Фантастика : Юмористическая фантастика : Книга 2 Морор ур'Каль Анар (Повелитель Каль Анара) : Михаэль Пайнкофер

на главную страницу  Контакты  Разм.статью


страницы книги:
 0  1  2  4  6  8  10  12  14  16  18  20  22  24  26  28  30  31  32  33  34  36  38  40  42  44  46  48  50  52  54  56  58  60  62  64  66  68  70  71

вы читаете книгу




Книга 2

Морор ур'Каль Анар

(Повелитель Каль Анара)

1. Самашор ур'оуаш'хай

Много дней или, скорее, ночей находились в пути орки — ночей, когда они гнали своих лошадей через казавшееся бесконечным Холмогорье. Лишь кое-где попадались отдельные островки цивилизации. Восточные земли находились под властью людей. Многочисленные главы кланов и благородные князья любили называть свои поместья империями, которые довольно часто состояли из одного замка и нескольких хуторов вокруг него. Страна была заселена негусто. Большая часть молочнолицых жила в приграничных городах Сундариле и Андариле, а также в северных поселениях, наиболее значимыми из которых были Тайк, Гирнаг и Сульн.

Однако далеко на север орки не забирались. Белая пустыня с ее ледяным холодом и опасностями была еще слишком жива в воспоминаниях Раммара и Бальбока, чтобы они решились снова туда сунуться. Кроме того, Ортмар фон Бут двигался на восток, а только он один и интересовал орков.

Поскольку в этой местности поселений было очень мало, орков за все время их пути не обнаружили. Только издали они время от времени видели деревню или замок, но стоило на горизонте появиться человеку, путники тут же прятались — не потому, что опасались столкновения с молочнолицыми, а потому, что месть предателю-карлику была важнее мимолетного развлечения.

Поэтому орки старались держаться вдали от дорог, и, памятуя о встрече с василиском, о котором Раммар и Бальбок поведали своему новому товарищу в самых мрачных тонах, ехали они в основном ночью. Днем они старались укрыться за выступами скал или под деревьями, которых на северо-востоке было совсем мало, да и те — хиленькие.

Когда прошло четыре ночи пути (за это время зад Раммара, по его уверениям, превратился в сплошную роговую пластину) они достигли подступов к Молотовым топям. Холмы северо-востока стали заметно ровнее и потерялись на скудной, поросшей жесткой травой равнине, над которой ширилось покрытое тучами утреннее небо.

— А ты уверен, что нам туда непременно нужно? — недовольно поинтересовался у Анклуаса Раммар, помахивая в воздухе сапараком, чтобы избавиться от парочки надоедливых мух.

— Еще как. По ту сторону Молотовых топей находятся Изумрудные леса, которые на юго-востоке простираются до границы Каль Анара.

Раммар мрачно кивнул.

— Туда и двинул фон Бут. Значит, нам тоже нужно туда.

— Молотовые топи, — пробормотал Бальбок. — Смешное название.

— Это от карликов, — пояснил Анклуас. — Они верят, что в начале времен большой прамолот пробил большую дыру в земле и таким образом сделал эту местность непроходимой.

— Что за чушь! — развеселившись, хрюкнул Раммар. — Неужели бородатые сморчки действительно настолько глупы, что верят в такое?

— Э… Раммар? — нерешительно привлек к себе внимание Бальбок.

— Чего тебе? — засопел Раммар.

— Разве мы, орки, не верим в то, что ущелья к северу от Черногорья возникли в тот момент, когда Курул укокошил демона Торгу? Что он разбросал кишки Торги по скалам, где те проели камень? Разве не поэтому мы называем ущелья внутренностями Торги?

— Это же совсем другое! — возмутился Раммар. — Курул действительно убил Торгу и разбросал его внутренности по горам, так что они проели горы насквозь! Это неоспоримый факт! Но кто же поверит, что какой-то дурацкий молот может пробить гигантские дыры в земле? Кроме того, ты же не собирался сравнивать нас, орков, с этим ничтожным отродьем карликов, не правда ли?

— Доук, — поспешил заверить брата Бальбок.

— Эльфы называют эту местность иначе, — произнес Анклуас, словно собираясь помочь худощавому орку выпутаться. — Они называют ее талат арцейф — земля без дна. И это довольно точно, можете мне поверить.

— Как так?

— Потому что Молотовые топи очень коварны. То, что вы видите перед собой, может быть похоже на твердую почву, но когда вы направите туда своих лошадей, то обнаружите, что на самом деле это мягкая трясина, безжалостно поглощающая всадника вместе с конем, если тот сделает хоть один неверный шаг. Многие из тех, кто отправился в Молотовые топи, так никогда и не вернулись.

— Шнорш! — прорычал Раммар. — Разве нет дороги, чтобы обойти эту чертову местность?

Анклуас покачал головой.

— На юге болота граничат с озером, на севере — с горами. Чтобы обойти их, нужно делать крюк, и путь удлинится на несколько недель.

— Столько времени у нас нет, — заметил Раммар, которому, кроме того, совершенно не понравилась мысль о том, что снова надо лазить по горам. — Фон Бут и так уже сильно обогнал нас. Если мы дадим ему еще больше времени, в конце концов он вообще останется цел!

— Корр, — согласился с ним Бальбок. — Так что нужно поискать укрытие и дождаться наступления темноты — тогда мы снова двинемся в путь.

— Переходить топи ночью было бы непростительной глупостью, — заметил Анклуас. — Тут и днем-то не всегда ясно, где твердая земля, а где — нет.

— А змеептицы? — напомнил Бальбок.

— Придется посматривать и на небо, — пожав плечами, произнес Анклуас и, прежде чем кто-либо из братьев успел что-либо сказать, направил своего коня в безрадостную топь.

Раммар и Бальбок беспомощно переглянулись. Затем Бальбок тоже хотел было пришпорить коня, но Раммар удержал брата.

— Скажи-ка, ты что, всегда думаешь только о себе? Разве ты не понимаешь, что из нас двоих я вешу гораздо больше?

— Э… ну да, но…

— Если земля выдержит тебя и Анклуаса, то это совсем не значит, что она выдержит и меня тоже, — заявил Раммар, — и если я потону за вашими спинами, то вы, умбал'хай, этого даже не заметите. Поэтому слушайся и езжай позади меня, понятно?

И, яростно засопев, толстенький орк ударил коня пятками по бокам, после чего низкорослое животное тронулось с места и потопало за Анклуасом. Раммар недреманным оком следил при этом за двигавшимся впереди орком, чтобы сразу остановить коня, как только тот провалится в болото.

Так и ехали они какой-то бесконечно долгий промежуток времени: Анклуас во главе, Раммар — посередине и Бальбок в хвосте (как всегда) маленькой колонны. Со временем все вокруг затянуло болотными испарениями, и орки перестали видеть что-либо, кроме безутешной серой дымки, посреди которой то и дело попадались одинокие островки травы.

Лучи солнца не пробивались сквозь плотный покров облаков, тем не менее, у Раммара было такое чувство, что с каждым проходящим мгновением воздух становился жарче и влажнее. Толстенький орк начал потеть, и чем больше он потел, тем больше москитов его окружало. Они постоянно жужжали над ним, в то время как он яростно отбивался и уже не раз сам себе заехал кулаком по физиономии. Бальбок и Анклуас же, казалось, не представляли для тварей интереса, что еще больше разъярило Раммара.

К полудню орки устроили привал. Провиант, который можно было съесть, они давно уже употребили по назначению; кроме того, они раздобыли корову, которую обнаружили пасущейся на лугу без присмотра (и мясо которой оказалось довольно жестким); но говядина тоже закончилась, поэтому в животе у орков урчало. Хорошо хоть, нашли воду, которой можно было утолить жажду. Темная жидкость, которую шумно пили Раммар и Бальбок, была на вкус замечательно солоноватой и гнилой.

— Что с тобой? — поинтересовался у Анклуаса Раммар. — Ты не хочешь похлебать?

Анклуас скривился.

— Эту навозную жижу?

— Она дает нам жизнь, — с ухмылкой ответил Раммар. — Кроме того, в этой жиже плещется эта замечательная мелочь, есть даже несколько вкуснейших личинок мух.

— Рад за тебя, — слабо улыбнулся одноухий, похоже, не испытывая жажды, после чего Бальбок бросил на него испытующий взгляд.

— Что такое? — поинтересовался Анклуас.

— Ничего, — Бальбок медленно потянулся к секире. — Я вот только задаюсь вопросом, тот ли ты, за кого себя выдаешь.

— Что ты имеешь в виду? — быстро переспросил Анклуас.

— Не слушай его, — отмахнулся Раммар. — У Бальбока был несколько неудачный опыт, вот и все.

— Опыт? Какой опыт?

— Когда мы некоторое время назад бродили по северным болотам, нам пришлось иметь дело с гулями, которые, как известно, могут принимать любую форму, — пояснил Раммар. — Один из них принял вид Бальбока, второй оказался особенно наглым и скопировал меня. Конечно, мы разоблачили их и покончили с ними, но мой глуповатый брат, очевидно, полагает теперь, что ты тоже не тот, за кого себя выдаешь. По этому можно судить, насколько он ограничен.

На лице Анклуаса появилось выражение, которое Бальбок не смог точно интерпретировать, но Раммар счел его выражением удивления. В следующий миг одноухий разразился громким смехом, и Раммар присоединился к нему, злорадно тыча пальцем в брата. Мгновение Бальбок постоял в нерешительности, сжимая в лапах секиру и не зная, что предпринять.

— Это была всего лишь шутка, — наконец заявил он несколько беспомощно, присоединяясь к общему веселью. О том, что смех их слышен далеко, орки не думали — когда мгновением позже над топями послышался пронзительный крик, они тут же умолкли.

— Что это было? — с тревогой спросил Анклуас.

Раммар и Бальбок испуганно переглянулись. В их памяти этот крик был еще очень свеж — пронизывающий насквозь, противный даже для остроконечных ушей орков.

— Ухль-бхуурц, — бесцветным голосом ответил Раммар. — Проклятый василиск…

Готовясь к худшему, трое орков смотрели в серое небо. Сначала они ничего не могли разглядеть, но после того, как снова прозвучал пронзительный крик, еще громче и на этот раз ближе, в облаках внезапно проявилась тень огромной причудливой птицы.

Широкие кожистые крылья существа были похожи на крылья летучей мыши, между ними извивалось тело, нижняя часть которого походила на тело змеи, а верхняя, одетая в черное оперенье, напоминала туловище огромной хищной птицы. Убийственный клюв чудовища был широко открыт, виден был раздвоенный язык, глаза бестии искали добычу на земле. И этот крылатый ужас несся прямо на троих орков!

— Проклятье! — выдавил Раммар. — Эта тварь может обнаружить нас в любую минуту! Что теперь?

— Мы будем сражаться! — провозгласил Бальбок и с дикой решимостью поднял-секиру.

Тут раздался еще один крик, и, к ужасу орков, с мглистого серого неба вниз устремилась еще одна крылатая змея, чтобы скользнуть над самой землей на широко распластанных крыльях. И, словно этого было недостаточно, в следующий миг появился третий василиск, прорезав влажный воздух широкими взмахами мощных крыльев.

Похоже было, что существа общались при помощи этих отвратительных криков, потому что внезапно все они понеслись в одном направлении: прямо к путникам!

— Их трое, — в ужасе прошептал Раммар, — и они обнаружили нас!

— Не думаю, — возразил Анклуас. — Иначе они рассыпались бы, чтобы не упустить!

— Пусть только попробуют, — прорычал Бальбок. Один глаз он прищурил, другим мрачно следил за приближающимися тварями.

— Ты с ума сошел? — прошипел Раммар. — Забыл, что ли, что мы едва не подохли при встрече с одним василиском? Против одной из этих тварей мы с трудом-то выстояли, а трое таких надерут нам асар, это точно.

— Ты прав, — убежденно произнес Анклуас. — Нам нужно исчезнуть.

— Исчезнуть? — воскликнул Раммар. — Куда?

— Мы разделимся и подадимся в разные стороны. Таким образом мы, по крайней мере, попадемся не все, если твари нас заметят.

Раммар скривился.

— Хорошенькое утешеньице.

— Вымажьтесь тиной и заройтесь в нее, чтобы уроды вас не заметили! — сказал одноухий. И сам зачерпнул пригоршню болотной жижи, плеснул себе в лицо, а затем повернулся и понесся прочь.

Раммар, которому совершенно не улыбалась мысль о том, чтобы лежать одному в грязи и ждать, когда его растерзают и сожрут летающие змеи, хотел что-то возразить, но Анклуас уже исчез в полосе тумана, а когда толстенький орк обернулся к своему брату, то обнаружил, что и того уже след простыл.

— Бальбок?..

Единственным ответом, который получил Раммар, был новый крик, от которого задрожал воздух над болотом, и, бросив испуганный взгляд на небо, он выяснил, что три василиска уже были совсем близко; вполне вероятно, что они его уже увидели…

Раммар прекратил размышлять, сделал несколько шагов в сторону, с поразительной ловкостью перепрыгнул через несколько кустов и бросился в грязь лицом вниз. Вывалявшись в болотной жиже, словно свинья, он в мгновение ока сумел сделаться невидимым и теперь его было не отличить от влажной коричневатой земли, только пара желтых моргающих глаз, испуганно глядевших в небо и расширяющихся от ужаса при виде приближающихся с отвратительными криками василисков, могла выдать его.

В первый миг Раммару показалось, что его обнаружили. Ему страшно захотелось вскочить и броситься прочь, но он сдержался и остался лежать неподвижно, словно он просто кочка, хоть и очень большая. Кроме того, он закрыл глаза, чтобы снова не впасть во временное оцепенение, если вдруг встретится взглядом с василиском.

Затем Раммар услышал мерзкие крики тварей прямо над собой, и ему пришлось изо всех сил сдерживаться, чтобы тоже не вскочить с отвратительным воплем, поскольку, к его безграничному ужасу, смертоносные создания пролетели над ним всего лишь в нескольких кнум'хай.

Раммар решил уже, что пробил его смертный час, и перед его внутренним взором пронеслась позорно короткая вереница его великих и мужественных поступков, совершенных им за всю жизнь. Он был готов к тому, что в любой миг крючковатый клюв одной из тварей вонзится в его грудь или шею обовьет змеиный хвост, чтобы поднять его вверх.

Но ни то, ни другое не произошло, зато послышались совершенно другие звуки. Сначала трубное ржание, затем отчетливый хруст и, наконец, звонкий удар.

«Лошади!» — пронеслось в бесформенной голове Раммара. Василиски обнаружили не его, они увидели лошадей!

Воодушевленный внезапно блеснувшей надеждой, он даже отважился открыть глаза, чтобы посмотреть, что произошло.

Действительно.

Каждая из змеептиц обрушилась на одну из лошадей, и, хотя Раммар был о животных невысокого мнения, его едва не вывернуло наизнанку, когда он увидел, что приключилось с беднягами. Один из коней — то был жеребец Бальбока — оказался в воздухе, а затем тварь швырнула его на землю. Лошадь принялась громко ржать и бить копытами, в то время как одно из змееподобных созданий терзало ей брюхо. Второй василиск откусил голову коню Анклуаса, затем чудовище бросилось на низкорослую лошадку Раммара, которую уже облюбовало себе в качестве добычи третье змееподобное чудище и вонзило свои когти в грудь и шею животного. Второй василиск вцепился в зад кобылы, и оба чудовища принялись изо всех сил махать крыльями, таща в противоположные стороны — и разорвали лошадь на две половины.

Раммару стало дурно, когда он увидел, как внутренности животного плюхнулись в болото. Последнее хриплое ржание — и воцарилась смертельная тишина — тишина, которая показалась орку еще ужаснее, чем паническое ржание и издаваемые ужасными тварями звуки.

Раммар неподвижно лежал в болотной грязи, не решаясь даже вздохнуть. Краем глаза он видел василисков. Двое из них приземлились и сидели на дымящихся трупах, третий снова кружил в воздухе. С содроганием заметил Раммар, что ни одно из змееподобных существ не занялось мясом добычи. Они порвали лошадей не затем, чтобы сожрать, а из желания убивать. Или, быть может, от ярости, так как не нашли то, что искали. Что сделали бы твари с орками, если бы они им попались, Раммару не хотелось даже думать.

Он закрыл глаза и замер, надеясь, что василиски, если уж найдут какого-нибудь орка, то не обязательно его. Однако Анклуас ему был нужен, если он хотел выбраться из Молотовых топей. Значит, оставался только Бальбок. Раммар был уверен, что тот понял бы, если бы брат не пришел ему на помощь в таких обстоятельствах.

Дрожа, словно осиновый лист, Раммар лежал в болоте и прислушивался, но все было тихо.

Умолкли не только бедолаги-лошади, не слышно было и василисков, и когда через какое-то время, показавшееся ему вечностью, толстенький орк отважился вновь открыть глаза, он обнаружил, что твари исчезли. А трупы животных остались.

Сначала Раммар не рисковал даже пошевелиться. Затем он робко приподнял голову, чтобы оглядеться. Чудовища действительно испарились.

Наконец орк позволил себе вздохнуть с облегчением, мысленно поздравляя себя, и похвалил за храбрость и разумное поведение, ведь только собственным самообладанию и присутствию духа он был обязан тем, что василиски не обратили внимания на него и его товарищей…

В тот миг, когда Раммар собрался подняться, он заметил, что что-то не так. Его брюхо, которым он в буквальном смысле зарывался во влажный грунт, похоже, в некотором смысле застряло, и, как ни старался орк, высвободиться ему не удавалось.

— Клянусь громом Курула! — бушевал он. — Да что же это такое? Я ведь в последнее время совершенно ничего не жрал…

Он предпринял очередную попытку выбраться, которая, впрочем, не принесла результата — более того, внезапно Раммару показалось, что его руки и ноги каким-то образом слились с землей. Наконец он понял: спасаясь бегством от василисков, он по ошибке прыгнул в болото, которое теперь стремится его безжалостно поглотить.

Раммар выругался и изо всех сил принялся работать руками и ногами. Но тем самым он создал себе еще больше трудностей, потому что с каждым движением он погружался все глубже и глубже. Пока он лежал неподвижно, он, так сказать, плавал на поверхности, теперь же болото постепенно заглатывало его.

В отчаянии Раммар хотел громко позвать на помощь, но не отважился из страха, что василиски услышат его и вернутся, а змееподобных существ Раммар боялся сильнее, чем того болота.

— Шнорш, — негромко прорычал Раммар.


Бальбоку повезло.

Доверяя своим орочьим инстинктам, он пробежал вперед в полосы тумана, а затем укрылся за пучком высокой травы. Далее он последовал совету Анклуаса и замаскировался при помощи болотной грязи, которой вымазал себе лицо и руки. Он справился с этим еще до того, как змеептицы обрушились на лошадей.

Лежа на животе в своем укрытии, Бальбок смотрел сквозь траву и все прекрасно видел. Разорвав лошадей и учинив тем самым невероятную пакость оркам, василиски снова исчезли в вышине и словно растворились в дымке. И Бальбок вздохнул с облегчением. Хотя секира у него была с собой и в случае чего он собирался дорого продать свою жизнь, но, сразившись уже однажды с василиском, даже он хорошо понимал, чем закончилась бы его битва против троих таких тварей.

Долговязый выждал еще несколько мгновений, чтобы совершенно удостовериться в том, что монстры действительно улетели, затем поднялся и пошел туда, где покинул товарищей и где лежали растерзанные трупы животных. Навстречу ему вышел Анклуас.

— Пфф, — заметил Бальбок, — пронесло.

— Можно сказать и так, — согласился Анклуас, кивнув головой. — Где твой брат?

— Не знаю, — худощавый орк огляделся по сторонам, но нигде Раммара не увидел. — И куда он мог спрятаться?

Бальбок наморщил лоб и задумался. Он вспомнил, что видел, как змеи разорвали лошадь Раммара (в самом прямом смысле этого слова) в воздухе, но, насколько он помнил, Раммара на ней не было. Значит, брат пережил нападение василисков и вполне целехонек. Но где он?

Бальбок набрал в легкие воздуха, чтобы позвать Раммара, но лапа Анклуаса заткнула ему рот.

— Нет, — умоляющим тоном произнес одноухий. — Василиски могут услышать тебя и вернуться. Нужно поискать твоего брата. Иди ты в эту сторону, а я отправлюсь в другую.

— Корр, — согласился Бальбок, и оба тронулись в путь на поиски Раммара.

Бальбок оглядывался по сторонам, но не видел ничего, кроме коричневой земли и желтых пучков травы. Нигде ни следа Раммара. Бальбок осторожно двинулся дальше.

— Умбал! — внезапно раздался знакомый голос прямо впереди. — Еще один шаг, и ты увязнешь в грязи по самый свой вшивый череп.

Бальбок мгновенно замер и озадаченно огляделся. Он был уверен в том, что слышал голос Раммара, но откуда же он мог доноситься?

Худощавый орк отметил, что щетина на его спине встала дыбом. Трансцендентные вещи были для его расы подозрительны и ненавистны, а бестелесный голос, говоривший с ним, совершенно точно относился к этому классу.

— Р-Раммар, — испуганно прошептал Бальбок. — Эт-то ты, брат?

— А кто же это еще может быть, а, недотепа?

— Н-но где же ты? Тебя сожрали василиски? Или утащили гули? Ты дух или…

— Дарр малаш! Все это потому, что ты жердь долговязая! А ну посмотри вниз! Я здесь, недоумок проклятый!

Успокоенный бранью брата, Бальбок принялся изучать землю у себя под ногами. Сначала он не заметил ничего необычного, а затем разглядел, что из поблескивающего влагой болота на него раздраженно таращится пара желтых глаз. Глаза смотрели из бесформенной глыбы, в которой (впрочем, только при очень большом желании) можно было узнать голову Раммара.

— Брат! — ужас Бальбока был неподдельным. — Кто это тебя так? Если я поймаю того парня, который так подло отрубил тебе голову…

— Мешок с дерьмом! Моя голова прочно сидит у меня на плечах, — прорычал Раммар.

— Честно? — Во взгляде Бальбока читалось сомнение. — Но почему же тогда она торчит из земли?

— Я попал в болото и тону, ничтожный, долговязый, тупоумный поедатель личинок! Сделай же что-нибудь срочно и вытащи меня отсюда, пока я совсем не исчез и ты не принялся горевать обо мне!

— Как горевать? — поинтересовался Бальбок.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Хм, я…

— Ты, отвратительный братоубийца! Может быть, ты собираешься безучастно наблюдать за тем, как я погибаю, и еще и станцевать при этом кномх-кур[4], а? Смотри мне, чтобы вытащил меня из шнорша, пока я не забылся и… и… — Раммар умолк, поскольку понял, что угрозы очевидно бесполезны, поскольку он застрял по самую шею.

Мгновение Бальбок делал вид, что размышляет над ситуацией, а затем ухватил секиру, сам вцепился за лезвие и протянул Раммару кончик древка.

— Вот, возьми! — крикнул он брату, которому с трудом удалось выдернуть одну руку из трясины.

Бальбок потянул изо всех сил, а когда это ничего не дало, навалился всем весом, но и это ничего не дало; Раммар не сдвинулся ни на волосок.

— Что такое, пес ленивый? — ругал толстяк брата. — А ну, напрягись!

Бальбок сжал зубы и приложил максимум усилий, но единственным результатом стало то, что Раммар увяз еще глубже и издал булькающий звук, когда проглотил порцию болотной жижи.

— Ой-ой, — вырвалось у Бальбока.

— Что это значит? — принялся ругаться Раммар, когда рот у него снова освободился. — Ты что, не хочешь напрячься, а? Зачем же ты жрал тогда бру-милл, если теперь тебе не хватает сил на то, чтобы вытащить меня?

— Это было давно, — оправдывался Бальбок, — и с тех пор мне на зуб ничего приличного не попадало.

— Думаешь, мне было лучше? Я совершенно отощал!

— Что-то незаметно, — проворчал Бальбок себе под нос и предпринял еще одну попытку вытащить брата из болота.

Тут подоспел Анклуас.

Когда он увидел, что приключилось с Раммаром, он не сдержался и громко расхохотался. Но толстенький, озабоченный поддержанием своей репутации орк совершенно не видел ничего смешного.

— Когда закончишь ржать, помоги моему бестолковому брату! — прорычал он, причем вдвое громче, чем до этого говорил с Бальбоком, чтобы Анклуас, у которого было всего одно ухо, тоже его услышал.

— Просто силой тут ничего не сделаешь, — произнес Анклуас. — Чем больше мы будем тянуть и ты будешь шевелиться, тем быстрее увязнешь.

— Великолепная перспектива, — скорчил рожу Раммар. — Так что ты предлагаешь?

— Мы подождем, пока ты погрузишься, и после этого вытащим тебя.

— Что? Ты сдурел?

— Доверься мне, — сказал Анклуас, не обращая внимания на тот факт, что ни один орк не верит другому, и ухмыльнулся.

Раммар принялся горько сетовать, но его причитания потонули в очередном бульканье, когда он засел еще глубже. Его нижняя челюсть исчезла в коричневой жиже, затем его нос, а потом все произошло молниеносно. В последний раз испуганно сверкнули над болотом желтые глаза, и спустя несколько ударов сердца только пара пузырьков говорила о том, что в Молотовые топи только что погрузился толстый орк.

— И ч-что теперь? — испуганно спросил Бальбок. — Мы ведь не можем просто…

— Ждать, — произнес Анклуас.

Он лег на живот и подполз к самому краю болотной ямы, запустил правую руку в топь, поводил там в поисках чего-то и схватил, когда нащупал чуб Раммара. Не рывками, как поступал до этого Бальбок, а спокойно и размеренно принялся он тащить… И точно, спустя немного времени над болотом снова показалась измазанная в тине рожа Раммара.

— Как раз вовремя! — тут же принялся ругаться Раммар.

Бальбок тоже лег на живот и схватил брата, и вместе оркам удалось постепенно извлечь Раммара из ямы: сначала показалась голова, затем шарообразное пузо, высвободившееся из трясины с сытым чавканьем, и, наконец, ноги.

Тяжело дыша, орки сначала лежали, не двигаясь, все как один настолько испачканные, что почти не отличались от топкой земли. Затем они снова поднялись и принялись отряхивать тину, пытаясь очиститься насколько возможно. Эти манипуляции мало что изменили, но зато от Раммара наконец-то отстали комары.

Осторожно, следя за тем, чтобы снова не провалиться в трясину, трое орков вернулись туда, где лежали останки их лошадей.

— Вы посмотрите на это человецтво! — принялся возмущаться Раммар. — Что за жалкие уроды? Во всех Гнилых землях я еще никогда не видел подобного!

Анклуас покачал головой.

— Подобных существ не видел никто уже на протяжении тысячи лет. Говорят, василиски давно вымерли, еще в те времена, когда в Землемирье пришли эльфы. Но, очевидно, парочка все-таки выжила.

— Очевидно, — мрачно кивнул Раммар. — Спрашивается только, что они тут делают и что искали.

— Что ты имеешь в виду? — спросил Анклуас, моментально навострив уши.

— Ну… Гм… — Раммар несколько беспомощно пожал широкими плечами. — Может быть, что…

— Что? — не отставал Анклуас.

— Что эти змееподобные твари охотятся на нас, — закончил фразу брата Бальбок, после чего Раммар бросил на него сердито-выжидательный взгляд; вообще-то Раммар не собирался посвящать Анклуаса во все. В конце концов, не очень-то это почетно для орка: состоять на службе у человека, даже если у этого человека на голове корона и он является королем Тиргас Лана. А о сокровище Анклуасу знать и подавно не нужно…

— То есть все не так-то просто, не правда ли? — тут же принялся расспрашивать Анклуас. — Дело не только в карлике, верно?

Взгляды, которыми обменялись после этого Раммар и Бальбок, были несколько смущенными. Оба были настолько поглощены тем, что во сне и наяву, вслух и молча они мечтали поймать Ортмара фон Бута и свернуть этому предателю шею, что совсем позабыли об истинной цели своего путешествия…

— Надо сказать ему, Раммар, — убежденно произнес Бальбок.

— Хм, — только и сказал Раммар, мрачно качая головой.

— Он мог бы стать ценным союзником, — добавил Бальбок — и этот аргумент попал на благодатную для Раммара почву. Им с братом действительно могла понадобиться поддержка, потому что они, в конце концов, даже не знали, какие опасности (кроме василисков) подстерегают их в конце пути…

— Итак, ладно, — решительно объявил толстяк и обратился уже непосредственно к Анклуасу, — однако ничего из того, что я тебе расскажу, ты не должен никому больше рассказывать, ясно? Не то я вырву тебе язык и вытру им пол своей пещеры, дошло?

— Конечно, — заверил его Анклуас, и после этих слов Раммар кратко поведал то, что произошло с ними после отбытия из Гнилых земель. Только об эльфийском сокровище, которое было обещано им в качестве награды, он старательно умолчал. В конце концов (а это Раммар вполне мог сосчитать и сам) если разделить сокровище не на двоих, а на троих, получится значительно меньше…

Анклуас выслушал все, не перебивая Раммара и не демонстрируя никакой реакции. Казалось, он даже не особенно удивился тому, что Раммар и Бальбок, два орка, отправились в тайную миссию по поручению некого молочнолицего.

— Корр, — наконец произнес он. — И эти василиски находятся на службе у повелителя Каль Анара?

— Мы так полагаем, — ответил Раммар. — С одной из этих тварей мы расправились, как мы уже рассказывали, и это было чертовски тяжело. Когда они на тебя посмотрят, доложу я тебе…

— То ты словно в камень превращаешься, — понимающе кивнул Анклуас. — И уже не в состоянии пошевелиться, не говоря уже о том, чтобы защищаться.

— Корр, все так и есть, — подтвердил Раммар. — Но… откуда ты знаешь? Разве ты тоже встречался с подобной бестией?

— Нет, — быстро ответил Анклуас, и черты его лица при этом странно дрогнули, — еще не встречался.

— А откуда же тогда?..

— Вы же рассказывали мне, как вместе со своими спутниками сражались против уродины, — напомнил одноухий и сменил тему. — Итак, у вас действительно проблем больше, чем просто поймать предателя-карлика.

— Наша миссия теперь неважна, — возразил Раммар. — Мне нужен фон Бут, а там посмотрим.

— А сокровище?

Глаза Раммара сузились.

— Что-то я не припомню, чтобы я что-то говорил о сокровище, — осторожно произнес он.

На миг, очень короткий миг (или это только показалось?) на лице Анклуаса проступила неуверенность, затем одноухий твердым голосом ответил:

— Да ведь все знают о сокровище, которое хранит город Каль Анар.

— Город Каль Анар? — Глаза Раммара блеснули, в этом блеске читалась неприкрытая жадность. — Ты это серьезно?

— Серьезнее не бывает.

Еще чуть-чуть… Казалось, можно было бы услышать, как со скрипом проворачиваются мысли Раммара… И внезапно орку показалось, что он понял! Понял, почему Корвин так легко согласился расстаться с сокровищем Тиргас Лана! Да потому, что охотник за головами знал о, вероятно, еще большем сокровище Каль Анара!.. Которым, собственно и собирался завладеть. А хорошо придумал король-охотник за головами. Но что, если орки затеют свою игру?

Чтобы понять, что два сокровища — это больше, чем одно, познаний Раммара в арифметике было вполне достаточно, и в извилинах его изощренного мозга родился дерзкий план. Чего ради, во имя внутренностей Торги, должен он довольствоваться одним сокровищем, когда может получить два?

— Корр, — проворчал он, с хитрой ухмылкой глядя на одноухого, — сделаем так: ты нам поможешь поймать фон Бута, затем поддержишь при выполнении нашей миссии. Как только мы расправимся с повелителем Каль Анара, а это, скорее всего, окажется пустяковым делом, мы захватим его сокровище и ты получишь часть его. Согласен?

— Согласен, — произнес Анклуас, и, к вящей радости Раммара, он сделал это, не поинтересовавшись размером своей части.

— Остается выяснить только одно, — вставил свое слово Бальбок.

— Что именно? — проворчал Раммар: не собирается же его брат сглупить настолько, чтобы ткнуть Анклуаса носом в это упущение?

— Как мы будем двигаться дальше без лошадей, — сказал Бальбок.

Раммар про себя облегченно вздохнул.

— Пешком поначалу, — ответил Анклуас. — В дне пешего пути на северо-восток отсюда течет река, которая дальше, на юго-востоке, прорезает Изумрудные леса. Если мы построим плот, то сможем быстро наверстать упущенное.

— Я за, — сказал Бальбок, жадно глядя на трупы лошадей. — Но сначала набьем желудки.

— Ты собираешься сожрать лошадей? — недоверчиво спросил Анклуас.

— Корр, — подтвердил Раммар, — а что же еще? Или ты что-то имеешь против этого?

— Доук, — покачал головой Анклуас. — Нет, конечно же, нет…


Содержание:
 0  Клятва орков Der Schwur der Orks : Михаэль Пайнкофер  1  Пролог : Михаэль Пайнкофер
 2  Книга 1 Куннарт анн оур (Опасность на востоке) : Михаэль Пайнкофер  4  3. Ольк ойгнаш : Михаэль Пайнкофер
 6  5. Ан-да фойзахг'хай-шроук : Михаэль Пайнкофер  8  7. Артум-тудок! : Михаэль Пайнкофер
 10  9. Трурк : Михаэль Пайнкофер  12  11. Госгош'хай ур'оруун : Михаэль Пайнкофер
 14  13. Анклуас : Михаэль Пайнкофер  16  15. Ор куль ур'оуаш : Михаэль Пайнкофер
 18  2. Сголь'хай ур'курзош : Михаэль Пайнкофер  20  4. Тулл анн Тиргас Лан : Михаэль Пайнкофер
 22  6. Кулаш кнум : Михаэль Пайнкофер  24  8. Крутор'хай ур'дораш : Михаэль Пайнкофер
 26  10. Ойнзохг анн иодашу : Михаэль Пайнкофер  28  12. Сохгоуд'хай анн дораш : Михаэль Пайнкофер
 30  14. Комхорра ур'суль'хай-коул : Михаэль Пайнкофер  31  15. Ор куль ур'оуаш : Михаэль Пайнкофер
 32  вы читаете: Книга 2 Морор ур'Каль Анар (Повелитель Каль Анара) : Михаэль Пайнкофер  33  2. Куннарт'хай ур'колл : Михаэль Пайнкофер
 34  3. Тулл ур'Бунаис : Михаэль Пайнкофер  36  5. Дуркаш ур'артум'хай шуб : Михаэль Пайнкофер
 38  7. Каль Анар : Михаэль Пайнкофер  40  9. Снагор-тур : Михаэль Пайнкофер
 42  11. Анн хуам'хай ур'намхал : Михаэль Пайнкофер  44  13. Суль ур'Снагор : Михаэль Пайнкофер
 46  15. Блар тозаш'док : Михаэль Пайнкофер  48  17. Буунн ур'лиосг : Михаэль Пайнкофер
 50  1. Самашор ур'оуаш'хай : Михаэль Пайнкофер  52  3. Тулл ур'Бунаис : Михаэль Пайнкофер
 54  5. Дуркаш ур'артум'хай шуб : Михаэль Пайнкофер  56  7. Каль Анар : Михаэль Пайнкофер
 58  9. Снагор-тур : Михаэль Пайнкофер  60  11. Анн хуам'хай ур'намхал : Михаэль Пайнкофер
 62  13. Суль ур'Снагор : Михаэль Пайнкофер  64  15. Блар тозаш'док : Михаэль Пайнкофер
 66  17. Буунн ур'лиосг : Михаэль Пайнкофер  68  Эпилог : Михаэль Пайнкофер
 70  Приложение Б Кровавое пиво : Михаэль Пайнкофер  71  Использовалась литература : Клятва орков Der Schwur der Orks



 




sitemap