Фантастика : Юмористическая фантастика : 10. Ойнзохг анн иодашу : Михаэль Пайнкофер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  25  26  27  28  30  32  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  71

вы читаете книгу




10. Ойнзохг анн иодашу

Четыре дня прошло с тех пор, как отряд под командованием Бальбока и Раммара покинул Тиргас Лан — четыре дня, в течение которых король Корвин почти не покидал галерею, глядя на восток, куда он отправил орков, карликов, людей и гнома, которым должно удасться то, что не удавалось никому прежде: раздобыть информацию о темной силе, которая крепла на востоке, и, возможно, обезвредить ее.

Корвин по-прежнему не мог примириться с мыслью о том, что вверил судьбу империи в лапы двух братьев. Хотя он сам узнал, что пророчества Фаравина Видящего — нечто гораздо большее, чем пустая стариковская болтовня, его доверие пророчествам все же не заходило настолько далеко, чтобы побороть свою неприязнь к оркам. Охотнее всего он отправился бы в поход сам, чтобы сделать то, что необходимо сделать, но его место было здесь, в Тиргас Лане; власть нового короля была еще недостаточно прочна, чтобы можно было оставить трон на продолжительное время. В случае его ухода велик риск того, что распадется все построенное за прошедшие месяцы и выкупленное кровью его солдат.

Король почти не спал, а когда ему удавалось заснуть, то большей частью его мучили кошмары, в которых он видел, как по стране ползут темные тени — тени, принимавшие вид человека, преодолевающего стены города и слоняющегося по улицам. Где бы тени ни появились, повсюду воцарялись страх и ужас, а сопутствовал им едкий запах чумы.

Они неудержимо прокрадывались, пошатываясь, ползком… Создания, которые были скорее мертвы, чем живы, и тем не менее двигались, исполненные темной, жуткой волей, направлявшей их шаги и командовавшей ими. Они приближались к цитадели, возвышавшейся в центре города, шаркая, подбирались к большим воротам, сжимая в костлявых руках зазубренные сабли и мечи.

Во сне Корвин видел, что они подступают, и чувствовал, как его охватывает леденящий ужас.

Затем — пронзительный крик…

Корвин внезапно очнулся ото сна, вскочил и удивленно огляделся. Он находился в королевских спальных покоях. Через высокие, украшенные разноцветными витражами окна падал слабый лунный свет, но инстинкты бывшего охотника за головами подсказали, что что-то не так.

Спавшая рядом с ним Аланна тоже проснулась и, похоже, почувствовала это. Сузив глаза до щелочек, она сидела на постели и, казалось, напряженно вслушивалась во что-то своими остроконечными ушами.

— К-крик, — задыхаясь, произнес Корвин. — Ты его тоже…

Махнув рукой, эльфийка велела ему замолчать. Лишь короткий кивок в качестве ответа, и Аланна снова принялась слушать.

— Непрошеные гости находятся в цитадели, — прошептала она, и взгляд, которым она одарила своего супруга, не предвещал ничего хорошего.

— Непрошеные гости? Что за непрошеные гости?

— Ты видел их, — убежденно сказала Аланна. — Во сне.

— В-во сне? Но… Я не думал… — Корвин не договорил, потому что вспомнил о том, что действительно видел сон, и жуткие образы тут же вернулись, образы зловещих теней, бродивших по улицам и переулкам города, распространяя повсюду страх и ужас.

— Я тоже видела их во сне, — сказала Аланна, словно читая его мысли. — Это не образы из сна, Корвин. Они настоящие. И они здесь. Сейчас, в этот самый миг…

Еще один страшный крик пронесся по коридорам цитадели, крик, который неспособно издать человеческое горло. Корвин выскочил из постели. Неодетый, он бросился к сундуку, отбросил крышку и вынул оттуда ножны. Вообще-то он надеялся, что больше не придется орудовать мечом, но, похоже, время мира, о котором возвещало пророчество Фаравина, еще не настало.

— Будь осторожен, — посоветовала ему Аланна, белоснежная ночная сорочка которой, казалось, светится в лунных лучах. — Этот враг не такой, с каким тебе приходилось иметь дело до сих пор.

— Насколько?

— Он уже мертв, — сдавленным голосом произнесла эльфийка. — Есть только один способ победить его — нужно отделить голову от тела.

— За этим дело не станет! — Черты лица короля осветила бесстрашная улыбка, которая напомнила о том авантюристе и охотнике за головами, которым он был когда-то. Затем король развернулся, собираясь идти. — Оставайся здесь и запри двери на засов, — велел он Аланне.

— Похоже, ты забыл, что я могу за себя постоять, — она улыбнулась, и Корвин в который раз обратил внимание на то, насколько она прекрасна. Его охватило желание обнять ее и поцеловать на прощание, но очередной крик пронесся по покоям, давая понять, что нельзя терять времени. Ответив на ее улыбку коротким кивком, он стремительно покинул свои покои.

Оба стражника у королевской опочивальни были бледнее мела. Они, широко раскрыв глаза, смотрели в глубину коридора, откуда раздавались ужасные звуки.

— Что там происходит? — мрачно поинтересовался король.

— Мы не знаем, сир.

— Тревога была?

— Еще нет, сир.

— Тогда мы немедленно наверстаем упущенное — в цитадели незваные гости!

— Незваные гости, сир? Но как…

— Просто поверьте, — произнес Корвин тоном, не терпящим возражений. — Крэг?

— Да, сир?

— Оповести городскую стражу! Нам нужен каждый человек! Немедленно!

— Слушаюсь, сир, — лейб-гвардеец кивнул и бросился со всех ног исполнять приказ.

— Брион, ты идешь со мной, — приказал Корвин второму стражнику, и они вместе двинулись в противоположном направлении, к источнику нечеловеческого крика, который в этот миг повторился снова.

Если прислушаться внимательнее, то можно было понять, что это не столько крик, эхом звучавший в коридорах и покоях, сколько стоны и всхлипывания. Звук был таким, словно доносился из бездонной пропасти, и чем чаще Корвин слышал его, тем больше убеждался в том, что звуки издают не люди. Он с ужасом вспомнил свой сон о темных тенях, крадущихся по улицам и переулкам города, и о запахе чумы, следовавшем за ними по пятам…

Они добрались до большой лестницы, спустились по ней в зал — и то, что они увидели в свете факелов, заставило их от ужаса застыть на несколько секунд!

Там были солдаты королевской стражи, и они были мертвы. Кто-то — или что-то — безжалостно уничтожило их. Люди и карлики лежали вповалку: с перерезанным горлом, пробитой грудью или вспоротым животом в лужах собственной крови, и на их бледных лицах все еще отражался ужас.

— К-кто это сделал? — потрясенно пробормотал Брион, обнаружив среди убитых многих из своих друзей.

Ответить ему Корвин не мог.

Из одного из коридоров, впадавших в большой зал, внезапно послышался громкий крик — и на этот раз король и его спутник точно услышали человеческие голоса.

— Клянусь богами предков!

— Что это такое!

— Кто, черт… Аррр!!!

Голоса утонули в пронзительном крике и звоне оружия.

Корвин и его лейб-гвардеец не колебались ни минуты, устремившись по коридору, сжимая в руках мечи.

Наконец они увидели других солдат королевской стражи, отбивавшихся мечами и факелами, ожесточенно сражавшихся против жутких существ, которые окружили их и теснили со всех сторон.

У Корвина перехватило дыхание, его спутник издал вопль ужаса, ибо вторгшиеся в замок были воинами, давным-давно побывавшими в своем последнем бою, очень давно. От них не осталось почти ничего, кроме скелетов, с которых свисали клочья гниющей плоти. Скелеты, одетые в ржавые доспехи, наколенники и шлемы, держащие в костлявых руках зазубренные мечи, секиры и боевые молоты. И хотя они вообще-то должны были неподвижно лежать в темных склепах, они с ужасающей силой размахивали оружием, наседали на бойцов королевской стражи, нанося мощные удары, и Корвин понял, что имела в виду Аланна, говоря, что эти противники давным-давно мертвы…

В то время как король и его спутник спускались по коридору навстречу жуткой схватке, они увидели, как еще двое солдат пали под ударами нападающих. Хотя опытные воины сделали все возможное, чтобы защитить себя, но куда бы ни наносили удары их мечи и копья — все было бесполезно. Они пронизывали грудные клетки, отрубали костлявые суставы — жутких воинов все это не останавливало, и они продолжали наступать на солдат Тиргас Лана. Откуда они, в какой битве пали, понять было невозможно, но это должно было быть давно, очень давно…

— Черепа! — крикнул Корвин своим людям, вспоминая о том, что сказала ему Аланна. — Нужно сносить им черепа…

В следующий миг они с Брионом добежали до сражающихся, и в подтверждение своих слов король взмахнул мечом, который описал широкую дугу и отделил одному из жутких воинов голову от тела. Череп отлетел в сторону, и не успел никто и глазом моргнуть, как костяк, на котором он сидел, рухнул на пол.

Корвин тут же набросился на следующего противника, и его люди, увидевшие, как победить ужасного врага, последовали его примеру.

Головы катились с плеч, и непрошеные гости один за другим падали и уже не шевелились.

Сэр Луг, начальник королевской стражи, обрушился на неупокоенного, богато украшенные доспехи которого и шлем с конским волосом свидетельствовали, что носитель их был некогда богатым и влиятельным человеком. Очевидно, он командовал этим войском мертвецов, однако, равно как и все его подчиненные, был всего лишь рабом темной силы, вырвавшей его и его ребят из могил, чтобы заставить сразиться в последнем бою.

Сжимая меч обеими руками, размахнувшись им изо всех сил, сэр Луг собирался обезглавить жуткого противника, но тот блокировал удар, подняв вверх внушающий ужас боевой молот, залитый кровью и мозговым веществом тех, кого он уже уничтожил.

Сэр Луг, вложивший в удар мечом всю свою силу, зашатался. Он убрал с оружия одну руку и вытянул ее в сторону, пытаясь восстановить равновесие, когда внезапно ощутил резкую боль!

Мгновением позже он смотрел на окровавленный обрубок, находившийся в том месте, где когда-то была его левая рука. Еще один неупокоенный воин, появившийся за спиной капитана, отделил ее одним ударом своего меча.

— Сэр Луг!

Брион, заметивший то, что случилось с его капитаном, бросился на помощь. Подлого противника, отрубившего руку капитану, молодой солдат обезглавил одним ударом, но не сумел помешать тому, чтобы сэра Луга уже в следующий миг настиг смертоносный удар боевого молота мертвого великана.

Капитан гвардии упал наземь с раздробленным черепом.

В приступе бешеной ярости Брион прыгнул вперед и погрузил свой клинок в грудь безжалостного врага. Острая сталь безо всяких усилий пронзила ржавый доспех, впрочем, вреда никакого клинок не причинил. Слишком поздно Брион понял, что в гневе забыл о совете короля, и в отчаянии сделал попытку высвободить меч, но металл крепко засел в доспехе и между ребрами костяного воина, челюсти которого внезапно раскрылись.

Хотя голосовые связки неупокоенного давным-давно истлели, он произнес что-то на языке, которого сегодня не знал уже никто, затем взмахнул мечом, чтобы одним-единственным ударом отправить и Бриона туда, где давным-давно должен был быть он сам со своими подчиненными.

Но на этот раз его удар был блокирован.

С хриплым боевым кличем не кто иной, как Корвин подоспел на помощь, спасая жизнь лейб-гвардейцу. Среди доспехов и нагрудников король, на котором не было ничего, кроме набедренной повязки, казался немного не на своем месте. Его длинные волосы обрамляли и подчеркивали угловатые черты, зубы Корвин оскалил, словно волк, а его единственный глаз горел праведным гневом, когда он выступил против командира мертвецов.

— Как насчет того, — прохрипел он, — чтобы сразиться со мной?

Костяной воин издал злобный рык, непонятным образом родившийся в его потерявшем плоть горле. Не обращая внимания на меч, по-прежнему торчавший из его грудной клетки, он отпрыгнул назад и схватил обеими руками молот, чтобы мгновением позже обрушить его на Корвина.

На этот раз он повел свой смертоносный инструмент не вертикально, а горизонтально, почти у самого пола. Сработал рефлекс опытного воина, и Корвин подпрыгнул, уходя от удара, который должен был раздробить ему ноги. В воздухе бывший охотник за головами перекувыркнулся, срезав ударом меча украшение на шлеме неупокоенного, прежде чем приземлиться на босые ступни.

Мертвец зарычал и обернулся. Хотя на его костях не было больше мышц, ему безо всяких усилий удалось снова занести молот и опустить его. Корвин ушел от удара, перекатившись на бок и снова молниеносно оказавшись на ногах.

Инстинкты воина, может быть, и дремали в нем на протяжении последних месяцев, но они были отнюдь не утрачены: он мгновенно пригнулся и спиной почувствовал ветер от мощного удара, когда боевой молот пронесся над ним.

Корвин бросился вперед, прямо на оживший скелет. Командир отряда мертвецов попятился, когда король врезался в него всем своим весом, но не смог удержаться на ногах и упал, с грохотом ударившись о каменный пол.

Его ржавый доспех разлетелся на две части, послышался даже хруст ломающихся старых костей. Но злоба воина отнюдь не угасла. Издавая ужасные звуки, он трясся и ворочался, пытаясь снова подняться на ноги, и из-за этого на мгновение оказался беззащитен.

Может быть, это ниже достоинства благородного короля — бесстыдно пользоваться минутной слабостью противника, но бывший охотник за головами по имени Корвин угрызений совести по этому поводу не испытывал.

Издав дикий крик, он взмахнул мечом и нанес удар — голова костяного исполина покатилась по голым каменным плитам.

Тяжело дыша, Корвин обернулся, высматривая следующего противника. Однако с облегчением заметил, что сражение окончено.

Поднятые по тревоге Крэгом, на помощь примчались солдаты городской стражи и помогли лейб-гвардейцам обезглавить последних неупокоенных. От мертвых воинов остались только груды гнилых костей и ржавые доспехи. Корвин хотел было вздохнуть с облегчением, но тут заметил искаженные ужасом черты лица Крэга, который шел к нему.

— Сир! Сир!

— Что стряслось? — спросил Корвин.

— Королева…

— Что с ней? — Корвин заподозрил неладное.

— Она… она — исчезла!

— Что?

— Простите, сир! — подавленно произнес лейб-гвардеец Корвина. — Я не знал, что делать! Вы дали мне указание поднять по тревоге городскую стражу! Когда я потом вернулся на свой пост, то обнаружил, что дверь в королевскую опочивальню открыта, а королева…

Корвин его уже не слушал. Он сломя голову понесся по коридору в зал, затем вверх по ступеням большой лестницы. Мысли путались, и, хотя он бежал так быстро, как мог, у него было такое чувство, словно от ужаса он не может сдвинуться с места.

Наконец он добрался до двери в опочивальню. Как и докладывал лейб-гвардеец, она была открыта настежь. Изнутри на Корвина подул ледяной ветер.

— Аланна! Аланна-а-а-а-а!

Он в буквальном смысле слова вломился в комнату, затравленно огляделся. Постель была пуста, равно как и оба кресла, а вот дверь на балкон была широко распахнута. Через нее в комнату тянуло холодным ночным сквозняком, заставляя трепетать шторы, словно саваны.

— Нет! — простонал Корвин, торопясь к балкону, где он перегнулся через перила и посмотрел вниз; однако Аланны не было видно нигде.

Он дышал порывисто, сердце билось, словно барабан. Корвин обернулся. Он все еще надеялся, что существует какая-нибудь другая возможность, что его супруга еще, возможно, где-то в стенах цитадели, хотя он и не знал ответа на вопрос, почему она покинула спальню. Открытую дверь балкона он тоже объяснить не мог.

Оба лейб-гвардейца, Крэг и Брион, а также несколько солдат королевской стражи вбежали в опочивальню. На лицах читались в равной степени ужас и смущение.

— Королевы нигде нет, сир, — запыхавшись, доложил Крэг.

Корвин ничего не ответил. Охотнее всего он зарычал бы от горя, ярости и боли, но заставил себя и своих подданных сохранять спокойствие.

— Что это все значит, сир? — испуганный вопрос Бриона нарушил тишину.

— Это означает, — колеблясь, хриплым голосом ответил король, — что королева похищена. Похоже на то, что нападение на королевскую стражу было всего лишь отвлекающим маневром — и мы на него попались.

— Не вы, сир, — Крэг смущенно опустил глаза, а затем упал на колени. — Если уж так, то в том, что произошло, виноват я. Я недостаточно быстро вернулся на свой пост. Если бы я был здесь, то, возможно, сумел бы помешать тому, чтобы королеву похитили. Прошу, простите меня…

— Добрый Крэг, — несмотря на сильную боль, бушевавшую у него в груди и угрожавшую разорвать ему сердце, Корвин был тронут верностью своего лейб-гвардейца. — Тут нечего прощать. Это я отослал тебя от двери. Вся вина ложится целиком и полностью на меня и тех, кто похитил мою супругу и в чьей власти она теперь находится.

— Кто, сир? — шепотом спросил Брион. — Кто сделал это? Кто обладает такой силой, чтобы поднимать из могил мертвых воинов и подчинять их своей воле?

Корвин глубоко вздохнул, зная, что на этот вопрос есть только один ответ.

Размеренным шагом подошел он к балконной двери, выглянул, окинув взглядом спящие дома и крыши города, над которым разгорался новый день, окрашивая кроваво-красным багрянцем небо на востоке.

— Неизвестный враг, — дрожащим голосом ответил он, сжимая руки в кулаки с такой силой, что костяшки пальцев побелели. — Каль Анар…


Содержание:
 0  Клятва орков Der Schwur der Orks : Михаэль Пайнкофер  1  Пролог : Михаэль Пайнкофер
 2  Книга 1 Куннарт анн оур (Опасность на востоке) : Михаэль Пайнкофер  4  3. Ольк ойгнаш : Михаэль Пайнкофер
 6  5. Ан-да фойзахг'хай-шроук : Михаэль Пайнкофер  8  7. Артум-тудок! : Михаэль Пайнкофер
 10  9. Трурк : Михаэль Пайнкофер  12  11. Госгош'хай ур'оруун : Михаэль Пайнкофер
 14  13. Анклуас : Михаэль Пайнкофер  16  15. Ор куль ур'оуаш : Михаэль Пайнкофер
 18  2. Сголь'хай ур'курзош : Михаэль Пайнкофер  20  4. Тулл анн Тиргас Лан : Михаэль Пайнкофер
 22  6. Кулаш кнум : Михаэль Пайнкофер  24  8. Крутор'хай ур'дораш : Михаэль Пайнкофер
 25  9. Трурк : Михаэль Пайнкофер  26  вы читаете: 10. Ойнзохг анн иодашу : Михаэль Пайнкофер
 27  11. Госгош'хай ур'оруун : Михаэль Пайнкофер  28  12. Сохгоуд'хай анн дораш : Михаэль Пайнкофер
 30  14. Комхорра ур'суль'хай-коул : Михаэль Пайнкофер  32  Книга 2 Морор ур'Каль Анар (Повелитель Каль Анара) : Михаэль Пайнкофер
 34  3. Тулл ур'Бунаис : Михаэль Пайнкофер  36  5. Дуркаш ур'артум'хай шуб : Михаэль Пайнкофер
 38  7. Каль Анар : Михаэль Пайнкофер  40  9. Снагор-тур : Михаэль Пайнкофер
 42  11. Анн хуам'хай ур'намхал : Михаэль Пайнкофер  44  13. Суль ур'Снагор : Михаэль Пайнкофер
 46  15. Блар тозаш'док : Михаэль Пайнкофер  48  17. Буунн ур'лиосг : Михаэль Пайнкофер
 50  1. Самашор ур'оуаш'хай : Михаэль Пайнкофер  52  3. Тулл ур'Бунаис : Михаэль Пайнкофер
 54  5. Дуркаш ур'артум'хай шуб : Михаэль Пайнкофер  56  7. Каль Анар : Михаэль Пайнкофер
 58  9. Снагор-тур : Михаэль Пайнкофер  60  11. Анн хуам'хай ур'намхал : Михаэль Пайнкофер
 62  13. Суль ур'Снагор : Михаэль Пайнкофер  64  15. Блар тозаш'док : Михаэль Пайнкофер
 66  17. Буунн ур'лиосг : Михаэль Пайнкофер  68  Эпилог : Михаэль Пайнкофер
 70  Приложение Б Кровавое пиво : Михаэль Пайнкофер  71  Использовалась литература : Клятва орков Der Schwur der Orks



 




sitemap