Фантастика : Юмористическая фантастика : Со мной не соскучишься! : Станислава Муращенко

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6

вы читаете книгу

Удача – вредная дама. Склеротикам вроде меня пользоваться ее дарами и рассчитывать на нее и вовсе не позволительно. Ровно две недели прошли с того момента, как я использовала зелье Амели. А ведь она предупреждала…

Если три раза плюнуть через левое плечо, то вероятность, что получишь по голове сзади, увеличивается в три раза. А желающих стукнуть немало – ведь чем быстрее бежишь от судьбы, тем скорее у нее появляется желание наставить тебя на путь истинный…

Мы встречаем свою судьбу на пути, который избираем, чтобы уйти от нее. Жан де Лафонтен

Глава 1

КАНИКУЛЫ С ДРАКОНАМИ

Солнечные лучи беззаботно плещутся в бесконечном разливе высоких трав, тихо шелестящих под ногами. Проказливый ветерок, раздвинув черепицу листвы, бросил в лицо горсть солнечных зайчиков, нахально целясь в глаза. Зажмурившись от удовольствия, я вдыхаю пряный запах нового мира. Кулебра временами мне что-то рассказывает, я бездумно поддакиваю, предаваясь несколько не свойственной мне благодушной лени. Миленькая такая экскурсия, хотя, думаю, не многие бы поддержали мое мнение. Согласитесь, прогулка практически в одиночку по незнакомому миру, населенному крылатыми повелителями неба, куда меня забросило собственное непослушное подсознание, да еще и без особой перспективы на возвращение, – сомнительная радость. Вот только природа тут уж слишком замечательная. Так и хочется устроить здесь долговременный отдых. Конечно, в моем мире у меня друзья, учеба в Магическом Институте, но еще и такая прорва проблем, по большей части в лице очень симпатичного демона, что возвращаться туда пока вовсе не обязательно. И если грунт мягкий, почему бы на время не спрятать в него голову? Главное, чтобы… хм… оставшееся на поверхности место не пострадало. Правда, пока неизвестно, как я в этом мире жить буду, да и вообще я даже не знаю, действует ли здесь моя магия, но сейчас мне как-то все равно. Вокруг слишком хорошо, чтобы о чем-то волноваться, а поэтому с проблемами я буду разбираться по мере их возникновения. Но, учитывая мою неугомонность и удивительную способность находить неприятности на то самое место, недостатка проблем не предвидится.

Первая возникла через полчаса неспешной прогулки по лесу. Свежий воздух и движение сделали свое дело – мне зверски захотелось есть. Я уже начала оглядываться по сторонам, как неожиданная помощь пришла свыше, а скорее – снизу. Забыв о необходимости смотреть под ноги, я поскользнулась на выпирающем из земли корне дерева и со страшным треском влетела в кусты. Жутко ругаясь на всех известных мне языках и вытаскивая колючки из самых неожиданных мест, я оглядела поляну, ставшую местом моего приземления. Симпатичная полянка, и, что самое главное, усыпанная очень привлекательными на вид ягодами.

«Ну как?» – мысленно спросила я свою помощницу.

– Они вполне съедобные. Попробуй, не пожалеешь, – голосом змеи-искусительницы предложила Кулебра.

Собственно говоря, змеей она и была. Небольшой серебряной цепочкой в виде змеи, подарок «моей самой главной проблемы». Подарок этот оказался не только красивым, но и полезным: в мире без магии, куда меня забросило заклинание моей подруги Амели, украшение внезапно заговорило, и к тому же весьма разумно. Змейка-то серебряная, но мозгов у нее в голове побольше, чем у многих. К тому же она родом из этого мира, и на ее советы я могла вполне положиться.

Последовав ее рекомендации, я попробовала одну ягодку и поняла, что на этой полянке я застряла надолго. Плоды неизвестного мне кустарника оказались удивительно вкусными, а мой растущий организм после стольких испытаний требовал необычно много еды. Вовсю наслаждаясь жизнью, я не торопилась покидать столь гостеприимное место, и к концу моего пиршества лужайка из красно-зеленой превратилась в просто зеленую. С невольным сожалением мытаря, понимающего, что взять больше нечего, я обвела взглядом голые ветви кустарников. Без ярких ягод они выглядели осиротевшими. Я чувствовала себя наевшейся, вернее объевшейся, а посему была еще более благодушной, чем обычно.

– Ну что, пойдешь дальше? – поинтересовалась Кулебра.

Я кивнула, забыв, что она меня не видит, но, спохватившись, отозвалась:

– Только возвращаться, наверное, не буду. Куда идти, все равно неизвестно, а потому пойду лучше через вон те кусты. – Я кивнула в конец поляны, противоположный тем зловредным зарослям, откуда я свалилась. И тут же хмыкнула, поймав себя на невольном жесте, которым указала направление.

– Ты уверена? – ехидно поинтересовалась Кулебра. – А то я не успеваю конспектировать все твои нецензурные перлы. По-моему, те кусты еще более колючие.

– Сейчас не будут, – с мрачной решимостью заявила я, памятуя обо всей гамме приятных ощущений, сопровождающих путешествие по местным кустам. Как раз проверю, что там с моей магией.

Состроив сосредоточенное лицо, я махнула рукой, использовав одно из самых простеньких заклинаний огня, что-то вроде фаербола расширенного действия.

– Ой!… – восхищенно протянула Кулебра.

Думаю, если бы была возможность, она точно вытаращилась бы. Да уж, точно «ой».

Вместо небольшой просеки, которая должна была образоваться от такого относительно слабенького заклинания, передо мной выгорели все кусты. На месте довольно широкой зеленой и колючей полосы была куча пепла. Правда, большая. Не слабо! Ну зато теперь я точно знаю, что моя магия в этом мире действует, да еще как!

– Что ж, колючего там точно ничего не осталось, – философски заметила я и прошла по пеплу, временами, как большая кошка, брезгливо отряхивая лапы, то есть ноги.

Через пару шагов я вышла на еще одну небольшую полянку. В отличие от сумрачного леса и даже от ягодной благодати, на которой я побывала до этого, новая лужайка была на удивление светлая, даже радостная. Необычайно яркие цветы были просто огромными и таких форм, которых я никогда видела не только в природе, но и даже в самых фантастичных иллюзиях! В центре этой самой поляны находился дракончик. Небольшой такой, раза в два побольше меня. И он явно попал в ловушку, не позволяющую ему самостоятельно убраться отсюда.

«Ну вот, и здесь драконьеры», – огорченно подумала я, чем вызвала хмыканье Кулебры.

Закончив размышления на посторонние темы, я прямиком направилась к дракоше. Надо же узнать, смогу ли помочь, а если нет, то кого звать на помощь.

Увидев меня, дракоша зарычал и забился еще сильнее. Он явно не мог сдвинуться с места, на котором находился, но его агрессивного страха это ничуть не умерило.

– Тише, тише, маленький. Я тебя не обижу! – попыталась успокоить я малыша, но он, по-моему, меня совсем не слушал.

Внезапно окутавшись светом, он превратился в мальчишку лет десяти. Но его попытка выбраться из ловушки даже в человеческом облике не увенчалась успехом. Странно, но, увидев меня, он, по-моему, испугался еще сильнее. Я же не настолько страшная все-таки! Поняв всю тщетность своих потуг освободиться, малыш упал на колени, будто у него подломились ноги, и зарыдал с такой безысходностью, что я оторопела.

– Ну чего ты, глупыш?! Не надо плакать, лучше давай разбираться, во что ты вляпался, – слабо выдавила я.

Ненавижу утешать, а с мальчишками такого возраста общалась, лишь когда сама была девчонкой. И, надо заметить, в те времена я изредка доводила сверстников противоположного пола до слез, но тогда это не вызывало во мне большого сочувствия. От моего голоса ребенок весь сжался и зарыдал теперь уже в голос.

«Нет, все-таки я, наверное, никогда не пойму этих мальчишек!» – мысленно пожаловалась я.

– Причем любого возраста, расы и силы! – съязвила Кулебра.

«Это ты на что намекаешь, негодница?!» – вспылила я, но времени на разборки нам не дали.

– Убей меня, только не обращай! – всхлипывая, цеплялся за мои ноги бедный малыш, упорно мешая мне как рассмотреть магическую западню, так и пререкаться с доставучим украшением.

– Стоп, ребенок! – возмущенно прервала я его крики. – Большую часть твоих воплей я просто не понимаю! Если ты о том, что я вампир, то я не собираюсь тебя обращать. Я вообще не занимаюсь такими глупостями! Да и представляю это: дракон и вампир в одном лице, пожалуй, похлеще, чем ведьма-вампир!

Правда, ведьма-вампир в моем лице – то еще удовольствие. Я и в обычном виде не подарок, а обзаведясь полгода назад недоразвившимися кровопийскими наклонностями, вообще стала невыносимой, по крайней мере по уверению Бьена. Но, как бы то ни было, определенный сдвиг в общении произошел. Замороченный моим тарахтением мальчишка перестал рыдать и внимательно посмотрел на меня.

– А ты ведь и правда вампир! – восхитился он.

– Ты первый, кого этот факт так обрадовал! – Теперь уже я таращилась на этого чудака, даже не пытаясь скрыть удивление. Как я подозреваю, летуны не боятся вампиров, но радоваться?! Нет, этот ребенок явно чересчур переволновался!

– Вампиры не бывают некромантами, – еще больше запутал меня этот недорощенный ящер, но я поняла, что дальнейшие расспросы бесполезны. По крайней мере, пока он не успокоится окончательно.

Говорим вроде на одном языке, но я его не понимаю совершенно! Зато теперь мальчишка не мешал мне рассмотреть ловушку. Да-а… С таким я еще не встречалась. Не думаю, что смогу ее открыть.

– И кто же ее поставил? – Я растерянно почесала затылок.

– Некромантка, охотящаяся на драконов. – На этот раз он уже почти не всхлипывал.

– А зачем они ей? – задала я вопрос, продолжая рассматривать западню, примеряя в уме то одно, то другое заклинание для взлома.

– Она… она делает из нас рабов-зомби, – округлив глаза, проговорил мальчуган.

Страшилка просто какая-то! Хотя кто-то же поставил капкан?! Что там говорится в книге по бытовой магии? Кажется, что-то подобное было в разделе о замках и ключах. Может, попробовать заклинание утерянного ключа? Но ни оно, ни другое результатов не принесли. Устало присев у ног детеныша, я вздохнула.

– Теперь надо думать, к кому обратиться за помощью, – рассуждала вслух я.

– Эрир уже полетел, – отозвался ребенок. – Он нашел меня незадолго до твоего появления. Но эти ловушки не может открыть ни один дракон, хотя мы и владеем магией! Я не хотел тебя расстраивать, но ты не смогла бы освободить меня в любом случае. Одна надежда, что они успеют до появления колдуньи! – Его глаза снова наполнились слезами. – Я не хочу быть зомби!

– Ну что ж, будем ждать подмогу, – пожала плечами я, постаравшись, чтобы мой голос звучал как можно более уверенно и оптимистично. Я вообще-то сама по себе оптимистка, вот только в последние полгода мои розовые очки дали бо-о-ольшую трещину, искажающую привычное восприятие мира и положительный настрой на ближайшее будущее.

Охваченная тревогой за жизнь молодого поколения древней расы в лице моего нового знакомца, я прислушивалась к каждому шороху, а ведь если учесть мои обостренные вампирьи чувства, можно сказать, что я слышала почти все. И то, что я уловила минут через пятнадцать вынужденного безделья, совсем мне не понравилось.

Шаги. Легкие, но весьма торопливые. Кто-то сюда идет. Не особо скрываясь, но и не афишируя излишне свое присутствие… Если бы не мой вампирий слух, возможно, я и не услышала бы приближения нового действующего лица. Ох как мне это не нравится! Вряд ли я смогу противиться некромантке, которая смогла выстроить такую западню. Что-то делать надо, причем делать срочно, иначе в этом подлунном мире станет больше одним вампирьим трупом (читай: кучкой пепла) и одним зомби-дракошкой. Ну уж нет, дорогуша, еще не было такого, чтобы Лиера Полуночная сдалась какой-то некромантке!

Все эти мысли промелькнули в голове буквально за секунду. Подскочив, я отошла на несколько шагов от круга и приказала дракошке пригнуться. Тот четко последовал моему указанию, судя по всему тоже услыхав шаги либо испугавшись моей перекошенной физиономии. Времени выплетать что-нибудь сложное не было, а посему я, не задумываясь, пустила в круг наспех собранные воедино сгустки магической энергии. Настолько мощных заклинаний подобного рода я еще не создавала, и на сей раз я выплеснула вообще всю свою силу без остатка, положившись на то, что смогу разрушить защиту. Потому что, если бы мне пришлось в таком состоянии сражаться с некроманткой, от меня вообще осталось бы одно мокрое место.

Выброс силы оказался весьма эффектным, как, впрочем, и предыдущее мое заклинание, призванное всего лишь проредить местную растительность. Огромная световая волна, ударившись о магический круг, срикошетила куда-то в небо. Я рухнула на землю, полностью обессиленная и опустошенная, но с туповатым удивлением обнаружила, что выброс таки принес свои плоды – круг полыхнул еще раз и растаял. Дракончик быстро пересек бывшую границу круга, будто боясь, что она снова восстановится. Впрочем, если учитывать уровень ведьмы, его установившей, возможно и такое.

– Ты в порядке? – заботливо спросил он.

Я с трудом кивнула, понимая, что мы не успеем сбежать с поляны до того, как обладательница легкой поступи переместится совсем близко к нам. Что ж, если придется, я приму бой.

Между тем шаги уже совсем близко. Кажется, на самом краю поляны. Я глянула туда, но никого не увидела. Невидимая она, что ли? А звуки все приближались, заставив меня подняться с земли, хотя это и повлекло за собой гамму весьма неприятных ощущений. Поступь слышалась буквально под моим носом, и я наконец-то догадалась опустить взгляд.

Буквально по моим ногам прошествовал гордый нахальный еж совершенно невообразимых размеров. Так это он чуть меня до нервного срыва не довел? Подняв на меня наглую мордочку, ежик на секунду задержался. Мне показалось, что он послал мне ехидную улыбку, а потом отправился к противоположному краю поляны по каким-то своим, несомненно важным, ежиным делам. Я практически сползла на землю, чувствуя, что еще чуть-чуть и грохнусь в аристократический обморок. Представляю себе – я, в роскошном бальном платье, рядом мой возлюбленный, мы в огромном зале танцуем что-то медленное, и вдруг от духоты и вина я медленно и грациозно начинаю падать. Встревоженный кавалер подхватывает меня на руки и… либо шарахает в лоб мощнейшим лечащим заклинанием, либо просто смотрит в упор своими желтыми глазами и заставляет танцевать дальше. Ну и фантазия у меня! И вообще, дорогуша, когда же ты наконец перестанешь поминать этого демона через два слова на третье?

«Ну все. Лечебница для психически неуравновешенных припадочных ведьм», – поставила я всем своим мыслям и поступкам диагноз, чувствуя себя полной идиоткой. Хотя, с другой стороны, сделала доброе дело, освободила малыша. Вот только что с ним дальше делать, да и с собой тоже, непонятно.

Когда над головой послышалось громкое хлопанье крыльев, я поначалу решила, что мне показалось. Или что я услышала какую-нибудь ворону-переростка. Поэтому дикие радостные вопли мальчугана, обратившего к небу свое самое пристальное внимание, застали меня врасплох. Я подняла голову, успев заметить пару драконов прежде, чем они выстрелили в меня огнем. Вот только сделать ничего не успела, да, пожалуй, и не смогла бы – сгусток огня уже окутал меня. Я подумала, что все, теперь уже окончательно, но не тут-то было… Огонь схлынул, оставив недоумевающих крылатых рептилий и ничуть не пострадавшую меня на фоне выжженной земли и облака вонючей гари. Я мгновенно шарахнулась в сторону, не дожидаясь повторной демонстрации огневой мощи, во время которой мне могло не так повезти. С чего это они на меня вызверились? Уй! Что ж вы творите, жарко же мне! Вы мне волосы подпалите! Я же без магии-и-и!!!

– Ух ты! Боевой дракон в действии, всю жизнь хотела увидеть! – Восхищенный вопль Кулебры заставил меня снова нервно подпрыгнуть.

«Но не на моем же примере!» – Вежливости в моем мысленном рявканье не было ни на грамм, но культура речи в данный момент интересовала меня в последнюю очередь.

– Я тоже в первый момент испугалась, но ты, оказывается, у нас еще и огнеупорная!

«Что-то мне не хочется проверять это еще раз!»

– Ну так прячься и начинай переговоры! – Видимо, мое говорящее украшение сомневалось в том, способна ли я перенести еще одно огненное купание, так как в ее голосе прозвучало желание подкрепить свое ценное указание увесистым пинком, хоть бы и хвостом.

– У вас что, крыша потекла?! – заорала я, быстренько отползая к ближайшему камушку и прячась за ним. – Я же ведьма-вампирша, вымирающий ви-и-ид, а может, и вообще единственный экземпляр!

Но ящеры не обращали внимания на мои вопли. Кажется, они были в ярости, вот только какого джинна, я понять не могла. Чего они на меня набросились? Ой, а камушек, кажется, уже сдает позиции… да они ж меня живьем поджарят, слопают случайно и не заметят! Стоп! А может, они приняли меня за некромантку? Малыш-то принял…

– Не убивайте ее! – в унисон моим мыслям завопил пацан. – Она хорошая, она вампир, она меня спасла!

С логикой у него, конечно, полный ноль. Слова «вампир» и «хорошая» в одном предложении обычно звучат как бред несусветный. Хотя мне все равно, главное, чтобы подействовало!

– Честное слово, я вампирша! – подала я из-за камня голос поддержки себе, любимой. – Могу клыки показать, хотите?

Обстрел прекратился. Я осторожно высунулась из-за камня, рискуя остаться в случае чего без половины прически на макушке, но огнедышащие психи притихли, и мальчишка что-то им сейчас втолковывал. Они настороженно косились в мою сторону, но плеваться огнем уже не спешили. Одновременный всполох света ознаменовал превращение новоприбывших в людей, а значит, я надеюсь, и начало мирных переговоров. Один из них, бывший до этого, кажется, синим ящером, подошел ко мне. Я окончательно выбралась из-за камня, наспех отряхнув одежду от липкой вонючей сажи и пепла, и встретила «разумного родственника вороны» мрачным, укоризненным взглядом. Он, виновато улыбнувшись, галантно поклонился.

– Прошу прощения, госпожа, за то, что мы опрометчиво напали на вас, – произнес он. – Мы подумали, что вы некромантка, терроризирующая наш город, а посему просто не смогли сдержать ярость.

– Ой-ой, какие мы вдруг стали вежливые! – ехидно прошелестела Кулебра.

Я улыбнулась и слегка напряженно кивнула. Приступ ярости я вполне понимала, вот только все равно могли бы сначала разобраться, а потом уже плеваться огнем. Ну да ладно, проехали.

– Позвольте пригласить вас в наш город, – предложил дракон. – Люди в нашем мире – огромная редкость, думаю, Совету Мудрых будет любопытно пообщаться с вами и услышать вашу историю. А если вам что-то понадобится, вы всегда можете рассчитывать на нашу благодарность и помощь. Мы будем рады видеть вас в городе.

– Принимай предложение, а то будешь от одной полянки с ягодами до другой шастать. Не знаю, много ли их здесь, но с твоим аппетитом надолго точно не хватит! – торопливо проговорила змейка, видимо сильно сомневаясь в наличии у меня как здравого смысла, так и любопытства.

Да ради того, чтобы увидеть поселение древнейшей расы, я была готова еще раз испытать «прелести» огненного душа!

– С удовольствием приму ваше великодушное приглашение, – сказала я, машинально переходя на изысканную манеру речи моего собеседника.

Дракон кивнул, оглянувшись на малыша и своего спутника.

– Позвольте представиться, – продолжил разговор он. – Мое имя – Эрир, мой друг – Арваэс, а этот малыш – Арид.

– Лиера Полуночная, – представилась я.

– Я буду рад доставить вас в город на спине. – Эрир еще раз поклонился и, не дожидаясь моего ответа, отошел в сторонку, чтобы принять свой исконный облик.

Арваэс и Арид последовали его примеру.

На секунду я прикрыла глаза от света, сопровождающего трансформацию, а передо мной уже стояла троица величественных крылатых ящеров – синий Эрир, какой-то странной полосатой расцветки Арид и лиловый Арваэс. Я уже собиралась поинтересоваться, как именно меня собираются доставить на его спину, но Эрир, не дожидаясь вопроса, наклонил голову, дав мне взобраться по гребню. Было скользко, но в общем-то не сложно. Я умостилась поудобнее между двумя пластинами гребня, схватившись за переднюю. Удостоверившись, что я устроилась удобно и, главное, безопасно, дракон взмыл вверх.

Волну воздуха, вызванную стремительным взлетом и едва не сорвавшую меня с недавно насиженного места, я встретила зажмуренными глазами и нестерпимым желанием завопить, от чего с трудом удержалась из соображений сохранения собственной репутации. Через несколько минут я мужественно приоткрыла один глаз. Внизу мелькал доисторический лес, неподалеку усердно махали крыльями Арваэс и Арид. Минуты через три я окончательно расслабилась и даже готова была признать, что полет на крылатой рептилии – не такое уж страшное дело. Немногим страшнее, чем полет на пегасе, являющемся в моем мире нормальным средством передвижения для магов. Но многократно быстрее, прямо слезу вышибает.

– Гордись: синий – это боевой дракон. Вероятно, ты первый человек, которому предложили его оседлать. – В голосе Кулебры прозвучало невольное восхищение.

«Разве они не все одинаковые?» – мысленно поинтересовалась я.

– Что ты! В древние времена крылатые повелители неба жили кланами, весьма обособленно друг от друга. Ну и, как все молодые и не очень умные создания, постоянно воевали с соседями. Тогда и выяснилось, что синие – самые сильные, отважные и обладают наибольшей огневой мощью. Они и стали боевыми. В этих войнах ящеры едва не уничтожили свой вид. Многие из них в это время укрылись от тягот опасности в других мирах, благо магия драконов позволяет перемещаться между мирами так же легко, как тебе левитировать предметы. Но, попав в мир, лишенный магии, они угодили в весьма затруднительное положение. Там их сил хватало лишь на то, чтобы летать и плеваться огнем. А это не совсем то, чем доказывается разумность и безобидность существа. Да еще при таких-то размерах! – По-моему, Кулебра весьма мерзко хихикнула при этих словах. – Уютный и спокойный на первый взгляд мир превратился в западню, поскольку его единственные разумные обитатели – люди – считали высшей доблестью срубить страшной рептилии голову. Прошло немало столетий, прежде чем бедные драконы нашли единственный источник магии во враждебном им мире. Это было золото. Оно до сих пор не потеряло в том мире своего магического действия, сводит с ума своих владельцев, побуждая идти на все, чтобы преумножить богатства. Летуны же, скопив необходимое количество магии, навсегда покинули это странное место. В родном мире после войн их осталось так мало, что они решили жить вместе. И боевые синие ящеры теперь защищают народ от внешней опасности. «Как приятно иметь под рукой гида-аборигена. Ты ведь родилась здесь?»

– Меня сделали, – буркнула Кулебра недовольно.

«Так вас здесь много?» – мысленно усмехнулась я, понимая причину недовольства подружки. Еще бы, кому приятно признаваться в том, что ты не единственный и неповторимый.

– Был обычай дарить такое украшение молодой жене, для того чтобы подсказывать ей, как готовить пищу.

«Что-то вроде кулинарной книги?» – насмешливо уточнила я.

Кулебра обиженно промолчала. Видимо, это сравнение ей не слишком польстило. Несколько минут она играла в молчанку, но под летящим драконом мелькал все тот же бесконечный, изрядно поднадоевший лес, и меня прямо распирало от любопытства.

«И как же ты попала в наш мир?»

– Один из высших демонов что-то искал в здешних лесах и попросил приюта в доме моей хозяйки. А та подарила меня ему перед отъездом. – В голосе змейки чувствовалось явное недовольство, но это не умерило моего любопытства.

«Он что, оказал какую-то услугу?»

– Нет. Просто на память. Моя хозяйка была не слишком разговорчивой и интересовалась моим мнением только на кухне. А готовила еду она редко и не очень охотно. Да и результаты были не так чтобы очень. А мне хотелось живого общения…

«Так ты ее заговорила до смерти, и она избавилась от тебя при удобном случае!»

Я засмеялась в полный голос, благо ветер относил все звуки. Да и летящий дракон не смог бы повертеть крылом у виска.

Полет за разговором проходил незаметно. Впереди раскинулся город, огромный, поражающий своим величием. С воздуха было прекрасно видно, что он как бы разделен на две половины. Одни постройки были для гигантских рептилий в их истинном облике, то есть «небольшой» домик мог поспорить размерами с замками моего мира. Вторая половина предназначалась для человеческих обличий – там все было гораздо мельче, да и застроено теснее. Город, судя по всему, был довольно малонаселенным, что только подтверждало рассказ Кулебры.

Приземлился Эрир на гигантской площади, которая одновременно являлась и посадочной площадкой и разделяла на две части город. Вокруг приземлялись и взлетали ящеры, некоторые из них (видимо, самые наблюдательные) быстро скользили по мне любопытными взглядами и снова продолжали свои дела. Легкокрылые народ хоть и любопытный, но за столько лет, сколько они живут, можно научиться умерять любопытство и ждать своего часа. Мудрая раса была одной из немногих, кто умел ждать. Ну может, еще демоны и вампиры, но я все-таки не «нормальный» вампир в полном смысле этого слова, так что я и терпение – вещи несовместимые.

Эрир, святой человек… то есть дракон, кажется, уже успел догадаться об этой моей милой особенности, а посему не стал оттягивать момент встречи с Советом. Отправив Арваэса проводить к счастливым родителям подрастающее поколение, он превратился в человека и широченным проспектом, который огнедышащим наверняка казался крысоловкой, повел меня по человеческой половине города. Остановился он, как ни странно, не у какого-нибудь величественного здания, которое я приготовилась увидеть, а у входа в парк. Ответив предвкушающей улыбкой на мой вопросительный взгляд, он повел меня внутрь зеленого оазиса в центре города. Я не уставала крутить головой по сторонам. Если к лесу, по которому я путешествовала большую часть сегодняшнего дня, я уже успела привыкнуть, то этот парк не был похож ни на что. Тонкие сетки и украшения из серебра и лозы сочетались с невероятной красоты цветами, толстые могучие стволы гармонично смотрелись с тонкими деревцами, напоминавшими березу или осину. Я и сама не знала, что ожидала увидеть там, куда меня, собственно, ведут, но в любом случае не была разочарована.

Огромная поляна, которая, впрочем, не подавляла своими размерами, полностью поросла серебристой травой, колыхавшейся в такт ветру как какое-то невиданное украшение из чистейшего серебра. Уважительно присвистнула Кулебра – оказалось, даже ее можно еще чем-то удивить. Теперь я понимаю, почему Мудрые выбрали для своих сборов эту поляну: ни одна раса, сколь умелой она бы ни была, не могла искусственно создать такой красоты.

Приблизительно в центре поляны в плетеных креслах, казавшихся воздушными, восседали двенадцать Мудрых. Внешне эти драконы в человеческом обличье на первый взгляд ничем не привлекали внимания. Лишь вглядевшись, я едва не утонула в глазах одного из них. На меня смотрела Вечность. Но не холодная и равнодушная, нет. Как может в одном взгляде отразиться мудрость древнего старика и безрассудная, яростная любовь к жизни юноши, только начинающего жить, не знаю, но долго выдержать этот взгляд я не смогла. Эрир поклонился, сказал им буквально несколько слов на неизвестном мне языке и отошел к деревьям, не мозоля присутствующим глаза и не мешая вести беседу, но выступая «моральной поддержкой». Какой деликатный, вот бы всем так. От Амели и Бьена я явно такого не дождалась бы, а Вайдер так и вовсе наверняка бросился бы защищать меня от всех возможных неприятностей, да и приятностей тоже…

– Мы рады приветствовать в нашем городе достойнейшую ведьму, уже дважды ставшую спасительницей нашего рода, – могучим голосом произнес один из Мудрых. – Лиера Полуночная, если я не ошибаюсь?

Я кивнула. Вот только почему дважды? А, они каким-то образом узнали про то, как я в своем мире малышку Элу спасла? Ну не так уж я ей и помогла, хотя ее мама Эсприта тогда собиралась мне какой-то подарок сделать.

Мой собеседник сотворил мне из воздуха кресло. Я вежливо поблагодарила его и с удовольствием примостилась на удивительно удобное сиденье, вытянув ноги после долгого и очень тяжелого дня, который еще не собирался заканчиваться.

– Драконы не забывают добра, – продолжил Мудрый, подождав, пока я устроюсь поудобнее и снова обращу свое внимание на Совет. – Проси у нас чего хочешь, мы выполним все, что в наших силах и превыше них. У нас редко рождаются дети, а посему спасение одного из наших малышей – великая радость для нас.

Я задумалась всего на мгновение. Судя по всему, я в этом мире задержусь, так почему бы не попросить здесь какое-нибудь жилье?

– Я хотела бы пожить в вашем городе, – неуверенно сказала я.

Мудрый кивнул.

– Мы предоставим вам самое удобное для вас жилье и даже будем обеспечивать пропитание, – пообещал он. – Наш дом – ваш дом столько, сколько вы захотите. – Он на мгновение замялся, но через секунду продолжил: – Не сочтите нас назойливыми, но нам было бы любопытно услышать вашу историю – как вы стали вампиром, как попали в наш мир, ну и, конечно, какой подвиг удостоил вас получения первого драконьего дара? Только он помог вам выжить после прямого попадания волшебного пламени.

Ага, так вот что за подарок сделала мне Эрира! Что ж, если увижу, скажу спасибо – она спасла мне жизнь. Что до истории… почему бы нет? Тем более им действительно интересно, иначе бы спрашивать не стали. Почему бы и не рассказать? Повествование обещало быть долгим, но уж язык я свой точно не перетружу, он у меня вообще без костей. Вот только многое мне рассказывать не очень хотелось, а посему, по крайней мере часть своих приключений, я решила изложить кратенько, не вдаваясь в подробности.

Стараясь ничего не пропускать и не скрывать, я рассказала, как меня убили и обратили. Как я оказалась в вампирьем замке. Историю царевны Василисы Прекрасной в образе лягушки и о моем неудачном побеге. Недрогнувшим голосом я рассказала о появлении Дейра и наших занятиях. Часть повествования о моем превращении в джинна-лягушку и первых желаниях Цхакга прозвучала, пожалуй, в стиле анекдота. Я все говорила и говорила. Слушатели попались благодарные. Они сочувственно кивали и радостно смеялись. Наконец я добралась до нашего путешествия с друзьями. Я переключила свое внимание с Мудрых на Эрира, поскольку повествование о встрече с его супругой должно было хоть немного прояснить ситуацию для меня, да и для него, возможно, тоже. Мало ли что у них произошло? Но знать о своей жене и дочери он обязан.

– Я воспользовалась случаем сбежать из замка, прихватив своих друзей и не предполагая, куда мы можем попасть, лишь бы удрать куда-нибудь. Ну и занесло нас в места весьма отдаленные и от Института, да и от замка. Но мы были рады этому. Однако в той глухомани, куда нас занесло, царило необычное оживление: все срочно собравшиеся здесь маги и простые обыватели «спасали» крылатую легенду, надеясь, конечно, на благодарность. – Я пожала плечами, вполне искренне показывая, что не очень поддерживаю подобное корыстолюбие. – Мы с друзьями тоже включились в эти поиски. Но ящера не нашли. Он сам нас нашел, вернее сама. Я смогла выручить из беды девочку Элу, попавшую в лапы нехорошим демонам. А потом познакомилась с мамой этой малявки. К моему стыду, должна признаться, что ни у меня, ни у моих друзей даже мысли не возникло, что это и есть те самые драконы, которых мы искали, так что у них было время над нами похихикать. К сожалению, они не смогли мне помочь в поисках манускриптов, с помощью которых я могла бы снова стать человеком. Зато я подружилась с мамой Элу, причем настолько, что она рассказала мне свою историю. Грустную историю любви, когда недоговорки, нежелание тревожить порождают недоверие и ревность. А недоверие – плохой советчик! Она покинула своего мужа, синего дракона, увидев его с другой, более красивой, по ее мнению. Ушла, ничего не объяснив и не сказав самого главного. Не сказав, что ждет ребенка. А звали ее Эсприта.

Эрир, мигом потеряв всякую хладнокровность, подскочил ко мне.

– Это правда? – нервно спросил он, застыв в нескольких шагах от меня. – Эсприта жива? И у меня есть дочь? Так вот почему она ушла, она думала, что у меня любовница… какой же я был дурак, должен был сказать… но я не мог, у моей сестры были проблемы, и я должен был помочь… я не хотел беспокоить, а она подумала…

Обычно изысканная речь Эрира стала практически бессвязной, да и я могла его понять, как никто. Окончательно замолчав, летун понурил голову и снова решил отойти в тень деревьев, но я остановила его:

– Она все еще тебя любит. Переместись в мой мир, поговори с ней. Я уверена, что все прояснится.

Лицо Эрира осветилось улыбкой, сначала неуверенной, а потом более широкой. Он отошел в тень деревьев, но теперь я могла быть уверена, что, по крайней мере, их семья будет счастлива.

Подождав, пока страсти утихнут и всеобщее внимание снова переключится на меня, я продолжила свой рассказ, хотя эта его часть вдохновляла меня меньше всего. Может, я и не против забыть, но не дано. Картины из прошлого вставали перед глазами, как будто это было только вчера: эксцентричный ведун-подросток и его туманные предсказания – последнее, что я могла вспомнить с улыбкой. А все остальное приносило лишь боль: разрушенный магический форт, последний вызов и третье желание Цхакга вместе с его ультиматумом, затем мое отнюдь не триумфальное возвращение в замок. Сухо, как о чем-то само собой разумеющемся, я поведала про свое решение умереть и обо всем, что случилось на свадьбе, напоследок добавив про свое путешествие сначала в немагический мир, а потом и на древнюю родину огнедышащих.

На некоторое время на поляне воцарилось молчание. Я откинулась на спинку кресла, стараясь выглядеть как можно более беззаботно; Мудрые, кажется, не верили моему выражению лица, с пристальным вниманием рассматривая меня, как диковинную зверушку; Эрир витал где-то далеко в облаках, и я не могла ему не позавидовать.

– Так, значит, Дейр оказался… – начал один из Мудрых, и я поспешила оборвать начинающиеся утешения.

– Мерзавцем, подлецом, да и демоном к тому же! – резко заявила я, сомневаясь, что действительно верю в свои слова. Единственное, что я знала наверняка, что очень зла на него и сейчас уж точно не хотела бы его видеть. Может, мне просто понадобится время, но желательно, если Вайдер пока будет находиться как можно дальше от меня!

Кажется, Мудрые поняли, что, по крайней мере, эту тему я поддерживать явно не намерена, а посему решили быстренько ее сменить. На ту, которая могла бы заинтересовать меня гораздо больше. Я уже говорила, что манускрипты, которые могут сделать из вампира человека, написаны драконами?

– Вы сказали, что занимались поисками манускриптов превращения, но не добились успеха? – спросил один из Мудрых и, дождавшись моего кивка, продолжил: – Я думаю, что временный приют в нашем городе не совсем то, чем можно отблагодарить за спасение жизни, а посему мы сделаем для вас больше. Думаю, мы сможем восстановить манускрипты. Но вы должны знать, что их недостаточно.

– А что же надо еще? – Надежда вспыхнула во мне, но почти сразу угасла. С моим-то везением это дополнительное условие наверняка будет невыполнимым.

– Нужна кровь демона высшего уровня, – припечатал Мудрый.

Ну все, допрыгались. Вообще-то демоны высшего уровня – редкость, мягко говоря. Мне знакомы двое – Вайдер и его папаша Цхакг. Вот джинн… И что же мне делать теперь?

– Вряд ли Вайдер добровольно даст мне хлебнуть своей кровушки, – нервно хихикнула я, понимая, что сейчас уже нахожусь на грани самой настоящей истерики. Сначала воспоминания из меня «повыдергивали», а теперь еще и это…

– Можно и не добровольно… Ты ведь его ненавидишь… – Кажется, в голосе крылатого ящера проскользнула ирония, но я не обратила на это внимания.

Я ненавижу его. Но убить… Не обманывай себя, Лиера, не обманывай… Ты никогда не сможешь его убить!

– Значит, все кончено…

– Не отчаивайся. Все может измениться. – Слова Мудрого доходили до меня с трудом. – Поживи здесь, успокойся. Жизнь сама подскажет, что делать дальше.


В небольшой (по великанским меркам) домик, теперь являющийся моим жилищем, меня проводил Эрир. После моего рассказа дракон пребывал в радостном настроении. Наверное, он, как и я, был уверен, что Эсприта выслушает и все поймет, ведь он действительно не сделал ничего плохого. Лишь хотел помочь, а за это не осуждают.

Проведя быстрый осмотр своих владений, я спустилась в гостиную и искренне выразила Эриру свое восхищение домиком, после чего усадила его в кресло, наколдовала чашку чаю и набросилась с расспросами о манускриптах. Эрир отвечал охотно, судя по всему, статус спасительницы древнего рода давал мне неограниченную свободу в словах и действиях, конечно, пока я в городе.

– Расскажи мне, по крайней мере, как вообще получилось, что вы подарили такие манускрипты вампирам? Какого джинна, ведь большинство из них – кровожадные твари, которых превращение обратно в человека беспокоит меньше всего! – попросила я, незаметно перейдя на «ты».

Эрир, судя по всему, был не против.

– Раньше, много веков назад, когда вампиры только появлялись, они не были такими, – начал он свое повествование. – Неизвестно, как возник первый вампир, но он был очень древним, очень могущественным и очень злым. Через пару веков своего существования он нашел способ творить себе подобных кровопийц. Самые старые и сильные вампиры происходили именно от него. У вампиров могут быть дети, но гораздо более слабые, а поэтому наиболее могущественные вампиры – именно обращенные. Но сначала многие из новых вампиров не хотели быть таковыми, они хотели снова стать людьми. Драконы, большинство из которых жили тогда еще в твоем мире, решили помочь и подарили вампирам эти манускрипты, как и способ противостояния вампиризму. Очень немногие умудрились стать людьми, но первому вампиру это не понравилось. Он отобрал бумаги и стал хранить их в надежном месте. Они передавались из поколения в поколение правителями Ливании, и никто к ним не допускался. Со временем молодые вампиры привыкли к силе и полюбили ее, уже никто не хотел становиться смертным и слабым человеком. Мы не могли помочь вампирам потому, что они сами этого не хотели. А после в большинстве своем и вовсе покинули ваш мир.

Я подперла рукой голову и задумчиво уставилась на своего собеседника. Интересное дело. Получается, что когда-то давно был какой-то один вампир, а манускрипты – это что-то вроде акта доброй воли со стороны огнедышащих рептилий? Занятно получается. А неблагодарные мои «сородичи» так им распорядились… впрочем, сейчас действительно только я одна, наверное, такая психованная вампирша, желающая вернуться к первозданному состоянию.

– Психованная – это слабо сказано, – хихикнула Кулебра. – Хотя история действительно интересная. Этого не знала даже я. А вот ради крови демона тебе еще надо попрыгать!


Несколько часов, проведенных в обществе людей, да еще столь искренне его ненавидящих, сказывались даже на нем. Пожалуй, легче было бы все это время мечом размахивать. Молчаливое противостояние выматывало сильнее вражеского нападения. Уже не раз мелькала малодушная мысль вытащить меч и хотя бы припугнуть недоучек, по милости которых Лиера мотается по джинн знает каким мирам, а он вынужден ожидать ее возвращения в столь «приятной» компании. А ведь к тому же его считают во всем виноватым и наверняка надеются, что по возвращении она останется с ними. Не дождутся. Она принадлежит ему. Она его жена, кто бы что ни думал. Почему-то Вайдер никогда не вспоминал свою первую встречу с предполагаемой невестой. Отец настаивал, чтобы он помог вампирам – почему бы нет, но поверить, что человеческая ведьма его избранница, он просто не мог. Вторая встреча там, в лесу, многое изменила. Отвага и решимость тоненькой рыжеволосой девчонки, собирающейся подороже продать свою жизнь в отчаянной схватке со стаей волков, вызывали невольное уважение. Выезжая из замка, Повелитель испытывал досаду на взбалмошную девчонку, но тут, посадив ее к себе в седло, понял, что хочет согреть и успокоить эту трепещущую в его руках птицу, так рвущуюся на свободу. И тогда он придумал Дейра. Этим уменьшительным именем называли его друзья в детстве. Под этим именем он решил приручить ведьму. Не жених – но наставник. Тогда эта мысль показалась ему удачной. Ее почти красные волосы огненной волной разметались по подушке, а нежные губы улыбались чему-то во сне. Такая беззащитная, что даже не верилось, что еще вчера эти губы были решительно сжаты во время схватки. Дни проходили за днями, а вредная девчонка все больше приковывала к себе внимание. Ее неприкрытый восторг от занятий, удовольствие от совместных прогулок все больше сближали их. И даже ее превращение в джинна не разозлило Вайдера. Но сил признаться, что он и есть тот самый демон, которого девчонка ненавидела и боялась, не было. Держался за миг.

Пока скрываешься под маской Дейра, можно вместе шутить и смеяться. Самому себе не признаваться, что испытываешь к этой ведьме. Он даже попытался оттолкнуть ее, рассказав о своей предполагаемой свадьбе. Когда Лиера умудрилась сбежать, вместе с ее исчезновением мир будто обрушился, и он наконец смог признаться, что уже не может без нее. Все время, когда ее не было в замке, Вайдер провел как в тумане. А когда она появилась… Он вспомнил свою радость и гнев. Хотелось выплеснуть ту боль, которую она причинила, исчезнув, но ведь сейчас-то она здесь, рядом, и можно просто обнять и не отпускать глупую девчонку. И никуда Лиера больше не денется, потому что предсказание не лжет, и он любит ее! И впервые за все время он может поцеловать ее. Лиера не оттолкнула его и даже ответила на поцелуй, но что-то изменилось. Будто она приняла решение, и теперь ни поцелуй, ни, пожалуй, что другое для нее не имеет значения. Почти месяц с истерической обреченностью она громила замок. Он-то дурак думал, что это боязнь свадьбы, и с удовольствием ожидал радостное удивление в ее глазах, когда он снимет капюшон. Но все вышло совсем не так. Ее странная решимость, когда она стояла возле алтарного камня, просто пугала.

«Как на смерть идет», – мелькнула тогда дурацкая мысль, а ведь Лиера и правда шла на смерть. Она так ненавидела его, что была готова умереть. Вайдер успел ее остановить в последний миг, а ее любовь к Дейру заставила девчонку дать согласие на столь ненавистный для нее брак. И, сняв капюшон, вместо радости узнавания он увидел в ее глазах столько боли и ненависти, что едва не задохнулся. Повелитель даже благодарен был напавшим, что смог отвлечься на схватку. Он потерял ее тогда. А теперь может потерять навсегда.

Вайдер молча стоял возле стены, не спуская взгляда с Леры, этой двойняшки из странного мира, в котором маги и демоны – лишь сказочные персонажи. Когда произойдет обмен, на ее месте должна появиться Лиера. Прошло уже более двух часов после отбытия джинна с поручением найти и вернуть назад ведьму, но пока все оставалось по-прежнему. Из собравшихся только Повелитель сохранял хотя бы видимость спокойствия. Все остальные были как на иголках. Присутствие демона, вынуждающее говорить шепотом, еще больше нервировало. Что-то пошло не так, но что именно, не понимал никто.

Первой не выдержала Амели.

– Ну и где же твой джинн? – с вызовом спросила она Вайдера.

Но он так мрачно посмотрел на ведьму, что отбил всякую охоту к дальнейшей дискуссии. Бьен и Рес лишь переглянулись. Неуютнее всех, пожалуй, было Лере. Пристальный взгляд желтых глаз Вайдера не оставлял ее ни на минуту, не отпускал и почему-то заставлял чувствовать себя виноватой, будто она тайком попыталась занять чужое место. А еще ей неожиданно стало жаль этого парня. Она не знала, за что его не переносят друзья ее двойника, но то, что Вайдер влюблен в Лиеру, у нее не вызывало никаких сомнений. Да, в любом мире отношения между мужчиной и женщиной могут быть запутанными и непредсказуемыми.

Спустя час Амели не выдержала и поднялась.

– Твоя попытка не удалась! – холодно обратилась она к демону. – Если ты этого не понимаешь и не собираешься убраться отсюда, мы сами уйдем в другую комнату! – Амели взяла Леру за руку и решительно направилась к двери, но на пути тут же возник Вайдер, заступая дорогу Лере.

– Ты и твои друзья можете идти куда вздумается, но она останется. – Он положил руку на плечо девушки. – Джинн не может не выполнить приказа. Особенно моего приказа. Я не знаю, почему возникла задержка… Не понимаю, но не в этом дело. Не позже чем через сутки джинн обязан выполнить приказ. И нравится вам это или нет, но я останусь здесь, и эта девушка – тоже!

Удивительно, но все подчинились. Возникшая перепалка касалась лишь нежелания парней оставить девушек наедине с демоном, когда Амели предложила им вернуться в свои комнаты.

Проснулись друзья поздно. Оказалось, что на рассвете они умудрились заснуть. Встревоженная Амели в первую очередь убедилась в присутствии Леры. Вайдер неподвижно сидел в кресле, он, судя по всему, так и не сомкнул глаз. «Молчаливый памятник терпению», – с невольным восхищением подумал Бьен. Уж чего, а выдержки демону не занимать.

В здании общежития царил какой-то шум, что, учитывая позднее утро, было весьма необычно. То, что друзья проспали, в общем-то не повлияло на их решение не идти на занятия – не оставлять же Леру наедине с демоном. Но остальные студенты давно должны быть на уроках! Так откуда же этот шум и суматоха в коридорах? Создавалось впечатление, будто большая часть Института собралась хорошо побузить на перемене! Удивленный Бьен решил выйти в коридор на разведку.

Причину хаоса удалось выяснить очень быстро. «Конечно, и здесь этот демон успел постараться!» – со смесью раздражения и восторга подумал Бьен. Вернее постарался не сам Вайдер, а его злющий черный пегас, будто в насмешку прозванный хозяином Снегом. Оставленная без присмотра скотинка, видимо, как и хозяин, обладала черным юмором и развлекалась в меру своего понимания о забавном. Спокойно выпустив за дверь с десяток студентов, возжелавших первыми покинуть общежитие, пегас, злобно скалясь и пощелкивая зубами, гонялся за ними оптом и в розницу, пока не загнал обратно в дверь, как мяч в ворота. Следующих смельчаков постигла та же участь – с добавлением нескольких порванных лошадиными зубами штанин у парочки самоуверенных студентов, пытавшихся обуздать скотину магией. Совместные попытки телепортироваться в основное здание Института успеха не принесли, так как в целях безопасности корпус был хорошо экранирован. Конюх, увидавший бесхозную животинку и попытавшийся загнать ее в стойло, давно украшал собой дерево в центре поляны и после нескольких попыток спуститься явно отказался от этой мысли, что, впрочем, не мешало ему громко и нецензурно высказывать свое мнение об этой отдельно взятой животине. Внутри здания, видимо в целях лучшего усвоения новых выражений, ему вторили студенты. Правда, учитывая возраст и жизненный опыт конюха, словарный запас у него все же был обширнее, так что многие студенты невольно пополнили свой пассивный лексикон, а виновник суматохи, казалось, тоже прислушивался и даже наслаждался особо изощренными ругательствами.

Как выяснилось, преподаватели, удивленные массовой неявкой студентов на занятия, решили сами явиться в общежитие. Но вскоре исчезли из поля зрения, прислав магическое письмо об отмене занятий на сегодня. Применяли они к злобной животине магию или нет, собеседники Бьена не знали, но для самолюбия было приятно считать, что маги просто пожалели гада.

Узнав все это, Бьен вернулся в комнату. Предложить Вайдеру выйти и усмирить свое животное ему и в голову не пришло, да и остальным тоже. Так что после рассказа Бьена все ограничились лишь осуждающими взглядами в сторону мистера Невозмутимость. Время текло час за часом, не принося никаких перемен. Устав нервничать, все, кроме демона, занялись изучением книг. Лера, зараженная уверенностью Вайдера в том, что желание будет исполнено, рассматривала картинки научно-популярной литературы, маги же вяло листали учебники. После полудня Амели начала молча заставлять стол продуктами. Остальные тоже вспомнили, что проголодались, и активно включились в процесс. Когда все, опять-таки за исключением демона, уселись за стол, Лера почувствовала неловкость. Его явно никто не собирался угощать, но ведь он тоже еще ничего не ел! В конце концов, ей демон не причинил никакого зла, разве что был слишком привлекательным на ее вкус. Все это время демон держался подчеркнуто холодно и отчужденно, но, когда девушка робко предложила ему еду, в его отказе не прозвучало ни резкости, ни надменности. Друзья удивленно посмотрели на них, но от комментариев воздержались.

Заканчивались сутки с момента отправления джинна. Никто не смог уснуть в эту ночь, от снедающего ожидания все нервничали. Даже Вайдеру, казалось, изменило его хладнокровие. Черты лица заострились, и усилилось чувство опасности, исходящей от этого типа. Все знали, что развязка близка, и невольно сосредоточились на Лере. И вовремя, потому что буквально через несколько минут девушка начала таять.

– Удачи тебе! – успела на прощание шепнуть Амели, и Лера пропала окончательно.

Маги замерли. Сейчас появится Лиера! И, что бы там ни думал этот желтоглазый красавчик, они не отдадут ее без боя! На месте пропавшей девушки снова сгустился туман, но это не была Лиера. Вместо ожидаемой подруги появился джинн. На этот раз он не был жизнерадостно велеречив. На лице дедушки явственно читалась грусть. Подлетев к застывшему Вайдеру, так и не покинувшему кресла, джинн поклонился.

– Я не выполнил твоего поручения, хозяин! Не смог выполнить. – Дух устало, но с некоторым вызовом смотрел Повелителю в глаза.

Вместо вопроса Вайдер лишь поднял брови.

– Эта девушка, за которой ты меня послал… Она боится тебя… Боится так, что не захотела возвращаться. Она так стремилась оказаться подальше от тебя, что ее желание оказалось сильнее. – Джинн говорил медленно и грустно, глядя на демона с сочувствием, что окончательно разъярило Амели.

– Ты, ты… это ты во всем виноват! – Мгновенно оказавшись возле Вайдера, она колотила его кулачками в грудь, а по ее щекам катились слезы.

Его лицо будто окаменело, но он даже не пытался отстраниться. Глаза глядели в пустоту. Лишь через минуту в них появилось осмысленное выражение. Джинн уже исчез. Демон легко, будто котенка, отодвинул с дороги разбушевавшуюся девушку и направился к выходу.

И тут не выдержал Рес. До этой минуты он, как и Бьен, сидел за столом, тупо пытаясь сообразить, что делать. Как ему удалось заступить дорогу Вайдеру, никто не успел понять. Схватив не сопротивляющегося демона за рубашку, он так тряхнул, что у того дернулась голова.

– Только ты можешь ее найти, – яростно прошипел Рес. – Она одна в незнакомом и, возможно, опасном мире!

– Я найду ее, – холодно ответил Вайдер, не пытаясь освободиться. – Найду, но сделаю все, чтобы она осталась со мной.

Рес разжал пальцы. Вайдер ушел, не говоря больше ни слова, но такая решимость чувствовалась в его движениях, что было понятно – этот найдет Лиеру где угодно, лишь бы она была жива к тому моменту. Но еще долго друзья не могли разойтись, будто ища поддержки в обществе друг друга.


Всю ночь меня мучили кошмары. Я здорово устала за день, раз мне снится такая ерунда! А как иначе можно расценить сон, в котором Амели кидается на Вайдера с кулаками, Рес трясет его за грудки и оба при этом остаются не только живы, но и невредимы? Да уж, бред, конечно, несусветный, но зато очень реалистичный. А под утро… Такое я не ожидала увидеть даже во сне. На краю моей постели сидел Дейр – мой учитель и друг, а не холодный демон Вайдер, которого я ненавидела всей душой, – и кончиками пальцев гладил мои растрепанные волосы, глядя на меня с такой нежностью, которую я не только никогда не видела в этих желтых глазах, но даже предположить не могла, что он на такое способен. За его спиной стоял один из Мудрых. Положив руку на плечо демону, он говорил спокойно и твердо:

– Теперь ты должен уйти! – В ответ на просительный взгляд грустно покачал головой: – Ничего не поделаешь. Она жива и здорова – ты в этом хотел убедиться? Лиера тебя боится. Да ты и сам это знаешь! И, если сейчас тебя увидит, она может натворить столько глупостей, что ты за всю свою долгую жизнь не разгребешь. Твой приход сейчас для нее будет только сном, и больше ты не сможешь попасть в город. Время лечит и более тяжелые раны. Позволь ей излечиться, не принуждай ни к чему, только так ты можешь хоть что-то исправить.

Легкое прикосновение пальцев Дейра к моей щеке было таким обжигающе реальным, что я проснулась. В комнате было тихо и пусто. Невольно дотронувшись до щеки, я откинулась на подушки и почувствовала… Сожаление?


Две недели я упорно изучала город крылатых ящеров, впрочем так и не узнав его названия. В конце второй недели меня отыскал малыш Арид с приглашением от Родителей на праздничный обед, который из-за долгих поисков места назначения превратился в ужин. На праздник собралось гораздо больше народу, чем я видела в первый день своего пребывания в этом мире, вот только Эрира не было – мне объяснили, что он переместился в мой мир налаживать отношения с Эспритой. Что ж, может, увижу их с Элу в ближайшее время. А вообще драконы такие милые! Их совершенно не смущал мой вампиризм, а общение было таким приятным и ненавязчивым, что я впервые за последнее время почувствовала себя свободной.

Так продолжалось еще пару недель. Я бродила по городу, ходила в гости, участвовала в праздниках и развлечениях. Легкокрылы были очень дружелюбны и внимательны. Меня ни к чему не принуждали и ничего от меня не требовали. Я жила в сытости и довольстве. И я… заскучала! Это может показаться невероятным – ведь я жаждала именно такой жизни, и тем не менее это правда.

К счастью, я вовремя вспомнила свой первый день в этом мире. Мои хозяева тактично молчали при мне, но я знала, что угроза некромантки продолжала нависать над ними. Детеныши пропадали. Патрулирования продолжались, и теперь вылетали сразу два дозорных, чтобы при необходимости немедленно освободить пленника. Но некромантка тоже сделала выводы и усложнила ловушки: теперь попавшиеся малыши просто исчезали из них, кажется, прямо в логово колдуньи. Огнедышащие рептилии обыскали все, что могли и не могли, разве что под камни не заглядывали, но найти некромантку или ее логово не сумели. Каюсь, я, хоть и зарекалась не задавать глупых вопросов, не удержалась и поинтересовалась, почему же ловушки не уничтожают, пока в них никто не попал. Но оказалось, что взрослые ящеры их просто не видят. Чтобы развеяться, я напросилась участвовать в патрулировании.

Расспросив молодняк, который спасли из предыдущей версии ловушки, я поняла, что те, прежде чем попасться, видят тоже не саму западню, а своих друзей, приглашающих поучаствовать в чем-то интересном. Дракошам казалось, что друзья настоящие, и они, не задумываясь, самостоятельно заходили в капкан. И только после того, как застревали там намертво, понимали, что никаких друзей нет и не было.

На первом же патрулировании я убедилась, что это правда. Я увидела своих друзей – Амели, Бьена и Реса и, честное слово, чуть не сунулась в ловушку. К счастью, Арваэс, с которым я была на патрулировании, вовремя успел остановить меня, но я взяла на заметку, что не стоит поддаваться иллюзиям. Единственное, что меня возмутило, так это какого джинна на меня действуют ловушки, рассчитанные на детей? Это ж вообще оскорбление какое-то, я совершеннолетняя двадцатилетняя ведьма! Мой пыл немного поумерило то, что, по драконьим меркам, я не просто молодая, а вообще еще малышка. По сути, даже Элу и Арид старше меня. Намного старше. Впрочем, если возраст определять по умственным способностям… Как показало время, мои решения и впрямь не отличаются мудростью.

День за днем мы на пару с Арваэсом патрулировали окрестности. Каждый раз мы обезвреживали до десятка ловушек. Как оказалось, иллюзии, приманивающие к ловушке, изменялись. Повторялось лишь наличие моих друзей. Но и их количество, и занятия, которыми меня пытались завлечь, менялось. Несмотря на наш ежедневный едва ли не каторжный труд, ловушек не убывало. Некромантка, по всей видимости, оказалась трудоголиком. Продолжать в том же духе было все равно что носить воду в решете. С ведьмой необходимо покончить раз и навсегда. В один из дней мне в голову пришла «гениальная» идея. Если ведьма не идет к коллеге, то почему бы не отправить его к этой скромнице?! Арваэсу идея понравилась, и следующую западню мы не стали уничтожать. Напротив, сидя на спине чешуйчатого родственника птиц и подсказывая, куда идти, я направилась прямиком в нее. Но фокус не удался! Арваэс, как великан в посудной лавке, смял иллюзорных Амели и Бьена, которые, не выдержав тяжелой походки древней рептилии, буквально растворились в воздухе. Вслед за ними пропала ловушка. Мы же так и остались на месте. Что ж, не хочет дракона – будет ведьма-вампир!

После того как пропала новая порция молодняка, я поняла, что мне таки придется воспользоваться этим рискованным планом. Не могу я сидеть и смотреть, как все мои усилия идут некромантке под хвост! Про свои намерения сообщать Арваэсу или еще кому-то из крылатых я, конечно, не собиралась, небезосновательно опасаясь возражений с их стороны. Если учесть неслабую физическую и магическую мощь древних ящеров, их возражения могли быть весьма весомыми. Поэтому, хоть ночью перед своим «отправлением» я не спала, с утра старалась вести себя как можно естественнее, чтобы не вызывать подозрений.

Сегодня мы должны были прочесывать на предмет ловушек часть леса к северо-востоку от жилищ. Обычно Арваэс со мной на спине отлетал от города на бреющем полете, садился на какой-нибудь полянке побольше, а после того как он превращался в человека, мы наобум бродили по лесу. Если я слышала откуда-то голоса друзей или видела их, мы направлялись в ту сторону, я обезвреживала очередную западню, и мы продолжали путь.

Сегодня поиски первой ловушки заняли довольно много времени, но, когда я увидела ее, а точнее ее содержимое, у меня случился настоящий приступ неконтролируемого смеха.

Я привыкла к видениям друзей, и они уже не причиняли мне особого неудобства, но это…

На зеленой радостной полянке Амели и Вайдер играли в мячик, счастливо улыбаясь. Заметив меня, Амели крикнула:

– Давай к нам, у нас тут весело!

Вайдер кивнул, чуть не пропустив мячик, и мои глюки продолжили игру.

– Что с тобой такое? – спросил удивленно Арваэс, удивляясь моему неприличному хихиканью. – Ловушку увидела?

Я с трудом прекратила хихиканье, наблюдая за этой картиной, которой не может быть никогда потому, что просто не может, и ответила, что вспомнила нечто смешное. Дракон, кажется, не поверил, но тактично не стал приставать с дальнейшими расспросами и пошел вперед. Я покосилась на него и направилась к ловушке. Лишь в нескольких шагах от Вайдера и Амели я смогла рассмотреть зеленоватый круг, очерчивающий несколько метров поляны. В какой-то мере именно то, что я вовремя заметила круг, спасло меня в первый раз при встрече с иллюзией. Ну и, конечно, тяжелая ручка Арваэса.

Я вздохнула, в очередной раз подумав о том, что я совершенно сумасшедшая, и шагнула за черту зеленого круга. Несколько секунд головокружения, и я была на месте.


Я огляделась по сторонам, оценив банальность обстановки. Именно таким и представляется логово некромантов – без окон, со стенами из черного неотесанного камня и массой полочек на них, заставленными многочисленными баночками с разной гадостью, с сияющим голубым светом кристаллом на столе. Плюс какой-то противный звук, пропиликавший несколько секунд и. судя по всему, сигнализирующий некромантке, что попалась новая жертва. Мы еще посмотрим, кто из нас жертва…

Довольно легко взломав защитный круг, внутри которого оказалась, я вышла, присела на более-менее чистый стульчик и приняла самую что ни на есть расслабленную позу, ожидая прихода хозяйки этого милого местечка. Я успела соскучиться – судя по всему, беспечная хозяйка не спешила обработать еще одного дракошу. Я уже собиралась выйти прогуляться, явившись некромантке в виде призрака в ночи, но в коридоре раздались тяжелые шаги, дверь распахнулась, и на пороге появилась гора. Или слон. Или… некромантка. Что в высоту, что в ширину она имела размеры более чем впечатляющие. Закутана она была в черный плащ, напомнивший мне обычную одежду Вайдера, но перепутать их нельзя было даже в темноте и с перепоя. Если Повелитель был худощав и где-то на голову выше меня, то эта жаба болотная была выше даже Вайдера, а по ширине из нее можно было двух с половиной таких демонов сделать.

– Ничего себе дамочка! – подала голос Кулебра, практически не разговаривающая со мной в последний месяц. Наверное, тоже наслаждалась идиллической жизнью. – Ей явно до конкурсов красоты еще ползти и ползти, неудивительно, что она такая злобная!

– Ведьма? – удивленно поинтересовалась некромантка.

Да, сообразительностью она тоже явно не отличалась. Я нахально кивнула.

– Что, не ждали? – завывающим голосом осведомилась я, решив окончательно добить противницу. Потом перешла на деловой тон: – У меня хорошее предложение: ты отпускаешь всех дракончиков, завязываешь со своим темным прошлым, переквалифицируешься в целительницу, я же замолвлю за тебя словечко перед Советом Мудрых, а заодно не разнесу к джиннам твое жилище. Ну как?

Ответом мне послужила довольно впечатляющая струя магии какого-то неопределенного происхождения и неприятного черного цвета. Я ушла от некромантской струи красивым кувырком и поняла, что развлекаловка началась…

– Не забудь, что в этом мире твоя магия возросла. Пользуйся этим, – прошептала Кулебра и замолчала, чтобы не отвлекать меня от боя.

Струя огня моего производства заставила некромантку шарахнуться в сторону, освободив мне дверь, ранее перекрытую ее тушей. Я не замедлила воспользоваться открывшимся проходом и рванула туда, надеясь на увеличение поля боя. Я не ошиблась – за дверью был совсем коротенький коридор, приведший меня в огромный зал, в котором я и намеревалась принять бой.

Уже через пару секунд я поняла, что зал на самом деле тоже не лучший вариант – он представлял собой скорее пещеру и весь порос сталактитами, сталагмитами и прочей атрибутикой подземного логова. Хоть летучих мышей не было, и то хорошо. Но пересечь пещеру и успеть скрыться в противоположной двери, прежде чем некромантка или скорее ее заклинание нагонит меня, я не успевала. Поэтому мне осталось только одно – повернуться лицом к двери, из которой я выбежала, и дождаться, пока некромантка тоже зайдет в пещеру. Дверь за ее спиной захлопнулась, одарив меня скрипом век несмазанных петель, что заставило меня нервничать гораздо сильнее, чем присутствие некромантки.

– Ну как, будем драться? – насмешливо поинтересовалась я.

Некромантка, к моему удивлению, ответила мерзким высоким голосом:

– Еще как, ведьма! Зря ты сюда пришла! Я насобираю нужную силу, и моя госпожа обретет невиданное могущество в твоем мире. А ты умрешь!

Я насмешливо наклонила голову к плечу, припоминая, сколько раз я уже слышала подобные заявления, но некромантка больше не была расположена к разговорам. Темная струя нового заклинания полетела ко мне. Я слишком поздно распознала его и уже не могла увернуться, не могла отбить его. Могла только попытаться сопротивляться.

Где-то полгода назад, кажется еще в какой-то позапрошлой жизни, когда я только познакомилась с Дейром и считала его своим учителем, чересчур холодным и спокойным, которого так и тянет вывести из себя, на первом же нашем занятии он наложил на меня заклинание, заставившее меня испытывать неконтролируемый ужас. Тогда я посчитала это жуткой пыткой, хотя и смогла справиться с ним. Сейчас я была уверена, что некроманта использовала на мне то же заклинание, но также я поняла, что Вайдер тогда очень пощадил меня. Я не могла ничего поделать с собой, упав на колени и пытаясь хоть как-то удержать ускользающие от меня сознание и разум. Как же все-таки он тогда жалел меня, мой учитель, позже принесший столько боли… но он ведь показывал мне, что делать с этим заклинанием… показывал, вот только я ничего не смогу сделать, потому что и своей силы боюсь…

– Вообще-то неплохо для первого раза, – снисходительно заметил Дейр после того, как я все-таки смогла сбросить его заклинание. Большей похвалы я тогда от него и не ожидала.

Я справилась с его заклинанием, пусть даже и ослабленным, но ведь он Повелитель тьмы, а это – какая-то некромантка! Давай же, Лиера, давай… борись с этим, этот страх ты можешь побороть и просто должна ради всего, что дорого тебе в этом и других мирах! Нужные слова будто сами всплывали в моей памяти.

Я почувствовала холод каменного пола пещеры под своими пальцами и поняла, что я все-таки справилась с этим. И теперь справлюсь с чем угодно, потому что ничего хуже некромантка просто не придумает. Может, и хорошо, что она применила именно это заклинание. Я знала, как с ним бороться, а после него мы будем играть по моим правилам.

– Неплохая попытка, вот только не удалась! – криво усмехнулась я, с трудом поднимаясь с пола.

Да, лицо некромантки в этот момент надо было видеть!

Что ж, спасибо наставник. В этот раз ты спас мне рассудок.

– Фокус не удался, некромантка была пьяна! Вот только теперь мы будем биться, как все нормальные маги, и в конце концов ты все равно отправишься к праотцам! – с веселой злостью продолжила я, начиная осыпать некромантку фаерболами.

Некромантка с грацией разъевшегося бегемота уворачивалась от моих фаерболов, почему-то не отвечая мне никакими заклинаниями, но медленно и уверенно приближаясь ко мне. К сожалению, я заметила это слишком поздно.

Выпустив очередной огненный сгусток и соображая, чем бы еще запустить во врага, я задумалась буквально на несколько секунд. Но ей этого хватило. Издав громкий вопль, подбадривающий ее, она рванулась ко мне, преодолев разделяющее нас расстояние, и схватила за горло. Кажется, некромантка собиралась меня задушить. Вот что значит невнимательность – к моей клыкастой улыбке она не потрудилась присмотреться, а посему немудреная мысль, что вампиры не дышат и что их нельзя задушить, в ее светлую голову не пришла. Она подняла хрупкую и невесомую меня в воздух, изредка к тому же потряхивая, как грушу. Особо приятных ощущений это не доставило, а посему я все равно пыталась освободиться. К тому же существовала большая опасность того, что она просто-напросто оторвет мне голову, а, как говорят в народе, одна голова хорошо, а вообще ни одной – уже некрасиво. Сомневаюсь, что буду очень привлекательно смотреться в виде безголового трупа, так что надо что-то делать с неуемным рвением некромантки. Вот только что делать – непонятно. Вы пытались когда-нибудь колдовать, зависая в нескольких сантиметрах от пола, когда кто-то нехороший и очень большой душит вас? Нет? Вот и я тоже не пыталась и, честно говоря, хотела, чтобы этот опыт был последним. Я не могла сконцентрироваться, чтобы выпустить какое-нибудь заклинание послабее, а использовать в такой близости от себя фаербол все равно что сделать «ведьмы гриль» и из некромантки, и из себя. Я шарила взглядом по пещере, пытаясь найти хоть какую-то помощь на стороне, – слишком уж близким и реальным казалось мне отделение головы от тела. Мне моя голова еще пригодится, если не думать, то хотя бы есть!

Прямо над головой некромантки висела массивная известковая глыба. Так, уже хорошо… теперь осталось только сбить ее, а вот с этим могли возникнуть проблемы. Я уже говорила, что колдовать в подвешенном виде не очень удобно? Я попыталась сосредоточиться на камне, не обращая внимания на некромантку и собственное незавидное положение. Ну же, Лиера, давай… шевели мозгами и другими частями тела! Если уж помирать, так с помпой, а не от рук некромантки в какой-то грязной пещере драконьего мира!

Я сконцентрировала практически всю свою силу и ударила ею по сталактиту. Несколько мгновений ничего не происходило, а потом с мерзким скрипом он чуть покачнулся, как от сильного удара. На голову посыпались пыль и мелкие камушки. Огромная сосулька качнулась еще раз, кажется принимая окончательное решение все-таки сверзиться вниз. Вражина выпустила меня. Я не удержалась на ногах и, свалившись на пол, постаралась как можно быстрее отползти в сторону. Некромантка повторить мой маневр уже не успела – с противным скрежетом, как от несмазанной двери, глыба рухнула на нее будто гигантский меч, разделив на две практически равные части. Я скривилась и, поднявшись на ноги, отошла подальше. Самочувствие после сражения с некроманткой все-таки оставляло желать лучшего, к тому же я опять осталась практически без магии. Над головой снова раздался скрип…

Я не сразу поняла, что это значит, но в конце концов до моего сознания медленно доползло, что я своим заклинанием вызвала цепную реакцию и теперь вполне могу повторить судьбу своей недавно почившей соперницы. Скрип и шорохи раздавались теперь, кажется, под потолком по всей пещере.

Я почти успела шарахнуться в сторону, но ровно настолько, чтобы массивный сталактит не убил меня сразу, а всего лишь придавил к полу. Рука, прижатая глыбой, противно хрустнула. Я взвыла от боли, прекрасно понимая, что не смогу вырваться и сломанная рука, не дающая мне сдвинуться с места, станет наименьшей из моих проблем. Мне на лицо сыпались пыль и щебенка, а прямо над собой я увидела еще один сталактит, не такой большой, как тот, что придавил меня сейчас, но вполне способный проделать в моей груди дырку гигантских размеров. Я мысленно застонала, в очередной раз обозвав себя идиоткой. В носу нестерпимо свербело от пыли. Я не выдержала и чихнула. Осколок над моей головой начал свой полет ко мне.

Отчаянно орала что-то Кулебра, то ли подвигая меня на борьбу, то ли прощаясь. В пещере рушился свод, нависающий надо мной камень неумолимо приближался ко мне. Отчаянным усилием я направила остатки магии на каменюку, но моей силы хватило лишь на то, чтобы затормозить его движение. Он все равно приближался ко мне, и легче от этого не становилось. Кулебра уже просто вопила на одной ноте, кажется пользуясь тем, что ей не надо делать передышки на вдохи.

Я попыталась выдернуть свою руку из-под упавшего ранее монолита, но все мои попытки отозвались лишь жуткой болью. Камень не сдвинулся ни на сантиметр.

Я снова посмотрела на сталактит, вспоминая всю свою жизнь (просто мелькать перед глазами она не хотела). Огромное копье медленно, но уверенно делало свою «неполезную» работу, а потом… просто рассыпалось в пыль, заставив меня издать еще несколько громогласных чихов и поверить, что я все-таки жива. Ох, хорошо-то как живой быть! Кто бы знал… Стоп! Какого джинна я еще жива? Как этот камень мог рассыпаться, не сам же по себе он устранился?! Я попыталась извернуться, чтобы осмотреться и увидеть того, кто меня спас.

– Не дергайся! – приказал холодный и до боли знакомый голос, от которого мне захотелось самостоятельно вскочить и в обнимку с придавившим меня валуном смыться в необитаемый мир. Вместо этого я послушно застыла, лишь скосив глаза в сторону, откуда донесся голос.

Я не ошиблась. Вайдер без усилий перенес каменную глыбу в сторону, освободив мою пострадавшую конечность. Легко, как пушинку, поднял меня на руки и понес к выходу, а точнее к входу, откуда я и попала в эту пещеру. Рушащийся потолок и летящие с него камни нам не вредили, скатываясь по невидимой защитной стене, возведенной демоном. Я собралась было прямо сейчас начать выяснение отношений, но потом решила, что это я всегда успею. В конце концов, Вайдер дважды спас мне жизнь: в первый раз своими уроками, которые я все-таки выучила, и во второй раз сейчас. Желтоглазый демон тоже не спешил заговаривать со мной.

Оказавшись в кабинете некромантки, Вайдер усадил меня на стул и занялся лечением моей руки. Я украдкой рассматривала его. Он ничуть не изменился – четкие красивые черты лица, холодные янтарно-желтые глаза, каштановые чуть волнистые волосы. Когда я впервые увидела его, я была уверена, что он просто мой ходячий идеал. Теперь же я могла думать примерно так же, если бы не была знакома с его далеко не ангельским характером и статусом Повелителя тьмы. И моего мужа, по крайней мере по демоническим законам. Сейчас он невозмутимо накладывал какие-то лечащие заклинания на мою руку…

– Как ты меня нашел? – нарушила молчание я.

– По кольцу, – коротко и совершенно непонятно ответил он, продолжая лечение.

Надо отдать ему должное, рука практически уже не болела, и я была уверена, что кость срастется гораздо быстрее, чем должна.

– По кольцу? – не поняла я.

– По твоему обручальному кольцу. – Этот нахальный тип нежно прикоснулся к моей руке, на которой рядом с массивным перстнем джинна действительно до сих пор красовался тонкий ободок обручального кольца. – Если с тобой происходит беда, я об этом узнаю и могу переместиться прямо к тебе. А сейчас ты была на волосок от гибели.

И что ему ответить на это? Поблагодарить за спасение или гордо заявить, что я и сама справилась бы? Я упрямо стиснула зубы, решив, что лучше ничего не буду говорить. И вообще, если он считает, что сможет заглушить мой праведный гнев парочкой спасений жизни, то глубоко ошибается! Натворил дел, так пусть теперь и отдувается, причем по полной программе!

Мое внимание снова приковал голубой кристалл на столе, сверкающий навязчивым, нервирующим меня светом. Вайдер проследил за моим взглядом и хмыкнул, когда я взяла его в руки. В ответ на мой вопросительный взгляд он снизошел до объяснений.

– Это кристалл, собирающий жизненную силу драконов, – произнес он, будто проводил занятие. – В нем сконцентрирована вся сила и магическая мощь, которую приобрели бы выросшие дети за всю последующую жизнь. Но та особа, которая осталась в пещере, не смогла бы сама им воспользоваться. Ею кто-то руководил. Очень могущественный.

– Такой, как ты? – не удержалась я от шпильки.

– Да, – подтвердил Вайдер хмуро. – Но это не я. Я бы никогда не опустился до заимствования чужой силы. Мне и своей хватает.

Да, силы ему хватает! В этом я убеждалась не раз. Я почему-то сразу поверила в правдивость его слов. Это не он. Но кто?

Я уже хотела задуматься над этим вопросом, но мое внимание привлек какой-то звук, донесшийся откуда-то снизу и мгновенно затихший. Я вопросительно посмотрела на Вайдера. Он лишь равнодушно пожал плечами, но через минуту не выдержал моего взгляда. Отвернувшись к стене, он начал мудрить с какими-то заклинаниями, предоставив мне для рассматривания собственную спину. Через пару секунд стена соизволила отозваться на его манипуляции, раскрывшись неосвещенным зевом потайного хода. Вайдер посторонился, издевательски сделав приглашающий жест, но пропускать даму вперед и бесить меня этим окончательно не стал. Я на всякий случай захватила кристалл и, зажав его в руке, последовала за Вайдером.

По узкой, неровной лестнице мы спустились вниз, причем мне пришлось чуть ли не подпрыгивать, чтобы рассмотреть хоть что-то из-за спины Вайдера. Все-таки он меня на голову выше, а это не шутка! Но до того как лестница закончилась и Вайдер отошел в сторону, я все увидела. А лучше бы не видела.

Дракончики. Несколько десятков малышей, преимущественно в человеческом обличье. Вот только они мало напоминали обыкновенных детей, хоть человеческих, хоть эльфийских, хоть драконьих. Вы представляете, что было бы, если бы вы собрали в замкнутом пространстве три десятка детей и оставили их без присмотра? Была бы картина а-ля большая перемена в школе: вопли, шум, драки, скакание по партам, бросание друг в друга всеми подручными материалами – в общем, дым коромыслом. Здесь же было тихо. Очень. И нетрудно догадаться почему. Это действительно были зомби, лишенные воли, разума и эмоций. Когда мы вошли, около тридцати пар детских глаз обратились к нам, но в них не было ничего – ни любопытства, ни страха, ничего. Пустота.

– Это можно как-то исправить? – тихо спросила я, постаравшись как можно быстрее отвести взгляд от этой жуткой картины.

– Разбей кристалл, – пробился к моему сознанию бесстрастный голос Вайдера.

Джинн, неужели он ничего не чувствует? Даже сейчас? Ни жалости, ни сострадания, ничего? Зря я когда-то думала, что он все-таки способен на человеческие эмоции.

Я стиснула в руке кристалл и изо всей силы бросила его об пол, одновременно срывая на нем всю свою злость на покойную ныне некромантку и живого (пока что) Вайдера. Кристалл не стал бороться за свою целостность, а сразу же разлетелся на множество сверкающих осколков. Яркая вспышка все того же раздражающего голубого света охватила весь зал. Я невольно зажмурилась, но режущий свет пробивался даже сквозь веки.

– Можешь открывать глаза, – услышала я голос Вайдера практически над самым ухом.

Последовав совету демона, я несмело приоткрыла глаза, опасаясь увидеть перед собой все те же заторможенные, неживые лица. Нет… пронесло. Дети, смотрящие на нас, были совершенно живыми, на их лицах отражались страх, недоумение, радость и просто желание сделать какую-нибудь пакость. Глядя на них, я и сама захотела слегка пошалить, но возможности такой не было – мне предстояло хотя бы некоторое время поработать воспитательницей детского сада. По толпе детей пронесся первый робкий шепоток, через секунду все говорили, а еще через одну – вопили во все горло, пытаясь докричаться до меня, друг до друга, разыскивая знакомых и друзей. В нескольких местах слышался драконий рев, явно не добавляющий спокойствия в обстановку.

– Эй, вы можете помолчать?! – попыталась перекричать общий шум я, но мой голос явно звучал слабо и неубедительно, утонув в общем шуме. Я сделала еще одну попытку, крикнув практически на пределе возможностей своих связок: – Помолчите все!

Вы думаете, кто-то отреагировал? Хоть чуточку? Да щас! Кажется, ближайшие ко мне детки с искренним любопытством и недоумением покосились на меня, не понимая, какого джинна мне от них надо, и возобновили свое перекрикивание. Может, подождать, пока сами успокоятся? Рано или поздно им в голову стукнет, что они где-то в незнакомом месте, а единственным способом вернуться и продолжить «беседу» в более удобном месте является игнорируемые ныне тетя ведьма, которая скоро станет злой тетей ведьмой, и дядя демон, который и так особым благодушием не отличается. Кстати, про демонов…

Я покосилась на Вайдера и с трудом удержалась от злорадной ухмылки. Если меня весь этот детсад пока просто забавлял – в Институте у нас иногда и не такое бывает, то его состояние явно колебалось от «раздражает» до «бесит». Хе, не привык он с детьми обращаться!

– Тихо!!! – внезапно рявкнул демон.

Подействовало. В пещере снова воцарилась мертвая тишина, да и мне, честное слово, захотелось притихнуть и мышкой забиться в темный уголок. Что ж, привык не привык, а у него неплохо получается! Демон мрачно оглядел толпу малышни и продолжил на сей раз нормальным голосом:

– Сейчас я открою для вас портал, вы, не толкаясь и по одному, зайдете в него. Окажетесь в городе, там уже делайте что хотите. Поняли?

Три десятка детей синхронно кивнули. Вайдер вздохнул с явным облегчением и еле заметным движением пальцев открыл портал, который в его исполнении переливался оттенками серебристо-серого цвета. Детки дисциплинированно (они, наверное, и слова-то такого не знали) выстроились в колонну и по одному исчезли в портале. Фух! Дело сделано. Я попыталась последовать за дракошами, но Вайдер положил руку на мое плечо, давая понять, что мне пока не туда. Ох не нравится мне что-то это, ой как не нравится! Портал закрылся. Я оглянулась на Вайдера, но на его лице читалась столь явная решимость, что я не на шутку испугалась. Не нравится мне это, и чем дальше, тем больше. Что это он задумал, интересно, и какого джинна не отпустил меня вместе со всеми остальными?

Я сбросила его руку и попятилась. Мало ли что он мог себе надумать, а я ведь в случае чего даже достойного сопротивления не окажу. Он всегда был намного сильнее меня. О-о-очень намного. Вайдер краешком губ усмехнулся, и мне показалось, что он смеется над моими страхами. Но уверенности в себе это в меня не вселило – меня посетило жгучее желание уменьшиться в размерах и забиться в какую-нибудь щелку подальше от демона. Вайдер медленно подошел ко мне и некоторое время рассматривал меня в упор своими янтарными глазами. Потом отвел взгляд, заинтересованно устремив его на противоположную стену, а за ней и на лестницу. Я равнодушно смотрела на него, ожидая, когда он заговорит, и совершенно не собираясь ему в этом помогать. И вообще… пусть мне самой от этого будет плохо, но я постараюсь как можно быстрее забыть его. Что бы ни было, это в прошлом, а сейчас мы с ним даже не друзья. Я очень благодарна ему за то, что он меня спас, но и только. Если он уберется как можно быстрее, моя благодарность будет еще больше.

– Нам надо поговорить, – наконец заговорил Вайдер. – Давай лучше поднимемся наверх.

Я кивнула и пошла к лестнице. В кабинете некромантки я уселась на свободный и относительно чистый стул, все с тем же удивляющим меня саму равнодушием наблюдая за Вайдером. Он снова начал играть в молчанку, судя по всему пытаясь подготовиться к разговору. После нескольких минут такого молчания мне наконец-то стало любопытно – Вайдер нерешительностью никогда не отличался, так что же это за разговор, если он боится даже рот открыть? Но пытаться как-то помочь ему перейти к теме я даже не собиралась. Желает поговорить? Джинн в помощь. А я посижу и полюбуюсь редкостным зрелищем «Повелитель думает». В конце концов, когда у меня уже заканчивалось терпение, Вайдер все-таки заговорил. Но сначала передо мной на стол лег какой-то свернутый пергамент.

– Ты это так хотела получить?

Голос демона звучал слишком равнодушно даже для него, и я с трудом удержалась от соблазна удивленно уставиться на Вайдера. Судя по всему, сейчас эмоции демона били вулканом. Но я сдержалась.

Протягивая руку к свитку, я уже догадывалась, что это такое. Вот только от этой догадки мое равнодушие начало подергиваться дымкой злости. Я быстро пробежала глазами текст, скорее для «отчетности», и кинула свиток на стол, с наигранным равнодушием посмотрев на Вайдера и ожидая продолжения комедии. Отличная шутка, Повелитель, поздравляю! Ничего, чтобы задело меня сильнее, придумать просто нельзя было. Какая изысканная издевка – принести мне этот документ якобы как акт доброй воли, прекрасно понимая, что без противоядия он ничего не стоит! А противоядие – его кровь. Да мне само заклинание драконы еще недели три назад выдали, но без крови демона мне от него польза, как зайцу от шапки-ушанки! Но я все-таки решила уточнить:

– Вайдер, ты знаешь, о чем идет речь в документе?

Вопрос прозвучал настолько холодно, что демон мог бы обзавидоваться. Он же просто бросил на меня несколько недоумевающий взгляд. Кажется, Вайдер рассчитывал на другую реакцию.

– Знаю, – кивнул он, и выражение его лица снова стало мрачно-обреченным.

– Тогда ты должен прекрасно знать, что без твоей крови это заклинание не действует, – продолжила я, с трудом удерживаясь от того, чтобы не закатить ему громкий скандал. Каков мерзавец, еще и признается в этом! Посмотрим, что он сейчас скажет.

– Знаю. И я готов дать тебе свою кровь, если ты, конечно, этого действительно хочешь, – ответил он и впервые с начала этого неприятного разговора посмотрел мне в глаза. Он не лгал.

У меня отвисла челюсть. А? А теперь еще раз, и помедленнее. Он не издевается, а действительно предлагает свою помощь? Вот только всплывает другой, совершенно закономерный вопрос: чего он от меня за это потребует? Вряд ли он делает это из альтруистических побуждений, я за ним такого никогда не замечала. Чего он хочет этим добиться? Того, что я все прощу и повисну у него на шее? Вполне возможно, особенно если учесть мои подозрения, что я скоро превращусь для Вайдера в навязчивую идею. Но не совсем же он идиот и должен понимать, что, сделав меня человеком, он уж точно потеряет всякие официальные права на меня!

– И что ты хочешь взамен? – язвительно поинтересовалась я, закидывая ногу на ногу.

– Я не хочу тебя ни к чему принуждать. – Он отвернулся, некоторое время делал вид, что его очень интересует стена с закрытым уже потайным ходом, а потом снова повернулся ко мне и начал творить что-то совсем уж непонятное.

Рванув пряжку излюбленного черного плаща, Вайдер отбросил его в сторону. Расстегнув ворот рубашки, он подошел ко мне, опустился на колени и отрывисто сказал, снова отводя глаза:

– Пей. Тебе ведь нужна моя кровь. Одного или двух глотков будет вполне достаточно.

Я постаралась отодвинуться, а когда маневр не удался из-за близости стены, судорожно помотала головой.

– Не хочу!

– Почему? – Вайдер снова бросил на меня косой взгляд. В его интонациях проскочило что-то отдаленно напоминающее любопытство.

Я вздохнула. Я не хочу! Эти полгода я и так боролась с собой, со своей жаждой крови, которая иногда давала о себе знать, боролась с Гвионом, который хотел сделать из меня настоящую вампирку. И я не буду пить кровь. Что бы ни случилось. Пусть я останусь вампиркой, но я не хочу пить кровь, пусть даже ради блага!

– Я не буду пить кровь! – выкрикнула я. – Ты не понимаешь, чего мне стоило бороться с собой, чтобы не превратиться в кровопийцу! Ты просто не представляешь! И я не хочу, чтобы ты постоянно меня спасал! – А потом добавила чуть тише: – Лучше бы ты вообще исчез.

Я не хотела говорить ему все это, но просто не выдержала. Вайдер, как мне показалось, вздрогнул, а его взгляд снова остановился на моем лице.

– Но ты хочешь стать человеком, – тихо произнес он. – Даже больше, чем причинить мне боль, правда? Что ж, если тебе от этого будет легче, обещаю, что я уйду из твоей жизни. Но не раньше, чем ты станешь человеком.

Я хотела продолжить свою гневную отповедь, сказать, что ни за что на это не пойду и что он мне не нужен и никогда не будет нужен… но уже не могла. Я не могла отвести взгляд от его янтарных глаз, понимая, что он снова меня загипнотизировал. Знакомое и почти привычное чувство, будто я не могу управлять собой, будто я всего лишь безвольная кукла, покорная чужой воле, снова было со мной. Гад, да как он может так со мной поступать?! Он никогда не изменится, как бы мне, может, этого ни хотелось…

– Зачем? – с трудом прошептала я непослушными губами.

– Прости, Лиера, – Вайдер криво усмехнулся, – но я, как джинн, исполняю только то, чего тебе действительно хочется.

Я могла только безвольно ощущать, практически наблюдать со стороны, как я совершенно самостоятельно наклонилась вперед. Вайдер отодвинул воротничок, и я укусила его, впервые использовав свои клыки по назначению. Солоноватая кровь хлынула мне в рот. Воля в этот момент вернулась ко мне. Я отшатнулась и судорожно сглотнула, понимая, что демон все равно добился своего. Последнее, что я услышала, – это голос Вайдера, напевно зачитывающий заклинание превращения…

Сердце бьется. Кожа теплая, судя по тому, что мне холодно, чего не было уже недобрые полгода. Воздух исправно наполняет легкие и покидает их, как у всех нормальных людей и большинства нелюдей. Что этот демон джиннов со мной сделал?! Кажется, то, чего я хотела.

Я резко села и, перетерпев несколько неприятных минут головокружения, встала, демонстративно проигнорировав протянутую демоном руку, а особенно стараясь не смотреть на его лицо, которое выражало искреннее сочувствие. Ну да, конечно! Когда он был со мной искренним? Ни разу, никогда! Вертел мною, как хотел, а я считала это любовью. Как он мог такое со мной сделать, если знал, что я не хотела пить кровь даже ради своей пользы?

– Как ты мог со мной так поступить?! – прошипела я, отходя от Вайдера на максимально возможное расстояние. – Кто тебя просил, гипнотизер ты джиннов? Что, силушку молодецкую показываешь? Желание мое выполняешь? Мое самое большое желание сейчас – оказаться как можно дальше от тебя и больше никогда тебя не видеть!

– Я попытался сделать для тебя как лучше, – ответил Вайдер, и по его судорожно стиснутым пальцам я поняла, что он сейчас психует не меньше моего.

– Мне не нужно было, чтобы ты меня спасал! Благими намерениями, знаешь ли, застелена дорога в ад! – Меня уже несло по полной программе. Я злилась на Вайдера, нет, была в ярости! А жертвы такого моего настроения обычно долго не живут, и если бы он не был могущественным демоном… – Что ты о себе думаешь, а? Возомнил властителем судеб? Так катись и правь своими демонами, думаю, они будут в восторге от такого Повелителя, правда? Могущественный, жестокий, управляющийся с чужими жизнями, как с игрушками! Прелесть, да? Так вот, Повелитель, не считай, что можешь так вот поступать со мной! Ты для меня никто!

– Но ты ведь все еще моя жена, – тихо напомнил мне Вайдер.

– Можешь считать, что я развожусь! – крикнула я. – А теперь немедленно перенеси меня назад и исчезни, желательно навсегда!

Вайдер кивнул, в который раз за день рассматривая что угодно, но только не меня. Он не стал тратиться на телепорт, просто щелкнул пальцами, переместив нас обоих на полянку. Я опознала ее как ту, по которой мы с Арваэсом совсем недавно бродили в поисках ловушки. Я повернулась к Вайдеру и привычно чуть наклонила голову, ожидая, когда он наконец исчезнет. Вайдер пристально смотрел на меня, будто хотел запечатлеть в своей памяти если не навсегда, то очень надолго. И, не прощаясь, исчез.

Некоторое время я тупо смотрела на то место, где он только что стоял. А потом опустилась на траву и разрыдалась самым дурацким образом, глотая слезы и пытаясь убедить саму себя, что мне все равно. И я действительно правильно сделала! Он не имеет права так поступать со мной, и мне совершенно все равно… все равно, понятно?! Я постараюсь как можно скорее выкинуть его из головы, а этот демон пусть делает что хочет. Мне теперь все равно! Я повторяла как заклинание: «все равно», «все равно», «безразлично». Я снова человек и буду жить нормальной жизнью без всяких там мужей-Повелителей. Но все-таки… неужели я никогда больше его не увижу? Если так… что же я наделала?

Я дооралась до Арваэса, объявила, что нам пора в город, и мы быстренько улетели.

Город встретил нас всеобщим ликованием. Я даже не предполагала, что всегда сдержанные драконы способны на такое. Казалось, в одно мгновение количество жителей увеличилось вдвое. Нас встречали как победителей. Я так устала и чувствовала себя настолько плохо, что радостная встреча прошла почти мимо моего сознания. К счастью, огнедышащие крылаты и в радости не потеряли внимательности и тактичности, и скоро я оказалась в теплой постели, вдали от шума и веселья, разделить которые была не в состоянии. Как выяснилось, я была взята под опеку местными целителями. Внимательно осмотрев меня, они пришли к заключению, что праздник необходимо перенести на пару дней, которые потребуются главному участнику, то бишь мне, чтобы прийти в форму. Ну что ж, пара дней – это очень хорошо.

В эти дни я много спала, объедалась сластями и усиленно выздоравливала как физически, так и психологически. Второе было гораздо труднее. Не обошлось, конечно, без беседы с Мудрыми. Стараясь быть беспристрастной, я рассказала все. И про Вайдера тоже. Удивительно, но именно эта часть рассказа вызвала нездоровый ажиотаж в рядах целителей, которые с новой энергией засуетились вокруг моей особы. Как выяснилось, причиной столь нездоровой, по моему мнению, суеты, стало мое обратное превращение, которое, по словам моих хозяев, было первым на их памяти. А память у них очень хорошая. В конце концов мне объявили, что моя кровь приобрела какие-то новые, неизвестные свойства, а вот какие именно, мне предстоит выяснить самой. Ну что ж, самой так самой!


Празднования не прекращались до самого утра и грозились затянуться на второй день. Но уже к утру я чувствовала себя совсем никакой, понимая, что еще чуть-чуть – и я просто свалюсь на ближайшую полянку и засну. Все-таки я отвыкла быть человеком. Отвыкла, что теперь мне придется ложиться спать к полуночи и, вставая часам к семи, я буду чувствовать себя невыспавшейся, забыла, как это – расчесываться, глядя на свое отражение в зеркале, как это – не чувствовать всего разнообразия вкусов, цветов и запахов. И, можно сказать, мне всего этого не хватало. Единственная приятная новость – теперь у меня жажды крови вообще не предвидится, нервные однокурсники шарахаться перестанут, да демоны окончательно завяжут с идеей посадить меня на трон. Эх, жизнь моя жестянка! А еще я поняла, что на этом празднике жизни мне уже не место. Я свою миссию здесь выполнила, отдохнула, пора и честь знать. Поэтому, когда ко мне подошел один из Мудрых и поинтересовался, не желаю ли я еще чего-нибудь, я коротко ответила:

– Домой.

Мудрый кивнул, кажется совсем не удивляясь моему решению. Пообещав, что портал будет готов через несколько минут, он удалился, оставив меня в одиночестве. Точнее не совсем в одиночестве.

– Ты все-таки вернешься к себе в мир, – услышала я грустный голосок Кулебры и тоже вздохнула.

В моем мире мы не сможем с ней говорить, а значит, все… пора прощаться. Как же я этого не люблю…

«Вернусь, – кивнула я и тоже вздохнула. – Но ты ведь всегда знала, что так будет, правда?»

– Конечно, – отозвалась Кулебра, и мне стало ее даже жалко. Ведь я – первый человек, с которым она говорила за долгие годы, а дальше ей предстоят еще более долгие годы молчания. – Вот только я надеялась, что это случится попозже.

«Ну хочешь, подарю тебя кому-нибудь из драконов? – предложила я. – Так ты всегда сможешь говорить хоть с кем-то».

– Не надо, – повторила мой вздох серебристая змейка. – Оставь меня себе на память. Может, пригодится.

«Память?» – удивленно переспросила, а точнее «передумала» я.

– И она тоже, – хмыкнула Кулебра и замолчала.

Через несколько минут вернулся Мудрый и проводил меня к раскрытому порталу, окутанному язычками огня. Красиво…

– Ты так много сделала для нашего народа, что одной благодарностью дело не обошлось. Ты ничего у нас не просила, поэтому мы дали тебе то, что может тебе пригодиться, по нашему разумению. Пусть пока это будет тайной. – Он загадочно усмехнулся. – Придет время, и ты сама узнаешь. Иди, дорогая. Счастья тебе.

– Спасибо. – Я улыбнулась доброму старику и вошла в портал.

Прощайте, горести и тревоги, я оставлю вас здесь.

Прощай, Кулебра.

Огни величественного города, названия которого я так и не узнала, сменились темной громадой Института. Июньская луна светила, предвещая скорое полнолуние, недалекий лесок таинственно шелестел листьями. Окна были почти неосвещенными – судя по всему, студенты отсыпались после очередного дня сессии. Ох, как же я ее сдавать буду? Здравствуй, родной дом, давно не виделись!


Содержание:
 0  вы читаете: Со мной не соскучишься! : Станислава Муращенко  1  Глава 2 ПЛАВАНИЕ И ПРОЧИЕ НЕПРИЯТНОСТИ : Станислава Муращенко
 2  Глава 3 ПРАКТИЧЕСКАЯ МАГИЯ : Станислава Муращенко  3  Глава 4 НОВЫЕ РОЛИ : Станислава Муращенко
 4  Глава 5 ИСТОРИЯ ОДНОЙ ДЕМОНЕССЫ : Станислава Муращенко  5  Глава 6 ВЫЗОВЫ СУДЬБЕ : Станислава Муращенко
 6  Глава 7 ПОЕДИНОК : Станислава Муращенко    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap