медовой кожей красиво перекатывались мускулы. Бесстрастное лицо несколько контрастировало с… хм… ну, вы поняли. Он был очень возбужден.

— Много ли вы, люди, роняете слез над хорошо прожаренным бифштексом? — Его длинные пальцы схватили меня сзади за шею, притягивая ближе. — Или, может быть, брезгливо отворачиваетесь от курицы-гриль? Вегетарианцев в Соединенном Королевстве не подавляющее большинство, как мне кажется. Не будь же ханжой, пташечка. И что с того, что твой магбанк обеднеет на некоторое количество маны? Тебе же от этого ни холодно ни жарко.

На это мне не было что возразить. Да и не хотелось. Горячая сухая ладонь погладила мое плечо. От его прикосновений меня плавило, как шоколад на солнце. Если поразмыслить, ничего удивительного, ведь Александр — инкуб. Но задумываться тоже не хотелось.

— Ты же поможешь нам, пташечка? — Свободной рукой мужчина приподнял мой подбородок, заглядывая в глаза.

Брэг, какой же он красивый!

«Элка! Будешь и дальше монашку из себя строить, сведем к инкубу, так и знай!» — говорила когда-то Ба.

Тут даже сводить не потребовалось — сама нашла «пожирателя страсти» на свою… хм… голову. Опять «ВеликиЭ» обвели меня вокруг пальца. И почему всегда выходит так, как они задумали?!

Еще чего!

— Нет! — Я вырвалась из рук Александра, дрожа точно в ознобе.

Мужчина на удивление легко меня отпустил. Но суккуб так легко сдаваться не собиралась:

— Я выпью звереныша досуха, если ты нам не поможешь.

В подтверждение своих слов Ева вцепилась пальцами в подбородок Малыша и впилась в его губы долгим влажным поцелуем.

— Хватит… — почти неслышно. — Я это сделаю.

Увлекшаяся Ева меня уже не слушала. Зато услышал Александр. Он отшагнул назад и дернул протестующую девушку к себе. Малыш, скуля, пополз следом.

— Тише, тише. Еще успеешь. Если ты его сейчас выпьешь, девчонка точно откажется нам помогать.

— Ты прав, любимый. — Ева отпихнула ластящегося Малыша ногой, — А ну, пшел вон!

Стараясь не смотреть на происходящее, я двумя пальцами подняла с пола обслюнявленный Виргинием ключ. Кое-как обтерла его свободным концом половой тряпки, что была у меня вместо юбки, и покрепче зажала в руке.

— Мне необходимо вернуться в бэк-офис. Доступ в систему возможен только оттуда.

— Так чего ты ждешь, — скривилась все еще неровно дышащая Ева. — Иди. Живо! Эй ты, проследи, чтобы она дошла.

Последнее относилось уже к Смит-Эвансу. Не дожидаясь, пока он двинется ко мне, я быстрым шагом направилась к выходу.

— И помни, — донеслось мне вслед, — пацан у нас. Будь умницей!

Звук тяжелых шагов мертвяка эхом разносился по притихшему зданию, заглушая шлепанье моих босых ног. Четыре лестничных пролета, два поворота, и мы на месте. Все так же тихо шуршит спящий от бездействия компьютер.

Выставив зомби за дверь, я уселась в свое рабочее кресло. Браслет привычно лег на руку. После щелчка скрытой застежки мир вокруг меня выключился.

Из темноты проступает знакомая сеть из красных прожилок. Она мягко пульсирует. Ручейки маны текут куда-то далеко, в неизвестность. Я ныряю в их хитросплетение, стремясь к махрящемуся клубку манохранилища.

К той точке размотки, где несет свою вахту соблазненный суккубом Питер Пирке.

«Это было так просто! — Ева хохотала, когда это рассказывала. Этот ее звонкий беззаботный смех до сих пор звучал у меня в ушах. — Что трудного в том, чтобы привязать к себе двадцатипятилетнего закомплексованного девственника?! Становишься его первой женщиной, и дело сделано. Никаких изысков. Все просто и быстро. Потом еще пару раз (не больше!) обновляешь связь. И все. Он твой со всеми потрохами, точнее комплексами. То ли дело Мартин Уоллес! Сколько пришлось повозиться с этим рыцарем наших дней, не представляешь. На редкость упрямый экземпляр попался. Эти его средневековые предрассудки о любви и верности даже мне не удалось перешибить. Пришлось к химероманту обращаться, чтобы на меня личину навесил. Ох, Мартин, Мартин! Способный мальчик был. Пылкий. Талантливый. Что скрывать, хорошую программку для взлома системы безопасности магбанка для нас написал. Но как же долго этого парня пришлось обрабатывать».

Раскинув руки, Питер парил в сфере. Мне показалось, что он осунулся с нашей последней встречи. Кожа на щеках обвисла, глаза, как у больной собаки. Очень злой больной собаки.

Вокруг него клубилось голубовато-искристое свечение. Казалось, дотронься до сферы, и раздастся сухой треск ломаемой корки тонкого льда, выпускающей наружу замораживающий свет.

«Привет!» — Улыбка у меня вышла кривоватой и неискренней.

Он посмотрел на меня в упор. Ни узнавания, ни капли каких-нибудь чувств в его взгляде не было. Пустой и холодный, как заброшенный на зиму сарай.

«Как дела?»

Никакой реакции в ответ. Только немигающий взгляд.

Недолго помявшись, через внутреннее усилие я приложила браслет к сфере, мысленно проговаривая параметры безразмерного беспроцентного кредита.

Точка размотки никак не прореагировала.

Инманатор нахмурился.

Я попробовала еще раз. С тем же результатом. И снова. И еще раз. Без толку.

Пирке хмурился все сильнее, наблюдая за моими бесполезными попытками. Он свел руки вместе. Между его почти сомкнутыми ладонями начал зарождаться, потихоньку увеличиваясь, алый огонек.

Было над чем крепко задуматься. Я нервничала все сильнее, краем глаза ловя красное свечение, которое мешало собраться с мыслями.

Системе определенно не нравился какой-то один из заданных параметров. Я прикидывала и так и эдак, после чего решила, что неограниченность для «пожирателей страсти» будет все-таки важнее безвозмездности.

Приложив браслет к сфере, я продиктовала новые параметры кредита. Наконец пошла реакция. От клубка споро стали отматываться нити. Причем две полые были намного, намного длиннее тех, по которым струилась мана. Они путались, стягивались в узлы. Клубок все разматывался и разматывался. Я не знала, что со всем этим добром делать.

Свечение в руках инманатора достигло размеров футбольного мяча. По его поверхности пробегали разряды темно-бордовых вспышек.

Кажется, сейчас кого-то будут убивать.

Под моим пристальным взглядом нити для забора маны стали плотной спиралью обматываться вокруг своих полых товарок. Я подхватила по шнуру в каждую руку и рванула вверх вдоль потока, подальше от багровых всполохов.

Силуэты «пожирателей страсти» были видны издалека. Затягивающий грязно-янтарный вихрь. Дыры в мироздании. Они подрагивали в ожидании.

Помощника в виде Уолли мне сегодня не дали. Пришлось справляться самой. Я всегда думала, ну что тут мудреного — ткнул нитью в ауру, и готово.

Не тут-то было!

Каналы напрочь отказывались закрепляться, безвольно повисая в моих руках.

«Представляешь и делаешь. Делаешь и представляешь», — повторяла я про себя, как заведенная.

И вообразила себе первое более-менее подходящее, что пришло в голову.

В моей правой руке извивалась пиявка, по чьему гематитовому телу скользили алые и янтарные отблески. Она жадно разевала пасть с тремя рядами зубов. Я брезгливо ткнула ею в ближайшую ко мне ауру. Вопреки ожиданиям, пиявка не стала сразу же вгрызаться в подставленный объект. Поползла по ауре — было хорошо заметно, как сокращаются кольца поперечных мышц. Пиявка достигла затылочной области и там замерла. Прошла пара минут, прежде чем я поняла по усилившемуся свечению ауры, что моя идея сработала, и догадалась таким же образом активировать вторую нить.

Оставшись с пустыми руками, я не знала, что мне делать дальше. Обычно меня выкидывало из сети на этапе передачи нитей клиентщику. Но сегодня все было абсолютно не по инструкции.

Меж тем ауры наливались цветом. Сначала они из грязно-желтых стали мандариновыми. Вскоре этот цвет сменился оттенком красного апельсина. И вот уже ауры «пожирателей страсти» пылали ярко-алым.

Они слились друг с другом, образуя нечто единое, пульсирующее, постоянно меняющее форму. Внутри этого переливающегося пузыря зарождалось что-то темное, по очертаниям напоминающее зародыш. Он рос, рос, с каждым мгновением становясь все больше похожим на человеческую фигуру. Вместе с ним увеличивался и пузырь, раздуваясь и натягиваясь, подрагивая радужной стенкой.

Я слишком поздно сообразила, чем мне это грозит, и попыталась метнуться подальше. Однако не успела. Меня отшвырнуло взрывной волной. Закрутило. Завертело. И со всего размаха чуть не впечатало в ближайшую жилу маны. В последний момент я успела от нее увернуться и ухватиться за поток руками.

Вы когда-нибудь пробовали на морозе влажными руками хвататься за металлический стержень? Если да, то тогда можете себе представить, что я чувствовала. Вмерзающая в металл плоть. Немеющие руки. И предчувствие боли. Той самой, что ждет тебя, когда придется оторвать себя от этого ледяного штыря.

Я висела на жиле и мучительно соображала, что делать дальше. Как всегда, обстоятельства решили за меня. Аннигилирующее заклятие прошло в волоске от моей головы. Я до упора вывернула голову. Питер Пирке. В его ладонях созревал новый льдисто-синий плод нового заклятия. Я задергала руками, но они намертво примерзли к потоку.

«Пит, ты знаешь, это не я. Они сами лопнули».

Инманатор никак не среагировал на посланную мной мысль, медленно напитывая маной заклинание. Правильно. Куда ему торопиться?

«Питер! Суккуба больше нет. Она использовала тебя! Наваждение должно улетучиться. Очнись же от угара!»

Впервые на лице Пиркса появились эмоции. Его перекосило. Это была ненависть. Он смерил меня прожигающим насквозь взглядом.

«Что вы все понимаете! Вы, брэговы недотроги, никогда меня не замечавшие! Безобидный старина Пит! Я любил ее!» — прогремело у меня в голове.

А следом прямо в меня полетел вспыхивающий багровыми вспышками искристый шар.

«Обломитесь, Моррис и Ко — призраков после аннигиляции не остается», — успела я подумать за секунду до того, как подпространство вокруг меня вспыхнуло и свернулось.



Содержание:
 0  Игра ва-банк : Юлия Морозова  1  Глава 1 : Юлия Морозова
 2  Глава 2 : Юлия Морозова  3  Глава 3 : Юлия Морозова
 4  Глава 4 : Юлия Морозова  5  Глава 5 : Юлия Морозова
 6  Глава 6 : Юлия Морозова  7  Глава 7 : Юлия Морозова
 8  Глава 8 : Юлия Морозова  9  Глава 9 : Юлия Морозова
 10  Глава 10 : Юлия Морозова  11  Глава 11 : Юлия Морозова
 12  Глава 12 : Юлия Морозова  13  Глава 13 : Юлия Морозова
 14  Глава 14 : Юлия Морозова  15  Глава 15 : Юлия Морозова
 16  Глава 16 : Юлия Морозова  17  Глава 17 : Юлия Морозова
 18  Глава 18 : Юлия Морозова  19  Глава 19 : Юлия Морозова
 20  Глава 20 : Юлия Морозова  21  Глава 21 : Юлия Морозова
 22  Глава 22 : Юлия Морозова  23  Глава 23 : Юлия Морозова
 24  Глава 24 : Юлия Морозова  25  Глава 25 : Юлия Морозова
 26  вы читаете: Глава 26 : Юлия Морозова  27  Глава 27 : Юлия Морозова
 28  Эпилог : Юлия Морозова  29  Использовалась литература : Игра ва-банк



 




sitemap