Фантастика : Юмористическая фантастика : Хроники Мианора : Екатерина Николаичева

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36

вы читаете книгу




Представьте, что вы вор… Представили? Нет? Впрочем, неважно. Вы — вор, притом один из самых ловких воров в мире! Вам семнадцать, у вас совершенно безбашенный характер, и к тому же вы до смерти боитесь некромантов…

Вот о них мы и поговорим… Страшно? Нет? Ну и замечательно, ведь кроме того, что вы вор, у вас еще и замечательное чувство юмора…

Часть первая

ПРОСТЫЕ БУДНИ ВОРОВСКОЙ ЖИЗНИ

ПРОЛОГ

На скале, нависающей над высохшим руслом реки, стояло дерево. Нет, не так. На скале, нависающей над высохшим руслом реки, стояло Дерево. Нет, оно вовсе не было легендарным, необычайным, особо редким эльфийским Эланором, и даже не было вездесущим и таким родным могучим дубом всех времен и народов. Но на одной ветке безымянного дерева, склонившейся над самым обрывом, сидел худощавый юноша и деловито привязывал толстую веревку на другую, чуть повыше.

Веревка явно не поддавалась, юноша периодически хмурился и поглядывал на чуть светлеющую линию горизонта. До рассвета было полчаса. Вокруг простиралось поле, которое пересекал безлюдный в это время тракт, и некому было остановить решительно настроенного юношу. Вот лег последний узел и тут же развязался…

— Вот демон! — выдал парень. И чуть не сорвался.

Глава 1

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ

Все демоны Круга! Как же так? Почему, почему из всех вездесущих, таких же, как и я, удачливых бродяг, богиня неудачи посетила именно меня? Непонятно? Поясню. Начать с того, что совсем недавно, дня три назад, я успешно провернул одно крупное дельце. Мне несказанно повезло, я наткнулся на настоящий клад! Завершил я это самое дело… Да, кому неизвестно, сообщаю: я — вор с семилетним стажем, специализируюсь в основном на драгоценностях, деньгах и особо ценных предметах разных мастеров, оружие в том числе. Так вот, окончив дело, я отправил полученный капитал в столицу, где сравнительно недавно приобрел себе небольшой особнячок и складировал накопленное, теряясь в догадках, сколько же на самом деле у меня уже денег. И уже два дня пребывал на заслуженном отдыхе.

Тут в таверне того же городка, где жил хозяин опустевшего домика, подходит ко мне один человек. Мол, так и так, вот заказ, нужен исполнитель. Вообще-то я не очень люблю непроверенные заказы… А тут как демон за язык дернул: согласен! Да ладно, какой демон? Жадность меня сгубила, жадность… Хм, видели бы вы, сколько мне должны были заплатить! И нет бы заподозрить неладное… Нет, я с радостью кинулся в очередную авантюру. Дело-то было простое. Всего-то выкрасть одну не особо крупную вещичку (заколку на голову, ха!) да принести в назначенное место. Хотя слегка озадачивало место хранения… тьфу ты! Озадачивало… Да там, в заказе, прямым текстом было: влип ты, парень, как девственница в лунную ночь, попавшаяся к особо извращенному некроманту. А хранилась эта вещь… в парке. Да-да, в самом настоящем парке! В дупле какого-то дерева. Хранилась… В общем, выкрал я ее. Не сложно, да?

Вот только заказчик на место встречи не явился — это раз; заказчик оказался хозяином того самого домика, который я обокрал, — это два (я потом из надежных источников вызнал); хозяин той самой вещички некромант — это три… Так, стоп! Некромант. Этих магов у нас в империи не любили. Да что там — их терпеть не могли. Особенно всем известная и знакомая по слухам Академия магов. В общем, они были запрещены и их усердно ловили. Да только поди поймай тех прохвостов: империя-то большая, а людей, понимающих в этом, не так уж и много. Заявит на кого один такой вот старатель, и не докажешь, некро он или нет. Императрица вообще на сторону смотрит. Вот и беспредельничают у нас некроманты, как хотят. Сурьезные ребята… Бежал я из города быстро. Даже очень. До тех пор, пока до конца ночи не осталось полчаса. И тут заприметил подходящее место, то есть дерево… Нет, конечно, идея не блестящая, но чем не выход?

Я снова завязал десять раз проклятый узел и наконец удовлетворился проделанной работой. Осуждаете? Не стоит. Поверьте, это самый лучший выход в данной ситуации. О некромантах и, в частности, об их мести ходят ужасные слухи, даже легенды. И вовсе не все из них только слухи или сказки. Попасть в руки к некроманту страшно, жутко и вполне достойно жалости. Уж лучше смерть, это знает каждый в Мианоре, да и не только в нем… Тэк-с, петлю на шею, шею в петлю… Ух! А может, не надо? Стра-а-ашно ведь… Да! Может, я еще убегу. Срочно слезаем…

Ветка, на которой я совсем недавно с такой опрометчивостью располагался, задумчиво хрустнула… И я рухнул вниз, с обреченностью повешенного чувствуя, как петля затягивается на моей многострадальной, ни в чем не повинной шее. Последней мыслью было: был вором и умер как во-о…


…А в это время императорский дворец стоял на ушах. В переносном смысле, конечно.

— Нашли?

— Не-а.

— А-а-а-а!

— Как же так?

— !

— Нашли!.. — счастливо улыбается Владетель Арек-дар.


В зале Совета висела сосредоточенная тишина. Посреди зала под прицелами тринадцати (символично, а?) пар хмурых глаз стоял паренек лет семнадцати. Внешность у него была довольно примечательная: золотисто-льняные длинные волосы заплетены в косу (как это принято в императорском роду), достигающую до пояса; раскосые, ярко-зеленые глаза смотрят на мир с почти детской невинностью; худощавое, но жилистое телосложение намекало, что парень не чужд боевым искусствам, а в черты лица влюбилась бы любая смыслящая в красоте девушка, что в общем-то и происходило, вгоняя младшего имперского принца (а это был он) в невыразимую тоску.

— Итак, принц… Чем вы себя оправдаете на этот раз?

«А сколько пафоса! Сколько ехидства!» — думал в это время принц. Он давно уже привык к подобным выволочкам Совета Владетелей, и в общем-то это давно основательно наскучило ему. Чего не скажешь о тех «проделках», которые он стал совершать с особым шиком теперь, когда родимая венценосная сестрица сохла по соседнему императору (бедняжка император), а старший братец с головой ушел в имперские дела, спешно ее замещая. Если вы увидите бродящего по дворцу упыря с зеленоватым лицом и красными глазами, не пугайтесь. Это всего лишь старший имперский принц Эвариан.

— Ну-у-у, понимаете, все дело в том, что я в общем-то ни в чем не виноват… Я только следовал советам всеми уважаемого советника Арек-дара.

— Что-о-о? Да я, да вообще!..

— Спокойно, Арек-дар. Принц, поясните.

— Ну как же, помните, что вы сказали мне в прошлый раз? Нет? Вы сказали: «Ваше высочество, займитесь чем-нибудь полезным»… Вот я и решил заняться тем, что считаю таковым! — жизнерадостно возвестил юный нахал.

— Вы считаете, что пугать и без того напуганных жителей дворца некими мнимыми привидениями, инсценируя всякие страсти, — это полезно?

— Ну-у-у почему сразу мнимыми?

— А какими же? Откуда в императорском дворце, оплоте высшей государственной власти, может появиться хоть одно захудалое привидение?

— Хм… вон одно точно есть. — И с самым непринужденным видом принц ткнул пальцем куда-то за спину одного из Владетелей. Все тотчас поспешили оглянуться… — Как вам? Сам вызывал!

— З-за-зачем?

— Для укрепления шаткой и ненадежной психики обитателей нашего дворца, дабы при столкновении с одним из некромантов они не теряли мужества и стойкости духа! — И, недолго думая, принц рассказал, как ему удалось все провернуть.

С этим привидением приключилась особая история. Когда известный своей безбашенностью младший имперский принц Ледоник шлялся по многострадальному императорскому дворцу, маясь от безделья после очередной выволочки Совета (весь дворец в ужасе притих, ощущая приближение новой катастрофы), совершенно случайно, как это бывает, он обнаружил один из многочисленных тайников дворца. В тайнике, как ни странно, лежали вовсе не деньги или драгоценности, а старая, потрепанная книжечка с сомнительной надписью: «Духи. Быстро и безопасно». Прочитав основы, Ледоник обнаружил довольно привлекательное и, несомненно, полезное заклинание, которое вовсе не требовало каких-то особых знаний. Все, что было нужно, — это начертить пару непонятных рун на полуда выкрикнуть несколько таких же слов. Раз-два и дело сделано! Ну и что, что призванный дух оказался юной прелестной служанкой, свернувшей себе шею на одной из многочисленных лестниц дворца? Главное — результат. А он был, да еще какой! Бедные обитатели дворца…

— Боюсь, вы переступили границы, принц, — привычно начал советник Владек, но тут же голос его заледенел. — И я попрошу вас удалиться, дабы вы не могли препятствовать дальнейшему обсуждению вашего поведения и вынесению полагающегося наказания. Да-да, ваше высочество, отвертеться на этот раз вам не удастся!

Внутри у Ледоника все перевернулось — что-то явно было не так, но что?

Тем не менее принц с достоинством кивнул головой и неспешно удалился… Для того чтобы сразу же за дверью резко развернуться и почти бегом свернуть в один из многочисленных коридорчиков, нащупать нужный камень и, с легкостью бывалого знатока местных тайных ходов, проникнуть через узкое, но довольно функциональное отверстие в стене к самой своей цели.

В зале Совета Владетелей стояла гробовая тишина. Впрочем, недолго.

— Катастрофа!

— Беспредел!

— Будет международный скандал!

— Это конец!

— Кто-нибудь! Изгоните уже этого несчастного духа!

…Тут надо немного отступить от рассказа и пояснить, что же представлял собой Совет Владетелей Мианорской империи, наравне правящий с императорами рода Мианора. В Совет входили самые влиятельные люди империи. Некоторые из них были непревзойденными воинами и стратегами, другие добились успехов на экономическом поприще, встречались и маги, но их было меньшинство, всего четверо. Маги, как правило, держались несколько в стороне от власти, что вовсе не уменьшало их влияния в империи. Но все Владетели, несомненно, были очень мудры и многое повидали на своем веку, поэтому все важнейшие решения император или императрица согласовывали с ними, а уже менее важные вопросы Совет вполне мог брать на себя. Вот, например, куда бы приткнуть младшего имперского принца Ледоника, тем самым избавившись от жуткой ходячей проблемы, вгоняющей Совет в непроглядную тоску вот уже семь лет, как раз со смерти императора, отца трех детей. Старшей, Анадель, в то время стукнуло двадцать три, возраст, когда можно всходить на престол, принцу Эвариану, необычайно серьезному парню, исполнилось восемнадцать, а вот младшему, Ледонику, тогда исполнилось только десять, самый проблемный возраст, между прочим. И вот с тех самых пор… А уж в последнее время…

Наконец кто-то из магов изгнал призванное существо, и в зале установилось относительное спокойствие.

— Всем нам известно, господа, каково нынешнее положение вещей и каковы будут последствия, если информация просочится за стены этого зала. — Как всегда, речь начал один из самых влиятельных в Совете Владетелей, маг Онорин. — И, в свете случившихся событий, ни у кого из присутствующих здесь не осталось сомнений, что в роду императоров появился довольно сильный маг, более того, с явным присутствием дара некроманта. Решение по поводу дальнейшего будущего его высочества нужно принимать немедленно. В связи с этим предлагаю выслушать предложения каждого.

Зал наполнился невообразимым гулом, каждый из тринадцати Владетелей хотел высказать свое мнение. Внезапно все говорившие умолкли, с почтением глядя на поднявшегося советника. Окинув всех внимательным взглядом серых пронзительных глаз, Владетель Лестар Вышесмотрящий, непревзойденный воин и разведчик (сейчас он заведовал разведкой, хотя занимался в основном иностранными делами) покачал головой и значительно произнес:

— Парень маг, это неоспоримо. Так почему бы нам не предоставить разбираться с возникшей проблемой магам? Отдадим принца в Академию, разумеется тайно.

Разом посеревшие от открывшейся перспективы Крайдек, Онорин, Теллариус и Араника Проницающая открыли было рты, для того чтобы высказать явно отрицательную точку зрения, но остальные советники разом одобрительно загудели, так что возможности отказаться не получилось, маги оказались в меньшинстве. Решение было принято. Завтра с утра младший имперский принц под видом очередного богатого дворянского сынка отправляется в Академию магов, чтобы начать обучение этой незаурядной науке и, несомненно, стать причиной инфаркта многих находящихся там магов…

— Заседание Совета окончено! — сообщил Норед, главный экономист империи, и Владетели, общаясь между собой, отправились по своим многочисленным делам.

…А в одном из тайных переходов, на холодном пыльном полу, опираясь спиной о стену, сидел младший имперский принц Ледоник, семнадцати лет от роду, ошарашенный взгляд зеленых глаз которого в полной прострации упирался в потолок…


По полю на сером коне ехал человек. Этот человек начисто игнорировал пересекающий поле тракт, а потому не мог быть замечен юношей, деловито привязывающим кусок веревки к одной из веток чахлого деревца, нависающего над высохшим руслом реки, также пересекающим поле. Заметив юношу, человек остановил коня и некоторое время с одобрением наблюдал за парнем. Веревку тот прилаживал вполне профессионально, что довольно редко можно было встретить у молодежи. Наконец с веревкой было покончено, и лишь тогда до воина (на это указывала торчащая из-за спины рукоять меча и легкая, но крепкая кольчужка, почти незаметная под кожаной курткой) дошло, для чего, собственно, молодой парень посреди безлюдного поля решил прикрепить веревку на ветке одиноко стоящего дерева…


Темно. Что ж, я умер, и это вполне объяснимо. Но почему, демон меня подери, тогда так болит шея? Или так и должно быть? Стоп. Раз у меня есть шея, то есть и все остальное. Может, попробовать открыть глаза? И-и-и рраз! Левый. Два-а… Правый. Небо. Изумительно! Пожалуй, это самое хорошее, что есть после смерти.

Я осторожно скосил глаза вправо и некоторое время с удивлением разглядывал подозрительно знакомое дерево. А-а-а! Мгновение — и я уже на ногах. Зря. В глазах приветливо заплясали цветные зайчики, птички и даже лошадки… Я покачнулся, как с похмелья, опасно накренясь влево… Падение было неизбежно. Но тут же был бережно и заботливо поддержан твердой рукой и медленно и аккуратно усажен на землю. Э-э-э… Бережно? Заботливо?

— Куда же ты вскочил? — укоризненный мужской голос, мне незнакомый.

Некромант! Я в ужасе дернулся, вырываясь, брякнулся башкой о землю, а в глазах неожиданно прояснилось. М-да-а… Клин клином вышибают. И тут же с облегчением вздохнул. Кем бы ни был так не вовремя спасший меня человек, он не некромант. Начать с того, что он был воином. Да-да, самым настоящим воином. Довольно молод, хотя для меня уже старик: выглядел он лет на двадцать пять, когда мне исполнилось только-только семнадцать. Из-за плеча, на наспинных ножнах, торчал полуторник (золотых на семь, по привычке прикинул я), прочная кольчужка, пара не особо скрытых кинжалов, и — никаких знаков принадлежности к гарнизону одного из многочисленных замков империи. Значит, вольнонаемный. Серьезный парень.

Теперь о его внешности. Пепельные, коротко остриженные волосы свободно рассыпаются на ветру, смуглая, чуть обветренная кожа, нос с легкой горбинкой, сурово сжатые губы, подбородок выдается вперед, свидетельствуя о нелегком характере, рост чуть выше среднего, плечи широкие, но не излишне. Но больше всего меня поразили его глаза — огромные, глубокого синего оттенка, того самого, который иногда можно увидеть на предвечернем небе, свидетельствующие, что у воина имеется хотя бы капля эльфийской крови. Он с явным интересом разглядывал меня (а как же, когда ему еще встретится вор, собственноручно сооружающий себе виселицу?).

— Шамир. Можно просто Шэм, — представился он.

— Ил, — коротко и ясно. Ой… Это что — мой голос? — Какого демона?! Куда ты полез? — возмущенно хриплю я, преодолевая боль в горле. Все, у меня истерика. Иначе как объяснить то, что я явно недоволен тем, что мне спасли жизнь?

Не отвечая, Шамир подкинул пару веток в горящий костер. Только тут я заприметил его, как, впрочем, и серого коня, пасущегося неподалеку. Позор! Как я их не заметил? Или я провисел в петле некоторое время, пока они меня не нашли? Я еще жив? Чудно!

— Мне показалось, в последний момент ты передумал.

— Тебе показалось! — огрызнулся я, делая очередную попытку встать. На этот раз у меня получилось. — И вообще, какое тебе дело?

— Никакого, — согласился Шэм, силой усаживая меня обратно.

— Пусти! — жалкая попытка вырваться.

Я беспомощно замираю на месте, чувствуя предательскую слабость во всем теле. М-дя-а… Убежать явно не удастся.

— Понимаешь, — проникновенно начал он, — с годами я понял, что жизнь — дорогая штука, ее надо беречь…

Я картинно закатил глаза и сделал вид, что падаю в обморок. Впрочем, симулировать не пришлось, организм явно не перенес издевательств моего актерского таланта и поспешил отключиться от всех внешних раздражителей. Я радостно улыбнулся обнимающей меня бархатной темноте….


Некоторое время Шамир пытался привести ненормального юношу в себя, но увидел, что тот отключился надолго, и отстал. Подкинул несколько веток в костер и серьезно задумался. Он сам не знал, зачем спас самоубийцу, но точно знал, что пропасть своим трудам теперь не даст (дурацкая веревка оказалась на удивление крепкой, и он затупил об нее не один кинжал). Шэм тяжело вздохнул, вспоминая реакцию парня на его спасение. Что-то подсказывало ему, что дальнейшее путешествие станет более сложным и непредсказуемым. Костер наконец разгорелся, и в его свете воин смог более четко рассмотреть новую проблему, появившуюся на горизонте его жизни.

…Ничего особенного, в общем. Парню лет семнадцать. Черные, как сама ночь, волосы, кажущиеся серыми из-за осевшей на них пыли, собраны в небрежный хвост, достигающий лопаток. Тело худощавое, гибкое, но с боевым искусством явно незнакомое. Упрямо сжатые губы даже в бессознательном состоянии указывали на вздорный характер; на лице навечно застывшее ехидное выражение, так не соответствующее тому образу самоубийцы, каким Шамир его рисовал. Хотя много ли он встречал самоубийц? Может, этот парень сумасшедший? Поддавшись внезапной мысли, воин наклонился вперед, желая рассмотреть в чертах лица юноши признаки безумия. Внезапно, словно почувствовав взгляд, тот широко распахнул глаза, и в свете начинающегося рассвета сверкнули два нахальных ярко-зеленых глаза… Шамир рефлекторно отшатнулся, отводя взгляд, а когда снова посмотрел, парень вновь находился в забытьи. Шэм опять подкинул пару веток в костер. Странно, насколько он слышал, такой чистый зеленый цвет глаз был только у одного человека в империи. Выходит, врут слухи.


Над империей всходило солнце. Яркие огоньки росы тут и там сверкали в траве, в кронах деревьев, в цветах…

В самом центре империи, в ее столице Импералеаде, в одной из дворцовых комнат, ругался на чем свет стоит младший принц Ледоник, с тоской глядя в свое будущее и прикидывая, какова будет его месть.

Там же, на одной из башен, мечтательно глядя вдаль (по направлению к соседней империи, Кароле), стояла светлейшая императрица Анадель, прикидывая в свою очередь очередную дозу приворотного зелья для императора Валентина.

Где-то в Академии спешно заседал совет магов, которым сообщили о прибытии нового ученика с даром некроманта (вот только не сказали, что это будет принц).

В одном небольшом городе, Южеле, гуляя по парку, проклиная все и вся на одном из темных наречий, бродил могущественный некромант, не сумевший взять след, и теперь спешно придумывающий план перехвата того талантливого вора, столь грамотно заметшего следы.

А в полутораста милях от этого города, у разведенного костра, сидел бывалый воин и с любопытством разглядывал того самого вора, находящегося в бессознательном состоянии и совсем недавно сооружавшего самому себе виселицу. Пожалуй, только он один в этот утренний час безмятежно пребывал в покое. А в его волосах красовалась симпатичная заколка, изображавшая золотую змейку с глазами-изумрудами. Вот солнечный луч скользнул по волосам юноши и как бы невзначай коснулся заколки. Змейка сладко зевнула и улеглась поудобнее.

Все только начиналось…

Глава 2

ПЕРВЫЙ КАМЕНЬ ЛАВИНЫ

Император Валентин, правящий соседствующей с Мианором империей Каролой, ожидал завтрака. Внезапно дегустатор императорской пищи вытаращил глаза, провыл нечто неразборчивое, вытащил приготовленный после предыдущих дегустаций портрет и с упоением начал его лобызать. Император привычно закатил глаза и поинтересовался у появившегося из воздуха придворного мага:

— Что на этот раз?

— Изумительно! — восхищался мэтр Ижэн, присматриваясь к дегустатору. — Какая невероятная изобретательность! Какой редкий состав! Помилуйте, ваше величество, да на вашем месте я б женился на этой женщине только за ее неугомонное воображение и упорство!

— К несчастью, вы не на моем месте, — кисло скривился Валентин.

— Ваше величество, она ведь не остановится. Почему бы вам действительно не попробовать? В конце-то концов, вы виделись с ней всего один раз, да и то семь лет назад, при восхождении ее на престол. А тогда были не лучшие времена. Подумаешь, мать была эльфийкой! Подумаешь, красные волосы и глаза! Подумаешь, характер прожженной стервы… э… я хотел сказать… ну вы все поняли! — сказал маг и телепортировался обратно в свою башню, прихватив беднягу дегустатора.

— Алессьер!

— Да, ваше величество!

— Передай свите, чтобы собиралась в дорогу! Мы едем в Мианор, свататься к императрице. — И, не обращая внимания на вытянувшееся лицо главного дворецкого, Валентин, так и не решившийся позавтракать, отправился к себе.


Голова болела немилосердно. Странно, я же вешался, при чем тут голова? Памятуя прошлый вечер, я медленно поднялся. Надеюсь, Шамир уже ушел и находится далеко от меня, чтобы помешать очередной попытке покончить жизнь самоубийством. Валяясь в беспамятстве, я потерял много времени, следовательно, смыться от некрофила мне уже не удастся. И вообще, для того, чтобы избавиться от этой головной боли, я готов и не на такое. Э-э… Что?

Я наконец-то соизволил открыть глаза (но рук от головы не убрал, боль была ужасна) и узрел того самого так не вовремя вмешавшегося воина, засыпающего костер землей и явно собирающегося в дорогу. Демоны! Он все еще здесь. А у меня, похоже, появилась мания самоубийства.

— А-а-а… Очнулся-таки. Собирайся, поедешь со мной.

— Это еще почему?

— А у тебя есть куда пойти еще?

Я благоразумно промолчал. Покосился на обрывок веревки, болтающийся на ветке деревца (не удержался и позлорадствовал, представляя, как воин лез по ней и сколько кинжалов затупил об стыренную мной где-то эльфийскую веревку), тяжело вздохнул и направился в сторону дерева. Уже влезая на столь приметную ветку, услышал взволнованное:

— Эй, ты чего?

Обернувшись, увидел слегка ошалевшего Шамира.

— Собираюсь, — коротко оповестил его.

— На тот свет? — возмутился Шэм.

— Это, — ткнул в сторону веревки, — все мое имущество. Не оставлять же здесь? — и молча, не обращая внимания на ошарашенного воина, принялся развязывать то чудо, которое я вчера намудрил.

Действительно, спешно убегая из Южела, я явно был не в себе. Обычно я очень предусмотрителен и запаслив, но на этот раз нервы у меня окончательно сдали, особенно если учесть, что я захватил с собой. Или, что еще интересней, стянул по дороге. Почему-то последние часы моего побега, примерно за милю от города, отчего-то стерлись из моей многострадальной памяти. Видимо, организм решил не травмировать мое сознание и поспешно отключил все воспоминания. Представить не могу, как я полсотни миль пешком отмахал, еще и без остановок. Да! Чуть не забыл, что там с этой заколочкой? Я в растерянности провел рукой по волосам… Вот она! Поспешно сдернул заколку с волос, отчего серые от пыли пряди упали мне на нос, и внимательно разглядел причину моих несчастий. Странно, но даже в этот момент, когда я находился в полном сознании, мысль о том, что можно выбросить эту вещь, так и не пришла мне в голову. Заколка, к моему счастью, не выглядела дорогой, что давало ей возможность не привлекать к себе внимание, но выглядела все же необычно. Сделана она была из темного золота, в виде свернувшейся в замысловатую руну змейки с небольшими глазами-изумрудами. Артефакт, несомненно. Но, как ни странно, отнюдь не некромантский. У тех обычно присутствует некая зловещая аура… Уж такие, поверьте бывалому вору (семь лет опыта как-никак), я видел. Интересно, что он может делать?

— Эй, чего застрял? — окликнул меня воин.

От неожиданности я чуть не сверзился, поспешно закрепил артефакт на своих волосах (потом разберусь), отвязал веревку и, легко сбежав по стволу дерева, направился по дороге мимо ошалевшего от моей выходки Шамира. Впрочем, прошел я немного.

— Нам в другую сторону, Ил, — сообщил воин и пустил коня шагом.

Я обмер… Насколько я помнил, в той стороне находился Южел.


Принц Ледоник с любопытством огляделся. Нет, простите… Младший сын владетельного графа Ледиан Семиречный, приехавший на обучение в мианорскую Академию магов, с любопытством огляделся. Собирался принц недолго, так что отъехал быстро и теперь уже находился во дворе великолепного здания Академии, этакого воздушного замка с множеством галерей, переходов и башен. Ледиан пакостно улыбнулся, что как-то не вязалось с его невинной внешностью, предвкушая очередное развлечение, окинул хозяйским, взглядом замок и направился к главному входу. Ректор Академии, сухонький, невысокий человек, удивительно молодо выглядел для своих четырехсот тринадцати лет. Средняя продолжительность жизни простых людей была не более трехсот лет, эльфов — до одной и более тысяч, драконов — за пять тысячелетий, вампиров, гномов и друидов — наравне с эльфами, демонов — неизвестно, магов — не более тысячи. Ректор встретил нового ученика на удивление спокойно, без истерик и причитаний, сообщил ему правила и отправил заселяться в свою комнату, которую, кстати, он занимал один (видимо, во избежание разных инцидентов, связанных с некромантовским даром).

Насвистывая какую-то только ему знакомую песенку. Лед пинком распахнул дверь своей будущей комнаты.

— М-да-а… — задумчиво выдал он, обводя помещение скептическим взглядом.

Тяжело вздохнул и захлопнул за собой дверь, принимаясь за самое неблагодарное дело для принца: за уборку пыльного нового дома.

Примерно через час, весь в пыли и грязи, Лед, хихикая, вылезал из-под кровати. «Похоже, до меня здесь жил еще один некромант», — думал принц, разглядывая череп некой нежити, известной в Мианоре и во всех прилежащих империях и королевствах как «виверна агрессивная».

Внезапно раздался стук в дверь. Ледиан недовольно поморщился, но решил не игнорировать посетителя и направился к двери. Он уже протянул руку, чтобы распахнуть ее, но тут у пришедшего явно закончилось терпение, и Лед еле успел отшатнуться от двери, распахнутой обычным способом принца — пинком. За дверью стоял довольно высокий, на голову выше Ледиана, парень. «Родственник герцога Радонежского», — определил по вышитому на одежде гербу наш принц. Некоторое время рыжеволосый парень тупо разглядывал блондина, а потом, внезапно побледнев, закатил глаза и рухнул в обморок прямо под ноги донельзя удивленному принцу. Тот, немного подумав, схватил парня одной рукой за ногу и, пару раз стукнув того головой о порог, втащил в свою комнату. От матери, светлой эльфийки, ему досталась недюжинная сила при довольно хрупком телосложении. Взгляд полностью растерявшегося Леда скользнул по стене, наткнувшись на зеркало… А через мгновение, выпустив череп из рук, Ледиан Семиречный корчился на полу от неудержимого хохота. Затем, вскочив, поспешил в ванную, чтобы умыться. Вернувшись, застал рыжего за внимательным разглядыванием черепа. Заметив принца, он вскочил, пару раз растерянно моргнул и выдал:

— А где некромант?

— Я некромант! — ответил Лед, чувствуя, как его инкогнито летит в тартарары.

— А-а-а… — глубокомысленно протянул парень. — Да, кстати, меня Ригом зовут, — и добродушно улыбнулся будущему кошмару Академии.

— Ледиан. Но лучше просто Лед.

Новые знакомые радостно улыбнулись друг другу. Где-то в одной из башен Даймер, ректор Академии, схватился за голову, узнав, что то, что в Академии учится некромант, секретом уже не является. Совет магов наконец-то начал понимать, какую свинью им подложили…


В город мы проходили молча. Хотя нет, молча туда проходил только я, Шамир же насвистывал какую-то веселенькую песенку, вгонявшую меня во все большую и большую тоску…

Направились мы, как ни странно, не в таверну, а прямиком к наместнику города. У входа Шамир оглянулся на мою явно выделяющуюся персону и попросил подождать его там.

— Понимаешь, — вдохновенно втирал мне он, — ты — личность подозрительная, мало ли что, вдруг наместник…

— Расслабься! — радостно улыбнулся ему я.

Дел у меня было невпроворот, и управиться с ними надо было до окончания разговора воина с наместником.

Шамир наконец-то скрылся с моих намозоленных его персоной глаз, и я небрежной походкой направился искать на свою за… гм… на свою голову приключений. Первым делом я, конечно, наведался в парк. «Зачем?» — спросите вы. Все просто, как руна смерти в руках некроманта. «Если беда не идет к герою, то герой идет к беде!» — так гласит мианорская народная мудрость. Хотя ладно, какой я там герой? Поперся я туда только по собственной дурости, и никак иначе. А как тогда объяснить, что я, как последний придурок, отправился в сумерках в самую неблагополучную в это время часть города? Наткнувшись на лихих людей, я уже не удивлялся. Вообще-то я, как вор образованный (ну и выраженьице!), занимающийся воровством исключительно мирными методами, ничем таким воинственным не занимался и до этого времени счастливо избегал подобных встреч, даром что вором стал с десяти лет. Зато я очень быстро бегал… по крышам. Ха! Да, стоило посмотреть на вытянувшиеся лица грабителей, когда я с легкостью ласточки взмыл вверх по совершенно ровной стене и, весело помахав им ручкой, припустил прочь. Адреналин и несдерживаемая веселость бурлили в крови, я спрыгнул с крыши и свернул в самую гущу парка… Где и наткнулся на некроманта. Не узнать его было бы сложно. Начать надо с традиционного черного плаща, небрежно накинутого на плечи высокого бледного человека. «Хоть бы белый надел, для прикола!» — мелькнула совсем неуместная мысль. Кроме того, как я уже говорил, от этого некро исходила та самая зловещая аура, присущая всем некромантским артефактам. Ну и, в заключение, в руках он держал длинный, но почему-то тонкий, как тросточка, черный посох с недвусмысленным знаком некромагии на навершии.

— Здравствуй, — грустно сказал некромант.

— И вам не болеть, — вежливо ответил я и поспешил смыться.

И тут же уткнулся в магическую стену.

— Куда же ты? — Узнал, обреченно решил я. — Может, поговорим?

Рехнулся, дошло до меня. Вот только я или он?

— З-зачем?

— Скучно… — выдал некромант.


…Разговор с наместником прошел удачно. Предвкушая ужин и мягкую постель в одном из трактиров, Шамир вышел на улицу и застыл на месте. Нет, он, конечно, понимал, что его разговор продлился долго, и навряд ли молодому и непоседливому пареньку легко было усидеть на месте. Но в том-то и дело, что обычным парнем Ил как раз таки и не являлся, более того, был потенциальным самоубийцей, и представлять, куда и зачем он отправился гулять по ночному городу, можно было до бесконечности.

С усыпанного звездами неба весело подмигивала луна. Шамир стоял, обхватив руками голову, а в его воображении рождались сцены одна другой страшнее. Похоже, горячий ужин и теплая постель срочно отменялись…


Лед сладко зевнул и перевернулся на другой бок, продолжая спать и нагло игнорируя громовой стук в дверь, с вечера припертую стулом. Наконец стул не выдержал, и в комнату влетел взлохмаченный и возбужденный Риг.

— Вставай, чудо, мы опоздаем! — но Лед даже не услышал. — Слышь, ты! А ну кому сказал, немедленно-о-о! — Голос Рига перешел в ультразвук.

— Сгинь, нечисть! — Рука Леда, явно отдельно от его сознания, описала замысловатую фигуру, и Риг, не ожидавший ничего подобного, с помощью какой-то неведомой силы с веселым треском впечатался в стену.

— Это я-то нечисть? — обиженно пробормотал он. — Ну ничего, щас что-нибудь придумаю… — Риг немного подумал, затем радостно улыбнулся, склонился к самому уху мирно посапывающего парня и тонким голосом пропищал: — Господин некромант! Я ваша девственница! Возьмите меня!

Бедный, бедный Лед! Над кроватью он подскочил на добрых пять локтей.

Будучи принцем, да еще довольно симпатичным, он не был обделен вниманием особей женского пола. Наоборот, оные, видя в нем невесть кого (сексуального маньяка, наверно), с особым рвением стремились завоевать внимание принца, иногда самыми невероятными способами, а некоторые вообще заявляли о своих намерениях прямо, а то и подливали приворотные зелья… К счастью принца, его матерью была эльфийка, что давало ему возможность не обращать внимания на зелья, приготовленные для человека. Но находились и такие, что применяли и эльфийские снадобья. В общем, жилось принцу неплохо…

И вот теперь, нервный, доведенный чуть ли не до инфаркта, Лед начал понимать, что его просто разыграли… На лице у него появилось свирепое выражение; руки, сами по себе, нащупали увесистую тапку (с парой алмазов в виде украшений).

— Хочешь опоздать? — поспешил выкрутиться рыжий. Лед тяжело вздохнул, но отложил тапку.

— Сейчас, только оденусь.

— Я подожду тебя за дверью! — И, радостный, что сумел вывернуться, Риг выбежал за дверь.

…А в спину ему, придав ускорение, полетели сразу обе тапки…


Демон! Как болит голова! Чем же я так прогневал небо, что каждое мое пробуждение сопровождается такой болью? Что же вчера было-то?

Я постарался открыть глаза и пришел к выводу, что на этот раз во всем виноват алкоголь. Я нервно огляделся, обнаружил себя в парке мирно отдыхающим на травке и принялся лихорадочно вспоминать вчерашний вечер. Солнце светило еще тускло и у самого горизонта, навевая мысли о долгой и бурной ночи.

Так… Сначала грабители, потом бег по крышам, потом… А-а-а! Некромант! Так, что же потом? Некромант, видимо повредившись умом от горя, заявил, что ему скучно, и решил поговорить с первым встречным, то есть со мной. Какое счастье, что он меня не узнал! Или он меня и раньше не знал? Какой ужас! Я же чуть не повесился! Что там дальше? Естественно, говорить прямо на улице оказалось неудобно, и некромант вежливо (!) пригласил меня перекусить в ближайшей таверне. Так, рюмка за рюмкой, стакан за стаканом… В результате мое последнее воспоминание — это горько жалующийся на свою судьбу некромант, сетующий на то, что его Хозяин (такой же некромант, только в сотни раз сильнее) за пропажу некоего артефакта, немного похожего на тот, что носит его собеседник, оторвет ему голову, да еще и не поморщится. Видимо, после этого я отключился, и сердобольный некромант (да, это будет похлеще «образованного вора») отправил меня на то самое место, где мы встретились. И при всем при том он меня не узнал! Нет, спасибо все-таки Шамиру. Шамир! О-о-о! Как же я мог забыть! Наверняка он, как не знаю кто, рыскал по городу в поисках меня, пока я прохлаждался в таверне с некромантом. Нет, кому рассказать — не поверят. Что ж, надеюсь, воин еще в городе. После той подставы светиться новыми кражами было нельзя. Но я все деньги отправил в столицу, а до нее еще добраться нужно. Идти мне действительно некуда было. Шатаясь, я медленно поднялся и побрел в ту сторону, где, по моим прикидкам, мог находиться Шэм. Несмотря на предстоящую выволочку, я был определенно счастлив. Еще бы! Оторваться от некроманта! Как мне это удалось, в тот момент я не думал.


Шамир устал. Всю ночь он пробегал по безлюдным (и не очень) улицам Южела. Ему даже удалось расспросить трех грабителей, но те несли какую-то совершенную чушь. Мол, встретили вампира со светящимися глазами, огромными клыками, но они, видите ли, ему не понравились, и он, представьте себе, улетел! И вот теперь, усталый, голодный, ни на что уже не надеющийся Шэм топал к ближайшей таверне. Внезапно кусты городского парка затрещали, и из них вынырнул, подозрительно счастливо улыбаясь, давешний паренек. Воин уже весь налился гневом, дабы поставить зарвавшегося юнца на место, но бывший самоубийца улыбнулся еще шире и радостно выдал:

— Ой, Шамир, а я вот вчера на минутку отлучился, потом вернулся и стал тебя ждать. А тебя все нет и нет, а тут еще стража сообщила, что ты давно ушел… Я всю ночь тебя искал!

Шэм подавился заготовленной фразой и внимательнее присмотрелся к Илу. Парень выглядел не очень. И без того вечно растрепанные волосы растрепались еще больше, заколка сбилась куда-то вбок, лицо немного опухло и было покрыто многочисленными царапинами. «Бедняга! — в ужасе подумал воин. — Это же надо всю ночь слоняться по городу совершенно беззащитным!»

— Ладно, пойдем, — уже миролюбиво заметил Шэм и направился в сторону той самой таверны…


Я радостно, чуть ли не вприпрыжку отправился за ним. Но на душе все равно остался какой-то странный осадок. Что это? Неужто совесть пробудилась? Да нет, не может быть, семь лет молчала, а тут заговорила… Это, наверное, я просто голоден. В таверну я заходил, уже весело насвистывая подсказанный воином вчера вечером мотивчик. Шамир несколько недоуменно на меня покосился, но решил промолчать. Да знаю я, знаю, что безбожно фальшивлю! Но мне от этого только приятней! Трактирщик, явно не оценивший наряд Шэма и не спешащий с выполнением заказа, медленно перевел взгляд на меня… побледнел и поспешил выполнить заказ самолично. Шэм вопросительно поднял брови.

— Я здесь бывал, — жмурясь от удовольствия, пояснил я.


Все-таки они опоздали. Ненамного, но…

— Ага! — чему-то радуясь, воскликнул маг-теоретик третьей степени Амирад при виде этой парочки. — Первый учебный день, а вы уже опаздываете! Ая-ай, дорогие мои, это вам не праздная жизнь, здесь до обеда не поспишь. Посему, в первый же день, за опоздание буду наказывать: останьтесь после урока, уж я чего-нибудь вам эдакого придумаю. А то ишь развелись тут всякие аристократы! Здесь главное — не положение в обществе, и, думаю, вы скоро в этом убедитесь! А насчет вашего таланта я уже сомневаюсь. Посмотрим, как вы сможете запомнить формулу замыкания, когда даже время начала урока запомнить не в силах!

Весь первый курс сдавленно захихикал. Бедный Риг покраснел до кончиков ушей и стоял опустив голову. О теоретике Амираде в Академии ходили самые ужасные слухи, и один из них — это его способность выставить любого, хоть самого ректора, дураком. Лед же, в отличие от Рига, был непередаваемо спокоен, его невинные, кристально чистые глаза зеленого цвета без всякого смущения разглядывали и теоретика и курс в упор.

Видя, что на его реплику Лед никак не отреагировал, Амирад открыл рот для следующей фразы…

— Вы правы, — обезоруживающе улыбнулся принц. — Но мы, несомненно, постараемся.

Амирад поперхнулся. На его памяти этот парень — единственный, кто не стал спорить с явно не лестными словами. Наоборот. Он еще и согласился!

— Садитесь, — проскрипел маг, махнув рукой в сторону столов. Что естественно, пустым остался один — первый. Лед и Риг тяжело вздохнули, но сели. — Итак, приступим. Записывайте. — И началась длинная, нудная лекция, содержащая в себе правила и основы применения магии.


Я сидел за столом в трактире и блаженствовал. Да, не каждый день выпадает таким! Шэм, утомившись, решил отоспаться в комнате наверху. А я, так уж и быть, остался.

— Привет, Ил! — радостно приветствовали меня сзади и хлопнули по плечу. Рядом со мной плюхнулась на стул подозрительная девица с коротко остриженными рыжими волосами, нахальным серо-голубым взглядом и с милым двуручником за спиной. На ней были надеты кожаные брюки в обтяжку и такая же куртка. В общем, как всегда. Знакомьтесь, сие чудо — Мэй. Моя названая сестрица. Честное слово, я терпеть ее не могу. Просто когда мы побратались… посестрились… тьфу, короче, я был немного не в себе. Вообще история была неприятная, и рассказывать ее не хочу, ограничусь тем, что Мэй спасла мне жизнь. Так вот, я ее терпеть не могу. Начать с того, что она наглая, хитрая, везде сующая свой нос наемница. И еще… еще она зовет меня…

— Опять неприятности, малыш? И куда на сей раз вляпался?

Я еле слышно скрипнул зубами.

— Ах, прости, я забыла, ты же у нас теперь такой взрослый! Месяц назад семнадцать исполнилось!

Мэй — двадцать четыре. Но тем не менее она успела побывать в свои годы в самых жутких местах: в Дакере, городе-крепости, при очередном, но самом мощном прорыве степняков, в Гаросе, городе на границе с Проклятыми Холмами, когда оттуда всякая нечисть с какого-то перепугу полезла, и в Молохе, при набегах орков… В общем, жизнь у нее была веселая. Да, у наемников только такая и бывает.

— Да все в порядке вообще-то, — спокойно заметил я.

— Как же, вижу, что все в порядке! Только вот кажется мне, темнишь ты…

— Какими судьбами? — перебил ее я.

Мэй поспешно заткнулась. Надо сказать, она не просто наемница. Моя сестрица входит в гильдию убийц. Конечно, в вышеперечисленных городах она сражалась как защитница города, но в мирное время (ха, когда это оно было мирным!) она без всяких комплексов и сомнений занимается своим делом. Вот, например, как сейчас.

Мэй тяжело вздохнула и пояснила:

— Да воина надо одного уложить. Вообще такого я не люблю, но тут, понимаешь ли, отказать невозможно.

— Да ну, по-моему…

— Заказчик — некромант, — сказала, как отрезала. И явно не ожидала моей реакции.

— Так ты, выходит, тоже! — яро обрадовался я, улыбаясь до ушей. Брови сестрицы поползли вверх. Я поспешно заткнулся.

— Рассказывай. — У-у-у… голос какой ласковый.

— Да я, вот тут, вот так, некроманта обчистил…

— Что-о-о?!

— Ты только не волнуйся, он все равно меня не узнал, мы с ним встретились, выпили, поговорили, нормально все…

— О-о-о…

— Эй, ты чего?

Сестрица медленно сползла под стол и истерически захихикала там. С соседних столов на нас стали недоуменно оборачиваться.

— Слушай, — всхлипнула она. — Я тут пару грабителей встретила, они утверждают, что видели вампира… Это не ты случайно был?

— Один со шрамом через все лицо, а двое других такие низенькие и коренастые? Как гномы?

— Они и есть гномы, — ответила Мэй.

— А-а-а, тогда это я, — хмыкнул я в ответ. Надо же, какие впечатлительные грабители попались. — Так как твой воин выглядит?

— Он у тебя за спиной, — побледнела Мэй.

— Привет, Ил, — мягко сказал Шэм. — Не познакомишь?


Риг задумчиво просмотрел на свет протертую до блеска вазу, покосился на увлеченного работой Леда и тяжело вздохнул. Все пошло не так. Когда они, сгорая от нетерпения, в ожидании сложнейшего, невыполнимого и интереснейшего задания остались после урока, маг, злорадно улыбнувшись, оповестил наивную парочку, чем, собственно, они будут заняты по окончании учебного дня. Это была катастрофа. Нет, это был конец света! По крайней мере, для Рига:

— П-а-а улице ходила И многих полюбила, Она, она, Суккубою была! — увлеченно выводил Лед, стоя на подоконнике и возя давно уже не чистой тряпкой по стеклу распахнутого окна. Фальшивить он не фальшивил, но данную фразу выводил вот уже полчаса, притом тряпкой возил на одном и том же месте.

— Лед, — ласково позвал Риг, — заткнись!

— Ну вот, — обиделся блондин. — Никто меня не ценит!

— Ну почему? Если ты заткнешься, я буду ценить тебя только за это!

Лед насмешливо фыркнул и беспечно шагнул назад.

— А-а-а-а-а!

Риг задумчиво посмотрел на опустевшее окно и понял, что жизнь прекрасна…

…Лед висел на высоте тринадцатого этажа и остервенело цеплялся за малюсенький выступ, находящийся в паре локтей от печально знакомого окна. Прошло несколько мгновений, и из него выглянула ошеломленная физиономия Рига. Заметила его и радостно, почти дебильно заулыбалась.

— Риг… — многообещающе прошипел Лед. Выступ согласно хрустнул, и парень побледнел (хотя куда уже!). Ррраз! Ненадежная зацепка превратилась в пыль, все ухнуло и понеслось вверх. Э-э-э? Да это Лед, изображая руками ветряную мельницу, полетел вниз! Протестующий вопль донесся до окосевшего Рига и улетел ввысь, в небо, пронзая облака и исчезая в полной насмешливой вечности синеве…


Магистр третьей степени, преподаватель теоретической магии в мианорской Академии магов радостно улыбнулся. Да! Стоило посмотреть на вытянувшиеся лица тех двух высокородных пацанов, прознавших, что предстоит их хрупким безукоризненным ручкам… А что они думали? Сахар кушать? Все так же радостно улыбаясь, Амирад вышел на балкон собственной комнаты, желая отдохнуть после трудового дня. Красота! Небо голубое, облака белоснежные, ветер теплый… Да, не зря платит Совет Владетелей магам-погодникам. Да и климат способствует… А красота какая кругом! Травы зеленеют, птички поют, в общем, лето кругом, спокойно так, ученики ходят, бегают, летают… Э? Летают?! Амирад потрясенно проводил взглядом ученика (распознал он его, как ни странно, сразу). В следующее мгновение, невероятно изогнувшись, парень выбросил левую руку вперед и из последних сил загнал блеснувший в его руке кинжал в сверхпрочный материал, из которого были возведены стены Академии… По инерции беднягу протащило по стене, но тут же лезвие наткнулось на нечто попрочнее (на кости вмурованного в стену некроманта, вероятно… есть такие байки, а как же!) и остановилось. Лед не стал молчать и на чистом светлоэльфийском выдал все, что он думает об открытых окнах, отвлекающих Ригах и, естественно, о магах-теоретиках, являющихся первопричиной всех его сегодняшних бед. Амирад, поспешно записавший пару новых фраз, вежливо кашлянул. Блондин вскинул голову и чуть не свалился, но тут же, извернувшись, ухватился за ближайший выступ. «В роду были эльфы, — констатировал маг. — Стоп! Светлый эльф с даром некро? Куда катится мир!»


Лед нервно улыбнулся. Сейчас он уже жалел, что решил зацепиться именно здесь. Осталось еще восемь этажей, он бы успел…

Внезапно на балкон выбежал Риг, выпучил глаза и завопил:

— Магистр! Там окно! А Лед! А окно! А он! А вниз! Да как! Да завопит!

На этот раз вежливо кашлял Лед. Риг еще больше выпучил глаза, издал радостный клич и кинулся выручать друга… Лучше бы он этого не делал! Злополучный кинжал и выступ одновременно хрупнули, а бедный Лед полетел дальше. На губах его играла печальная улыбка — кинжалов у него больше не было. Взгляд ярко-зеленых глаз скользнул по стене и уперся в небо…

…А в небе играли блики палящего солнца, преломляясь в изгибах облаков и выплетая причудливый узор, ныряя в глубину неба и с триумфом летя вниз, к земле, притягивающей к себе все больше и больше… Неподвижно и огромно было небо в этот миг, поглощая все и вся, зовя за собой, в даль, из которой не было возврата… Да и зачем? Смотри же, смотри в этот прозрачный воздух, столь прекрасный и необъятный, как ничто другое, разве он не стоит того? Дыши им и знай, что нет ничего прекраснее на свете, что нет того, кто смог бы от него отказаться. Внимай этой безумной, невероятной красоте, быть может, она существует только сейчас…


— Знакомься, Шэм, это моя названая сестра Мэйрона, как ты уже понял, наемная убийца. Папа — эльф, наделал делов и смылся, мама — обычная горожанка, нуждающаяся в деньгах, умерла около десятилетия назад… А это, Мэй, Шамир — воин, которого тебе заказали, и человек, спасший мне жизнь, — выпалил я на одном дыхании и замолчал.

— Гм, что-то ты не очень радуешься для спасенного… — промолвила сестрица, вскинув брови.

— А какой человек, решивший покончить с жизнью, будет этому рад? — с иронией поинтересовался Шэм.

Глаза Мэй потемнели до серого оттенка грозовой тучи. Я весь испуганно сжался, смотря в стол.

— Ну-ка, ну-ка…

Я жалобно вздохнул, но наткнулся на тяжелый взгляд Мэйроны и приступил к рассказу…

— В общем, если коротко, то я — вор.

Шамир вытаращил глаза и закашлялся.

— Профессиональный вор. — М-да, от скромности не умру, но заявил это не я, а Мэй. — Специализирующийся на драгоценностях, деньгах и прочей шелухе, в основном обчищая дома особо богатых личностей. — Сестрица ехидно окинула меня взглядом. — Я так понимаю, что он тебе не сообщил об этом?

Шэм потрясенно покачал головой, подозрительно щупая свой кошель, явно набитый не медью. Я обиженно надул губы.

— На такие мелочи не размениваюсь! — Ну да, переборщил с пафосом, вон Мэй как морщится.

— Ну и что же особо жуткое ты стырил на этот раз, что, недолго думая, решил повеситься?

Э-эй! Откуда она знает? Шэм ведь не говорил. Видимо, мысли мои отразились на лице, так как Мэй пояснила:

— Зная тебя, не ошибусь. А ну говори, вор недоделанный!

— Завершил я одно особо выгодное дело…

Шэм поморщился, но промолчал, а я приступил к рассказу…

Рассказать пришлось все: и про грабителей, и про попойку с некромантом, даже про веревку. Единственное, что утаил, так это заколку…


Император Валентин тоскливо окинул взглядом оставшуюся за спиной пограничную заставу.

— Алессьер! Гонца отправили?

Главный дворецкий кивнул.

— А магией было бы надежней! — обиженно вставил мэтр Ижэн. Несмотря на свои неполные триста, иногда маг вел себя, как ребенок. Вот и сейчас он начал ворчать, выводя из себя его пресветлое величество Валентина Карольского.

Император раздраженно фыркнул и подхлестнул коня. В отличие от многих вельмож в своей свите он предпочитал ехать на коне, а не париться в карете.

Прошел еще час-другой…

— Что у нас на пути?

— Город Южел, ваше величество.

Мэтр Ижэн вопросительно вскинул брови. Потом до него дошло, и он жалобно замотал головой, предчувствуя большие проблемы.

— Заезжаем! — коварно улыбнулся Валентин, предвкушая большие развлечения.


Этажи со свистом сменяли этажи. Младший имперский принц Ледоник, под видом сына графа, Ледиана Семиречного, летел и думал. Да! Редко когда ему удавалось делать сие в более спокойной обстановке. Налюбовавшись небом, Лед пришел к выводу, что смерть в общем-то не самое страшное. Не-э-эт! Самое страшное — это ожидание смерти. Вот так летишь, летишь и ожидаешь… Наконец парень решился и глянул вниз. Земля стремительно приближалась. А вместе с ней приближалась и фигура в темном плаще, видимо, только приехавшего в Академию человека. Вот он дошел до предполагаемого места падения Леда и, словно почувствовав что-то, резко вскинул голову вверх. Донельзя удивленный, блондин успел разглядеть огромные, словно выточенные из черного драгоценного камня глаза, смуглое, с резкими чертами лицо (что вовсе не портило его очарования) и немного растерянное выражение на нем. Ха! Немного растерянное… Попробуй тут не растеряйся! «Вампиресса», — отметил Ледиан, прежде чем мир поглотила тьма.


Лика раздраженно пнула дверь ее новой комнаты. Как она ни спешила, успеть в первый учебный день на занятия не удалось. Да еще этот ректор!

«Но вы же вампир! Как так можно!» — передразнила его Анжелика, младшая дочь Повелителя вампиров, который совсем недавно обнаружил в ней способности к магии крови и, что удивительно, к магии воздуха. Это было крайне необычно, и Повелитель решил отправить свою кровиночку инкогнито к людям на обучение, причем не куда-нибудь, а в Академию магов империи Мианор. Вампирша кисло скривилась. Затем, тоскливо окинув взглядом свое жилище, решительно встала и направилась осматривать окрестности, даже не сняв дорожного плаща. После трехчасового блуждания по закоулкам, аллеям и кущам вампиресса возвращалась с явно поднявшимся настроением. Проходя мимо очередной академической башни, она вдруг остановилась, почуяв что-то неладное, и поспешно вскинула голову… Чтобы через мгновение жутко завопить и вскинуть руки, выбрасывая единственный имеющийся в арсенале воздушный щит, мягкий и неровный. Мгновение, другое… Лика подняла голову, чтобы рассмотреть, что там. Пожалуй, она могла бы гордиться собой. Не каждый маг сможет хоть что-то успеть сделать, когда на тебя падает нечто. Нахмурившись, Лика попыталась разглядеть это самое «нечто», не снимая щита, хотя это было нелегко. Видимо, падал этот несчастный с большой высоты… Это был парень, блондин. Глаза у него были закрыты — потерял сознание при столкновении пусть и с мягким, но прочным щитом. Черты лица идеально вылеплены, телосложение не крупное, но гибкое. На нем была надета мантия ученика Академии. С виска парня струилась тоненькая струйка крови, выплетая причудливые узоры на воздушном щите. Лика поспешно убрала щит и еле успела увернуться от рухнувшего вниз тела. Девушка наклонилась к нему.

— Э! Да он еще дышит! — и, не переставая удивляться живучести парня, попутно проклиная его за явно неудавшуюся попытку самоубийства, потащила тело к входу, поспешно прикидывая, где в этом огромном замке может находиться больничное крыло. Но стоило ей только затащить тело в здание, как из-за угла выскочил какой-то рыжий детина и, возопив: «Лед! Твои похороны будут самыми-самыми!..», кинулся к многострадальному блондину, совершенно по-садистски прижимая того к себе. «Сотрясение мозга», — поняла вампиресса, присматриваясь к безвольно обвисшей голове упавшего парня, увенчанной вороньим гнездом. Но тут из-за того же угла степенно вышел какой-то маг, видимо преподаватель. Бросил взгляд на пострадавшего и несколькими фразами отправил рыжика в больничное крыло за… валерианой. Затем закатал рукава и поинтересовался, не хочет ли она, юная вампиресса (та не спорила, с грустью вспоминая, что ей семнадцать), помочь дотащить это чудо до ближайшего целителя.

— Не хочу, — покачала головой Лика. Затем глянула на незнакомого ученика и вздохнула: — Но придется.

И, сдавленно ругая блондина на все лады (в основном на вампирском), присоединилась к пыхтящему магу, разумно не интересуясь, отчего тот не воспользуется левитацией. А то еще пошлет…


Младший имперский принц Ледоник Мианорский открыл глаза и понял, что он ни демона не помнит. Нет, Рига помнит, уборку в кабинете Амирада помнит, а вот дальше — ну никак. Совсем. Он моргнул и попытался что-нибудь разглядеть. Перед глазами поплыло, и он увидел потолок. Лед попробовал подняться. Как ни странно, получилось. Определив характерные признаки, он понял, что заработал сотрясение мозга. Откуда узнал? А вы поживите во дворце с самыми крутыми лестницами, какими только возможно, и все-о-о поймете! Пошатываясь и стараясь не шуметь, Лед медленно подошел к окну. Увидел небо и вспомнил все. Застонал и схватился за голову, представляя, что подумала неизвестная вампиресса, спасая свалившееся на голову чудо. А в том, что это ей он обязан жизнью, Ледиан почему-то не сомневался. Другое дело как. Размышляя, он взобрался на подоконник распахнутого окна, уселся поудобнее и попытался разглядеть ту неожиданную красоту, явившуюся ему совсем недавно…

Солнце насмешливо смеялось, играя в золотистых волосах парня, теплый ветер скользил над землей, закручивая в тугие вихри прозрачный воздух, где-то внизу блуждали тени, тая в себе прохладу, а на самом верху, в вышине, расцветая над всеми, загадочно сияло небо, такое недостижимое и высокое. Но все же свое, то, которое любишь, не замечая.

Глава 3

ПОНЕСЛОСЬ…

Высокий худощавый человек в плаще стоял на вершине черной башни и глядел вдаль. Вокруг мрачного черного замка простиралась Степь. Не каждый человек отважится жить по соседству со степняками, но данный случай немного не тот. Человек, являющийся хозяином этого замка, был некромантом. Нет, не так. Этот человек был Некромантом! Ничего так, сильным. Всем некромантам некромант. Наверно… Ну, во всяком случае, он сам так считал. Сзади раздались шаги, и некромант, не оборачиваясь, поинтересовался:

— Принес?

Человек, ростом чуть ниже хозяина замка, дернулся, сжимая тонкий, как тростинка, некромантский посох, и что-то неразборчиво проговорил.

— Что? — Мгновенно превратившийся в шипение голос пронесся по залу, леденя душу и внушая безотчетный, жуткий страх. Пришедший замер и, сбиваясь, стал быстро объяснять, понимая, что в общем-то он уже не жилец на этом свете. Хозяин развернулся, сделал шаг, мгновенно оказавшись рядом с провинившимся. Взгляд его чисто голубых глаз пронзил напрягшегося гостя. — Найди… и, быть может, я тебя прощу. Задействуй все резервы.

Бедняга поспешно закивал головой и попятился к выходу. Но хозяин замка уже не обращал на него внимания, он стоял на балконе, все так же равнодушно всматриваясь в безлюдную Степь своими холодными, как зимнее небо, глазами. Внезапно губы его искривились в тонкой усмешке:

— Неужели? Тогда начнем.


Я нервно облизнул губы и растерянно посмотрел на этих, этих… не знаю, как их назвать. Мэй участливо на меня смотрела с высоты своих двадцати четырех, явно считая меня трусом. Шэм внимательно разглядывал свой завтрак и напрочь игнорировал мои жалобные взгляды. Я посмотрел на сестру, затем на воина, затем опять на сестру… Короче, поломав глаза около пяти минут, я плюнул и решил… Значит, так? Думаете, самые умные? Ну ничего, вы у меня еще пожалеете, что вообще встретили такого парня, как я! Я вам еще покажу-у-у! Или я не вор? Интересно? Объясню. Наболтавшись вчера, эти двое (после того как похихикали над моей бедной судьбой) решили отужинать и… лечь спать! Какова наглость, а? А вот теперь, утром, они хором заявляют, что собираются ехать в столицу, сообщить магам Академии, что там-то и там-то был замечен маг черного дара и т. д. и т. п.! И теперь они вежливо интересуются, не струсил ли я, а если нет, не поеду ли я с ними? Я, честно, долго их отговаривал. Говорил, что это большая глупость, что некромант сам мне сказал, что скоро уедет, что, в конце концов, маги нас просто не послушают, так как мы простые жители империи, даже не дворяне! Но тут эти двое подозрительно заулыбались, а Шэм радостно сообщил, что является владетельным хозяином герцогства Радонежского и что он как раз отправлялся в Академию, чтобы проведать своего младшего братишку, поступившего туда совсем недавно. После такого заявления я долго сидел в ступоре, а потом, раскинув мозгами, понял, что ничего плохого не должно случиться. Наоборот, я смогу успешно дойти до своего домика в столице и наконец-то взглянуть на него. А что? Ну да, покупал я его через посредника, а в Импералеаде вообще не бывал. Не-э, в том, что с домом все в порядке, я уверен. Посредник был надежен. Да и добычу свою я переправлял через проверенные руки. Но… Демоны, когда они успели сговориться и спеться? А Мэй вообще Шамира заказали!

— Эй, эй! Ты чего, Ил? — Я вздрогнул и осознал, что уже довольно долго сижу и смотрю невидящим взглядом, с блаженной улыбкой на лице, а Мэй уже устала махать передо мной рукой.

— Я еду с вами! — со счастливым видом сообщаю я своим спутникам. Сестра недоуменно замирает с открытым ртом, Шэм давится косточкой курицы. — Что?

Они поспешно качают головами, а я, скрывая злорадство, спешно отвожу взгляд, уже зная, что дорога не будет скучной.


— Картошка! Картошка! Покупай, выбирай!

— Ткани! Лучшие ткани! Эльфийские, самые-самые! Девушка! Вот, смотрите, вам это пойдет!

— Пирожки! Пирожки! Горячие! С мясом!

— Ай, падхади, пагадаю! Всю жизнь тэбэ пакажу, прэдскажу! Жэнишься на лучшэй дэвушка!

— Любовные зелья! Любовные зелья! Нахал! На тебя никаких зелий не хватит!

— Картошка!

— Зелья!

— Ножи! Лучшие ножи!

— Ай, позолоти ручка, дарагой!

— Мне, пожалуйста, вот это, это и это!

— Мужчина! Здесь вам не бордель!

— Нет?!

— Пройдите направо, налево, налево…

— А кому пирожки? Пирожки! Кушайте, только что бегали!

— Что? Не надо бордель?

— Ой, а у вас есть семечки?

— Пройдите направо, налево, налево…

— Люди! Да что же это такое! Украли! Держите! А-а-а!

Грызя этот проклятый пирожок, я резво увернулся от увесистой руки торговки, поднырнул под какого-то особо спешащего помочь купца и, довольный, успешно оторвался от погони. Да, давно не практиковался. Догрыз пирожок и, радостно улыбаясь, столкнулся с парой садистов, вытащивших меня на рынок, видите ли, для закупки необходимого. Я попытался было резво развернуться и скрыться в толпе, но Мэй успела ухватить меня за шкирку.

— Есть проблема, — коротко сообщил Шэм. Я вопросительно посмотрел на него. — У тебя нет коня, так что… ты не едешь.

Глядя на мило щебечущую удаляющуюся парочку, я хватал внезапно закончившийся воздух. Спелись! Нет, точно спелись! Ну ничего! Так просто от меня не отделаетесь! Я хитро огляделся и развязной походкой направился в сторону таверны, прикидывая, что буду делать дальше.


Лика была зла. Нет. Лика была зла! После того как она помогла оттащить того парня в больничное крыло, она, справедливо решив, что все закончилось, направилась спать. А наутро… наутро отправилась на занятия. Все началось с того, что свободное место было только рядом с тем придурочным рыжим, где, очевидно, должен был сидеть пострадавший блондинчик.

Лика скосила глаза и тут же наткнулась на влюбленный взгляд рыжего. Поспешно отвела взгляд и заставила себя вслушаться в сложные переплетения теоретической магии. Маг-теоретик был сегодня на высоте. В том смысле, что не спешил садиться на стул, на котором наверняка (как он полагал после долголетней практики) поджидала какая-то пакость, подложенная студентами нового курса.

Внезапно дверь приоткрылась, и в проем заглянула жутко взлохмаченная блондинистая голова, вежливо улыбнулась и поинтересовалась, не опоздала ли она… тьфу, он. Некоторое время изумленный Амирад тупо пялился на оживший труп. А потом, видя, что мест не осталось, махнул в сторону своего стула:

— Садись…

Лед пожал плечами, окинул взглядом курс и беспечно уселся на стул…


Я хозяйским взглядом окинул конюшню подле таверны. Нет, несомненно, все было прекрасно, но — не для меня. Я вздохнул и мягким, неслышным шагом прошел в самый конец. Видимо, сегодня здесь дорогие гости. И внезапно словно споткнулся о насмешливый взгляд серого, словно выточенного из камня коня. Дым — сразу же пришло в голову прозвище. Поспешно огляделся и, посреди белого дня, без всяких проблем (как-никак профессионал), увел одного из самых лучших коней, каких я видел на своем веку. А видел я немало.

Из города выбрался легко. И вот уже целых полчаса поджидал знакомую парочку у главного тракта, ведущего в столицу. Наконец они показались, и я с невозмутимым видом выехал им навстречу. Сестра окинула меня ошалевшим взглядом, а Шамир, выпучив глаза, странно согнулся и нервно захихикал, что как-то не вязалось с обликом владетельного дворянина.

— Ты хоть понимаешь, что ты сделал? — выдавила из себя Мэй.

— Украл коня, — недоумевая, что в этом такого, ответил я.

— О нет! — прохрипел Шэм. — Все не так! Нет, Ил! Ты украл коня императора Каролы, направляющегося, так же как и мы, в столицу…

Я застонал и схватился за голову. Что это? Теряю квалификацию? Все! Ухожу в маги! Бедная Академия… Но вовремя вспомнил, что никаких признаков магического дара у меня не было замечено, и отказался от этой бредовой идеи.

— Я знаю, что мы будем делать, — обратился я к крайне заинтересованному Дыму. — Будем тебя красить! Эй, Мэй, я знаю, иногда ты красишься для маскировки! Что у тебя есть?

— Зеленая краска…


— Что? — обводя недоуменным взглядом как Амирада, так и всех остальных учеников, поинтересовался Лед.

Но тут над его ухом вежливо кашлянули, и, обернувшись, он понял причину выпученных глаз. Рядом с ним витал дух. Зелененький такой… и нос красный, как с перепою…

— Опохмелиться нет? — хрипло проскрипел дух некроманта, решившего обокрасть какого-то магистра Академии лет …надцать назад и погибшего героической… тьфу! прозаической смертью — от некачественного самопляса, оказавшегося в кабинете у того самого магистра.

— Держи, — машинально ответил Лед, протягивая флягу с вином.

Обрадованный дух схватил неожиданный подарок и выпил одним махом. Вздохнул… А затем до него дошло. Он окинул ошалелым взглядом парня и задумался. Затем посмотрел на флягу…

— Да, парень, мощный из тебя некромант выйдет. Ну, если что, зови! — И только что выполнивший свой последний долг на сем свете некромант растворился в воздухе.

— Так вот оно что… Теперь ясно, куда делись переломы. — В повисшей тишине голос вампирши звучал диковато.

Да, было о чем подумать. Непонятно? Да что ж тут непонятного! Ведь всем, от мала до велика, известно: ни один дух не может использовать материальные предметы. Колдовать — да, но не более. Вот так так…

— Ой! Что-то мне нехорошо! Можно я проветрюсь? — поспешил смыться отличившийся Лед.

— Ага… — рассеянно ответил Амирад.

Из кабинета Лед выскочил как ужаленный. Пробежал пару коридоров, свернул в боковые ходы и остановился перед старой, потрепанной дверью с блеклой надписью «Библиотека». Помявшись, парень огляделся, пожал плечами и решительно дернул дверь за резную ручку…


Мэй ехала рядом и пакостно хихикала. Шамир… Нет, про него вообще молчу. Сей субъект молчал, однако как-то подозрительно то бледнел, то краснел. Я даже посочувствовал бедняге: эк его крутит от сдерживаемого смеха! Я мрачно скривил губы. Нет, выберусь из этой передряги — пойду на пенсию! Денег, надеюсь, хватит. Я прикинул, как это будет выглядеть, и, не удержавшись, фыркнул. Дым, кивнув зеленой мордой, согласился. Еще бы! После полуторачасовой покраски Дым соглашался со всем и вся. Хотя… неплохо получилось. Я, между прочим, хорошо рисую. В результате мой (теперь мой!) конь приобрел приятный оттенок темно-зеленого цвета с более светлыми разводами, придающими моему любимцу особый шарм.


Ехал в поле паренек,
И не низок, не высок.
Его конь зеленым был,
Видно сразу: перепил! —

изгалялась сестрица.

Я еле слышно скрипнул зубами.


И скрипел зубами он,
Как гигантский скорпион.
Он от злости красным был,
Сразу видно: пере…

— Хватит! — не выдержал я.

Голос мой звонко прокатился над полем, достигнув опушки леса. Там он спугнул пару ворон, с громким карканьем унесшихся прочь, подальше от сумасшедших двуногих.

Мэй заткнулась и удивленно посмотрела на меня.

— Ил, ты чего? Она же шутит, — влез Шэм.

— В гробу я видал ваши шутки! И вообще! Раз уж вы такие веселые, поезжайте дальше сами! — И, легко повернув коня, я отправился прочь от главной дороги по неприметной тропинке, будто бы специально поджидающей меня.

И дорога, и тропа вели в лес, но я надеялся, что они не пересекутся. Ха! Шутят они! Я тоже могу шутить! Вот только вряд ли мой черный юмор придется кому-то по вкусу. Хотя… Ну да, есть еще некромант. Но встречаться с ним — увольте. И так уже натерпелся. Я беспечно тряхнул головой и, насвистывая веселую песенку, направился в глубь леса, прикидывая, успею ли я за день его проехать. И тут остановился, потрясенный. Балда! А если эта тропа не ведет, куда надо? Я в панике порылся в седельной сумке. Демоны! А карта-то у Мэй…


Всему свое время, как любил говорить император Каролы. Но на этот раз терпение его было на пределе. Его коня украли! И кто? Кто! Какой-то мелкий… А собственно, кто?

— Ммм… мэтр Ижэн?

— Да, ваше величество?

— Кто вор, известно?

— Увы, со стороны магии — ничего, как будто и не крал никто. Так что отследить вора, увы, не удастся!

— Вора… — задумался Валентин. — А если коня?

Мэтр Ижэн некоторое время стоял, ошалело моргая вылупленными от восторга глазами, а затем, радостно переглянувшись с его величеством, поспешил на место преступления…


Я сплюнул попавший в рот листок и тут же схлопотал другой. Пожевал. Подумал. Замечательно! Что? Опять никому ничего не ясно? О-о-о! А-а-а! Э-э-э… Расслабьтесь, этот листочек невкусный. Впрочем, положеньице у меня и впрямь неважное. Ну ехал, ехал я по той несчастной тропе… а потом — бац! Смотрю, а тропа-то закончилась! Эх, судьба моя судьбинушка! Вот теперь продираюсь со своим конем через сплошные заросли. Вот идиот! Нет бы назад вернуться. Не-э-эт! Поперся, как последний дурак, напролом! А теперь-то поздно…

Внезапно где-то недалеко послышались голоса, и, наученный горьким опытом (вдруг разбойники?), я прислушался.

На поляне среди тех самых зарослей восседали два лешака и жаловались друг другу на жизнь.

— Нет, ты представляешь, совсем кикиморы замучили, чего только не навидался от них! Мало того что я им озерцо-то свое отдал, так еще и…

— Да ну, у тебя еще ничего, а вот у меня — совсем беда.

— Это какая же?

— Да вот завелися у меня в лесу разбойнички… Оно бы ничего, но как поймають кого, так по ночам пьянствуют да песни срамные вопят. Нормальной нечисти выйти страшно! А сегодня опять каких-то поймали, девку да парня, прямо тепленькими взяли, во время обеда. А те и за оружие похвататься не успели, а то худо бы разбойничкам пришлось…

— Тсс!.. Слышишь? Уходим!

Я выругал про себя неизвестного растяпу, так беспечно топающего по лесу, где обитают разбойники. И тут узрел целую кучу «растяп». А, ну да, все правильно! Кому же еще так беспечно топать в разбойном лесу, как не им самим? Вот-вот…


Шамир был зол. Очень зол. Сначала они поссорились с этим мальчишкой из-за сущей ерунды, затем он чуть не поцапался с наемницей, а теперь, вообще, они оба захвачены разбойниками. Воин тяжело вздохнул, вспоминая, что стало с его оружием: его забрал какой-то особо небритый увалень. Такой замечательный меч! И плевать, что Ил говорил насчет семи золотых… Шэм на миг остановился, но тут же получил удар дубиной в спину, мол, не останавливайся. Рядом топала Мэй, что-то бормоча под свой симпатичный нос. Шамир прислушался.

— Нет, найду гада — урою! Как знал, подлец, как знал! Небось сам уже и из леса выбрался! Не, ну каков пройдоха, а? Может, зря я его из (далее неразборчиво) вытаскивала? Ну как, как ему удается из самых опасных передряг выбираться? Все, до столицы — куда он, туда и я. — Тут девушка споткнулась, и ее речь украсилась цветистыми выражениями.

Шэм хмыкнул. Да, ну и лицо было у наемницы, когда прямо из кустов на нее уставилась парочка многозарядных арбалетов! Хотя у разбойников лица тоже были ничего, особенно тогда, когда она разоружалась. Воистину ту кучу оружия, которую она вывалила на землю, не каждая лошадь унесет. А ведь наверняка что-то еще припасла! Нет, вообще-то Шэм Мэйрону понимает. Сами подумайте, как такая толпа сумела подкрасться к ним совершенно беззвучно? И вон как сейчас топают! Нет, без магии здесь не обошлось…

Отряд разбойников как раз выруливал на открытое место, небольшую поляну, и Шэм смог в полной мере осознать, к кому они попали в руки. Хардрагцы, мать их…


Я с интересом окинул взглядом разбойников. Так-так-так! Эге, други мои, смело идущие на казнь, готов я снять в честь вашу, сгинувшую в сих лесах, свою шляпу, потерянную мной в безвозвратно ушедшие детские годы. И даже готов начертать своим пером летопись, вешающую о жизни и бытии двух отважных героев, погибших и… э-э-э… о чем я? Во дурак, забыл. Тут я снова посмотрел на поляну. Да, пора рыть могилки. Если они понадобятся. Прямо передо мной весело маршировали хардрагцы…

Кхм, кхм. Слушайте и запоминайте, други мои, ибо рассказываю я вам великую историю… Ну ладно, ша расскажу. Жил-был в недалекие времена в одном недалеком графстве на должности местного мага один белый магистр. И звали сего дядечку (лет пятидесяти, не больше) Хардраг. Ничего не напоминает? И вот как-то раз, в одну наиболее темную ночку, повстречал Хардраг на кладбище (что он там делал-то?) демона. Эх и веселился же тогда демон, гоняя по могилкам магистра! Ну ладно, этого в летописях нет, это уже народные домыслы. А вот описаний великой неописуемой (во каламбур) битвы — завались. Вот побились они, побились, и понял демон, что силы их равны (короче, догнал мага). И говорит: «Что тебе надобно, старче…» Ой! Это не отсюда! В общем, это чудо говорит: «А ты мне нравишься! Весело мне с тобой было! Хочешь, подарок сделаю?» Маг: «…»(вырезано цензурой). Демон: «Вот это правильно, это по-нашему! Короче, так, маг, силу даю тебе немереную. Но — особую… Коли встретишь того, кто узнает суть сей силы, живо ее потеряешь!» Вот с тех пор и разбойничает во лесах Великий (сам так назвался) Хардраг, и нет на него управы никакой магией, уж каких только магов туда не посылали.

Я еще раз посочувствовал Шэму и Мэй, развернулся и… наткнулся на укоризненный взгляд Дыма.

— Что? Ну что ты смотришь на меня, как на врага народа лошадей? Ну что, что я могу им сделать? Я же всего лишь вор! Вор! И вообще, по статусу — низкий, подлый человек, не совершивший в жизни никакого доброго дела! Ежели я им помогу, как же я вором буду дальше? Что? Не надо вором? А на что я буду жить? Я ж ни демона не умею! Не в Академию же идти. — Дым радостно закивал. — Дурак! Нашел время шутить.

И, обидевшись на всех и вся, я потопал в глубь леса.

Возможно, если бы вор обернулся, он успел бы заметить, как серый конь в негодовании закатил глаза…


В деревне, за лесом…

— Так-так. Если сумел замести следы, значит, он маг. А если сумел замести так, что не заметил некромант, значит, сам некромант. Где могла бы понадобиться эта заколка? Правильно, в Импералеаде! Значит, все дороги ведут туда.

И, довольный своими выводами, некромант поспешил прочь из гостеприимной деревни.

Староста, глядя ему вслед, перекрестился:

— Ушел, слава Всевышнему.


Риг плюхнулся рядом с Ледом и впился зубами в куриную ножку.

— Эй, Лед, ты чего не ешь?

— Читаю.

Риг подавился.

— Э-э-э, Ледиан, ты чего? Не заболел, часом? — всерьез обеспокоился состоянием друга Риг.

— Отстань! — невразумительно ответил Лед, вставая и спеша прочь из столовой.

Риг в полном недоумении смотрел ему вслед…

— Магистр Амирад! Магистр!

— Да, Риг?

— Тут вот какое дело… В общем, мне кажется, Лед болен!

Лично Амираду казалось, что тот болен с самого рождения.

— Ну что с ним еще?

Риг тяжело вздохнул:

— Читает.

— А-а-а… О-о-о… Это серьезно.


Лед с азартом вчитывался в записи какого-то мага, увлеченно описывающего, как поставить блок на проникновение — защитный круг. Но тут в дверь его комнаты постучали, и он, применив вычитанное заклинание, распахнул перед гостями дверь.

Амирад, оглядываясь, вошел. За его спиной отирался Риг. Как ни странно, особого отпечатка на своей комнате младший имперский принц не оставил. Все скромно. Кровать, стол, ковер, тумбочка, окно… Вот с окном явно были проблемы. Вместо него зияла довольно широкая дыра.

— Неудачное заклинание, — рассеянно пояснил хозяин комнаты, возвращаясь к чтению.

Лед был слишком увлечен, чтобы заметить, как озабоченно переглянулись Риг и Амирад. Но тут последний заметил книгу в руках юного некроманта.

— Та-а-ак… А откуда книга?

— Из библиотеки.

— Ты был в библиотеке? — как-то странно побледнел магистр.

— Ну да, только странным показалось, что там никого нет, даже библиотекаря… Но дверь была не заперта, и я вошел.

— Не заперта… — повторил маг и, вытащив из кармана какое-то зеркальце, прохрипел: — Дайм! Созывай Совет, срочно! В главном зале!

— Что, так все серьезно? — Стекло зеркальца пошло рябью, и на нем появилось изображение ректора.

— Более чем! — И, бормоча что-то про себя, теоретик удалился.

— Вот бы узнать, что там будет! — воскликнул Риг.

— А почему бы и нет? — оживился «больной», открывая нужную страницу…


— Катастрофа! Братья мои, настал конец света! Услышьте меня и…

— Уважаемый Амирад, не могли бы вы ближе к делу? — вежливо поинтересовалась Араника Проницающая, входящая в Совет Владетелей.

Маг-теоретик подскочил на месте.

— Вы… — зашипел он. — Это вы подсунули это недоразумение Академии!

— У вас какие-то проблемы с… — магичка зачем-то посмотрела на какой-то листок, хотя, конечно, знала имя «недоразумения» наизусть, — с Ледианом Семиречным?

— Проблемы? Этот парень сумел проникнуть в библиотеку и выбраться оттуда живым!

В одно мгновение в зале установилась тишина…


В лесу я ориентировался превосходно и то, что заблудился, понял почти сразу. Затаившись, я прислушался. Вот мимо мелькнула тень, и я резко рванул наперерез.

— Ага! Попался!

— А-а-а! Пусти! Ну пусти! Я думал, ты из этих! — вовсю оправдывался лешак.

— Да ну? — не поверил я.

Знаю я этот народ, им бы над нормальными людьми поиздеваться.

— Ну хочешь, хочешь, я тебя к ихнему логову отведу? Они и не заметят, честное слово. Мамой клянусь!

— Мамой не надо, — серьезно ответил я. — А вот лесом своим — изволь!

Лешак радостно поклялся и засеменил в нужном направлении. Я растерянно оглянулся на Дыма. Тот ободряюще фыркнул.

— Жди неподалеку, — буркнул я и последовал вслед за своим проводником. — В конце концов, воровал же я артефакты. Чем Шамир с Мэйроной хуже? Вот-вот…


Как ни странно, пришли они быстро. Логовом великих неуловимых хардрагцев являлся старый, не до конца разрушенный храм, невесть как затесавшийся в глубине леса между деревьев. Шамир фыркнул, не понимая, как такая куча магов не сумела найти сие сооружение. Мэй рядом выругалась.

— Проклятый храм, — пояснила наемница на недоуменный взгляд Шэма.

— Молчать! — рявкнул один из конвоиров. — Эй, Хорек! Зови Лаанрона, пусть посмотрит, кто у нас тут сегодня!

Названный головорез тут же, спрыгнув с дерева, помчался выполнять поручение. Через минуту он вернулся, идя вслед, по-видимому, за Лаанроном. Личность это была, прямо сказать, примечательная. Все в нем выдавало полуэльфа: и чуть заостренные уши, и телосложение, и то, как он совершенно бесшумно передвигался, и длинные, серебристого цвета волосы. Вот только глаза у него были и не человеческие, и не эльфийские. Холодные такие, безжизненные. Глаза убийцы. Шамир мысленно выругался: да, видал он таких. Мэй же презрительно хмыкнула: по ее мнению, она была лучше. Взгляд Лаанрона метнулся к ней:

— Гильдия убийц?

— Она самая.

— В южную комнату, второй этаж, — отдал указание полуэльф. Затем глянул на Шамира. — Туда же, в соседнюю комнату, — и, резко развернувшись, ушел.


Разглядывая представившееся мне строение, я лихорадочно размышлял. В голову отчего-то постоянно лезли мысли о потревоженных духах храма, а то, что этот конкретно был еще и проклят, чуял издалека. Мощно так проклят. Некромантом. Идти туда мне не хотелось. А придется. Та-а-ак! Для начала составим план. Что там у нас с Мэй? Без оружия это чудо отсюда не уйдет. Та же проблема с Шэмом. А, демоны Круга, за что? Нет бы по-тихому, шмыг — и все дела! Ну ничего… Главное — на Хардрага не напороться. Хватит мне общения с некромантом. Имея большой опыт, с религией я не связывался, себе дороже, однако способы проникновения в различные храмы имелись. Их же практически все по одному образцу строят! А этот так вообще копия того, который при монастыре одном был… Я тогда от стражников прятался, чем не укрытие? Вот и вызубрил все тайные ходы. А подите попробуйте не столкнуться с монахами в их же храме! Правда, этот какой-то странный, не считая того, что проклятый. Видать, запрещенному богу поставлен…

Я еще раз окинул взглядом храм. К горлу подкатил холодный комок. Храм явно пытались разрушить, но не завершили начатое. Что же помешало?


Лаанрон застыл у двери. Стучаться необязательно — Хардраг знал за версту, где находятся его люди. Дверь распахнулась.

— Ну?

— Два человека, с примесью эльфийской крови. Девчонка — наемница из гильдии убийц, второй — воин.

— Где поместил?

— На юге второго этажа.

— Считаешь, стоит? — В голосе стоящего спиной к Лаанрону послышалось сомнение. Полумрак в просторной комнате мешал разглядеть что-либо кроме худощавой фигуры на фоне окна.

— Они опасны.

— Насколько?

— Доберись эти двое до оружия — и здесь бы их не было.

— Признаешь, что они сильнее тебя?

— При захвате меня не было.

— Что обнаружили при них?

— В основном оружие: двуручник у девчонки, полуторник у воина и куча более мелкого холодного оружия у обоих.

— И они не пустили их в ход?

— Были уверены в собственной безопасности.

— Их будут искать?

— Все равно не найдут.

— Можешь идти.

Лаанрон замялся.

— Что-то еще? — несколько удивился Хардраг, полуобернувшись.

— Проклятие просыпается. И непонятно, с чем связано.


В лесу наступила ночь.

Я свесился с ветки дерева и с неприкрытым интересом огляделся. Ага. Меч моей несравненной названой сестрицы я заметил сразу. Еще бы! Такую махину — и не заметить! Ну с мечом Шэма придется помучиться. А пока…

Разбойник, с довольным видом показывая меч (тридцать золотых!..), направился ко мне. То есть не ко мне, а к дереву, на котором я висел. Ой-ой! Он же меня увидит! Но с другой стороны, такая возможность… Наконец дюжий мужик перестал заниматься ерундой и, закинув лихим взмахом двуручник в наспинные ножны, целенаправленно двинулся в сторону каких-то кустов. Случайно или нет, но путь его лежал подо мной.

Незаметно опустить руку вниз…

Легко, почти небрежно, сомкнуть пальцы…

Крепче вцепиться в ветку дерева…

И — вверх! Быстро и беззвучно!

Тяжелый, гад.

Меч оказался в моих руках. Я сдунул челку со лба и перевел дух. Надо же, не заметил! Хотя… вор я или кто? Вот-вот!

На душе стало легко-легко, последние неудачи казались мелочью, темный враждебный лес вспыхнул и заиграл красками, в сердце расцвела бешеная эйфория. Я наконец понял, что нужно делать. Я был счастлив.

Вот демон, а? Как же мне мало нужно для счастья!

Наконец я сбросил с себя дурацкое ощущение, перестал, глупо улыбаясь, пялиться в небо и трезво взглянул на пришедшую в голову идею…

Найти меч Шамира не составило труда: его не посчитали ценным и просто свалили в кучу возле костра. Другое дело — достать его оттуда. Придется повозиться. Впрочем, здесь я тоже справился. Начать с того, что все находящиеся снаружи хардрагцы (их было не более двадцати) выполняли функцию охраны. То один, то другой уходил куда-нибудь, но, правда, возвращался. Кстати, тот, что был с мечом Мэй, бродил у кустов и озадаченно крутил головой, не понимая, как он мог потерять такую вещь… А вот, например, четыре воина у костра, который мне нужен, еще ни разу не уходили. Подозрительно, особенно если учесть, что трое людей с явным испугом косятся на сидящего у костра полуэльфа и изображают из себя бравых вояк, свирепо вглядывающихся в глубь леса.

Угу. Вы б на деревья посмотрели! Тоже мне вояки. Так, с этими можно не считаться, не заметят, даже если в упор глядеть будут. А полуэльф… Демон! Да откуда он взялся! Сбил, гад, весь настрой. Так, Ил, соберись… Думай, думай, ты же умный…

Вздрогнули все, кроме меня (еще бы я вздрагивал, сидя на тонюсенькой веточке) — над всем лесом пронесся тоскливый, жуткий вой. Вот только вряд ли он принадлежал волкам. Сколько я ни прислушивался, понять, где его источник, было невозможно.

Полуэльф вскочил, в его широко распахнутых глазах тенью застыла тревога. Внезапно теплый ветер рванул дерево подо мной, заметался над лесом, завихряясь в сумрачные тени ночи и погружая в невыразимую тревогу. Затем прошелся вдоль стен словно проснувшегося храма и, резко взметнувшись вверх, разметал легкие тучи, обнажив насмешницу-луну, оказавшуюся полной…

Я мысленно выругался. Проклятье! Теперь этот полукровка точно меня заме…

И тут же оборвал эту мысль. Взметнувшись вихрем с места, полуэльф отправился в храм, бросив за спину остальным, мол, не дергайтесь. Наи-и-ивный! Естественно, как только ушастик скрылся, те сразу задергались и зашептались. Я заинтересованно прислушался.

— Как пить дать проклятие!

— Да не, вряд ли, Хардраг же говорил…

— А я вам говорю: проклятие! Тот выживший из ума монах так и говорил, мол, все началось с воя…

— Ну ничего, сейчас Лаанрон доложит, Хардраг все исправит.

— Пока исправит…

— Да, мало ли…

— Слышите? Нет? Вот и я думаю, чего это так тихо?

Я хмыкнул. Ну ребята, вы даете. Тихо, как же! Вон сова крылышками хлопает, листва деревьев шелестит, лешак что-то бормочет… Я широко распахнул глаза и замер. Пришедшая в голову мысль заскакала, размахивая красным флажком. А, демоны всем на головы, плевать! Это так щекочет нервы! Я наклонился вниз и легко скользнул по веткам, мягко прогнувшимся подо мной, зловеще ухмыльнулся и… достал из кармана флейту, невесть где стыренную. Смеетесь? Ну и ладно. Вы просто не слышали, как я на ней играю. Ага, просто божественно. В общем, если коротко, единственный музыкальный инструмент, подвластный мне, — это гитара, и на ней я весьма неплохо умею играть. Но, свистнув флейту, я не мог не попробовать, результат — куча людей с разрывом сердца, оказавшихся в сей недобрый час рядом со мной.

Я поднес флейту к губам и сыграл случайный набор звуков. Как ни странно, мелодия вышла ну просто невероятно, загадочно красивой, и я решил, что все пропало. И тут же понял, что ошибся. Над лесом повисла мертвая тишина. На несколько мгновений. А затем, кажется, будто все разом завыло, завопило…

Хардрагцы подскочили, заорали (леший, хоть бы вы помолчали!), схватили оружие и, видимо со страху, помчались в лес, пробежав прямехонько подо мной. Я потряс головой, избавляясь от досадливого звона в ушах, легко спрыгнул к костру, посмотрел им вслед, пожал плечами и, подхватив оружие Мэй и Шэма, скрылся в храме.


— Что? — Такой тревоги в голосе Хардрага Лаанрон ранее не слышал. Фигура мага на мгновение смазалась, но тут же приобрела четкость. — Не понимаю, — нахмурился он. — Заклятие сломано, но не специально, а будто так, мимоходом…

— Лаанрон! — В комнату, не стучась, вбежал разбойник. — Там трое наших людей, они утверждают, что слышали в лесу музыку, вызвавшую проклятие. Говорят, что бросились в лес, чтобы найти… — и тут же замолчал, остановленный взмахом руки мага.

— Лаанрон, брось все силы на поиски этого музыканта. Кто бы это ни был, он в лесу. Будь он в храме, я бы почувствовал. Ищите.

Лаанрон коротко кивнул и вместе с помощником вышел. Хардраг глотнул вина…


Шамир хмуро оглядывал решетку окна. Внезапно дверь хрупнула и, потрескавшись, рухнула. Шэм резко обернулся. На пороге, счастливо улыбаясь, стояла Мэй. В руках она держала два меча.

— Держи! — бросила она воину его меч.

— Как? — только и смог выдавить Шэм.

— Представляешь, какой-то придурок забыл одну железяку на полу в моей комнате. Я, конечно, не Ил, но отколупать ею замок смогла. Ну ты представь, в коридоре никого не оказалось, а возле стены валялось наше оружие! Идем скорее, пока остальные не очухались!

И, устраняя по пути всех встречных, а их оказалось на удивление мало, парочка выбралась из этого проклятого храма.


Я задумчиво смотрел вслед удаляющейся парочке. Я не герой, что вы! Спасать их самому было бы безумием. Да они сами кого хошь спасут! Нужно только легонечко помочь…

Подсунуть отмычку, пока сестричка перестукивалась с Шэмом, было проще простого. Сторожащего дверь хардрагца я из-за угла оглушил рукоятью меча в лоб, оттащил в сторону… И все дела!

Я хмыкнул. Все верно. Дальше наши пути расходятся. И пусть никто не думает, что это был благородный поступок. Я — вор, у меня таких не бывает. Это все Дым, он у нас благородный… даже императорский. А кстати, где он?

Я двинулся в ту сторону, где, как предполагалось, я его оставил. Впрочем, удалось сделать лишь несколько шагов. Плечи обхватила петля… рывок, меня волокут по земле… И приставленный к горлу клинок…

— Вот ты и попался! — торжествующе улыбнулся полуэльф. — Возвращаемся!

Не-э-эт! Я — не вор.

Я — законченный неудачник.


Все оказалось так просто. Лед усмехнулся. Да, повеселился, как же! Тут, леший, такие дела…

Библиотека оказалась закрытой проклятием некроманта. Угу. Именно того, который призраком явился Леду. Но нет, это было не просто проклятие, нет. Для начала — дверь. Любой, кто дотрагивался до ручки, умирал, осыпаясь пеплом. Тот же, кто сумел проникнуть внутрь (телепортом, например), возвращаясь, сходил с ума, тем самым подвергая опасности окружающих. Занятно, да? Встает вопрос: а как же такую опасную дверцу не заблокировали от остальных? Еще как заблокировали! Вот только Лед этого не заметил.

Парень бросил в сумку последнюю вещь и огляделся, прикидывая, что он мог забыть. Вроде все на месте. Нет, из Академии его никто не выгонял. Он сам. В смысле, бежать собрался. А вы что думали? Станет младший имперский принц Мианора Ледоник сидеть в лечебнице для душевнобольных? Не дождетесь!

Лед горько усмехнулся. Как же, принц. Да еще имперский. Да еще Мианора! Э, нет, дорогой, сейчас ты Ледиан Семиречный, младший сын какого-то графа, с даром некро…

В дверь постучали. Вот как! Уже… Ледиан заметался по комнате, как в клетке. Но тут почти отчаявшийся взгляд наткнулся на… окно.

«Что же. Пару этажей можно и так пролезть, а потом до земли будет недалеко. Использую левитацию из книги», — философски решил Лед, выпрыгивая в окно и в самый последний момент цепляясь за карниз. «Демон, демоница и пять демонят на мою голову! Похоже, я все-таки сошел с ума!» — пришла ему в голову несвоевременная мысль.


Императрица Мианора, легко склонив голову набок, вслушивалась в речь гонца.

— Хорошо, можете идти, — благосклонно кивнула Анадель.

Гонец поклонился и поспешил выйти. Оставшись одна — слуги и стража не в счет, — Анадель подпрыгнула на троне, вскочила и, напевая, закружилась по залу.

— Бал, бал, бал! — повторяла она нараспев, сбегая по крутой лестнице. — Бал, бал, бал! — вбегая в кабинет Эвариана. — Бал! Бал! Бал! — выводя над ухом корпевшего над бумагами брата. — Эвариан! Эв! Очнись, скоро у нас будут гости! Будет бал, указания я уже дала. Все должны прийти, и ты тоже. А где, кстати, мой младший братишка?

— Его отправили инкогнито в Академию магов.

— У него что, обнаружился дар?

— Да. Дар некроманта.

С минуту великолепная и царственная Анадель то открывала, то закрывала рот.

— Да, похоже, я многое пропустила, — наконец пришла она к выводу. — Но чтобы на балу он все равно был! — и величественно удалилась.


Проникнуть на конюшню ничего не стоило, как и забрать коня. Видимо, маги еще не очухались, так как во дворе их не было. Зато были Риг и Анжелика, сидящие на лошадях.

— Риг? — изумился Ледиан.

— Ну не оставлять же тебя одного! — пояснил тот.

— Анжелика? — совсем недоуменно.

— Да знаете, с вами так забавно…

Лед закатил глаза.

— Так, куда мы едем?

— В столицу, — пожал плечами Лед.

— Но мы же в ней!

— Просто здесь нас искать будет очень сложно… — И, ехидно улыбаясь, Лед выехал за ворота.

— Нет, он все-таки сошел с ума, — зашептал Риг.

В ответ послышалось скептическое хмыканье. По мнению Лики, Лед таким родился.


…Опять. О бездна, породившая этот мир! Опять. Вся нечисть на мою больную голову! Опять. Опять я очухиваюсь неизвестно где, зачем и как. И опять зверски болит голова. Темно. Стоп, это мы уже проходили. Значит, надо открыть глаза. Другой вопрос — как это сделать? Ручками, ручками. Нет. Лучше вспомнить, что было. У-у-у, как все запущено. А полуэльф — изверг. Зачем надо было стукать рукоятью меча по моей и так нездоровой голове? Да, думаю, открывать глаза не стоит. Вот так и умру, с закрытыми глазами…

Весь ужас этой мысли дошел до меня, и я резко распахнул глаза.

И тут же весь страх исчез, как будто его не было. Ничего, вернется. Но только потом…


Хардраг с искренним изумлением разглядывал молодого парня, совсем еще мальчишку, лет семнадцати. Но нет, ошибки быть не могло. В одном из его карманов была найдена флейта. Поймал парня Лаанрон, причем, как он утверждал, подозрительно легко. Тут же Хардраг приказал отвести его в главный зал храма и даже приковать к алтарю. И теперь маг размышлял, прикидывая возможные варианты будущего разговора, пока парень был без сознания.

Парень как парень. Худощавая, гибкая фигура, облаченная в свободные кожаные штаны и рубашку, никаких украшений, кроме, пожалуй, необычной заколки на черных, как смоль, волосах. Смуглая кожа и тонкие черты лица, возможно принадлежащие аристократу. Вот только одежда потрепана. В общем, обычный парень.

Маг тряхнул головой и нахмурился. Флейта — не артефакт, значит, дело в парне. Мрак, когда же он очнется?

Парень так резко распахнул глаза, что Хардраг от неожиданности дернулся. А очнувшийся окинул ошалелым взглядом зал, оценил обстановку и, сверкнув зеленющими глазами, нахально улыбнулся:

— Ну и чего надо?

И в этот момент, совершенно непонятно отчего, великому и знаменитому магу показалось: проблемы только начались.


…Лед окинул взглядом комнату трактира, в котором они решили остановиться. Трактир назывался довольно странно, но именно это его и привлекло. Еще бы, кто станет искать Леда в «Посохе некроманта»? Верно, никто. Парень плюхнулся на кровать, сдул челку со лба и весело улыбнулся. В соседних комнатах располагались Риг и Лика. А младший имперский принц Ледоник только сейчас представил, что будет во дворце…


…Въезжая в Импералеаду, Шамир и Мэйрона наконец-то смогли вздохнуть спокойно. Да, несомненно, с трудом, но — добрались.

Поплутав по столице, попутно спрашивая у прохожих дорогу, парочка наконец-то нашла то, что нужно. Оставив лошадей в конюшне, они направились в «Посох некроманта»…


…Некромант озабоченно огляделся. Что ж, телепортация удалась. Но найти в этом городе, в самой столице некроманта, пусть и сильного, почти невозможно! Вздохнув, некромант отправился в «Посох некро…». Вот уж где вор явно не появится.


— Так зачем я вам понадобился? — вежливо повторил я.

Хардраг молча сунул мне флейту под нос:

— Твое? — Я согласно кивнул.

— Ну и как ты сумел сломать сдерживающее проклятие заклинание?

Некоторое время я недоуменно таращился на легендарного мага. А затем, резко откинув голову назад, расхохотался. Э, нет, ребята! Истерикой тут и не пахнет! Нет, ну правда, сами подумайте, как я, обыкновенный вор, без всяких магических фокусов, взял и…

Но тут у меня резко заболела голова, и пришлось заткнуться. Хардраг смотрел на меня, как на сумасшедшего. А, ну да, лежу тут, прикованный к жертвенному (ой!) алтарю. Лежу, да еще и ржу, как ненормальный. А собственно, почему как! Ведь все началось еще там, в Южеле. Нет, я, конечно, отличаюсь здоровым чувством юмора. Но с тех пор все сдвинулось и помчалось здоровенными скачками, и я уже не просто вор. Дурак я, дурак. А все эта демонская заколка…

А если это она?!

Я было отрыл рот, чтобы списать все на долбаный артефакт, но тут дверь с размаху распахнулась, и вбежал полуэльф. Бледненький такой, руки трясутся. Ню-ню. Видимо, хорошие новости.

И я даже знаю какие!

— Лорд! Они сбежали!

Хардраг вздрогнул, бросил взгляд на меня:

— Подождешь.

— Ничего не обещаю!

Этот гад даже не обернулся, но я четко услышал звук задвигающегося засова…


— Им помогли, иначе быть не может.

— Да?

— Тут один… он утверждает, что меч девчонки исчез…

— Выпал.

— Двуручник из наспинных ножен?

— Есть у меня подозрения, насчет того парня… — начал Хардраг.

Он сделал уже пару шагов, когда храм содрогнулся и стал оседать…


Освободиться от цепей мне, бывалому вору, было делом минуты. И вот стою, свободный как птица, возле алтаря. Я с тоской уставился на одну-единственную дверь. Дракон меня задери, почему там не замок? А знай я, в чем сила этого мага, вообще просто бы было!

Стоп. Ты же вор. Спокойно. Ты где? Ясно где, в храме. А храм без потайных ходов — не храм. Эх, такой шанс! Ищи, Ил, ищи…

Вскоре я был уверен, что никаких потайных ходов здесь нет. Хотя… Разве что алтарь. Какой-то камень подозрительный в изголовье. Черный такой, с дымом, внутри клубящимся.

Думал я недолго. Да и зачем? Схватил цепь, размахнулся и ударил!


Не размышляя, Хардраг рванул в главный зал, отбросил засов в сторону и уставился на черноволосого парня, с интересом разглядывающего разлетевшиеся в стороны обломки алтаря.

— Моя сила!

Лаанрон, не будь дураком, как и остальные хардрагцы, рванул из храма прочь, только почувствовав, что тот рушится, и видеть этой сцены не мог. А жаль… Потому что парень изумленно воскликнул:

— Так ты тянул силы из проклятого храма!

— А ты не знал? — вытаращился на него маг.

— Да я вообще здесь случайно.

Маг схватился за голову и сполз на пол. Храм дрогнул и осыпался грудой камней, чудом не задев обоих. Вокруг простирался ночной лес.

— Я вернусь и отомщу! — пафосно изрек Хардраг, выстраивая телепорт.

Но, шагнув к нему, оступился и рухнул в широкую щель в земле, тут же закрывшуюся. Итак, в смерти Великого и легендарного Хардрага можно было не сомневаться.


Я пожал плечами и шагнул в телепорт. Сдуру. Надо же, везуха! Прямо передо мной находилась дверь столичного трактира, «Посоха некроманта». Символика, однако.


— Ваше величество! Конь найден!

— А вор?

— Как сквозь землю…

— В чем же дело, мэтр Ижэн?

— Не знаю, но тут недалеко я обнаружил разрушенный проклятый храм… Причем разрушен только что. Также присутствуют признаки смерти сильнейшего мага.

— Постойте, это не в здешних лесах обретался легендарный Хардраг?

— Обретался, — подтвердил начальник охраны. — Мы нашли и допросили пару разбойников. По всему выходит, что именно наш вор сумел уничтожить банду.

— Хм. Действительно, ясно лишь то, что мы явно отстаем от событий! — заключил Валентин, император Каролы.


Трактирщик облегченно вздохнул. Нет, сегодня явно сумасшедшая ночь! Сначала заявились… эти. Зеленоглазый блондин, с ехидной усмешкой и манерами благородного, рыжий повеса с невинно голубыми глазами и чистокровная вампиресса. Жуть. Ну ладно, этих заселил, так тут же в зал ворвалось некое рыжее недоразумение и начало требовать две комнаты на ночь. Следом степенно вошел молодой воин, окинул синим взглядом пустующий зал и дал понять, что является спутником рыжего ужаса, уже интересующегося, а почему все-таки «Посох?..». Кабы он знал! Из-за этого названия заведение и пустует… Но только он отправил наверх этих двоих, как на пороге трактира появился некромант и заставил пожалеть хозяина, темного полуэльфа, о выборе названия. И вот все затихло.

Угу, вот только через час дверь, хлопнув, отворилась, и на пороге возникло нечто. Это «нечто» было семнадцатилетним пареньком. Черные волосы стоят чуть ли не дыбом, глаза цвета весенней листвы сияют каким-то нездоровым азартом, когда-то белая, а теперь еще и треснувшая в некоторых местах рубашка, штаны, закатанные до колен, через все лицо царапина, как будто парень только что продирался сквозь лес. А сверху все это дополняла занятная такая заколочка из темного золота, в виде змеи, съехавшая с волос набок.

— День добрый! — приветствовал всех парнишка. — То есть, я хотел сказать, ночь… или утро? Короче, мне срочно нужна комната. Еще чуть-чуть, и мое бренное тело придется отсюда уносить. Не беспокойтесь, деньги имеются. Только тсс! Никто не должен знать, что я здесь, хорошо? — Парень печально вздохнул и, чуть качаясь, поплелся наверх.


…А в это время императорский дворец стоял на ушах. Причин для сего факта было достаточно.

Во-первых, гости, которых ожидала императрица.

Во-вторых, бал, устраиваемый в честь их прибытия.

Ну а в-третьих, пропажа члена императорской семьи.

Так или иначе, но, даже отсутствуя во дворце, младший имперский принц Ледоник сумел навести там полный переполох.

Лед мог собой гордиться!

Глава 4

КАК ЗДОРОВО, ЧТО ВСЕ МЫ ЗДЕСЬ!.

По старой привычке Шамир проснулся рано. Впрочем, он ничуть не удивился, столкнувшись на выходе с Мэй.

— А я тебя уже будить шла! — как всегда, жизнерадостно вещала наемница. — Когда идем в Академию?

— Думаю, в этом нет необходимости, — ледяным тоном ответил воин, глядя вниз с лестницы на примечательную троицу, завтракающую за одним из столов. Несомненно, самой заметной была вампирша, рядом сидел некий блондинчик, уплетающий еду. Но взгляд Шэма был устремлен к рыжему типу, который в явной скуке скреб стол ногтем. Взгляд его скользнул по Мэй, воину, пошел дальше… застопорился… вернулся… — Ну и что ты здесь делаешь, Риг? — обманчиво мягким голосом поинтересовался Шамир.

Парень побледнел, отчего на лице яркими пятнами выступили веснушки.

— Э-э-э… ребята, знакомьтесь, это — мой старший брат Шамир, герцог Радонежский, владеющий приграничными землями на западе…

— Очень приятно! — совсем неуместно улыбнулся Лед. Впрочем, когда это он улыбался уместно? Вот-вот…


Я зевнул и покосился в окно. Вот демон! Еще даже не полдень! А я пришел только к утру. Нет, Ил, никуда ты не пойдешь.

Да, наверно, вам все же интересно, что за имя у меня такое? Да это и не имя вовсе. Прозвище. Сказал как-то один знакомый, мол, у меня глаза цвета ила, вот и привязалось. Имя я свое на протяжении семи лет никому не сообщал, хотя, что странно, ни капельки не отвык. Нет, все! Отставить ностальгию! Спать, спать, спать…

Я перевернулся на другой бок, закрыл одеялом голову от настырного рассветного солнца, вспомнил название трактира, похихикал и уснул. Любопытно, что же с тем проклятием? Не удивлюсь, если это милая заколочка. Надо снять, от греха подальше.


— Вот так! — закончил рассказ Риг, хмуро поглядывая на хихикающую Мэй.

— Хм… граф Семиречный. Не слышал о таком, — заметил Шэм.

— Я тоже! — беспечно пожал плечами Ледиан. Все молча уставились на него. — Ну надо же было что-то соврать, чтобы в Академию приняли. Документы подделать — раз плюнуть. — И ведь не соврал подлец, не соврал…

— И что вы собираетесь делать теперь? — полюбопытствовала Мэй.

Анжелика и Риг пожали плечами.

— Тут какой-то караван в эльфийские земли отправляется… — задумчиво проговорил Лед. Его многострадальные друзья схватились за головы и застонали. — Что?

Ответом было многозначительное молчание.


Встал некромант поздно. Теперь же темного мага терзали тяжелые думы. Найдет он вора, и что? Как узнать, куда тот дел заколку?

В раздумьях он спустился вниз, где и наткнулся на старого знакомого.


Я во все глаза смотрел на кошмар наяву и благодарил небеса, что снял эту проклятую заколку. Завидев меня, тип в черном радостно улыбнулся и решительно двинулся ко мне. Это тело плюхнулось рядом со мной и счастливо уставилось своими некромантскими глазищами. Ух, что-то у меня нехорошие предчувствия…

По мере изложения «просьбы» я начинал жалеть, что не повесился.

— А если откажусь?

Этот изверг многозначительно взвесил в руке свой некромантский посох.

Символично, а?


— Некроманта этого я, так уж и быть, найду сам, — вещал мой старый знакомый. — Твое дело — узнать, где он прячет одну вещь, — и стал описывать печально знакомый мне артефакт.

— А что будет, когда вещь вернется?

— Тогда, пожалуй, я убью вора. — Он встал и ушел, а я понял, что не отдам заколочку ни за какие коврижки.


Выехать решили еще до обеда. Шэм уже успел наведаться к караванщику и записать всех пятерых как охранников. И вот теперь все они ехали неспешным шагом наравне с караваном.

— Мэй, ты чего такая задумчивая?

— Мы хотели сообщить о темном маге…

— Брось, он наверняка уже смылся!

— А Ил?

— Этот прохвост выйдет из любой передряги!

— Вы это о чем? — влез Лед.

Воина и наемницу перекосило, — очевидно, вспомнили Ила.

— Неважно!

Лед пожал плечами. Анжелика и Риг переглянулись…

А впереди вновь лежал неизведанный путь, ведущий в загадочное светлоэльфийское королевство, Нол-Иалмерит.

Держитесь, эльфы!


Этот, в черном плащике, примчался уже через час. Выстроил телепорт, объяснил кто, куда и с кем.

Странно, но я ни капли не удивился, заслышав знакомые имена, и, ступая в телепорт, представлял вытянувшиеся лица…

Не знаю, случайно ли, или у некроманта юмор такой оказался? В общем, караван ждала засада. И сейчас все колюще-режущее и стреляющее было направлено на меня.

Знаете, это уже не смешно.

Еще чуть-чуть, и я привыкну!


…Нет, я бы убежал. Честное слово! Ну как, как, скажите, какая-то веревка, пусть и эльфийская, может помешать такому бывалому вору, как я? Во-во. Да вот только в лицо мне недвусмысленно смотрел шестизарядный арбалет не менее бывалого разбойника, и сбежать мне, привязанному к придорожному дереву, не представлялось возможности.

Я печально вздохнул. Жизнь прекрасна! Птички поют, солнце светит, травка зеленеет, за кустами копыта стучат по пыльному тракту… Э? Копыта? Спасайтесь! Разбойники! К вам обращаюсь! Там же Шамир и Мэй, а это — самое ужасное, что может случиться с такими, как вы! А если учесть, кто с ними еще…

Ну для начала некромант. Насколько я понял из рассказа черного плащика, самая что ни на есть забавная личность! Поступил в Академию магов, как раз после пропажи заколочки, натворил бед и при всем этом сумел смыться! Ну и заодно прихватил друзей. Тоже, к слову, интересные личности…

Некий Риг. Младший братишка Шэма. Ишь ты, вокруг одни герцоги! Воин, довольно неплохой. Маг — тоже. Шутник.

Вампиресса. Откуда взялась — непонятно. Светлый дар воздуха. Зовут Анжелика. Итого — пятеро. Про остальных и так известно.

Так, что там с разбойниками? О! Пора сматываться.


Лед тряхнул головой, отгоняя назойливые мысли об оставшейся позади столице. Непослушные пряди золотистых волос, собранные в хвост, взметнулись в воздухе и опустились на спину. Жара стояла невыносимая, караван плелся еле-еле, а лес, в который они наконец-то вступили, оказался издевательски душным и безветренным.

— Слушай, у меня нехорошие предчувствия, — внезапно зашептала ехавшая рядом Лика. Напрасно шептала. Мэй, находившаяся гораздо дальше, встрепенулась, огляделась и резко придержала коня. Поравнялась с Шамиром, и они с жаром о чем-то зашептались.

Риг заинтересованно посмотрел на парочку, подъехал к Ледиану и Анжелике. Лед пожал плечами, но под требовательными взглядами друзей сдался и легко щелкнул пальцами.

…и нет ничего удивительного в том, что сразу все стало слышно…

— Несомненно, разбойники.

— Я и не отрицаю.

— Сюда бы Ила…

— Зачем? — искренне удивляется Шэм.

— Он бы их так достал, что они сами бы повесились…

— Что делать будем?

— А ничего.

— Как?

— Слушай, с нами едут три мага-недоучки, пусть потренируются!

— Но…

— Сомневаешься в них?

— Я? Да ни капельки! Разбойников жалко.

— Думаешь, мы лучше?

— Хороший вопрос…

Неразлучная троица «магов-недоучек» переглянулась. В голове Леда в срочном порядке рождались полубезумные идеи…

Как вдруг в кустах раздался дикий вопль, и на дорогу, потрясая разломанным вчистую арбалетом, выскочил ровесник Леда — этакий парниша с ехидно-лукавой усмешкой на лице и арбалетным болтом, засевшим в плече. Выкрикнув пару оскорбительных слов кустам на темном наречии, он плюнул, бросил испорченное оружие на землю и, развернувшись, наткнулся заинтересованным взглядом на едущих впереди каравана пятерых «охранников». Пакостно улыбнулся…

— Ребят, вы даже представить не можете, как я рад вас видеть!

Шамир схватился за сердце, а Мэй выдала побледневшими губами таку-у-ую фразу…

Впрочем, черноволосый ничуть не удивился. Сверкнув нахальной усмешкой, он одним движением выдернул засевший болт из плеча и недоуменно похлопал глазами:

— Там разбойники… э… в общем, они немного не в себе… короче, там валяются! — И, вяло махнув рукой, парень без сознания сполз на дорогу…


Любопытство не порок — вот главная заповедь всей неразлучной троицы.

— Ну?

— Что там?

— Как?

Это они интересуются у Шамира, вылезшего из кустов, что же такое приключилось с разбойниками.

— Да все просто. Судя по всему, эти идиоты привязали его к дереву. Половину он оглушил арбалетом (варвар!), половина сама…

— То есть как? — О, это уже Мэй интересуется!

— Да они, пока ловили этого прохвоста, так друг друга отдубасили… И, сдается мне, не случайно.

— Да совершенно точно! Это же Ил, он кого угодно сведет с ума! Знал бы ты, при каких обстоятельствах я с ним познакомилась… Брр! А этот гад еще и шутить изволил…

— Вы что, знаете нашего спасителя?

С минуту ошарашенные Шэм и Мэй разглядывали караванщика. А затем залились диким и безудержным смехом.

— Знаете, если вы сейчас не заткнетесь, я поколочу вас арбалетом! — раздался усталый голос парня.

— А стрелять никак? — это уже Риг.

— Так я же не умею!

Корчившиеся от смеха Мэй и Шэм в истерике сползли на землю…


Как выбираться, думал я недолго. Впрочем, как и всегда. Ну не хотелось мне, чтобы эти двое застали меня в таком бедственном состоянии! Эх, болт подхвачу…

Ну ничего, отыграюсь.

И я легко и бесшумно выскользнул из безвольно опавших веревок, улучив момент, когда мой сторож отвлекся…

Ах! Не успел… Разбойник резко обернулся и разрядил в меня все шесть зарядов. Эх, ох, их!.. Проклятье! Не сумел от одного увернуться! Плечо обожгло болью, и я справедливо обиделся.

Тэк-с, пора выкручиваться! Длинный прыжок в сторону стрелявшего. Вырвать из его рук арбалет и… упс! Я же стрелять не умею! Не, из лука — это да. Кинжальчики там метаю. А вот что-нибудь такое… А-а-а! Демон с ним!

И, размахнувшись, со всей дури опустил на голову недоуменно хлопающего глазами разбойника сию бесполезную вещь. Бедняга закатил глаза и рухнул в траву. Впрочем, на его место уже спешили остальные. Почему на его место? Так я не преминул (несмотря на различные железяки в их руках) снова воспользоваться своим уже полюбившимся оружием. Но, как ни прискорбно, после еще пяти таких «применений» оно развалилось на части и осыпалось на землю. Ой-ёй! Ах нет, вон еще с арбалетами бегут…

И началась потеха.

Вы никогда не пробовали поймать довольно шустрого паренька толпой в двадцать человек, в придорожных кустах, да еще так, чтобы на дороге не заметили? Ага. Вот и они не пробовали!

Я вовремя увернулся от размахивающего какой-то булавой лихого парня, который тут же сшиб метящего в меня саблей с другой стороны разбойника, поднырнул под двуручник третьего… Прощай, четвертый! Мне очень нравится твой арбалет!

Отпрыгнул от больно шустрого пятого, бедняга попытался сшибить дерево… да-да, то самое. О! Веревка! Момент!

Еще один споткнулся о веревку, другой… Э! Куда прешь? Ну все, с меня хватит. Вот тебе, а вот — тебе! Ага, спасибо за новый арбалет!

Наконец я отделался от этих сумасшедших. Нет, ну точно — чокнутые.

В общем, я выскочил на дорогу, вежливо попрощался с кустами на темном наречии, расстался с уже отслужившим свое арбалетом и тут… увидел их. И конечно, не смог удержаться от издевательства, то бишь со всей жизнерадостностью их поприветствовал.

Ой, что-то мне нехорошо. Болт! Я поспешил вытащить застрявшее у меня в плече недоразумение и уставился на него. А-а-а! Вот гады, яда не пожалели!

И, брякнув что-то моим старым знакомым насчет «гадов», я облегченно упал без сознания.

Который раз, который…


— Что с ним? — в ужасе прохрипел Валентин, разглядывая своего некогда прекрасной благородной серой расцветки коня.

Дым лукаво покосился на своего бывшего хозяина умным взглядом. Судя по всему, хитрюга получал от произведенного эффекта истинное удовольствие.

— Так-так-так… — задумчиво бормотал мэтр Ижэн, обходя Дыма по кругу. — Увы, ваше величество, при окрашивании явно использовался какой-то особый состав, который смывается только определенным способом. Искать его можно до бесконечности!

— Найду вора — убью, — мрачно пообещал император Каролы.

— Зачем же так? По мне, парень — замечательная личность! Чего стоит только уничтожение хардрагцев? Вот-вот. Его к награде бы! А конь? Что вам конь! Он и не слушается вас теперь, небось тоже по душе вор пришелся! Эх! За что и не люблю я этих вампирских демонов-коней — своевольны, как не знаю кто!

И, придя все-таки к общему согласию, они отправились во дворец императрицы засвидетельствовать свое почтение.

А там до сих пор царила паника.


Закатное солнце бросало гаснущие взгляды из-под ресниц-облаков; небо, темнеющее в преддверии ночи, расстилалось над равниной; неосязаемый ветер с беспечностью стихии шевелил ковыль, а дорога, пересекающая все это великолепие, была пустынна. Я сидел, прислонившись к дереву на опушке того самого леса, где меня наградили отравленным болтом в плечо. После того как я попытался поколотить арбалетом Мэй и Шэма, я отчего-то снова ушел в бессознанку, и мои милые друзья провезли меня через лес. Очнулся я лишь на привале, на этой самой опушке. Хотя остальные этого еще не заметили — заняты своими делами. Сидят у костра и болтают всякую чушь. На тему: «…поскольку мне такой яд неизвестен, полагаю, к утру он окочурится…» Ха, ха, ха! Вот еще доказательство того, что моя сестрица обо мне ни демона не знает. Такие слабые яды, как этот, на меня недолго действуют, а та царапина от болта… Выживал и при смертельных!

А вообще, меня интересует эта равнина. На кой мрак ее назвали «Дикой пустыней»?

Сия равнина легла на пути в Нол-Иалмерит, светлоэльфийское королевство, и нам предстояло ее пересечь. Я довольно неплохой путешественник, но об этом местечке слышал возмутительно мало — мол, опасное оно, и произошла здесь в далекие, как всегда, неизвестные времена битва. Кто с кем, кто кого — неизвестно. Зато ясно то, что небольшие отряды, пытающиеся пересечь равнину, регулярно пропадали в этой с виду мирной обыкновенной «пустыне». Ну пропадают. А дикость тут при чем? То-то…

Э… Не понял! Они же без меня ужинать собираются!


Немного порассуждав на тему: «яды и как от них избавляться», Мэй предложила всем отужинать, и, что отнюдь не странно, все согласились. Но только они приступили к трапезе, как прямо рядом с ними раздался легкий смешок.

— А меня пригласить не хотите? — Голос был как-то невыразимо мягок и мелодичен, однако буквально все, находившиеся возле костра, вскочили с мест, вскидывая, у кого какое, оружие. Парень, раненный отравленным смертельным ядом болтом, окинул всех любопытным взглядом:

— Впечатляет. Но боюсь, я несколько голоден, посему, может, сначала накормите?


Подкрасться беззвучно мне не составило труда. А то! Вор я или… ой, это уже было. И закончилось не очень радужно. Хотя не скажу, что буду скучать по Хардрагу.

У-у-у! Ребята, нервы лечить-то надо!

Я с любопытством разглядывал вскинувшуюся компанию. Ага, Мэй, как всегда, выхватила свой «мечик», Шэм — свою железяку на семь золотых. О! Это уже интересней. Рыжик, то есть Риг, братишка Шэма, судорожно сжимает в руке милый такой мирандорр. Ба! Что я слышу! Вы не знаете, что сие есть такое? О, презанятная вещица. Магическая. Но вообще, для знающих магов — тупое использование силы напрямую. Такие вещи — как раз для первого курса. Маг призывает часть своей силы и формирует ее в определенную вещь. В меч, например. Причем любой формы, размера и прочее — веса эта вещь иметь не будет.

Кто там дальше? Ах, ох, ух и эх! Красота-то какая! Вампиресса. Именно так. Не смейте иначе называть вампирессу, а то — как вдарит! Будете знать. В руках две «бабочки», лезвия черные, кровавые руны на рукоятях… не менее ста с лишком золотых… а знающим людям…

Брр! Не дай вам небо встретиться взглядом со столь сильным некро, да еще не научившимся контролировать свой дар! Взгляд блондина проморозил меня до костей, а царапина на плече нервно заныла — мол, хозяин, еще вопрос, кто страшнее: тот, у кого ты артефактик свистнул, или тот, что пред тобой в руках, этак небрежно, Черную Молнию ворочает.

Я мило улыбнулся и попросил есть. Не морите голодом, гады!


— Dark'han dyui ovus jhern vhusre fybu te jnak vemtew iud oencf wiiiii![1]

Да. Неприятно просыпаться под такие рулады. Я поднял голову над холодной землей — спать пришлось прямо на ней.

— Nok'har innolesseariish rwe xsijlak oun mekhell'rand raen eybjai ndat hjuaerrss…

Повисла тишина. Упс… кажется, я позабыл, где нахожусь. Брякнуть такое в ответ на довольно приличную фразу на темном демонском…

— Ил…

Я сплю, я сплю, я сп…

— Ил!

Ох! Зачем же так вздергивать в воздух? Сильна сестрица!

Я наконец соизволил разлепить глаза и узрел картину, явно дарящую моему злоехидному, зложаждущему сердцу необъятное тепло. Мэй держала за шкирку мое еще не пришедшее в себя тело в вертикальном положении. Я счастливо улыбнулся и потянулся, как большой дикий кот, с радостью чувствуя, что от вчерашней царапины не осталось и следа. Мррр…

Наемница отпустила меня, но я, падая, в самый последний момент успел сгруппироваться и мягко и вполне удобно расположился на земле.

— Ты неисправим, — плачущим голосом выдавила Мэй. — И откуда ты знаешь этот язык? Да еще так хорошо! Чего я еще о тебе не знаю?

— Да в чем дело-то?

Надо сказать, сцена, которую я узрел, распахнув глаза, была довольно живописна. Во-первых, мрачный Шэм (о-о-о, бальзам на мою погрязшую в грехах воровства душу), в исступлении точащий свой меч (надеюсь, не для меня!) и не глядящий ни на кого. Во-вторых, Риг, переминающийся с ноги на ногу и стоящий рядом с воином, хлопая своими умилительно голубыми глазами. Вид у него был виноватый. Стоп. Это не он дежурил последним? Ну-ка, ну-ка… В-третьих, вампиресса. То есть ее отсутствие. О-хо-хо, чует моя душонка, пошла девица в разведку… в пустыньку… эх, а была так молода! В-четвертых… Ледиан. Сей субъект с искренним любопытством меня разглядывал, явно задавшись целью поинтересоваться, кто же меня учил. Этот аристократ почуял руку ха-а-арошего учителя. Ну-ну. Посмотрим.

— Ты ничего не замечаешь?

Я окинул взглядом простирающуюся до самого горизонта равнину, лесок за нашей спиной, вновь пересчитал взглядом своих спутников (вампирессы все так же не было видно) и отрицательно покачал головой.

— И караван тоже?

Я вытаращился на Мэйрону. Помолчал. А потом (ей-ей, извиняйте, не выдержал) захохотал во всю мощь своих легких, и мой смех зазвенел, заплясал над колыхнувшейся ковылем равниной, унесся вдаль, завяз в ветках и корнях зеленого леса, взвился в небо, разбившись хрустальными осколками о такой же беспечный и не сдерживаемый ничем ветер.

Нет, ну сами поймите! Бывают случаи, что караван, по трусости или же по причине малой платы, покидают охранники. Но чтобы караван кинул охранников! Ой, хи-хи-хи… ха-ха-ха… о-хо-хо. Как я понимаю, все это произошло во время дежурства Рига. Бедняга уснул, и фраза, произнесенная моей импульсивной сестрицей, явно предназначалась ему и памятному каравану.

— Что? Где? Когда? — Из чащи выскочила всполошенная Анжелика и, размахивая «бабо


Содержание:
 0  вы читаете: Хроники Мианора : Екатерина Николаичева  1  Глава 1 КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ : Екатерина Николаичева
 2  Глава 2 ПЕРВЫЙ КАМЕНЬ ЛАВИНЫ : Екатерина Николаичева  3  Глава 3 ПОНЕСЛОСЬ… : Екатерина Николаичева
 4  Глава 4 КАК ЗДОРОВО, ЧТО ВСЕ МЫ ЗДЕСЬ!. : Екатерина Николаичева  5  Глава 5 ЗААРРКИАРЕЛЛ : Екатерина Николаичева
 6  Глава 6 КРАХ НАДЕЖДЫ : Екатерина Николаичева  7  Глава 7 ПОВОЮЕМ? : Екатерина Николаичева
 8  Глава 8 РАЗВЯЗКА. ИСПОВЕДЬ ХОЗЯИНА : Екатерина Николаичева  9  Глава 9 ЭПИЛОГ, ИЛИ ВСЕ ТОЛЬКО НАЧАЛОСЬ : Екатерина Николаичева
 10  Глава 1 НАВСТРЕЧУ ЛЕТУ : Екатерина Николаичева  11  Глава 2 НА ПОЛПУТИ К ЛЕТУ : Екатерина Николаичева
 12  Глава 3 А ВОТ И ЛЕТО! ЧТО, НЕ ЖДАЛИ? : Екатерина Николаичева  13  Глава 4 ПЕРВЫЕ ШАГИ : Екатерина Николаичева
 14  Глава 5 МОРЕ : Екатерина Николаичева  15  Глава 6 РАСКОЛ : Екатерина Николаичева
 16  Глава 7 СТОЛКНОВЕНИЕ : Екатерина Николаичева  17  Глава 8 ОБРАТНЫЙ ОТКАТ СИЛЫ : Екатерина Николаичева
 18  Глава 9 ВЕЕРИН, СТОЛИЦА АРХИПЕЛАГА ЛИНЭХ : Екатерина Николаичева  19  Глава 10 ДЕМОНЫ, НЕКРОМАНТЫ И ВОРЫ : Екатерина Николаичева
 20  Глава 11 НЕКРОМАНТ — ЭТО СКЛАД ХАРАКТЕРА : Екатерина Николаичева  21  Глава 12 КОНЕЦ СВЕТА : Екатерина Николаичева
 22  ЭПИЛОГ : Екатерина Николаичева  23  Глава 1 НАВСТРЕЧУ ЛЕТУ : Екатерина Николаичева
 24  Глава 2 НА ПОЛПУТИ К ЛЕТУ : Екатерина Николаичева  25  Глава 3 А ВОТ И ЛЕТО! ЧТО, НЕ ЖДАЛИ? : Екатерина Николаичева
 26  Глава 4 ПЕРВЫЕ ШАГИ : Екатерина Николаичева  27  Глава 5 МОРЕ : Екатерина Николаичева
 28  Глава 6 РАСКОЛ : Екатерина Николаичева  29  Глава 7 СТОЛКНОВЕНИЕ : Екатерина Николаичева
 30  Глава 8 ОБРАТНЫЙ ОТКАТ СИЛЫ : Екатерина Николаичева  31  Глава 9 ВЕЕРИН, СТОЛИЦА АРХИПЕЛАГА ЛИНЭХ : Екатерина Николаичева
 32  Глава 10 ДЕМОНЫ, НЕКРОМАНТЫ И ВОРЫ : Екатерина Николаичева  33  Глава 11 НЕКРОМАНТ — ЭТО СКЛАД ХАРАКТЕРА : Екатерина Николаичева
 34  Глава 12 КОНЕЦ СВЕТА : Екатерина Николаичева  35  ЭПИЛОГ : Екатерина Николаичева
 36  Использовалась литература : Хроники Мианора    



 




sitemap