Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 19 О том, что неожиданные встречи не всегда приятны : Анна Одувалова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24

вы читаете книгу




ГЛАВА 19

О том, что неожиданные встречи не всегда приятны

Утром Дир окончательно пришел в себя. Стик уже не находил себе места от беспокойства и нетерпения, но понимал, что маг еще слишком слаб, чтобы передвигаться.

Первые несколько часов он то приходил в себя, то вновь впадал в беспамятство и только к вечеру смог более или менее внятно рассказать, что с ним произошло. Еще через день Дир встал и прошелся по пещере, чувствуя себя вполне прилично. Калларион напоил его каким-то мерзким отваром, и маг заявил, что не смеет больше всех задерживать своими хворями и готов отправиться в путь. Стик, хотя и волновался за самочувствие друга, был вынужден согласиться. Слишком велика была опасность, что их обнаружат люди Сарта, хотя герцог не был точно уверен, есть ли за ними погоня. Вряд ли Хакиса и Сарт станут размениваться на их скромные персоны, скорее всего, все силы были брошены на поимку Дерри и Анет. Но все же рисковать и задерживаться в подземельях не стоило.

«Как там, интересно, Дерри и Анет?» – думал Стик, искренне надеясь, что все в порядке и они дожидаются его и Дира во Влекрианте. До города их вызвался проводить Калларион, который оказался очень полезным попутчиком. Эльф разбирался не только в травах и магии, но и в ратном деле. Даже Стик чувствовал себя рядом с ним глупым мальчишкой, которому первый раз дали в руки боевой меч. А Дир, который был младше на четыре года, как только открыл глаза и перекинулся с Калларионом парой фраз, стал относиться к нему как к наставнику. Дир слушал эльфа с открытым ртом, впитывая новые знания, как губка. Почему Калларион вдруг решил им помогать, оставалось пока загадкой, которую Стикур никак не мог решить. С одной стороны, помощь Каллариона была неоценима, с другой – Стик все же не доверял ему. В то, что эльф решился на такое опасное и неблагодарное дело исключительно из-за любви к изгнавшему его народу и Арм-Дамашу, верилось с трудом. Стикур никак не мог решить, стоит ли принимать помощь Каллариона после того, как он проводит их во Влекриант. По этому поводу Стик должен был посоветоваться с Дерри. Ксари как нельзя лучше понимал эльфов и имел большой опыт в общении с ними. Он за версту чувствовал шпиона и предателя. Если Калларион подсадная утка, подосланная Хакисой, Дерри, пожалуй, единственный, кто сможет его раскусить.

Эльф помог Стику собрать немногочисленные пожитки, и они отправились в путь. Больше всех этому факту обрадовался Зюзюка. Он подпрыгивал на всех четырех лапах, потряхивая крылышками, и даже один раз попытался взлететь. Оттолкнувшись от пола, он подпрыгнул, не рассчитал силы, врезался в потолок и больно плюхнулся на холодный камень. Гхырх обиженно завопил и не стал продолжать опасные эксперименты. Всю дорогу до выхода из пещеры зверек чувствовал себя глубоко несчастным и лез ко всем жалиться. Но как только на горизонте появилось светлое пятнышко, гхырх ожил и, забыв все свои обиды, кинулся вперед всех на залитую солнцем поляну. Мужчины вышли следом, жмурясь от яркого света. Стику настолько надоели темные удушливые помещения катакомб, что он сам готов был прыгать вместе с Зюзюкой по примятой и такой душистой траве с россыпью маленьких желтых и розовых цветочков. Воздух был наполнен всевозможными запахами лета. Даже легкий запах навоза, навеваемый со стороны ближайшей деревни, доставлял герцогу удовольствие. Огромные ели обнимали поляну со всех сторон, огораживая ее от посторонних взглядов своими мощными стволами и раскидистыми темными ветками. Греясь на летнем солнышке, летали крупные разноцветные бабочки, ставшие объектом охоты для разыгравшегося гхырха. Зюзюка весело прыгал по траве, пытаясь ухватить летуний, а те уворачивались от его зубов, не желая быть съеденными.

Несчастные бабочки еще помнили пробегающего день назад полоумного кота, истребившего много их сестер, а сейчас навязался еще и безумный гхырх, розовая тушка которого наводила ужас на всех проживающих на этой поляне насекомых. Муравьи оказались самыми умными. После того как огромный розовый зад припечатал к земле целый отряд их собратьев, тащивших на ужин в муравейник целую и практически свежую гусеницу, маленькие насекомые забрали самое ценное – видавшую виды соломинку и неровным строем начали эвакуацию себя любимых со ставшей небезопасной поляны. Дир с интересом наблюдал за происходящим, он любил рассматривать всевозможных мушек и жучков, особенно когда на это было время. Различные мелкие твари, занятые своими важными делами, например, с какого цветка собрать нектар, с синего или красного, вызывали у мага улыбку. Что может быть забавнее, чем жирная полосатая пчела, которая мечется от одной цветочной головки к другой, не в силах определить, где нектар вкуснее. Проблема выбора – это самая серьезная проблема даже у насекомых. Ослабленный Дир почему-то всегда ударялся в философские рассуждения, которые в нормальном состоянии вызывали даже у него самого (не говоря об остальных) лишь недоумение. Вот и сейчас маг еле заставил себя отвлечься от глупых размышлений на тему: «Проблема выбора для полосатых пчелок в условиях летнего сбора нектара на территории Темного леса». Дирон вздохнул поглубже, отгоняя все мысли, и позволил себе на какое-то время расслабиться, наслаждаясь свежим воздухом. Солнечные лучи восстанавливали утраченную магическую энергию. С каждым вздохом Дир ощущал всеми клеточками своего тела, что становится сильнее. Он впервые за последние дни чувствовал себя способным произнести заклинание, пусть пока самое элементарное, но это значило, что он шел на поправку.

– Пора в путь, – первым очнулся от эйфории, вызванной свежим воздухом и солнцем, Калларион, – если мы хотим добраться до города сегодня, то надо спешить. Путь не близкий, и, чтобы успеть до заката, нам придется поторопиться. С заходом солнца городские ворота закрываются, и, если мы к этому моменту не успеем, придется еще одну ночь ночевать в лесу, а как я понимаю, вы торопитесь.

– Да, ты прав, – со вздохом согласился Стик. – Надо спешить. Я не просто хочу добраться сегодня до города, а планирую отыскать там Анет и Дерри. Так что действительно пойдемте быстрее. Дир, ты как? Сможешь идти?

– Смогу, – уже совсем здоровым голосом отозвался Дирон, нехотя прерывая поглощение солнечной энергии.

– Тогда в путь, – скомандовал эльф и двинулся вперед по едва заметной тропинке. – Я знаю короткую дорогу в город, – сказал он. – Думаю, что по ней мы и пойдем. Кстати, забываю спросить. Как вы собираетесь искать своих друзей? Влекриант ведь город не маленький, а они могут быть где угодно.

– Хм, – усмехнулся Стик. – А как ты думаешь, зачем нужен гхырх, он найдет нам Анет в считаные секунды, где бы она ни была, вот увидишь.

Когда показались городские ворота, было совсем темно. Они едва успели попасть во Влекриант до заката солнца, а все потому, что «короткая» дорога эльфа оказалась настолько трудной, что заняла в два раза больше времени, чем обычный путь по тракту. В голову Стика тут же закралось сомнение: а не завел ли их Калларион в эти места специально, чтобы задержать? Но Стикур решил все же не спешить с выводами. Смысла гадать не было, надо было поделиться своими опасениями с Дерри, причем желательно как можно скорее. Герцог был уверен, что вдвоем с Лайтнингом они смогут понять, что представляет собой эльф.

В город их пропустили без проблем. Дремлющие на посту вампиры-охранники не обратили внимания на троих уставших пеших путников.

– Зюзюка, ищи Анет, – шепнул Стик, как только городские ворота остались позади, и обрадованный гхырх метнулся в переулок. Ребятам оставалось только не упустить зверя из виду.


Дерри проспал практически до самого вечера, а голодная и поэтому немного злая Анет так и не рискнула его разбудить. Она весь день сидела в кресле, поджав ноги под себя, и ждала, лениво разглядывая цветочный орнамент на обоях. Ксари спал, развалившись на кровати, сон разгладил жесткие складки на лице, сделав его по-детски наивным и беззащитным.

– Ну что интересного увидела? – пробормотал Дерри сонным голосом, не открывая глаза, и Анет, смутившись, слегка отвернулась, прекращая разглядывать лицо и не прикрытые одеялом широкие и загорелые плечи ксари.

– Очень кушать хочется, – отозвалась она, игнорируя вопрос Лайтнинга, – а я даже ужин в комнату заказать не могу, так как в номере у меня вместо огромного кота, которого все ожидают увидеть, лежит голый мужик.

– Не забивай голову, – зевнул Дерри, поднимаясь. – Скоро нас вообще здесь не будет. Сейчас сходим поедим, я получу интересующие нас сведения, и с утра уедем из города. Мы и так слишком долго здесь засиделись. Я более чем уверен: со дня на день Сарт сообразит, что мы его провели и каким-то образом попали в город, минуя охрану. Как только это произойдет, укрыться будет намного сложнее. Скорее всего, он попытается перекрыть городские ворота, чтобы из города никто не мог выйти.

– А как же Стик и Дир? – грустно шепнула Анет.

– Ну во-первых, мы пока еще и не ушли, а во-вторых, если в ближайшее время они не объявятся, попытаемся подождать их за городом. Может быть, тебе удастся связаться с Диром или со своим гхырхом.

– Так давай попробуем связаться с ними сейчас, – ухватилась за идею Анет. – Я знаю, сил у меня хватит, только расскажи мне как.

Но Дерри, глядя на светившееся надеждой лицо девушки, только отрицательно покачал головой:

– Нет, сейчас мы не будем ни с кем связываться. Вспомни, что я говорил тебе про использование магии. Во Влекрианте любые проявления магической энергии сразу же засекут либо маги Сарта, либо местная колдовская гильдия, и тогда к нам немедленно поспешат с вопросами. Пока мы в городе, забудь про магию вообще, что бы ни случилось. А сейчас давай сходим перекусим, а то на самом деле что-то очень уж есть хочется.

– Пойдем, – Анет с несколько преувеличенным энтузиазмом вскочила с кресла и направилась к выходу, – только давай поедим не в «Огнедышащем…», что-то здешняя публика отбивает у меня весь аппетит.

Неприятные мысли не выходили у Анет из головы ни на минуту. С каждым часом она все меньше надеялась увидеть друзей живыми. Она успела привязаться к ребятам, и мысль о том, что они вполне могли погибнуть, не давала ей покоя. Девушка настолько ушла в свои мысли, что не заметила, как оказалась в одной из расположенных неподалеку от «Огнедышащего…» забегаловок. Вопреки ожиданиям Анет публика здесь оказалась ничуть не лучше.

– Ты уверена, что здесь лучше? – скептически поинтересовался Дерри, оглядываясь по сторонам. – По-моему, в «Огнедышащем…» чище и спокойнее.

– Что же делать, – философски заключила Анет. – Кто знает, вдруг ты ошибаешься и здесь тоже вполне ничего, ну и что, что грязь, зато люди, может быть, душевные?

– Чем черт не шутит? Может, и душевные, – усмехнулся Дерри и уставился голодным взглядом в меню, которое ему передала Анет, потерявшая надежду самостоятельно определить, что из обозначенного здесь съедобно, а что нет. Дерри тоже решил не ломать над этим голову и заказал две порции картошки с мясом и по кружке пива. Молодые люди непринужденно болтали в ожидании заказа, не замечая, что за ними с соседнего столика очень внимательно наблюдают два тролля, вампир и человек.

– Я говорю тебе, это он, – громким свистящим шепотом обратился вампир к человеку.

– Нет, это не он, – с сомнением покачал головой мужчина, старательно щуря глаза и пытаясь хоть что-нибудь рассмотреть в полутемном задымленном помещении.

– А давайте подойдем поближе.

Этот разговор продолжался уже достаточно долго, и вампир, прекрасно видевший в темноте, не выдержал:

– Вы как хотите, а я пойду проверю. Если это Лайтнинг, мы его схватим.

– Схватим, как же! – ухмыльнулся тролль. – Его схватишь, пожалуй. Он нам руки и ноги повыдергивает и все равно сбежит. Знаешь, сколько народу пыталось его схватить!

– Я не пытался, – прошипел вампир.

– Эльрун, Гавви прав. Он же молния, вчетвером мы его не одолеем.

– Его – да, – улыбнулся, оскалив кривые пожелтевшие клыки, молчавший до этого времени второй тролль. – А девчонку? Если мы кинемся на девчонку, он будет вынужден защищать и ее, и себя, а это в сотни раз сложнее, чем отбиваться в одиночку. Может быть, нам повезет.


Гадкое чувство беспокойства неприятно холодило затылок с того самого момента, как они сели за стол. Дерри, стараясь не поворачивать голову, осторожно осмотрелся по сторонам, пытаясь определить, насколько его неприятные ощущения соответствуют действительности. Ему было интересно, действительно ли им что-то угрожает, или у него просто нервы шалят от переутомления. Опасность Лайтнинг заметил слишком поздно. Несколько человек уже приближались к их столу, и Дерри с отвращением узнал в одном из них Эльруна – известного вампира-воина из синдиката Сарта.

– Анет, опасность, – только и успел шепнуть ксари девушке, которая и без него успела заметить угрозу.

– Дерри, какая встреча, – протянул вампир, присаживаясь на свободный стул. – Вот уж не думал, что встречусь с тобой при таких обстоятельствах.

– Да пошел ты, упырь! – огрызнулся Дерри, которого всегда напрягали светские беседы перед неизбежной дракой. Он гораздо больше на данный момент был озабочен тем, что остальные трое – два тролля и человек – пытались незаметно занять наиболее удобные стратегически позиции, пока их друг заговаривает ему зубы. Они подобрались поближе к Анет. Дерри резко подвинул стул, перегораживая им проход, а вампир усмехнулся, обнажая длинные белоснежные клыки с неизменным украшением вампиров – маленьким рубинчиком в одном из зубов.

– Ты совсем не изменился, Лайтнинг. Тот же неотесанный грубиян-ксари, даже титулы тебе ничего не дали. Был выродком, выродком и остался. И вкусы, смотрю, у тебя не изменились. Джентльмены предпочитают блондинок, ну а ты, как я посмотрю, все брюнеточками балуешься? Хотя, – вампир попытался подвинуться поближе к Анет, но девушка показала ему неприличный жест и пересела на соседний стул, – сдается мне, эта брюнетка до недавнего времени была блондинкой. А блондинки – это нам. Так что, не обессудь, ее мы заберем с собой. Впрочем, – Эльрун сделал эффектную паузу, – если хочешь, можешь ее сопровождать. Там, куда мы намереваемся доставить девчонку, тебя давно ждут. Заодно скрасишь пребывание своему дружку-магу, но вряд ли его это тронет: Тарман испытал на маге заклинание расщепления души и очень надеялся, что ты сам явишься выручать своего друга и оценишь полученный результат. Но ты молодец, как и всегда в критической ситуации, сделал правильный выбор, плюнув на друзей и спасая собственную шкуру.

Дерри сжал зубы от ярости, молясь, чтобы наружу не вырвался Мерцающий. Эту свою тайну Лайтнинг собирался приберечь на крайний случай, а пока можно было справиться своими силами. Тем более на дикого зверя кинется вся таверна, а в обычную драку не сунется никто. Дерри только надеялся, что Анет не впадет в свой обычный ступор во время потасовки, ему нужна была любая помощь. Ксари слышал, как девушка тихонько вздохнула, услышав новости о Дире, но не заорала и не грохнулась в обморок – это уже хорошо.

Анет смотрела на сжавшего челюсти Дерри и тихонько выходила из себя. Страха почему-то не было, появилась злость. Ее достал болтающий ни о чем вампир, на наглой роже которого читалась уверенность в том, что им от него никуда не деться. Анет противники вообще не принимали в расчет, намереваясь скрутить одним движением. Этим и воспользовалась девушка, решив включить в наметившуюся драку элемент неожиданности.

– А хрен бы вам, – неожиданно даже для себя выдала Анет, вскочив со стула. Ей до смерти надоел этот глупый разговор, даже пожрать толком не дали, и она решила взять ситуацию в свои руки. Пока никто не опомнился, схватила с подноса проходящей мимо официантки две огромные глиняные кружки с пивом и, резко выкинув перед собой руки, шарахнула этими импровизированными кастетами по лицу оказавшегося поблизости тролля. Раздался звон бьющейся посуды и вопль, а Анет, обезвредив на какое-то время одного из противников, поспешно отскочила в сторону, нырнув под стол. Следом за ней кинулся разъяренный мужчина-воин, на его перекошенном от злости лице читалось желание, по меньшей мере, придушить девушку. Анет искренне обрадовалась, что с такой зверской рожей к ней под стол полез не вампир. Она бы тогда точно с перепугу грохнулась в обморок, а так только запищала и вцепилась в перекошенную морду противника ногтями, сдирая кожу. Ей даже показалось, что она достала ногтями до кости. Мужчина заорал, а Анет, пользуясь ситуацией, залезла подальше под стол, прижавшись спиной к стене и лихорадочно оглядываясь по сторонам в поисках чего-нибудь, что могло бы сойти за оружие. Ничего, правда, кроме черепков пивной кружки, под столом не было. Девушка схватила уцелевшую ручку, решив, что острые края оббитой посудины вполне могут сойти за лезвие. Помня о том, что Дерри запретил ей пользоваться магией, Анет все-таки решила немного схитрить. Она осторожно выпустила бурлящий в венах огонь, который по ее руке спустился к острым краешкам черепка. Девушка рассчитывала, что эта конструкция будет работать, как электрошок. Возможность испытать изобретение подвернулась почти сразу. К ней под стол, себе на беду, полез уже изрядно покалеченный пивными кружками тролль. Анет недолго думая всадила ему в грудь острые края черепка, которые пропороли рубашку, и противник с воплем откатился в сторону, хватаясь за сердце. Две небольшие ранки на груди дымились. Девушка ликовала и, окрыленная удачей, кинулась добивать противника. Как только она выскочила из-под стола, сзади ее схватили мощные руки. Анет закричала, чувствуя, что не может шевельнуться, и начала быстро соображать, что же делать. Держали ее словно в тисках, и она могла шевелить только кистями рук. Анет украдкой обернулась на пол. Пришибленный ею тролль не шевелился, – видимо, изобретенное оружие оказалось даже более эффективным, чем она рассчитывала. Впереди на столе кружились две фигуры. Размытым пятном летало лезвие меча Дерри. Сражающийся с ним вампир не уступал ксари ни в ловкости, ни в скорости, и тут Анет по-настоящему испугалась. Дерри отвлекся на ее крик, пропустил удар и пошатнулся под натиском противника. Анет даже показалось, что она заметила, как черный меч вампира скользнул по плечу Лайтнинга. Страх придал девушке сил, и она, изогнув руку, шарахнула кружкой по первому попавшемуся месту на теле врага.

Место оказалось вполне удачным, державший ее второй тролль даже не заорал, он просто осел на пол. Анет резко развернулась и засветила противнику кружкой в переносицу. Завоняло паленым мясом, и мужчина упал. Девушка затравленно оглянулась вокруг в поисках противников. Двух троллей она уложила самолично, а мужчину с расцарапанным лицом добил, видимо, Дерри. Остался только не теряющий силы вампир, который теснил раненого Лайтнинга к стене. Посетителей в таверне не осталось совсем, как только народ понял, что это не просто пьяная потасовка, то сразу же разбежался кто куда, главное – подальше от места событий. Анет краем глаза заметила пробирающегося к выходу несчастного хозяина заведения. Он явно намеревался позвать стражу, но девушка моментально пресекла его попытку, продемонстрировав свое грозное оружие, зажатое в одной руке, и кусок золота в другой. Хозяин таверны с тихим стоном залез под барную стойку.

Девушка осторожно подобралась к сражающимся. Два тела и мечи кружились в серебристо-черном вихре. Лайтнинг, увидев, что Анет каким-то образом умудрилась справиться с троллями, вздохнул с облегчением и, не беспокоясь за свою спутницу, полностью сосредоточился на бое. Эльрун был очень сильным, ловким и безжалостным противником, он уже нанес Лайтнингу несколько весьма неприятных ран, но Дерри не думал уступать. Он плавно уклонился от меча вампира и, сделав ложный выпад, незаметно вытащил из голенища сапога незаменимый в любой драке кинжал. Дерри считал, что меч – это ритуальное оружие, которого в сражении всегда мало, вампир, похоже, думал так же. Маневр Дерри не остался не замеченным, и его противник, скривив губы в недобром оскале, легонько тряхнул кистью левой руки, и в ней блеснуло холодное лезвие длинного кинжала. Силы опять оказались равны. Дерри чуть не проворонил удар, который мог оказаться смертельным. А все потому, что засмотрелся на мелькающий черной молнией шикарный меч Эльруна.

Жажда новой игрушки придала Лайтнингу сил, и он с удвоенной яростью кинулся в атаку. Противник был сильнее, и Лайтнинг тихонько позвал Мерцающего. Вся его сила уходила на то, чтобы не дать звериной личине сменить человеческую. Если обычно, обратившись, Дерри загонял звериную душу глубоко внутрь себя, то сейчас он пошел по иному пути. Оставив человеческую внешность, ксари позволил звериным инстинктам управлять своими движениями. Он даже не заметил, как отшатнулся испуганный вампир, увидев перед собой разом изменившиеся глаза противника. Они стали ярче, больше, и их прорезал вертикальный кошачий зрачок. До Эльруна очень поздно дошло, почему этого ксари так боялись в синдикате и воспринимали задание поймать его как смертельный приговор. Вампир хоть и сталкивался с Лайтнингом по долгу службы раньше, но ни разу не видел его в деле и поэтому считал, что все разговоры про силу и ловкость «машины смерти Сарта» не более чем сказки. Сейчас он убедился в обратном. Движения ксари стали напоминать одну светящуюся линию. Не было возможности не только парировать удар, но даже увидеть его. Если в начале боя вампир мог уследить за мелькающим мечом Дерри и в одно мгновение даже понадеялся, что ему удастся победить легенду синдиката, то сейчас Эльрун с предсмертной ясностью осознал, что это последний в его жизни бой. Серебряная молния меча Дерри вонзилась точно в сердце – единственное место на теле вампира, удар в которое убивает сразу. Эльрун надеялся на то, что Дерри не знает, что разить надо только черным мечом вампира. Но Дерри знал, он выхватил из рук падающего противника тонкий меч, изящной, явно гномьей работы и повторно вонзил его в сердце Эльруна, в миллиметре от своего клинка.

Лайтнинг перевел дыхание, вытащил из трупа оба меча и, перекинув Анет свой, крикнул:

– Держи, пригодится. А сейчас пора как можно быстрее сматываться отсюда.

Он обратился к трактирщику:

– Эй, любезный, где у тебя тут запасной выход?

Мужичок, трясясь всем телом, осторожно выполз из-под барной стойки и перепуганным голосом потребовал, чтобы господа возместили ему моральный и материальный ущерб. Анет кинула трактирщику зажатый в руке кусочек золота, размером чуть больше голубиного яйца, и нагло заявила, что у них больше ничего нет. Трактирщик горестно вздохнул, пряча презренный металл за пазуху, и жестом показал Дерри и Анет, где они могут незаметно выйти на улицу.

– Продашь нас страже – прирежу, – мрачно шепнул Дерри трактирщику, проходя мимо. Мужчина отшатнулся и истерично замотал головой в разные стороны. Лайтнинг даже не понял, что это: признание в вечной преданности или просто нервный тик. Вероятнее, и то и другое. Трактирщик побелел как мел, увидев горящие глаза ксари, и, сложив руки в молитвенном жесте, изгоняющем нежить, сполз обратно под барную стойку. Дерри свободной рукой схватил Анет за локоть и, не обращая внимания на капающую с рукава своей рубашки кровь, потащил девушку к выходу, со словами:

– Быстрее уходим, быстрее!

Молодые люди выбежали на улицу, и Дерри припустил так, что Анет еле успевала за ним. Конечно, бежать за Лайтнингом, пребывающем в человеческом обличье, было гораздо проще, чем за барсом, но все равно невероятно тяжело. Через несколько кварталов ксари соизволил остановиться, чтобы перевести дыхание. Анет поскользнулась на подло притаившейся на земле банановой кожуре (и здесь жрут эту склизкую гадость) и, не удержавшись на ногах, рухнула в какую-то кучу мусора. Вообще, Дерри, скрываясь с «места преступления», завел их в какое-то весьма гадкое место. Неширокая улочка, петлявшая по городу, в конечном счете упиралась в заваленную кучами мусора подворотню. Огромные груды всевозможных остатков еды и прочей еще менее приятной гадости разлагались в свое удовольствие под жарким арм-дамашским солнышком. Даже бомжи сочли бы за оскорбление предложение отобедать в таком благоухающем месте и ни за что не рискнули бы поселиться здесь. Но Дерри, видимо, считал это место наиболее подходящим для отдыха. Он уселся, прислонившись к стене дома, и начал лихорадочно стаскивать с себя рубашку.

– Помоги мне, – хрипло выдохнул он. – Мечи вампиров нередко бывают отравлены, надо посмотреть, какого цвета кровь в ранах.

Анет испуганно кинулась к Лайтнингу, потихоньку впадая в панику. Плечо парня было рассечено. Из довольно глубокой раны сочилась темной дорожкой густая кровь, чуть менее страшная рана была у ксари между вторым и третьим ребром.

– А если там яд? – испуганно спросила девушка. – Что будем делать? Ты притащился в такое место, в котором нет лекаря, и противоядие здесь точно не найти.

– Если там яд, мне, скорее всего, уже ничего не поможет, но если выгнать лишнюю кровь, тогда, может быть, моих сил хватит для того, чтобы забрать сведения об усыпальнице Великих и передать их тебе. Если же оставить все как есть, я не проживу дольше часа.

– Нет, – испуганно выдохнула Анет. – Ты не посмеешь оставить меня одну! Скажи мне, что все нормально и яда в ранах нет, – умоляюще, сквозь слезы прошептала девушка.

– Не уверен, – спустя какое-то время ответил Дерри. – Явно выраженных признаков я не вижу, и изменений в самочувствии пока не наблюдается. Да и для боя нет смысла использовать яды, которые не мгновенно действуют, а через какое-то время. Так что будем считать, что мне повезло и клинок не отравленный. Кровь бы остановить. Как погано, когда под рукой нет мага.

Анет с несчастным видом молчала, испытывая угрызения совести за то, что не умеет залечивать раны и вообще ничего не умеет. Пока единственное, что у нее получалось более или менее хорошо, – это различные эксперименты с огнем.

Дерри оторвал от рубашки кусок и, разглядев метрах в пяти колодец, отправился за водой. Смочив ткань, он осторожно вытер кровь. Анет сидела рядом и дрожащими руками пыталась помочь. От вида крови девушке было нехорошо, но она упорно сражалась со своей слабостью, понимая, что грохаться в обморок сейчас не время. Дерри, видя, что девушка сделалась бледной как мел, решил отвлечь ее ничего не значащим разговором.

– Скажи-ка мне, красавица, – сквозь сжатые от боли зубы начал он, – как это тебе удалось справиться с двумя троллями? Раньше ты, помнится, при виде любой опасности застывала где-нибудь в сторонке. А сегодня очень мне помогла, особенно в начале драки. Этакий задорный элемент был весьма кстати. Пивные кружки на самом деле ничуть не хуже кастетов утяжеляют руку.

Анет смущенно откашлялась и сказала:

– Просто я, кажется, начинаю потихоньку адаптироваться к вашему миру. Вообще-то я никогда излишней скромностью не отличалась. Просто, когда попала сюда, была расстроена и удивлена. А сейчас потихоньку прихожу к своему нормальному состоянию и позитивному отношению к жизни. Сегодня меня просто вывел из себя этот клыкастый. Все равно ведь драки было не избежать, ну я и решила внести свою лепту, порадовав людей Сарта небольшой импровизацией. От меня они подобного точно не ожидали. А насчет троллей… я немного схитрила. Хоть ты и запретил мне пользоваться магией, но без нее я бы не продержалась и минуты. Я не стала швыряться молниями, чтобы было не так заметно, просто била огненным лучом, используя осколки кружки как прикрытие.

Известие о том, что Анет не удержалась и все-таки умудрилась по-тихому колдануть в таверне, не воодушевило Дерри. Но он прекрасно понимал, что иного выхода у девушки просто не было. Если бы она не исхитрилась и не пришибла троллей, то неизвестно, каков бы был исход сражения. В конечном счете они устроили такой переполох, что и безо всякой магии об их появлении в городе уже наверняка узнали все заинтересованные лица. Так что, пожалуй, запрет на использование колдовства стоило снять. Тем более чем дальше, тем смелее становилась Анет и тем больше было от нее толку. Единственное, о чем сожалел Лайтнинг, – это о том, что первоначальный план, по которому он хотел оставить Анет в «Огнедышащем…» и отправиться за сведениями в одиночку, пришлось пересмотреть. В сложившейся ситуации проще и безопаснее было взять девушку с собой.

– Дерри, что мы будем теперь делать? – совсем уж несчастным голосом пролепетала Анет, прислоняясь к шершавой стене.

– То же, что и собирались, – невозмутимо ответил ксари, надевая окровавленную рубашку. Выглядела она не лучше половой тряпки: рукава оторваны, ткань стала жесткой от пропитавшей ее крови.

– А как же Стик и Дир? – тихо всхлипнула она, с надеждой поглядывая на грязного и усталого Дерри.

– Анет, – тихо начал он, подбирая слова, – ты же понимаешь, мы не можем соваться туда. У нас нет шансов им помочь. Сарт ждет и рассчитывает на то, что я приду, и я пришел бы. Даже если бы это стоило мне жизни. Пошел бы затем, чтобы лично увидеть, что я ничего не могу изменить. Но кроме собственных мыслей и чувств, кроме разрывающей душу боли у меня есть еще и долг. До тех пор пока ты не прикончишь Хакису, я не принадлежу себе. Ты это можешь понять?

Анет кивнула и тихо заплакала, прижавшись к его плечу. В первый раз на Арм-Дамаше это было не проявление ярости и жалости к себе любимой, а слезы боли и отчаяния, вызванные страхом за судьбу близких людей.

– Тихо, не плачь, – шепнул ей Дерри. – Не все еще потеряно. Эльрун пытался вывести меня из себя, и его слова вполне могут оказаться ложью. Тем более он ничего не сказал про Стика. Я не верю, что этот упырь мог такое забыть. А раз Стика нет ни с нами, ни в плену у Сарта, значит, надежда есть. Он сделает все, чтобы вытащить мага. Верь в это. А мы с тобой двинемся дальше, и, если повезет, они еще нас догонят. Не переживай раньше времени.

Анет благодарно шмыгнула носом и вытерла зареванные глаза грязным рукавом рубашки. Не то чтобы она поверила словам Лайтнинга, судя по прозвучавшей в его голосе горечи, он сам не очень верил в то, что говорил. Но они все же дали ей хоть какую-то надежду, и жизнь стала казаться чуть радостнее. Она поняла, что не может устроить истерику, потому что Дерри просто не вынесет этого. Если Стик и Дир стали близкими Анет совсем недавно, то Дерри знал их всю жизнь. Девушка с ужасающей ясностью вдруг осознала, насколько тяжело далось Лайтнингу решение бросить их в беде, уж намного тяжелее, чем ей самой. Поняв это, Анет стряхнула с глаз последние слезы и осторожно поднялась, с сомнением глядя на начавшие вновь кровоточить раны Лайтнинга. Она, не задумываясь, пожертвовала частью своей и без того ущербной рубахи, превратив ее в топик, и изъявила желание попытаться перевязать порезы, на что Дерри отрицательно покачал головой.

– Раны будут кровоточить, и через пять минут ткань пропитается насквозь, – пояснил Дерри свое нежелание. – Вот если бы как-то остановить кровотечение.

– Прижечь? – поинтересовалась девушка.

– Чем бы? – тоскливо вздохнул Лайтнинг, наблюдая, как она вплотную подошла и положила ему на плечо свою холодную руку. Анет закрыла глаза и сосредоточилась, панически боясь выпустить слишком сильное пламя, которое навредит ксари. Дерри вздрогнул под ее рукой, но не проронил ни звука, и девушка осторожно, стараясь не смотреть на потемневшие края раны, переложила руки с плеча на бок. Когда все было закончено, Дерри благодарно кивнул Анет и помог ей справиться с бинтами.

– Ну что, идем? – последний раз шмыгнула носом Анет.

– Сейчас, – отозвался Дерри тихим голосом и неожиданно прижал стоящую рядом девушку к себе. Анет вздрогнула от неожиданности и тут же обмякла, доверчиво прижавшись щекой к груди Дерри. Ксари положил подбородок ей на макушку и, закрыв глаза, запустил руки в ее длинные шелковистые волосы. – Все будет хорошо, – едва слышно сказал он, скорее себе, нежели Анет, и осторожно отодвинул ее от себя, давая знак, что пора идти. Девушка вдохнула, отряхнула штаны от налипшей на них грязи, луковых перьев, картофельных очистков и шелухи от семечек; кое-как заплела спутанные волосы в косу и ополоснула зареванное лицо колодезной водой. Дерри уже ждал ее на выходе из этого помойного тупика.


Содержание:
 0  Низвергающий в бездну : Анна Одувалова  1  ГЛАВА 2 О том, что мир иной не всегда загробный : Анна Одувалова
 2  ГЛАВА 3 О том, что артефакты бывают разными : Анна Одувалова  3  ГЛАВА 4 О том, что страдания блондинки начались : Анна Одувалова
 4  ГЛАВА 5 О том, что это еще далеко не конец путешествия : Анна Одувалова  5  ГЛАВА 6 О том, что не все женщины – зло, но все же… : Анна Одувалова
 6  ГЛАВА 7 О том, что не всякий зомби упырь : Анна Одувалова  7  ГЛАВА 8 О том, что даже у безупречных есть скелеты в шкафу : Анна Одувалова
 8  ГЛАВА 9 О том, что красивая женщина или стерва, или дура – закон жизни, знаете ли : Анна Одувалова  9  ГЛАВА 10 О том, что не все карты ведут к острову сокровищ : Анна Одувалова
 10  ГЛАВА 11 О том, что лабиринт он и на Арм-Дамаше лабиринт : Анна Одувалова  11  ГЛАВА 12 О том, что надежда умирает последней : Анна Одувалова
 12  ГЛАВА 13 О том, что противника нельзя недооценивать : Анна Одувалова  13  ГЛАВА 14 О том, что незнакомый мир – это все же незнакомый мир : Анна Одувалова
 14  ГЛАВА 15 О том, что красота – страшная сила : Анна Одувалова  15  ГЛАВА 16 О том, что драконы бывают разные… : Анна Одувалова
 16  ГЛАВА 17 О том, что хотеть все сразу, может, и хорошо, но вредно : Анна Одувалова  17  ГЛАВА 18 О том, что в покере, как и в жизни, много значит удача : Анна Одувалова
 18  вы читаете: ГЛАВА 19 О том, что неожиданные встречи не всегда приятны : Анна Одувалова  19  ГЛАВА 20 О том, что неприятности на то и неприятности, чтобы идти одна за другой… : Анна Одувалова
 20  ГЛАВА 21 О том, что большой зверь необязательно опасный : Анна Одувалова  21  ГЛАВА 22 О том, что лучший не всегда сильнейший : Анна Одувалова
 22  ГЛАВА 23 О том, что зомби бывают разные… : Анна Одувалова  23  ГЛАВА 24 О том, что охота всегда пуще неволи : Анна Одувалова
 24  Использовалась литература : Низвергающий в бездну    



 




sitemap  

Грузоперевозки
ремонт автомобилей
Лечение
WhatsApp +79193649006 грузоперевозки по Екатеринбургу спросить Вячеслава, работа для водителей и грузчиков.