Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 6 : Илья Новак

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37

вы читаете книгу




Глава 6

Поскольку роли были распределены заранее любящей порядок Хахмуркой, то каждому хамелеону казалось, что он точно знает, как ему действовать. К примеру, трое входящих в отряд летунов заняли позицию на крыше.

Их звали Чань, Хвань и Фань Кэ Ань, и в человеческом обличье они имели узкие глаза, так как вели свой род из Восточного Островного Архипелужка. Там в свое время под руководством неимоверно умудренного седобородого учителя они постигали тайны Мироздания, углубляясь в Книгу Пустоты Дзен.

Путь к изощреннейшим загадкам Вселенной вел – и на Востоке это считается вполне логичным – через постижение искусства того, как наиболее эффектно накостылять руками и ногами по морде ближнему своему. Хамелеоны считали, что они уже на подходе к тайным сокровищницам бытия, ибо умеют изящно задирать ногу в прыжке и как-то по-особому махать руками (теперь – крыльями). Двое летунов, Чань и Хвань, выглядели подобно летучим мышам. Фань Кэ Ань, старший в звене, напоминал птеродактиля, о чем, впрочем, не догадывался, так как этих самых птеродактилей никто в Кабуке никогда не видывал.

Хамелеоны-летуны, бесшумно опустившись на крышу «Трепалей», рассредоточились между водосточной трубой, слуховым окном и люком чердачной лестницы. Сверхточные часы, сверенные и розданные перед началом операции щепетильной Хахмуркой, исправно отсчитывали секунды, и Фань Кэ Ань четко знал, когда должно наступить время атаки.

Затаившись у водосточной трубы, Чань наблюдал, как гротескные фигуры постепенно стягиваются к дому, прячась за бордюрами, столбами, урнами и каретами. Следуя приказу Хахмурки, они двигались бесшумно, перемещались от тени к тени, избегая тусклого света фонарей. Когда хамелеоны замерли у стен борделя, через улицу протопал Каплун Лхасса и остановился под дверью. Он был единственным, кто умел обращаться с отмычками, к тому же человеческие пальцы лучше годились для подобного рода занятий.

Гладия Хахмурка и Зигрия Матхун, наблюдавшие за атакой с крыши, переглянулись и уставились на коренастую фигуру, которая притормозила точно под фонарем и, что-то недовольно бормоча, принялась звякать. Тонкий звон металла о металл далеко разносился над молчащей улицей. Хамелеоны, каждый в своем укрытии, испуганно затаились, окончательно слившись с тенями.

Гладия скрипнула зубами – внизу Каплун выронил отмычки на мостовую, в простоте своей подкрутил фитиль, чтобы фонарь светил поярче, и, кряхтя и скрипя суставами, стал искать связку. Хахмурка поднесла к глазам свои командирские часы, отличающиеся массивностью и благородством округлых очертаний. Судя по песку, быстро перетекающему из верхней колбы в нижнюю, до начала атаки оставалось секунд десять.

Каплун наконец подобрал нужную отмычку, вставил ее в скважину и, что-то сосредоточенно насвистывая, яростно задергал в замке. Отражаясь от стен домов, над улицей заметался сводящий скулы скрежет.

На крыше перед глазами Хахмурки в часах последние песчинки ссыпались вниз.

Внизу Каплун справился с замком, распахнул дверь так, что железная ручка ахнула по стене, и торжествующе крякнул на весь темный зал нижнего этажа.

На крыше «Трепалей» песок в верхней колбе часов Фань Кэ Аня также закончился, и он, открыв люк, приказал напарникам:

– Чаня, Хваня, слусай команда: насинаем быстло-быстло!

А в комнате второго этажа Бел де Фей проснулся. Но не потому, что интуитивно почувствовал опасность, из-за чего чуткое подсознание наполнило его сны кошмарами, а потому, что серый крыс не очень сильно, но достаточно чувствительно укусил его за нос. Белаван тихо, чтоб не разбудить Деби, снял крыса со своего подбородка, посадил его на кровать, вытянул ноги, выпрямился и тихо наступил на торчащий снизу хвост.

– А-а, чтоб тебя! – завопил змей из-под кровати. – Ты чё творишь, дылда?! Токмо мне наснилась симпотная очковая змейка с о-от такими… окулярами…

– Тихо! – шикнул Бел, и тут проснулась Деби. – Слышите?

Они вчетвером – вместе с крысом – прислушались.

– Лично я, – наконец сварливо сообщил Ситцен, – слышу токмо, как хрустят мои хвостовые хрящи, по которым ты двинул своим копытом.

– Нет, – прошептала Деби. – Там, снаружи, кажется, действительно что-то…

Снаружи, кажется, действительно что-то происходило. Поскольку их окно было крайним, водосточная труба тянулась рядом с ним, а по этой трубе как раз сейчас, тихо, словно ниндзя в ночи, съезжал, обхватив ее крыльями, Чань.

Внезапно тишина треснула, расколовшись осколками многочисленных звуков. Одновременно…

…Из зала снизу раздались громкие шаги – это Каплун Лхасса оповестил всех о том, что он уже вошел…

…Из коридора донесся шелест – это Фань Кэ Ань преодолел чердачную лестницу и теперь планировал на распростертых крыльях…

…С улицы послышался топот – это Хахмурка и Матхун, уразумев, что внезапная бесшумная атака накрылась медным тазом, выскочили из дома с пентхаузом и помчались к «Трепалям».

Секундой позже за окном комнаты послышалось царапанье – Чань, притормозив, пытался длинным когтем на конце крыла открыть фрамугу.

В коридоре за дверью что-то раскололось с феерическим треском – Фань Кэ Ань зацепил крылом стоявшую на перилах большую декоративную вазу, и та рухнула на пол. Сверху донесся звон – это Хвань ударом локтевого сустава высадил слуховое окошко.

Крыс вспрыгнул де Фею на плечо.

– Я посмотрю. – Бел подошел к двери и распахнул ее.

– Я тоже посмотрю, – тут же сказала Деби и, босиком прошлепав к окну, отдернула занавес.

Все это сопровождалось голосами, доносившимися разом из всех комнат второго этажа.

Дебора пискнула, увидев, что снаружи к окну приникла жутких размеров летучая мышь, с ушами-локаторами, широкой черной лентой на лбу и распластавшимися крыльями. Скребя кривыми когтями по стеклу, мышь медленно сползала, мучительно выпучив от напряжения глаза.

– Разверни да подбрось! – ахнул Ситцен, просунувший голову под мышкой девушки. – Это ж Хва… не, кажись – Чань! Во мурло!

Оглянувшийся на них Бел почувствовал какое-то движение и развернулся обратно. Из темноты коридора на него налетал принявший неестественную позу крылатый крокодил. Изогнув одно крыло и прижав к груди другое, он поджал под себя левую лапу, а правую вытянул вперед, метя суставом, заменявшим ему пятку, в голову де Фея.

– А вот и Фань! – в восторге заорал змей.

Бел присел.

Крокодил, поворачивая голову и не спуская удивленного взгляда с человека, пронесся через комнату, высадил окно, с испуганным воплем «кия-а!» въехал пяткой в живот изумленной летучей мыши и вместе с ней скрылся за карнизом.

Через пару секунд с улицы донесся грохот, затем испуганно заржала лошадь. Возникла продолжительная пауза, по прошествии которой Гунь Ситцен энергично выразил общее мнение:

– Шухер, братва!

Ад кромешный разверзся в «Трепалях».

Юноши, высыпавшие из комнат, визжали и царапали морды хамелеонам. Пол коридора дрожал, по нему метались растерянные клиентки в пижамах. Внизу Зигрия Матхун, вспомнив веселое отрочество и вовсю размахивая кулаками, вступил в противоборство со всем вспомогательным персоналом «Трепалей» – экономом, поварихой, девчонками-поваренками и старухой-привратницей. Он брызгал медовой слюной и ревел, как осаждаемый лайками медведь. За его спиной Гладия Хахмурка, возложив стопу на спину поверженного в самом начале драки карлика-хозяина, стояла с кинжалом наголо и одобрительно наблюдала за происходящим. В принципе Гладия Хахмурка одобряла физическую расправу над более слабым противником (кровожадное наследие предыдущей профессии), но сама в подобном предпочитала не участвовать. Под потолком вокруг люстры описывал круги последний оставшийся в строю летун и возбужденно орал:

– Со мне делать, командил?!

На пороге одной из комнат второго этажа Савимур билась коротким мечом с Каплуном Лхассой и вторым человекообразным членом отряда. А в соседнем помещении Белаван де Фей перебрасывал ногу через подоконник, ухватившись при этом за водосточную трубу.

– Это легко, – уверял он по ходу дела Дебору Анчи, спешно натягивавшую ботинки. – Ты просто соскользнешь вниз, а я уже буду там, чтобы подхватить тебя…

– Ну, скоро вы? – раздалось с улицы шипение Гуня. Хамелеон минутой раньше ловко соскользнул по трубе, обвившись вокруг нее, как архимедов винт.

– Здесь такое творится…

– Надо помочь Вессантре! – крикнула Дебора и побежала к двери.

Чертыхнувшись, Бел залез обратно, схватил с подоконника шпагу и ринулся следом. Они выскочили на темную, заполненную телами площадку. В дверном проеме возникла коренастая фигура. Пройдя мимо них в комнату и пробормотав на ходу: «Не, робята, енто не по мне», она со всей решительностью залезла под кровать. Снизу раздался треск деревянных ступеней и выворачиваемых перил, сообщающий, что Зигрия Матхун отбился от вспомогательного состава «Трепалей» и теперь собирается нанести визит вежливости второму этажу.

В комнате, где Савимур сражалась со вторым противником, Белаван, вежливо отстранив Дебору, опустил конец шпаги на его голову. После того как тот рухнул на пол, Бел сказал Сави и успевшей одеться Вессантре:

– Вы лучше идите за нами. Там можно спуститься по трубе.

Они вчетвером выскочили на площадку, и тут над верхними ступенями показались всклокоченная борода и дико вращающиеся глаза Матхуна.

– Сестренка! – взревел он, углядев в темноте знакомое лицо. – Приди ко мне!..

Бел, вновь перекинув ноги через подоконник, сказал остановившейся перед ним Деби:

– Сначала – ты, потом – Вес, потом – Сави, – и скользнул вниз.

Камни мостовой ударили его по пяткам. Белаван чуть присел и, отпрыгнув, глянул вверх. Над карнизом второго этажа виднелось озаренное розовым светом лицо Деби.

– Давай! – позвал он.

Дебора перелезла через подоконник и, сжав печную трубу коленями, оглянулась. В дверях стояли Ее Высочество и Савимур, на них из темноты, широко расставив руки, надвигался Матхун.

– Сюда! – позвала Дебора, замирая от испуга. Не выдержав скачущих по нему тел, с грохотом, от которого содрогнулся весь квартал, коридор обвалился. Здание подскочило над фундаментом и приземлилось точно на то же место. Пирамидальная люстра на первом этаже упала, осыпав стоявшую неподалеку Хахмурку шрапнелью стеклянных брызг.

Водосточная труба отделилась от крепежной скобы, осела на мостовую и начала медленно переворачиваться. Дебора, визжа, заскользила по ней, а на мостовой Бел де Фей, пятясь задом с растопыренными руками и поднятой головой, старался оказаться в нужное время в нужном месте, чтобы подхватить ее.

В «Трепалях» около трех десятков тел очутилось среди деревянных обломков на паркете, а вверху осталось лишь одно.

Всю свою сознательную жизнь получавший истинное интеллектуальное наслаждение лишь от подобных молодецких забав, Зигрия Матхун вцепился обеими руками в нижнюю планку дверного косяка и повис, покачиваясь.

Глубоко вдохнув, он подтянулся. Когда его голова оказалась над полом комнаты, Матхун увидел прямо перед собой две пары женских ног.

А еще хитрющие глазки Каплуна Лхассы, скорчившегося под кроватью с балдахином.

Зигрия напряг нехилые мускулы и подтянулся, край пола уперся в его бочкообразную грудь. Взревев, он рывком выбросил руки вперед и, прежде чем сила кабукского тяготения утянула его обратно, схватился за две левых ноги.

Потом Матхун рухнул на копошащуюся внизу кучу тел.

Но уже не один.

Вместе с ним упали наследная Вессантра и воительница Савимур.

Объехав два других экипажа и избежав встречи с выскочившими из дома фигурами, двуколка быстро покинула Ямки. Теперь она неслась по спящим улицам, грохоча и подпрыгивая на камнях мостовой.

Управлял профессиональный кучер Гунь Ситцен. Получалось неплохо: обмотавшись своей средней частью вокруг козел, он изогнутым хвостом зацепил поводья, а во рту сжимал хлыст и, периодически совершая шеей широкие круговые движения, хлестал лошадь.

Позади хамелеона Белаван пытался успокоить страдающую Дебору:

– Мы уже ничем не могли помочь им. Труба упала – и ты вместе с ней. И что-то там обвалилось в доме.

– По-моему, это была лестница! – всхлипнула девушка. – Лестница вместе с площадкой перед дверями. Но что же нам теперь делать?

– Думаю, надо продолжать путь. Гунь, ты как считаешь?

– Точняк, паря.

– Теперь мы просто обязаны предупредить Посвященную Шанго о тех методах, с помощью которых Матхун добивается трона, – заявил Белаван. На его коленях лежала верная шпага, а на плече сидел серый крыс. – Но если мы вернемся, нас тоже схватят, и пользы это не принесет никому. Никому, кроме Зигрии…

– Да, да. – Дебора потерла кулаками глаза. – Я просто… мне…

Какой-то особо крупный камень попал под колесо, и двуколка подпрыгнула, бросив Дебору в объятия де Фея.

Хамелеоны, под руководством Хахмурки выбравшись из завала, организованно покидали квартал, прихватив с собой две оставшиеся под «Трепалями» кареты и двух связанных женщин. Каплуну Лхассе, которого по приказу Зигрии летуны извлекли из-под кровати и сбросили вниз, все по очереди надавали подзатыльников и щелбанов, и теперь он, обиженно ворча, вел под уздцы лошадь.

На краю города компания остановилась. Хахмурка принялась рьяно руководить, расставляя всех и вся по местам. В результате ее лихорадочных усилий в одной карете оказались: она сама, Зигрия Матхун, связанные пленницы, Хвань на крыше (чтоб через него передавать приказы) и Каплун Лхасса на козлах в паре со слонопсом. Остальные разместились внутри и на крыше другой кареты.

Вторая карета неслась недалеко от первой параллельным курсом, и на каждом повороте, на каждой выбоине в мостовой, с ее стороны раздавались задавленные вопли и шум вспыхивавшей перебранки. Всю дорогу до заставы Матхун веселился, подшучивал над гордо молчавшей Вессантрой и смешно показывал «козу» Савимур, которая лишь яростно сверкала глазами в ответ. У заставы кареты остановились, и хамелеоны вылезли наружу. По приказу высунувшейся из окошка Хахмурки они принялись колотить в двери одноэтажного домика. Через минуту, сжимая под мышкой короткое мачете, в приоткрывшуюся дверь высунулась широкоплечая личность, в шерстяных рейтузах и бюстгальтере.

– Святители небесные, спасите! – Проктор выпучила глаза, оторопело оглядываясь. – Вы что, с карнавала, бабоньки?

– Мимо вас проезжала двуколка? – крикнула из окошка Гладия.

Проктор душераздирающе зевнула.

– Могет, это была и двуколка, а могет, что-либо другое, – заявила она. – Мы дрыхну… то бишь несли караульную службу внутрях этого вот строения. – Видимо, во избежание недоразумений она ткнула пальцем в стену. – И сквозь сон… то бишь когда вслух повторяли караульный устав, мимо чё-то вроде как пронеслось, а чё – неясно, потому как очень быстро, то бишь стремительно. Лиловые мои, Хеллуин скоро, не подскажете, где такие уродские маски с костюмами достать можно? Муж всю получку выметает, хочу его пугануть маленько…

Ее уже никто не слышал – Гладия отдала короткий приказ, хамелеоны облепили карету, и два экипажа унеслись прочь.

– Его называют Безумным Фуном, – пояснила немного успокоившаяся Дебора в ответ на вопрос Бела. – А что он такое – я не знаю. И никто точно не знает, кроме Шанго и ее жриц. В Стопу Санчи можно попасть, поднимаясь по Длинным Лестницам, но это долго. Тогда нас наверняка поймают.

– Но Фун – живой? – уточнил Белаван. – Какой-нибудь сумасшедший человек-проводник?

– Да, наверное, живой, хотя в то же время и не живой. И точно не человек.

Бел недоумевал:

– Так что же это? Заколдованные ворота? Магический проход?

– Нет, это такой… Но у меня нет слов, чтобы объяснить тебе. Хотя какой же это может быть проход, если Стопа находится вверху?..

– Где – вверху?

– Наверху Круглой Стены, конечно!

– Ничего не понимаю! Я-то думал… Ты хочешь сказать, там, на Стене, тоже есть жизнь?

– Ну, конечно. Вот смотри… Кабука была островом… большим островом посреди Внешнего Океана. Потом, во время оцилиндривания, на нее будто… будто поставили огромный стакан и вдавили… Середина, как раз там, где находится Арра и лес Харпул-ко, опустилась вниз, а края стали вертикальными, превратившись в Круглую Стену. Люди, которые в этих местах жили, все строения, леса, холмы, в общем, все, что не смогло зацепиться, посыпалось вниз. Обломки образовали вдоль стены полосу шириной шагов триста… ее называют полоской Хаоса. Но жизнь на Стене окончательно не прекратилась, кое-кто там остался или переселился по каким-то причинам… Например, там в Эхоловных пещерах живет народ Слиссы Фалангисты…

– А на самом верху? – вопросил Бел, пораженный открывшейся его мысленному взору картиной. – Что находится на Круглой Стене?

– Стопа Санчи. Внешние Поля за небесами…

– За небесами, – пробормотал Бел. – Внешние Поля!..

– Все равно мы не догоним их, Глади, – добродушно произнес Матхун. – Да и к чему спешить… «Перо, что быстро по бумаге буквы пишет»?

– К тому, что я не допущу, чтобы они опередили нас на целый день, – пояснила Хахмурка. – Придется ждать следующего утра, пока Фун вновь не спустится, или преодолевать Стену по Лестницам, а они извиваются туда-сюда… Вдруг за ту ночь, пока они будут наверху, а мы еще нет, устроят нам засаду? Нет, мы не должны допустить, чтобы они вступили на Путь Фуна…

– Но двуколка с тремя пассажирами едет быстрее, чем мы…

– Что с того? На границе Хаоса они все равно будут вынуждены остановиться, к тому же время, когда Путь откроется, еще не настало… Хотя… – Гладия, стараясь не стукнуться лбом о раму, выглянула из раскачивавшейся кареты и увидела, что небо над вершиной Стены… Нет, еще не светлеет, но как бы дает понять своим видом, что оно, небо, вполне уже созрело, чтобы посветлеть. – Хотя до этого осталось всего ничего, – заключила она.

– Вот почему этот мир казался мне таким маленьким! – говорил Бел. – Конечно, это ведь даже не остров – всего лишь середина острова! Но я все-таки не понимаю, что такое Безумный Фун… Почему – Фун и отчего – Безумный?

– Он появился сразу же после Стопы Санчи, – объяснила Дебора. – Мне кажется – возможно, только лишь мне так кажется, – что Посвященная создала его для удобства перемещений своих жриц… Потому что лишь четверых может поднять в своих жабрах Стрекозный Дракон… Но Фун обезумел, и теперь они предпочитают опускаться и подниматься какими-то другими способами. А вот ученики или те, кто обращается к Шанго за помощью, должны преодолеть Путь. Это как испытание…

– Но в чем именно заключается испытание? Дебора развела руками:

– Я не… о, смотри, по-моему, светает!

– Ты был там, наверху, – говорила Хахмурка. – А я нет (тут она слегка кривила душой). В чем заключается безумие Фуна?

Матхун хохотнул в бороду:

– Вообще-то, Глади, мне запрещено рассказывать, чтобы каждый, вступающий на Путь, оставался неподготовленным. Я могу, конечно, намекнуть. Фун вставляет такие фитили… То есть он задает задачки… О, гляди, мне кажется или действительно светает?

Выпустив из пасти хлыст, Гунь Ситцен повернул к ним плоскую голову, и тут лошадь, копыта которой уже несколько секунд грохотали по чему-то более неровному, чем мостовая, резко остановилась. Двуколка пошла юзом, левое колесо зацепилось, и легкий экипаж перевернулся.

Белаван, очень удачно упав на Ситцена, вскочил почти сразу и помог подняться Деборе. По его штанине, а затем по ребрам и предплечью пробежали лапки с острыми коготками, и крыс вновь уселся на плече. Гунь, ругаясь на чем свет стоит, выбрался из-под ног де Фея. Придерживая одной рукой талию Деби, а другой поправляя очки, Белаван огляделся. Рядом лежала перевернутая двуколка, лошадь стояла в стороне, понуро опустив голову.

Небо над вершиной Стены, которая находилась теперь рядом, быстро светлело. Этот свет выхватывал из темноты обломки строений, завалы земли и камней, вырванные с корнями кусты и древесные стволы, загромождающие пространство между путешественниками и подножием Круглой Стены…

Один участок ее слегка серебрился и, казалось, неустанно двигался сверху вниз. И еще от этого участка доносился ровный гул.

– Это что такое? – спросил Бел, принюхиваясь к посвежевшему воздуху.

Тем временем стало еще светлее, и Белаван увидел…

– Водопад, – произнесла Деби. – Вода просачивается из Внешнего Океана в Цилиндр. От него берет начало Бута. Все это время мы ехали вдоль нее, только не видели…. Но Фун находится по другую сторону реки! Мы должны перейти, мне говорили, там есть что-то вроде моста… Слышишь?

Белаван прислушался.

Сквозь шум Водопада доносился стук копыт.

Чань с Хванем по приказу ничего не упускающей из виду Хахмурки поднялись в воздух и прощупали своими биологическими радарами впередилежащее пространство. Вернувшись, они свесились с крыши кареты, просунули перевернутые морды в окошко и поведали:

– Те тлоя быстло-быстло идут, командил и ко-мандилка. Идут к мосту челез Буту, к Фунтику, да!

Матхун, который был горазд махать кулачищами и цитировать позабытых бардов, в критических ситуациях предпочитал перекладывать бремя ответственности на костлявые плечи помощницы, вопросительно глянул на Гладию.

– Так! – сказала она. – Мост! Они пойдут через мост. Вы двое сможете поднять хотя бы по одному хамелеону?

Морды переглянулись.

– Мозем, – подтвердили они. – Чаня, Хваня – сильные каратеки!

– И сметливые, однако, – добавил Чань, подумав.

– Значит, берете этого своего Вынь-Сунь… В общем, берете его, берете по хамелеону и вшестером отправляетесь на тот берег. – Она внимательно оглядела сосредоточенные ответственные морды. – На тот, другой берег, ясно? И возле моста поджидаете. Так?

– Так! – Морды исчезли из окошка; раздался шелест крыльев.

– В следующий раз, Зигрия, – сухо заметила Хахмурка, – ты доверишь мне подбор исполнителей.

Карета остановилась.

– А что делать с ними? – спросил Матхун, кивая в сторону притихших женщин.

– Пусть остаются здесь, они надежно связаны. Распахнув дверцу, Гладия выбралась из кареты и подала руку Матхуну. Зигрия грузно спрыгнул на землю.

Небо приобрело уже веселенький серо-голубой оттенок и продолжало светлеть. Между каретами и основанием Стены громоздились обломки деревьев и жилищ. Грохотал низвергавшийся с облачных высот Водопад.

Нелепые раскоряченные фигуры трех летунов неслись в его сторону, под каждой болталось по унылому хамелеону.

– Все сюда! – громко позвала Гладия. – За мной! А ты, – она пронзительно глянула на слезавшего с козел Каплуна Лхассу, – впереди меня.

Если что-то плохое может произойти – оно произойдет. Этот непреложный принцип мирового фатализма распространяется на все без исключения реальности, в чем Бел де Фей убедился, заметив, как идущая перед ним Дебора присела и схватилась за ногу.

– Что такое? – Бел подскочил к ней и нагнулся, в то время как ползущий впереди змей повернул голову.

– Здесь столько обломков и выбоин! – пожаловалась Деби, вставая и осторожно перенося вес тела на пострадавшую ногу. – Ай! Я, кажется, повредила ее, когда карета перевернулась. А теперь…

– Слушайте, братцы! – зашипел Ситцен. – Это ж никаких сил с вами нет! Вон же они, близко! Поспешайте!

Беглецы оглянулись. Позади них неровной цепью двигались хамелеоны и люди. Дебора сказала:

– Не могу. Если я скажу, чтобы ты уходил без меня, уйдешь?

Белаван еще раз взглянул на преследователей, на совсем близкую Стену, на Водопад, на зазмеившегося дальше Ситцена…

– Нет, – сказал он, сунул шпагу за ремень брюк, подхватил Деби на руки и зашагал вслед за змеем.

– Но это окончательно унизит мое женское достоинство! – запротестовала она.

– В моем мире, – наставительно произнес Белаван де Фей, перешагивая через обломки, то и дело спотыкаясь и понимая, что, в общем, двигается теперь значительно медленнее, чем раньше, – носить женщину на руках считается признаком хорошего тона.

Шум Водопада стал оглушительным, и неожиданно перед ними открылся исток Буты. В этом месте река была неширокой, но вода успела организовать для себя глубокую промоину. Пенясь и вспухая бурунами, она стремительно неслась у ног путешественников – преодолеть реку вплавь было невозможно.

Мост представлял собою всего-навсего толстый древесный ствол, положенный обоими концами на кучи камней. Бел опустил Дебору на землю, запрыгнул следом за Ситценом и помог забраться девушке.

– Это ненормально, нет! – причитала она, ковыляя позади и держась обеими руками за его поясницу. – Все это должна делать я!

В метре под стволом грозно бурлила вода. Было по-утреннему прохладно, ветер обдавал их мелкими брызгами. Медленно переставляя ноги, Бел и Деби двигались по стволу и успели достичь середины, когда сзади раздался свист. Они оглянулись.

– Ну вот, – простонала Дебора. – Если бы не нога, мы бы успели.

Впереди зашипел змей, и беглецы посмотрели туда.

– Нет, – возразил Бел. – Все равно не успели бы.

Из-за второй кучи торчало шесть разнообразных голов, три из которых увенчивались широкими черными лентами.

Тут в сознании Белавана де Фея произошло просветление. Нет, он не придумал во внезапном наитии, как им выбраться из этой поистине безвыходной ситуации. Он лишь вдруг очень ясно осознал кристальную четкость, невыразимую трепетную явность окружающей реальности: нескладный человек в очках, с самодельной шпагой за ремнем и серым крысом на плече, толстый сиреневый змей с рыжим гребнем и кисточкой, девушка с белыми льняными волосами стоят на бревне, под ними бушует стремительный поток, а спереди и сзади их поджидают нелепые, комичные, опасные твари. Рядом возвышается, тесня вершиной облака, темная Стена. Бушует, низвергаясь с огромной высоты, Водопад – и вся эта картина озарена разгорающимся светом нового дня.

Гунь Ситцен, который тоже что-то такое прочувствовал, но только на своем уровне, выразил суть переживаний короткой фразой:

– Ну, теперь мы в заднице!


Содержание:
 0  Запретный мир : Илья Новак  1  ЧАСТЬ 1 ДНО: ИЗ ЦЕНТРА КРУГА : Илья Новак
 2  Глава 1 : Илья Новак  3  Глава 2 : Илья Новак
 4  Глава 3 : Илья Новак  5  Глава 4 : Илья Новак
 6  Глава 5 : Илья Новак  7  вы читаете: Глава 6 : Илья Новак
 8  Глава 7 : Илья Новак  9  продолжение 9
 10  Глава 1 : Илья Новак  11  Глава 2 : Илья Новак
 12  Глава 3 : Илья Новак  13  Глава 4 : Илья Новак
 14  Глава 5 : Илья Новак  15  Глава 6 : Илья Новак
 16  Глава 7 : Илья Новак  17  ЧАСТЬ 2 СТЕНА: ПО ВЕРТИКАЛИ – ВВЕРХ : Илья Новак
 18  Глава 8 : Илья Новак  19  Глава 9 : Илья Новак
 20  Глава 10 : Илья Новак  21  продолжение 21
 22  Глава 8 : Илья Новак  23  Глава 9 : Илья Новак
 24  Глава 10 : Илья Новак  25  Глава 11 : Илья Новак
 26  Глава 12 : Илья Новак  27  Глава 13 : Илья Новак
 28  Глава 11 : Илья Новак  29  Глава 12 : Илья Новак
 30  Глава 13 : Илья Новак  31  Глава 14 : Илья Новак
 32  Глава 15 : Илья Новак  33  Глава 16, последняя : Илья Новак
 34  Глава 14 : Илья Новак  35  Глава 15 : Илья Новак
 36  Глава 16, последняя : Илья Новак  37  ЭПИЛОГ : Илья Новак



 




sitemap