Фантастика : Юмористическая фантастика : ГЛАВА 10 О том, что не все карты ведут к острову сокровищ : Анна Одувалова

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24

вы читаете книгу




ГЛАВА 10

О том, что не все карты ведут к острову сокровищ

Дерри Лайтнинг с наслаждением скинул с себя пропитанные потом и пылью вещи и, приняв душ, уставился в зеркало, в котором отражалось красивое мужское лицо с ненавистными фиолетовыми глазами – в них все чаще мелькали красные всполохи, принадлежащие зверю. Лайтнингу все сложнее было сдерживать рвущуюся на волю животную силу. В баре, защищая Анет от подонков, его мышцы свело судорогой. В нем просыпалось животное. И только подоспевший вовремя Дир своим нечаянным вмешательством прервал начавшуюся было трансформацию.

«А какой он, мой зверь?» – подумал юноша и ужаснулся своим мыслям. Нет, нельзя об этом думать, нельзя, а то он и в самом деле придет, он и так слишком близко, ближе, чем когда-либо.

Дерри тяжело вздохнул, провел рукой по непослушным мокрым волосам и попытался успокоиться. Он стоял и наблюдал за собой в зеркало, смотрел, как из глаз уходит свойственный всему живому страх и лицо превращается в привычную маску, слегка надменную, немного ироничную, чуть скучающую.

Лайтнинг не спеша оделся во все чистое, прицепил к поясу меч (без оружия он себя чувствовал хуже, чем без штанов) и направился к двери, намереваясь забрать Дира и Анет и прогуляться до Стика.

С магом он столкнулся в коридоре, а вот девушки в ее комнате не оказалось. Недоуменно пожав плечами, Дерри задумался о том, куда же она могла деться. Разве что ушла к Стикуру без них. Это предположение неприятным холодком пробежало по тем уголкам души, о которых Лайтнинг давно перестал вспоминать. Он уже думал, что их, этих уголков, попросту не существует.

Толкнув дверь в комнату Стика, Дерри, как вкопанный, застыл на месте. Вид практически голого друга и Анет рядом с его штанами в руках чуть было не лишил Лайтнинга самообладания. Уже знакомая красная пелена начала застилать глаза. Тяжелая волна отчаяния и ничем не обоснованного гнева прокатилась по его телу от кончиков пальцев до головы.

– О, как хорошо, что вы пришли сами! – воскликнула Анет, ничуть не смущенная ситуацией. В данный момент она была настолько взволнована услышанным в библиотеке, что ни о чем другом думать не могла, и уж тем более о голом Стике. Герцог у нее ассоциировался с громом и молниями, кучей неприятностей, он был бесспорным авторитетом и командиром. Но вот если бы Анет спросили, что он за мужчина, внятного ответа она бы не дала. Просто внимания не обращала. Стикур и Стикур, командир и командир.

Когда Эскорит надел штаны, Дерри более или менее пришел в себя и мрачно посматривал на друга, который, так же как и Анет, не понимал двусмысленности ситуации и воспринимал недовольные взгляды Дерри в свою сторону не иначе как очередной приступ дурного настроения. Дирон с трудом протиснулся в комнату и встал у шкафа.

– Ну наконец-то все в сборе, – нетерпеливо выдохнула девушка и на одном дыхании рассказала все, что успела подсмотреть и подслушать в библиотеке.

– Ничего себе, вот это поворот!

– Я же говорил, что не стоит к Эльвире ехать. Я с самого начала знал, что это ничем хорошим не закончится! – выдал Стик.

– Да не горячись ты, ничего плохого еще не произошло, – заметил Дерри. – Мы узнали в общем-то все, что нам было нужно, а если Анет окажется права и с помощью карты мы доберемся до Д'Архара, то даже больше. В замке нас больше ничего не держит. Я думаю, самое время отправляться в путь. Наверное, баронесса не будет на нас сильно обижаться за то, что мы с ней не попрощаемся.

Тут в дверь комнаты Эскорита постучали, и вежливый слуга предложил проводить господ отужинать. Ребята заметались, переглядываясь между собой. Идти со слугой в обеденную залу было нельзя, а применять силовые методы по отношению к ни в чем не повинному человеку не хотелось. Положение спасла Анет.

– Уважаемый, что вы себе позволяете? – заявила она. – Неужели вы не видите, что господа не готовы? Идите и доложите своей хозяйке, что мы спустимся буквально через десять минут.

Слуга испуганно кивнул и скрылся в дверном проеме.

– Скорее, – засуетился Стикур. – Берем все необходимые вещи, что найдем поблизости. К вам в комнаты мы зайти уже не успеваем. Анет, ты, как всегда, отличилась. Это я про твою одежду. Надеюсь, в подземельях тебе будет комфортно в этом наряде. Оружия конечно же у тебя нет?

– Есть, – сказала Анет и вытащила из-за пояса тонкий стилет, который дал ей Дерри еще в Кен-Корионе. Стик громко вздохнул и махнул на девушку рукой.

– Стикки, быстрее! – встрял в разговор Дерри, пристально вглядываясь в темноту за окном. – Мне кажется, гости уже прибыли.

Похватав более или менее необходимые вещи, молодые дворяне побежали по коридору к библиотеке. Влетев в помещение, Стикур сразу закрыл дверь на огромный засов и подпер ее двумя массивными креслами. Анет в это время отчаянно тыкала пальцами в различные книжки, вспоминая, какая из них открывает потайную дверь. Ей помогал Дир, которому предстояло определить, с помощью какого заклинания можно открыть сам проход. Лайтнинг с сопением вскрывал сейф. Дела у него, похоже, шли успешнее, чем у мага и девушки, потому что уже через минуту он удовлетворенно хрюкнул и переложил из небольшого тайника себе в карманы не только свернутый в тонкую трубочку лист бумаги, но и груду небольших драгоценных камней. Еда, конечно, им бы пригодилась в данной ситуации гораздо больше, но Дерри понимал, что взять ее сейчас негде. К сожалению, баронессе не пришло в голову хранить в сейфе, например, вяленое мясо.

– Вот она, – радостно пробормотала Анет, тыкая пальцем в одну из книг.

– Давайте быстрее, – поторопил их с Диром нервный Эскорит. – Скоро нас хватятся или уже хватились. Эльвира не любит ждать.

– Стик, не кричи. Карту я забрал, ход в стене мы обнаружили. Дело только за Дироном, а он весь в работе. Еще десять минут, и все будет хорошо.

– Нет у нас десяти минут, – возразил Стик, пытаясь в одиночку подтащить дубовый стол и получше забаррикадировать дверь. – Слышишь шум в коридоре? Нас уже ищут. Я надеялся скрыться тихо. Тогда у нас было бы время уйти как можно дальше, не опасаясь погони. А так они сразу же кинутся за нами.

– Открывайте дверь! – раздался хриплый крик хозяйки замка из коридора. – Стикки, что ты там прячешься? Выходите, мы ждем вас всех к столу! – Голос леди дрожал, она заметно нервничала.

Стик на эти вопли никак не отреагировал, а только шикнул на Дира:

– Поторапливайся, они сейчас начнут ломать дверь.

И точно, в ответ на его слова косяк дрогнул от мощного удара. Дир лихорадочно, полушепотом перебирал одно заклинание за другим, но темная каменная глыба, преграждающая проход, не двигалась с места. Шум, доносящийся со стороны коридора, не давал сосредоточиться. Масла в огонь подливал зудящий над ухом Стик. Нужные слова крутились где-то в голове, но не спешили приходить на язык. Рядом нетерпеливо переступала с ноги на ногу Анет.

«Жаль, что Зюзюка не с нами, – некстати подумал маг, вспоминая молодого гхырха, оставшегося наверху, в покоях девушки. – Будем надеяться, что он сумеет нас найти».

– Дир, времени не осталось, соображай быстрее! – заорал Лайтнинг, пытаясь перекричать шум ломающейся двери.

– Уже сейчас, – пробормотал маг, стремительно выводя руками пассы. Непослушная дверь в потайной ход нехотя поехала в сторону.

– Быстрее, – буркнул Дир, пролезая в еще не открывшийся до конца проход. За ним нырнула Анет, тащившая охапку взятых в коридоре факелов и лампу, позаимствованную в библиотеке.

Со стороны коридора раздался грохот, и библиотечная дверь, не устояв, сорвалась с петель и завалилась на баррикаду. В проеме показались первые физиономии стражников и сразу же с воплями отлетели назад. Через их строй с грациозностью маленького танка, сметая все на своем пути, неслось что-то розовое и пушистое. Зюзюка непрестанно щелкал зубами и шипел, прорываясь к своей любимой хозяйке.

– Иди сюда скорее, – крикнул Дерри, хватая зверюшку за шкуру и затаскивая в проход. Все остальные уже были за дверью. Дирон быстро шепнул какое-то слово, и тяжелая каменная глыба отрезала их от внешнего мира. Невольные искатели приключений оказались в полной темноте.

– Неужели оторвались? – тихо с надеждой прошептала Анет.

– Ага, – угрюмо отозвался Стикур. – Через минуту появится Эльвира, и шик-брык, два слова, полтора жеста, и дверь снова окажется открытой. Надо как-то понадежней ее заблокировать. Идеи есть?

– Да, – буркнул Дерри, – тут должен быть механизм, его можно сломать.

– Ну так что же ты стоишь? Действуй быстрее, – поторопил его Стик.

– Как я буду действовать? Здесь совсем ничего не видно. Тут так темно, что я перестаю понимать, где верх, где низ. Посветите же кто-нибудь.

Анет машинально, на автомате создала в своей руке небольшой, размером с теннисный мячик, пульсар. Про факелы и лампу она благополучно забыла. Зубы стучали от страха. Мало того, что темно настолько, что воздух кажется плотным, словно густой туман, в который опрокинули банку черной краски, так еще где-то совсем недалеко, за пределами этой темноты, их поджидает толпа диких и злых солдат. Анет никогда не было так страшно, как в последние дни, проведенные на Арм-Дамаше. Раньше самым ужасным потрясением в ее жизни был первый поход к зубному, впрочем, все последующие визиты к этому врачу тоже проходили под грифом «Очень, очень страшно». Здесь же, на Арм-Дамаше, все прошлые страхи казались смешными. Несчастного зубного, милую улыбчивую тетечку в белом халате, нельзя было даже сравнивать, например, с полуразложившимся злобным трупом, или людьми Сарта, или солдатами Эльвиры.

– Анет, ты что, спишь? – услышала девушка голос Дерри. – Может быть, ты все же мне посветишь?

Анет кивнула и протянула руку вперед, практически касаясь стены пальцами, в которых ощущалось легкое покалывание струящейся магии. Свечение от пульсара было слабым, слабее, чем от факела, но его все же хватало для того, чтобы осветить часть каменной стены со сложным механизмом то ли из стекла, то ли из хрусталя, а может быть, из чего-то другого прозрачного и хрупкого. Дерри едва взглянул на механизм. Он, просто размахнувшись, ударил по нему кулаком. Осколки брызнули в разные стороны.

– Вот и все, – слизывая капли крови с оцарапанной руки, заключил Лайтнинг. – Где-то на час проблемы мы им обеспечили. Но нам лучше поторопиться. Чем дальше уйдем отсюда, тем меньше у них шансов догнать нас в этом лабиринте. Карта-то только одна, и она у нас. Анет, что ты стоишь? Гаси свой огонек, а то он стал совсем красным, скоро рванет.

– Не могу, – прошептала девушка. – Я, когда его зажигала, что-то выпустила из виду, что гасить не умею. Давайте хоть зажжем от него пару факелов, он уже очень горячий, а потом решим, что делать. Если я его кину, как в прошлый раз, то вряд ли из этого выйдет что-то хорошее. Тут одни стены. Пожалуй, так бабахнет, что всем мало не покажется.

Стик послушно зажег несколько факелов, передавая их Дерри и Диру. Радостно зашуршал настоящий, живой огонь, освещая часть пещеры, в которой они оказались. Низкий каменный потолок, шершавые стены и уходящая вниз лестница – маленькое, не более трех метров, помещение было пустым.

– Анет, может быть, все же попробуем убрать пульсар? – спросил Дирон. – Долго ты его не продержишь. Если он, не дай бог, сорвется у тебя с руки, скорее всего, мы погибнем. Это ведь катакомбы, камень над нами и под нами. Достаточно слабого взрыва, и случится обвал, в этом случае, шансы на спасение будут равны нулю.

– Я попробую. – В знак согласия девушка легонько мотнула головой и закрыла глаза. Анет сосредоточилась на маленьком сгустке энергии у себя на руке и попыталась растворить его в воздухе, как учил маг. По легкому шипению пульсара и сдавленному крику мага она поняла, что эксперимент оказался неудачным. Приоткрыв глаза, Анет увидела, что у нее на руке зловеще мерцает алый огненный шар, в помещении заметно поднялась температура. Потрескивание усилилось. – Вот черт, – выругалась она, прекрасно понимая, что, если в ближайшее время не избавиться от своего творения, они все погибнут. И никакого дома никогда не будет, – Что же мне делать? – Анет снова закрыла глаза и попыталась расслабиться в надежде, что выход из создавшейся ситуации найдется сам собой. «Если я не могу отдать в мир взятую из него энергию на создание пульсара, может быть, я смогу забрать ее в себя?» – пришла шальная мысль в ее голову, и девушка попыталась осторожно впитать огненный шар в руку. Ладонь обожгла непереносимая боль от соприкосновения с пульсаром, и Анет непроизвольно вскрикнула, но шарик значительно потерял в объеме, ей не осталось ничего, кроме как удвоить усилия. Когда пульсар исчез совсем, девушка сползла по стене на пол, тихонько поскуливая от боли и дуя на изуродованную огнем руку. В самом центре ладони чернел круглый ожог с красными краями. Отвратительно воняло паленым мясом. Отклеить себя от стены девушка решительно не могла.

– Возьмите ее на руки, – распорядился Стикур. – Мы не можем здесь дольше оставаться. Дир, посмотришь ее ладонь на привале. Нам надо торопиться. Анет, ты меня слышишь? Терпи. Так надо. Поняла?

Девушка через силу кивнула, чувствуя, что кто-то берет ее на руки. Ей хотелось думать, что это Дерри, но сказать точно она не могла. Болело все. Казалось, через ожог в руке постепенно просачивается пламя, пробираясь по венам и смешиваясь с кровью, хотя пульсар давно уже исчез. Даже внутри головы и в глазах будто горел огонь, выжигая все мысли и образы. Анет тихо застонала, прислоняясь к чьему-то плечу, и закрыла глаза, проваливаясь в спасающее от боли небытие.


Стикур видел, как сползла по стене девушка, он не знал, что с ней произошло, но по побледневшему лицу мага понял, что ничего хорошего. Маг редко бледнел. Это случалось тогда, когда он был либо очень напуган, либо сильно удивлен. Стик предполагал, что сейчас имеет место и то и другое. Разглядывая сидящую в углу Анет, герцог ждал, когда же кто-нибудь из друзей кинется ей на помощь. Но что один, что другой тихо стояли и неопределенно таращились в пространство, не спеша по команде Стика взять девушку на руки. Ну маг-то понятно, он в ступоре, впрочем, как всегда, когда случается что-то магическое, не укладывающееся в общие нормы, или что-то, чего Дир раньше не видел. Забрать магический огонь пульсара в себя даже самый сильный волшебник не в состоянии, а она, простая девчонка, знающая лишь одно заклинание, каким-то чудом смогла. А вот что герой Дерри Лайтнинг бездействует, тормозит, не решаясь взять на руки прекрасную даму, – совсем непонятно. Стик тихо выругался. Опять все придется делать самому. Он с недовольным выражением на лице подошел к девушке, со стоном поднимая ее на руки. В силу своеобразия характера, герцога нередко раздражали все находящиеся вокруг люди, в данный момент Дерри, который сейчас что-то обиженно буркнул в ответ на его действия. Вероятно, он все же хотел тащить девушку сам, но что-то долго соображал. «Вообще, с Лайтнингом творится что-то непонятное», – отметил для себя Стик, решив поговорить с ксари при первом же удобном случае.

– Ну что, стоять долго будем? – буркнул Эскорит. – Давайте быстрее ножками. Вы что, совсем отупели? Нам нужно убраться отсюда как можно скорее. Дерри, давай шуруй вперед. Возьми два факела и освещай дорогу, а ты, Дир, следуй за мной. Двигаться будем с максимальной скоростью и осторожностью.

Дир автоматически повиновался приказному тону друга и двинулся вперед. Он был просто поражен тем, что произошло с девушкой, и переживал за ее состояние. Он понимал беспокойство Стика и его стремление уйти как можно дальше, но в то же время осмотр Анет нельзя было откладывать надолго. Маг ускорил шаг и попытался подойти как можно ближе к другу, несущему девушку. Стикур недовольно дернул плечом, но, сообразив, что Дирон пытается на ходу оказать Анет посильную помощь, отступил к стене, давая возможность магу двигаться рядом.

Эскорит испытывал к своей ноше весьма противоречивые чувства. Безусловно, он переживал за ее жизнь и здоровье и сейчас затруднялся сказать, являлось ли это беспокойство тревогой за судьбу Арм-Дамаша, нечаянно оказавшегося в руках маленького, хрупкого и безалаберного создания, или же было вызвано переживанием за саму Анет. «Наверное, если бы у меня была взрослая, с таким же характером дочь, я бы относился к ней аналогично, – подумал Стик и вспомнил отношение отца к своей дочери, сестре Стикура. С одной стороны, отец боготворил ее. Она была для него самым лучшим и совершенным существом на свете, а с другой – замок ежечасно сотрясали вопли и проклятия. Это папа грозился выгнать, выдать замуж или отослать в монастырь Мелинду, в очередной раз совершившую какую-нибудь глупость. Стик относился к проказнице со смесью легкого раздражения и страха. Она выводила его, тогда еще совсем юного, одним своим видом и сводила с ума полудетскими шалостями. И только в тот день, когда девушка трагически погибла, разбившись во время прогулки на лошади, Стикур понял, что вся его агрессия по отношению к сестре – это всего лишь обратная сторона любви, которая называется страхом за близкого человека. «Может быть, боги вняли моим молитвам и вернули мне давно погибшую сестру, только в новом обличье?» Сделав для себя такой шокирующий вывод, Стик только сильнее прижал к себе девушку, мысленно поклявшись, что не допустит трагедии. Он сделает все, чтобы из этого похода Анет вернулась живой и невредимой.

Длинная узкая лестница уходила далеко вниз, ее последние ступени скрывались в кромешной темноте. Факелы, которые нес в руках Дерри, освещали лишь небольшой отрезок пути, а дальше их свет поглощал наступавший со всех сторон мрак.

Дерри старался спускаться как можно быстрее. Пока дорога вниз одна, преследователям будет чрезвычайно просто их догнать, нужно было как можно скорее добраться хоть до какой-нибудь развилки и там посмотреть карту, которая была надежно спрятана у Лайтнинга под курткой. «А ведь я ее даже не посмотрел, – подумал Дерри и невесело усмехнулся, – вот будет цирк, если Анет перепутала и на этом свернутом в трубочку пергаменте вовсе не карта, а, например, любовное послание или донос».

Услышав сзади себя неясный шум, Дерри резко обернулся и тут же с облегчением выдохнул. Никакой опасности не было. Это просто Стик отодвинулся в сторону, позволяя Диру идти рядом и на ходу осматривать Анет. Лайтнинг сжал зубы и тихонько во тьму выругался. Беспокойство за жизнь девушки съедало изнутри, и, похоже, не его одного. Дерри понимал, что только серьезное переживание могло заставить Дира заниматься магией на ходу и в темноте, когда велик риск сделать что-нибудь неправильно. Маг был бледен, губы сжаты в тонкую линию. Аналогично выглядел и Стик, который безропотно тащил на руках капризную и избалованную девицу. Да ладно бы просто тащил, так нет же, нес осторожно, стараясь, не дай боги, лишний раз не потревожить, и, что удивительно, молчал. Он не орал что есть мочи на Дира, который, безусловно, задерживал всех. Из-за манипуляций мага приходилось идти в два раза медленнее. «Да уж, – грустно заключил Дерри, – эта невозможная девчонка из чужого мира зацепила их всех. А вот зацепил ли ее кто-нибудь? О ком она думает, когда засыпает? О маме, папе, доме? Или все же об одном из них?» – Лайтнинг отогнал от себя совершенно неуместные в данной ситуации мысли и попытался сосредоточиться на дороге. Внутреннее чутье подсказывало ему, что лестница заканчивается, а значит, следует быть настороже. Неизвестно, что их ждет внизу.

Буквально через несколько минут молодые люди вышли в большой, по крайней мере по первым ощущениям, зал. Факел освещал только маленький пятачок на входе, дальше стены тонули в темноте. Дерри осторожно двинулся по периметру помещения, стараясь разглядеть его получше. Абсолютно гладкие каменные стены уходили далеко вверх. Даже привстав на носочки и подняв нал головой факел, Дерри не смог разглядеть потолок. Над ними была беспросветная, густая темнота. Поняв тщетность своих усилий, Лайтнинг плюнул на это занятие и двинулся дальше, внимательно разглядывая стены. Из помещения он насчитал пять выходов, не считая того, по которому они пришли. Два – с левой стороны, два – с правой и один – в центре противоположной стены – самый широкий, украшенный аркой, скорее всего центральный.

– Я предлагаю сделать привал, – произнес Дерри и выразительно махнул факелом в сторону собравшегося возражать Стика. – Стикур, даже не пытайся орать. Во-первых, мы еле ползем из-за того, что Дир на ходу пытается осмотреть Анет. Пусть уж делает это в спокойной обстановке, чтобы потом мы могли двигаться быстрее. А мы с тобой, пока он занимается лечением, посмотрим карту. Зря я ее, что ли, стянул у баронессы? Эта карта, пожалуй, наше единственное преимущество перед людьми Сарта. Так давайте им воспользуемся, а?

Стик после минутного раздумья кивнул, соглашаясь. Доля правды в словах Дерри, безусловно, была. Эскорит недовольно огляделся, решая, куда переложить Анет, но кругом были только камни, холодные и жесткие. Стик задумался и не нашел ничего лучшего, чем переложить девушку на руки стоящему рядом магу. Дир что-то протестующе крякнул, но возражать не стал.

Дерри передал один факел подошедшему Стику и свободной рукой достал из внутреннего кармана куртки тоненькую трубочку, перевязанную наспех какой-то незамысловатой розовой ленточкой. Сразу было видно – карта раньше принадлежала женщине. Ни одному мужику никогда и ни за что не пришло бы в голову вешать на важную карту розовый бантик. Впрочем, ни одному мужику вообще никогда бы не взбрело в голову ни в чем использовать этот отвратительный цвет. По крайней мере, так считал Дерри, пытаясь зубами развязать тугой узел. У него розовый цвет ассоциировался исключительно с хорошо отмытыми поросятами, которых каждый четверг привозили на арм-дамашскую бойню. Зверюшки весело похрюкивали в телеге, радуясь изобилию жрачки в своих мисках (перед подачей на стол его величества всю скотину ровно неделю откармливали на убой лучшими сортами кормов). Так вот. Эти розовые, намытые поросята весело хрюкали и радовались еде и солнышку, не понимая, что уже через несколько минут их никчемная, сытая жизнь прервется, что они рождены-то были только лишь затем, чтобы в очередной четверг, намытыми и сытно накормленными, попасть на господский стол. Пошло и глупо. «И цвет такой же: пошлый и глупый», – подумал Дерри, наконец-то справившись с узлом. Тонкий пергамент с тихим шелестом развернулся у него в руках, и ксари тихо присвистнул от удивления. На тонком листе, размером около одного квадратного метра, маленькими черточками был изображен лабиринт. Разобраться в карте сразу не было никакой возможности. Неясен был и масштаб.

– Неужели площадь катакомб такая большая или здесь так много поворотов? – пробормотал Дерри. – Тут с картой-то не разберешься, как пройти, а без нее вообще можно бродить до скончания века.

– Да уж! – Стик пригладил рукой свои взъерошенные волосы. – Без стакана не разберешься. Что делать-то с этим будем?

– Знаешь, Стикки… – Дерри вертел карту в руках, тщетно силясь определить, где у нее верх, а где низ. – Мне кажется, единственное, что мы можем сделать, и то, я думаю, с великим трудом, – это попытаться определить, где мы вошли. По идее, все входы должны располагаться по краям карты. Если мы определим, какой из них наш, то сможем следить за своим передвижением и, следовательно, не заблудимся.

Пришлось повозиться, чтобы понять, какой же именно из входов в лабиринт «тот самый». Дело в том, что все они начинались одинаково. По всему периметру карты то тут, то там были нарисованы маленькие дверцы, за которыми начинались одинаковые длинные лестницы, упирающиеся в зал с пятью дверями. Ребята долго препирались, но все же остановились на трех наиболее вероятных вариантах входа.

Продолжать спор дальше не имело смысла. Поэтому Стик и Дерри решили поставить на карте три красные галочки, которые будут означать варианты их местоположения, и уже дальше сориентироваться, какой из вариантов верный.

Стик предложил двигаться из зала в центральный проход. Он, по его мнению, был самым широким и, следовательно, самым удобным для передвижения.

– Тише, – вдруг резко скомандовал Дерри. С ним, как по команде, застыл на задних лапках гхырх, вслушиваясь. – Похоже, нас уже ищут.

Стикур тоже прислушался и утвердительно кивнул:

– Да, ты прав. Только вот убежать далеко мы не успеем. Нужно как можно быстрее спрятаться. Пойдемте. Если нам повезет, найдем какую-нибудь нишу и там затаимся. Если погасить факелы, людям Сарта будет чрезвычайно сложно нас найти.

Молодые люди быстро нырнули в проход. Несмотря на спешку, идти приходилось медленно – Дерри внимательно рассматривал стены, ища подходящее для укрытия место. Скоро им несказанно повезло: по стенам коридора в темноте начали вырисовываться железные двери. Некоторые из них открывались, а некоторые – нет. Дерри дернул за одну из ручек в самом конце коридора и оказался в огромном, словно площадь, зале. Величественные колонны, уходящие в потолок, через одну были совсем разрушены. Массивные обломки камня валялись то тут, то там на мощенном огромными каменными плитами полу, который буквально обрывался в самом центре зала. Дальше начиналось необычное подземное озеро.

Как ни странно, было достаточно светло, чтобы разглядеть убранство зала в деталях. Свет давал серебристый клубящийся дымок над водой.

На другую сторону озера вел узкий полуразрушенный каменный мост, который упирался в арочный выход на противоположной стороне. Потолок был где-то очень высоко, по стенам по кругу шла узкая лестница. На каждом ярусе было по две-три двери, ведущие в неизвестность.

Дерри осторожно, прислушиваясь, двинулся вперед. Что-то в этом месте настораживало. В душе было неприятно и как-то холодно. Ксари еще раз внимательно огляделся и заметил, что пол местами просто завален грудами мусора, состоявшего из полусгнивших деревянных обломков мебели и какого-то тряпья – судя по всему, остатков интерьера.

– Мне кажется, стоит заночевать здесь, – не очень уверенно произнес Дерри. – Если мы получше завалим дверь камнями, люди Сарта ни за что сюда не попадут, даже если они напали на наш след и свернули в нужный коридор. Хотя я сильно в этом сомневаюсь. Догонять кого-то в таких катакомбах, на мой взгляд, полнейшая глупость. А Сарт, да и Тарман с Адольфом, далеко не дураки. То же можно сказать о Хакисе. Мне кажется, они попытаются встретить нас при выходе из лабиринта на поверхность в районе Д'Архара. Если сообразят, где этот выход находится.

– Ты прав, – согласился Дир. – Но обезопасить себя все же стоит.

Молодые люди быстро завалили дверь камнями, отрезав себе обратный путь, и стали устраиваться на ночлег. Анет, которая, по словам Дира, сильно не пострадала и на данный момент просто спала, они положили на груду неопрятного, сильно истлевшего тряпья. Неприятно, но зато не холодно и мягко. Рядом с ней, посапывая и причитая, устроился грустный гхырх.

Отправив Дира кашеварить и разводить костер, Дерри и Стик устроились на полу, намереваясь все же разобраться с картой гномьих подземелий. От дум и размышлений их оторвал крик Дира и шум воды. Резко подскочив на месте, ребята кинулись к товарищу. Дир, без оружия, с котелком в руках, отступал по каменным плитам пола, а из воды на него ползло нечто, и не одно, а целых три. Твари, каждая величиной с крокодила, имели длинные тонкие лапы с когтями, острую морду с рогом и длинный, как плетка, хвост. Где-то сбоку издал воинственный клич Зюзюка и кинулся на первого врага, зубами выдирая ему переднюю когтистую конечность. Тварь взвизгнула, и ей на помощь кинулись, тяжело переваливаясь с лапы на лапу, ее голодные товарищи. Гхырх шипел и щелкал зубами, уворачиваясь от цепких лап водных чудовищ. Во все стороны летели ошметки мяса и капли крови. К тому времени как подбежали Стикур и Дерри с обнаженными мечами, одна тварь, разорванная в мелкие клочья, уже валялась у кромки воды. Стик резким ударом разрубил вторую на две неровные половины. Дерри в это время успел разделаться с третьей. На секунду стало тихо. Потом из воды раздался жуткий вопль, и, поднимая снопы брызг, на плиты полезло новое чудовище, внешне напоминающее трех предыдущих, но в несколько раз больше.

– По-моему, это их мама или папа, – сдавленно прошептал Дерри, рядом тихонько пискнул гхырх и торопливо упрыгал на безопасное расстояние, поближе к Анет. Эта тварь была ему пока не по плечу, и Зюзюка решил даже не связываться.

– Ты куда, мохнатый предатель? – заорал Дерри, отмахиваясь от воющей твари мечом. Дир тем временем бросил на землю котелок, в котором плескалась вода, и, оправившись от шока, с закрытыми глазами плел заклинание. Судя по его напряженному лицу, заклинание было объемное. Пальцы мага слабо засветились, и с них сорвался мощный огненный вал, который, сметая все на своем пути, понесся в сторону чудовища. Дерри отпрыгнул в сторону за секунду до того, как стена огня обрушилась на тварь. Зверь взвыл и кинулся в спасительную воду, пытаясь сбить с себя магическое пламя, которое невозможно было потушить. Через несколько минут почерневший и обуглившийся скелет тихонько осел в помутневшую воду. В воздухе стояла ужасная вонь.

– Ты хоть воды-то успел набрать, горе-повар? – спросил Стик у Дирона, а Дерри в это время подошел к воде и принялся водить в ней мечом, проверяя, не таит ли она в себе еще какие-нибудь неприятные неожиданности. Сюрпризы гномьих катакомб пришлись ему не по душе.

Вода в котелке уцелела, и поэтому ужин получился весьма сносным. После еды ребята распределили часы ночного дежурства и легли спать.


Содержание:
 0  Низвергающий в бездну : Анна Одувалова  1  ГЛАВА 2 О том, что мир иной не всегда загробный : Анна Одувалова
 2  ГЛАВА 3 О том, что артефакты бывают разными : Анна Одувалова  3  ГЛАВА 4 О том, что страдания блондинки начались : Анна Одувалова
 4  ГЛАВА 5 О том, что это еще далеко не конец путешествия : Анна Одувалова  5  ГЛАВА 6 О том, что не все женщины – зло, но все же… : Анна Одувалова
 6  ГЛАВА 7 О том, что не всякий зомби упырь : Анна Одувалова  7  ГЛАВА 8 О том, что даже у безупречных есть скелеты в шкафу : Анна Одувалова
 8  ГЛАВА 9 О том, что красивая женщина или стерва, или дура – закон жизни, знаете ли : Анна Одувалова  9  вы читаете: ГЛАВА 10 О том, что не все карты ведут к острову сокровищ : Анна Одувалова
 10  ГЛАВА 11 О том, что лабиринт он и на Арм-Дамаше лабиринт : Анна Одувалова  11  ГЛАВА 12 О том, что надежда умирает последней : Анна Одувалова
 12  ГЛАВА 13 О том, что противника нельзя недооценивать : Анна Одувалова  13  ГЛАВА 14 О том, что незнакомый мир – это все же незнакомый мир : Анна Одувалова
 14  ГЛАВА 15 О том, что красота – страшная сила : Анна Одувалова  15  ГЛАВА 16 О том, что драконы бывают разные… : Анна Одувалова
 16  ГЛАВА 17 О том, что хотеть все сразу, может, и хорошо, но вредно : Анна Одувалова  17  ГЛАВА 18 О том, что в покере, как и в жизни, много значит удача : Анна Одувалова
 18  ГЛАВА 19 О том, что неожиданные встречи не всегда приятны : Анна Одувалова  19  ГЛАВА 20 О том, что неприятности на то и неприятности, чтобы идти одна за другой… : Анна Одувалова
 20  ГЛАВА 21 О том, что большой зверь необязательно опасный : Анна Одувалова  21  ГЛАВА 22 О том, что лучший не всегда сильнейший : Анна Одувалова
 22  ГЛАВА 23 О том, что зомби бывают разные… : Анна Одувалова  23  ГЛАВА 24 О том, что охота всегда пуще неволи : Анна Одувалова
 24  Использовалась литература : Низвергающий в бездну    



 




sitemap