Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 13 : Илья Новак

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37

вы читаете книгу




Глава 13

Именно в такие часы Шангалла Левенгук ощущала себя счастливой, именно ради них она и жила.

С самого раннего утра она носилась по территории вокруг Стопы, что-то приказывала, организовывала, расставляла всех по местам, придавала значение мелочам, не упускала из виду нюансы, обращала внимание на детали, тонко реагировала на малейшие поправки к программе и, конечно же, направляла общую стратегию.

Праздник должен идти по спланированному сценарию, а значит, он так и пройдет, пусть хоть весь Конгломерат провалится в тартарары! Так сказала она, Посвященная Шанго, а имя это что-то да значит в Кабуке и ближайших окрестностях.

Результатом бурной деятельности стала установка большого видеоэкрана над трибунами, расположенными полумесяцем у самого берега, а также вымытая до тусклого блеска круглая арена, приткнувшаяся между трибунами и океаном. Имей она такую возможность, Шангалла подкрасила бы и океанские волны – они хотя и отличались радующей глаз сглаженностью, но в это утро выглядели как-то по-особому свинцово-серыми и отстраненно-холодными. Впрочем, уже начинался отлив – еще один нонсенс этого мира, у которого отсутствовали крупные небесные спутники, вызывающие отливы и приливы. Значит, вскоре должна обнажиться Гиблая Яма, что сведет на нет сглаженность водной поверхности.

Помимо трибун подкрасили рупоры и столб, а кусты вокруг них дополнительно подстригли. Увы, но под утро пришлось внести несколько изменений в давно спланированный сценарий: выделить почетное место рядом с Шангаллой нежданно-негаданно свалившемуся на голову Левенгуку, а еще спешно отыскать в ангаре спасательный плот с дистанционным управлением. Этот плот нужен для транспортировки жертв в зев Гиблой Ямы.

Между делом Посвященная связалась с Урбаном Карафом из Разрядника и выяснила, что у него, ах-ха, все хорошо, что в голове у него мозги, а не желе, что он, хотя в этот полдень и не будет ежегодной подпитки из реальности Дня, все равно не забудет дать на пару минут повышенное напряжение, дабы Сеть разгорелась поярче и стала видна даже днем, внушая местным олухам благоговейный ужас перед всевластием богов. После этого Шангалла уселась со своими ближайшими помощницами в кают-компании Стопы за чашкой чаю, вспоминая при этом, не упустила ли она что-нибудь из виду, и постепенно утверждаясь во мнении, что таки да, что-то упустила.

Что-то, связанное с двумя жертвами, отловленными супругом и Пукковицем, что-то, о чем Левенгук ей говорил… приказывал?.. Нет, все-таки говорил – ведь он не имеет ни малейшего морального права что-либо приказывать ей, Посвященной.

Шангалла рассеянно пыталась вспомнить и одновременно строго поглядывала в сторону сидящей напротив Саши Пукковиц, тонкой как жердь фемино-особи с непроходящим ледяным изумлением в глазах. Саша за два года самоотверженного внедрения феминизма в Кабуке приобрела пагубную привычку втихаря подливать коньяк в свой чай, а затем, не к месту хихикая, объяснять нарушение координации переутомлением от титанической работы в Обществе Подогрева Детского Питания До Температуры 36,6 Градуса, основательницей и единственной участницей которого она являлась. Судя по тому, что глаза мадам Пукковиц под взметнувшимися тонкими дугами бровей выражали крайнюю степень вселенского изумления, она уже успела накапать чего-то недозволенного в свою чашку. Шангалла как раз собралась высказаться по этому поводу, но тут вдруг Саша поднялась из-за стола и нетвердой рукой запустила чашку куда-то вглубь помещения. Четверо остальных сидящих за столом феминоособей вскочили.

– Мышь! – звенящим голосом поведала Саша. – Там опять эта мышь!

Все оглянулись в сторону, где под стойкой монитора разбился на мелкие осколки дорогой сервизный фарфор.

– Ты уверена? – наконец осторожно осведомилась Тайя Строга. – Я, например, ничего не вижу.

Мадам Пукковиц повернула к ней удивленное лицо.

– Я в здравом уме и твердой памяти! – заявила она, чуть запнувшись на слове «твердой». – Естественно, я уверена, Строга!

Женщины, в отличие от мужчин, как правило, не обзывают друг друга «дурами набитыми» или, скажем, «психованными идиотками». Они не ругаются во время изложения своих личных взглядов на моральные недостатки оппонентки, не размахивают кулаками и не грозятся проломить друг другу головы посредством тяжелых тупых предметов – у них в ходу штучки потоньше и поострее.

Благочестиво промокнув губы платочком, соратница Саши наисладчайшим, неизъяснимо сочувствующим голосом поставила под сомнение адекватность поступка мадам Пукковиц следующей фразой:

– Но, может быть, этот утренний чай слишком крепок и немного расстроил ваш рассудок, дорогая моя?

Мадам Пукковиц уже раскрыла слегка подкрашенные губы, принимая бой, но тут на одном из мониторов, который показывал участок аллеи возле Стены, произошло движение. Шангалла Левенгук поспешно прервала готовую начаться словесную дуэль.

– Смотрите, это Зигрия Матхун и… – Она пригляделась. – И кажется, он не нашел ничего лучше, как притащить сюда свою сестру. Вот глупый мужик! Приведите их ко мне!

Пятью минутами позже наследную Вессантру оставили под конвоем в нижней части Стопы, а Гладию Хахмурку вместе с Зигрией Матхуном сопроводили в кают-компанию. Остальные дамы удалились встречать других объявившихся на мониторах гостей, а Шангалла обратилась к прибывшим со следующими словами:

– Ну, с него-то спрос небольшой, но вы-то, Гладил, могли понять, что абсолютно ни к чему приводить соперницу сюда! Мы бы объявили, что властителем Арры становится он… – Посвященная, не глядя, ткнула пальцем в сторону бородача. – В связи с тем, что вторая претендентка просто не явилась на церемонию. Теперь же нам придется объяснять, почему властителем станет именно он, и… – она быстро покосилась на Матхуна и в который раз пожалела, что такая, в общем-то, достойная женщина, как Вессантра, не прониклась духом истинного феминизма, – и объяснение должно быть по-настоящему убедительным, когда остальные увидят их обоих.

– Я понимаю, – согласилась Хахмурка. – Но…

Но тут слово взял Зигрия, который хотя и не испытывал перед Посвященной панического страха, но все же относился с известной опаской.

– Так что, нужно было замочить мою сеструху, да? – Он дернул себя за бороду. – Я, мэм, не понимаю, об чем вы тута речете! Ясное дело, следовало оставить Вес внизу, но так уж вышло, что нам пришлось тащить ее сюда за собою. Так что с того? Теперь спрячьте ее где-нибудь на время праздника – и хана всему объяснению!

– Ее видели по дороге сюда, – указала Хахмурка. – Свонна Снежная видела и крестная Малина, да и Лепесток Лотоса, наверное, тоже…

– А-а, эти напыщенные мелкогрудые телки! – глухо заворчал Матхун, но наткнулся на пронзительный взгляд Посвященной и осекся. – Ой, извиняюсь, мэм… Сам не знаю, чаво это на меня нашло… Я ж обычно тихий, как… – он пошлепал губами, задрал бороду и заключил: – …как бык после случки… ой! Еще разок простите великодушно, мэм! Просто сорвалось с языка, не подумавши…

– Вот именно, не подумавши, – деревянным голосом согласилась Шангалла. – Вы… э-э… Зигрия, идите себе куда-нибудь на… трибуны. Туда уже повели остальных гостей. Праздник начнется ровно через час…

– Ага! – обрадовался Матхун. – И вправду, я пойду себе куда-нибудь… на трибуны. Тем паче раз уж и гости там… – К облегчению всех троих, он ушел, после чего Шангалла и Хахмурка чинно поцеловались, ибо знали друг друга уже не один год.

– Ну и как? – спросила Посвященная.

– Жаль, что пришлось начинать издалека, работать вначале по другой специальности, – ответила полевая агентша-внедреница, – прежде чем удалось попасться на глаза Матхуну и навести его на мысль использовать меня как помощницу. То было жуткое время!

– Но как ты терпишь это… быдло, дорогая?

– Приходится.

Посвященная Шанго недолго подумала и сказала:

– Доклад я выслушаю позже. А сейчас я подумала, что мы сможем посадить на трон Арры и кое-кого другого. Теперь предки и голубая кровь уже не имеют былого значения. А если кто-то станет роптать, мы справимся с этим, не правда ли?

У Левенгука тем временем нашлись свои дела. Когда плот подтащили к берегу и опустили на мелководье, фокусник вооружился дистанционкой и, забавляясь, как ребенок, принялся крутить ручки управления и направлять из стороны в сторону антенну. В задней части ромбовидного плота, выполненного из стилизованных под деревянные бревна пластиковых труб, имелся электромотор с винтом и легкий киль, который можно было поворачивать почти на девяносто градусов.

Мотор зажужжал, киль повернулся, плот описал на воде широкий круг и ткнулся носом в берег.

– Работает, – констатировал стоявший рядом Пук. – Давненько, однако, мы не делали этого.

– Не делали чего? – Фокусник щелкнул выключателем и спрятал пульт в карман.

– Я имею в виду, не приносили жертв Энтропи-ческому богу…

– Энтропический бог? Что за бред?

– Так его обозвала Шангуха.

Толстяк скептически хмыкнул и махнул рукой в глубину океана, воды которого теперь уже не были столь спокойны, как полчаса назад. Казалось, что в некой точке, находившейся примерно в двух милях от берега, начинается круговорот, к которому вода устремляется по огромной спирали. Концентрические витки уже нарушили зеркальную поверхность океана, покрыв ее серебряными блестками брызг и барашками пены. Создавалось впечатление, что уровень воды постепенно понижается, словно вдалеке медленно вырастает пока еще узкая, но непрерывно расширявшаяся водяная яма.

– И так – дважды в сутки, – отметил Пук. – Через полчаса в воду уже и не зайдешь… – Наклонившись, он вытянул плот подальше на берег. – Потому что, ежели утянет, назад не выплывешь. Главное, интересно, куда такая масса воды девается, а, Антон? Левенгук молча пожал плечами.

– Как-то, – продолжал толстяк, – бросил я буй с радиомаяком. Очень мощный сигнал. Затянуло его, значит, туда, и через пяток минут сигнал пропал. Может, он о скалы какие-нибудь подводные разбился?

– Может, – откликнулся Левенгук.

– Так ведь не мог, не мог разбиться! Передатчик был спрятан в пенометаллический контейнер, цельнолитой, без швов! Какие уж тут скалы – его хоть под приземляющийся грузолет клади, все равно выдержит. А тут был сигнал, и вдруг – бац! – нет его.

– Марианская впадина, – пробормотал фокусник.

– Что, Антон?

– Это в одной отдаленной реальности, так и не подписавшей Сопредельную Конвенцию. Я как-то отправился туда в командировку, еще до того, как стал принципалом. И наблюдал там нечто похожее. Это редкая, очень редкая в Конгломерате аномалия. Наши эксперты потом исследовали подобный феномен и пришли к выводу, что такие западения в физической структуре крайне… странны. Интересно, что по времени это совпало с появлением в моей шляпе… Впрочем, не важно. Если начать от берега, то через сколько их затянет, Рад?

– Ну, вначале-то круги большие и вращаются медленно. Я б на твоем месте держал мотор включенным, пока хватит радиуса действия дистанцион-ки, а потом уж… – Радагар повернулся и скривил рожу. – О, явились, дурочки безмозглые!

На трибунах, которые полукругом охватывали прижавшуюся к берегу круглую арену, в разных секторах рассаживались со своими свитами три самые владетельные особы Кабуки.

Трибуны сбегали к арене каскадом уступов, а посредине располагались отделенные навесами и низкими оградами балкончики для жриц. На самом большом балконе виднелся венчающий длинную треногу микрофон и прикрепленный к ограде рупор. Внимание Левенгука привлек бородатый здоровяк, усаживавшийся слева от балконов вместе с мохнатым паукообразным страшилой и коренастым мужичком.

– Это, что ли, и есть наследник престола Арры? – уточнил Левенгук и перевел взгляд на рупор.

– А кто его знает? Наверное, он.

– Что, Шангалла так и не отказалась от своего стиля ведения общественных мероприятий?

– Нет, не отказалась. Так и бухтит, так и бухтит, понимаешь! Уши в трубочки сворачиваются, а она бухтит.

– Ничего, – сказал Левенгук. – Скоро я положу этому конец. Смотри, жертв ведут…

Шангалла не была бы Шангаллой, если бы во имя четкого планирования не усадила северную делегацию на севере, восточную – на востоке, а западно-центральную – на западе, ближе к центру.

Дислокация оказалась следующей: с правого конца трибун, у самого океана, восседала Свонна Лагерлеф и ее одетые в меха русоволосые скуластые барышни, вооруженные двуручными эспадонами и боевыми лабросами. С левой стороны, в наиболее удаленном от северянок месте, – Саакэ Окацу вместе с отборными бойцовскими девицами в черных кимоно, с нунчаками, сюрикенами, узкими мечами, узкими глазами и полосками материи на узких лбах. Наконец, ближе к центру восседала Оторва Малина, окруженная преданнейшими телохранительницами, в одежде которых выделялись натянутые до бровей шляпы и небрежно повязанные цветастые шейные платки, а в оружии преобладали стилеты, короткие дубинки и скрытые под полами двубортных пиджаков цепи.

Справа от центра нахохлился, выпятив бороду, Зигрия Матхун, из всего многочисленного окружения которого теперь остались лишь какой-то на редкость драный, побитый и колченогий паук да Каплун Лхасса. Они сидели с двух сторон от гордо молчавшей наследной Вессантры. Даже Гладия Хахмурка, сославшись на какие-то дела с Посвященной, покинула Матхуна и пребывала теперь на балкончике центрального яруса. Там уже сидела и сама Шанго вместе с парочкой феминоособей. По случаю праздника все были облачены в церемониальные деловые тройки торжественной скучно-бежевой расцветки.

Остальные жрицы суетились на всевозможных ответственных постах – важнейшим среди них считалось конвоирование жертв во главе с Баганом Скунсом к дальнему участку арены, возле которого приткнулся плот.

На центральном балконе в первом ряду сидели: Радагар Пукковиц, Антон Левенгук, Шангалла Левенгук, Гладия Хахмурка и Саша Пукковиц.

Из рупора грянула музыка. Бравурные звуки чуть уменьшили напряжение, незримо витавшее между представительницами северной и восточной культур.

Видеоэкран над ареной показал общий вид Разрядника и Млечную Сеть меж облаков.

Отыграв короткий туш, невидимый оркестр смолк, после чего Посвященная Шанго глянула на часы (почти двенадцать), на солнце (оно уже поднялось высоко и светило вовсю, разгоняя утренний туман), встала и приступила к своему тщательно отрепетированному обряду. Ее голос, стократно усиленный, разнесся над затихшими трибунами, над маленькой ареной, над берегом и, как показалось большинству присутствующих, над всем миром Цилиндра.

– Праздник Зажжения Мировой Свечи объявляется открытым! Слово имеет… – Она глянула в исписанный аккуратным мелким почерком листок. – Я!

Если бы кто-то удосужился подсчитать, то, возможно, смог бы определить, что с трибун и арены за Шангаллой наблюдают в общей сложности семьдесят семь пар глаз. Правда, этот гипотетический наблюдатель, скорее всего, упустил бы из виду, что еще кое-кто… вернее, кое-что смотрит на Посвященную Шанго с очень близкого расстояния странными, нечеловеческими глазами.

В которых мерцают электрические огоньки.

ЧАСТЬ 4

СВЕЧА: ПО СПИРАЛИ – ВНИЗ

Не доверяйте водному простору!

Данте Алигьери

Довольно далеко от арены, от Стопы Санчи и даже от края Круглой Стены, на пересечении слюдяных труб, на третьем этаже цилиндрической башни, толстый неопрятный человек увидел, как на табло электронных часов высветились цифры 12.00.00. Человек поднял руку, чтобы повернуть выкрашенный красной краской рубильник, но тут вдруг обнаружил, что в помещении находится не один.

– Что за?!. – воскликнул человек и больше ничего добавить не успел – с верхней полки стоящего у стены шкафа слетела металлическая коробка с канцелярскими принадлежностями и ударила его углом точно по темени, после чего он сполз со стула на пол.

Красный рубильник остался невключенным.


Содержание:
 0  Запретный мир : Илья Новак  1  ЧАСТЬ 1 ДНО: ИЗ ЦЕНТРА КРУГА : Илья Новак
 2  Глава 1 : Илья Новак  3  Глава 2 : Илья Новак
 4  Глава 3 : Илья Новак  5  Глава 4 : Илья Новак
 6  Глава 5 : Илья Новак  7  Глава 6 : Илья Новак
 8  Глава 7 : Илья Новак  9  продолжение 9
 10  Глава 1 : Илья Новак  11  Глава 2 : Илья Новак
 12  Глава 3 : Илья Новак  13  Глава 4 : Илья Новак
 14  Глава 5 : Илья Новак  15  Глава 6 : Илья Новак
 16  Глава 7 : Илья Новак  17  ЧАСТЬ 2 СТЕНА: ПО ВЕРТИКАЛИ – ВВЕРХ : Илья Новак
 18  Глава 8 : Илья Новак  19  Глава 9 : Илья Новак
 20  Глава 10 : Илья Новак  21  продолжение 21
 22  Глава 8 : Илья Новак  23  Глава 9 : Илья Новак
 24  Глава 10 : Илья Новак  25  Глава 11 : Илья Новак
 26  Глава 12 : Илья Новак  27  Глава 13 : Илья Новак
 28  Глава 11 : Илья Новак  29  Глава 12 : Илья Новак
 30  вы читаете: Глава 13 : Илья Новак  31  Глава 14 : Илья Новак
 32  Глава 15 : Илья Новак  33  Глава 16, последняя : Илья Новак
 34  Глава 14 : Илья Новак  35  Глава 15 : Илья Новак
 36  Глава 16, последняя : Илья Новак  37  ЭПИЛОГ : Илья Новак



 




sitemap