Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 15 : Илья Новак

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37

вы читаете книгу




Глава 15

Плот как раз находился в дальней от берега точке круга и, если Дебора подсчитала правильно, вращался уже по четвертому витку спирали. Она сидела, прижав колени к груди и обхватив их руками. Солнце сияло, вода из свинцово-серой превратилась в индиговую – плот казался оранжевым атоллом, затерявшимся на просторах двух океанов, небесного и водного.

Вода бурлила все сильнее, но даже если бы она оставалась спокойной, это бы ничего не изменило. Дебора Анчи отродясь не умела плавать.

В золотом свете Антон Левенгук гигантскими скачками мчался по уровню небес, и каждый шаг приближал его к башне Разрядника. Подобно сказочной твердыне, тот мерцал среди хаотического нагромождения облаков. Две присоски диаметром с тарелки для первых блюд, громко чмокая, то прижимались, то отставали от слюдяной трубы, чтобы вновь пристать к ней, но уже шагах в двадцати. Цилиндр распростерся внизу, и фокуснику казалось, что он канатоходец, а под ним круглая цирковая арена, но не красная, как положено, а желто-зелено-коричневая, покрытая ручейками рек, лужами озер и лишайниками лесов.

Антон поднял голову, вдруг осознав, что раз имеется арена, то должны присутствовать и зрители…

И действительно увидел их: за куполом небес, за событийным горизонтом реальности, скрытые воздухом и Клипатом, ряды, бесконечные ряды кресел, заполненные сущностями, которые наблюдают за его последним выступлением. А позади находится кто-то еще, огромный, всеобъемлющий, как сам Конгломерат Сопредельных Реальностей, и глядит на него внимательным взглядом…

Не выдержав этого взгляда, Левенгук вновь посмотрел вниз.

В лучах солнца Цилиндр сиял яркими красками. В нем все было прекрасно, в этом лучшем из миров, но сейчас фокусник собирался его уничтожить.

Антон Левенгук обернулся, уловив краем глаза какое-то движение.

Он бежал по небу, а позади него из второго неба пикировала большая птица, на спине которой кто-то сидел.

Фокусник просунул руку под рубашку, нащупывая чип на цепочке, а второй потянулся к ремню за сетью-путанкой.

С другого бока на его поясе висел химический пневмомаркер.

В небесном безмолвии, сотканном из желтых лучей и голубого воздуха, слышались лишь шелест перьев да пощелкивание длинного клюва. Вскоре пощелкивание сменилось клокотанием, которое складывалось в невнятно произносимые слова:

– Подстрели его… и все… дела…

– Не могу, – ответил Альбинос Аслаг, одновременно сжимающий оружие и поддерживающий безвольное тело перед собой. – Над Сетью и возле Разрядника стрелять опасно. Если промахнусь, заряд может сместить оси симметрии, и тут такое начнется…

Раздался вздох, и тело под Аслагом напряглось.

– Я… на пределе уже, – сообщил Ситцен. Он по касательной стремительно приближался к нелепой длинноногой фигуре, что бежала внизу. – А, паря, очухался? Между прочим, это я отказался лететь без тебя. Вот ему и пришлось захватить твое тело вместо своего помощника.

Бел де Фей с трудом поднял голову. Все это время его глаза оставались открыты, и в принципе он осознавал происходящее вокруг, только вот не мог реагировать.

– Что ты сделал? – спросил он, глядя на полупрозрачную башню, выраставшую перед ними.

Фигура фокусника приближалась к Разряднику длинными скачками.

– Парализовал тебя. У меня многофункциональное оружие. Прости, де Фей, но другого выхода не было. Вы успеете слетать за девушкой. А вот мы можем не успеть и…

Он не договорил, так как внизу Левенгук повернулся и вскинул руку. Звука выстрела не последовало, только легкий хлопок – словно по волану ударили ракеткой.

То, что устремилось к ним, трепетало и очень быстро разворачивалось в воздухе.

– Путанка! – крикнул Аслаг, вскидывая свое оружие и передергивая рычаг на рукояти.

Переплетенные белесые волокна с тихим шелестом распрямились паутиной, подрагивая и трепеща в потоках воздуха, образуя на пути преследователей как бы неровный плетеный круг.

– Афф! – выдохнул Ситцен, пытаясь завалиться на правое крыло и уйти в вираж, но по неопытности не успевая совершить маневр.

Макрофаг все-таки выстрелил – энергетический импульс легко прожег середину путанки и ушел дальше, ударив в Разрядник и рассосавшись в нем.

– Хоть бы без последствий обошлось, – пробормотал Аслаг. – Эта штуковина истончается до пленки толщиной в молекулу. Обволакивает любые предметы. Запеленала бы нас в кокон и удушила.

Разрядник увеличивался, и постепенно становилось видно: он напоминает стеклянную трубу, в центре которой проходит темный стержень-ось, а на него, как на шампур, насажены три диска-этажа. На этажах сквозь толстый слой стекла или чего-то очень напоминавшего стекло виднелись очертания мебели и каких-то аппаратов, а самый верхний этаж, накрытый куполом, наполнял клубящийся оранжевый дым.

Со всех сторон под башню сходились слюдяные трубы, над каждой имелась полукруглая дверь. К одной из них уже приближалась длинноногая фигура, а сверху неслась птица с двумя наездниками на спине.

– Энергетическая ирригация, – прокричал Аслаг на ухо Белу. – Разрядник вытягивает энергию из Белой Реальности. Энергия сохраняется в верхнем резервуаре и по коллектору сквозь диафрагму процеживается в Сеть. Диафрагма способна сжиматься и разжиматься, регулируя поток энергии. Урбан Караф может раздвинуть ее лишь на пару минут, чтобы озарить Сеть для праздника, но потом автоматика безопасности обязательно сократит отверстие до обычного диаметра. Но Левенгук, используя свой чип, отключит контрольный контур. Если энергия больше десяти-пятнадцати минут будет растекаться по Сети в сверхконцентрации, то естественное сопротивление формации Цилиндра не выдержит, и он схлопнется, погребет все, что находится в нем.

Между фокусником и дверью оставалось уже всего ничего, но сверху, рассекая крыльями голубой воздух, стремительно пикировал Ситцен.

– А что будет, если, наоборот, снизить концентрацию? – прокричал Бел. – Левенгук говорил о катастрофе…

– Да, если перекрыть диафрагму полностью, то Цилиндр распрямится слишком быстро, это приведет к тектоническим сдвигам и землетрясению. Но если уменьшать подачу постепенно, то Цилиндр распрямится медленно, и Кабука вновь станет обычным большим островом. Конечно, катаклизмов все равно не избежать, но не фатальных и…

– Щас шмякнемся, умники! – предупредил Гунь Ситцен.

Скольжение по крутой воздушной горке превратилось в падение.

В последний момент Бел успел увидеть, как прямо под ними Антон Левенгук наклонился и нырнул в полукруглые двери, бросив ходули снаружи.

Потом Альбинос Аслаг заорал над самым его ухом.

Хамелеон ударился всем телом в основание Разрядника и слюдяную трубу, скрывавшуюся под ним.

Альбинос, выпустив оружие, откинулся назад и погрузился головой в хвостовые перья Ситцена. Бела же бросило вперед. Перелетев через рыжий хохолок на темени птица, он вломился в дверь и проехал грудью по гладкому скользкому полу.

Де Фей поднялся на колени и огляделся. Круглое, насквозь пронизанное солнечными лучами помещение с прозрачными стенами и темным потолком. Под полом мерцали похожие на сюрреалистический цветок слюдяные трубы. В том месте, где они сходились, из пола поднималась еще одна труба – вертикальная, черная, исчезающая в круглом отверстии точно по центру потолка. Диаметр этого отверстия был немного больше диаметра коллектора, по внешней стороне которого шли короткие перекладины-ступени. Когда Бел поднял глаза, в отверстии мелькнули ноги фокусника.

– Вверх! – прохрипел Аслаг, вбегая внутрь. – Емкости на четвертом этаже, а диафрагма и пульт на третьем…

Вслед за Альбиносом Бел подскочил к стержню-коллектору, крикнул Ситцену: «Лети за ней!» – и стал подниматься, чувствуя, как за гладкой поверхностью под его руками струится мощный поток энергии.

Когда они достигли диска-пола второго этажа, ноги фокусника мелькнули у третьего. Бел успел мельком заметить загромождающие этаж устройства с обилием резиновых шпагатов и противовесов. Он прокричал поднимавшемуся над ним Аслагу:

– Ты говорил – десять минут. Мы успеем…

– Но там силовое поле, – простонал макрофаг, подбираясь к предпоследнему диску. – Он включит его…

Сверху раздалось гудение.

Через секунду Белаван соскочил со стержня и встал, тяжело дыша, рядом с Аслагом.

В мягком розовом свете, которым, казалось, был пропитан воздух, он увидел стальные лепестки диафрагмы, сходящиеся у горизонтальной прорези в коллекторе под потолком. У стены – пустой стеллаж, под ним громоздилась куча какого-то хлама, из-под нее торчали обутые в кеды волосатые ноги с очень толстыми икрами. Под стеной мигал лампочками пульт управления, фокусник как раз склонился над ним…

Альбинос Аслаг метнулся вперед. Левенгук что-то повернул, и воздух вокруг него на мгновение переливчато замерцал, словно в нем образовался большой мыльный пузырь, скорее, полупузырь, включивший в себя край диафрагмы, пульт, Левенгука и часть этажа от пола почти до потолка. Мерцание тут же исчезло, но Аслаг, ударившись о невидимую преграду, отшатнулся и упал.

Антон Левенгук повернул к ним голову и расстегнул тонкую цепочку на шее.

– Энергии аккумулятора, который поддерживает силовое поле, хватит минут на двадцать, – произнес фокусник. – Как раз достаточно, чтобы импульс распространился по Сети. – Он поднял руку и продемонстрировал блеснувший серебром чип. – Вы захотели отобрать у меня мой карманный мирок. – Левенгук протянул руку с чипом к узкому отверстию между четырьмя рядами кнопок и, не завершив движения, внимательно глянул на Бела. – Хотя бы сейчас признайся, ты с самого начала был их агентом?

– Чьим? – переспросил Бел.

– Братьев Чести, макрофагов… Спланированная операция?

– Нет, – сказал Аслаг. – Мы следили за тобой, но он угодил сюда случайно.

– Но именно из-за него я вернулся в Цилиндр. После введения нового меморандума я ведь не собирался появляться здесь еще года три… – Фокусник вновь потянулся к приемному отверстию. – Одного вашего агента я уничтожил, но вы продолжали следить за мной.

Длинные пальцы с холеными ногтями разжались. Чип опустился в приемник.

– Вы не боитесь умирать? – спросил Белаван.

– Умирать? Дорогой мой, я мертв с рождения. Это тебе следует бояться.

– Нет, нет, – сказал де Фей. – Я-то всегда был жив, но все равно не боюсь…

Рука потянулась к красному рубильнику, и тут Альбинос Аслаг произнес:

– На самом деле ты не уничтожил его. Урсул продолжал следить за тобой даже в новом обличье, Антон.

Маленькое серое тело метнулось вниз с охватывающей коллектор диафрагмы, с того места, которое находилось внутри силового поля. Приземлившись на пульт, крыса ударила сведенными вместе лапами по одной из кнопок. В воздухе вновь переливчато замерцала и тут же исчезла полусфера поля. Гудение, все время звучавшее в помещении, смолкло, и Альбинос Аслаг прыгнул на фокусника.

– Вот эта крыса – ваш агент? – В полной растерянности Бел развел руками, глядя на Аслага.

Макрофаг стоял над распростертым телом фокусника и что-то подкручивал в пульте управления. Белаван перевел взгляд на нижнюю часть коллектора, туда, где виднелось источившееся овальное вздутие, будто водянка на коже.

«Слюдяная» не от слюды, слюдяная – от слова «слюд», разъяснил ему чуть раньше Аслаг. А слюд – это желеобразное полимерное вещество, застывающее под воздействием воздуха. Выстрел из оружия макрофага прошел сквозь стену Разрядника и, частично рассеявшись, повредил слюд, нарушив его структуру на полуметровом овальном участке.

Аслаг поправил:

– Крыс. Это он, а не она.

– Хотя, – сказал де Фей, – все правильно. Если в самом начале истории появляется серый крыс, то в конце он должен кого-нибудь укусить…

С пульта крыс посмотрел на него красными глазами.

– Агент-внедренец, – повторил Альбинос, глядя на диафрагму под потолком. Она немного сдвинулась, уменьшив количество процеживавшейся вниз энергии. – Левенгук был принципалом Эгиды. Он скрылся и через некоторое время нашел Урбана Ка-рафа, который помог ему закрепиться здесь, в Кабуке, сконструировав Разрядник с Сетью. Еще в его распоряжении имелся морфизатор, секретный прибор из лаборатории Эгиды, который, убегая, они прихватили с собой. Урсул, – Аслаг показал на крыса, и тот кивнул, как бы здороваясь с Белом, – подвергся его воздействию. Уже здесь, в Кабуке, Левенгук отдал морфизатор Шангалле. Наш план заключался в том, чтобы заманить Левенгука сюда и заставить его самого, обязательно самого вставить чип в приемник. Ты пришелся очень кстати. Обнаружив, что кто-то без его ведома проник в Цилиндр, Левенгук отправился следом. Мы следили за ним, ожидая, что фокусник посетит Разрядник и так или иначе вставит чип, чтобы, раз уж все равно попал сюда, на всякий случай перепроверить работу систем. У нас был разработан план, как нейтрализовать его именно в тот момент. Но мы рассчитывали, что все это произойдет несколько позже, а пока старались не высовываться, чтобы случайно не засветиться. Но произошла накладка – наш оператор слишком близко подпустил мышь-шпиона, кто-то раздавил ее…

Бел повернулся, услышав шум сзади. Одна из обутых в кеды толстых ног, торчащих из-под кучи коробок и футляров, медленно согнулась.

– Ты сбросил это с полок? – спросил Бел у крыса, и тот совершенно по-человечески кивнул в ответ.

– Итак, Урсул, шпионивший за Левенгуком, обнаружил, что тот отправился в Цилиндр вслед за тобой, – продолжал Аслаг. – Трансреальные деформации и проецирования – два, в общем-то, разных процесса. Деформация – это чистая физика, тахионные потоки и тому подобное. А проецирование – психофизиологический процесс, использующий ментальные потоки и уровни биосопряжений. Левенгук настраивался на определенные параметры и попадал, куда хотел. Ты, не зная, что тебя ожидает, не настраивался ни на что и попал в геометрический центр дна Цилиндра. В замок. Урсул настроился на тебя… и очутился в соответствующем месте, в Недотычках. Но дальше мы потеряли с ним связь. А он, когда на верхней площадке фуникулера эта девушка, Дебора, вместе с хамелеоном и кролем отправилась вытаскивать тебя из Эхоловных пещер, поднялся выше и по трубе прибежал к Разряднику… Шел всю ночь и все утро, Урсул?

Крыс кивнул.

– Метаморфизатор спрятан в Стопе, так что скоро мы вернем тебя в прежний облик.

Подойдя к прозрачной стене, Бел выглянул, рассматривая тянувшуюся вдаль слюдяную трубу.

– Дебора уже должна сойти на берег, – пробормотал он.

Раздался сдавленный смех, и Бел повернулся. Аслаг сверху вниз глянул на фокусника.

– Даже не обыскал меня, – заметил тот тихо. – Какое неуважение…

Ладонь фокусника была прижата к пояснице. От нее вверх устремилась струя чего-то ядовито-зеленого, ударила в голову Аслага и отбросила его назад.

Вскочив, фокусник метнулся к круглому отверстию в полу. Бел, вытянув длинную ногу, зацепил его за лодыжку. Левенгук поскользнулся и грудью влип в истончившийся неровный овал на слюдяной поверхности коллектора. Химический пневмомаркер вылетел из его руки.

Раздался громкий хлюпающий звук. Наполняющий помещение оранжевый свет загустел, а ноги фокусника втянуло в коллектор.

Де Фей шагнул вперед, чтобы помочь ему выбраться, но остановился, потому что на его плечо легла рука макрофага. Лицо и часть волос Аслага приобрели веселый ярко-зеленый оттенок.

– Не стоит, – произнес Альбинос, пытаясь вытереть лицо рукавом. – Мы бы все равно не знали, что с ним теперь делать. Пусть он отправится в День.

Омываемое всплесками оранжевого свечения, тело фокусника медленно погружалось. Левенгук молчал.

– Не знали, что делать? – переспросил Бел. – Но разве вы не казните…

– Казнь? Что ты, макрофаги никого не казнят.

– Но… что с ним будет дальше? Альбинос пожал плечами:

– Эмпатическая энергия затянет его в Белую Реальность. Наверное, там есть жизнь, но она слишком не похожа на нашу. Никто не может ответить на вопрос, что с ним случится дальше.

Тело Левенгука втянулось до подмышек. Он вдруг хихикнул, повернул голову и спокойно произнес:

– А ты, де Фей… Разве ты не знал, что действие этих метаморфоз должно продлиться до двенадцати, максимум до часа дня? – Теперь уже и плечи фокусника исчезли из виду, над медленно стягивавшемся, повторявшем контуры его тела слюдом осталась лишь голова. – В конце праздника Свечи все хамелеоны должны превратиться в людей. Бел уставился на Альбиноса.

– Извини, я не знал, – растерянно произнес тот. – Я покажу тебе, как пользоваться «семимилями», но… кажется, уже поздно.

Левенгук вновь хихикнул, запрокинул голову… И слюд сомкнулся, затвердевая над его лицом. Стихающий голос, уже почти шепот, произнес:

– Он успел долететь разве что до Круглой Стены, а там вернулся в обычное человеческое состояние. Как интересно здесь… Необычное ощущение… У тебя был выбор, де Фей. Возможно, ты помог спасти мир. Но подвиг невелик. Девушку ты потерял.


Содержание:
 0  Запретный мир : Илья Новак  1  ЧАСТЬ 1 ДНО: ИЗ ЦЕНТРА КРУГА : Илья Новак
 2  Глава 1 : Илья Новак  3  Глава 2 : Илья Новак
 4  Глава 3 : Илья Новак  5  Глава 4 : Илья Новак
 6  Глава 5 : Илья Новак  7  Глава 6 : Илья Новак
 8  Глава 7 : Илья Новак  9  продолжение 9
 10  Глава 1 : Илья Новак  11  Глава 2 : Илья Новак
 12  Глава 3 : Илья Новак  13  Глава 4 : Илья Новак
 14  Глава 5 : Илья Новак  15  Глава 6 : Илья Новак
 16  Глава 7 : Илья Новак  17  ЧАСТЬ 2 СТЕНА: ПО ВЕРТИКАЛИ – ВВЕРХ : Илья Новак
 18  Глава 8 : Илья Новак  19  Глава 9 : Илья Новак
 20  Глава 10 : Илья Новак  21  продолжение 21
 22  Глава 8 : Илья Новак  23  Глава 9 : Илья Новак
 24  Глава 10 : Илья Новак  25  Глава 11 : Илья Новак
 26  Глава 12 : Илья Новак  27  Глава 13 : Илья Новак
 28  Глава 11 : Илья Новак  29  Глава 12 : Илья Новак
 30  Глава 13 : Илья Новак  31  Глава 14 : Илья Новак
 32  вы читаете: Глава 15 : Илья Новак  33  Глава 16, последняя : Илья Новак
 34  Глава 14 : Илья Новак  35  Глава 15 : Илья Новак
 36  Глава 16, последняя : Илья Новак  37  ЭПИЛОГ : Илья Новак



 




sitemap