Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 20 О том, что неприятности на то и неприятности, чтобы идти одна за другой… : Анна Одувалова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24

вы читаете книгу




ГЛАВА 20

О том, что неприятности на то и неприятности,

чтобы идти одна за другой…

Вечерело. Улицы города почти опустели. Лишь некоторые припозднившиеся прохожие чуть ли не бегом передвигались по ставшим с наступлением вечера мрачными улицам, стараясь скорее оказаться дома. Дерри шел вперед, не оглядываясь на спешащую сзади Анет. Вдалеке мелькнула водная гладь – они приближались к набережной, на которой ксари договорился встретиться с осведомителем. Лайтнинг надеялся, что Маран не подведет и не устроит им никакой пакости. Дерри неплохо знал тайный кодекс осведомителей и поэтому особо не волновался. Но чем лизняк не шутит, в этом мире возможно все, и от предательства и засады не застрахован никто и ни при каких обстоятельствах. Именно поэтому он так внимательно выбирал место для встречи. Небольшой причал упирался в неподвижную гладь Темного моря и хорошо обозревался со всех сторон. Лайтнинг специально пришел чуть раньше назначенного часа, чтобы проверить окружающие причал доки на предмет засады. Не обнаружив ничего подозрительного, он оставил Анет за грудой ящиков неподалеку, а сам отправился к воде поджидать Марана. Над водой кричали чайки противными и тонкими голосами. Дерри не представлял, почему они летают так поздно. На его взгляд, вся рыба должна была бы давно уснуть, как и вечно голодные птички. Впрочем, Лайтнинг не считал себя специалистом по флоре и фауне Арм-Дамаша, поэтому только пожал плечами и на птичьи крики внимания обращать не стал, решив, что это какие-нибудь ночные чайки. Тем более недалеко от Темного моря могло водиться все, что угодно. Еще несколько столетий назад воду моря признали небезопасной, запретив использовать для бытовых нужд, а также вылавливать и продавать всю водящуюся в ней живность. Купаться в Темном море тоже было нельзя, но на запреты мало кто реагировал. Очень крупную деликатесную рыбу, гигантских мидий и устриц, а также якобы целебные водоросли продавали на всей территории Арм-Дамаша за бешеные деньги, одна контрабандная партия была даже два месяца назад завезена во дворец. По всему побережью расположились небольшие курортные поселочки, рекламирующие целебные грязи, возвращающие молодость, потенцию и очень полезные при радикулите. И самое главное, армдамашцы, прекрасно осведомленные о том, что вся вода в море заражена неизвестными науке и магии вредными веществами, все равно толпами валили отдыхать на «целебные» воды и с удовольствием лопали подозрительно больших мидий, считая подобное кушанье деликатесом. Еще бы, много таких продуктов точно не сожрешь, вполне и помереть можно. Прецеденты, между прочим, периодически случались, но людской энтузиазм не убывал.

Анет сидела за огромными ящиками, насквозь провонявшими рыбой, и ругалась на Дерри, который в очередной раз приволок ее в какое-то непривлекательное место, даже желудок, который еще час назад немилосердно урчал, требуя еды, заткнулся, сраженный наповал ароматами Влекрианта. Девушка решила, что в ее памяти этот город так и станется под кодовым названием «Вонючий». Солнце совсем село, и Анет с неудовольствием отметила, что практически ничего не видно, она проползла немного вперед в надежде что-нибудь рассмотреть. Уверения Дерри, что ему ничего на встрече угрожать не может, почему-то не убедили ее, и волноваться от искреннего голоса и честных глаз ксари Анет стала еще сильнее. В темноте причала почти не было видно и невозможно различить, где он заканчивался и начиналась вода. Дерри, светлая шевелюра которого отливала серебром в холодном лунном свете, стоял у самой кромки воды, а Анет казалось, что прямо на мгновенно затвердевшей водной глади. От поверхности моря луна практически не отражалась, темная вода словно поглощала легкий мерцающий свет. Дерри неторопливо прошелся из стороны в сторону, всматриваясь в улицу, и остановился, видимо ожидая идущего к нему человека. Анет смутно различила только тень. То ли мужчина был черноволосым, то ли его с ног до головы укутывал плащ.

Тень приблизилась почти вплотную к ксари, и мужчины о чем-то оживленно заговорили, но из своего укрытия Анет не могла разобрать ни слова. Вскоре собеседник Дерри нагнулся, старательно пытаясь достать что-то из складок плаща, через какое-то время он вытащил свиток и, оживленно жестикулируя, передал его ксари, который терпеливо ждал, держа наготове руку с зажатым в кулаке кольцом. Посланник, получив перстень обратно, слегка склонил голову в поклоне, выражая признательность, развернулся на каблуках, накидывая капюшон плаща на голову, и пошел прочь от причала.

Не успел он сделать и пяти шагов, как в воздухе что-то звякнуло, и мужчина с хрипом повалился на мостовую. Анет зажала рот рукой, чтобы не заорать, а Дерри метнулся в укрытие под какую-то непонятную конструкцию (то ли кучу мусора, то ли чего-то другого, сваленного в кучу). На минуту все затихло, а потом по воздуху поплыл сладковатый трупный душок. На этот раз Анет сразу же сообразила, что так воняет. С двух сторон к причалу подходили группы вампиров в сопровождении нескольких зомби. Девушка затаилась, стараясь не дышать, а руки сами начали собирать из вен огонь. Твари ее пока не видели и не чуяли, подбираясь ближе к Дерри, но девушка понимала, что сидеть в укрытии дальше нельзя. Ксари один не справится, а отсюда она ничем ему помочь не могла – слишком далеко. Девушка пригнулась как можно ниже к земле и стала заходить сзади противников, которых было слишком много для них двоих. Зомби возглавляли три вампира. Если они хотя бы наполовину так искусны, как Эльрун, Дерри ни за что с ними не совладать. Несколько зомби проявляли излишнюю активность, пытаясь пролезть вперед вампиров, почти вплотную подошедших к укрытию Лайтнинга, атака которого была, как всегда, неожиданна и смертоносна. Ксари, сделав сальто, кинулся на ближайшего противника с воздуха. Вампир резко поднял голову на свистящий звук и тут же поплатился за это жизнью, меч Дерри вошел ему в глотку и, пропоров легкие, оказался в желудке. Лайтнинг, приземлившись, вытащил из противника свой клинок и одним плавным движением снял с оседающего на землю тела голову. Но тут опомнились два других вампира и зомби, кинувшись скопом на Дерри, который подхватил на мостовой меч своего первого противника и теперь орудовал сразу двумя клинками, вращая их с такой скоростью, что в воздухе слышался только свист.

Зомби застыли в нерешительности, не зная, как подойти ближе, а вампиры осторожно двинулись вперед, делая пробные выпады, которые Дерри был вынужден отражать, открыв себя для атаки. Зомби радостно зашипели и кинулись на ксари, пытаясь оттеснить вампиров и смять противника массой. Анет поняла, что отсиживаться в укрытии уже нельзя, и, подобравшись ближе, резко выкинула вперед руку, метнув молнию в крайнего зомбяка. Удивительно, но попала с первого раза, и тварь осыпалась кучкой вонючего пепла на мостовую. Вампиры, занятые Дерри, казалось, не заметили появления девушки, а вот зомби с удовольствием кинулись на новую и, вероятно, более вкусную добычу. Анет, увидев несущуюся на нее вонючую, разлагающуюся толпу, взвизгнула и, беспорядочно отстреливаясь молниями, метнулась в сторону ящиков, не соображая, что спрятаться за ними она уже не сможет. Дошла до нее эта простая истина где-то на середине пути, и Анет, резко остановившись, развернулась на каблуках, столкнулась нос к носу с одной из тварей и с перепугу запустила в толпу зомби две огненные стены, которые прошли сквозь подгнившие тела, оставив лишь горстки пепла от половины противников. Остальные успели отскочить в сторону, а Анет, от накатившей на нее усталости, еле удержалась на ногах. Только использовав сильнейшее магическое заклинание, девушка поняла, что это было выше ее сил и теперь она неспособна выпустить даже самую маленькую молнию. Она не могла даже достать закрепленный на спине меч Дерри или вытащить из-за пояса кинжал, а уцелевшие зомби тем временем очухались от пережитого шока и, клацая желтыми острыми зубами, начали снова подбираться к своей жертве. Анет попятилась, пытаясь собрать крупицы силы еще хотя бы для одного удара, но поняла, что если сделает это, то попросту упадет без сил прямо в руки только и ожидающим такого счастья гадам. Представив себя в обнимку с одним из зомби, который будет хватать ее полуразложившимися загребущими лапами и откусывать самые аппетитные места гнилыми зубами, Анет немного пришла в себя. Неутешительная перспектива быть сожранной или просто даже схваченной живыми мертвецами вернула девушке утраченную было решимость. Открылось второе дыхание. Анет с кряхтением вытащила из-за спины неудобный меч Лайтнинга, мерцающий холодным серебром в темноте ночи, и попыталась проделать с ним ту же штуку, что сотворила с обломками кружки в таверне. С одной только разницей. Несколько часов назад она была полна сил, и живительный огонь прямо-таки гулял у нее по венам, а сейчас ее магическая энергия была на исходе. Ей стало прохладно без привычного пламени в крови, которое согревало и давало уверенность в себе. Но она собралась с силами, понимая, что, для того чтобы меч стал «огненным», надо гораздо меньше силы, чем для той же самой молнии. Судя по тому, как изменился цвет клинка, зазолотившись теплым, солнечным светом взамен холодного серебряного поблескивания, заклинание удалось. Осталось только научиться махать этой штукой.

Анет обхватила меч за рукоять двумя руками, готовясь сделать первый удар. Вконец обнаглевшие мертвяки подползли совсем близко. Девушка не придумала ничего лучше, чем отмахиваться от них мечом, словно палкой. Вреда врагам подобное махание не приносило, но ближе зомби подходить не решались, стоя немного в стороне от изображающей ветряную мельницу девушки, которой каждый взмах давался все труднее. Спустя какое-то время Анет сообразила, что бездумно махать мечом без возможности нанести хоть какой-либо удар по противникам глупо. Зомби с гнусными ухмылками на подпорченных землей и временем лицах ждали, когда же наконец Анет выбьется из сил окончательно. Девушка не могла решиться сделать шаг и подойти к ним чуть ближе, на такое расстояние, чтобы меч мог причинить вред. Поэтому она на минуту опустила оружие, подпуская врагов к себе. Но зомби не спешили поддаваться на провокацию и как-то даже слегка испуганно косились на девушку, ожидая подвоха. У Анет оказалось несколько свободных секунд для того, чтобы перевести дыхание и оглядеться по сторонам.

Слева, практически у самой воды, смазанной тенью мелькал силуэт Дерри. Он двигался настолько быстро, отбивая атаки своих противников, что нельзя было разобрать его движения. Было непонятно, где заканчивается ксари и начинаются его мечи. Издалека казалось, что на мостовой извивается вставшая на хвост змея с двумя головами, атакующими противника с разных сторон. Был бы противник один – ксари давно уложил бы его, но двое вампиров не уступали ему в скорости, и все его силы уходили на то, чтобы держать их на расстоянии. Пока это удавалось Дерри без проблем, но Анет понимала, что все решает время. Рано или поздно кто-нибудь нанесет решающий удар. Атак как вампиров двое, а Дерри один, девушка осознавала, что преимущество на стороне врага, и рассчитывала только на то, что кто-нибудь из противников Лайтнинга совершит глупость, а Дерри сможет воспользоваться ситуацией.

Заглядевшись на сражающегося парня, Анет чуть сама не пропустила удар. Один из мертвецов подобрался практически вплотную к девушке, намереваясь схватить ее своей истлевшей, когтистой лапой за волосы. Анет метнулась в сторону, отмахиваясь от зомби мечом. Ударить у нее не получилось, лезвие соскочило и мазнуло по изъеденной трупными червями морде плашмя. Но и этого было достаточно. Тварь с диким воем отскочила в сторону, зажимая лицо лапами. В воздухе отвратительно завоняло паленой тухлятиной. Мертвец не осыпался горсткой вонючего пепла, как от удачно пущенной молнии, но эффект все равно был. Пришибленная тварь противно орала и бессмысленно бегала по причалу кругами, натыкаясь на все, что попадалось на пути. Воодушевленная удачей Анет перехватила меч поудобнее (хотелось все же научиться бить острием лезвия, а не плоскостью) и с диким воплем, который с большой натяжкой мог сойти за боевой клич, сдуру кинулась в гущу врагов, не рассчитав, что их много, а она одна. Чьи-то когти вцепились в плечо, и Анет с криком выронила меч. Мертвецы осмелели окончательно и, схватив сопротивляющуюся девушку, потащили ее в сторону доков в надежде, пока вампиры заняты, тайком сожрать ее.

– Дерри! – истошно заорала Анет, пытаясь вырваться и вовсю пинаясь ногами по не очень крепким костям зомби. Можно было попробовать вцепиться в них ногтями, но как только представляла, что мертвая гниющая (или давно сгнившая), киселеобразная плоть налипнет на руки и застрянет под ногтями, желудок сжимался в тугой комок и словно мячик подпрыгивал к горлу, намереваясь вырваться наружу и продемонстрировать всем ее скудный завтрак. Анет содрогнулась от отвращения, в который раз прокляла себя за излишнюю впечатлительность и слишком развитое воображение и попыталась добиться каких-нибудь результатов воплями и пинками. Ее крик, естественно, отвлек Дерри, и он пропустил удар. Ксари вскрикнул и припал на одно колено. Анет запоздало опомнилась, прекратив голосить, и направила все свои силы на то, чтобы вырваться без помощи Дерри, но было поздно. Лайтнинг плюнул на своих противников, кинувшись на выручку девушке, и тут же поплатился за свою глупость. Получив удар в висок рукоятью меча, он осел на мостовую. Анет истошно заорала, дергаясь в руках врагов, понимая, что бой проигран, пытаться удрать без Дерри было просто бессмысленно.

Под грозным окриком вампиров зомби, грустно взвыв, потащили упирающуюся девушку в противоположную сторону. Анет сопротивлялась всеми силами, пытаясь хоть как-то затормозить свое приближение к мерзко улыбающемуся вампиру. Его соратник осел на землю рядом с потерявшим сознание Дерри и, похоже, безуспешно пытался его связать. Анет, понимая, что сделать уже ничего все равно не может, слегка обмякла в лапах своих врагов и, поравнявшись с вампиром, смачно плюнула в него (хотела в лицо, но так высоко не получилось, попала, только в отворот рубашки). Она не знала, чего хочет добиться подобным жестом, может, надеялась, что от ее ядовитой слюны вампир заорет и в агонии растворится? Ничего подобного не произошло, и Анет испуганно сжалась, ругая себя за то, что не смогла сдержать этот порыв. Но вампир только презрительно улыбнулся и, даже не удосужившись стереть плевок, сказал что-то на непонятном языке державшим девушку зомби.


Зюзюка, резво скакавший к одному из постоялых дворов, вдруг встал, застыв толстой розовой статуей в центре улицы, напряженно понюхал воздух и, развернувшись, с невероятной скоростью помчался в сторону набережной. Ребята, и так с трудом успевающие за гхырхом, резко затормозили, едва устояв на ногах, и кинулись за ускользающей за поворотом розовой тушкой.

Гхырх на огромной скорости вылетел к причалу и, увидев, что его обожаемую и, самое главное, единственную хозяйку тащат вонючие, непонятные существа, с протяжным воинственным криком бросился на обидчиков. Сбитая с ног чем-то тяжелым, девушка, не успев даже открыть рот, кубарем покатилась по мостовой прямо под ноги опешившему от неожиданности вампиру. Вид бешеного гхырха, с пронзительным визгом раздирающего на куски, словно тряпичных кукол, зомби, привел опытного, много повидавшего на своем веку воина в изумление. Пользуясь замешательством противника, Анет, магическая сила которой немного восстановилась, выкинула руки вперед, швырнув в вампира в упор сгустком огня величиной с крупное яблоко. Противник пошатнулся, но, к удивлению Анет, устоял на ногах и со зловещим оскалом и дымящейся грудью под обугленной рубашкой попытался схватить девушку, которой с перепугу удалось увернуться. Анет резко отскочила в сторону и понеслась прочь, чуть не сбив выворачивающего на набережную Стика. Молодой человек быстро оценил ситуацию и, оттолкнув Анет назад в руки подоспевшему Диру, кинулся на вампира. Маг тоже не стал с ней нянчиться. Он отодвинул девушку в сторону, пожалуй, чуть более бережно, чем Стик, и занялся зомби. Анет с облегчением вздохнула и осторожно стала подбираться к лежащему на земле Дерри. Но рядом с ним, словно коршун, не выпуская тело из виду, кружил вампир. В воздухе раздался знакомый по началу этого неудачного вечера глухой звук, и вампир схватился за торчащую у него из груди стрелу. Анет вздрогнула, не в силах понять, кто же на этот раз стреляет. Стик и Дир были у нее на виду: Дир огнем жег зомби, а Стик сражался с вампиром. Девушка обернулась и с удивлением обнаружила на причале странного эльфа из леса. Калларион поспешно опустил лук и бросился с вытащенным из ножен мечом на вампира, не успевшего окончательно прийти в себя. Сверкнуло лезвие, и Анет с визгом отскочила в сторону, увидев полетевшую на землю голову. Тело вампира упало прямо на Дерри. Анет неприлично выругалась и принялась оттаскивать труп за ногу. На помощь ей вскоре подоспел эльф, который, откинув тело вампира, опустился на колени рядом с ксари и стал проверять у него пульс. Анет крутилась рядом, страдая от собственной бесполезности. Зомбей били Дир и Зюзюка, оставшимся вампиром занимался Стик, даже Дерри и тот был под присмотром.

Она присела на мостовую рядом с эльфом и положила голову Дерри себе на колени, так, чтобы Каллариону в темноте был лучше виден кровоподтек на виске ксари. Под ловкими руками эльфа-мага рана заживала даже быстрее, чем у Дира. Уже через минуту прекратила сочиться кровь, а через пять на виске Дерри остался только синяк. Лайтнинг глубоко вздохнул и сел. Огляделся по сторонам и, оценив ситуацию, встал на ноги, намереваясь броситься на помощь Стику и Диру, но Анет удержала его за рукав.

– Куда ты? – буркнула она. – Ты думаешь, без тебя не справятся? Сиди уж, увечный. Ни одного дееспособного зомби не осталось, ребята на пару вполне успешно свалят последнего вампира. Скоро все закончится. Ты и так сегодня хорошо поработал. На тебе даже после усилий целителя нет ни одного живого места.

Дерри послушно опустился на землю рядом с Анет, но уже через секунду не выдержал, вскочил на ноги и кинулся к Стику, обезглавив падающего на мостовую вампира. Дело в том, что вампира можно было убить либо прямым попаданием в сердце мечом из черного серебра, либо обезглавив.

– Надо скорее отсюда убираться, – крикнул Стик. – Анет, прекращай обниматься с гхырхом. Быстро сматываемся из города. Дерри, вы узнали что-нибудь про усыпальницы Великих?

– Да, Стикки, – кивнул Дерри, потрепав Зюзюку по пушистой шкурке. – У меня есть карта, правда, я сам не знаю точно, что на ней, еще не смотрел. Выберемся из города – расскажу, что узнал, подробнее.

Стик неопределенным бормотанием выразил свое согласие и обратился к эльфу:

– Келл, мне кажется, что идти через главные ворота не стоит. Ты знаешь еще какой-нибудь выход из города, желательно тот, которым пользуются как можно реже?

– Да. – Эльф неопределенно пожал плечами. – Следуйте за мной, если мы поторопимся, его, может быть, не успеют перекрыть. Есть пролом в крепостной стене, которым пользуются селяне. Городские власти периодически заделывают лаз, но он возникает снова. А недавно местные умельцы-самоучки зачаровали его так, что, не зная, не отличишь, где заканчивается кирпичная кладка, а где начинается иллюзия. Стража с некоторых пор плюнула на это безобразие, а ваши враги, скорее всего, и не знают о наличии этого прохода. Ведь он и в самом городе известен далеко не всем.

– Ладно, хватит трепаться, – довольно грубо прервал эльфа Дерри. – Не надо недооценивать людей Сарта. Если о вашем проходе они еще не знают, значит, узнают в ближайшем будущем.

Все резко замолчали под пронзительным взглядом Лайтнинга и, как по команде, ломанулись за Калларионом. Гхырх старался держаться как можно ближе к Анет, опасаясь потерять вновь обретенную хозяйку.

– Хорошая хозяйка, очень хорошая хозяйка, – вещал Зюзюка, заискивающе поглядывая на Анет черным, блестящим и круглым, как бусинка, глазом. – Дай няму! Зюзюка несчастный, очень няму хочется!

Анет покопошилась в карманах, но не нашла в них ничего съестного. Пришлось подбежать ко всем ребятам по очереди в надежде найти что-нибудь вкусное для своей зверюшки. К Дерри подходить смысла не было. У него в карманах было то же самое, что и у нее – выигранные вчера в казино золотые побрякушки. Стик только отмахнулся от приставшей с глупыми просьбами Анет, буркнув, что эта прожорливая розовая скотина и так ест больше, чем все, вместе взятые. К Каллариону Анет подойти не решилась. Она вообще не понимала, что он делает в обществе Стика и Дира. Последней надеждой для девушки был маг. Дирон, выслушав просьбу Анет, вздохнул, поискал в карманах куртки и наконец выгреб горсть сухофруктов вперемешку с крошками, еловыми ветками и еще какой-то дрянью. Анет с благодарностью выхватила у Дира еду и отдала ее Зюзюке. Не сказать, чтобы зверь наелся. Гхырху, вымахавшему за последнюю неделю до размеров «кавказца», чтобы утолить голод, нужно было ведро сухофруктов, а не жалкая горсточка. Зюзюка не замедлил об этом сообщить.

– Хозяйка, мало очень нямы! – прочавкал он, с надеждой вглядываясь в лицо Анет.

– Ну уж, – задыхаясь от быстрого бега, с трудом выдавила из себя девушка, – потерпи до привала и, вообще, вон какой ты большой вымахал, сам вполне можешь поймать себе любую еду, какую только пожелаешь, а все туда же, только бы за чужой счет поесть.

Как ни странно, до городской стены добрались без неприятностей. То ли бежали очень быстро, опередив людей Сарта, то ли проход в город был действительно тайным. По дороге им, правда, попался очень спешащий отряд (на улице уже светало) вампира в сопровождении зомби, но он пронесся мимо, не обратив внимания на притаившихся в подворотне друзей. Как и говорил Калларион, проход в крепостной стене невозможно было найти непосвященным, его даже Дир не смог обнаружить поисковым заклинанием. Эльф с улыбкой на тонких губах скользнул прямо в кирпичную кладку и исчез, за ним последовали все остальные. Анет колебалась, не решаясь войти в твердую на вид стену, рядом с ней, не понимая, чего от него хотят, топтался Зюзюка. В результате они оба получили по пинку от Стика и выкатились на поляну за городом. Анет потерла ушибленную коленку и с укором посмотрела на невозмутимого герцога, который, обращаясь ко всем, заявил:

– Ну что расселись, как на привале? Думаете, раз за город вышли, значит, можно валять дурака? Рано расслабляться. Дерри, у тебя была какая-то карта, ты хоть примерно представляешь, в какую сторону нам надо двигаться?

– Примерно представляю, – отозвался ксари. – Вход в усыпальницы Великих находится у подножия гор Кенташ.

– Да, – усмехнулся Стик, – направление очень точное. Можно подумать, мы этого раньше не знали, ну ладно, по крайней мере, идти точно нужно на север.

– Скорее на северо-запад, – поправил его Дерри.

– Да какая разница, – махнул рукой Стик, – главное – подальше отсюда, пока нас не засекли. А там уж по ходу дела разберемся с направлением более точно. Главное – бежать не в противоположную сторону от того места, в которое мы стремимся попасть. А уж восточнее или западнее – это мелочи.

Анет тихо застонала, поднимаясь с земли. Настрой у Стика был решительный, а это значило, что бежать им придется быстро и долго, скорее всего до вечера. Если учесть, что сейчас только начинало светать, а этой ночью никто не спал, перспективы ближайшего дня вырисовывались веселенькие. Как и предсказывала Анет, Стик задал бешеный темп, и до обеда они неслись без передышки. Девушка думала, что ее легкие просто не выдержат подобного темпа и разорвутся на части. Бежать по неровной лесной дороге при температуре тридцать градусов было невероятно тяжело. Чтобы перекусить, Стикур сделал знак перейти на шаг, и Анет вздохнула с облегчением. Поели они на ходу. Она понимала, что стенать и требовать отдыха нельзя. Останавливаться все еще было очень опасно, хотя они с каждым шагом все дальше уходили в лес.

Сначала Анет никак не могла отдышаться, воздух со свистом вырывался из легких. Каждый новый вздох отдавал болью в горле и ребрах, но через полчаса дыхание выровнялось, и она осмотрелась по сторонам. Они шли по обычному арм-дамашскому лесу с деревьями-великанами, низенькими кустиками, усыпанными аппетитными на вид ягодами. Девушка силой удерживала свою руку, которая, даже зная, что ягоды очень ядовиты, все равно тянулась к ним. Было жарко, хотелось пить, и ныли ноги.

Только к вечеру Стик объявил привал. Остановились на берегу узенькой речушки с прозрачной водой и кувшинками. Анет с наслаждением развалилась на траве рядом с Зюзюкой и сквозь ресницы стала наблюдать за обустраивающими лагерь мужчинами. С появлением Каллариона ее оставили в покое и делать ничего не заставляли, она и не напрашивалась. На поляне суетились в основном Дир и эльф, которые быстро нашли общий язык, превратившись за два дня из совершенно незнакомых людей в лучших друзей. Из обрывков разговоров, подслушанных девушкой во время дневного перехода, она смогла более или менее четко воспроизвести картину произошедшего с Дироном и Стикуром, а также уяснила для себя роль эльфа во всем этом. Калларион ей не понравился. Она не разделяла восторгов Дира по поводу нового члена их команды. Дерри, как и Анет, не был рад тому, что к их отряду присоединился еще кто-то. Девушка несколько раз за день ловила неприязненные взгляды Лайтнинга, которые он бросал в сторону Каллариона. Эльф же, безукоризненно учтивый с Анет, благодушный с Диром и почтительно-вежливый со Стикуром, ксари старался не замечать и обходить стороной. Даже в дороге он держался так, чтобы между ним и Лайтнингом находился либо Стик, либо Дир, а лучше сразу оба. Анет машинально потрепала Зюзюку по пушистой шерстке и попыталась взглядом отыскать Дерри. Но ни его, ни Стика на поляне не было, они куда-то ушли, оставив лагерь на попечение мага и эльфа.

Голодная девушка тихо понадеялась, что ребята отправились в лес что-нибудь поймать на ужин. Только вот зачем вдвоем? Что Стикур, что Дерри вполне могли в одиночку обеспечить едой их небольшой отряд, а еще разумнее было бы отправить за ужином эльфа, который как-никак выдавал себя за охотника. Вот и ловил бы дичь, вместо того чтобы забалтывать Дира, который и так слушал его, открыв рот.

Стикур и Дерри тем временем ушли с поляны, облюбованной для ночлега, не просто так. Герцог стремился как можно скорее обменяться с Лайтнингом новостями и мнениями по некоторым вопросам, причем с глазу на глаз. Ксари это стремление разделял целиком.

– Зачем вы потащили с собой этого ушастого? – первое, что спросил Лайтнинг, после того как они со Стиком углубились в лес.

– Не знаю, Дерри, – вздохнул Эскорит, машинально обдирая листочки с какого-то невысокого кустика и растирая свежую зелень между пальцами. – Как-то само собой получилось. Я хотел ненавязчиво избавиться от него в городе, но ты же видишь, ничего из этой затеи не вышло. Во Влекрианте мы даже поесть не успели, пришлось уходить, а Калларион, как будто так и надо, отправился с нами. Ты понял, что он тот самый темный эльф, принц-изгнанник?

– Да уж как не понять? – пожал плечами Дерри. – Понял. Не сразу, правда. В первую нашу встречу я как-то об этом не задумывался. Да и общался я с ним максимум час. А вот во Влекрианте догадался практически сразу. В нем от нормального-то эльфа ничего не осталось. Не хотел бы я встретиться с ним в бою один на один.

– А ты думаешь, такое может произойти?

– В этой жизни произойти может все, что угодно, особенно со мной. Я, если честно, уже ничему не удивляюсь, – усмехнулся Дерри. – Мне этот эльф не очень нравится.

– Ты думаешь, – неуверенно начал Эскорит, – его подослали к нам либо Хакиса, либо Сарт?

– Нет, – Дерри передернул плечами, показывая, что предположение Стика вряд ли верно. – Если ты боишься с его стороны подобного предательства, то, на мой взгляд, напрасно.

– А зачем же он идет с нами? Дерри, тебе не кажется это странным? – нервно поинтересовался Стикур, лихорадочно обдирая ни в чем не повинный кустик.

– Кажется, Стикур, кажется, – отрешенно согласился Дерри, с интересом наблюдая за тем, как друг безжалостно издевается над растением. – Знаешь, что-то мне подсказывает, что эльф хоть и идет вместе с нами, но цели преследует свои, личные. Только вот какие? Что ему нужно?

– Что-то, что хранится в кладовых Хакисы? Какой-то древний предмет? Может быть, какая-то утерянная эльфийская реликвия, которая поможет вернуть ему уважение и расположение своего народа?

– Может быть, – согласился Дерри, – или… – молодой человек сделал эффектную паузу, – ему нужен зачем-то «Низвергающий в бездну» или Анет после того, как обретет в Д'Архаре силу.

– Какую силу? – не понял герцог.

– А, – махнул рукой Дерри, прогоняя от лица надоедливую муху, – ты же ведь не знаешь.

Лайтнинг вкратце обрисовал встречу Анет с Силиверстом Огненным Вихрем, и изумленный герцог протянул:

– Да, все становится намного запутаннее. Но откуда это может знать Калларион, мы же сами не знали, что все повернется именно так. Как он мог угадать, что после Д'Архара Анет обретет на какое-то время колоссальную магическую силу, и как он надеется ее использовать? Ты, по-моему, перегибаешь палку со своими подозрениями. С этой стороны Анет вряд ли угрожает какая-либо опасность. Откуда эльф может знать такие подробности?

– Стик, я не буду спорить. Вполне возможно, что я неправ и просто лишний раз перестраховываюсь, подозревая всех незнакомых людей, но ты учти одно: Калларион намного старше, чем может показаться на первый взгляд. Ты знаешь хотя бы примерно, сколько ему лет? Я – нет, он вполне может оказаться ровесником изгнания Хакисы. Эльфы ведь сами по себе живут очень долго, а сколько прожил он, я даже не могу предположить.

Стикур задумался над словами друга, в которых была доля истины, но все же предположения Дерри казались домыслами, не имеющими под собой никакой почвы. Хотя, опять же, кто знает?

– Ладно, – нерешительно вздохнул он. – Не будем сейчас ломать голову, надо возвращаться в лагерь, а то скоро все наши поднимут тревогу, решив, что с нами что-нибудь случилось, а насчет эльфа… я все же считаю, что ты неправ. Или, точнее, я надеюсь, что ты неправ. Но за Анет, пожалуй, все же стоит следить внимательнее. Вот ты этим и займешься. Я смотрю, у тебя неплохо получается. Как вы тут без нас были? Все нормально, она тебя не очень достала?

– Да нет, – Дерри замялся, подбирая слова. – Она в общем-то молодец. Из девушки вполне может выйти толк. Она убила самолично двоих троллей из банды Сарта, сотворив что-то там магическое с обломками кружки, да и с зомби на набережной она сражалась более чем отважно.

– Да она, похоже, начинает тебе нравиться, – усмехнулся Стик, а Дерри, буркнув что-то невразумительное про костер, поспешно скрылся в ветках деревьев, и герцог понял, что его глупое и шутливое предположение совершено случайно попало в точку. Вот уж чего он не ждал, так это того, что Дерри окажется неравнодушен к кому бы то ни было, тем более к Анет. Стикур считал, что, побывав в банде Сарта, Лайтнинг начисто лишился таких чувств, как любовь и сострадание. Но, похоже, все было совсем не так, и герцог был этому рад. «А что? – весело подумал Стик. – Дерри и Анет были бы неплохой парой. И снялся бы вопрос об отправке девушки домой. Ей было бы и так неплохо. Надо бы подумать на эту тему посерьезнее», – решил Стикур и отправился вслед за ксари.


Содержание:
 0  Низвергающий в бездну : Анна Одувалова  1  ГЛАВА 2 О том, что мир иной не всегда загробный : Анна Одувалова
 2  ГЛАВА 3 О том, что артефакты бывают разными : Анна Одувалова  3  ГЛАВА 4 О том, что страдания блондинки начались : Анна Одувалова
 4  ГЛАВА 5 О том, что это еще далеко не конец путешествия : Анна Одувалова  5  ГЛАВА 6 О том, что не все женщины – зло, но все же… : Анна Одувалова
 6  ГЛАВА 7 О том, что не всякий зомби упырь : Анна Одувалова  7  ГЛАВА 8 О том, что даже у безупречных есть скелеты в шкафу : Анна Одувалова
 8  ГЛАВА 9 О том, что красивая женщина или стерва, или дура – закон жизни, знаете ли : Анна Одувалова  9  ГЛАВА 10 О том, что не все карты ведут к острову сокровищ : Анна Одувалова
 10  ГЛАВА 11 О том, что лабиринт он и на Арм-Дамаше лабиринт : Анна Одувалова  11  ГЛАВА 12 О том, что надежда умирает последней : Анна Одувалова
 12  ГЛАВА 13 О том, что противника нельзя недооценивать : Анна Одувалова  13  ГЛАВА 14 О том, что незнакомый мир – это все же незнакомый мир : Анна Одувалова
 14  ГЛАВА 15 О том, что красота – страшная сила : Анна Одувалова  15  ГЛАВА 16 О том, что драконы бывают разные… : Анна Одувалова
 16  ГЛАВА 17 О том, что хотеть все сразу, может, и хорошо, но вредно : Анна Одувалова  17  ГЛАВА 18 О том, что в покере, как и в жизни, много значит удача : Анна Одувалова
 18  ГЛАВА 19 О том, что неожиданные встречи не всегда приятны : Анна Одувалова  19  вы читаете: ГЛАВА 20 О том, что неприятности на то и неприятности, чтобы идти одна за другой… : Анна Одувалова
 20  ГЛАВА 21 О том, что большой зверь необязательно опасный : Анна Одувалова  21  ГЛАВА 22 О том, что лучший не всегда сильнейший : Анна Одувалова
 22  ГЛАВА 23 О том, что зомби бывают разные… : Анна Одувалова  23  ГЛАВА 24 О том, что охота всегда пуще неволи : Анна Одувалова
 24  Использовалась литература : Низвергающий в бездну    



 




sitemap