Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 18 О том, что в покере, как и в жизни, много значит удача : Анна Одувалова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24

вы читаете книгу




ГЛАВА 18

О том, что в покере, как и в жизни, много значит удача

Дерри сначала неторопливо прогулялся по залу, присматриваясь к играющей публике, и с несказанным облегчением отметил, что в казино не наблюдается ни одной знакомой физиономии. Где-то за дальним столом мелькнула зеленая физиономия болотного тролля, и ксари на секунду оцепенел, но потом понял, что это не Адольф, и заметно расслабился.

Неожиданной встречи с каким-нибудь старинным «приятелем» Дерри опасался больше всего. Еще совсем недавно Лайтнинг был весьма известной личностью в определенных кругах. Его многие знали в лицо, уважали и боялись. Так было до тех пор, пока он оставался «неуловимой молнией Сарта», «машиной-убийцей». Его предательство в криминальном мире восприняли однозначно негативно. Кто-то считал, что он просто не понял своего счастья, кто-то – что просто зажрался или сошел с ума. А уж когда стало известно о том, кто Дерри на самом деле, где и в каком качестве он объявился снова, все, кто знал его как одного из наемных убийц синдиката, возненавидели жгучей, порожденной завистью ненавистью.

Еще бы, из грязи – в князи. Казалось, совсем недавно мерзкий ксари был всего лишь орудием убийства в умелых руках хозяина преступного мира, марионеткой и практически рабом Сарта, пусть одним из лучших, но все же рабом. А сегодня неожиданно для всех оказалось, что он – сиятельный лорд Серебряных песков, граф Андеранский, да еще и родня правителя Арм-Дамаша. Такого поворота событий никто не ждал, и Дерри не простили ни его ложь, ни благополучие. Он стал изгнанником и отступником. Любой счел бы за честь убить его. Высокое происхождение было одной из причин, по которой Сарт ловил его.

Сам же Дерри и к титулу, и к землям относился абсолютно безразлично, проводя основное время в Кен-Корионе. Его неожиданное появление на Арм-Дамаше лорд Корвин обставил со всевозможной пышностью и пафосом, и ни один аристократ не заподозрил, что за маской юного родственника правителя, прибывшего ко двору для прохождения службы, скрывается беглый вор, впавший в немилость.

Лайтнинг оторвался от своих мыслей и попытался вникнуть в игру, решив для себя, что, как только все утрясется, он сразу же займется своими родовыми обязанностями. Если в Андеране его, по крайней мере, знали в лицо и часто присылали отчеты о ведении дел с мольбами приехать и начать управлять своей провинцией, так как народ желает чаще лицезреть законного правителя, то в его владениях в родном мире Сирлании все обстояло совсем иначе. По просьбе Дерри туда даже не посылали вестей о том, что он жив. Поэтому правили на данный момент его землями мачеха и сводный брат, пребывающие в счастливом неведении о том, что законный наследник жив и жаждет отмщения. Даже если кто и донес его дражайшей мачехе о том, что пасынок жив, вряд ли она сильно обеспокоилась. Кариора помнила Дерри глупым наивным мальчишкой, которого ничего не стоит напугать и обвести вокруг пальца. Лайтнинг мстительно улыбнулся, представляя их встречу. Самое главное на данный момент было избавиться от Хакисы. Поэтому Дерри, больше не позволяя себе отвлекаться, принялся за осуществление своих планов. Он, стараясь не привлекать к себе излишнего внимания большими ставками, поиграл за разными столами, прежде чем подойти туда, где играли по-крупному. В середине ночи в казино уже говорили о молодом удачливом, но никому не известном игроке. Как и рассчитывал Дерри, к нужному столу его пригласили. Двое из сидевших за столом вполне могли оказаться полезными. Из разговоров Лайтнинг понял, что это – осведомители очень высокого ранга, достающие за деньги для преступного мира различную информацию. Именно на привлечение их внимания были направлены все усилия Дерри.

Он без особого труда вел неспешную игру и ничего не значащий разговор, пытаясь побольше узнать о своих партнерах, ничего не сказав при этом о себе. Целью Дерри было избавиться от трех бесполезных игроков за столом. Первым, видя, что сегодня ему рассчитывать не на что, отчалил пьяненький казначей. Вторым со вздохом сожаления удалился маг средних лет, весь вечер безуспешно пытавшийся запутать Дерри. Остальные трое засели капитально, намереваясь довести игру до конца. Против общества осведомителей ксари ничего не имел против, а вот толстый, увешанный цепями, с перстнями на руках феодал был тут совершенно «не в тему». Но, судя по всему, деньги у него водились в избытке и уходить он не собирался. Для того чтобы избавиться от этого субъекта, необходимо было поднимать ставки. Дерри не стремился выиграть, просто он целенаправленно убирал мешающих ему людей из-за игрового стола и не допускал в игру новых. Да никто и не лез, потому что играли по-крупному. Через какое-то время Лайтнинг стал счастливым обладателем всего золота незадачливого дворянина и нескольких долговых расписок, одна из которых была на родовое поместье. Дерри не представлял, зачем ему поместье в районе Влекрианта, но в принципе в хозяйстве молодого холостяка не могло быть ничего ненужного. «В конце концов, подарю Анет, когда все закончится, – решил для себя Дерри, – мне все равно без надобности, я со своими-то разобраться никак не могу, а ей придется тут, на Арм-Дамаше, обзаводиться хозяйством».

– Я требую, молодой человек, чтобы вы дали мне отыграться, – бушевал проигравшийся вдрызг дворянин, но Дерри лишь отрицательно покачал головой. Играть до утра с этим субъектом не входило в его планы. Он и так слишком много времени потратил на абсолютно ненужных ему людей. Дворянин протестовал, тряся жировыми складками, и бил по столу кулаком. Но разойтись по-настоящему ему не дали охранники, которые подоспели вовремя и без лишних разговоров утащили нервного игрока к выходу. Следом за дворянином, совершенно неожиданно для Дерри, встал и ушел один из осведомителей, сославшись на неотложные дела. Лайтнинг один на один остался с сильным игроком. Из разговора ксари понял, что купить интересующую его информацию, минуя местных преступных авторитетов, нельзя, а светиться было опасно. О подобной сделке очень скоро узнал бы Сарт. Был только один способ получить информацию втихаря. И Дерри наделся, что ему это удастся. Но после первой же партии понял, что это будет нелегко. В привычной манере игры ксари, не задумываясь, кинул на анте приличную сумму денег и, получив флеш с раздачи, удвоил ставку и проиграл. Сидящий напротив мужчина открыл каре. Дерри выругался и стал играть внимательнее. Но следующие несколько партий все равно оказались для него не очень удачными. Через час партнер Дерри расслабился и совершил непростительную ошибку. Для него кон начался не слишком удачно – три валета, десятка и король. С таким набором нечего было и соваться в игру. Тем более ксари, внимательно следивший за выражением лица своего противника, заметил промелькнувшую в его глазах искру радости. Уже практически ни на что не надеясь, Дерри скинул бесполезного короля и десятку, с замиранием сердца открывая одну из положенных на сукно карт. Валет. Лайтнинг вздохнул с изрядной долей облегчения и даже не стал открывать вторую карту, решив, что она все равно ничего изменить не сможет. С каре можно было смело играть дальше, поэтому Лайтнинг удвоил ставку. Его противник ответил, поставив на кон вместо денег массивное золотое кольцо с огромным черным камнем. Крупье попытался возразить, но Дерри лишь махнул рукой, соглашаясь со ставкой партнера по игре. Осведомитель улыбнулся и счел нужным объяснить свой поступок.

– Это мой талисман, – пояснил он и открыл карты. Такого Дерри не ожидал. Флеш-рояль – высшая комбинация в покере. Лайтнинг застонал, открывая свое несчастное каре и собираясь подвинуть партнеру выигранные деньги, когда перед глазами мелькнула неоткрытая карта – джокер. Дерри чуть не взвыл от радости, такая удача не посещала его давно. А он, дурак, и забыл про такую редкую комбинацию, как покер – четыре карты одного номинала и джокер. Эта комбинация встречалась не во всех покерах, и не все казино играли в джокерный покер, Дерри, можно сказать, невероятно повезло, а вот его партнер даже изменился в лице.

– Вы проиграли, сударь, – не пытаясь скрыть радость, объявил Дерри.

– Нет. – Человек побледнел и попытался ухватить со стола опрометчиво поставленное на кон кольцо. Но ксари оказался проворнее, и золотой перстень сверкнул у него в руке.

– Вы ведете себя глупо и неподобающе, – заявил Лайтнинг, радуясь тому, что все обернулось даже лучше, чем он рассчитывал. Глупый осведомитель был у него в руках со всеми потрохами. Дерри не знал, чем ему так дорого это кольцо, но мог сказать с уверенностью, что сидящий напротив оказался в его власти. Он сделает все для того, чтобы получить свою безделушку обратно.

– Ты должен мне дать отыграться, – осипшим голосом пробормотал осведомитель, жадно косясь на кольцо, но Дерри, покачав головой, произнес:

– Нет, на сегодня я наигрался и не хочу рисковать. Это был твой выбор. Зачем ты поставил на кон дорогую твоему сердцу вещь? У тебя же были деньги. Этот проигрыш будет для тебя неплохим уроком.

– Мерзавец, я тебя сотру в порошок. Ты не знаешь, кто я и что могу сделать с тобой.

– Сядь и не угрожай мне, – металлическим голосом произнес Лайтнинг, заставив осведомителя измениться в лице. – Кто ты, я догадываюсь, именно поэтому, если ты будешь держать себя в руках, мы, может быть, сможем договориться. Я сказал, что играть сегодня не буду, это так. Но я не сказал, что не отдам твою игрушку, если мне предложат достойную замену.

– Сколько ты хочешь за перстень? – вмиг оживился игрок.

– Я не буду обсуждать никакие условия здесь. Давай пройдем в соседний зал и за рюмкой чего-нибудь крепкого обсудим сложившуюся неприятную ситуацию.

Мужчина вздрогнул и нехотя поплелся вслед за странным молодым человеком. Осведомитель был в отчаянии. В силу своей профессии он был просто обязан хорошо разбираться в людях, а этот парень, которого он принял за обычного прожигателя жизни, оказался не простым. Его провели, словно пацана.

Дерри тем временем нашел отдельный столик в кабинке, жестом приглашая своего бывшего партнера по игре сесть. Лицо Лайтнинга приняло обычное для него презрительное и циничное выражение. Дерри надоело играть дурачка, он подозвал официанта и сделал заказ, уставившись змеиным взглядом на сидящего напротив мужчину.

– Меня зову Маран, – уныло представился погрустневший то ли от проигрыша, то ли от осознания, в какую неприятную ситуацию он вляпался, осведомитель.

– Очень приятно, – вежливо ответил ксари, но своего имени не назвал.

Маран тяжело вздохнул и с нескрываемой тоской посмотрел на сидящего перед ним совсем еще юного парня. Он пристукнет этого молокососа, как только тот выйдет из казино. Дерри взял с подноса принесенный коньяк и скрестил пальцы рук в замысловатом жесте. Поморщившийся осведомитель вынужден был ответить тем же. «А парень еще более не прост, чем я подумал, – мрачнея с каждой минутой, заключил Маран. – Убить его уже не получится». – Знак, который Дерри показал бандиту, был знаком всем, так или иначе связанным с преступным миром, и означал заключение сделки. По сути, сейчас Маран пообещал Лайтнингу содействие и помощь во всем, что бы тот ни попросил. Причем осведомитель не имел права никому рассказывать об этом до тех пор, пока условия сделки не будут выполнены. А сама сделка еще не была озвучена.

Маран вдруг неожиданно и совершено ясно осознал, что вляпался по самые уши. Что-то во взгляде молодого человека лучше слов давало понять, что перед ним сидит очень опасный противник, которому лучше не перебегать дорогу. Маран не мог объяснить только одного: почему этот парень не встречался ему раньше. Кто такой пожаловал в их город? И что требуется от него?

Дерри подождал до тех пор, пока не увидел по лицу Марана, что тот осознал серьезность и неприятность ситуации, в которой оказался. Лайтнинг сделал большой глоток коньяка, который, кстати, оказался прегадким, и лениво сказал:

– А теперь перейдем к делу. Не бойся, ничего очень сложного я тебя не попрошу. Самое главное, все сделать быстро и так, чтобы ни одна душа об этом не узнала. Ты меня понял?

Маран кивнул, голос парня еще больше убедил осведомителя в том, что он столкнулся с какой-то большой и непонятной ему силой.

– А теперь слушай. Если ты хочешь вернуть себе кольцо, то к завтрашнему дню узнай мне все, что только можно об усыпальнице Великих, а точнее, про вход в нее. Он должен быть где-то здесь, на территории Темного леса. Если найдешь карту, еще лучше. Вот и все, что от тебя требуется.

– Сутки, – протянул осведомитель. – Мне не успеть разузнать все, что требуется, за столь короткое время. Слишком уж задание специфическое.

– Сутки, – произнес Дерри твердым голосом. – Больше я ждать не буду. А теперь все, иди и добудь необходимую информацию. Главное, чтобы никто про это не узнал.

Лайтнинг встал и дотронулся рукой до запястья Марана, шепнув одними губами: «Метка верности». Осведомитель вскрикнул и уставился на темнеющую у себя на руке отметину. Все было еще хуже, чем он предполагал. Теперь, если он не выполнит или нарушит условия сделки или, не дай бог, его действия повредят нанимателю, то попросту умрет.

– Кто ты? – прошептал Маран с тихим ужасом, а Дерри, чувствующий, что зелье Малария перестает действовать, сказал осведомителю:

– Посмотри мне в глаза и подумай.

Мужчина с опаской всмотрелся в глаза Дерри и отшатнулся. Он понял все. На свете был один только ксари, способный провернуть такое, и за ним охотился весь город. Информация, которая попала к осведомителю, стоила кучу денег, но он не мог ничего с ней сделать, и надежда на то, что метка верности будет снята, пропала. Эту историю он не сможет рассказать никогда. Тайный кодекс посланников был строг, нарушающего его ждала неминуемая смерть, которую несла магия, заложенная внутри людей, специально обученных добывать информацию. Была эта магия и в Маране.

Дерри подождал, пока Маран отойдет, допил коньяк и вышел на улицу, предварительно закапав зелье Малария. Светало. Над мутными водами Темного моря клубился туман, сквозь который предрассветное небо казалось матово-розовым у воды и серо-белым над головой. Лайтнинг быстро двигался прочь из небезопасного района, понимая, что, скорее всего, просто так уйти ему не дадут. Слишком уж много он нес с собой золота. Он просто не верил, что его отпустят с миром, не попытавшись восстановить «справедливость» и собственное материальное благополучие. Это мог быть кто угодно. Либо те, кто видел, что он ушел с выигрышем, либо проигравшие ему. Дерри нутром чувствовал приближающуюся опасность. Молодой человек нащупал в кармане тяжелый кастет – верный спутник во всех драках. В другую руку, как по команде, скользнул тонкий стилет, спрятанный в рукаве. Ксари пожалел, что оставил меч в гостинице, но официально с оружием в игорные дома заходить было нельзя. Если кастеты и ножи охрана предпочитала не замечать, то к мечу обязательно бы придралась. Дерри слегка замедлил шаг, прислушиваясь. Так и есть. На мостовой, сзади него, отчетливо слышались тяжелые шаги нескольких человек. Парень остановился и медленно повернулся. Как он и думал, в этот раз недовольным его игрой оказался проигравшийся дворянин. Он подходил к Дерри уверенной походкой вразвалочку. Еще бы, ведь его сопровождали трое широкоплечих охранников. Их кругленькие глазки смотрели на хозяина с обожанием. Они напоминали идиотов, которым показали конфету. Ксари стоял и ждал, пока они подойдут ближе. В целом компания не представляла для него опасности, если бы не заряженный арбалет в руках одного из телохранителей.

Пока Дерри решал, что же ему предпринять (обезвредить арбалетчика сразу или сначала послушать, что скажет его хозяин), четверка подошла совсем близко. Проигравший деньги и имущество дворянин упивался своей значимостью и был настроен весьма решительно. Он гордо встал, выпятив вперед пузо и уперев руки в боки, осталось только повесить на грудь табличку «Хозяин всего».

– Нам кажется, что у тебя, мальчишка, есть кое-что, принадлежащее нам, – напыщенно произнесла туша, презрительно разглядывая Дерри. – Ты отдашь нам «наше» или нам вытряхнуть из тебя все самим? Все, считая душу.

– Нам? – лениво протянул Дерри, подходя практически вплотную к бывшему партнеру по игре. – Нам, – насмешливо повторил он. – Не слишком ли много вы берете на себя? Насколько я понимаю, вы к особам королевской крови не относитесь, или я не прав? А насчет «вашего», так у меня с собой только свое. Так что, будьте любезны, валите отсюда по-хорошему и дайте наконец мне пройти.

– Ах ты, мерзавец! Плебейское отродье. Так разговаривать со мной! Ты еще пожалеешь, что родился на свет! Ребята, проучите его!

Пока амбалы готовились приступить к выполнению приказа хозяина, Дерри едва заметно дернул кистью руки и метнул стилет в представляющего реальную опасность арбалетчика, оставив себя без оружия. Зато один из противников был обезврежен. Со стилетом, вошедшим по рукоятку в плечо, мужчина уже не мог стрелять, он осел на мостовую и тихонько поскуливал, не обращая внимания на окружающих. Но оставшиеся двое, вытащив ножи, с решимостью в глазах ломанулись в сторону ксари. Дерри пригнулся, уходя от удара, и зажатым в кулак кастетом саданул противнику по скуле. Мужик отлетел на землю, а Лайтнинг едва успел уклониться от ножа второго охранника. Верзила оказался чуть шустрее, чем его тяжело поднимающийся с земли товарищ. Он не стал самоуверенно подлетать к Дерри, а просто метнул с расстояния нескольких шагов нож. Непонятно, куда он целился, но попал в бедро. Лайтнинг сморщился от боли и озверел окончательно. Он с силой рванул нож из ноги, благо оружие вошло неглубоко и не задело кость, и, пропустив сильнейший удар в челюсть, воткнул окровавленное лезвие одному из противников в живот. Тот со стоном упал на колени, а Дерри, развернувшись в прыжке, ударил тяжелой подошвой сапога по лицу оставшегося противника. Хрустнули кости, и охранник с окровавленным лицом упал навзничь, не подавая признаков жизни.

С горящей, звериной злобой во взгляде Лайтнинг повернулся к сползающему по стеночке, уже совсем не уверенному в себе феодалу. Увидев взгляд ксари, дворянин побледнел и попытался вжаться в стену так, чтобы его не было видно. Но с его габаритами ему это не очень-то удалось.

– Ну и что? – подозрительно мягким голосом, совсем не вязавшимся со звериной внешностью, спросил Дерри. – Теперь, пожалуй, поговорим о том, кто кому и что должен. У тебя ведь не одно поместье, милейший? – поинтересовался ксари, стальной хваткой вцепившись мужчине в горло. Дворянин попытался что-то возразить, но быстро передумал. Жизнь, видимо, все же была ему дороже богатства, и он выложил весь список имеющейся у него недвижимости. Дерри не стал наглеть и отбирать все. Его очень заинтересовала усадьба, граничащая с его собственными владениями в Андеране. Через десять минут дарственная была подписана, а обливающийся слезами и потом незадачливый игрок, потряхивая жиром, улепетывал подальше от набережной, дав себе зарок никогда больше даже не подходить к картам. Дерри тоже не стал задерживаться на месте драки, понимая, что скоро может появиться стража, встреча с которой была нежелательна. Да и барона он отпустил зря. Его тоже следовало убрать, но Дерри просто не смог воткнуть нож в эту дрожащую от страха жировую массу и теперь ругал себя за малодушие.


Когда Анет проснулась, было еще темно. Бледный лунный свет пробивался в комнату через тонкую полупрозрачную ткань занавески, падал на покрывало кровати и девушке на лицо, придавая коже слегка мерцающий и бледный, как у покойника, цвет. С черными волосами (в общем-то весьма эффектная внешность!) Анет смотрелась жутко, по крайней мере при этом освещении. Девушка встала и зажгла квадратные светильники по периметру комнаты, понимая, что уже вряд ли уснет. Неяркий, теплый свет оживил мрачную комнату и вернул лицу Анет краски. Сейчас она выглядела вполне живой, на щеках даже проступил румянец. Дерри все не было, а девушка не знала, где он и когда его ждать. «Что за судьба у меня такая? – печально подумала она, размышляя, не пойти ли поискать Лайтнинга. – С того момента, как я попала на Арм-Дамаш, мне постоянно приходится волноваться и ждать». Анет натянула штаны и подошла к окну, разглядывая темную, не освещенную фонарями улицу. Ждать стоя у окна было чуть проще, ей казалось, что так время течет быстрее. Ночь осторожно уступала неумолимо надвигающемуся утру. Небо слегка посветлело, и у горизонта появилась тонкая полоска золотистого рассвета. Стали отчетливее видны силуэты ближайших домов. По мостовой куда-то заспешили первые, самые ранние прохожие – в основном торговцы. Тетки с необъятными кринками молока или корзинами овощей, реже – мужики с тем же продовольственным набором. Дерри же, как назло, не появлялся, и Анет начала всерьез беспокоиться, понимая, что так много нервничать, думать и заниматься анализом своих чувств и действий нельзя. Столько разнообразных эмоций за такое короткое время скажутся, скорее всего, на ее психическом здоровье и рано или поздно приведут к срыву. Гадкий Лайтнинг даже не сказал ей, куда направляется, видимо, понимая, что Анет вполне может не усидеть на месте и потащиться следом, подвергая опасности их обоих. Но внимательная девушка из слов ксари все же ухватила два слова: «набережная» и «порт» и предположила, что он направляется именно туда.

Анет почти уже решилась топать на поиски своего спутника, даже попыталась прицепить к поясу меч, который Дерри по какой-то причине оставил в гостинице. Но тут раздался короткий прерывистый стук в дверь. Девушка с опадающим в пятки сердцем осторожно вытащила из ножен меч и, на цыпочках подойдя к стене, спросила:

– Кто там?

Услышав в ответ голос Дерри, Анет облегченно вздохнула и открыла дверь.

Он стоял, прислонившись к стене. Его лицо и руки были в крови. Анет удивилась невероятному количеству золотых украшений, которыми он был буквально обвешан. По крупному перстню почти на каждый палец, толстые и тонкие цепочки на шее, два браслета.

– Ты где был? – ошарашенно спросила Анет, пропуская ксари в комнату. Она увидела, что Дерри опять ранен, и ей стало страшно. От него пахло свежей кровью и дорогим спиртным. – Дерри, где ты был? – еще раз поинтересовалась она, разглядывая его с ног до головы. – Ты раненый, пьяный и с кучей чужого добра.

– Я не пьяный, – устало отозвался Дерри, падая на кровать, и Анет по голосу поняла, что он не врет. – И не бойся, на этот раз я никого не обворовал, ну почти никого, – задумавшись, уточнил он.

– Объясни мне все по порядку, – вздохнув, попросила она, бесцеремонно ощупывая ксари на предмет повреждений, и, с облегчением отметив, что он не столько раненый, сколько грязный, отправила его в душ со словами: – Выйдешь – расскажешь мне, где ты был, что делал и узнал ли, что хотел.

Лайтнинг, с банным полотенцем на бедрах, появился минут через пятнадцать. У него была рассечена скула, и он немного прихрамывал.

– Ты не возражаешь, если я лягу, – усталым голосом поинтересовался он, и Анет, кивнув, поспешно соскочила с кровати, донельзя изумив Дерри. Он круглыми глазами посмотрел на девушку и несколько смущенно добавил, падая на покрывало:

– Ты что? Лежи, я же тебя не прогонял, я просто спросил, чтобы узнать, не помешаю ли тебе.

Но Анет все же решила не рисковать и не лежать в одной кровати с практически голым Дерри. Боялась, что ее слабое сердце не выдержит подобных нервных перегрузок, и она все же сойдет с ума. На этот раз от радости и глупого блаженства. Обнаженный Лайтнинг на кровати и так был для нее очень уж сильным раздражителем, и Анет не хотелось усугублять ситуацию. Она притащила себе кресло и поставила его рядом спинкой к окну.

– Я был в казино, – тоном человека, признающегося, по меньшей мере, в убийстве, заявил Дерри. Он ожидал со стороны Анет скандала и очередной попытки порицания его разгульного образа жизни. Но девушка отреагировала на удивление спокойно.

– Да? – сказала она. – А что таким похоронным голосом? Судя по количеству золота, без средств к существованию ты нас не оставил. Главное, чтобы вылазка прошла с пользой.

Дерри удивленно заморгал. На Арм-Дамаше женщину в казино не затащишь даже под страхом смертной казни, «ночные леди» и те обходят подобные заведения стороной, а Анет вообще не усмотрела ничего необычного в его походе.

– Между прочим, – обиженно добавила девушка, – мог бы и меня взять. Во что у вас тут играют?

После этих слов Лайтнинг вообще выпал в осадок и не сразу сообразил, что девушка задала ему вопрос, на который надо бы ответить.

– Не удивлюсь, если в то же, что и у вас, – усмехнулся Дерри спустя минуту молчания, – в покер.

– Точно, – обрадовалась Анет. – В то же, что и у нас. Я, правда, ни разу не играла серьезно, боялась проиграть, да и денег было жалко. Просто у меня одно лето подруга в казино работала крупье. Мы к ней в гости ходили кофе попить и поиграть по мелочам. Казино, в котором она работала, было небольшим, с маленькими ставками, ну мы и баловались иногда от нечего делать. А на золото, оставшееся от моего пояса, я бы сыграла с удовольствием, – добавила Анет, вспоминая, что на пояс она разорила несчастного Стика. – Ты-то, я гляжу, внакладе не остался. Кроме этого золота еще что-нибудь выиграл?

– Ага, я еще слегка расширил свои законные владения. Стал счастливым обладателем земель недалеко от Влекрианта и усадьбы рядом с моим поместьем в Андеране.

– У тебя есть земли и поместье? – искренне удивилась Анет.

– А ты думала? – слегка обиженным тоном произнес Дерри. – Как же граф может существовать без поместья?

– Ты еще и граф? – безжизненным голосом произнесла вмиг погрустневшая Анет, понимая, что теперь-то Дерри ей точно не светит. Какая уж из нее графиня, она даже до подружки графа недотягивает. Девушка в первый раз задумалась над тем, с кем же свела ее судьба на Арм-Дамаше. Про Стика она слышала, что он герцог, но не придала этому значения. Дерри, значит, граф, а Дир?

– Дир тоже герцог, – ответил Лайтнинг, и Анет поняла, что озвучила свои мысли вслух. Вопрос, все или только последнюю их часть? – Маг двоюродный брат Стика, и у них несколько общих поместий, которые они все собираются разделить, но руки никак до этого не доходят. Вот уже лет десять Стикур и Дирон управляют землями совместно, когда на это есть время. Но на службе у лорда Корвина времени не так уж и много. Я вот в своем поместье в Анедеране был всего два раза, а землями в Сирлании до сих пор управляет моя мачеха, находящаяся в счастливом неведении, что вот он я, весь живой и жаждущий вступить в права наследства. Разберемся с Хакисой, надо будет заняться этим щекотливым дельцем.

Анет потрясенно молчала, переваривая полученную информацию. Вон они все какие «ваши светлости», а она кто? Такого поворота событий девушка не ожидала. Она почему-то даже не задумывалась, на какие средства и с каким размахом живет, например, тот же Дерри. Она встретила ребят в арм-дамашском дворце и наивно предполагала, что живут они тоже там же. Думая о своем, Анет чуть не забыла спросить о двух самых важных вещах.

– Дерри, ты меня, честно сказать, сбил с толку, и я забыла узнать самое главное. Какая сволочь посмела тебя ранить и узнал ли ты, что хотел, или просто так поиграл, и все?

– Информация будет завтра. Точнее, уже сегодня вечером, а ранили меня не сильно, так, царапина. Это были люди одного из проигравших мне. После игры всегда находится тот, кто считает, что расстался со своим имуществом и деньгами не навсегда. Но я ничего не отдал, – гордо завершил свою речь Дерри и полувопросительно добавил, поворачиваясь на бок: – Я посплю, ладно?

Анет еще много о чем хотела с ним поговорить, но, видя, что Дерри на самом деле очень устал, не стала ему мешать. В конечном счете чем она дольше находилась в этом мире, тем больше вопросов у нее возникало. Так какая разница, задаст она их сейчас или сделает это чуть позже.


Содержание:
 0  Низвергающий в бездну : Анна Одувалова  1  ГЛАВА 2 О том, что мир иной не всегда загробный : Анна Одувалова
 2  ГЛАВА 3 О том, что артефакты бывают разными : Анна Одувалова  3  ГЛАВА 4 О том, что страдания блондинки начались : Анна Одувалова
 4  ГЛАВА 5 О том, что это еще далеко не конец путешествия : Анна Одувалова  5  ГЛАВА 6 О том, что не все женщины – зло, но все же… : Анна Одувалова
 6  ГЛАВА 7 О том, что не всякий зомби упырь : Анна Одувалова  7  ГЛАВА 8 О том, что даже у безупречных есть скелеты в шкафу : Анна Одувалова
 8  ГЛАВА 9 О том, что красивая женщина или стерва, или дура – закон жизни, знаете ли : Анна Одувалова  9  ГЛАВА 10 О том, что не все карты ведут к острову сокровищ : Анна Одувалова
 10  ГЛАВА 11 О том, что лабиринт он и на Арм-Дамаше лабиринт : Анна Одувалова  11  ГЛАВА 12 О том, что надежда умирает последней : Анна Одувалова
 12  ГЛАВА 13 О том, что противника нельзя недооценивать : Анна Одувалова  13  ГЛАВА 14 О том, что незнакомый мир – это все же незнакомый мир : Анна Одувалова
 14  ГЛАВА 15 О том, что красота – страшная сила : Анна Одувалова  15  ГЛАВА 16 О том, что драконы бывают разные… : Анна Одувалова
 16  ГЛАВА 17 О том, что хотеть все сразу, может, и хорошо, но вредно : Анна Одувалова  17  вы читаете: ГЛАВА 18 О том, что в покере, как и в жизни, много значит удача : Анна Одувалова
 18  ГЛАВА 19 О том, что неожиданные встречи не всегда приятны : Анна Одувалова  19  ГЛАВА 20 О том, что неприятности на то и неприятности, чтобы идти одна за другой… : Анна Одувалова
 20  ГЛАВА 21 О том, что большой зверь необязательно опасный : Анна Одувалова  21  ГЛАВА 22 О том, что лучший не всегда сильнейший : Анна Одувалова
 22  ГЛАВА 23 О том, что зомби бывают разные… : Анна Одувалова  23  ГЛАВА 24 О том, что охота всегда пуще неволи : Анна Одувалова
 24  Использовалась литература : Низвергающий в бездну    



 




sitemap