Фантастика : Юмористическая фантастика : Глава 28 : Илья Новак

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47

вы читаете книгу




Глава 28

Слабый толчок в плечо.

Нет-нет, мне и так хорошо. Кто бы ты ни был… Не слишком удобно, но вполне хорошо.

Опять толчок. И тихое сопение.

Я отер со лба пот вперемешку с грязью и медленно – очень-очень медленно и осторожно – открыл сначала один глаз, а потом второй.

Затем поднял голову… и тут же опустил.

Здания административного корпуса и бараки превратились в руины, среди которых очумело копошились люди.

По песку возле моей руки полз жук. Я сосредоточил внимание на его суетливых движениях.

Казалось невероятным, что подобный катаклизм привел всего лишь к разрушениям построек. Собственно, помимо обломков зданий, на самом краю той части реальности, которая была охвачена моим быстрым взглядом, я увидел кое-что еще. Но мне почему-то пока не хотелось уточнять, что именно.

Я продолжал бездумно наблюдать за жуком.

Толчок в плечо повторился.

Я упорно смотрел на насекомое, которое ткнулось в мою руку, пошевелило усиками, как будто соображая, что это за такая большая ерундовина появилась на его пути, а затем стало взбираться по запястью.

На мое плечо легла рука, и я нехотя оглянулся.

Он стоял на коленях, его лицо превратилось в бледную глиняную маску с разинутым буквой «о» ртом, а глаза уставились на что-то, находившееся пока вне поля моего зрения.

Я вздохнул. Секретарь был неподвижен, только рука дрожала мелкой дрожью. Я вздохнул еще раз, движением плеча скинул его руку, стряхнул жука и встал.

Реальность Зенит перестала существовать. По крайней мере, в том виде, в каком она существовала до сих пор.


* * *

Впереди обезвоженный столетиями засухи красный песок постепенно превращался в мокрый и белый.

А дальше раскинулся океан. Усеянный пенными шапками водный простор до горизонта, далеко-далеко – цепочка кораблей под треугольными косынками парусов. От океана порывами дул прохладный ветер, в вышине парила птица с длинными крыльями. Я скользнул взглядом по уходящему вдаль песчаному берегу. На нем лежали тела каких-то океанских тварей с тупыми клыкастыми мордами. Одно животное зашевелилось, подняло голову и, разинув пасть, издало хриплый низкий рев.

Порыв ветра, дунувший не от океана, донес до меня иной запах. Я повернулся и увидел совсем другую картину.

Этот участок оказался меньше океанского – ограниченное с одной стороны полосой прибрежного песка, а с другой отвесной скалой, моему взгляду открылось болото.

Бледно-зеленая поверхность с островками склизкой пены. Черные кочки, кривые, безлистные стволы мертвых деревьев. Чем дальше от берега, тем стволов становилось больше – в ядовитых миазмах клубившегося над болотом марева стоял мертвый, объятый зловещим молчанием лес. Казалось, что здесь вообще не может быть жизни, но недалеко от берега из трясины поднималась кривая башня, напоминавшая широкий обрубленный ствол. Вокруг башни торчали колья забора, к одному из них была привязана маленькая плоскодонка, поперек лежало весло с круглой лопастью. В нижней части башни я заметил закрытую дверь, под крышей – круглое, занавешенное серой материей оконце. Мне показалось, что из узкого неосвещенного пространства над занавеской на меня внимательно глянули чьи-то злобные, безумные глаза.

– Великий Конгломерат! – раздался хриплый шепот секретаря. – Ведь это цитадель Чи.

Я взглянул на него. Расширенные глаза смотрели левее болота, туда, где на отвесной скале сверкал в лучах солнца дворец.

Арки, виадуки, извивающиеся серпантины лестниц, контрфорсы и башни, высоченные шпили – и все это из ослепительно белого мрамора.

– Цитадель Чи, – повторил секретарь. – Реальность Чванна. Я видел ее на гравюрах. Но ведь давно решено, что это миф, легенда. Деформация притянула сюда легенду!

Легенды мало заботили меня. Более интересным казалось то, что этот ландшафт накрывал голубой купол небес Зенита, вот только окруженное золотой короной солнце куда-то подевалось…

А еще интереснее выглядел Зеленый замок, приютившийся у подножия цитадели Чи.


* * *

Оставив секретаря пялиться на цитадель, я медленно пошел к замку, но, услышав за собой шаги, оглянулся – лопоухий кое-как встал и теперь брел за мной. Пожав плечами, я двинулся дальше, обходя обломки стен и крыш, минуя лежащих и сидящих посреди развалин людей.

Бывший заключенный, плюясь и ругаясь, ошалело мотал головой, рядом из завала выбирались другие арестанты. Дальше стоял наполовину утопленный в песок прайтер с откинутым колпаком, под ним, сжав голову руками, лежал охранник в зеленой тоге. Еще дальше на краю болота сидел, пригорюнившись, инсайдер и тыкал пальцем в застывшие пузыри бледно-зеленой слизи, а они лопались с тихим чмоканьем.

Полоса песка вдавалась в замковый двор, посередине нее, наполовину скрытый песком, лежал, вытянувшись во весь рост, старый знакомец Полпинты. Одет он был в мою куртку. На груди его стояла пустая бутыль, которую он сжимал обеими руками на манер покойника со свечой. Обращенное к небу лицо выражало тихое блаженство человека, достигшего окончательной, совершенной степени опьянения.

На краю висельного помоста, болтая ногами, сидели несколько наемников, три кидарца, два рыбака, паучник Бобуазье и молодой циклоп из «Ворот Баттрабима». Циклоп меня не признал, Боб, увидев, сморщился и отвернулся, а остальные вообще не обратили внимания.

Мы прошли мимо, и я увидел позади помоста почти сдувшуюся переднюю часть дирижабля – середина и корма отсутствовали, будто стесанные гигантским топором. Из-за холмов коричневой материи выбрался циклоп без мочки левого уха. В его руках что-то серебристо поблескивало. Воровато озираясь, он скрылся за обвалившейся замковой стеной, и сейчас же от останков дирижабля вслед, бренча цепочками и браслетами, метнулась высокая мускулистая фигура в красных шароварах.

Ветер нес с собой смешанные запахи океанского соленого воздуха и смрадных испарений болота. Я подошел к пристройке, двери которой были приоткрыты. Из-за них выглядывали знакомые лица.

– Ну, выходите, выходите, – скомандовал я. – Теперь-то уж все закончилось.

Двери открылись шире, один за другим они появились перед моими глазами: оба фенгола, коротышка Урбан Караф, широкоплечий смуглый паучник Крант с обрывком лезвийного бича в руках, Мак Маклер со своим неизменным баулом, перемотанный с ног до головы Чоча, рыбак Карась. И наконец, Лата Пат-Рай – если только такое возможно, еще более исцарапанная, чем раньше, и в платье, о подоле которого теперь можно было сказать только то, что он отсутствует.

– Все уцелели, – подытожил я, оглядывая их.

– Это ссыльные? – спросил секретарь.

– А ты кто такой? – заворчал Чоча.

Тут из дверей пристройки начали выходить кидарцы, хоксусцы и циклопы. Мы отошли в сторону.

– Резвый, очень резвый, клянусь солнцеподобным эмиром, которого, наверное, больше никогда не увижу! – донесся до нас радостный голос. От пролома замковой стены шел Стурласана, тащивший на плече Меченого. – Правда, совсем без уха, но это ничего. Будешь моим любимым рабом.

Чоча, ощущавший, видимо, отчаянную слабость, уселся на землю. Урбан Караф тронул его за плечо и пробормотал:

– Дверобой! Я тебя уважаю.

Лата встала рядом с братом, по привычке пытаясь разгладить несуществующий подол платья.

– Где Гленсус, Мак? – спросил я. Сейчас судьба Его Боссовства интересовала меня более всего остального.

Мак Маклер пожал плечами:

– Он везде и одновременно нигде, насколько я могу судить. Из-за того, что машину включили, потом выключили и тут же опять включили, коллапс произошел даже быстрее, чем я ожидал. Гленсус как раз стоял на площадке. Может, его раскидало по всем этим реальностям, но мне лично более по душе такой вариант: он успел покинуть Ссылку, но не успел никуда переместиться, и теперь его кварковая душа, не способная преодолеть силу поверхностного натяжения и проникнуть в событийный горизонт какой-нибудь реальности, будет вечно скитаться вдоль тахионных потоков и линий причинно-следственных связей. Очень, я бы сказал, поэтичная версия. Так и рождаются легенды о вечных странниках…

Я кивнул и задал следующий вопрос:

– Мы сможем перебраться отсюда в Нимб?

– Ну… – Маклер нахмурился. – Сейчас разберемся, что к чему. Большая Деформация, конечно, перепутала тахионные связи. Но, наверное, мы с Карафом сможем разобраться. А почему ты спрашиваешь?

– Я думала, ты захочешь вернуться в свою Бьянку, – заметила Лата.

– После всего этого? – спросил я. – После яркого света, озарившего зал… Нет, я не хочу возвращаться в темную комнату, понимаешь?

Она кивнула.

– Ну, и кроме того, – добавил я, – Мак, что ты там говорил насчет платины и матриц кристаллов? Где они?

– В Прорве. Я спрятал их там незадолго до того, как нас арестовали.

– Ага, Прорва… Дорогие?

– Шутишь? Те деньги, который можно выручить за них, это… Тут дело даже не в том, что хватит на всю жизнь, это так, мелочи. Совсем другие суммы… Но это крайне сложно, Уиш. И опасно. Агенты Эгиды до сих пор рыскают по Нимбу и окрестным реальностям. И потом, ведь матрицами интересуется еще Ван Кралевски, а это такой человек, с которым лучше не связываться.

– Да, но уж очень компания у нас подобралась хорошая, – возразил я. – Коллектив, это очень важно. Не хочется упускать возможность. Так что мое предложение: отправиться сейчас в этот ваш Нимб. Я уже заранее представляю его себе – такой небольшой, провинциальный, сонный городишко… Надо разворошить его. Кто со мной?

Они все молчали. На лицах застыло одинаковое выражение задумчивости – на всех, кроме Латы, которая с интересом разглядывала меня. Будто видела впервые.

– Уиш, – заговорила она наконец. – Только деньги?

Я вопросительно поднял брови.

– Ты не хочешь возвращаться в Бьянку только потому, что в другой реальности есть возможность заработать по-крупному? Или…

Да, это был хороший вопрос. Я и сам уже некоторое время думал над ним.

– Свет, который озаряет зал, тебя совсем не интересует?

Я вздохнул и прикрыл глаза, представляя себе это – огромный, невообразимо огромный Конгломерат, сплетения тахионных потоков, бессчетные реальности…

– Интересует, – сказал я. – Кажется, именно это интересует меня больше всего.


Содержание:
 0  Мир вне закона : Илья Новак  1  Глава 1 : Илья Новак
 2  Глава 2 : Илья Новак  3  Глава 3 : Илья Новак
 4  Глава 4 : Илья Новак  5  Глава 5 : Илья Новак
 6  Глава 6 : Илья Новак  7  Глава 7 : Илья Новак
 8  Глава 8 : Илья Новак  9  Часть 2 ШЕСТНАДЦАТЬ ЧАСОВ ВНЕ ЗАКОНА (вторые сутки) : Илья Новак
 10  Глава 10 ЧЕТЫРНАДЦАТЬ ЧАСОВ ПЯТЬДЕСЯТ МИНУТ : Илья Новак  11  Глава 11 ТРИНАДЦАТЬ ЧАСОВ : Илья Новак
 12  Глава 12 ДВЕНАДЦАТЬ ЧАСОВ : Илья Новак  13  Глава 13 …БЕЗ ВРЕМЕНИ… : Илья Новак
 14  Глава 14 : Илья Новак  15  Глава 15 : Илья Новак
 16  Глава 16 : Илья Новак  17  Глава 17 : Илья Новак
 18  Глава 18 ОКОЛО ЧАСА : Илья Новак  19  Глава 19 ДВЕНАДЦАТЬ МИНУТ : Илья Новак
 20  Глава 20 ДВЕ МИНУТЫ : Илья Новак  21  Глава 9 ШЕСТНАДЦАТЬ ЧАСОВ : Илья Новак
 22  Глава 10 ЧЕТЫРНАДЦАТЬ ЧАСОВ ПЯТЬДЕСЯТ МИНУТ : Илья Новак  23  Глава 11 ТРИНАДЦАТЬ ЧАСОВ : Илья Новак
 24  Глава 12 ДВЕНАДЦАТЬ ЧАСОВ : Илья Новак  25  Глава 13 …БЕЗ ВРЕМЕНИ… : Илья Новак
 26  Глава 14 : Илья Новак  27  Глава 15 : Илья Новак
 28  Глава 16 : Илья Новак  29  Глава 17 : Илья Новак
 30  Глава 18 ОКОЛО ЧАСА : Илья Новак  31  Глава 19 ДВЕНАДЦАТЬ МИНУТ : Илья Новак
 32  Глава 20 ДВЕ МИНУТЫ : Илья Новак  33  Часть 3 ЕЩЕ НЕМНОГО ВНЕ ЗАКОНА (третьи сутки) : Илья Новак
 34  Глава 23 : Илья Новак  35  Глава 24 : Илья Новак
 36  Глава 25 : Илья Новак  37  Глава 26 : Илья Новак
 38  Глава 22 : Илья Новак  39  Глава 23 : Илья Новак
 40  Глава 24 : Илья Новак  41  Глава 25 : Илья Новак
 42  Глава 26 : Илья Новак  43  Часть 4 БОЛЬШАЯ ДЕФОРМАЦИЯ : Илья Новак
 44  Глава 28 : Илья Новак  45  Глава 27 : Илья Новак
 46  вы читаете: Глава 28 : Илья Новак  47  ЭПИЛОГ : Илья Новак



 




sitemap