Фантастика : Юмористическая фантастика : Высшая мифология : Джоди Най

на главную страницу  Контакты  ФоРуМ  Случайная книга


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20

вы читаете книгу

Эльф Холл, благополучно женившийся на эльфийке Мауре, становится счастливым отцом. Но счастье его поставлено под угрозу: химическая компания, с которой эльфы ведут борьбу, похищает маленькую дочь Холла. Студент Кейт Дойль приходит на помощь своим эльфийским друзьям.


Глава 1

– Я всегда плачу на свадьбах, – сказала Диана Лонден и громко высморкалась. – О боже, я взяла только один платок! Он же размокнет еще до того, как выйдет невеста!

Кейт Дойль, не отрываясь от видоискателя, сунул руку в карман и протянул Диане свой платок.

На, держи. Случись нужда, я, на худой конец, всегда могу спереть со стола салфетку.

– Не смей! – Диана хотела пихнуть Кейта в плечо, но сдержалась: он ведь только-только нацелил видеокамеру. Физиономии его было не видно, поверх камеры торчал лишь рыжий вихор. К этому вихру и обращалась Диана:

– Смотри как тут все красиво – разве можно такое портить?

Кейт отодвинулся от резинового кольца окуляра и взглянул на огромный фуршетный стол, ломящийся от роскошных яств. Стол тянулся вдоль всей общей залы. Ну, конечно, огромным он был относительно: столешница доставала Кейту ровно до колен (Кейт убедился в этом на собственном горьком опыте, когда споткнулся о край стола); а миски и блюда были поменьше, чем на семейных празднествах у Дойлей; и все-таки зрелище было впечатляющим.

Они с Холлом уже несколько недель как вернулись из-за моря. За это время главный дом фермы “Дуплистое дерево” волшебно преобразился – даже больше, чем с начала лета, когда Малый народ здесь поселился. Эльфы способны творить чудеса, тем более когда им есть ради чего стараться! За какой-то месяц дом из обычного строения, обитатели которого просто живут, работают и мало-помалу восстанавливают то, что разрушилось за десятилетия небрежения, превратился в сказочную беседку. Каждая дверь была оплетена цветами и лозами, повсюду красовались деревянные скульптуры, стены пестрели яркими гобеленами… Дом теперь походил на сцену, ожидающую выхода Титании и Оберона.

Весь Малый народ уже собрался в общей зале. Восемьдесят с лишним эльфов прекрасно поместились в большой комнате, и даже осталось свободное место для нескольких Больших, которых тоже пригласили на свадьбу. Эльфы были примерно по пояс взрослому человеку среднего роста, во всем же прочем походили на обычных Больших людей. Ну почти во всем. Если не считать длинных, изящно заостренных ушей в противоположность коротким, закругленным обрубочкам, которыми приходилось довольствоваться их большим родичам. Да еще лица у эльфов выглядели более молодыми, почти ребячьими, даже у тех, кто успел поседеть и носил длинную бороду. А еще у них был дар чародейства. Время от времени они пытались убедить Кейта, что в их способностях нет ничего такого, чему со временем не мог бы научиться он сам, но их магия по-прежнему внушала ему благоговение.

Однако благоговение перед эльфами отнюдь не мешало Кейту радоваться тому, что его лучший друг Холл наконец-то женится на своей возлюбленной Мауре и что ему, Кейту, предстоит быть свидетелем их свадьбы, не говоря уже о том, чтобы увековечить ее для потомства. Ему представился редкий случай увидеть своих загадочных друзей во всем их великолепии. Кейт знал, что это первая свадьба Народа за сорок с лишним лет, с тех пор как они поселились на Среднем Западе Соединенных Штатов. Да и до того свадеб не было Бог весть сколько времени.

Обитатели дома были сами не свои от радости и приложили все силы, чтобы его украсить. Все вертикальные поверхности были буквально унизаны цветами, так что сидящим на лавках у стен приходилось отклоняться вперед, чтобы не помять роскошных украшений и им самим не оказаться разукрашенными пыльцой и опавшими лепестками. Воздух был напоен благоуханием. По потолку и вдоль дверных косяков ползли живые лозы, переплетенные длинными ленточками. Весь Народ от мала до велика был разодет в новые костюмы, пошитые специально для торжества. Кейт любовался одеяниями самых разных стилей – от туник в духе античной Греции до причудливой интерпретации костюмов современных металлистов.

А впереди еще был пир. Среди Малого народа имелось немало прекрасных поваров. Впрочем, Кейт много лет питался в столовке, и ему казалась неплохой любая еда, приготовленная не в общем котле на сто человек. А уж при наличии умения и желания импровизировать это и вовсе была пища богов. У Кейта заранее бурчало в животе. Стол был уставлен тарелками с холодным мясом, сыром и фруктами; между ними было оставлено место для горячих блюд – Кейт чувствовал их ароматы, доносящиеся из кухни. В больших чашах, щедро украшенных любимыми узорами эльфов, плющом и жимолостью, дрожало кремово-желтое и рубиново-красное желе. Над ним жадно жужжали мухи. Кружили вверху, но до самих блюд добраться не могли, как ни старались. Кейт ощущал слой магии, охраняющий пиршественный стол от незваных гостей. Интересно, сумеет ли эта магия отвести руку голодного студента, которому вздумалось спереть оливку из салата?

А в самом центре стола красовалось огромное блюдо, наполненное свежими неразрезанными караваями. Кева, сестра Холла, гордо напыжилась, заметив голодный взгляд Кейта, но Кейт и без того знал, что караваи – ее рук дело. Старушка Кева печет самый вкусный хлеб на свете. Кейт не раз его едал и ценил по достоинству. А рядом с караваями стояло масло и фруктовые джемы…

А вот свадебного торта, привычного для Большого народа, нигде не было видно. Похоже, его место заняла причудливая булка-плетушка на ближнем конце стола. Деревянный бочонок на другом конце стола, имевший весьма самодовольный вид благодаря венку из виноградных лоз и шпорника, очевидно, был полон домашнего пива. Кейт помнил, что это эльфийское варево весьма забористое. Причем эффект, очевидно, создавался отчасти волшебством, потому это пиво при всем при том не оставляло после себя похмелья в качестве прощального сувенира.

Холл с Маурой любезно отложили свадьбу до начала осеннего семестра, чтобы их Большие соученчки смогли к ним присоединиться. Таким образом они дали Большим друзьям понять, что ценят их не меньше своих сородичей. Кейт про себя думал, что это прекрасное начало для его предпоследнего курса.

Кейт навел видоискатель на дверь – и увидел, как входят еще несколько Больших гостей. Кейт помахал поверх камеры Тери Нокс, хорошенькой девушке, которая тоже занималась вместе с ним на тайных семинарах у Мастера. Тери этим летом заканчивала колледж. Ее медово-золотистые волосы были почти закрыты венком из шелковых цветов – средневековым убором, прекрасно дополнявшим ее современное трикотажное платье без рукавов. Тери увидела Кейта, кивнула ему и нарочно состроила гримасу в камеру. Вошедший следом Барри Гудмен тоже скорчил рожу. Тери дернула за рукав Ли Эйсли и указала на Кейта.

Ли только жалостливо покачал головой. Кейт усмехнулся. Классный фильм получится!

Ли был первым из Больших, кого Мастер взял в ученики. Он уже год как закончил колледж. Несмотря на то что Ли был человек тихий и застенчивый, высокий средний балл, полученный им при выпуске, дал ему возможность устроиться на работу в ежедневную газету Индианаполиса. Благодаря упорному труду и таланту Ли его статьи часто становились гвоздем номера. Катра, архивариус, всегда их вырезала и аккуратно складывала в особую папочку. Мастер Эльф гордился своим первым учеником и очень обрадовался, что молодой человек нашел время к ним приехать. Но Кейт знал, что Ли скорее согласится печататься без подписи, чем пропустит такое событие, как нынешнее. Все студенты были благодарны Мастеру и прочим эльфам за то, что те помогли им овладеть сложными предметами, однако до появления Кейта никому из них не приходило в голову поближе познакомиться со своими маленькими благодетелями.

Последним приобретением семинара был Данн Джексон. Его привела Диана, как ее саму привел когда-то Кейт. И теперь они втроем ходили на введение в философию, курс, угрожавший утопить их в море неразберихи. Если бы Мастер параллельно не начал собственного курса на ту же тему, Кейт мог бы проститься со своим твердым В по всем предметам. Сквозь темную кожу Данна просвечивал румянец: парень тоже был возбужден и оглядывался по сторонам, пытаясь увидеть все сразу. Кейту Данн нравился. Парень обладал пытливым умом, и мысли у них с Кейтом во многом сходились. Молодые люди часто обсуждали вопрос, давно занимавший самого Кейта: если есть Малый народ европеоидной расы, почему не может быть эльфов-чернокожих? И решили со временем непременно это выяснить.

Вместе с ними вошел эльф, приехавший из Старого Света. По мнению Кейта, Тирону было не очень-то уютно в новой стране, среди семи дюжин незнакомых эльфов, и он все никак не мог прижиться. Одна из причин этого была ясна как Божий день: Тирон был страшный юбочник. Кейт не вдавался в подробности, однако знал, что Тирон успел стравить между собой сестриц Катру и Свечечку. Это, впрочем, было не так уж трудно – в борьбе за его внимание. Пытался он и оттеснить Холла с позиции признанного лидера, но здесь вышел ему обломчик: Холл пользовался всеобщей популярностью. Однако жалеть новичка не стоило: от недостатка внимания Тирон никак не страдал. Эльфы постарше видели в нем связь с родиной, те, кто помоложе, – диковинку: такого же эльфа, как все, с которым при этом они не были знакомы с детства. Опять же, его мастерство резчика по дереву пришлось как нельзя кстати в компании “Дуплистое дерево”. Тирон с первых же дней был признан одним из лучших мастеров. И потому Кейт был уверен, что со временем Тирон поутихнет. А не то папаша какой-нибудь очередной барышни покажет ему, где раки зимуют!

Теперь, когда у Народа появился свой собственный дом, многое в их жизни переменилось. Первое, на что обратил внимание Кейт, был шум. Пока эльфы жили в подвале библиотеки, они были тише воды, ниже травы, все время настороже, не идет ли кто, не обнаружат ли их ужасные Большие… А теперь почувствовали себя Привольно. На двадцати акрах кустарников и лугов, окружавших дом, хватало места и восьмидесяти с лишним эльфам, и скотине, и домашним любимцам. На маленьком Ближнем Лугу напротив кухонной двери паслось несколько овечек, за которыми приглядывала собачонка. И еще в доме теперь звучала музыка. Вот и сейчас в углу настраивался небольшой оркестр: арфа, две деревянные флейты, старинная скрипка, гитара и еще один инструмент, не то гитара, не то скрипка. На настоящей гитаре играла Марси Колье, Большая, подруга Кейта, в недавнем прошлом – предмет его бесплодных воздыханий. Марси застенчиво улыбнулась Кейту и склонилась над грифом. На ее густых черных кудрях красовался венок из плюща и роз, такой же как и у сидевших вокруг Малых. Марси, в отличие от прочих Больших, могла считаться тут, на ферме, своей. Все знали, что они с Энохом, сыном Мастера Эльфа, – “неразлучники”. Друзья Марси не раз подсмеивались над ней по этому поводу, однако девушка мало-помалу научилась постоять за себя. В конце концов, в конституции прописано, что каждый человек имеет право на счастье. Даже если его счастье этому человеку по пояс. Кейт был искренне благодарен Эноху за то, что тот сумел сделать Марси счастливой. Благодаря его любви и заботе расцветала на глазах Марси, постепенно превращаясь в сильную, уверенную в себе женщину.

Перезвон струн и гам, стоящий в зале, внезапно стихли. В дверях появился Курран, вождь клана, к которому принадлежал Холл. Сегодня старый, угрюмый эльф сиял улыбкой. Зато Холл, для разнообразия, был суров и серьезен как никогда. Щеки его, обычно розовые, побледнели. На Холле был новый костюм, коричневый с темно-зеленым. Покрой одежд был непривычным, но явно древним, и казалось, будто молодой эльф явился сюда из глубины веков. Его русые волосы влажно поблескивали и загибались на концах, словно он только что причесался. И на них красовался тонкий венок из белых колокольчиков. Волшебные цветы источали белое сияние, заметное лишь тому, кто способен такое видеть. Они набирались энергии от Холла и взамен давали ему новую силу. Кейт от души пожалел, что видеокамера не обладает магическим зрением и не сумеет передать этой таинственной пульсации. Диана, стоявшая рядом с Кейтом, восхищенно ахнула. Арфист, сидевший в углу, заиграл негромкую переливчатую мелодию, похожую на воспоминание о забытом сне.

В противоположном конце залы послышался ропот. В дверях, ведущих на кухню, появился Мастер Эльф, ступавший гордо и с достоинством. Он вел под руку Мауру. Рядом с его морковно-рыжей шевелюрой ее густые, ярко-каштановые, почти сердоликовые волосы смотрелись особенно хорошо. Они были заплетены в сложную прическу и тоже увенчаны колокольчиками. При каждом шаге невесты цветы кивали головками. Лиф и длинные рукава ее платья украшала вышивка: зелено-серый плющ, излюбленный узор клана Холла, и желто-зеленая жимолость – узор ее собственного клана. В руке Маура сжимала букетик белых колокольчиков, и сила их сверкала и струилась по ее рукам, подобно родниковой воде. Губы Мауры дрожали, словно она не знала, плакать ей или улыбаться. Она шагнула навстречу Холлу, и глаза ее сияли такой любовью и радостью, что у Кейта перехватило дыхание. Эльфы были так похожи на детей, что Кейт временами забывал о их возрасте. А ведь это были взрослые существа, куда старше и мудрее его самого. Но теперь он об этом вспомнил.

Холл направился навстречу Мауре, протянув правую руку. Но тут сквозь крут свидетелей протолкалась Свечечка. Она бросилась к Холлу, ухватила его за руку, заставила отвернуться от невесты. Кейт вздрогнул от неожиданности. Что такое? Белокурая эльфийка, настоящая куколка из “Плейбоя”, внезапно растеряла всю свою самоуверенность. Лицо ее было несчастным, даже скорбным.

– Холл, Холл, не женись на ней! Как же я без тебя буду? Я ведь тебя тоже люблю! – стонала она. В глазах ее блестели слезы.

Кейт ужаснулся. Ничего не видя из-за своей камеры, он принялся на ощупь пробираться вперед. Свечечка была такая сердцеедка, она даже с ним самим временами пыталась флиртовать, – кто бы мог подумать, что она на самом деле влюблена в Холла? Но, как бы то ни было, разве сейчас время думать об этом? Нельзя допустить, чтобы Свечечка воспрепятствовала обряду! Надо ее выставить, чтобы не мешала свадьбе…

Но тут стальные пальцы ухватили Кейта за руку. Он вынужден был остановиться. Черноволосый брат Мауры вцепился в Кейта со всей силой профессионального плотника. А он-то что? Неужто Эноха устраивает, что свадьба его сестры вот-вот расстроится?

– Успокойся! – буркнул Энох. – Это обычай такой. Потом объясню.

Кейт все понял и кивнул.

– Ладно, – прошептал он и стал пробираться обратно на свое место.

Холл мягко отодвинул девушку.

– Нет, – негромко ответил он. – Мне не нужно никого, кроме Мауры.

Он ласково коснулся щеки Свечечки – его рука сделалась мокрой от слез.

– Не плачь, красавица. Ты тоже найдешь себе жениха. Но это буду не я.

Свечечка отступила в круг, гордо выпрямившись. Сестра обняла ее, словно утешая. Кейт не видел лица Свечечки, но девушка была чересчур горда, чтобы выказывать разочарование. Интересно, что она на самом деле чувствовала?

Молодые сделали еще несколько шагов навстречу друг другу, и тут в круг вступил Энох, преградив сестре путь к Холлу.

– Подумай, сестрица! – сурово промолвил он. – Ты еще слишком молода, чтобы связывать себя браком.

Маура улыбнулась, коснулась его руки кончиками пальцев, нащупала и стиснула кисть брата.

– Спасибо, брат мой. Но я уже давно сделала свой выбор.

Она наклонилась вперед и поцеловала его.

Энох кивнул и, опустив глаза, отошел с дороги. Когда он вернулся на место, Кейт увидел улыбку на его лице. Теперь две пары встретились наконец в центре круга, и вожди кланов соединили руки новобрачных. Курран с Мастером обменялись рукопожатиями, седая и рыжая головы склонились в любезном поклоне, и оба отступили в сторону, оставив Мауру с Холлом стоящими рядом.

Холл улыбнулся Мауре:

– Перед всеми нашими друзьями я клянусь, что буду тебе хорошим мужем, защитой, опорой и добытчиком. Обещаю не только любить тебя, но также быть тебе верным другом и помощником во всех делах. Никогда другая женщина не займет твоего места в моем сердце. Обещаю исполнять твои желания так же, как и мои собственные, и быть твоим спутником в радости и в горе, во все дни нашей жизни.

– Еще в детстве знала я, что нам суждено быть вместе, – ответила Маура. Голос ее дрожал, словно она готова была разрыдаться, – Никогда не желала я себе другого супруга и с радостью отдаю тебе свою руку и сердце.

Холл наклонился, обнял и нежно поцеловал Мауру. Присутствующие радостно заулыбались. Кейт ждал, что будет дальше, но поцелуй все длился и длился, и конца ему было не видать.

Мастер Эльф кашлянул. Влюбленные наконец оторвались друг от друга и перевели дух. Щеки у Мауры приметно порозовели.

– Поскольку оба вы изъявили желание быть вместе, никто из нас не станет препятствовать вашему союзу, – торжественно объявил Мастер. – Поздравляю вас и желаю вам счастья и всего самого наилучшего.

Сияющие Холл и Маура подошли и обняли его, потом Куррана. Все разразились приветственными возгласами. Новобрачных окружила толпа, осыпая их добрыми пожеланиями. Диана теперь, когда больше не было нужды сохранять молчание, громко всхлипывала, утираясь платком Кейта.

– Надо было купить водостойкую тушь! – улыбнулась она сквозь слезы. Глаза у нее были окружены черными подтеками. Она промокнула их платком. – Знаешь, я так рада!

– Я тоже, – кивнул Кейт.

Он невольно расплылся в улыбке. Эта радость была, очевидно, заразительна: все вокруг тоже улыбались такой же глуповато-счастливой улыбкой.

– А теперь – пир на весь мир! – провозгласила курчавая Роза. И вся толпа, точно стайка голубей, оставивших крошки одной старушки ради другой, развернулась и хлынула к столу. Теперь Кейту удалось протолкаться к Холлу с Маурой. Он опустился на колени, чмокнул невесту в щечку, а Холла крепко обнял и дружески похлопал по спине. Попытался придумать, что бы такого сказать разумного, доброго, вечного, но так ничего и не придумал и ограничился лишь простым:

– Поздравляю. Удачи вам! Маура стиснула его руку:

– Без тебя ничего бы этого не было! Спасибо тебе!

– Да не за что, Маура, – покраснел Кейт. – Я просто очень люблю, чтобы истории хорошо кончались. Слушайте, а что это за странный обычай – пытаться помешать свадьбе? Я в какой-то момент решил уже, что все, свадьбы не будет…

– Это один из самых древних наших обычаев, о неразумный отрок! – буркнули сзади. Энох переступил через лодыжки Кейта и подошел к сестре. Он обнял ее и своего новоиспеченного зятя. – Конечно, я нипочем бы не стал мешать Мауре выйти замуж за этого ухмыляющегося остолопа, раз уж она так решила! Опять же, – тут он грозно уставился на Холла, – я бы его к ней и на шаг не подпустил, если бы думал, что она с ним будет несчастна.

Он говорил нарочито грубоватым тоном, однако же глаза его подозрительно блестели. Э-э, да Энох-то, оказывается, сентиментален! Вот так открытие! Кейт даже рот разинул от удивления – однако тут черноволосый эльф уставился на него, и Кейт поспешно свел губы вместе.

– Я тебе сейчас все объясню буквально в двух словах, – сказал Энох. – Пошли.

В ожидании, пока можно будет пробиться к столу, Энох рассказал, откуда взялся такой обычай:

– Это затем, чтобы молодая пара могла удостовериться, что они действительно любят друг друга и не испытывают никаких сомнений. В этот момент любой из новобрачных имеет право отказаться вступать в брак, если он принял это решение второпях или под давлением. Поспешные решения нам не по нутру, сам знаешь. Быть может, кто-то обидится, но зато не будет двух сломанных судеб: ведь в брак мы вступаем на всю жизнь, а живем мы долго, очень долго.

– Да, хороший обычай, – кивнул Кейт. – Значит, чтобы жениться на своей возлюбленной, ты должен быть стоек перед искушениями и угрозами.

– Да, слафный, очень слафный обышай! – прошепелявил кто-то за плечом Кейта, да так неожиданно, что он вздрогнул. Возникшая рядом старушка подмигнула ему добрыми голубыми глазами. Должно быть, Людмила Гем-перт все это время стояла рядом с ним, слушая объяснения Эноха. Она похлопала Кейта по плечу. Ладонь у Людмилы была широкая и на удивление сильная. – Что, врасплох я фас застала? Я тут отдыхала ф одной из их милых комнаток. Ах, мои добрые малыши! Не забыли слабую старушку, пригласили на сфадьбу!

Людмила давно уже вышла на пенсию, а раньше она работала уборщицей в Университете, как раз в то время, когда там поселился Малый народ. И она была первой из Больших, кто по-доброму отнесся к Малому народу. А потому эльфы считали ее чем-то вроде своего ангела-хранителя.

– Ну, без вас свадьба была бы не та! – вежливо сказал Кейт. – Сделать вам копию сегодняшней записи?

Людмила широко улыбнулась:

– О да, я буду ошень рада ее полушить! Но что я скашу своим родственникам, когда они придут и увидят ее?

– А я к ней титры приделаю! – усмехнулся Кейт. – Скажете, что это голливудская короткометражка, называется “Сон в осенний день”!

Пива он решил не пить: а то отяжелеет и не сможет танцевать! Кейт прошел на кухню, чтобы раздобыть воды. Он взял со стола чистую чашку, потянулся к крану, но тут Шелог его остановила:

– Вон, в кувшине чистая вода. Пей сколько хочешь. Внизу еще целый бак. А из-под крана воду не бери, она вонючая.

– А что случилось с водой? – удивился Кейт.

– О, нихьт, – ответила Шелог (она, как и большинство эльфов постарше, говорила с легким немецким акцентом и порой вставляла в речь немецкие слова). – Просто пованивает, и все. Как будто вытекла из-под хлева, а не из-под земли.

– Странно! – Кейт налил себе из кувшина. Вода была чистая, прозрачная, бодрящая, как вино. – Поискать вам фильтр для воды?

– Нет-нет! – воскликнула Шелог. – Для чего, когда мы можем делать это сами? Ах, Кейт Дойль, мы ведь теперь у себя дома, и сил у нас больше чем достаточно! Разве ты не заметил?

– Заметил! – улыбнулся Кейт. – У вас здорово выходит.

Тут появился Холл со стопкой грязных тарелок и поставил их в раковину.

– Слушай, не хочу портить тебе праздник, но что у вас такое с водой? Она пахнет, как со свинофермы, несмотря на то что тут нет ни одного свинарника на несколько миль в округе. Одна корова и семь овец не могут так портить воду, а тем более подземный водоносный слой!

– Ах, это! – сказал Холл. – Оланда прислушалась к сердцу воды. Она говорит, эта грязь – не природная. Кто-то сливает мерзкую, вонючую жижу в ручей где-то между источником и нашим водозаборником.

Брови Кейта гневно насупились.

– Что за дела такие – преднамеренное загрязнение воды? Это нужно прекратить немедленно! Попытайтесь заставить какие-нибудь местные власти заняться этим. Напишите в редакцию местной газеты или еще куда-нибудь.

– Это в ту газетенку, что выходит раз в неделю? – удивился Холл.

– Да не важно, что она маленькая! Ваша община что, большая, что ли? Все местные жители читают эту газету, потому что она им ближе, чем какая-нибудь “Чикаго Трибюн” или “Нью-Йорк Тайме”. Ты умеешь, если захочешь, писать так, что за душу берет. Вы относитесь к окружающей среде заботливее, чем кто бы то ни было еще. Вы умеете слушать и слышать жалобы ручьев и деревьев. У вас ничего не пропадает впустую. Я помню ваши дома в библиотеке, построенные чуть ли не из опилок.

Холл задумчиво погладил подбородок:

– То есть ты хочешь сказать, что на жалобу обратят внимание тем скорее, чем лучше она сформулирована ?

– Ага.

– Да, но станут ли они прислушиваться к сетованиям мифических существ?

– Мифические существа в газеты не пишут. А если пишут, значит, они уже не мифические. Если дело дойдет до проверки, я могу приехать и взять переговоры на себя. Только не сейчас, естественно. Сегодня же твоя свадьба! Иди лучше потанцуй с женой, – ухмыльнулся он. Музыканты в углу в это время заиграли плясовую.

– Я как раз хотела его позвать, – сказала Маура, заглянувшая в комнату в поисках своего жениха. Она взяла Холла под ручку и вытащила на середину зала. И они закружились в танце.

Все друзья и родственники прихлопывали в такт. В здешней музыке было не меньше волшебства, чем в свадебных венках из колокольчиков. Кейт обнаружил, что и сам притоптывает ногами и что ему отчаянно хочется выскочить в круг и изобразить нечто вроде полечки, какую он всегда отплясывал на свадьбах и прочих праздниках.

Подошел Пэт Морган, бывший сосед Кейта по общаге. Бывший – потому, что теперь они сняли на двоих дешевую квартирку совсем рядом со студгородком. Пэт ткнул Кейта в бок ручкой десертной вилочки.

– Ты только взгляни! – Пэт обвел рукой все вокруг. – Это же чистый Шекспир, со всеми элементами традиционного театра: тут тебе и любовь, и страсти, и счастливая развязка… – Он тяжело вздохнул. – В наше время таких пьес больше не ставят – а жаль!

Пэт был склонен к меланхолии – у него и лицо было такое, вечно унылое.

Запыхавшиеся молодожены расцепили руки, хотя музыка все еще продолжала играть, подбежали к зрителям и вытащили из толпы: Холл – свою тещу, а Маура – свекра. Потом и эти пары распались, вытащив в крут новых партнеров. Вот крохотные ручки Мауры ухватили Кейта, и студент тоже оказался среди танцующих. Его партнерша походила на куколку на свадебном торте, да и по росту, пожалуй, подходила. Кейт чувствовал себя так, словно танцует с пятилетней племянницей.

– Ты сейчас удивительно красива. Неужели ты и впрямь так счастлива? – спросил он.

– Нет, Кейт Дойль, я еще счастливее! – выдохнула Маура. Щеки ее разгорелись, и глаза сверкали, точно изумруды при свете пламени. – Знаешь, я тебе так признательна!

– Да мне-то за что? – удивился Кейт и поспешно отвернулся, чтобы скрыть смущение, но при этом сделал вид, будто смотрит в сторону, чтобы не налететь на других танцоров. – Это все Холл. Он ведь мне еще и жизнь спас, знаешь ли.

– Холл быстро учится, но у него перед глазами хороший пример, – сказала Маура, не давая Кейту увильнуть от темы. – Ну, а когда же мы увидим тебя таким же счастливым? Когда ты попросишь красавицу Диану выйти за тебя замуж?

– Э-э… ну… Ну не прямо же сейчас, – смутился Кейт. – Для начала мне надо закончить колледж и найти приличную работу! Любовь в общаге – это совсем не романтично.

– С милым рай и в шалаше, – возразила эльфийка. Она пристально заглянула ему в глаза. – Так ты сделаешь ей предложение? Ведь ты избрал именно ее, не так ли?

– Ну-у… – протянул Кейт, чувствуя, как пол уходит у него из-под ног. Он в испуге оглянулся – не подслушивает ли кто? Но, по счастью, музыка играла достаточно громко. – Слушай, Маура, имей совесть! Всему свое время. Не говори ей ничего, ладно?

– В этом нет нужды! – лукаво ответила эльфийка. Она разжала руки и ускользнула к другому партнеру. Разговор с Маурой надоумил Кейта пригласить на танец Диану. Кейт огляделся – но, к его удивлению, Диана уже плясала с Мастером Эльфом.

– Узурпатор! – буркнул Кейт. Он поклонился Людмиле Гемперт и галантно пригласил ее.

Однако на второй танец ему удалось пригласить именно Диану. Девушка раскраснелась и запыхалась.

– Здорово, правда? – сказала она. – Знаешь, Кейт, я так рада за них!

– Кейт Дойль! – окликнул их Деннет, отец Холла, стоявший у стены. – Тут для тебя, между прочим, подарочек был приготовлен. Роза его отдала?

– Нет, – удивился Кейт.

– Ну, сейчас пойду найду. Тут за последние дни была такая суматоха и неразбериха…

Он исчез и вскоре вернулся с плоской коробочкой, завернутой в оберточную бумагу и перевязанной навощенным шпагатом.

– Это тебе из Ирландии, от какого-то “Небесного жаворонка”. Знаешь такого?

– Это паб такой, – пояснил Кейт, разворачивая посылку. Увидев, что внутри, он усмехнулся и показал содержимое Диане и Деннету. Прямоугольная коробочка была завернута в тонкую ткань с вышивкой и перевязана ленточкой, а под ленточку была вложена открытка, исписанная изящным и вычурным почерком. – Это не мне! Это Холлу, свадебный подарок от Ниалла.

Глаза у Деннета лукаво блеснули. Сейчас он был точь-в-точь как мальчишка, замысливший проказу. Это было тем удивительнее, что Кейт даже не догадывался, насколько он на самом деле стар.

– О-о, Ниалл! Давненько я его не видел – лет-лет, и памяти нет! Эти твои фотографии, парень, – истинное чудо. Я-то ведь думал, что мне тех лиц уже и не увидать в этой жизни. А что же там такое, в этой посылке? Ну ладно, скоро уже настанет пора вручать подарки, там и поглядим.

– Так сколько же лет вы его не видели? – уточнил Кейт. Он все не терял надежды узнать, сколько времени миновало с тех пор, как Малый народ прибыл в Новый Свет. Он даже не знал, по сколько лет они обычно живут. Его невидимые кошачьи усы зашевелились от любопытства.

– Ох, много, много! – заговорщицки подмигнул Кейту Деннет. “Может, он думает, что я уже знаю?” – подумал разочарованный Кейт. – Скоро Холл с Маурой впервые вкусят пищи вместе, как муж с женой, а там и дарам время придет, – продолжил Деннет. – А пора бы им уже поесть. У моего сына с самого рассвета маковой росинки во рту не было, так волновался.

– Ну, я его понимаю! – сказал Кейт и ойкнул: Диана больно ткнула его в предплечье.

– Ну и вы ступайте угощайтесь, – сказал Деннет, и тотчас сам последовал собственному совету.

Кейт снова ухватился за камеру, заснял нескольких пирующих гостей, потом перевел объектив и увидел приближающуюся тарелку.

– Хватит тебе! – Диана зажала объектив рукой. – Положи камеру, а то еще наткнешься на кого-нибудь!

Кейт принялся за еду. Он знал, что все это должно быть вкусно, но не думал, что настолько! Еда была классная. Правда, мяса маловато – большую часть белков эльфы привыкли получать из орехов и бобов. Зато овощные блюда были причудливы, как цветочные гирлянды на стенах: морковки вырезаны штопором, сельдерей – в форме маленьких снопов, салаты и овощные закуски яркие и разноцветные, как драгоценные мозаики и витражи. И все необыкновенно вкусно.

– А десерт ты видел? – спросила Диана, указывая вилкой на край своей тарелки.

Рядом с салатом лежали два полураскрывшихся розовых бутона. Они были почти как настоящие, только огромные и прозрачные.

– Удивительно! Из чего же они? – спросил Кейт.

– Из желе!

Диана постучала ногтем по тарелке, и розовые бутоны заколыхались.

– Я спросила, как у них это вышло, но Калла сказала только: “Усилили природные свойства, барышня, только и всего!” – проскрипела Диана, передразнивая тон Малой.

– А ты чего ждала? – усмехнулся Кейт. – Так они тебе все и рассказали, как же!

Когда столы заметно опустели, новобрачных усадили в самые красивые кресла и дети принялись сносить к их ногам подарки в ярких обертках, которые передавали им взрослые. Надо сказать, подарков от Малого народа было не так уж много. Большие даже смущались, вручая свои объемистые презенты. А подарок Кейта был еще и тяжелым!

– Не тревожьтесь, – успокоил их Холл. – С вашей стороны очень любезно, что вы принесли к нам свой обычай. Душевная щедрость – всегда кстати. Но по нашим обычаям – хотя они малость запылились за последние сорок лет, – подарки, которые вручают новобрачным, обычно личного свойства, поскольку все нужные и полезные вещи принадлежат всем и распределяются по мере необходимости. Однако мы с Маурой благодарны вам за все, что бы вы ни подарили. И все ваши дары нам дороги. Мы откроем их первыми – но сперва я вручу свой дар.

Он обернулся к Мауре. Она протянула руку – и Холл положил ей на ладонь крохотную резную шкатулочку.

– Нам привычнее работать с деревом, но мне хотелось чего-нибудь потоньше и попрочнее, – сказал Холл. Маура нажала миниатюрную кнопочку и подняла крышку. В коробочке лежало кольцо. В сплетении золотых и серебряных нитей сиял голубизной безоблачного неба овальный сапфир. Маура показала его всем присутствующим, и те восхищенно ахнули.

– Где ты добыл такой камень? – спросила она.

Тирон кашлянул:

– Это мой подарок, родственница, дар от чистого сердца. Клянусь деревьями и землей, что нет на нем ни приворотных заклятий, чтобы обратить твою любовь ко мне, ни иных чар, что могли бы угасить твою радость.

Удивленная Маура тепло улыбнулась ему.

Этот щедрый дар заставил Кейта по-иному взглянуть на Тирона. Временами этот странный эльф казался крайним эгоистом – но это явно было не так. Маура встала со свадебного трона и расцеловала его, и он залился краской.

– Мы рады, что ты среди нас, – сказала Маура, пожав ему руку. – Не знаю, как и благодарить тебя.

– Да не за что, – смущенно пробормотал Тирон.

– Не принижай своего дара! – возразил Холл. – Тирон рассказывал мне, что камень этот достался им в давние-давние времена от иноземного короля. Король этот, приплывший из-за моря, вручил камень в дар нашему народу, жившему в Ирландии, и заключил с ними договор о вечной дружбе. Но вскоре он погиб от рук предателей.

– А что это был за король? – тут же спросил Кейт. – Из-за какого моря он приплыл? Откуда, из Англии? Из Шотландии? Из Дании?

Тирон только плечами пожал:

– Я не очень-то прислушивался к старым историям. Хочешь, напиши Ниаллу, он тебе еще и не такого понарасскажет.

– Как бы то ни было, это великий дар, – вмешалась Маура. – Благодарю тебя. – Она повернулась к мужу: – И тебе спасибо за то, что оправил его в такое дивное кольцо. – Она нежно поцеловала Холла. Тот покраснел и просиял. – Ну а теперь давай посмотрим, что нам подарили другие добрые друзья.

– Я, это, – сказал покрасневший Кейт, пока Маура разглядывала коробку с его подарком, – я подумал, раз у вас теперь есть ветряной генератор, то, может, она вам пригодится. Она, правда, подержанная, но я ее в ремонт отдавал, там все работает. А колесо я пластиком обтянул, чтобы металл не обжигал тебе руки.

На самом деле он заранее подготовил целую речь, но теперь все эти домашние заготовки казались ему дурацкими и надуманными.

– Ну и ты, это… надеюсь, вы не утратите прежнего мастерства только потому, что современная техника позволяет упростить работу.

– Хорошо сказано, – кивнул Мастер, – и очень верно! Я даже не думал, что вы додумаетесь до такого, мейстер Дойль.

– С-спасибо… Маура, да не мучайся ты, разорви ее, и все! – посоветовал Кейт, глядя, как она пытается развернуть бумагу, заклеенную скотчем. – А то все уже ждать соскучились.

– Ну, как скажешь.

Маура разорвала бумагу и отбросила ее в сторону. Внутри была картонная коробка, и они вместе с Холлом открыли ее.

– Швейная машинка! – воскликнула Маура. Потребовалась помощь нескольких эльфов, чтобы достать подарок из упаковки. – И красивая какая!

По совету Холла Маура откинула крышку сверху и прочитала вложенную карточку с пожеланием: “Крепких вам швов!”

– Вот еще выдумали, на машине шить! – фыркнула Дирдре. Она была самой старшей из женщин, ровесницей Куррана и предводительницей своего клана. – Это значит – без души работать! Таких вещей и носить-то не захочется.

– Да ладно тебе, бабуля! – возразила Свечечка, задиристо тряхнув головкой. – Надо ли вкладывать душу в то, чтобы подрубать простынки да подшивать занавески? Машина всего-навсего позволяет высвободить время на то, чтобы делать действительно красивые вещи, которые всякому захочется носить.

– Быть может, это действительно так, – задумчиво сказала Роза. Она, вообще-то, принадлежала к числу консерваторов, но многие подозревали ее в тайном сочувствии реформаторам. Во всяком случае, Кейту Дойлю она доверяла безоговорочно. Роза и еще несколько лучших портних взирали на старенький “Зингер” с восхищением.

– Она вам точно пригодится, вот увидите, – сказал Тирон. – На будущий год настрижем шерсти с наших овец, и будет у нас своя ткань. К концу года я должен достроить первый станок.

Маура развернула следующий подарок и принялась озадаченно разглядывать машинку непонятного предназначения. Диана шумно высморкалась и объяснила:

– Это миксер. – Тут она снова не выдержала и расплакалась, но продолжала, всхлипывая: – Я всегда дарю на свадьбу миксер. Такая штука удобная, он может делать очень много разных вещей. Опять же, если у тебя уже есть миксер, его можно вернуть или поменять на что-нибудь другое, что тебе нужно. Инструкция там, на дне коробки. Ой, я так за вас рада!

– Мы и не подумаем его возвращать, – сказал Холл очень серьезно. – Нам очень приятно позаимствовать некоторые из ваших обычаев, как вы заимствуете некоторые из наших. Мы будем им пользоваться с благодарностью за твою щедрость.

– Да не за что… – сказала Диана, хлюпнув носом; однако она явно была польщена.

– А это вам сюрприз, – сказал Кейт, протягивая сверток. – Это Ниалл прислал, из Старого Света.

– Отчего же он через меня-то не переслал? – возмутился обиженный Тирон. – Я ведь только недавно отбыл из его владений!

– Ну, ты ведь тут на нелегальном положении, не забывай! – поспешно возразил Кейт. – Никто не должен знать, что ты здесь.

Тирон кивнул, погладил подбородок.

– Да, я и забыл… Трудно жить инкогнито! Холл снял ленточку, которой был перевязан сверток, и на колени Мауре, а с колен – на пол хлынул водопад пенных кружев. Оба, смеясь, наклонились собрать их. Холл накинул край кружевного покрывала на плечи невесте, и оно осталось лежать, сверкая, как свежая пороша. Маура улыбнулась и поцеловала его.

Прочие ахали и охали, восторгаясь красотою и тонкостью работы.

– Красота какая…

– Отродясь ничего подобного не видала…

– Старинное, видать, взгляни, какое тонкое…

– Во-от, а попробуйте-ка сделать такое за день, на грубой, железной машине! – самодовольно заметила Дирдре.

– Нет, все это плелось маленьким костяным челноком в течение многих лет, и не одна пара рук на это потребовалась! – подтвердил еще кто-то из стариков.

– На карточке написано: “С наилучшими пожеланиями и тысячей благословений!” – сказала Орхадия.

На этом подаркам пришел конец. Роза, Калла и прочие дамы принялись обносить гостей деревянными кубками. За ними следовали их мужья с бочонками вина. Большим гостям вино налили в чаши побольше. Те были очень тронуты, что о них позаботились отдельно.

Данн хотел было выпить, но Деннет удержал его руку.

– А как же тост за новобрачных? Студент-новичок виновато усмехнулся:

– Извините. Наверно, я слишком торопился выпить за их здоровье.

Мастер поднял руки, призывая всех к молчанию.

– Прежде чем все развеселятся настолько, что утратят способность что-либо понимать, я хотел бы сделать еще одно объявление. Я хотел бы, чтобы через три дня все мои старшие студенты представили мне реферат не менее чем на четырех страницах на тему: “Психологическое воздействие индустриальной революции на жителей крупных населенных пунктов Европы того времени”. Это все.

Кейт, Данн и Диана дружно взвыли и полезли за ручками и блокнотами. Тери Нокс и Ли Эйсли переглянулись и вздохнули с облегчением: их это не касалось.

– Знаете, Мастер, мне вас очень не хватает, – сказал Ли, – но я так рад, что мне больше не нужно делать домашние задания!

Он поднял свой кубок, приветствуя наставника. Тот сурово, но снисходительно взирал на него поверх очков.

Холл сжал руку Мауры и обернулся к Кейту, подняв свободной рукой свой бокал.

– Кейт Дойль, без тебя сегодняшняя свадьба могла бы не состояться. Не соизволишь ли ты произнести первый тост? – спросил Холл.

Кейт залился краской:

– Почту за честь…

Он прокашлялся, спешно сочиняя тост, который был бы не слишком длинным, не слишком слюнявым. Воцарилась тишина, все взоры обратились в его сторону. Кейт улыбнулся:

– Я желаю моим друзьям, Холлу и Мауре, счастья и всех благ, – сказал он, поднимая свой деревянный кубок. – Это первый день вашей новой жизни. Постарайтесь прожить ее как можно лучше!

– Молодец! – шепнула Диана, сжав его локоть.

– Очень глубокая мысль, – ехидно заметил Пэт Морган, приподняв брови. – Ты не пробовал сочинять надписи к поздравительным открыткам?

– Мне она понравилась! – сказал Холл, чокаясь с невестой. – За сегодняшний день и за все грядущие!


Содержание:
 0  вы читаете: Высшая мифология : Джоди Най  1  Глава 2 : Джоди Най
 2  Глава 3 : Джоди Най  3  Глава 4 : Джоди Най
 4  Глава 5 : Джоди Най  5  Глава 6 : Джоди Най
 6  Глава 7 : Джоди Най  7  Глава 8 : Джоди Най
 8  Глава 9 : Джоди Най  9  Глава 10 : Джоди Най
 10  Глава 11 : Джоди Най  11  Глава 12 : Джоди Най
 12  Глава 13 : Джоди Най  13  Глава 14 : Джоди Най
 14  Глава 15 : Джоди Най  15  Глава 16 : Джоди Най
 16  Глава 17 : Джоди Най  17  Глава 18 : Джоди Най
 18  Глава 19 : Джоди Най  19  Эпилог : Джоди Най
 20  Использовалась литература : Высшая мифология    
 
Разделы
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


электронная библиотека © rulibs.com




sitemap