Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 7 О том, что не всякий зомби упырь : Анна Одувалова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24

вы читаете книгу




ГЛАВА 7

О том, что не всякий зомби упырь

Анет сидела под кустом и перебирала светлые пряди волос на лбу Дерри, голова которого покоилась на ее коленях. Светало, ночь прошла на удивление тихо, ни один хищный зверь их не потревожил. Девушка с тоской вглядывалась в правильные черты лица ксари. Казалось, он спал, но серовато-бледный цвет кожи пугал ее. Она осторожно потянулась, стараясь не навредить парню, и приняла более удобную позу. Сколько ей тут еще сидеть, девушка не знала, но надеялась, что помощь придет быстро. В кустах мелькнуло ярко-розовое пятно, и с грацией слона на поляну выскочил довольный гхырх. Он радостно подпрыгивал и помахивал маленькими красненькими крылышками. Следом за ним показался встревоженный Стикур.

– Что с Дерри? – нервно спросил он. Анет этот тон не понравился, было ясно: что бы тут ни произошло, виновата будет она, а она устала, и сил объясняться не было, поэтому Анет выпалила в своей обычной манере:

– А не фиг со всякими зеленоволосыми выдрами на болоте целоваться, на это есть приличные, воспитанные девушки. А случайные связи, как известно, ни к чему хорошему не ведут.

– Ты че несешь? – взвился Стик. – Какая выдра? Какие случайные связи?

– Я же сказала: с зелеными волосами, из болота, надо полагать, русалка, если у вас тут такое водится.

– А на тракт что не вышла?

– Кто, русалка, что ли? Как я понимаю, в своем болоте ей мужиков заманивать удобнее, чем на тракте.

– Да при чем здесь русалка! Ты чего не вышла на тракт?

– Стик, я, конечно, понимаю, что раздражаю тебя, но где я и где тракт. И куда я, по-твоему, дену Дерри? Я его от болота досюда еле доперла, а тут метров десять, не больше.

– Ну что с тобой делать? – устало вздохнул Стик. – Если бы ты перла Дерри чуть левее, то через пять метров оказалась бы на тракте, а от него рукой подать до деревни, где мы остановились. Вон среди деревьев просвет.

И правда, впереди между деревьями виднелся тракт. Анет тихо застонала, плюхнулась на землю и разревелась. Стикур удивленно уставился на нее.

– Ну что смотришь? – зло выдохнула она. – Я тут, как дура, всю ночь просидела, зверей боялась, за Дерри беспокоилась, а вы совсем недалеко были. Как, ты думаешь, я себя сейчас чувствую? Правильно – погано. – Анет снова заревела. Стик нерешительно постоял рядом, подумал и махнул рукой, оставив девушку на попечение гхырха. Зюзюка тихонечко повизгивал и прыгал вокруг девушки, утешая. Стик осторожно взял безжизненное тело Дерри и с трудом закинул его на телегу, надеясь, что Дир с ведуньей смогут привести его в чувство. В голове крутился рассказ колдуньи о людях, уже загубленных русалками. Дерри не умер – это уже хорошо, но сможет ли целительница восстановить его рассудок? Оставалась надежда лишь на то, что он не совсем человек, а защитные механизмы ксари работают гораздо лучше, нежели человеческие.

Спустя час вся усталая компания в мрачном настроении добралась до дома Ашан-Марры. Навстречу с крылечка сбежал отдохнувший Дирон, за ним семенила колдунья. Заметив безжизненно лежащего в телеге Дерри, она только всплеснула руками, пробормотав:

– Еще один. Ну что вы стоите, давайте его скорее в дом. Несчастье-то какое!

Анет утерла рукавом заплаканное лицо, размазав по нему лесную грязь, и поплелась вслед за всеми по узорчатому крыльцу в дом. Там Ашан-Марра уже крутилась между огромной печкой и кроватью. Ксари лежал окутанный белесым туманом, колдунья что-то тихо пела, зажигая по одной массивные темно-зеленые свечи, от которых исходил терпкий аромат незнакомых трав. Дир стоял неподвижно, подняв над головой руки, впитывая в себя силу из пропитанного благовониями воздуха комнаты. Анет тихо примостилась на лавочке в углу избы и стала настороженно наблюдать за действом. У противоположной стены, стараясь не мешать, сидел Стикур. Его руки были сплетены в какой-то причудливый жест, и Анет готова была поклясться, что он молился неведомым ей богам. Несколько раз Дир и Ашан-Марра возобновляли протяжное и заунывное пение, стараясь вывести Дерри из гипнотического забытья. Но ксари оставался все так же неподвижен, не приходя в себя. Ему было хорошо в мире забвения, куда его заманила водная дева. Собрав последние силы, Дир прибег к очень простому народному средству: прочитав несложное заклинание, он поднял над головой тонкий серебряный нож для жертвоприношений и осторожно пустил кровь из вены на руке Дерри. Туман в комнате мигом принял красноватый оттенок и заклубился. Ашан-Марра запела громче, проходя по периметру комнаты с пучком сухих трав. Воздух в комнате колыхнулся, и зловещий туман медленно растаял. Дир устало вздохнул, опустил руки и присел на лавку рядом со Стиком, который внимательно поглядел на мага и тихо спросил:

– Ты думаешь, получилось? Он же ксари.

– А что бы не получилось-то? – ответила за Дира Ашан-Марра. – Да, он ксари, это и радость его, и беда. Заколдовать его трудно, да и расколдовать непросто. Но кто же сказал, что невозможно? Это новомодная, искусственная магия на ксари не действует, как, впрочем, и на другие древние расы – на русалок и леших, например. Если бы на ксари никакая магия не действовала, то и русалкины чары были бы ему нипочем. Так что сказки все это, но бояться магов ему не надо. Знахарка вроде меня еще сможет его зачаровать, но с трудом, а вот Дир – уже нет, не осталось в нем природной, древней магии. А сейчас лекция окончена, всем спать. А то знаю я вас, жалельщиков, усядетесь вокруг кровати больного и будете на него таращиться. Не хочешь, а загнешься под вашими сочувствующими взглядами.

До вечера в доме царило спокойствие. К Дерри Ашан-Марра никого не пускала, отправив Стика и Дира Чинить покосившийся забор, а Анет спать в уютную просторную горницу. Девушка открыла глаза, когда яркое летнее солнце уже потихоньку начинало клониться к закату. До вечера далеко, а полуденная жара уже спала, и вся природа дышит умиротворением и покоем. Анет наспех причесала волосы симпатичным костяным гребнем, тихо помечтала о джакузи, оставленном дома, заплела толстую косу из не очень чистых волос и поплелась в избу. Стик и Дир расположились за столом, рядом, тяжело привалившись к стене, сидел очень бледный, но вполне адекватный Дерри. На Анет он старался не смотреть. Ашан-Марра хлопотала у печи. Девушка подсела к столу, притащив для себя массивную, слегка кривоватую табуретку. Дерри сразу же пробормотал что-то про слабость и нетвердой походкой уковылял на свою кровать. Анет удивленно посмотрела ему вслед и тихо себе под нос пробурчала:

– Не поняла! По-моему, я опять со всех сторон виноватая?

– Да не переживай ты. Просто ты видела нашего самца-красавца не в лучшем виде. Вот он и бесится, – со смешком объяснил Дир. – Мало того что застала его обнимающим русалку, так еще и кинулась его от этой русалки спасать, и отбила-таки. Посрамив как его мужскую честь, так и русалку.

– А-а-а… – неопределенно протянула девушка и отвернулась к окну. На улице уже темнело. С трудом удавалось разглядеть очертания двора. Анет безрадостно потягивала сладкий чай с ватрушкой и наблюдала, как тихонечко опускается на улице ночь. Вдруг во тьме по наличникам что-то зашуршало. Девушка пристальнее вгляделась в темноту. Зюзюка был в доме, дрых у печи, смешно раскинув розовые лапки и подергивая подросшими крылышками. Из-за окна опять раздалось какое-то настойчивое постукивание, и на стекле появился смутный силуэт. А через секунду девушка с визгом кинулась в глубь избы, опрокинув табуретку, кринку с молоком и запнувшись за перепуганного гхырха. Из окна со страшной улыбкой на лице и детским любопытством в глазах в комнату заглядывал почти истлевший мертвяк.

– Что ты опять орешь? – устало обратился к Анет Стикур, поворачивая голову в сторону окна. Тварь за стеклом пощелкала зубами, облизнулась и скрылась в темноте. – Глызень тебе в печенку! – выругался Стик, от неожиданности дернувшись в сторону, и чуть не сбил с табуретки сидящего рядом Дира.

– Все-таки полезла, нечисть окаянная! – заохала Ашан-Марра. – Надо было упокоить заранее.

Тихонечко из своего угла вылез Дерри, всем своим видом показывая, что он уже совсем здоров и готов в бой, а точнее, куда угодно, лишь бы не встречаться как можно дольше с Анет.

– Ты куда собрался? – строго спросил его Дирон.

– Как – куда? – Дерри всем своим видом пытался изобразить несуществующую бодрость. – Зомбяков-то упокаивать надо! А вы что, дома сидеть собираетесь?

– Мы-то не собираемся сидеть дома, – ответил Стик, – но вот тебя с собой не возьмем, ты останешься здесь. Из гхырха с Анет помощники выйдут лучше, чем из тебя.

– Ну уж нет, – встряла в разговор Анет, – этот розовый пусть идет, – девушка ткнула пальцем в подпрыгивающего от нетерпения гхырха, – а со мной делайте что хотите, но я не пойду ловить вонючие трупы. Ашан-Марра, я вас очень уважаю и помогу чем могу, но вот гоняться за зомбями – увольте, это мне не по силам. Я как представлю, что меня будут хватать полуразложившимися лапами, сквозь которые просвечивают кости, щелкать желтыми кривыми зубками у моего уха и вонять, вонять, вонять, я сразу выпадаю в осадок. Если меня сначала стошнит, а потом я грохнусь в обморок, никому от этого легче не станет.

– Анет, помолчи. Я сейчас разговариваю с Дерри, а не с тобой. Лайтнинг, ты меня понял?

– Ну, Стикки, я тоже хочу зомбяков мочить. Они так прикольно разваливаются. Ну возьмите меня с собой, я себя правда очень хорошо чувствую! – выдал Дерри, старательно пытаясь не завалиться на стену. На лице у него выступили маленькие капельки пота, и он все еще оставался бледным.

– Да уж, герой… сиди дома, я сказал, – отрезал Стик, и Дерри обреченно вздохнул. – Анет развлекай, раз она у нас такая нервная, пусть тоже дома сидит.

– Ну слава богу, – выдохнула девушка, – а то я тут с перепуга чуть… ну да ладно, не будем об этом.

– Это как это Анет не пойдет? – встрял неугомонный Лайтнинг. – Вас же двое. Дир будет читать заклинание, а ты один никак не справишься. По-любому либо я, либо Анет должны идти.

– Только не я! – взвизгнула девушка.

– Успокойтесь вы оба, мы гхырха возьмем. Он хоть молчит. А сейчас, Анет, ты остаешься в доме за старшую. Если вдруг кто из тварей проберется в избу, Ашан-Марра сразу начнет читать заклинание изгнания нежити и в это время будет совершенно беззащитна для трупаков. Дерри, как бы он ни выпендривался, очень слаб и из-за того, что с ним приключилось, при нежити станет, скорее всего, еще слабее. Так что из дееспособных остаешься ты одна. Поняла?

Анет судорожно кивнула. Перспектива встретиться со страшными и вонючими чудищами снова замаячила на горизонте.

– Сейчас Дир быстренько обучит тебя одному несложному заклинанию, и ты, завидев зомбяка, не будешь падать в обморок, кричать или делать еще какие-нибудь глупости, а тихонечко пальнешь в него заклинанием.

– Смотри, Анет. – В руках молодого мага замерцал голубым огоньком небольшой шарик. – А теперь ты скатай из окружающей тебя энергии небольшой комочек, и бомбочка готова.

Анет автоматически повторила все движения Дира и с удивлением уставилась на свою руку, в которой искрился маленький светящийся шарик.

– Ух ты, а он, оказывается, совсем холодный! – восторженно выдохнула девушка.

– Это пока, – утешил ее Дирон. – Если его кинуть, то он превращается в настоящий огненный сгусток.

– Н-да, – неуверенно пробормотала Анет. – Это все, конечно, хорошо, но вот по метанию в школе у меня почему-то были одни двойки. Так что я с этим шариком сама себе напоминаю обезьяну с гранатой.

– Ничего страшного, – успокоил девушку Дир, – в зомби с двух метров попадешь. А сейчас проделаем эту процедуру наоборот. Представь, что энергия из шара уходит в тебя, рассеивается по телу и через ноги утекает в землю. – Лицо мага приобрело расслабленное выражение, и светящийся шарик растаял на его ладони.

Анет закрыла глаза и начала медленно следовать указаниям Дира. Шарик в руке зашевелился и зашипел. «Тает», – подумала Анет и посмотрела на свою руку. Огненный комочек был там. Он не только не исчез, но и увеличился вдвое, сменив свой цвет с голубого на оранжевый и начав тихонько нагреваться.

– Дирри! Что это он? – завопила горе-магичка. – Сделай же что-нибудь!

Дирон уставился на пульсирующий шар в руках Анет и опрометью кинулся к двери. – Выкидывай куда-нибудь это! – заорал он, пропуская Анет вперед себя на улицу.

– Куда кидать-то? – взвыла девушка, протискиваясь мимо Ламбера на крыльцо.

– Да куда хочешь, лишь бы подальше!

Анет кивнула и с криком: «Я же предупреждала, что не сильна в метании» – бросила огненный шар в темноту двора. Метрах в трех жахнуло, и Анет с Диром волной отнесло обратно в избу.

– Вы что же это тут делаете! – всполошилась Ашан-Марра. – Вы же мне, наверное, полдвора разнесли!

– Я целилась за заборчик, – пробормотала Анет, бочком отступая в дальний угол избы.

– В общем, так, – встрял в назревающую перепалку Стикур. – Будем считать урок магии удавшимся. Весь ущерб Ашан-Марре будут завтра возмещать виновники: Анет и Дир. Возражений не принимаю, – командным голосом рявкнул Эскорит на пытающегося что-то возразить мага. Анет, на ее счастье, просто еще не успела открыть рот, но ей все равно досталось. – Анет, – от громоподобного голоса девушка готова была заползти под лавку, – слушай внимательно. Заклинание использовать с предельной осторожностью. Создав огненный шар, разряжать его только во вражеский объект. Материальные ценности не портить. С перепугу больше энергии, чем надо, не качать. Уже созданный магический объект дезактивировать не пытаться. Все ясно?

– Ага, – пискнула девушка из-за печки. – Все ясно. Сидеть тихо. Злых разлагающихся дядек закидывать огненными мячиками, но осторожно, без ущерба вещам Ашан-Марры.

– Молодец, – расщедрился на похвалу Стик, – начинаешь соображать. Дир, ты готов? Меч брать будешь?

– Меч не буду. Сегодня он мне не пригодится.

Маг сидел на корточках у своей сумки и выкладывал на лавку разные пузыречки и скляночки. Рядом стояла Ашан-Марра с массивной штукой в руках. Анет пригляделась. Штука напоминала огромную аромалампу. На нижнем ярусе позолоченной, отделанной красными камнями курильницы крепилась толстая оранжевая свеча, а в верхний ярус, сделанный в виде подвешенной на цепях чаши, Дир аккуратно наливал что-то из пяти отобранных склянок.

– Я готов, – произнес он, принимая зажженную курильницу из рук Ашан-Марры.

У выхода мага уже ждал Стик. Он оставил тяжелый походный плащ дома, и теперь ничего не сковывало его движений. Тихонечко свистнув гхырху, молодой человек крадучись вышел на крыльцо. Следом неслышной тенью скользнул Дир. Двор встретил их тяжелой ночной тишиной. Маг тихонько переместился вперед, держа перед собой на вытянутых руках курильницу, из которой плыл желтый ароматный дымок.

Огромная, идеально круглая луна была словно приклеена к черному небу и практически не давала света. Осторожно, почти на ощупь, молодые люди пробирались к кладбищу, которое находилось на самой окраине деревни. Улицы уже опустели. Во всех домах мигом захлопнулись ставни. А те люди, которые в столь поздний час случайно оказались на улице, спешили укрыться за родными стенами.

Рядом с молодыми дворянами, поблескивая розовой шерсткой, прыгал радостно попискивающий гхырх. В ноздри ударил терпкий запах разлагающейся плоти, и когтистая лапа мазнула воздух прямо перед лицом Стика. Справа что-то истошно заверещало, и Зюзюка розовой молнией метнулся на врага, вцепившись когтями в предплечье мертвяка. Хлипкая конечность трупа не выдержала и, все еще дергаясь, осталась в лапах гхырха, который гадливо зашипел и отбросил руку подальше в кусты. Стикур в это время вытащил меч, стараясь отрубить мертвяку голову и тем самым обезвредить его.

– Дир, давай быстрей к кладбищу! Их тут, как мне кажется, много, я с ними со всеми не справлюсь. Они же не дохнут, гады. Даже вон без руки и без головы туда-сюда мечется, тварь!

Где-то справа снова раздался хруст – это гхырх разделался с очередным трупаком. Стик прибавил шаг, постепенно переходя на бег, стараясь не подпустить нечисть к практически беззащитному Диру. Чья-то оторванная рука больно вцепилась в бедро и настойчиво ползла выше. Стик знал, ее цель – горло. Он посильнее дернул ногой, стараясь стряхнуть эту дрянь, но добился лишь того, что конечность вцепилась в него еще сильнее. Взвыв от боли, парень перекинул меч в другую руку и оторвал кисть от бедра, вместе с кожей и куском штанины. Тут же кто-то схватил его за плечо, и когтистые лапы, оставляя следы слизи на одежде, потянулись к беззащитной шее. На помощь моментально пришел гхырх. За его розовой тушкой молодой человек чуть не проворонил двух тварей, почти одновременно прыгнувших на Дира. В последнюю секунду Стик собрался с силами и кинулся вперед, отрубая лапы, настигшие его друга.

За поворотом показалась кладбищенская ограда, и Дир, запевая заунывную мелодию, двинулся по его периметру. Кишащие вокруг зомби взвыли и с удвоенной силой кинулись к молодому магу. Шипя от боли, они тянули к нему свои истлевшие руки, но не решались подойти ближе чем на метр, испуганно косясь на желтый дым, коконом окутавший Дирона и шлейфом тянущийся за ним вдоль ограды. Голос мага с каждым шагом становился все громче и увереннее, а вопли мертвецов все несчастнее и протяжнее. Вот уже первые испуганные тени метнулись в спасительную тень кладбища, старательно обегая те отрезки пути, которые покрывал желтый туман.

Когда оставался еще один метр, не окутанный желтым дымом, для того чтобы замкнуть круг, Дир не своим, очень громким и властным голосом произнес:

– Идите же домой, неупокоенные души. Пока у вас еще есть время.

Со стороны деревни с визгами и шипением в дыру метнулись, расталкивая друг друга, трупы разной степени нстления. Некоторые не могли устоять на ногах, спотыкались и падали в желтый туман, откуда доносились полные ярости и боли вопли. Объятые огнем кости рушились и опадали на траву сероватым пеплом. Когда поток нечисти к кладбищу прекратился, Дир сделал последние два шага, завершая обход, поднял руки над головой и, прочитав короткое заклинание, тихонько осел, опираясь на вовремя подоспевшего Стика.


Анет уже около часа наготове сидела под дверью, втайне польщенная ролью единственного защитника в доме. Дерри, привалившись к стене, делал вид, что полирует меч и поэтому никого и ничего не видит. Девушка искоса посмотрела, как соскальзывают руки парня с меча, практически не касаясь полировочной тряпкой лезвия, и усмехнулась.

«А мы еще и с комплексами», – подумала она, разглядывая длинные ноги Лайтнинга, занимающие пол-избы, и чуть не проворонила тот самый момент, которого ждала после ухода Стика и Дира. Над ухом звякнуло разбивающееся стекло, и прямо на обеденном столе оказался счастливо улыбающийся мертвяк в истлевшем, некогда расшитом бисером кафтане. На руках и ногах твари поблескивали золотые массивные браслеты, в комьях земли и мелких копошащихся букашках. Скрюченные, разлагающиеся пальцы украшали вычурные кольца с разноцветными драгоценными камнями.

– А ты у нас, оказывается, девочка? – непонятно зачем выдала шокированная видом нежити Анет. – Девочка? – ласково повторила она, тихо впадая в истерику по вполне понятным причинам: вид ужасный, вонь жуткая.

Мертвяк с некоторой долей интереса посмотрел на нее и начал продвигаться ближе. Анет взвизгнула и отпрыгнула назад. В руке сам собой собрался из энергии маленький шарик, девушка прицелилась твари между глаз и метнула свой снаряд. Нечисть даже не заметила, а вот Ашан-Марра, уже запевшая заклинание, едва увернулась.

– Упс, – пробормотала Анет, предпринимая вторую попытку, этот заряд точно бы достиг цели, если бы мертвяк стоял на месте и не двигался.

Трупак резвенько отскочил в сторону, а у Ашан-Марры появилась аккуратная дырочка в полу. Девушка поспешно бросила взгляд за спину, пытаясь разглядеть, почему бездействует Дерри, вряд ли он так уверился в ее силах, что считает, будто его помощь ни к чему. Молодой человек, скорчившись, сидел на кровати, лицо его было напряжено. Он явно безуспешно пытался встать.

– Так, от этого помощи не дождешься, – пробормотала Анет, бросая третью бомбочку, которая наконец-то попала в цель.

Тварь завыла, дернулась и рассыпалась прямо в воздухе, осев на пол кучкой вонючей серой пыли. Девушка облегченно вздохнула, но в окне появились еще две оскаленные физиономии. Твари, расталкивая друг друга и клацая зубами, лезли в избу. Пришлось метнуть очередной огненный шар, получившийся каким-то маленьким и жалким. К тому же улетел он совсем не туда, куда надо, и девушка поняла – магические эксперименты отняли все силы. Вдобавок рука с браслетом словно онемела. Анет поморщилась и осторожно растерла слегка посиневшую кисть. Серебряные листочки браслета больно впивались в руку, и вообще украшение стало явно ей мало. Твари тем временем пробрались в помещение. Ашан-Марра, прекратив петь, взялась за ухват. Девушка, собрав всю свою волю в кулак, пустила еще один маленький светящийся шарик. Руку снова свело от боли, собственные силы давно закончились, а древний артефакт неохотно делился своей мощью. Но усилия не были напрасными. Огненный шар попал в голову одного из мертвяков, которая взорвалась кучей грязных ошметков. Тело гадины тем временем продолжало бегать по комнате, натыкаясь на стены и мебель.

Дерри изо всех сил пытался оторвать себя от кровати и не мог. Лоб покрылся испариной, а словно налитые свинцом руки и ноги не желали двигаться с места. Хотелось выть от бессилия, наблюдая, как Анет сначала бестолково бегала по комнате, швыряя во все стороны сгустки огня, а потом без сил упала на лавку. Было ясно: Ашан-Марра одна с ухватом против монстров не устоит. Почему-то самое простое заклинание огненного шара было мудрой ведунье не под силу. Дерри напрягся изо всех сил, но смог лишь слегка сдвинуть непослушную руку. В это время в разбитое окно забрался еще один мертвяк, и Лайтнинг тихо взвыл. С таким количеством им точно не справиться, даже если Анет проявит чудо выдержки и запустит еще один из магических шаров. Словно подтверждая мысли Дерри, девушка напряглась, и вполне сносный сгусток огня сорвался с руки в стену. Она тихо и неприлично выругалась, понимая, что на большее не способна. Вдруг мертвяки как-то засуетились, проталкиваясь обратно к окну-. Первым, как ни странно, добрался до улицы безголовый, а за ним буквально вывалились в оконный проем остальные.

– Ну слава богам! – тяжело выдохнула Ашан-Марра. – Успел-таки Дир вовремя. Я уж думала, совсем одолеют. А они вона как, родимые, домой-то побежали, – пробормотала она.

Анет с тихим стоном перебралась с пола на лавку и привалилась к стене, в то время как Ашан-Марра уже готовила на плите какой-то вонючий отвар. Большую кружку она принесла Дерри, который до сих пор шевелился с трудом, а чуть поменьше протянула девушке со словами:

– А ты все-таки молодец. Вот попей, и силы быстрее восстановятся, и голова наутро болеть не будет. А с тобой, добрый молодец, – обратилась она к ксари, – нам еще работать и работать, не до конца, видно, мы с тебя заклятие сняли. Ну да что делать, утро вечера мудренее. Вон и Стик с Диром уже на подходе.

Входная дверь скрипнула, и в проеме появился бледный маг. За ним шел Стик и прыгал гхырх. Ашан-Марра протянула им по кружке вонючего отвара и не терпящим возражений тоном отправила всех спать.


Первые лучи солнца осторожно пробрались в горницу, где спала Анет. За деревенским забором истошно заорали петухи. Девушка неохотно открыла глаза, потянулась и, зевая, села на кровати. Вставать, как всегда, не хотелось, закутаться бы в теплое и легкое как пух одеяло и продолжать видеть приятные сны. Первое время на Арм-Дамаше ей снилась исключительно Земля. Анет просыпалась посреди ночи и с тоской обнаруживала, что бары, дискотеки, друзья, отдохнувшие под южным солнцем родители – это всего лишь сон. В такие минуты нестерпимо хотелось плакать, кричать и проситься домой, но девушка понимала, что это бесполезно. Правда, постепенно тоска по дому как-то сама собой отступила, новые люди, окружающие ее на Арм-Дамаше, казались более реальными, чем призрачные воспоминания о друзьях с Земли. Тем более что со Стиком, Диром и Дерри ее связывало больше, чем приятельские отношения. Даже Стикур, который чаще всего вызывал у девушки неприятные эмоции и выводил ее своими придирками, стал совсем родным и, если признаться честно, значил для нее гораздо больше, чем оставленные дома приятели. А последние два дня даже сны приобрели неуловимые очертания Арм-Дамаша, спокойная обстановка дома Ашан-Марры настраивала на позитивный лад. За эти дни девушка даже ни с кем не поругалась. Свое новое положение она наконец-то стала воспринимать адекватно и даже находить в нем свои плюсы. Ну когда еще придется попутешествовать с тремя такими красивыми телохранителями. Дир, так тот совсем душка – вежливый и не злой, Стик, хоть и бука, но вполне надежный и к тому же очень интересный собеседник. Если ему не попадаться под горячую руку и не раздражать тупым поведением, с ним вполне можно сосуществовать. Правда, «тупым поведением» Стик, похоже, считает все, что бы ни сделала Анет, но это тоже можно со временем изменить. А Дерри – это вообще отдельная и весьма интересная история. Только ради него стоило попасть в этот дикий мир. Правда, девушке казалось, что на нее он смотрит исключительно как на предмет – артефакт «Низвергающий в бездну». «Да уж с его-то внешностью я ему точно не нужна. Вряд ли на Арм-Дамаше он испытывает недостаток в женском внимании», – печально заключила Анет, и хорошее утреннее настроение куда-то испарилось. Надо было вставать и собираться в дорогу.

Три дня, проведенные у Ашан-Марры, пролетели незаметно. Усталый Стик хотел выехать на рассвете того дня, когда они с Диром заговаривали кладбище, опасаясь подвергнуть опасности деревню. По его подсчетам, погоня за ними продолжалась, и преследователи должны были быть уже на подходе. Но Ашан-Марра только махнула рукой:

– Да ты не беспокойся. Деревня-то наша не простая. Не каждый сюда дорогу найдет. Я еще ее по молодости заговорила от злого люда. Мощный был наговор. На нем-то всю свою силу и растратила. Могу теперь только отвары варить да болячки заговаривать. Но я об этом не жалею. Зато теперь к нам лютые путники никогда не заглядывают. Если уж зашел к нам человек, значит, либо помощь ему нужна, либо кров, либо просто шел мимо и мыслей плохих у него не было. Так что не опасайтесь погони, она вам здесь не грозит.

Стикур согласился, практически не думая. Как бы они ни спешили, все же отдых нужен был всем, особенно Дерри, с которым творилось что-то неладное. Несмотря на все усилия ведуньи и Дира, он слабо шел на поправку. За эти три дня он, конечно, окреп и даже потренировался со Стиком на мечах, но по тем взглядам, которые на него бросала Ашан-Марра, Анет понимала, что не все в порядке. Да и сам он был каким-то затравленным, в подавленном настроении. Пару раз в его холодных, обычно непроницаемых глазах девушка успевала заметить неподдельный страх. Он появлялся лишь на долю секунды, а затем лицо Лайтнинга приобретало свое обычное, слегка насмешливое выражение, по которому трудно было догадаться о его чувствах.

Сам Дерри в это время пребывал в ужасном настроении. Он чувствовал, что после встречи с русалкой внутри него произошли какие-то изменения, и они ему совсем не нравились. Все запахи вокруг вдруг резко обострились. Он мог уловить приближение Анет и друзей издалека, полагаясь на одно только обоняние. Значительно улучшилось зрение, еще более ускорилась реакция. А это означало только одно: начала просыпаться звериная сущность ксари. Этого Дерри боялся больше всего на свете.

Об этом говорила и Ашан-Марра, собирая его в дорогу. Правда, настроена она была куда более оптимистично.

– Не переживай, милок, это процесс хоть и необратимый, но не такой страшный, как ты его себе представляешь. Это в наше время многие ксари утратили способность превращаться в животных. А раньше все было иначе. Оборотничество – это же искусство сродни магии, и ему надо учиться. Возьми этот амулет. – Ашан-Марра протянула Дерри маленький камушек на тонком плетеном шнурке. – Он поможет в трудную минуту. Этот оберег носят все оборотни, которые не уверены в своих силах, он помогает вернуть человеческий облик. Не снимай его и запомни: зверь – это часть тебя. Не надо сопротивляться его приходу. Не верь человеческим сказкам, что ксари не возвращаются из звериной ипостаси.

– Спасибо, – пробормотал Дерри, не зная, чему верить: словам Ашан-Марры или своему опыту. – Только не говорите Стику и Диру, что произошло. Они еще слишком хорошо помнят, что случилось с моим отцом.

– Не переживай, – Ашан-Марра положила руку на плечо молодому человеку. – Каждый выбирает по себе, как это ни банально звучит. Неправда, что звериная ипостась сильнее человеческой. Просто ксари настолько не доверяют этой своей сущности, что обращаются к ней в минуты сильнейшего стресса, на уровне подсознательных инстинктов, когда нет сил бороться, и зачастую зверь становится альтернативой их человеческого существования. Когда ксари не видит для себя смысла жизни в человеческом обличье, приходит зверь. Помни об этом. Все ксари, что остались в зверином обличье, не просто не смогли вернуться обратно, а не захотели. И причина этого нежелания – бессмысленность их человеческой жизни, а не привлекательность жизни звериной. Пока тебе есть ради чего жить, ты всегда будешь возвращаться в человеческую ипостась. А сейчас иди с богами. Стик и Дир уже ждут, даже Анет проснулась. Вам пора в дорогу.


Содержание:
 0  Низвергающий в бездну : Анна Одувалова  1  ГЛАВА 2 О том, что мир иной не всегда загробный : Анна Одувалова
 2  ГЛАВА 3 О том, что артефакты бывают разными : Анна Одувалова  3  ГЛАВА 4 О том, что страдания блондинки начались : Анна Одувалова
 4  ГЛАВА 5 О том, что это еще далеко не конец путешествия : Анна Одувалова  5  ГЛАВА 6 О том, что не все женщины – зло, но все же… : Анна Одувалова
 6  вы читаете: ГЛАВА 7 О том, что не всякий зомби упырь : Анна Одувалова  7  ГЛАВА 8 О том, что даже у безупречных есть скелеты в шкафу : Анна Одувалова
 8  ГЛАВА 9 О том, что красивая женщина или стерва, или дура – закон жизни, знаете ли : Анна Одувалова  9  ГЛАВА 10 О том, что не все карты ведут к острову сокровищ : Анна Одувалова
 10  ГЛАВА 11 О том, что лабиринт он и на Арм-Дамаше лабиринт : Анна Одувалова  11  ГЛАВА 12 О том, что надежда умирает последней : Анна Одувалова
 12  ГЛАВА 13 О том, что противника нельзя недооценивать : Анна Одувалова  13  ГЛАВА 14 О том, что незнакомый мир – это все же незнакомый мир : Анна Одувалова
 14  ГЛАВА 15 О том, что красота – страшная сила : Анна Одувалова  15  ГЛАВА 16 О том, что драконы бывают разные… : Анна Одувалова
 16  ГЛАВА 17 О том, что хотеть все сразу, может, и хорошо, но вредно : Анна Одувалова  17  ГЛАВА 18 О том, что в покере, как и в жизни, много значит удача : Анна Одувалова
 18  ГЛАВА 19 О том, что неожиданные встречи не всегда приятны : Анна Одувалова  19  ГЛАВА 20 О том, что неприятности на то и неприятности, чтобы идти одна за другой… : Анна Одувалова
 20  ГЛАВА 21 О том, что большой зверь необязательно опасный : Анна Одувалова  21  ГЛАВА 22 О том, что лучший не всегда сильнейший : Анна Одувалова
 22  ГЛАВА 23 О том, что зомби бывают разные… : Анна Одувалова  23  ГЛАВА 24 О том, что охота всегда пуще неволи : Анна Одувалова
 24  Использовалась литература : Низвергающий в бездну    



 




sitemap